ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Титор Руслан Валерианович
Золотой телёнок и ни одного стула

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 4.77*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Байка

  
  "...А ещё вас здесь научат стрелять без промаха по разбегающимся мишеням..."
  
  Из речи начальника "учебки" Н-ского погранотряда перед новобранцами 198... года
  
  "...Как банально! Днепр, Аму-Дарья и Волга,
  Я исполнил долг, но буду должен долго,
  Я не предал никого, не всё не всем простил,
  Жаль впустую - вхолостую, улетевших сил..."
  
  Из стихотворения Алексея Матвеева, призыв Май 85, Термезский погранотряд, КСАПО.
  
  
  
  Сначала не было ничего - один мрак витал везде, повсюду и только бедный "дух" метался над залитыми водой, белопенными, безбрежными полами, безжалостно рассечёнными узкой, линолеумной полосой "взлётки"... Затем было слово, сурового "капрала", из навечно "ужаленных", (это которые на заставах долго не живут, в смысле - не приживаются):
  - "Драконы"! Я возвращаюсь из каптёрки через 27 минут 38 секунд и... Очень удивляюся - всё горит золотом от самого пола, (не пропустив плинтусов), до ламп длительного накаливания на потолке! А об кант постелей чтоб обязательно можно было легко порезаться. Время... ПОШЛО!!!...
  
  Блин, приснится же!
  Знатно мотнувший кузовом на ухабе заставской "Газ-66", встряхнул седоков и разбудил некоторых из них, задремавших. С перевалочной базы до заставы, по тылу - путь неблизкий, о том предупредили заранее и хоть скамья по изысканной мягкости лишь самую малость уступала асфальту, однако набили плотно, как селёдку в банку, да ещё обопрёшься вещмешком за спиной если, то вообще - убаюкивает на раз. Тем более, что "сделали ночь": закрыли-завязали задне-откидной полог, оттого полумрак случился, а внешние визуальные раздражители-антиусыпители, проплывали невидимками, напрочь скрытые брезентом тентированного кузова. Фигвам на колёсах натуральный, а не любование окружающими красотами и прочими ландшафтами...
  
  Первые, самые первые недели на заставе.
  Для новоприбывших - всё такое дико новое, страшно неизведанное и ужасно интересное... На правом фланге успели пару-тройку раз уверенно заблудиться. Потом будет тоже, как и "старшим" призывам, непонятно - где там заблужаться-то и КАК?! Как-как, "молодых" вона сколько хваткий зампобой с "учебки" понасобирал да привёз!!! Пальцев рук и ног - не хватит пересчитать, вот и выходит пока боком эдакое необычное изобилие: старослужащих, на всех, сразу-то и не хватило. Эх, молодо-драконово, учить вас, головастиков, не переучить! Вот только подкормить сначала трэба, чтоб исчез голодный блеск из глаз и там проясняться стало, что не хлебом единым живут на границе. Тогда и учить да спрашивать начнём, строго, но без дурных излишеств и перегибов...
  
  Начальник заставы и замполит ходят обалдело радостные, с несходящими с лица лучезарно умильными улыбками. Украдкой смахивая ностальгическую слезу, тайно вздыхают о чём-то в канцелярии. Недолго это, ах как же недолго-то!!! Скоро, через пару-тройку месяцев, оперятся, переймут от старослужащих не только опыт и навыки организации надежной охраны госграницы непосредственно в нарядах, ощетинятся знаменитыми "зайкинскими ершами" и - прости прощай божественная музыкальность "ТОВАРИЩ капитан, разрешите обратиться...", "ТОВАРИЩ замполит, РАЗРЕШИТЕ ПРОЙТИ!"... Вон, буквально только что: деликатный стук в дверь, робкий, зашуганный спрос на разрешение на войти, "ТОВАРИЩ капитан, разрешите обратиться к ТОВАРИЩУ лейтенанту? Товарищ лейтенант, рядовой Ланютин, разрешите доложить? Ваше приказание - выполнено! Какие будут дальнейшие приказания?..." Эт ж, мать-перемать, в свет, в дугу, вперехлёст, через коромысло да вприсядку - бесподобное, ангельское пение, коллега, это - СИМ-ФО-НИ-Я!!! Плакать хочется, разрыдаться друг у дружке на плече - от вновь обретённого, кратковременного, как местные летние осадки, гарнизонного счастья и от одновременной, заранешной печальности, да-с, батенька... А нагуталиненные до полной и окончательной зеркальной аспидности сапоги, а бляхи ремней, сладостно слепящие начальственный взгляд, а застёгнутые крючки ворота, а отдание чести даже ефрейторам! Эх...
  - Дежурный по заставе!
  Ни те стука, ни спроса, ввалился:
  - Звали, трищ каптн?
  "Эх, испортил песню! И кайф обломал!!!"
  - Передай замбою, чтобы сформировал из новоприбывшего призыва рабочую группу на Левый, пора "систему" от травки почистить. Он их лучше знает, пусть отберёт самых добросовестных. И сам зайдёт.
  - Айн момент!...
  - Да что за ё-пэ-рэ-сэ-тэ и блин ходячий сверху: нет ты видел!!!? Умёлся, засранец, не испросив на то разрешения!!!... Здравствуй Наиль... Да-да, и тебе доброго с самого с утра. Вот так и живём... Нет, я щас точно всплАкну... Чего ржёте, второгодки оба-двое!? ПослУжите на "Зайке" с моё, вот тогда я посмотрю, как взвоете!!!... Остаёшься на хозяйстве за главного, так как замполит у нас нынче - ответственный, а я - в тыл, по срочному делу отъеду, на часов пару. В общем, ты понял, Наиль, нет? И эта, за "молодыми" присмотрите хорошенько, кабы не учудили чего по неопытности, с испугу или поканешному не знанию разных нюансов всяких...
  
