ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Деривация. Часть 7

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.64*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пост сдал - пост принял.

  ГЛАВА 7.
  
  Утром, позавтракав, Паша направился к Федяеву. Тот предложил поприсутствовать на утреннем совещании в штабе группировки, куда собирались штабные отделы и службы, командиры некоторых оперативных группировок, представители подразделений разведки, ПВО, ВКС, флота, советнического аппарата и частной военной компании "Меч".
  - За полчаса узнаешь и прочувствуешь всё, что здесь происходит, - усмехнулся Валера. - Только сядем на задних рядах, чтобы командующий тебя сразу не узрел. А то может вопрос задать, кто этот новый офицер. И на Родину тут же отправит - он это любит.
  - Может, не надо? - с тоской спросил Паша.
  - Надо, - уверенно кивнул Федяев. - Иначе ты не прочувствуешь дух этой войны...
  Ежедневное расширенное совещание, которое проводил командующий группировкой генерал-полковник Сурин, проводилось в конференц-зале Центра боевого управления, специально оборудованном для подобных мероприятий - несколько больших экранов во всю стену, карта боевой обстановки, проектор, видео-конференц-связь. Здесь находилось порядка сорока офицеров и генералов, лица которых, вопреки представлению Паши Шабалина, совершенно не были преисполнены героизмом от осознания грандиозности и значимости выполняемой задачи - они отражали лишь усталость, недосып и тривиальность военного бытия. Федяев и Паша пристроились в последних рядах мерно галдящего зала, и практически сразу кто-то громко подал команду:
  - Товарищи офицеры!
  Начальник штаба тут же громко повторил:
  - Товарищи офицеры!
  Загремели стулья, все встали и вытянулись по стойке "смирно". В помещение быстрой походкой вошел командующий, махнул рукой, мол, садитесь, и еще не дойдя до своего места в углу зала, на ходу начал громко выражать свои эмоции:
  - Вы все - бездельники и тунеядцы! Сказал бы резче, да воспитание не позволяет! В преддверии главной, можно сказать, самой важной войсковой операции, у нас никто ничего не делает и не хочет делать! У меня складывается такое чувство, что каждый из вас только и занят тем, что всемерно уклоняется от выполнения своих профессиональных обязанностей! Бесконечный бардак - иначе нельзя охарактеризовать внутреннее состояние штаба группировки! Никакого взаимодействия между структурами! Планирование, в том виде в каком оно должно быть - отсутствует как класс! Как? Объясните мне, как мы при такой беспечной организации ещё способны побеждать этих босоногих обезьян? Кровью несчастных этих мальчиков из ССО? Морем крови "частников" из штурмовых отрядов "Меча"? А если завтра "частники" перестанут с нами работать, кто тогда будет города брать? Садыки? Иранцы? Китайцы? Да вертели они нас как хотели!
  Генерал-полковник грузно рухнул на своё место в углу зала, откуда ему было видно и экраны и карты с боевой обстановкой, перевел дух, осмотрел подчиненных и, на мгновение оттянув пальцем ворот кителя, продолжил:
  - Кто мне объяснит, откуда взялся этот бесконечно компетентный и проницательно толковый полководец, который вчера с одним водителем, без боевого прикрытия, без авиационного сопровождения, поехал на рекогносцировку в район предстоящей операции? Секретоноситель, на минуточку! Он что, считает, что большие звезды на его погонах являются гарантией его физической неприкосновенности, и его кишки не намотает на провода при подрыве? Или что эти босоногие обезьяны его в плен не возьмут, и все наши грандиозные планы не выведают? Чей это полковник?
  - Мой, товарищ командующий, - в первом ряду поднялся молодой генерал-майор, руководитель одной из оперативных группировок.
  - Конечно, сейчас вы скажете, что это была его самодеятельность, и вы никакого отношения не имеете к такому бесконтрольному поведению ваших подчиненных, так, генерал? - Сурин сверкал глазами и срывался на повышенные тона.
  Присутствующие сидели тихо, стараясь не встречаться взглядами с командующим, который разошелся в справедливом гневе.
  - Он мне докладывал о своем намерении... - ответил генерал-майор, потупив взор. - Но разрешения я не давал.
  - А инструктаж вы ему давно проводили, по мерам безопасности? Давно вы ему напоминали о моём приказе, о недопустимости выхода за пределы охраняемых зон?
