ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Тиранин Александр Михайлович
Внезапная и ожидаемая. Документы Ленинградского управления нкгб-нквд ч.2 Начало войны.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение. Подготовка документов к публикации, а также комментарии, дополнения и пояснения к документам принадлежат Альберту Фёдоровичу Стародубцеву, если не указан другой автор.


ВНЕЗАПНАЯ И ОЖИДАЕМАЯ

Ленинградские чекисты перед войной и в годы блокады

  
   Часть вторая. Начало войны
  
   22 июня в 9 часов 10 минут во все органы государственной безопасности передана директива НКГБ СССР.
  
   Директива НКГБ СССР N 127/5809 от 22 июня 1941 г.
   "В связи с начавшимися военными действиями с Германией приказываю немедленно провести следующие мероприятия:
   1) привести в мобилизационную готовность весь оперативно-чекистский аппарат НКГБ -- УНКГБ;
   2) провести изъятие разрабатываемого контрреволюционного и шпионского элемента;
   3) мобилизовать внимание всей агентурно-осведомительной сети на своевременное вскрытие и предупреждение всех возможных вредительско-диверсионных актов в системе народного хозяйства, и в первую очередь, на предприятиях оборонной промышленности и железнодорожного транспорта;
   4) при поступлении данных о готовящихся государственных преступлениях -- шпионаж, террор, диверсии, восстания, бандитские выступления, призыв к забастовкам, контрреволюционный саботаж и т. д. -- немедленно принимать оперативные меры к пресечению всяких попыток вражеских элементов нанести ущерб Советской власти;
   5) совместно с НКВД - УНКВД обеспечить:
   а) строгую охрану важнейших промышленных предприятий, железнодорожных узлов, станций, мостов, радиотелефонных, телеграфных станций, аэродромов, банков и т. д.;
   б) мобилизовать внимание работников милиции на борьбу с возможными проявлениями паники;
   в) привести в боевую готовность пожарные команды.
   Намеченные вами мероприятия согласуйте с первыми секретарями ЦК компартий республик, крайкомов, обкомов ВКБ(б) и о результатах проводимой работы телеграфируйте в НКГБ СССР немедленно.
   Народный комиссар государственной безопасности СССР Меркулов".
  
   В тот же день в Ленинграде был создан оперативный штаб для координации мероприятий по обеспечению государственной безопасности и охране общественного порядка. В штаб вошли: заместитель начальника УНКГБ старший майор ГБ Огольцов, начальник Управления погранвойск генерал-лейтенант Степанов; заместитель начальника УНКВД старший майор милиции Грушко и начальник Управления пожарной охраны полковник Сериков. Личный состав Управления НКГБ перешел на казарменное положение.
   22 июня прекратилась деятельность немецкого Генерального консульства в Ленинграде. 23 июня начальник Ленинградского управления НКГБ направил в НКГБ СССР сообщение N 806 об интернировании его сотрудников: "Сотрудники германского консульства в Ленинграде сосредоточены в здании консульства под усиленной охраной, телефоны консульства выключены, все служащие -- граждане СССР получили полный расчет, удалены из здания консульства..." Сотрудники консульства были отправлены в Германию. 25 июня в Ленинградское управление поступила директива НКГБ СССР N 140 об интернировании граждан стран-сателлитов фашистской Германии: Италии, Финляндии, Румынии, Венгрии, Словакии.
   Не является неожиданностью то, что сотрудники германского консульства до войны активно занимались в Ленинграде разведывательной работой. Показания арестованного в 1945 году бывшего секретаря ленинградского Генконсульства Германа Штреккера:
   Из протоколов допросов Штреккера, 1946 г.
   "До закрытия ленинградского консульства в 1938 году активную разведывательную работу в Ленинграде против СССР вел генеральный консул Зоммер Рудольф, который в свое время шпионажем занимался также в Харькове, Тифлисе, Владивостоке и Киеве.
   Насколько я знаю, Зоммер в бытность свою в Ленинграде агентуру приобретал в первую очередь из числа вновь прибывших германских специалистов, а также лиц немецкой национальности, давно проживавших в Ленинграде...
   Зоммер в разведывательных целях часто объезжал Ленинград и его окрестности, систематически посещал порт, где производил личные наблюдения. Как-то в 1938 году генеральный консул киевского консульства Гросскопф заявил мне, что морской атташе германского посольства капитан фон Баумбах свою карьеру сделал благодаря успешно проводимой разведывательной работе Зоммера".
   "После открытия генерального консульства в Ленинграде в июле 1940 года, осенью туда из Москвы прибыл морской атташе фон Баумбах. В кабинете генерального консула он собрал работников консульства... Баумбах заявил, что благодаря разведывательной работе Зоммера состояние Балтийского военно-морского флота ему достаточно известно. Нам он предложил собирать шпионские сведения о строительстве новых военных судов всех видов и введении их в строй. Далее он заявил, что мы должны наблюдать за появляющимися на Неве, в канале и в Финском заливе военных судах, а также за работой судостроительных верфей. При этом он ознакомил нас с различными типами судов Балтийского флота. Баумбах также пояснил, что судостроительные верфи удобнее всего обозревать при поездках в Петергоф на катере".
   "Во время моего пребывания в Ленинграде... туда 1 или 2 раза приезжал сотрудник ген. Кестринга Шульце Эмиль... когда он приходил весной 1941 г., генконсул просил меня съездить с ним на консульской автомашине в район Лесное... приехав в район за Лесным, я установил, что Шульце имел задание убедиться в готовности к эксплуатации новой трансформаторной силовой линии, месторасположение которой было Шульце точно известно".
   Разведчики из Генерального консульства Германии к началу войны собрали объемный материал по оборонным предприятиям города. Во время войны немцы, в ходе подготовки разведчиков, показывали подробную карту ленинградских предприятий с описанием на русском и немецком языках, выпускаемой ими продукции.
   24 июня, когда стало ясно, что советские войска отступают на большинстве участков линии фронта, на места была передана директива, определяющая, как должны вести себя органы госбезопасности в условиях отступления.
  
