ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Тарасенко Александр Витальевич
Фотоальбом

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.68*15  Ваша оценка:


Фотоальбом

   Иногда я открываю свой фотоальбом... Вообще в моей семье несколько альбомов. Там хранятся фотографии с наших отпусков, свадебные и фотографии детства. Они тоже дороги мне. Но этот альбом мой и его я открываю редко. В нем небольшой отрезок моей жизни и жизни моих друзей. Той жизни не хорошей не плохой, а просто другой, оставшейся в сердце навечно. Иногда она нахлынет, схватит за сердце, ноет и я снова хочу туда. Туда, где все просто и честно, подальше от нашей бестолковой рыночной суеты. Потому что та жизнь заставила переоценить многие взгляды, дала возможность понять, что счастливым нужно быть сейчас, в эту минуту. Быть счастливым оттого, что ты живешь, можешь есть и пить, быть со своей семьей, строить планы на будущее. И я возвращаюсь туда через мои фотографии. Их не так много, как хотелось бы. Но в каждой из них событие.
   На этой фотографии мы в ПВД, возвращаемся со специальной операции. Все веселые, грязные от пыли, но довольные в предвкушении отдыха и хорошего ужина. Рядом идет офицер, мой дружок Егор. Через три месяца он отлично сработает в Аргуне, при уничтожении местного амира. "Спецуха" прошла без осложнений- обычная проверка очередного села. Кажется, это были Алды. Это одна из первых спецопераций нашего отряда в эту командировку, отряд недавно сменил братишек из "двадцатки". А у меня вообще это первая командировка в Чечню. Первый страх уже прошел, на смену пришла бравада и желание отличиться. В активе моего взвода уже два уничтоженных "самовара" (так называли самодельные нефтекачающие аппараты, находившиеся в домах у чеченцев), один схрон с гранатой Ф-1 и патронами, и даже один задержанный мужик из Ведено без документов, не желавший объяснять, что он делает в Грозном. В общем не война, а прогулка. Хотя в сводках, которые доводили каждый день, дня не обходилось без подрывов и обстрелов.
   Вот на фото и командование 3-ей группы спецназа. Командир Ильнар, два командира взвода: Вован и я. Володя после командировки стал командовать группой спецназа и сдал на краповый берет, а гораздо позже, со своей группой в Дагестане уничтожил троих "непримиримых". А тогда мы работали по Самашкам и Серноводску, опять проверяли паспорта, лазали по подвалам и чердакам. На заднем плане этой фотографии стоит прапорщик Ильфат. Он улыбается и кому-то показывает в сторону. Через несколько часов он погибнет. Погибнут еще четыре разведчика, а шестой умрет в госпитале через два месяца. При возвращении отряда в ПВД, у села Пригородное мы попали в засаду. БТР разведки подорвали управляемым фугасом, а по колонне открыли огонь с трех точек. Бой длился около тридцати минут, пока не подошли вертолеты. МИ-8 забрал раненных и убитых. К этому времени уже стемнело, огонь прекратился и мы вернулись в Ханкалу с чувством скорби за смерть товарищей. Мы так и не узнали о потерях со стороны нападавших, хотя на следующий день на точках, откуда по нам велся огонь, были обнаружены следы крови, перевязочный материал и прострелянная радиостанция.
   Я и двенадцать бойцов нашей группы. Этот снимок был сделан утром, перед возвращением в расположение отряда. Ночью мы выставляли засады на дороге от Ханкалы до Аргуна. На этом участке какая-то сволочь повадилась ставить фугасы. Инженерная разведка почти каждое утро находила результаты этой деятельности и удачно их снимала. Было принято решение прекратить работу этого подрывника. В течение двух суток на разных участках наш отряд работал по этой задаче безрезультатно, на третьи сутки наша группа приступила к выполнению задачи на участке Бердакел- Аргун. К вечеру, подъехав на бронированном "Урале", мы сменили стоявших на блок - посту омоновцев. Два наших БТРа уже находились на базе ОМОНа в двух километрах и выполняли функции бронегруппы, командовал ими Ильнар. Засадные группы по четыре человека до темноты сидели в кузове "Урала", а я с тремя бойцами исполнял роль охраны блок - поста. Когда стемнело - выставили засады вдоль дороги. До часу было тихо, ночь выдалась темной, было так тихо, что мы слышали звуки из села, тишину нарушали только редкие "легковушки", проносящиеся на бешеной скорости. Потом началась ночная жизнь мирной Чечни. Сначала зеленая "девятка" резко остановилась напротив нашего блока, из нее вывалились шесть чеченцев с оружием и с баллонами пива. Как потом оказалось, они были пьяные. Их старший, не приближаясь близко, стал громким криком выяснять где гребаный часовой и почему он его не встречает. Мои бойцы по команде взяли их на прицел, я по рации вызвал броню. Когда БТР подскочил, почему то грозный тон в голосе старшего чечена пропал и на мой вопрос, так что же ему надо, он ответил, что он приехал к друзьям, что он очень уважаемый здесь человек и его не надо пугать БТРом, предлагал выпить с ним и обязательно приезжать в гости. А мне хотелось просто пристрелить этого лицемерного мелкого бандитика, я подумал, что такие как он никогда не будут честно жить и работать, такие же как он создают в России уголовные банды и пытаются навязывать нам свои законы в нашей же стране. Я даже не запомнил, как его зовут, хотя он говорил, я просто потребовал, что бы он уезжал. Около трех часов ночи наши засадные группы обстреляли с миномета из Ханкалы. Одним пристрелочным и двумя боевыми. Никого из наших не зацепило. Просто боевое распоряжение на эту задачу истекло сутками раньше, произошла нестыковка между разведотделом группировки и нашим командованием. Утром встретив саперов, мы в общей колонне вернулись в отряд. Подрывник на этом участке работать прекратил.
  