  - Ежедневно доводим, товарищ генерал, - отозвался ответчик.
  - Так, - генерал-полковник утратил к этой теме интерес, и остановил свой взгляд на начальнике разведки: - Седов!
  Главный разведчик группировки, сидящий за столиком сбоку, в ряду руководителей отделов и служб штаба группировки, мгновенно встал.
  - Может быть, вы мне самому прикажете выдвинуться в интересующий район для сбора информации? Почему ваши подчиненные разведывательные органы столь героически бездействуют?
  Седов промолчал, считая возможным вначале понять, о чем дальше пойдет речь, а уж потом как-то реагировать. Командующий не заставил себя долго ждать.
  - Что вы молчите? У вас под носом происходит черт знает что, а вы этим носом даже не поведёте. Духи скоро по расположению авиабазы будут ходить как по Арбату, а вы мне так и будете продолжать докладывать, что "наличие в назначенном районе вооруженных групп не установлено", так?
  - Товарищ генерал... - сказал Седов для того, чтобы хотя бы не молчать. - Мы провели... - но тут его перебили.
  - Результат где, полковник? - Сурин поднялся со стула и уперся руками в стол. - Разведка уже три дня не может дать объективную картину обстановки, складывающейся в районе предстоящей операции! Я вчера просил вас активизировать действия подчиненных органов, но вы, как я вижу, проявив преступную халатность и непонимание значимости момента, успешно проигнорировали мою просьбу, положив, как получается, на меня с пробором. Без вашей информации оперативный отдел топчется на месте, не имея возможности дать все расчеты на операцию! Плановую таблицу боя они заполнить не могут, так как от вас нет разведданных! А операцию, из-за вас, я срывать не намерен! Если в установленное время информации не будет, операторы проведут расчеты на основании имеющихся предположений, и тогда я вас лично посажу в передовой дозор - будете в боевых порядках наступающих батальонов вести визуальную разведку противника - чтобы до глубины души прочувствовали всю ценность информации в данный момент времени! Разведку боем будете вести, другой вариант я вам предложить не смогу!
  - Товарищ генерал, - полковник Седов дерзко посмотрел на командующего. - Утром КРЦ представил мне выводы по обстановке, документ передан операторам. Насколько я знаю, оперативный отдел уже использует полученные данные в своей работе. Со своей стороны докладываю, что разведкой вскрыта вся система обороны игиловцев, установлены места расположения командных пунктов, мест хранения боезапаса, установлена численность противостоящих формирований, определены маршруты подхода резервов и их примерная численность. Радиосеть боевиков вскрыта и контролируется полностью. Полковник Седов доклад закончил. Разрешите принять замечания?
  Командующий сверкнул глазами:
  - Ведь можете, полковник! Можете, когда захотите!
  Сурин, успокоившись, наконец-то повернулся к дежурному генералу, который застыл в готовности к докладу. Помощник оперативного дежурного понял, что первичный "разнос" закончен, и можно приступать к работе - щелкнул кнопкой мыши ноутбука, и на большом экране появились слайды с таблицами.
  - Разрешите начать доклад? - спросил дежурный генерал.
  - Начинай, - кивнул командующий.
  - За вчерашние сутки изменений в боевом численном составе группировки не произошло. За минувшую ночь имели место следующие происшествия и провокационные действия противника: в зоне ответственности оперативной группировки "Алеппо" противник предпринял попытку прорыва через блокпост номер двадцать силами до взвода пехоты, огнём дежурного подразделения попытка прорыва пресечена. Отличился сержант Онуфриев, огнем из пулемета лично уничтоживший шесть боевиков. Общие потери противника устанавливаются, с нашей стороны потерь не имеется. В зоне ответственности оперативной группировки "Акербат" боевиками осуществлён прорыв двумя вооруженными пикапами через линию соприкосновения сторон. Машины смогли углубиться на двадцать километров, но в дальнейшем остановлены ударом с воздуха дежурной парой бомбардировщиков Су-24. В группировке "Горная" в ночное время при помощи разведывательного беспилотника было обнаружено скопление и перемещение живой силы, по которой нанесен удар гаубичной батареей капитана Сидорчука. Скопление живой силы рассеяно, расход составил сорок шесть осколочно-фугасных снарядов.
  - Начальник РАВ, - командующий посмотрел на главного вооруженца группировки. - Почему такой расход большой? Стрелять разучились?