   "В дополнение к нашей телеграмме от 22 июня за N 127/5809 напоминаю еще раз о необходимости соблюдения максимальной организованности, бдительности и напряжения всех сил в борьбе с врагами советского народа.
   В условиях военного времени органы НКГБ должны еще тверже стоять на своем посту; действуя в тесном контакте с командованием частей Красной Армии и рационально используя совместно с органами Наркомвнудела чекистские оперативные войска.
   Предлагаю:
   1. Форсировать эвакуацию арестованных, в первую очередь из районов, в которых создалось напряженное положение.
   2. Архивные материалы и другие секретные документы, не являющиеся необходимыми для текущей оперативной работы, тщательно упаковать и отправить в тыловые органы НКГБ под надежной охраной.
   3. Особо охранять шифры, совершенно исключив возможность попадания их в руки противника.
   4. Ни в коем случае не покидать обслуживаемой территории без специального разрешения вышестоящих органов НКГБ. Виновные в самовольной эвакуации, не вызванной крайней необходимостью, будут отданы под суд.
   5. Совместно с органами НКВД организовать решительную борьбу с парашютными десантами противника, диверсионными и бандитско-повстанческими группами, организованными контрреволюционными элементами.
   6. В каждом органе НКГБ создать крепкие, хорошо вооруженные оперативные группы с задачей быстро и решительно пресекать всякого рода антисоветские проявления.
   7. Особое внимание обратить на вопросы связи, принимать все необходимые меры, чтобы быть в курсе происходящих событий, в частности знать, в каком состоянии находится тот или иной периферийный орган НКГБ.
   8. Не ослаблять работы с агентурой, тщательно проверять полученные материалы, выявляя двурушников и предателей в составе агентурно-осведомительной сети.
   Агентуру проинструктировать: в случае отхода наших войск оставаться на местах, проникать в глубь расположения войск противника, вести подрывную диверсионную работу. При возможности обусловливать формы и способы связи с ними.
   9. Не реже двух раз в сутки информировать НКГБ СССР всеми доступными способами о положении дел на местах.
   10. Решительно пресекать малейшие проявления паники и растерянности среди оперативного состава органов НКГБ, арестовывать паникеров и трусов.
   Каждый сотрудник НКГБ должен проникаться чувством огромной ответственности за дело, которое поручено ему Партией и Правительством Советского Союза.
   Уверен, что органы НКГБ с честью выполнят свой долг перед Родиной.
   Нарком госбезопасности СССР Меркулов".
  
