ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Суконкин Алексей
Деривация. Часть 10

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.69*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ударная волна

  ГЛАВА 10
  
  - Смотри, - Барченко указал в сторону соседнего опорного пункта, расположенного метрах в шестистах.
  Паша увидел клубы пыли, которые стали подниматься над "опорником", еще не понимая, что это значит.
  - Валим отсюда, - громче сказал Игорь. - Сейчас они и нас накроют.
  - По машинам! - заорал Шабалин, со всей очевидностью осознав, что по соседнему посту духи наносят минометный удар.
  Снайпера суетливо начали закидывать своё имущество в машины и спустя минуту все уже сидели в бронированных "Тиграх". Закрывая дверь, Паша услышал визжащий звук, хорошо знакомый из художественных фильмов о войне еще с детства, и в ту же секунду прямо перед машиной, не далее чем в десятке метров, разорвалась минометная мина. В момент взрыва дверь еще оставалась открытой, и всем своим существом Паша прочувствовал удар плотного потока воздуха, образованного ударной волной. Хлопнув дверью, Паша завалился на спинку сиденья - водитель дал по газам, и броневик чуть не прыгнул вперед, проехав прямо по небольшой воронке, образовавшейся от взрыва.
  - На дорогу, - крикнул Паша.
  Происходящее не казалось ему сейчас чем-то страшным. Конечно, получить мину в крышу броневика означало немедленную гибель, но это не пугало, а лишь заставляло действовать - подавать команды водителю и таращить глаза в окна, наблюдая за обстановкой.
  Водитель вывернул руль, чтобы вписаться в поворот и попасть в разрыв защитного вала, однако довернуть до конца не смог, и машина несколько метров прошла правыми колесами по косогору, вызвав внутри салона падение незакрепленного имущества и маты пассажиров.
  - Не дрова везешь! - Борзов нашел в себе силы юморить, хватаясь за поручни. - Осторожнее там!
  - Главное - вырваться, - крикнул Барченко.
  - Вырвемся, - отозвался водитель.
  "Тигр" выбрался на дорогу, второй шел следом. Машины стали набирать скорость, уходя от взрывов, накрывающих опорный пункт.
  - Кранты "опорнику", - резюмировал Паша.
  - Да не... - отозвался Игорь. - У них там всё налажено и привычно. Садыки сейчас по норам сидят, да по броне - минометный обстрел им не сильно страшен. Ну, если сразу кого не убило... сейчас увидят, откуда бьют, и из танка "ответку" организуют.
  И точно, сзади громко ухнула танковая пушка.
  По большому счету испугаться никто не успел - броневики быстро вырвались из зоны обстрела, а по движущейся цели минометы стрелять не способны. Никто не был ранен, и поэтому начали острить, радуясь удачному стечению обстоятельств. Водителю дружно предъявили за попытку перевернуть машину, на что тот, зубоскаля, заявил о готовности повторить манёвр с более печальным для всех исходом.
  Барченко вышел по связи на ЦБУ и сообщил об обстреле. Пока бронегруппа неслась к элеватору, разведчики вывели беспилотник в предполагаемый район нахождения минометов противника, который и обнаружил с воздуха два пикапа с двумя минометными расчетами. Те, в свою очередь, быстро выпустив по "опорникам" по десятку мин, в момент обнаружения уже грузили минометы в машины. Решение накрыть их огнем артиллерии было отменено - стрельбу враги закончили, сиюминутной опасности уже не представляли, и разведчики решили посмотреть, куда направятся пикапы - да и дальность в двенадцать километров от гаубичной батареи до цели не гарантировала быстрого и точного поражения. К моменту прибытия начальника разведки группировки на элеватор, разведчикам уже было о чем докладывать.
  - Я новый источник обнаружил в эфире сразу, как вы уехали, - сказал Вадим. - Он тоже держал связь с Эль-Талилом, потом встал в трех километрах от семнадцатого "опорника". Очевидно, это и есть минометчики. Сейчас они вот здесь...