  Поднялся артиллерийский полковник:
  - Товарищ генерал-полковник, по такой цели расчетный расход составляет двести снарядов.
  - Ясно, - кивнул командующий. - Продолжайте, генерал...
  - В зоне ответственности группировки "Пальмира", - начал было говорить оперативный дежурный, но в этот момент генерал-полковник Сурин снова провел взглядом по присутствующим, и, увидев незнакомое лицо, перебивая докладчика, ткнул пальцем в Шабалина:
  - Вы кто?
  Все повернулись по указанному направлению, и Паша, вдруг покрасневший от такого внимания, мгновенно подскочил и выпалил:
  - Командир стрелковой роты снайперов старший лейтенант Шабалин, прибыл на замену в оперативную группу "Пальмира".
  - Почему вы здесь присутствуете?
  Паша буквально почувствовал, что в его ответе не должна прозвучать фамилия куратора, и набравшись смелости, бросил первое, что пришло на ум:
  - Товарищ генерал-полковник, я пришел в штаб для представления и получения боевого распоряжения относительно предстоящего убытия в расположение оперативной группировки "Пальмира", шагнул в общий коридор, потоком офицеров занесло сюда, выйти уже не смог!
  Паша, конечно, понимал, что несет чепуху, но отступать было уже некуда - краем уха он вдруг услышал, как облегченно выдохнул сидящий рядом Федяев и осторожно фыркнули от смеха офицеры, сидящие вокруг.
  - Чей это офицер? - презрительно спросил командующий.
  - Мой, товарищ генерал, - тут же вскочил Седов. - Разрешите обратиться к старшему лейтенанту? - и, не дожидаясь ответа Сурина, начальник разведки повернулся к Шабалину и приказным тоном проговорил: - Товарищ старший лейтенант, я вам приказал находиться у моего кабинета и ждать моего возвращения, а не ходить по коридорам штаба! Немедленно выйдите, встаньте у моего кабинета, и приведите себя в порядок!
  - Разрешите выполнять? - Паша быстро козырнул и бросился на выход.
  - На Родину его вернуть! - вослед услышал он рык командующего. - Чтобы духу его здесь не было! Что за бардак развели? На совещание ходят все, кто хочет! Так скоро и игиловцы тут сидеть будут, вон, во втором ряду, рядом с разведкой и контрразведкой!
  Паша выскочил в коридор, и больше не слышал, что там происходило. В висках стучала кровь, настроение упало ниже плинтуса - еще бы, приехать на войну, и на второй день попасть в немилость командующему! Так, наверное, еще никому не удавалось согрешить...
  С мрачными мыслями Паша остановился у коридора, в котором находились кабинеты разведывательного отдела группировки. Дальше путь ему был перекрыт постом охраны, который в прошлый раз он минул только с позволения Федяева, но так как полковника рядом не было, пришлось ждать.
  Тут же с черной папкой в руках стоял высокий мужчина, лет сорока пяти, в новомодном "мультикаме" и с непонятной нашивкой на рукаве. Паша, улучив момент, все же разглядел надпись - "Isis hunters", что могло означать только одно - "охотники за игиловцами". Предположив, что перед ним находится представитель частной военной компании, Паша решился на диалог:
  - Интересный шеврон, - сказал он, привлекая внимание.
  Мужчина пожал плечами:
  - Нравится?
  - Не знаю, - растерялся Паша. - Просто я здесь второй день, и многое еще в диковинку.
  - Тут быстро ко всему привыкаешь, - сказал собеседник и протянул руку: - Евгений Колмыков. Командир шестого штурмового отряда ЧВК "Меч".
  - Павел Шабалин, - ротный пожал руку и тоже представился: - Командир снайперской роты.
  - Вижу, морская пехота, - стрельнув глазами на черную тельняшку, сказал Евгений.
  - Так и есть, - кивнул Паша. - Бригада морской пехоты ТОФ.
  - Я там был комбатом, - вдруг признался "музыкант". - Когда бригада еще дивизией была. В Славянке комбатствовал.
  - Теперь это уже история, - вздохнул Паша. - Полковник Федяев был у нас заместителем комбрига...
  - Да, конечно знаю, - улыбнулся Евгений. - Его и жду. На совещание опоздал, а Сурин не любит опозданцев - прилюдно стирает их в порошок. Я решил вообще туда не заходить - чтобы не нарваться.