  Сидящие в курилке "драконы" невольно вздрогнули, а у представителей "старших" призывов заставы как по команде промелькнули кривые ухмылки от громогласно, преувеличенно бодро раздавшегося вдруг с плаца возгласа:
  - Анзор, братан, здарова!!! Как житуха и вообще?...
  - Кто это?! - придя в себя первым из "молодых" спросил старослужащих Рома Боровлёв.
  - А это, извольте познакомиться, Братан Паец, особист нашей комендатуры, - ещё шире ухмыльнулся зайкинский лектрический шаман Вицик. - Щас будет вам цирковой трюк, смотрите внимательно...
  И когда у "драконов" повытягивались лица, а старослужащие принялись прыскать от сдерживаемого смеха в кулак, пояснил:
  - Да, вам не привиделось, в обрезанных по-дембельски солдатских сапогах рассекает. И - да, на второй вопрос.
  Некоторые из младшего призыва недоумённо переглянулись, пока Паша Румянцев не развеял все сомнения, риторическим вопросом:
  - Ещё и в портянках, поди, ходит?...
  
  - Товарищ капитан, Первого нет на заставе, отъехал в тыл, сказал, на пару часов где-то.
  - А-а-а, надо же, разминулись. Хм, ладно. Всё равно, я смотрю мне тут надолго зависать, эт ж надо ухитриться без малого три десятка привезти с "учебки". Гигант ты, Алдаев, далеко пойдёшь, помяни мои слова. Ну-с, как обычно, дай-ка мне ключики от ОВСа...
  
  - Слушать сюда, - негромко произнёс старший вожатый, младший сержант Гурик Анинян, - начнёт вызывать на беседу, всех, по одному, по очереди. Думайте, прежде чем рот открывать.
  "Молодые" встревожено запереглядывались:
  - А как себя правильно вести?! Мы ж не знаем, подскажите...
  - Не соглашайтесь "стучать". Как хотите выкручивайтесь, и ни на какие посулы или горькие сетования о тяжкой службе да без какой-либо помощи когда, не купитесь. "Стукачей" всё равно вычислят да и не надо забывать, что нам с ним в любом случае - не по пути.
  - Да это как-то... Он же офицер, целый капитан! Как не соглашаться-то, если прикажет чего?!
  - Просто старайтесь отвечать на вопросы односложно - да-нет, ничему не удивляйтесь и ничего не бойтесь. В случчего - мы поможем, не сдадим...
  - Румянцев! - раздалось со стороны канцелярии. - В склад ОВС, быстро!
  "Молодой" собаковод подскочил, как ошпаренный, гаркнул: "Есть!", тяжко вздохнул и припустил полутрусцой в указанном направлении. Отсутствовал долго. Вернулся ошарашенный, вспотевший. Присел на краешек лавки как в трансе, оглядел присутствующих очумело:
  - Откуда он столько про меня знает?!!! Даже про фотографию девушки и в каком кармане..
  - Сергейчук! В ОВС!...
  И пошло-поехало, как конвейер...
  
  - Определённо аншлаг у нас сегодня, - хохотнул старший рлсник - Эй, дядя дяжурный, кого там ещё принесло?
  - Начштаба. А ну разбежались все, кто куда, и попадали на нычки от греха подальше...
  Курилка волшебным образом моментально обезлюдела...
  