  Курсором Вадим показал на экране ноутбука участок местности, где можно было разглядеть крышу какого-то строения.
  - Два километра северо-западнее Эль-Талила, - пояснил он. - Со снайперского поста в приборы наблюдения видно, я поднимался, смотрел.
  - Давайте вломим, товарищ подполковник, - оживился Шабалин. - Арта достанет на пределе дальности.
  - Вломим, но не артой, - ответил Барченко. - Пошли...
  Они вышли из аппаратной и направились к снайперскому посту.
  - Вот теперь покажешь, чему тебя учили, - научал по пути начальник разведки. - Утром на совещании ты получил данные для работы со взаимодействующими силами?
  - Да, - кивнул Паша, автоматически доставая из кармана блокнот, в котором были рукой вписаны позывные и остальные условные сигналы боевого управления на этот день.
  - Ну, вот и отлично. Покажем духам, что значит "технологическое превосходство".
  На снайперском посту в числе прочих приборов находился лазерный прибор разведки и целеуказания, соединенный по закрытому каналу связи с единой системой боевого управления. Помимо возможности измерять дальность лазерным лучом, прибор был оснащен системой спутникового позиционирования и электронным компасом, что и делало этот прибор важным элементом сетецентрической войны, тактику которой помимо всего прочего, нарабатывала в Сирии российская армия.
  Шабалин с минуту рассматривал строение, откуда радиоразведкой была засечена работа вражеской радиостанции. Обычный одноэтажный дом, с трех сторон обнесенный невысокой каменной стеной. Машин видно не было, или они были уже замаскированы, или стояли, прикрытые от наблюдателя корпусом строения.
  Паша нажал на приборе кнопку и тут же в окуляре увидел результат измерения: дальность, направление, свои координаты стояния, координаты стояния цели. Вся информация ушла на ЦБУ, откуда запросили характер цели и подтверждение на удар.
  Паша обернулся на Барченко. Тот развел руками, мол, сам начал, сам и заканчивай.
  - Цель - одиноко стоящее каменное здание, радом два пикапа с минометами, живая сила до восьми человек. Удар подтверждаю, - Паша отрезал пути к отступлению. - Ну, с богом!
  - А что так мало сказал? - улыбнулся Игорь. - Надо было говорить, что тридцать. У нас сейчас все так делают...
  Сарказм был понятен - чем больше скажешь, тем больше уничтоженного врага будет записано в служебно-боевую характеристику, что самым положительным образом должно будет в будущем отразиться на карьере и наградах, но Паша не готов был еще к подобным военным шуткам.
  - Интересно, чем ударят? - спросил Денис, стоявший у Паши за спиной.
  - А вон, смотрите... - Барченко смотрел куда-то вверх.
  Шабалин поднял голову - высоко в небе мелькнули две далёкие тени.
  - Дежурная пара, - пояснил начальник разведки. - За вылет успевают отработать несколько заявок от наземных войск... не мы у них первые, не мы последние!
  - Бинокль дайте! - потребовал Шабалин.
  Ему протянули бинокль, и вскоре Паша разглядел двух "утят", разворачивающихся для атаки. Зрелище было грандиозным и впечатлительным - с земли бомбардировщики казались размытыми пятнами, в бинокль же был различим тип самолетов и их неземная красота. Паша откровенно восторгался зрелищем, наблюдая, как стремительные сорокатонные монстры, едва не касаясь друг друга законцовками своих крыльев, выполнили разворот и легли на боевой курс.
  - Ну, держите подарок, блохастые бармалеи, - весело сказал начальник разведки оперативной группировки. - До встречи в раю.
  - У нас с ними будет разный рай, - уверенно предположил Паша.