  - А вы-то, каким боком к армии? - усмехнулся Шабалин. - Вроде бы армия это одно, а наёмники - другое...
  - Да перестань, - снова улыбнулся командир штурмового отряда. - Всё равно мы все - одна система, один механизм... и действуем по одному плану, по единому замыслу... сейчас вот, штаб готовит операцию по выходу на Дейр-Эз-Зор. Если мы его возьмём, то войне конец.
  - Почему? - спросил Паша. - Там же еще далеко до границы?
  - Там американцы стоят, договорная территория. Видимо, большие верхи договорились, где и кто может быть, и кого можно бить, а кого нельзя. Вон, представители ООН и с нами и с амерами катались по всей Сирии, демаркационные линии разделения сторон на картах рисовали.
  - Даже так, - удивился Паша.
  - Тут вообще всё не так, как должно быть, - усмехнулся Евгений. - Ну, ты еще об этом много узнаешь... а куда, говоришь, тебя направляют?
   Паша еще не говорил, куда его направляют, но ответил:
  - По распределению вроде на Пальмиру иду.
  - О, и мы там же. Так что бок-о-бок воевать будем, - сказал Евгений. - Когда туда?
  - Завтра вроде, - пожал плечами Шабалин. - А вообще, ты же понимаешь, Красная Армия непобедима потому, что она непредсказуема. Не исключено, что скажут прямо сейчас ехать, и поедем... или через неделю.
  - Не, - рассмеялся Колмыков. - Здесь такие вещи, как передвижения колонн, строго регламентированы. Это целая войсковая операция. Инженерная разведка, охранение, вертолеты... пока это всё организуют, обычно столько сил потратят, что даже если обстановка изменится, отменять уже никто не будет...
  В это время послышался шум голосов - утреннее совещание закончилось, и офицеры начали выходить из конференц-зала. Появились Седов и Федяев. Главный разведчик поздоровался с "частником":
  - Это хорошо, что ты не пошел туда, - озабоченно сказал он. - Сурин так орал... как так у вас получилось?
  - Да перепутали мои ребята садыков с игиловцами... троих положили, пока разобрались... - ответил Колмыков.
  - Ясно, - кивнул Седов. - Урегулировали ситуацию? - Начальник разведки, проходя мимо поста охраны и предъявляя им пропуск, махнул рукой в сторону Евгения и Шабалина, идущих следом: - Это со мной.
  Охранник кивнул, пропустил.
  - Да, - ответил Евгений. - Рота, которая несет службу на этом злосчастном блокпосту, скинулась семьям погибших сирийцев, вроде родственники удовлетворены. Но, если разобраться, то садыки виноваты сами на все сто процентов. У нас же есть система взаимного опознавания, и их на подходе запросили. Они проигнорировали запрос.
  - Сколько раз запрашивали? - спросил Седов, остановившись у двери своего кабинета и роясь в кармане в поисках ключа.
  - Да какая разница. Запросили - они не ответили и продолжили движение, - сказал командир штурмового отряда.
  - Значит, один раз запросили, - сказал Седов. - Могли бы дать им шанс, второй раз запросить. И уж тогда...
  - Обстановка на посту нервная, - замялся Евгений. - Это именно на этом посту мы на прошлой неделе джихад-мобиль грохнули. Хорошо, что сразу поняли, что за гроб к нам едет, да часовой, не раздумывая, "Агленя" ему всадил...
  - Ясно, - кивнул Седов. - Заходим.
  Все четверо вошли в кабинет. Полковник подвел Евгения и Пашу к карте, прошелся по ней указкой:
  - Завтра с утра вот по этому маршруту пойдет колонна на Пальмиру. Ты, Павел, всё своё имущество сегодня грузишь на "Уралы" - после обеда к тебе прибудут три грузовика. Ты, Женя, получишь два "Урала", и повезешь своё барахло. При передвижении быть в средствах защиты, с оружием, вести наблюдение, в случае нападения на колонну, действовать по командам старшего колонны и командира охранения. Теперь ты, Паша. Вот тебе выписка из боевого распоряжения...
  Несколько минут Седов и Федяев ставили Шабалину задачу на совершение марша и разъясняли порядок приёма-передачи вооружения и имущества базы, где Паше предстояло сменить снайперов десантно-штурмовой бригады Южного округа.