   По сути, это был первый документ, закладывавший основы партизанской войны.
   24 июня Ленинградский военный округ преобразован в Северное направление (позже будет назван фронтом),о командующим назначен генерал-лейтенант М.М.Попов. В тот же день вышло Постановление Совнаркома о мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе. Ликвидация парашютистов и диверсантов была возложена на НКВД. В развитие этого постановления 25 июня 1941 года народный комиссар внутренних дел Л.П.Берия подписал приказ N 00804.
  
   "Во исполнение постановления Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 24 июня 1941 г. "О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе"
   ПРИКАЗЫВАЮ:
   1. Для обеспечения своевременной успешной борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе организовать в НКВД СССР штаб, а в НКВД -- УНКВД по г. Ленинграду и Ленинградской области, Мурманской, Калининской областям, Карело-Финской, Украинской, Белорусской, Эстонской, Латвийской, Литовской и Молдавской ССР, Крымской АССР, по Ростовской области, Краснодарскому краю и западной части Грузинской ССР -- оперативные группы.
   4. Наркомам внутренних дел, начальникам УНКВД республик, краев и областей совместно с начальниками оперативных групп и органов НКГБ в 24 часа организовать при городских, районных и уездных отделах (отделениях) НКВД истребительные батальоны по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника численностью 100-200 человек каждый и об исполнении донести по телеграфу.
   5. Начальникам истребительных батальонов назначить надежных и боевых оперативных работников НКВД, преимущественно из пограничных и внутренних войск и оперативных работников милиции.
   6. Истребительные батальоны комплектовать из числа проверенных, смелых, самоотверженных коммунистов, комсомольцев, советских активистов, способных владеть оружием, без отрыва их от постоянной работы.
   Для поддержания постоянной связи с бойцами истребительных батальонов и обеспечения своевременного их сбора в необходимых случаях организовать при истребительных батальонах группы связи, на которые возложить несение постоянного дежурства.
   7. Начальникам истребительных батальонов для успешного выполнения возложенных на них задач создать в колхозах, совхозах и на отдельных промышленных предприятиях в районах своей деятельности группы содействия.
   На группы содействия возложить информацию истребительных батальонов (как их командиров, так и в зависимости от конкретной обстановки отдельных бойцов) о всех случаях появления парашютных десантов и диверсантов противника в районе деятельности истребительных батальонов.
   Начальникам истребительных батальонов систематически инструктировать группы содействия, с тем, чтобы своевременно быть в курсе о всяком вновь появившемся диверсанте и обеспечить его уничтожение.
   8. Начальники истребительных батальонов, а также каждый боец истребительного батальона должны быть тесно связаны с широкими слоями трудящихся, партийно-комсомольскими и пионерскими организациями для использования их в своевременном выявлении и ликвидации диверсантов, забрасываемых противником на территорию СССР.
   9. Начальники истребительных батальонов выделяют в районе своей деятельности наиболее важные промышленные предприятия, железнодорожные сооружения, электростанции, мосты и другие объекты, могущие быть подвергнутыми нападению со стороны парашютных десантов и диверсантов противника, и принимают необходимые меры для усиления охраны и наблюдения за этими объектами.
   10. Начальники истребительных батальонов должны привлекать в качестве наблюдателей за возможным появлением парашютных десантов и диверсантов противника пастухов, лесников, путеобходчиков железных дорог, ремонтных рабочих шоссейных дорог, которых необходимо соответствующим образом проинструктировать. Особое внимание уделить использованию в этом направлении сотрудников сельской милиции.
   11. В случае возможной высадки противником многочисленного парашютного десанта или групп диверсантов начальники истребительных батальонов обязаны прибегать к помощи близрасположенных воинских частей НКВД и Красной Армии.
   12. Начальникам истребительных батальонов наладить действенную связь с соответствующими органами НКВД для обеспечения своевременной информации их о ходе проводимых операций по уничтожению диверсантов противника.
   13. Начальники истребительных батальонов должны учитывать возможность дезинформационных сообщений со стороны антисоветского элемента о появлении парашютных десантов и диверсантов противника. Поэтому каждое сообщение необходимо подвергать немедленной проверке.
   14. Истребительным батальонам предоставляется право использования в необходимых случаях всех видов местного транспорта и связи (автомашин, мотоциклов, велосипедов, лошадей, подвод, телефона, телеграфа, радио и пр.).
   15. Начальнику Управления военного снабжения НКВД СССР генерал-майору интендантской службы Вургафту вооружить каждый истребительный батальон городского, районного и уездного отделов (отделений) НКВД двумя ручными пулеметами, винтовками, револьверами, необходимыми боеприпасами и по возможности гранатами.
   16. С настоящим приказом ознакомить первых секретарей ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов ВКП (б), председателей Совнаркомов республик и председателей краевых и областных исполкомов Советов [депутатов] трудящихся.
   Приказ ввести в действие по телеграфу.
   Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия".
  