  В этот момент от самолетов отделились четыре точки, которые быстро неслись к земле. "Утята" эффектно отвернули в сторону, словно результаты бомбометания их совершенно не интересовали. Впрочем, наверное, так оно и было. Вниз неслись четыре "пятисотки", которые гарантировали выполнение задачи даже при небольшом промахе.
  Паше показалось, или так оно и было - самолеты покачали крыльями.
  Очевидно, боевики тоже вели наблюдение за небом - из здания выбежали два человека, и со всех ног понеслись прочь. Но судьба их была уже предначертана - уж слишком мощные заряды летели к земле.
  - А смысл бежать-то, - злобно заметил Шабалин, глядя на боевиков, отчаянно пытающихся спастись. - Лучше молитесь...
  В этот момент четыре точки достигли земли, и дом полыхнул огромной вспышкой, поднявшей массу пыли и обломков здания. Мелькнула сферообразная ударная волна, быстро расходящаяся из центра взрыва в разные стороны на многие сотни метров, по ходу своего движения уничтожая всё живое невыносимым скачком воздушного давления.
  Шабалин вдруг усмехнулся, непроизвольно сравнив лично прочувствованную ударную волну от взрыва 82-мм минометной мины с ударной волной от взрыва четырех пятисоткилограммовых авиабомб. Полчаса назад ударная волна от взрыва мины показалась Паше чуть ли не убийственной, и он искренне верил, что от смерти спасло его только чудо. Сейчас он воочию увидел, что такое настоящая ударная волна, от серьезного "средства поражения", в сравнении с которой взрыв мины оказался безобидным хлопком новогодней петарды.
  - Мне нужны результаты удара! - Барченко связался с пунктом управления беспилотниками.
  - Сейчас бы сгонять туда, - мечтательно сказал Стешин.
  - Шузы снять? - усмехнулся Шабалин, соглашаясь с желанием своего взводника, но не зная, насколько оно уместно в этой ситуации.
  - Сгонять хочешь? - спросил Барченко.
  - Ну, так, - неопределенно отмахнулся Денис, ожидая от начальника разведки тираду проклятий ввиду доведенного накануне приказа командующего, запрещающего личному составу группировки выходить за линию опорных пунктов.
  - Было бы неплохо, - сказал Игорь. - Сейчас свяжусь с "дядей Лёшей".
  Шабалин и Стешин переглянулись - они, конечно, подозревали, что Барченко дерзкий и решительный человек, но чтобы вот так, сразу после удара, пока враг не очухался...
  - Товарищ генерал, - Барченко уже говорил по связи с Сомовым. - Меня беспокоит непонятная активность боевиков на этом направлении. Мухабарат неспроста войсковую разведку вперед здесь высылал, которых вчера на "опорнике" подорвали... я фиксирую выходы в эфир и передвижения боевиков, пикап с ДШК и две машины с минометами... позвольте выдвинуться, пока они не очухались. Да, уверен, мы многое поймем, а если удача будет, то и языка прихватим. От элеватора восемь километров, от крайнего "опорника" - шесть. Все как на ладони - если что, артель нас прикроет. Да, за час справимся. Есть.
  Барченко отключился. На его лице расползлась улыбка.
  - Ну что, товарищи офицеры, сгоняем к врагу в гости?
  - Если надо, - ответил Паша, - то почему бы и не сгонять?
  - Всё, тогда погнали, - Игорь направился к лестнице с поста. - Выезжаем, через двадцать минут над нами будут вертушки. И возьмите автоматы на случай близкого контакта.
  Ехать решили на двух своих "Тиграх" и бэтээре, который согласились дать садыки. Однако БТР наотрез отказался заводиться, что, конечно, "огорчило модератора процесса, но линию партии не изменило".
  - Справимся, - сказал Барченко.
  На снайперском посту Паша взял автомат и четыре магазина, Борзов прихватил пулемет с парой коробок патронов. Спустя пять минут они уже подъехали к "опорнику", на котором ночью погибли сирийские разведчики.