  Сдвинув на брови шапочку, старший рабочей группы, "дед"-сержант из строевых, блаженно жмурился на левом фланге, 8-м участке, по границе: когда ветра нет, даже припекает солнышко, чуть ли не по-летнему, хоть и самое начало весны на дворе.
  - Лето, ах, лето-о-о, - мурлыкал под нос, - лето звонкое, громче по-о-й!...
  А после лета, а после него - сентябрь и Приказ!!! Было отчего пребывать в исключительно благодушном настроении. А чего? Сидишь себе на прогретой каменюке, примастив под зад и спину камуфлированный бушлат, почти как в кресле, загораешь голоторсово. Лопоухие, нескладно-тощие "драконы", (сняв по его дозволению рабочие бушлаты и куртки-хабэ, но сурово пресечённые от неположенной по "сроку службы" для загарной полуобнажённости), ударно трудятся, дружно чистят "систему" от травки-муравки, вон, только лопаты мелькают. Х-х-харашо, покойно, аж смаривает. Тут предполуденную сонную одурь смыло словно щедрым выплеском да сзади ледяной воды из ведра: пятеро самочинно откладывают (!) лопаты и явно собираются личное оружие разобрать-взять в руки.
  - АлЁ, не понял! - рявкнул "дедушка". - Какого (полового члена) лопаты побросали без приказа и оружие лапать принялись!!!?
  - Товарняк, товарищ сержант! - нестройно донеслось уважительно-испуганное.
  - Ну и хрена лысого с того?!
  - Так положено же боевому охранению наготове стоять, вдруг спрыг или с фотиком кто...
  - На положено, (фаллосом) наложено! Ибашьте дальше, я сам буду бдить, всосали "драконяры", нет? А то устрою вам "боевое охренение", на заставе, в свободное у вас личное вре..
  (Неубедительно это у него звучало, несмотря на образцовый начальственный взрёв: поза расслабленная, "весло" на коленях, патрон не дослан...)
  У "дедушки" от изумления глаза приняли почти идеальную форму перевёрнутого квадрата: те пятеро, подхватили-таки личное и нерешительно сняв с предохранителя, неуверенно запередёргивали затвором.
  - Да вы в конец (уху ели)?!!! - с пол-оборота взбеленившись возопил несладкогласной сиреной сержант, вскочив как ужаленный.
  А состав уже вылез по тыловой стороне из-за холма и... дальше стало "молодым" не до внутренних метаний, кого же больше слушаться: отданного приказа или инструкции "Ни под каким видом или форме не допускать безнаказанного нарушения государственной границы!" На крыше пятого с головы поезда вагона обнаружилась тройка - без дышел, хомута, бубенцов и - подвуногая: некий гражданскоодетый вырвался немного вперёд с полунизкого старта, (опередив двух вформенных) да и исполнил мастерски прыжок "бескрылый Икар" через "систему", стремительно пропав из глаз. Второй, уже в прыжке, будто споткнулся в воздухе об автоматную очередь, голова лопнула перезревшим арбузом и ухнуло тулово вниз, зацепившись голенищем сапога за край "козырька", (перекосив последний), виснет эксклюзивным био-маятником, по границе. Третий, замешкавшись, рыхлым мешком с отрубями грянулся со всем дури прямо в верхнюю часть пролёта "системы", всей тушкой! Не удержался, вырывая из изоляторов "нити" шмякнулся на землю, по тылу. Принялся живописно кататься в пыли и крайне непритворно выть предультразвуковым фальцетом, от боли в фигурно изодранной сверху донизу, в лоскуты, персональнолицевой стороне. Встрепенулся, потянулся к выроненному из-за пазухи "макарову". Фёдор, сноровисто просунув ствол "весла" между "нитями", аккуратно прострелил недоумку правое плечо. Подумав с нанодолю мгновенья, его земляк Саид гуманно прострелил лежащей ростовой мишени и левое. А вдруг тот - левша!? Попрыгунчик-стрекозёл дёрнулся и замер. Болевой шок вырубил и функцию на опасные (для его жизни) подёргивания, и - говорительно-визжательную. А заодно, в качестве бонуса - и все остальные. Временно.
  Над головой гремит-надрывается "колокол"...
  Сержант, придя в себя от обалдения, заработал как хорошо отлаженный командный механизм:
  - Ты, с СПШа! Ракету, знаешь какую? (С одной пупырышкой)-ую, в сторону локомотива! Смотри, чтоб вверх, в сторону тыла... ДА НЕ В ПОЕЗД, ПОПАРОК, МЛЯТЬ, А ВЫСОКО ПО-НАД НИМ!!!... Бери выше! Молодец!!!.. Ты, хватай МТТ, доложишь, что видишь, остальны..
  Сотней помойных мартовских котов, (коим всем поголовно к тому же разом, в унисон наступили на хвосты), пронзительно взвизгнули тормозные колодки, перекрыв на мгновенье сержантский рык. Определённо машинист добросовестно оторвал стоп-кран или чего они там дёргают при экстренном торможении, очевидно узрев сигнал "Немедленно остановить транспортное средство!"
  Доприказывать сержанту не дала поехавшая вдруг в сторону дверь вагона, (с которого сиганули тарзанами те трое), и за ней открылась картинка гуашью и акварелями: замечательный, интерактивный, скульптурный ансамбль, опять, блин, трое! Ростовые, покачивающиеся в каких-то синеватых, незнакомо, резко пахнущих клубах дыма мишени, в форме-хабэ, простоволосые, забубённо рассупоненные едва ли не до пупа, рукава "нордически" закатаны, при ПК в центре и двух РПК по бокам... И сержант понял, что не успеет ни приказать, ни сделать чего сам: не было у него досланного патрона в патроннике, только и успел пока, с начала неожиданного, "живого" документал-кино, с предохранителя снять.
  Пулемётчик посередине неудержимо просился на антисоветский лубок: детина-косая сажень в поперечнике, Соловей, мля, разбойник, глыба, матёрый человечище, с приклеившейся к нижней губе сигареткой. Щурясь от сигаретного дымка, эдак пьяновато осклабился, уже ведя стволом справа-налево-вниз, от пуза, приятно удивив неподдельным знанием новейшей истории СССР:
  - Ну чё, абасрались, энкавэдиссты краснопёрые? Пришла ваш-ша..
  Чего пришла их, пограничники к великой постдосаде так и не узнали: изломанно-неровная шеренга, (ещё в самом начале балаганной фразы, к счастью для погранцов, дешёвого клоуна), как один рухнула на колено и, не дожидаясь окончания сольной ремарки с вагонной сцены, врезала снизу-вверх из всех стволов! (Согласно главе СТПВ "Применение оружия без предупреждения", немножко пункта 2: "Для прекращения вооружённого сопротивления пограннаряду", и уж точно, век валькирий не видать, пункт 4: "Когда при несении службы жизни и здоровью пограничников угрожает непосредственная опасность.") Пулемётную троицу смахнуло вглубь вагона незримой великанской ладонью. И если ассистенты с РПК бодро полегли среднеростовыми кеглями без каких-либо сопутствующих шумовых эффектов, то Соловейко ухитрился падая навзничь, (прежде чем затихнуть неприхотливо отбросив-разбросав невидимые простому глазу парные члены-коньки), дать недлинную очередь... в крышу. Красно-зелёные сполохи трассеров в полумраке можно было без особых сомнений посчитать за упавший на трио-труппу занавес.
  Внёс посильную лепту в радикально-принудительное улучшение вентилированнисти вагона и сержант. Раньше и что немаловажно - быстрее "молодых" сообразивший, что двери товарных вагонов сами собой не сдвигаются в сторону, а только лишь вручную: дал очередь в то место, где предположительно затаился на корточках четвёртый, кабы не с совсем ручной гранатой. Трое "дракош" сообразили и старательно изрешетили ту часть вагонной стены, которую им невербально подсказал-нарисовал-прихотливо обозначил товарищ сержант. Остальные из рабочей группы, для страховки, экономно продырявили и не охваченные пристальным пограничным вниманием участки с углами многострадального вагона.
  И вот в этот самый момент, будто свалившегося на "дедушку" сразу и столько было мало, Насмешница-Судьба припасла на десерт ещё гостинец. Один из "драконов" обернулся, глянул в сторону реки и - отколол умопомрачительный номер: щёлкнул предохранителем, положил "весло", сбросил шапку и, буквально выпрыгнув из сапог, рванул в сторону Аракса! В носках!!!
  "Ах ты ж "драконяра" охамевший в (женский половой орган), я тебе устрою..." - по инерции недавно с "учебки" мелькнуло в мозгу сержанта-"деда" и он непроизвольно икнул, когда до него рывком дошло: рядовой явно и неприкрыто собирается с разбегу прыгнуть со скалы в реку!!!
  - С-с-ст-х-х-хр-р-р!!! - только и смог выдавить из осипшего вдруг горла. Чокнутый "дракон" как на крыльях высоко подпрыгнул и - исчез. За ним рванули ещё несколько.
  - СТОЯТЬ!!!!! УБЬЁТЕСЬ НАХРЕН!!! - наконец-то исторг из себя сержант так, что ажно у самого зазвенело в ушах несмазанной бормашиной, на педальном приводе. Замерли как вкопанные. - На исходную, к контрольному валику, млять!!! Всем лечь и рассредоточиться! Приготовиться к отражению вооружённого прорыва с тыла!!! Слева-справа, по одному, по очереди, сменить магазины!...
  Из-за гребня холма, по тылу, показался зампобой, во главе третьего, усиленного заслона. Сержант испытал ни с чем не сравнимое облегчение - ну слава Егерю, словно гора Палец с плеч упала: подчиняться-то куда как легче, чем командовать...
  (И нести ответственность за последствия, обстоятельства и так далее, со всеми остановками, за всё на свете... А дурачки думают, что руководить у военных - это сплошной праздник жизни: знай себе приказы отдавай направо-налево да сыром в масле катайся, горя не зная. "Кому много дадено, с того много и спросится!" - пословица есть, народная. Как нарочно для подобных случаев, когда, кровь из носу, и приказ выполни, и подчинённых сбереги, по возможности. Вот тогда и будет тебе та самая, завоёванная честь и слава, как командиру над кем бы то ни было.)
  