   Истребительные батальоны были новым направлением в работе НКВД, поэтому приказ так четко регламентирует все стороны их работы, вплоть до количества пулеметов и связей с пионерскими организациями.
   К 1 июля 1941 года стало ясно, что начало войны складывается для Советского Союза катастрофически неудачно: значительные территории страны попадают под немецкую оккупацию. К Ленинграду продвигалась группа армий "Север", насчитывающая в составе 18-й и 16-й армий более 700 тысяч солдат и офицеров. 26 июня 1941 года немецкие войска захватили город Даугавпилс (Латвия) и вышли на границу РСФСР.
   С 30 июня на основании решения Ленинградского горкома партии и постановления Военного Совета Северного фронта от 27 июня 1941 г. в Ленинграде начато формирование дивизий народного ополчения. К 14 июля были сформированы первые три дивизии общей численностью в 31 тысячу человек, которые пополнили Лужскую оперативную группу. Намечалось создать 15 стрелковых дивизий общей численностью в 200 тысяч человек.
   Боевые характеристики регулярных войск и дивизий народного ополчения защищавших Ленинград, можно посмотреть здесь:
   http://artofwar.ru/img/t/tiranin_a_m/text_0220/index.shtml
  
   1 июля НКГБ СССР направляет в свои органы на местах директиву N 168 об организации нелегальной борьбы в тылу врага.
   "Нападение фашистской Германии на Советский Союз продолжается. Целью этого нападения является уничтожение советского строя, порабощение народов Советского Союза и восстановление власти помещиков и капиталистов.
   Наша Родина оказалась в величайшей опасности.
   Органы НКГБ, каждый чекист в отдельности обязаны приложить все силы для беспощадной расправы с ордами напавшего германского фашизма.
   Наркомам государственной безопасности республик, начальникам УНКГБ краев и областей, в первую очередь находящихся на военном положении, необходимо всю свою работу подчинить интересам борьбы с наступающим врагом и его агентурой внутри СССР.
   Чекистский аппарат, как гласный, так и секретный, должен быть подготовлен для активной борьбы с врагом в любых условиях, в том числе в подпольных.
   В этих целях приказываю немедленно приступить к осуществлению следующих мероприятий:
   1. Весь негласный штатный аппарат НКГБ, сохранившийся от расшифровки, подготовить для оставления на территории в случае занятия ее врагом для нелегальной работы против захватчиков.
   Аппарат должен быть разделен на небольшие резидентуры, которые должны быть связаны как с подпольными организациями ВКП(б), так и с соответствующими органами НКГБ на территории СССР.
   Способы связи (радио, шифры, оказии и пр.) должны быть заблаговременно определены. Перед резидентурами поставить задачу организации диверсионно-террористической и разведывательной работы против врага.
   2. Из нерасшифрованной агентурно-осведомительной сети также составить отдельные самостоятельные резидентуры, которые должны вести активную борьбу с врагом.
   В резидентуры, как штатных негласных работников НКГБ, так и агентурно-осведомительной сети нужно выделять проверенных, надежных, смелых, преданных делу партии Ленина -- Сталина людей, умеющих владеть оружием, организовать осуществление поставленных перед ними задач и соблюдать строжайшую конспирацию.
   3. В целях зашифровки этих работников необходимо заранее снабдить их соответствующими фиктивными документами, средствами борьбы (оружие, взрыввещества, средства связи и т. д.).
   4. В отдельных случаях допустим перевод на нелегальное положение и гласных сотрудников органов НКГБ, но при условии обеспечения тщательной зашифровки этого мероприятия в каждом отдельном случае.
   Сотрудники НКГБ, как правило, на нелегальное положение должны переводиться в местностях, где они мало известны населению.
   5. Также заблаговременно необходимо подготовить для упомянутых выше резидентур и отдельных работников-нелегалов соответствующие конспиративные квартиры и явочные пункты, должным образом зашифрованные.
   6. В качестве одного из методов зашифровки агентуры, оставляемой на занятой врагом территории, практиковать фиктивные аресты и заключение в тюрьму якобы за антигосударственные преступления отдельных влиятельных агентов, осведомителей.
   Повторяю, при разработке этих мероприятий учтите необходимость соблюдения строгой конспирации, тщательного инструктажа лиц, переводимых на нелегальную работу, и всесторонней разработки форм и методов борьбы с врагом.
   7. В качестве основной задачи перед работниками НКГБ, переводимыми на нелегальное положение, необходимо ставить задачу по организации совместно с органами НКВД партизанских отрядов, боевых групп для активной борьбы с врагом на занятой им территории СССР.
   8. В процессе повседневной текущей работы органы НКГБ -- УНКГБ обязаны оказывать всемерную помощь Красной Армии в ее борьбе с наступающим врагом своей активной неутомимой работой по разведыванию сил противника, оказанию всемерного противодействия его продвижению и успеху, осуществлению связи частей Красной Армии с командованием и истреблению проникающих на нашу территорию диверсантов.
   9. Сотрудники органов НКГБ обязаны помнить о необходимости максимального повышения своей революционно-чекистской бдительности, беспощадно бороться со всякими проявлениями контрреволюционных элементов, обеспечивая наблюдение за бдительной охраной важнейших предприятий нашей социалистической промышленности, сельского хозяйства, железных и шоссейных дорог, мостов, электростанций, телефонно-телеграфной связи, материальных складов и т. д.
   10. В случае вынужденного отхода частей Красной Армии работники органов НКГБ обязаны до последней минуты оставаться на своих боевых постах в городах и селах, борясь с врагом всеми возможными способами до последней капли крови.
   Эвакуироваться можно только с последними частями Красной Армии, приняв предварительно необходимые меры к проверке, насколько тщательно уничтожено на занимаемой противником территории СССР народное достояние (фабрики, заводы, склады, электростанции и все, что может оказаться полезным врагу в его борьбе с советским народом), подготовив и полностью осуществив мероприятия, изложенные выше.
   Каждому чекисту надо твердо помнить, что в захваченных врагом районах необходимо создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу и срывать все их мероприятия.
   В дополнение данных вам ранее директив N 127 и 136 предлагаю немедленно приступить к организации работы, предусмотренной настоящей директивой, и о принятых мерах доложить НКГБ СССР.
   Нарком госбезопасности СССР Меркулов".
  