  - Я сейчас, - сказал Паша, выскакивая из машины, пока перед ними садыки открывали импровизированный шлагбаум, изготовленный из наращённых обрезков водопроводных труб.
  На посту его уже знали, приветливо улыбались, и поэтому беспрепятственно допустили на пункт управления взрывом, где Паша сноровисто отсоединил от проводов подрывные машинки, забрав их с собой.
  - Ну вас на хрен, от греха подальше, - сказал он, вернувшись в машину. - Еще чего не хватало нас подорвать при возвращении.
  - Это правильно, - усмехнулся Барченко.
  - А там впереди мин нет? - спросил водитель.
  - Не знаю, - ответил Игорь. - Духи не выстраивают такую оборону, как мы. Подрывы техники за последние полгода здесь не фиксировались. Только обстрелы. А кто по нам стрелять будет - тут видно на пять километров вокруг. Только ПТУР если пустят, но им и здесь нас достанут. А был бы - уже бы достали. Так что, нет оснований мочить штаны раньше времени. Смотри за дорогой!
  Очевидно, эти слова немного успокоили водителя и когда машины прошли змейку из бетонных плит, выложенных на дороге в шахматном порядке, прибавил газу и "Тигр" набрал скорость. Вторая машина шла как привязанная.
  - Чинар, ответь Тибету, - раздалось из носимой станции начальника разведки.
  - Тибет, я Чинар, слышу хорошо, - Игорь схватил тангенту радиостанции.
  - Чинар, обозначь себя, - попросила радиостанция.
  - От элеватора километр на восток, от "опорника" на юго-восток порядка километра, продолжаю движение в этом направлении в составе группы из двух "Тигров".
  - Вижу на дороге две движущиеся машины.
  - Это мы и есть. Других не наблюдаю.
  - А ну, остановись! - приказал голос в эфире.
  - Притормози, - Игорь повернулся к водителю и тот притормозил, останавливаясь.
  Пыль обогнала остановившуюся колонну.
  - Всё, вижу, - прокомментировал голос действия водителя. - Я над вами, запас времени - сорок минут.
  - Тибет, принял. Надеюсь, управимся!
  - Это кто? - спросил Паша.
  - Винтокрылые собратья, - ответил Барченко.
  Паша взялся за ручку и открыл верхний люк. Надев боевые очки, он высунулся наружу и осмотрелся: со стороны элеватора к ним приближалась пара боевых вертолетов Ка-52, которые шли на предельно низкой высоте метров в пятнадцать над землей. Крылья "Аллигаторов" были увешаны блоками неуправляемых ракет. До ушей уже доносился своеобразный хлопающий звук присущий вертолетам с соосной схемой размещения несущих винтов.
  "Плещут руки винтов синеву по щекам, это боги войны приближаются к нам..." - вдруг Шабалин вспомнил старую "афганскую" песню, которая часто играла в его детстве из отцовского магнитофона.
  - Год назад, - сказал Барченко, когда Паша вернулся в салон, - духи сбили здесь вертолет командира 55-го вертолетного полка Ряфагатя Хабибуллина. Так что, этот район вертолетчики "любят особой любовью", и если, не дай бог, сейчас какая-нибудь душманская мразь окажет нам сопротивление, ты увидишь всю мощь огня армейской авиации...
  В это время машины уже подходили к месту нанесения бомбового удара.
  - Чинар, я Тибет. Вокруг всё чисто, - доложило "небо".
  - Принял, работаем! - отозвался Игорь.
  - Куда? - спросил водитель.
  - К руинам, - Барченко махнул ладонью.
  Впереди что-то горело, были видны останки строения, по округе валялась масса обломков. Машина остановилась перед воронкой немалых размеров - происхождение которой не оставляло ни у кого никаких сомнений.