  - Придумай себе радиопозывной, - сказал Седов.
  - Барс, - ответил Шабалин. - Коротко, авторитетно, внушает доверие...
  - Хорошо, - рассмеялся начальник разведки. - Там тебя встретит "Чинар". Будешь находиться в его непосредственном подчинении...
  - Это кто? - спросил Паша.
  - Начальник разведки оперативной группировки "Пальмира", - ответил Седов. - Ты его знаешь...
  Вернувшись в "тринадцатый район", Паша собрал офицеров:
  - Сегодня грузимся, завтра утром выезжаем.
  - Командир, - к Шабалину обратился Миша Хвостов, - тут "подсолнухи" приходили, поговорить с тобой хотели. Что-то ты им больно нужен.
  - Хорошо, схожу. А вы давайте, шевелитесь. После обеда придут три машины, нужно будет грузить их так, чтобы еще места для людей оставались.
  Паша пошел в палатку к офицерам ССО. Змея он застал за приготовлением кофе.
  - Здорово, Горыныч! - Паша протянул руку.
  - Привет. Говорят, завтра выезжаешь?
  - Слухами земля полнится... - усмехнулся Шабалин.
  - Да не... приходил комендант, бухтел на нас, то-сё, потом обмолвился, что палатка завтра ваша будет новыми жильцами заселяться.
  - А...
  - Смотри, чего я искал-то тебя...
  - Ну?
  В это время из турки, которую Змей держал над спиртовой таблеткой, стала подниматься кофейная пена, и ему пришлось срочно убирать серебряную посуду с огня.
  - У тебя же "тяжелая" пара есть?
  - Есть, я же тебе рассказывал. Даже две.
  - У нас в смежной группе беда приключилась - в пару "тяжелых" минометная мина попала. Парни получили ранения, их уже в "Бурденко" увезли, а вот винтовку покорежило под списание. В общем, есть с той винтовки глушитель неучётный. Заберешь?
  - Конечно, заберу, - обрадовался Паша неожиданному, но очень нужному подарку. - Если отдашь.
  - Отдам. Мы под свои винтовки заказали новые банки, другой конструкции, а эта нам уже не нужна. А тебе пригодится.
  - Да не вопрос...
  - Поставить сможешь сам? Есть специалисты?
  - Обижаешь?!
  - Ну, тогда держи!
  Змей встал, прошел по палатке, и приподняв крышку одного из зеленых ящиков, достал оттуда банку тактического глушителя для крупнокалиберной винтовки вместе с оправкой, с помощью которой глушитель мог крепиться на ствол винтовки АСВКМ. Банка глушителя была обмотана мешковиной песочного цвета.
  - Ну, спасибище тебе, мил человек, - сказал Паша.
  - Сочтемся когда-нибудь, - усмехнулся Змей.
  - Не вопрос, - согласился Паша.
  В палатке он позвал своих "тяжелых" и показал подарок. Снайпера были в восторге, и тут же, достав винтовку и инструменты, стали снимать дульный тормоз-компенсатор, чтобы на его место установить тактический глушитель. Банка глушителя была раза в три больше банок, установленных на СВДС, и эти огромные размеры стрелкового прибора поражали и впечатляли.
  - Интересно, насколько тише будет стрелять? - витал в воздухе один и тот же вопрос, заданный несколько раз.
  Решили, что как минимум на уровне "СВДС без глушителя", что при большой дальности поражения обеспечивало вполне хороший уровень акустической маскировки.
  В общем, как это часто бывает в армии, грузовики пришли ровно "после обеда", как и было указано в распоряжении, когда солнце уже скрылось за горизонтом. Всё время ожидания Паша нервничал, пару раз ходил искать Федяева или Седова, но их нигде не было, оперативный дежурный отмахивался, ссылаясь на более важные дела, а комендант пожимал плечами и флегматично предлагал не суетиться, при этом несколько раз напомнив, что будет зорко и бдительно контролировать процесс погрузки, чтобы доблестные морские пехотинцы не прихватизировали какое-либо ценное имущество "тринадцатого района".
  Когда нервы уже были на пределе и старшина заваривал восьмую турку кофе, наконец-то в конце палаточной улицы показался свет фар и урчание мощных дизелей. Из первой машины соскочил сержант и откозырял:
  - Сержант Прохоров, мне нужен старший лейтенант Шабалин!