   В Управлении НКГБ ЛО основная нагрузка по выполнению этой директивы легла на разведывательный отдел и областные подразделения.
   2 июля 1941 г. вышел Приказ НКВД СССР и НКГБ СССР N 00871/00259 об организации борьбы с вражескими агентами, подающими световые сигналы самолетам противника.
  
   "В органы НКГБ и НКВД в г. Москве поступают сообщения о том, что со стороны вражеских элементов якобы имеет место сигнализация ракетами и другими световыми средствами для наводки самолетов противника.
   При проверке в подавляющем большинстве случаев сообщения о световых сигналах не подтвердились. Несколько случаев осталось невыясненными из-за недостаточности первичных сведений.
   В целях тщательной проверки этих сведений приказываем:
   1. С 22 часов до 4 часов со 2 июля с. г. и впредь до особого распоряжения на всех 154 наблюдательных вышках г. Москвы организовать дежурство оперативных сотрудников НКГБ -- НКВД для тщательного наблюдения за городом.
   На каждую вышку послать по одному сотруднику НКГБ и одному сотруднику НКВД.
   2. На 19 наблюдательных пунктах ПВО г. Москвы, имеющих между собой телефонную связь, организовать дежурство оперативных групп НКГБ -- НКВД по 5 человек с автомашинами.
   3. В непосредственной близости от пунктов г. Москвы, имеющих особо важное оборонное значение (электростанции, крупные заводы и пр.), также иметь дежурные группы работников НКГБ -- НКВД с задачей наблюдения за этими предприятиями.
   4. На пустырях, кладбищах, скверах, садах и в парках культуры и отдыха организовать засады из отрядов милиции под руководством оперативных работников НКГБ -- НКВД с задачей в случае появления каких-либо подозрительных сигналов оцеплять и прочесывать эти места.
   5. Каждое сообщение о появлении сигнализации ракетами или каким-либо иным способом тщательно проверять.
   Задержанных подозрительных лиц подвергать тщательному допросу и в зависимости от результатов решать вопрос об их аресте.
   6. Всем органам НКГБ -- НКВД по г. Москве и Московской области проинструктировать агентурно-осведомительную сеть, обязав ее в случае обнаружения лиц, тем или иным способом подающих световые сигналы, задерживать их и доставлять в ближайшее отделение милиции или органы НКГБ - НКВД.
   7. Выполнение изложенных выше мероприятий возложить на начальника УНКГБ по Московской области тов. Кубаткина и начальника УНКВД по Московской области тов. Журавлева, в распоряжение которых дополнительно командировать из состава оперработников НКГБ и НКВД СССР по 50 человек.
   8. Ежедневно в 12 часов дня товарищам Кубаткину и Журавлеву докладывать о результатах принятых за ночь мероприятий товарищам Серову и Абакумову; на которых возлагается общее руководство выполнением настоящего приказа.
   Народный комиссар внутренних дел Союза ССР, Генеральный комиссар госбезопасности Л. Берия
   Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР комиссар госбезопасности 3 ранга В.Меркулов"
  