  Из машин выбрались Барченко, Шабалин, Стешин и четверо снайперов с автоматами в руках. Развалины были метрах в ста впереди, и, направляясь к строению, Паша ловил себя на мысли, что всё это не война, а какая-то игра, может быть, даже происходящая не с ним. Боль и ужас, которые случились здесь менее часа назад, никоим образом не затронули его сознание - ведь это не его распыляло ВКС на молекулы своими "средствами поражения", а кого-то другого, того, кто был врагом.
  На песке лежала оторванная человеческая нога, обутая в хороший американский ботинок с куском штанины с песчаной камуфляжной расцветкой.
  - Кто там шузы хотел? - громко спросил Шабалин.
  - Я, - отозвался Артем, подходя к командиру роты.
  - Забирай, - разрешил помародёрить Паша.
  - Ну... тут некомплект, - запротестовал Бушуев. - Да и размер не мой. Мне сорок второй надо, а тут, пожалуй, сорок пятый будет.
  - Ваты в носок натолкаешь, - предложил Слава Борзов, осмотрев находку. - Будешь в роте самый модный, в таких шузах движуху наводить...
  - Хорош болтать, - Паша остановил стёб и скомандовал: - Рассредоточились! Цепью к зданию! Стрелять при любом подозрении на опасность! Вперед!
  Бойцы разошлись и вскоре приблизились к развалинам. За ними Паша увидел два перевернутых взрывами пикапа, один из которых горел, испуская черный дым сгораемой резины. Второй джип был просто исковеркан - чуть не разорван пополам, но почему-то сохранивший пожарную безопасность. Тут же валялись несколько ящиков с минами - разбитые, но не взорванные. Паша даже разглядел одну мину, хвостовиком торчащую из песка.
  Пройдя еще немного, Паша заглянул в развалины - очевидно, что дом не был жилым - никакого присутствия бытового благоустройства видно не было. Скорее всего, жильцы ушли отсюда еще три года назад, когда в эти края дошла война, забрав с собой все полезные вещи, и теперь дом использовался боевиками как временное пристанище или некая перевалочная база.
  - О, еще одна нога, - донесся громкий голос Бушуева, который тут же из радостного превратился в печальный: - Чёрт, тоже правая...
  Начальник разведки достал из кармана телефон и стал фотографировать результаты удара.
  - О, а так можно было? - удивился Паша, помня приказ командующего о запрете использования телефонов сотовой связи в целях исключения отслеживания их носителей вражеской радиотехнической разведкой.
  - Я без симки, - отмахнулся Барченко. - Только фотаю.
  Случайно нашли маломощный "кенвуд" и Барченко подобрал его с песка - может, пригодится радиоразведчикам. Осматривая место взрыва, нашли останки семи человек, при которых были обнаружены три айфона и треснутый планшет. Игорь был рад этой находке больше, чем шесть единиц оружия и два миномета, которые пойдут в зачет боевой работы снайперской роты.
  Закинув трофеи в машины, решили по пути сделать крюк и подобраться к пикапу с ДШК, который, как доложили "беспилотные" разведчики, оставался на месте. Вертолетчики затею не одобрили, так как у них заканчивался запас топлива, но согласились поприсутствовать столько, сколько смогут, взяв с Барченко слово, что тот сам будет виноват, если заваруха начнется после ухода вертолетов на базу.
  Пикап стоял на том же месте, где и был обстрелян. Следы двух человек вели в пустыню, но ушедших людей видно не было. Игорь попросил вертолетчиков осмотреться, и пока они это делали, "Тигры" подошли прямо к пикапу.
  - Вот это дыра... - Артем полез осматривать "своего" духа, тело которого лежало в десятке метрах от машины.
  Возле него собрались снайпера, которые принялись обсуждать результат попадания, прислушиваясь к которым, Шабалин убедился, что душевные переживания по поводу первого убийства - это было не про его подчиненных.
