ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Тананайко Ирина Арлекиновна
Жизнь вопреки

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.94*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта история прислана мне человеком, бывшим участником этих событий, по его просьбе она посвящается бойцам Управления отдельной дорожно-комендантской бригады 40 Армии, п/п 83437


   Апрель 1984 года, в Термезском областном роддоме всех сотрудников выгнали, извините, призвали на коммунистический субботник - поддержать решения партии своим ударным трудом. Очередной бред, политическая галиматья. Солнце еще не такое жаркое, кругом зелень, небо голубое-голубое, единственная помеха - главный врач: уже зудит с полчаса, уж лучше бы начали убираться. Раньше начнем - раньше кончим. Точно кончишь от этой нудятины, а тут еще спина горит - в выходные на Уч-Кизил ездили купаться, сгорела. Смотрю на коллег, те такие же разомлевшие, каждый о своем думает. В это время как туча налетела, со стороны Кокайты на Афган эскадрилья полетела. Над землей низко летят, такой гул стоит, что страшно, хочется упасть на землю и вжаться в нее, прикрыв руками голову. Среди сотрудников есть женщины, кто уже пережил не раз бомбежку в своей жизни. Этот страх навсегда остался в их глазах. В роддоме работают сотрудницы, чьи мужья воюют за речкой. Весеннее настроение улетучилось, все принялись за работу.
  
  
   "Весна 1984 года в Афганистане ознаменовалась началом очередной Пандшерской операции. Это был самый активный период за все годы нашей 'интернациональной' помощи. Операция готовилась по всем правилам военного искусства. Замыслом предусматривалось, одновременно с вводом основной группировки с юга, проведение десантной операции в середине ущелья. Высадке десанта должна предшествовать массированная авиационная подготовка высадки. Для этого последовательно задействовались с Союза группы Су-24 и Су-17 (чирчикского апиб), работающих с аэродрома Кокайды. Су-17 и Су-25 и МиГ 21 с Баграма завершали обработку, Ми-24 должны обеспечивать подавление средств ПВО при высадке и дальнейшую поддержку десанта. С воздуха на Ан-26рт всем процессом руководил лично командующий ВВС 40А под бдительным оком командующего ВВС ТуркВО и представителей ставки. Подготовка к операции происходила по всем правилам военно-мирного времени. Тут и постановка задачи с зачиткой боевого приказа и даже контроль готовности с каверзными вопросами с заранее распределенными ролями отвечающих.
   Политработники тоже не дремали. В Баграме была организована разъяснительная работа о возрастающей роли партии, коварстве империализма и лично Ахмад-Шаха".
  
  
  
   Демократическая республика Афганистан, населенный пункт Чаугани. На его территории находится несколько воинских частей: мотострелковый батальон с танковой ротой, управление дорожно - комендантской бригады с пунктом тех.помощи, царандойское подразделение, специалисты, ГРУ и медсанчасть, работающая на Ограниченный Контингент. Рядом на отдыхе Кундузкая дивизия, приходит в себя после боевой операции. Накануне они сдали медикам всех своих больных и раненых, сутки в хирургии аврал. На крыльцо хирургического модуля выходит операционная сестра. Двенадцать часов беспрерывного стояния за операционным столом: "Скальпель", "Тампон", "Сушить", "Кохера", "Шить", и так бесконечно, ноги не держат, спина каменная, руки налились такой усталостью, что ватный тампон уже не можешь удержать. Какое счастье, что через месяц заканчивается контракт, и она уедет из этого проклятого Богом Афгана и забудет все как страшный сон. Славу Богу, еще место у них спокойное и безопасное, другим так не повезло.
  
   "Наконец наступает время 'Ч'. МиГ-21, в середине построения. В установленное время взлетаем, переходим на канал операции. Обгоняем группы вертушек, спешащих к району высадки. По времени выходим к цели, ущелье в дыму от предыдущих ударов, '101' - командующий на Ан-26рт разрешает работу. Зарядка РБК, с высоты рассеиваем АО-1 на склонах. Подходят группы Ми-24. Слышу запрос от Ми-8, начинается высадка, особого противодействия с земли, судя по спокойному радиообмену, нет. Вдруг в эфир врывается бодрый запрос:
   - 401 группой, разрешите подход и работу.
   Су-17 с Союза подлетели, при недельной подготовке к вылету умудрились опоздать на 20 минут! Здорово видно задолбали там народ. За писаниной в тетрадях, хождением 'пеший по-летному', контролями, митингами и т. п. забыли вовремя взлететь! Какой нам удар, десант уже на земле!.."
  