  Прыжок, непродолжительный полёт строго вниз, когда в животе на краткий миг поселяется щекочущее почти приятно чувство невесомости. Тело по привычке, без участия мозга, сгруппировалось - вошёл в мутную воду весенней реки "складным ножиком", без бултых-брызг. Ноги тоже как бы сами собой чуть поджались расслабленно. Толща воды погасила губительную скорость и удар в ступни вышел "средней тяжести", больно, но терпимо и не членовредительно. Оттолкнувшись от неровного дна, пошёл на всплытие, косо, получая дополнительное ускорение от ощутимого течения горной реки. Вынырнул. Прилизанная, словно облитая маслом голова "нарушака" виднелась впереди, далековато. Не успеть догнать. И тут он вспомнил совет тренера...
  ...- Попробуйте внушить себе, что за вами гонится акула. Без дураков, на самом деле, и что главным призом станет пообедают тобой сегодня или помрёшь сам, во сне, в старческо-маразмаческом возрасте...
  У него - никогда не получалось, а вот сейчас... Уйдёт же, гад, уйдёт!!!... Отчаяние материализовалось серым хищным силуэтом, с грязно-белым брюхом, "мёртвые" агатовые глазки и... неряшливо-рваные, ошмётки подгнившего мяса, застрявшие между частоколом загнутыми крюками вовнутрь, треугольными зубами. Тело словно прошибло током...
  