  - Смотрите, товарищ старший лейтенант, - Артем пригласил ротного к трупу. - Ему кусок позвоночника пулей вырвало. Вон как красиво позвонки сзади торчат!
  - А что ты хотел, - Паша нашел в себе силы усмехнуться. - Полсотни грамм прилетело. Это тебе не три грамма из "калаша". Это по-взрослому!
  - А машина-то, - произнес Барченко. - Похоже, что на ходу!
  Борзов открыл водительскую дверь и сел за руль. Ключ был в замке зажигания, и вскоре "Хай-Люкс" вздрогнул и затарахтел.
  - Забираем, товарищ старший лейтенант? - крикнул Слава.
  Паша посмотрел на Барченко. Тот развел руками:
  - А в чем проблема? Бери, это теперь твоё!
  Артем прошмонал убитого им боевика, снял с шеи какой-то амулет, в карманах нашел двадцать баксов, отстегнул с пояса красивый арабский нож.
  - Остальное ваше, - Бушуев милостиво разрешил остальным снайперам продолжить священный акт изъятия и справедливого распределения боевых трофеев, на языке правосудия именуемого мародерством.
  - Да иди ты, - Радик Луговой выразил общее недовольство. - В следующий раз я стрелять буду, а ты наводить. Ничего нормального не осталось... всё забрал... еще и шузы заставил его сбросить!
  - В следующий раз за шузами никто не поедет, - весело ответил ему Артем. - Никто их не видел?
  Осмотрелись вокруг - обуви видно не было. Видать, далеко улетели.
  - Чинар, я Тибет. Мы уходим, - сообщили вертолетчики.
  - Принял, - ответил Барченко. - Так, народ, уходим!
  - По машинам! - скомандовал Паша.
  Как только "Тигры" тронулись, неподалёку раздалась громкая очередь вертолетной пушки, после чего Тибет вышел на связь:
  - Чинар, принимай гостей! На юг от тебя полкилометра, обнаружил двух человек. Я их прижал, вооружены стрелковкой. Или забирайте, или я их сейчас накрою НАРами...
  Барченко толкнул водителя:
  - Разворачивайся!
  "Тигры" и "Хай-Люкс" развернулись в указанном направлении.
  - Тибет, обожди! Я забираю...
  Шабалин перехватил автомат - сейчас вполне могла начаться настоящая заруба - сколько он слышал историй о стойкости религиозных фанатиках и их готовности жертвовать собой в бою!
  В машине чувствовалось напряжение: одно дело ехать туда, где врага разорвало ударом двух тонн авиабомб, и совсем другое, пусть даже под прикрытием вертолетов, встретить его вживую - вооруженного, и очевидно, жаждущего твоей крови.
  - Спокойно, мужики, - поняв состояние соратников, произнес Барченко. - Сейчас подъедем, разоружим, свяжем. Всё будет хорошо!
  Подняв руки, впереди стояли два человека, одетых в американские пустынные камуфляжи, с арафатками на шеях, с разгрузками на груди и солнцезащитными очками на глазах. Руки они тянули вверх старательно, и Барченко, едва заметно, выдохнул.
  Паша вышел из машины, и вскинув автомат на уровень глаз, остался стоять возле "Тигра", готовый в любой момент спрятаться за его броней. Со своими снайперами он никогда не отрабатывал подобные действия, и поэтому пришлось импровизировать:
  - Борзов, вперед!
  Сержант, держа наготове автомат, не перекрывая линии огня для ротного, подошел к боевикам, и шевельнув стволом, приказал:
  - Ложись!
  Они послушно легли, сложив руки за головой.
  - Слава, держи их на мушке! - крикнул Паша, двинувшись вперед.
  За ним пошел Барченко и Бушуев.
  Паша подошел к задержанным, остановившись метрах в пяти и стал с интересом разглядывать лежащих на песке мужчин. Ветер донес до него аромат хорошего одеколона, и Шабалин даже покачал головой, не веря своему обонянию.