  - Это я, - отозвался Паша. - Чего так долго?
  - Точно в срок, согласно приказа... - недоуменно выпучил глаза сержант и показал путевой лист.
  - Бардак... - махнул рукой Паша. - Как грузимся?
  - Мы ставим машины под погрузку, вы тут сами управляйтесь, утром мы придём и двигаемся строить колонну. Только, товарищ старший лейтенант, смотрите, машины заправлены, чтобы ночью никто не слил соляру! Охрана за вами.
  - Баки опечатайте, - сказал Паша, зная некоторые военные "шутки". - А то, может, у вас там всего по ведру налито, и повесите на нас тонну. - Паша улыбнулся.
  - Опечатано уже, - обиженно отозвался сержант.
  Под светом фонарей начали погрузку. Всего в роте было восемь тонн груза, который был распределен в несколько десятков ящиков - это было вооружение, снаряжение, приборы, предметы быта, боезапас и разнообразная документация (без которой нынче нельзя вести никакую войну - начальство заругает). Закончив погрузку далеко за полночь, Паша назначил бойцов в охранение и для остальных скомандовал отбой.
  Стянув с себя ботинки, Шабалин растянулся на койке, почувствовав расслабление всего организма. Завтра им предстояло ехать на войну - странно, но он не чувствовал никакого страха. Скорее им владел интерес - как там всё сложится? Как он будет действовать в боевой обстановке? Будет он работать так, как и положено российскому офицеру - смело и отважно, или же не сможет совладать со своими страхами и будет праздновать труса? Кто же его знает, как ты себя поведешь под огнём? Тем более, если ты еще ни разу не пребывал в такой ситуации... Паша был потомственным офицером - его отец командовал бригадой морской пехоты, дед был командующим военным округом, и от этого Шабалин не позволял себе даже мысли о том, что он не сможет совладать с собой в критической ситуации. Сейчас, здесь, в палатке "тринадцатого района", страха не было - и это воодушевляло, вселяло некоторую уверенность, что и дальше всё будет правильно, так, как должно быть...
  Шабалин не заметил, как впал в дремоту, и даже жуткий рёв взлетающих бомбардировщиков не вернул его в бодрствование.
  
  ***
  Представившись старшему колонны, Шабалин, облаченный в бронежилет, тактический шлем и с "Винторезом" на ремне, выслушал короткий инструктаж, получил своё место, и частоту канала, на котором шло управление во время передвижения. Вскоре колонна начала выстраиваться, и Паша воткнул свои три "Урала" практически в центре длинной цепочки самых разных машин - сразу за его грузовиками шли бензовозы, и это соседство Пашу совсем не радовало.
  - Здорово, снайпер! - мимо "Урала", в котором на пассажирском месте сидел Шабалин, прошел Колмыков, командир штурмового отряда частной военной компании. Он был в модной разгрузке, с новым автоматом АК-104.
  - Здорово, наёмник, - парировал Паша. - Вы с нами?
  - Да, - кивнул "частник". - Мои машины где-то в хвосте колонны, слава Богу, успели до выезда получить орудия и боезапас к ним...
  Паша про себя усмехнулся: орудия у фирмы, которой полагалось только стрелковое оружие? Ну, да ладно. Предупредили же - здесь будет еще много необычного и интересного...
  По радио прошел сигнал к началу движения, и тут же над колонной, буквально на бреющей высоте, прошла пара боевых вертолетов Ми-35, которые разогнавшись, выполнили ранверсман, и спустя минуту уже снова были над колонной, пролетев над ней уже с носа в хвост.
  Проезжая мимо блокпоста, расположенного на выезде с территории авиационной базы, Паша вдруг помахал рукой бойцу, стоящему у бетонных блоков, которыми в виде змейки был перекрыт прямой проезд. Контрактник был в бронежилете и каске, и уже, похоже, потихоньку изнывал на утренней жаре.
  - Удачи, - крикнул часовой в ответ на Пашин жест. - Храни вас Бог!
  От этой простой фразы вдруг стало легко на душе, и Паша непроизвольно улыбнулся.
  - Сократить дистанцию, - прозвучало в радиосети.
  Колонна вышла на трассу и набрала скорость. Чувствовалось, что местные водители с величайшим почтением относятся к российской военной технике, отчего шарахались от колонны во все стороны. Дорога шла вдоль моря, и Паша даже залюбовался открывающимися видами, как водитель тут же охладил его:
  - На прошлой неделе на этом месте боевики обстреляли колонну, погиб майор с Забайкалья, и два контрактника были ранены.