  С верхотуры скалистого берега пограничники с изумлением увидели, что пловца словно слегка приподняло над водой подводным взрывом и он стремительным болидом, с умопомрачительной скоростью принялся буквально пожирать разделяющее их с нарушителем расстояние. Всё равно - не успеет: вон, гад, сейчас вылезет! И стрелять-то как?! По своему же заденешь!
  - Ну дура-а-ак!!! Зачем прыгнул?!!! - подумал вслух сержант, старший рабочей группы.
  
  "Вот он берег иранский, рукой подать! Свобода!!! Как он тех дурачков провёл!!! Пока погранцы ими заняты, не до меня будет. Ещё немного, ещё чудь-чудь..." Ноги коснулись дна, но течение продолжает стаскивать дальше, снова на стремнину. Кое-как, на карачках вылез на каменистый берег. Всё! Получилось!!! Встал на подрагивающие ноги, повернулся, показать пограничникам согнутую в локте правую руку, с ладонью левой на локтевом сгибе и... опешил: оставляя за собой пенный кильватерный след к иранскому берегу приближался некто. Ещё кто-то успел "вписаться в поворот" или... Или!!!...
  
  Фигура "нарушака" задёргалась, суетливо пытаясь вытащить что-то из подмышки, правой. "Надо же - левша," - отстранённо мелькнула посторонняя мысль. Вот, справился и вытянул на свет нечто треугольно замотанное в целлофан. Принялся торопясь, в спешке ломая ногти, срывать-разматывать... пистолет. Надо же, проверить ствол не забыл, нет ли там воды. Снимает с предохранителя и... "патрон в стволе!?" - пронеслось панически - и вытягивает левую руку в его направлении.
  Писец, приплыли!... Не-а, попробуем побарахтаться... Ну конечно же - "дельфин"!!!...
  
  - Щас ты у меня, щас, - шептали, кривясь губы. Внезапно голова догонялы исчезла в воде! А, так даже смешнее: пусть побултыхается, никуда не денется - вынырнет всё равно!!!
  Голова показалась совсем не там, где он ожидал её увидеть. Не успел сделать поправку, как она... снова скрылась! Ничего-ничего, много вдохнуть не успел, щас вон там выныр... Да млять!!! Опять не там вынырнул, по грудь и стремительно, скрылся вновь! Что-то тут не так, не ухватывается никак, почему ворохнулось ощущение опасности?! Вот снова, не там где ждал, вынырнул-выпрыгнул дугой и тотчас пропал в речной мути! Млять, да он же к берегу продвигается! Где он!? Положу всю обойму, хоть одном пулей да достану! Мутная вода продолжает стремительно нести воды мимо. Сейчас, ниже по течению... Ну?
  Внезапно, ВЫШЕ места последнего водного кульбита-нырка, в ореоле брызг выпрыгнула на берег фигура в исподнем, штанах хабэ и в носках!...
  Со скалы видели, как "нарушак" выстрелил не целясь...
  