  - Ху а ю? - вдруг спросил Барченко. - Американ спешиал специалист?
  Шабалин хотел было рассмеяться в этот напряженный момент, представив на миг, как арабы будут отвечать Игорю на ломанном английском, но дальнейшие события потрясли его.
  - Иес, - ответил тот, кто лежал ближе.
  - Ю - стенд ап! - приказал Барченко, и тот, который отвечал, встал.
  Паша смотрел ему в лицо, а тот, с испугом рассматривал подошедших. По всему было видно, что это был далеко не местный житель - высокий европеец с хорошо "накачанной" спортивной фигурой в очень дорогой амуниции. Именно от него и исходил тонкий запах одеколона, совсем не сочетающийся с обстановкой выжженной пустыни.
  - Пиндосы, что-ли? - развязно спросил Борзов.
  Ему никто не ответил, хотя Паша заметил, как скривился стоящий перед ним человек. Знал, знал он, что значит слово "пиндосы"...
  - Ху а ю? - Игорь повторил вопрос, вешая автомат за спину.
  - Гроуп демаркейшн патис, ю эс солдиер, - сказал американец и потянулся рукой в нагрудный карман. - Хиис май ид.
  - Удостоверение хочет показать, - пояснил всем Барченко. - Говорит, что он военнослужащий США и входит в группу по разграничению сторон. Ну, есть у них такая, когда-то взаимодействовали с нами. Только что-то далеко они забрались. Километров на девяносто ошиблись.
  - Что будем с ними делать? - спросил Паша.
  - Сейчас разберемся, - ответил Игорь и предложил встать второму: - Ю элсо гет ап!
  Встал второй. Они оба были высокие, как Барченко, и сейчас переминались с ноги на ногу, покорно ожидая решения русских военных, уверенные, что ничего плохого с ними уже не случится.
  - Шузы четкие, - сказал Борзов. - Артём, зацени...
  - Ага, - согласился снайпер.
  - Уиа холдинг йю, - сказал Игорь и добавил: - Ту идентифи.
  - Плиз, - попросил первый. - Информ май комманд! Райт нау!
  - Да уж конечно сообщим, - ответил Барченко, и американец в ответ кивнул, будто понял значение слов подполковника.
  А может, и действительно понял.
  - Веа ю персонал веапон? - спросил Барченко и с ухмылкой добавил: - Фо хис лосс ю вилл факед!
  Оба американца синхронно кивнули и улыбнулись.
  - Мы думали, что вы - люди Вагнера, - вдруг с акцентом, но вполне сносно, сказал один из американцев. - Они убивают вооруженных людей без вариантов. Даже американцев. Но вижу, что вы - военные.
  - О, по-нашему заговорил, - громко удивился Борзов. - Ты это, стволы показывай свои, куда спрятал?!
  Вскоре американцы вытащили из песка свои карабины М-4 и пистолеты - М-9 и Глок-17. Пистолеты пошли по рукам восторженных снайперов.
  - Сейчас мы вас отвезем в штаб командования в Пальмире, - сообщил пленным начальник разведки. - После установления всех обстоятельств вашего присутствия в несогласованной зоне, вас передадут представителям Коалиции. А теперь, господа, садитесь в кузов пикапа. И предупреждаю: никаких попыток к побегу. В противном случае буду вынужден применить оружие на поражение. Понятно?
  - Понятно, - сказал русскоговорящий американец.
  Вскоре колонна вышла на дорогу и приблизилась к передовому опорному пункту, где накануне погибли сирийские разведчики.
  - Товарищ подполковник, - вдруг Пашу озарили одна простая, но страшная мысль. - Эти воины такие умные, что запросто могут сейчас принять нас за духов. Ведь уехало от них две машины, а возвращается три.
  - Я тоже об этом подумал, - согласился Барченко. - Сейчас свяжусь с советником.