   В начале июля этот приказ мало касался Ленинграда - немецкие самолеты до сентября не смогли начать регулярные бомбежки. Однако после сентября он стал выполняться неукоснительно. Так, в ночь с 12-го на 13-е и с 13-го на 14 сентября 1941 года в районах Ленинграда для выявления лиц, выпускающих ракеты и подающих световые сигналы противнику, были организованы скрытые засады и посты. Для этой цели в ночь на 13 сентября в городе были мобилизованы 4450 человек, члены ВКП(б), работники НКВД и милиции. В ночь на 14 сентября в засадах участвовали более 10 тыс. человек. За эти две ночи было зарегистрировано 25 случаев выпуска ракет (от 1 до 10 штук) и 9 случаев подачи световых сигналов, по подозрению в которых были задержаны 11 человек.
   20 сентября 1941 г. штаб МПВО передал в Управление сведения о замеченных ракетах и световых сигналах на территории Ленинграда за 19 и 20 сентября, где сообщалось о 21 случае выпуска ракет в вечернее и ночное время. Эти данные за подписью Кубаткина были отправлены в НКВД СССР. Правда, в результате проведенного разбирательства только в одном случае было возбуждено уголовное дело, обвиняемый по которому был осужден.
  
   6 июля органам госбезопасности прифронтовой полосы разослан, так сказать "ответ врагу", директива НКГБ N 190.
   "Предлагаю:
   из проверенных, вполне лояльно к нам настроенных лиц, а также из числа агентуры, которая не может быть использована для более активных целей, организовать кадры сигнальщиков, которые, оставаясь на территории противника, должны всеми доступными им способами (ракеты, поджоги, включение света и пр.) в ночное время во время налетов наших самолетов подавать световые сигналы, указывая им места расположения особо важных объектов противника (расположение вооруженных сил противника, скопление танков, складов со взрывматериалами и проч.).
   Сигнальщики должны это проделывать по своему усмотрению, без особых к тому указаний.
   Ни с кем из работников резидентуры их не связывать.
   Сигнальщики должны действовать осторожно, использовать панику во время воздушных тревог и, подав сигнал, немедленно менять места своего нахождения.
   Работу эту проводить не только в городах, но и в селах".
  
   Директива НКГБ СССР N 176 от 4 июля о мероприятиях по предотвращению диверсий на оборонных заводах.
   "По имеющимся сведениям, вражеские элементы намереваются вывести из строя энергетическую базу следующих заводов:
   тульских -- пулеметного завода N 66 и винтовочного завода N 314;
   ижевских -- металлургического завода N 71 и винтовочного завода N 74;
   ленинградского артиллерийского завода N 232;
   сталинградского артиллерийского завода N 221;
   мытищинского артиллерийского завода N 8.
   Примите немедленно меры к организации охраны всех основных мест на заводах, в том числе их энергетической базы, и проверке лиц, имеющих отношение к этим местам.
   Ориентируйте об этом партийную организацию завода, тщательно проинструктируйте агентурно-осведомительную сеть".
   По мнению А.Ф.Стародубцева, эта чрезвычайно любопытная директива не является документом общего характера. Речь в ней идет о возможных конкретных однотипных диверсиях на производствах, размещенных в разных регионах СССР. Скорее всего, она является одним из результатов разведывательной деятельности НКГБ в тылу врага.
  