  Паша погрустнел. Над колонной прошли вертолеты - воздушное прикрытие всё время находилось где-то рядом, то удаляясь вперед по курсу движения, то снова нависая над идущей вереницей боевых и транспортных машин.
  - Часто такое бывает? - спросил Паша.
  - Сейчас редко, раньше бывало часто, - ответил водитель. - Не переживайте, всё будет хорошо...
  Через полтора часа движения колонна остановилась в Тартусе, по радиосвязи старший колонны сообщил, что остановка продлится час. Здесь в вереницу машин должны были влиться еще с десяток транспортных средств.
  - Пойдемте, товарищ старший лейтенант, - сказал водитель. - Тут рынок есть, там куры-гриль замечательные делают и шаурму с курицей... у вас есть баксы?
  - Есть, - кивнул Паша.
  Оставив старшим Мишу Хвостова, Паша прихватил с собой Стешина, Шевчука, Жиганова и четырех матросов и сержантов.
  - У нас так не готовят, - водитель на ходу нахваливал кур-гриль. - Шесть баксов, а вкусная! В принципе, это очень не дорого. В Хмеймиме, возле базы, на рынке куры по десять долларов стоят.
  Водитель знал, куда шел, и вскоре морпехи, затоварившись аппетитно пахнущими курами, уже весело шли обратно к колонне. Так же купили несколько упаковок минералки, отказавшись от алкоголя, предпочтя вначале разобраться в обстановке, а потом уже приобретать "огненную воду", опасаясь отравлений или иных провокаций.
  - Командир, - на ходу усмехался старшина. - Видел, как водитель взял у торговца деньги? Похоже, процент свой имеет от таких, как мы... я в Суньке так делал, когда в турфирме работал, и народ в Китай возил...
  - Да и хрен с ним, - отмахнулся Паша. - Зато местного колорита отведаем!
  Купленных кур распределили по одной на четверых. Они действительно оказались вкусными, и Паша подумал, что если в Пальмире в доступности будет такой же рынок, то время от времени можно будет радовать себя подобными деликатесами.
  Еще долго запах кур-гриль мерещился в провонявшей солярой кабине "Урала"...
  Спустя шесть часов движения на вершине горы Паша рассмотрел замок Фахраддин аль-Маани, знакомый ему еще со школьных уроков истории древнего мира, еще спустя полчаса колонна вошла в кварталы Тадмора и остановилась в расположении оперативной группировки "Пальмира".
  Открыв дверь, Паша вышел из машины, махнул руками, разминая суставы, затем подошел к борту и громко скомандовал:
  - Рота, к машинам! Строиться!
  Снайперская рота построилась.
  - Заместитель - за старшего.
  - Есть, - отозвался Олег Шевчук.
  - От машин не отходить.
  Шабалин двинулся к старшему колонны, но практически сразу услышал в радиосети свой позывной:
  - Барс, быстро к старшему колонны! На связи Чинар!
  - Чинар, иду, Барс! - ответил Паша и улыбнулся - по голосу он определил, кто такой Чинар...
  Заместитель командира бригады морской пехоты Игорь Барченко, именующий себя позывным "Чинар", еще недавно за что-то несущественное разносил Пашу на совещании в штабе бригады, а теперь уже находился в должности начальника разведки оперативной группировки "Пальмира" и, встретив ротного, тепло обнял его, как родного. Впрочем, вдали от Родины, такие встречи всегда воспринимались совершенно иначе, и в России ты мог быть в контрах со своим визави, но здесь, в другой стране, он априори становился чуть не ближайшим другом.
  - Ну, здорово, Шабалин! - Барченко не скрывал радости, пожимая Паше руку и хлопая по плечу. - Теперь вместе повоюем!
  - Повоюем, товарищ подполковник! - так же радовался Шабалин такой приятной неожиданности.
  В любом случае выполнять серьезные дела всегда лучше с проверенным человеком, про которого ты знаешь всё - и особенно то, что уверен - он не бросит, не подставит, не подведёт...
  - Так, Паша, - Чинар взял быка за рога. - Смотри сюда... здесь быстро разгружаешься, потом быстро принимаешь у десантников дела, и вместе с десантным ротным топаешь прямиком в штаб, он знает куда, представляться генералу. У тебя час... время пошло!