  
  
   В Азии строгое распределение обязанностей: женщины работают, мужчины руководят, желательно из чайханы. Слышу рядом дружное пыхтенье: главный врач, Камал - комсорг интернов и анестезиолог Борисыч заинтересованно оглядывают фронт работ. Около ста баб, в позе раком, с задранными халатами, обрабатывают территорию двора областного роддома. Ладно, Борисыч, тот известный бабник, но эти то "моралисты" задолбали всех советской моралью, если такие праведные - могли и отвернуться. Я уже вся мокрая от работы, пот катится со лба на глаза, стекает по шее в ложбинку между грудей. А эти баи как на плантации себя ведут. Хорошо, сейчас концерт получите, мигаю подружке и показываю глазами на начальство. Ольга понимает с полуслова: вытягиваемся и выгибаемся как от усталости, мини халатики задираются "вам по пояс будет", мокрая ткань обтягивает грудь, не отягощенную лифчиком, высвечивая соски. Дружный вздох, автоматически у всех мужиков правая рука в карман нырнула - "Тьфу, козлы"
  
  
  
   Операционная медсестра жутко устала, она пытается потянуться, чтобы размять затекшие плечи и спину. Халат натягивается, подчеркивая узкую талию, плавный изгиб бедер. Спереди разрез открывает стройные ноги с намеком на вожделенную развилку. На груди ткань рвется, порвав пуговицу, не выдержав наплыва мощной груди. Мужская половина бригады замерла: большинство из них еще даже не имели девчонок, о женщинах говорили на ухо, сообщая какие - то сомнительные подробности своего якобы сексуального опыта. А некоторые вообще больше полгода не видели противоположный пол. У оперативного дежурного в модуле над кроватью висит классный плакат с девушкой в топлесе, так только ленивый не забежал под любым предлогом в модуль - на красотку полюбоваться. А здесь же во всей красе Его Величество - Живая Настоящая Женщина, Самая Большая Надежда на Жизнь. Молодой лейтенант смущенно отворачивается, хотя безумно хочется глядеть и глядеть на эту красоту. Но пока спокойно, надо смотаться на свалку искореженной техники, находящейся за МСБ, наварить трубы на забор вокруг пункта техпомощи.
  
   "...101 быстро реагирует:
   - 401, работу запрещаю!
   - А бомбы куда?
   В эфире минутная пауза. Бомбы можно просто выкинуть в горы, но это для начала операции как-то не по-боевому!
   - 401, вам запасная цель 20 километров западнее, населенный пункт на букву М.
   Целеуказание довольно неординарное!
   Пауза , не очень уверенный ответ:
   - 401 понял.
   Смотрю на карту - в долине, западнее 20 км района высадки кишлак с названием Ману, не знаю, чем он там насолил. Но верхам виднее. Появляется правда сомнение, что при стрессе пункт на указанную букву Сухие могут и не найти. Вопрос с перенацеливанием в воздухе был вообще-то сложным. Бомбометание в горах производилось в основном в ручном режиме (а на МиГ-21 другого вообще не было). Поэтому кроме немаловажного момента нахождения цели, необходимо обязательно знать ее точную высоту, определяя все это по картам 1:200 000 или 1:100 000 (последние были более удобны, наиболее соответствовали виду местности с высоты 5-6 км). Умудренные опытом командиры ударных групп, особенно при действиях по вызову, возили с собой рулоны карт. Воспользоваться двухметровой склейкой карт в тесной одноместной кабине тоже представляло определенную сложность. Сомнения оказались обоснованными.
   Возвращаясь, слушаем дальнейшее развитие событий.
   - 101, 401 вышел в район цели
   - 401, разрешаю работу.
   - 401, на боевом, : сброс.
   Вдруг в эфир врывается истошный крик неизвестной радиостанции:
   - Я 245, нас 'стрижи' бомбят, кто над Чаугани?
   Помню без карты Чаугани - населенный пункт на повороте дороги на Саланг, там наш мсб.
   В эфире генеральский рев:
   - 101, кто, мать вашу, над Чаугани?
   Молчание.
   - 401, место?
   - 401 над пунктом на букву М, пара на боевом, подходит второе звено!
   Вопль с земли:
   - Еще один сбросил!
   Рычание 101- го:
   - Сам ты на букву М! Всем в районе запрещаю работу! 401- к х:ям на точку, разгрузиться на горами!
   - Понял. Группе 401 прекратить работу, на точку.
   - 245, я 101, как там у вас, доложи обстановку!
   - 101, двое 'стрижей' по нас отбомбились.
   - Потери есть?
   - Выясняем!"
  