  Самое неприятное, что в первую секунду-две, если без маски или очков, ничего не видишь. Поэтому хлопок и пронзительное "взиу", (которое услышал не столько залитыми как парафином ушами, полными воды, а всем телом), здорово помогли сориентироваться. Ещё полуслепым, наметил движение вправо, но резко шатнулся влево. "Ту-дух!" и снова вжикнуло. Вот он, родный, замешкался чуть, доводя ствол и... надавил на спуск. Всё! Тело инстинктивно сжалось, готовясь принять в себя свинец, но выстрела не произошло!!! Стрелявший ошарашенно скосил глаза на пистолет и этого хватило досократить дистанцию чтобы дотя-я-януться и врезать правой ногой под левое запястье! Пистолет летит вверх, футболист-любитель спортивного общества "Динамо" вниз (всех пограничников записывали в "Динамо" в обязательном порядке, причём не спрашивая за кого они "болели" до призыва), поскользнувшись на мокрых от стекающей с него воды камнях. С огромным удовольствием гостеприимно принявших спину так, что вышибло дух и лёгких! Вскочил, (экономии времени ради - без помощи рук), сразу на ноги. У полуобезрученного, в правом кулаке - кинжал. И когда да откуда только успел вытащить!? Клинок, (насыщенного антрацитового цвета, с как бы вплавленными золотистыми искорками), нервно дрожит, тянет руку за собой, выписывая завораживающие петли. Умеет. Ждёт.
  - Ну что, "совок", посмотрим на твои кишочки?
  Искажённое ненавистью, подёргивающееся нервным тиком лицо вдруг светлеет и радостно лыбится, глянув поверх головы, за спину. Дешёвая уловка или... В жандармы глухих сроду не набирали, значит бегут сюда от поста на выстрелы: и те - там, и эти - здесь, у них уже... Дёрнуться, словно собрался оглянуться на посмотреть чего там сзади. Клюнет? По тени видно: делает подшаг вперёд, дабы без изысков сверху-вниз всадить по рукоять режик в подставленную спину, а мы - сполунедооборота, тоже подшаг навстречу и - в сторону! Перехватил за запястье и, используя инерцию замаха, чутка подправив, вывернул руку нарушаку, чуть ли не по-пижонски, будто на татами, в показательном поединке.
  - Размечтался, - процедил погранец запоздалый ответ и основанием левой ладони резко ударил по локтевому суставу вытянутой и удерживаемой в захвате руки. Раздался тошнотворный, приглушённый хряск, словно переломили палку, густо обмотанную влажными тряпками. Сустав выгнуло непредусмотренным дизайном природы образом, вовнутрь. Кинжал самостоятельно, с мелодичным звоном брякнулся о прибрежный валун. Взвизгнув на крайне фальшивой, тонкой ноте, нарушитель обмяк и охотно посунулся головой вперёд, всё в те же, гостеприимные камушки.
  Так, глянуть в сторону поста. Бегут, бегут сердяги, аж запыхались. Главное - без спешки. Окинуть взглядом, вокруг да около. Подобрать оброненный кинжал, заткнуть за пояс брюк, ловко попав в ременную петлю. Волоком стащить безвольную тушку нарушителя к урезу воды. Поднять удачно попавшийся по дороге пистолет, поставить на предохранитель, сунуть в карман. Глянуть снова, всё ли с собой, не забыл ли чего в впопыхах "в гостях"... Вроде нет. Ну, поплыли. Вариант транспортировки при спасении на водах, негласно прозываемый среди спасателей родного, курортного городка как "Чапаев". Это когда клиент попался покладистый: вялый, не сучит ногами, не машет руками, не пытается тебя в благодарность, что спасаешь - удушить или подмять под себя, словно по щучьему велению образовавшуюся вдруг в воде кочку, а нахлебавшись воды, дисциплинированно покоится на спине, пузом кверху. Ты ему головёнку и всё непосредственно к ней прилегающее придерживаешь над водой, загребаешь незанятой рукой и работаешь ногами. Очень удобно, особенно когда в тебя некий бородач в чужой форме песочного цвета зачем-то вздумал целиться из американской автоматической винтовки. Почему удобно? А ты ловко меняешь как положение своё, так и траверс таким макаром, чтобы транспортируемый послужил элитным пулеулавливателем. Неважнецкая защита, само собой, ненадёжная совсем, ну да уж какая есть. Это по любому лучше, чем ничего... По морям, по волнам, хрен на рыло трам-пам-пам... вам...
  
  Начальник жандармского поста, вырвавшийся вперёд... не на белом коне, а в белых подштанниках, вздрогнул от недружного, трескучего эха. Осознал, что это с северного берега лупанули одиночным залпом... хвала Всевышнему, в небо! Чего это они?!!! Оглянулся, и рявкнул так, что отдельные слова были чётко и разборчиво слышны стоящим на круче на том берегу, почти напротив:
  - А НУ ОПУСТИЛ ВИНТОВКУ, СИНИЙ ИШАК, ЗАЧАТЫЙ СОБАКОЙ НА МУСОРНОЙ КУЧЕ!!!
  Подскочив к недоумённо выпучившему глаза подчинённому, (две недели как прибывшему с фронта для прохождения дальнейшей службы), вырвал оружие, поставил на предохранитель. Переложил М-16 в левую руку, а правой - заехал придурку в ухо!
  - А НУ - СМИРНА!!! ВСТАЛ КАК ПОЛОЖЕНО ПЕРЕД ОФИЦЕРОМ!!! Ушёл он, у-шёл, дубина!!! А ты, баран, всех нас чуть под яман не подвёл. А, ничего, ну-ка выводок ишаков, построились! Байрам, организуй тщательную прочёску того места и найди, слышишь - НАЙДИ МНЕ ГИЛЬЗЫ!!! А я пойду готовить "большой флаг", приедут ксировцы и мы с урус-аскерами побеседуем на мосту как у них говорят..., о делах наших скучных..., нет, скорбящих... ай, шайтан, что за язык, а? Давай, Байрам, вся надежда на тебя, старина, приступайте...
  