   4 июля директивой НКВД СССР и НКГБ СССР N 238/181 был определен порядок подготовки к выселению с территорий, объявленных на военном положении, "социально опасных элементов" -- тех, кто в решающий момент может стать пособником врагу.
   "В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г., п. 3-"з", военные власти имеют право на территориях, объявленных на военном положении, принимать решение о выселении лиц, признанных социально опасными,
   В случае вынесения такого решения выселение этой категории лиц должно быть возложено на органы НКГБ -- НКВД.
   В связи с этим предлагаем провести соответствующую подготовительную работу, взяв на учет всех лиц вместе с их семьями, пребывание которых на территориях, объявленных на военном положении, будет признано нежелательным.
   Учету подлежат следующие категории лиц:
   а) бывшие члены антисоветских политических партий, ныне проявляющие антисоветские, пораженческие настроения;
   б) бывшие участники различных контрреволюционных организаций и групп, занимавшие в них в прошлом руководящее положение и ныне продолжающие проявлять антисоветские и пораженческие настроения;
   в) все бывшие кадровые троцкисты и правые, привлекавшиеся в прошлом к ответственности в партийном, судебном или административном порядке;
   г) все отбывшие срок наказания по обвинению в шпионаже, диверсии, терроре, вредительстве или повстанчестве;
   д) бывшие политбандиты, перебежчики, белые, харбинцы, выходцы из Монголии, на которых в настоящее время имеется компрометирующий их материал;
   е) лица, исключенные из ВКП (б) по политическим мотивам, если в настоящее время проявляют недовольство и антисоветские настроения;
   ж) лица без определенных занятий и места жительства и уголовники-рецидивисты.
   К внесению на учет подходите осторожно, предварительно проверяя имеющиеся у вас материалы.
   Учтите, что среди указанных выше категорий могут оказаться отдельные члены и кандидаты в члены ВКП(б), орденоносцы, знатные стахановцы, лица, члены семей которых находятся на службе в Красной Армии, Военно-Морском Флоте или в органах НКГБ -- НКВД.
   Семьи этой категории лиц подлежат выселению лишь при наличии на них особо серьезных проверенных материалов, влекущих за собой арест глав семей.
   Нетрудоспособные мужчины и женщины старше 60 лет выселению не подлежат.
   Выселение больных откладывается до их выздоровления.
   При выселении придерживаться следующего порядка: выселяемые вызываются в органы милиции и им дается 48 часов на устройство своих дел, после чего они обязуются под подписку покинуть территорию, на которой проживали. Им запрещается проживание во всех режимных городах, пограничной полосе, а также в краях и областях, объявленных на военном положении.
   В случае если в установленный срок они не выедут, выселение проводится принудительно, в административном порядке.
   Списки выселяемых утверждаются военными советами округов, принявших решение о выселении.
   Количество взятых на учет лиц, подлежащих выселению, телеграфьте в НКГБ СССР.
   Без санкции НКГБ -- НКВД СССР к операции не приступайте.
   Работу по взятию на учет проводите в ускоренном порядке".
   Кстати, что интересно, еще 2 июля НКГБ, с тем чтобы не допустить злоупотреблений при арестах, выпустил "упреждающую" директиву.
   "По полученным из ряда областей сообщениям, некоторая часть состоящего на учете антисоветского элемента в связи с войной резко изменила свои прежние антисоветские высказывания и стала на путь безусловной поддержки Советской власти в борьбе против немцев.
   В связи с этим предлагаю учесть это обстоятельство при проведении арестов антисоветского элемента и в случае наличия проверенных, повторяю, проверенных, данных о перемене позиции подутчетников таковых не изымать".
  
   Такие меры, как интернирование, превентивное заключение в концлагерь, выселение, проводятся во всех странах накануне или в начале войны, так что ничего исключительного в этом документе нет. В Великобритании, например, после начала войны были интернированы все немцы, в том числе и многочисленные политэмигранты-антифашисты. Этот шаг многих возмутил, но никого не удивил. И воистину, пути Господни неисповедимы - в Ленинграде, выселение для многих неожидаемо обернулась благом - их вовремя вывезли из блокадного города, и можно только гадать, сколько жизней спасли от голодной и холодной смерти..
   В тот же день, 4 июля, наркомам госбезопасности и внутренних дел УССР, начальникам УНКГБ и УНКВД Ленинградской, Смоленской, Гомельской, Витебской, Калининской, Курской, Орловской и Тульской областям поступила Директива НКВД СССР и НКГБ СССР N 239/182 о предотвращении попыток вражеских элементов проникнуть в советский тыл с эшелонами эвакуируемых советских граждан. Решение об эвакуации было принято еще 27 июня. Нетрудно было догадаться, что немцы постараются превратить поезда с эвакуируемыми в канал проникновения вражеских агентов и диверсантов в советский тыл.
  