  Вскоре от советника поступил доклад, что на посту оповещены о приближении своих, однако, до самого момента пересечения шлагбаума, у всех не проходило ощущение предстоящей трагедии. Но, слава богу, пронесло.
  Шабалин выскочил из машины, установил на место подрывные машинки и снова заскочил в "Тигр".
   - Всё, погнали!
  На элеваторе решили переложить всё железо в кузов трофейного пикапа, а пленных рассадили по броневикам.
  - Тебя как зовут, американец? - спросил Паша сидящего рядом "партнёра".
  - Кеннет, - ответил он.
  - Чинар, - представился Барченко, влезая, как таран, в разговор и задавая Паше последующий правильный ответ.
  - А меня Барс, - вовремя смекнул Паша.
  - Я вижу, что вы - снайперская команда, - сказал Кеннет. - Я имел возможность увидеть эффективность вашей работы. Покажите мне того человека, который снял пулеметчика с пикапа.
  - Тёма, - Барченко повернулся к Бушуеву: - Улыбнись дяденьке.
  Кеннет обернулся и посмотрел на сидящего у него за спиной снайпера. Несколько мгновений он смотрел парню в глаза, и мальчишка, выдержав этот взгляд, глумливо спросил:
  - Не забрызгало, американец?
  - Нет, - ответил "партнёр". - Мы находились далеко, но ваши два промаха я слышал. Тем не менее, вы сделали очень хороший выстрел. Мы не думали, что у русских есть снайпера такой высокой квалификации. Слишком уж большая дальность. Вынужден буду огорчить наше командование.
  - Что, Тёма, - Барченко снова влез в разговор. - Выдал врагу военную тайну?
  - Я бы мог и их завалить, - огрызнулся Бушуев. - Если бы они подло не спрятались.
  Кеннет отвернулся от Артёма и сказал:
  - Это война. На ней всё возможно.
  - Но мы не такие, как Крис Кайл, - вдруг сказал Паша. - Мы не убиваем мирное население.
  Кеннет с удивлением посмотрел на Шабалина.
  Американцев сдали в штаб группировки, после чего Паша сел за написание подробного рапорта по первому боевому применению своего подразделения - для этого Барченко пристроил его за столом в своём кабинете и ушел общаться с задержанными американцами.
  В своём рапорте Шабалин набросал схему работы "тяжелой пары" с семнадцатого опорного пункта, потом накидал схему поездок "за линию фронта", отметил отличившихся и подробно расписал обстоятельства задержания военнослужащих США - там вроде бы не было никакого криминала, и можно было излагать не согласованную версию, а писать то, что было на самом деле.
  Вернувшись на базу, он вдруг почувствовал, как сильно устал за прошедший день. Стянув с себя бронежилет и ботинки, прежде чем пойти под душ, он вытянулся на койке, дав себе пять минут на расслабление.
  - Сегодня я убил семь человек, - Паша вслух озвучил навязчивую мысль.
  Перед глазами у него стояли фрагменты тел боевиков, которые он увидел в месте бомбардировки. Кто они? Духи? Или американцы? В точно такой же форме. Впрочем, какая разница - и те, и эти - враги, против которых он ведет сейчас войну. И по большому счету национальная или организационная принадлежность врага не играла на поле боя никакой роли. Если бы американцы не залегли, Артём бы продолжил стрельбу. А с полученным успешным попаданием в пулеметчика, на этой установке прицела он бы расправился с "партнерами" очень быстро. И знать бы не знал, кого отправляет на тот свет.
  Надо было вставать и идти в душ, но Паша не мог найти в себе силы.
  - Ладно, - успокоил он сам себя. - Подремлю полчаса.
  
  ***
  
  
  Благодарность автору можно перечислить на Мегафон +7-924-263-96-79, к нему же привязана карта. С наступающим новым годом!

Оценка: 8.69*21  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018