  На нашем берегу, за вышкой ПН и камышами.
  Связал "нарушака" его же ремешком: накинул скользящую петлю на запястье левой руки и намертво притянул к лодыжкам. Техника безопасности: фиг знает какой у "пациента" болевой порог, вдруг да высокий и он попытается какой-нить дурной, киношный трюк учудить? Бережёного, говорят, боги берегут как-то так охотнее и намного чаще.
  Принялся обыскивать. Новенькие ножны скрытого ношения, подпружиненные. Явно на заказ, штучной выделки, мягкой кожи. Удобно носить как на предплечье-плече, так и на бедре-икре. Мечта диверсанта. Какой интересный нарушитель. И кинжал. Клинок - необычного цвета, отливает благородной полированностью, отлично сбалансирован, обоюдоострая кромка. Рукоять - как влитая ложится в ладонь, удобна и для прямого, и для обратного хвата. Благородное оружие воина для настоящих мужчин, без дешёвых украшательств в виде насечек из золота или драгоценных каменьев, снижающих в разы колюще-режущие качества. Чувствуется древность, что кинжал этот дороже декоративно-парадных поделок для султанов с падишахами всякими. Нет, расстаться с такой вещью - просто не достанет сил. Значит будет трофей, на память...
  - Возьми всё-всё: "кроссовки", настоящий "Адидас" между прочим!
  Ишь ты: очухался.
  - Не хочешь? Тогда бери деньги, часы золотые... Понравился кинжал, а? Очень старый, очень ценный... Из гробницы Пармениона взят был... Только дай уйти!!! Время ещё есть...
  Губы помимо воли растягивает улыбка, вот ведь мечтал сказать, а рядом никого и нет, чтобы услышать знаменитое:
  - Я мзду - не беру...
  Лежащий ощерился:
  - Ещё сказани "мне за Державу об.." Ай!!!...
  - Пасть закрой, - прозвучало равнодушно, без каких-либо эмоций. - Иначе я не буду больше такой добрый и гуманный...
  - У-у-у-о-о-у-й... УБЕРИ НОГУ, БОЛЬНО-О-О!!!!... Ладно, если не брезгливый, у меня есть ещё что предложить...
  Выслушал его пограничник, покрутил головой из стороны в сторону:
  - Дурак. Ничего ещё не понял? Ты лучше вот что скажи: там ведь два-три метра вправо-влево и - полетели бы брызгами ошмётки по закоулочкам при недолёте или перелёте... Знал?
  Гримасу боли, на мгновение сменила ухмылка:
  - А то. Служил срочную здесь, на "Ручейке".
  Пристальный взгляд и почти идеально скопированные интонации:
  - "Ручеёк" говоришь? Х-хэх!
  - Чего зубоскалишь, э?! Чему радуешься?!!
  - Да так, своему, анекдот вспомнил.
  - Расскажешь?
  - Расскажу...
  Поднялся с корточек, огляделся, время действительно ещё есть, отошёл к реке, взвесил в руке кинжал. Обернулся и решительно двинулся к связанному...
  