   "...В целях недопущения проникновения в наш тыл вражеских элементов, диверсантов и шпионов, налаживания тыла и борьбы с дезертирами из Красной Армии
   приказываем:
   1. Связаться с начальниками тылов, с уполномоченными СНК СССР по эвакуации, начальниками гарнизонов и военными комендантами на железнодорожных станциях и оказать им в их работе всяческую помощь.
   Распоряжения начальников тыла должны выполняться безоговорочно, с одновременным сообщением о полученном распоряжении в НКВД -- НКГБ СССР по принадлежности.
   2. Организовать проверку прибывающих эшелонов, изымая всех подозрительных и тщательно проверяя каждого изъятого.
   При наличии достаточных данных их арестовывать и вести следствие.
   3. Отбирать все холодное и огнестрельное оружие, обнаруженное в эшелонах.
   4. Обнаруженных в составе эшелонов бывших заключенных, которые бежали из тюрем в момент бомбардировок городов, арестовывать и направлять в тюрьмы и при возможности требовать на них материал из мест их первоначального заключения.
   5. В случае обнаружения в эшелонах сотрудников НКВД -- НКГБ без соответствующих документов, удостоверяющих их право нахождения в эшелоне, арестовывать, проводить расследование через органы Особой инспекции о причинах ухода из прифронтовой полосы и с санкции НКГБ СССР предавать их суду военного трибунала.
   6. Мелкие воинские подразделения и отдельных военнослужащих, прибывших с фронта без соответствующих документов, задерживать, разоружать и передавать их военным комендантам или начальникам гарнизонов.
   О проводимой вами работе ежедневно докладывайте в НКВД -- НКГБ СССР".
  
   Эта задача легла на плечи работников отдела эвакуации города, сотрудников транспортного отдела Ленинградского управления НКГБ (с 20.07.1941 - УНКВД) и дорожного отдела милиции, которые привлекалась и общественность. За первое полугодие 1941 года через Ленинград только граждан из прибалтийских республик было перевезено 85 тысяч 088 человек. Именно эти эшелоны из республик, где только что установилась советская власть, были самыми сложными для проверки. В город прибывали также беженцы из Белоруссии, Псковского и Новгородского районов. Всего из Ленинграда были вывезены 1,7 млн. человек, в том числе 300 тыс. детей.
   В начале июля немцы овладели столицей Латвийской ССР, Ригой и продолжали приближаться к Ленинграду. В городе продолжалось формирование дивизий народного ополчения. К 4 июля в состав первых трех дивизий (всего их будет сформировано десять) были откомандированы 52 сотрудника УНКГБ, а всего в состав дивизий народного ополчения были направлены 200 добровольцев, большей частью вошедших в состав особых отделов дивизий. После того как органы военной контрразведки были вновь переданы Наркомату внутренних дел, фронтовые чекисты продолжили службу в особых отделах. Всего летом 1941 года УНКГБ ЛО откомандировало на фронт более 600 сотрудников.
  
   5 июля< Л.П. Берия подписал исторический приказ НКВД СССР N 00882. Текст его чрезвычайно краток:
   "1. Для выполнения специальных заданий создать Особую группу НКВД СССР.
   2. Особую группу подчинить непосредственно народному комиссару.
   3. Начальником Особой группы назначить майора государственной безопасности тов. Судоплатова П.А.
   Заместителем начальника Особой группы назначить майора государственной безопасности тов. Эйтингона Н.И.".
  
   Так появилось на свет одно из самых знаменитых подразделений НКВД, будущее разведывательно-диверсионное управление, преобразованное 3 октября 1941 года во второй отдел НКВД. Главными задачами Особой группы стали ведение разведывательной и диверсионной работы в немецком тылу, организация партизанской войны, создание агентурной сети на территориях, находившихся под немецкой оккупацией. В Ленинграде эта деятельность составляла основное содержание работы разведотдела. Впоследствии, в соответствии с приказом НКВД СССР от 18.01.1942г., Второй отдел был реорганизован в Четвертое Управление НКВД с задачей проведения специальных мероприятий в тылу противника.
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015