   А вот мои любимые фотки. Отряд дислоцировался у Шатоя, в Аргунском ущелье. Какая там природа! Какой воздух! Спал там не более шести часов и высыпался. Я тогда командовал разведывательной группой и мы облазили все высотки в округе. Помню, после очередного выхода, командиру нашему, Дмитрию Михайловичу, сказал, что вернусь на большую землю и пешком ходить не буду - только на транспорте. На одной из фотографий мы отмечаем день рождение солдата. Сразу оговорюсь, что на спиртное было жесткое табу, а на столе соки и сладкое. Справа стоит разведчик Сашка, замечательный парень и хороший солдат. Может это и спасло его, когда через месяц он наступил на мину. Взрывная волна ушла в сторону, а его посекло осколками. А вот на фото, найденные в корнях дерева, две 82-мм мины. Боковой дозор шел по оврагу и высмотрел этот схрон по кусочку целлофана, в который мины были завернуты. Решили взорвать на месте. Наложили тротиловую шашку, подготовили огнепроводный шнур на три минуты. Подрыв должен производить сапер по прозвищу Галета. Ему до слез доведено, что после зажигания, по уходящему влево оврагу он должен убежать как можно дальше. Мы поднялись наверх и залегли, Галета по рации получил команду. Рвануло мощно, аж по телу вибрация прошла и пару маленьких деревьев к нам наверх забросило. Стали звать Галету - в ответ тишина. У меня на душе не хорошо стало, вдруг ошибся парнишка. Но как мы потом смеялись, когда он вылез из оврага метров за двести после нас. Со страху он за три минуты по оврагу вверх пробежал около пятисот метров.
   Неуютный Аргун. Сменили бригаду ВВ на цементном заводе. Быт налажен, цеха переделаны в казармы, у каждой группы добротная баня, три спортзала на отряд. Но там мне не нравилось, там всегда что-то давило. В Аргуне никто даже не пытался скрывать свою неприязнь, свои презрительные взгляды. Мы им мешали. В это время в Чечне полным ходом шла борьба за власть в республике. Влиятельные тейпы со своими вооруженными до зубов службами безопасности пытались отхватить свой кусок восстанавливающейся Чечни. А мы, военные, оставались заложниками ситуации, не имеющими никаких прав. Новые формирования чеченской милиции и являлись той военной и решающей силой, способной влиять на ситуацию в республике. Но в горах, на спецоперациях, мы по- прежнему чувствовали себя солдатами, задача которых уничтожать наших врагов. Я был там зимой, с декабря по март, вместе с Юркой. Он уже имел орден "Мужества" за спасение командующего Баранова на стадионе "Динамо" в Грозном. Вот мы на фотографиях под Сержень-юртом. Сидели в засаде трое суток, а до этого при выдвижении переходили речку. В феврале, по пояс в воде, потому что река разлилась и замыла брод. Навсегда запомнил ее название - Хулхулау.
   И еще много мест в Чечне, которые я запомнил навсегда. И всегда буду возвращаться к ним мысленно, открывая свой фотоальбом.
  

Оценка: 8.68*15  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018