  Паша как-то не так представлял себе приём-передачу, детально расписанную ему Седовым и Федяевым, и на миг даже растерялся, но Барченко тут же рыкнул "выполнять!" и Шабалин чуть не прыжками побежал к своим машинам.
  Обозначив задачу на выгрузку, Паша пошел в сменяемую роту снайперов, которая занимала мрачное трехэтажное здание. Там его пропустили, указали куда идти дальше, и на втором этаже его встретил капитан с загорелым худым лицом, представился по-простому:
  - Саня...
  - Паша, - ответил Шабалин, пожимая ему руку.
  - Смотри, коллега, - сменяемый ротный завел Пашу в комнату, которая, очевидно, использовалась в качестве ротной канцелярии с картами на стенах, столом и полдюжиной стульев у стены. - Сегодня выставляешь по паре на два поста наблюдения и охраны - "Офис", это здесь, у штаба, и "Почта", это в конце квартала, возле раздолбанного телецентра. Там всё есть, пулемет, АГС, граники, твои люди в броне с личным оружием. На постах есть инструкции и ориентиры, есть связь с оперативным дежурным. В общем, разберешься. Потом, в восемнадцать ноль-ноль сроком на пять суток выставляешь на элеватор четыре пары, в том числе "тяжелую" с командиром взвода во главе. Там на посту два взвода садыков, доверять им нельзя, неподалёку штаб пятого штурмового корпуса, три радиостанции чтобы у твоих там было. Там есть наш переводчик и советники. С собой бытовуха - спальники, котелки, мыльно-рыльное и личное оружие. Воду туда возят, еду дают. Выдай своим еще штук шесть автоматов, в роте я тебе оставляю тридцать стволов - АКМ и АКМС. Там на месте боезапас есть. Что еще? А, еще сегодня же выставляешь на "Клык" пару, желательно с "Маней", тепляками и ночниками.
  - Куда?
  - На "Клык", - Саня подошел к окну и указал рукой в сторону древней крепости, возвышавшейся над Тадмором не далее чем в двух километрах. - В самой крепости шестой штурмовой отряд наёмников сидит, а наш пост "Клык" чуть южнее - там разведвзвод с бурятской мотокопытной бригады, и ему придаётся от нас снайперская пара. Тоже на пять дней планируй их туда! Там тоже всё есть, и инструкции и ориентиры...
  - Ну, ты меня озадачил... - Паша понял, что война для него началась уже сейчас, и уже сейчас ему, как командиру, необходимо быстро принимать массу нетривиальных решений, одна ошибка в которых может стоить человеческие жизни.
  - Пошли на доклад, - предложил старый ротный.
  Они вышли из здания, пересекли по диагонали межквартальную дорогу и, миновав охрану, вошли в точно такое же мрачное трехэтажное здание, в котором располагался штаб оперативной группировки "Пальмира".
  - "Дядя Лёша" на месте? - спросил десантный ротный оперативного дежурного.
  - На месте, - кивнул тот, не отрывая глаз от экрана ноутбука.
  - "Дядя Лёша"? - спросил Паша. - Это часом не генерал-майор Сомов?
  - Он самый, - кивнул Саня.
  - Вечер перестаёт быть томным, - усмехнулся Паша.
  - В смысле? - не понял десантник.
  - Сейчас увидишь...
  Они подошли к двери кабинета командующего.
  - Разрешите? - капитан деликатно постучал и, приоткрыв дверь, шагнул в кабинет.
  Паша двинулся за ним.
  - Шабалин! - Генерал-майор встал из-за стола, сделал несколько шагов навстречу, и крепко обнял старшего лейтенанта. - Полку дальневосточников-тихоокеанцев прибыло!
  - Так точно, товарищ генерал, - ответил Паша, вспоминая, как несколько лет назад тогда еще подполковник Сомов в составе экзаменационной комиссии принимал у него государственные экзамены в военном училище...
  - Товарищ генерал, - прервал радость десантник. - Капитан Матвеев имущество и посты сдал!
  - Будем считать, - сказал генерал, - что Шабалин твой пост принял.
  Паше осталось только глупо улыбнуться.
  
  
  *****
   Если понравилось, благодарности принимаются на телефон +79242639679, к нему же привязана карта.

Оценка: 8.64*27  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018