  
   Чаугани, лейтенант с солдатиком, работающие над нарезкой труб на свалке, слышат шум. Подняв глаза к небу, видят, как в небе летят парашюты, затем две вспышки в ста метрах от них, и в их сторону что - то летит. Это что - то оказалось хвостовиками от двестикилограммовых кассетных бомб с надписью "Не вскрывать". Губы растягиваются в улыбке, вот это хохма, но глаза устремляются на территорию бригады, там продолжаются взрывы. Моментально все, забыв, они едут обратно. В бригаде во всех модулях повыбивало стекла, по территории много неразорвавшихся мин, возле одного из ЗИлов в земле торчит неразорвавшаяся двестикилограммовая бомба. Возле санчасти лежат раненые и убитые. Опять аврал, в уцелевшем модуле операционного блока снова становятся за операционный стол. Все те же люди, нет только операционной сестры. Взрывом ее отнесло в сторону, она лежит спокойная такая, в стороночке от операционного блока, никогда уже не вернуться ей в Союз, а ведь такое " спокойное место". А рядом, обняв ее, лежит молодой мальчишка. Он кинулся к ней, пытаясь ценой своей жизни спасти ее, но... Смерти все равно кого забирать...
  
  
   "- 401 отошел с курсом 355, разрешите на шестой.
   - :аю!
   Итак, затурканные мужики, получив мудрое перенацеливание, отсчитали на восток 20 км, потом еще 20 и 20, нашли среди других мелких кишлаков крупный населенный пункт Чаугани. Название не на букву М не явилось достаточным аргументом. Военный городок с укреплениями представился вполне приемлемой целью. Пехоту спасли наличие в составе авиационного наводчика с радиостанцией, работа всей авиации на одном канале, и не очень эффективные боеприпасы атакующих - старые РВК-250 АО2,5.
   Не знаю, чем для СУ-17 закончилась история в Союзе, отделались, очевидно, малой кровью. Хотя без строгого партийного реагирования уж точно не обошлось"
  
  
  
   Во двор областного роддома въезжают несколько "скорых". Из приемного покоя выскакивает медсестра: "Физиология мыться в операционную, кровотечение... Обсервация у вас двойня..." Бросаем инструменты, срываем перчатки, бежим мыться. К детям грязными нельзя. К Жизни всегда бережно надо обращаться!!!
  
   Чаугани, люди потерянно бродят по территории, пытаясь понять, что произошло. Оперативный дежурный, чудом спасшийся во время бомбежки, растерянно ведет рукой по плакату с красоткой. Одна из мин разорвалась возле модуля со стороны ленинской комнаты, и осколки пробили три модульных стенки, попав прямо в соски топлесс-модели. Под ногами протестующе хрустит стекло...
   "Уважаемые Мария Владимировна и Алексей Степанович, с прискорбием сообщаем, что Ваша дочь, погибла, выполняя интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан..."
   "Уважаемые Надежда Ивановна и Николай Сергеевич, с прискорбием сообщаем, что ваш сын, погиб, выполняя интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан..."
   Из канцелярии было отослано 57 таких писем и отправлено 57 гробов грузом "200" в Союз...
  
  
   В родзале раздается обиженный басок родившегося мальчишки, ему подпевает визгливый голосок его сестренки.
   -Ирин-апа, вы поглядите, как день хорошо начался, сразу мальчик и девочка!
  
  
   Жизнь вопреки всему продолжается...
  
  
  
   Чаугани 1984, Термез 1984, Одесса 2008

Оценка: 8.94*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015