  - Та-а-к, на дубу - листья ясеня....- присвистнул начштаба. - Докладывай, солдат!
  - Товарищ подполковник, попытка ухода на сопредельную пресе..
  - Ты мне про то, что ты тут делал, пока один был расскажи-ка.
  - Как следует по инструкции, предварительно зафиксировав НГ, произвёл обыск. Помимо пистолета иностранного производства, предположительно немецкого, на нарушителе, в карманах, обнаружено: две подмокшие пачки советских денег по тысяче каждая, одна - початая, другая - в ненарушенной банковской упаковке; запаянная в полиэтилен пачка американских долларов, по виду - сотенными купюрами, по весу, тысяч десять..
  - Это-то откуда знаешь?!
  - Сотенными же, одна купюра весит 1 грамм, тысяча - 10 грамм, десять тысяч - 100 грамм, сто тысяч - это уже кило, а там, даже если на глаз, на ладони взвесить, килограмма не будет. Да и объём..
  - Ты смотри какой начитанный солдат нынче пошёл. Одна вскрытая, говоришь? А ну-ка быстро вывернул карманы!
  Окружающие, не сговариваясь брезгливо поморщились, будто только что некто громко испортил воздух.
  Рядовой вывернул карманы мокрых штанов, зябко переступая по стылой мартовской земле босыми ногами. Сначала правый, потом левый. И первого - скудно сыпануло монетной мелочью, а из другого... выпали два куцых, тускло блеснувших на солнце цилиндрика!!! Все, включая вывернувшего, в диком изумлении уставились на них. Первым пришёл в себя НШ, выражение ожидания неизбежной зубной боли - сменилось у него ликованием! Подполковник коршуном упал на гильзы, словно боясь, что кто-то успеет или захочет забрать раньше. Вскочил с колен, неверяще рассматривая на ладони как величайшую, по Маяковскому, дубликат-ценность! Глянул на "именинника", разом подобрев:
  - Ай, маладец, а!!! Какой маладец! Когда успел, да?!!!
  Рядовой ошарашенно пожал плечами и протянул:
  - Н-не знаю.
  - Да что ж ты в мокром-то стоишь? - Огляд массовки и гневно: - Па-а-чиму никто ему сухого не дал до сих пор?
  У всех снова прошелестело на лицах, одинаково: ""Ну как это "Па-а-чиму"? К зеркалу давно подходил?""
  - Да ты и босой к тому же, - соизволили заметить ещё одно очевидное. - Зачем, да?
  - Портянки смыло, без сапог прыгнул... чтобы не мешали...
  - А, то есть и сапоги..
  - Так точно, сапоги, куртка-хабэ, ремень и бушлат с шапкой, и личное оружие - здесь! - невежливо перебил старшего офицера зампобой заставы.
  Саид и Фёдор, переминавшиеся с ноги на ногу, бросились к зёме с выше поименованными предметами воинской одежды. Земляки Алексей и Сафар, чуть замешкавшись, присоединились к ним: оба держали своё, снятое в темпе, (вишь как пригодилось "подъём-отбой"-то), чтобы зёма переоделся в сухое...
  
  - Товарищ подполковник, разрешите обратиться?
  - Ну обращайся, просьбы, пожелания будут? Отметим и наградим, не беспокой..
  - Приватно, разрешите вам доложить?
  - Мне?!
  - Вам, а так же товарищу лейтенанту, заместителю по боевой подготовке.
  - Ну давай отойдём. Лейтенант, за мной!
  Откуда-то сбоку раздалось нарочитое покашливание.
  Начштаба спохватился:
  - Капитану тоже положено знать, это ваш особист... Ну, говори, чего там у тебя секретного образовалось вдруг?
  - Подкупить хотел, когда я его с того берега волок..
  - Деньгами что ли, так ты вроде всё выложил или не всё?
  - Не всё.
  Трое офицеров явственно вздрогнули, а особист невольно напрягся, словно перед прыжком.
  - У него, по его словам, бриллианты заныканы, на миллионы..
  - Где, ГДЕ? - перебил капитан, определённо в азарте позабыв кое-какие правила хорошего тона у военных, забегая "поперед батьки". Не своего непосредственного, ясен пень, но всё-таки, тем не менее и между прочим. Никто не обратил внимания - так всех снедало профессиональное любопытство. Даже ближе шагнули, сгрудившись.
  - Не совсем в ту рифму, - ответил, скупо улыбнувшись рядовой. - В дупле.
  Начштаба сдвинул фуражку на затылок и озадаченно почесал голову. Зампобой присвистнул, а особист радостно потёр руки и уточнил на всякий пожарный:
  - А не врал он тебе?
  - Не проверял.
  - Побрезговал? - понимающе подмигнул капитан.
  - Да нет, прибежали как раз, когда собирался. Ну там, пока доложить, как положено, пока карманы вывернуть...
  Подполковник, невиданное дело, опустил взгляд и крякнул эдак пристыжено.
  - Ты, эта, извини, перенервничали все. Я ж думал - гильзы там остались, а жандармы вон как, чуть ли не носом землю роют, грабельки притащили, найдут, думаю, дело времени, вот и сорвался. Забыли?... - протянул руку.
  Кивок, пожатие.
  И сразу как-то так улетучилось из окружающей атмосферы некоторое нездоровое напряжение что ли.
  - Товарищ подполковник, разрешите? - особист от нетерпения и планов громадья, за малым не бил на месте копытом, как конь стоялый.
  - Давай, капитан, действуй! Даю санкцию, запомнил? Держать меня в курсе. Или нет, я сам буду сопровождать тушку. Лейтенант! Ты тут закончишь с НЗ сам, составьте списки отличившихся, на представления о награждении, и пусть все докладные напишут...
  - А остальных пятерых "холодных" куда, товарищ подполковник? И раненый из тех дезертиров один, тот, что не допрыгнул и об "систему" шваркнулся-ободрался. Товарняк надо отпускать, уже больше получаса движение остановлено...
  Начштаба досадливо поморщился: тут ТАКОЕ, а всякая мелочь с рутиной заедают, путаются под ногами, мешают.
  - Коменданта пришлю, по дороге по рации отдам приказ. Трупаки - на заставу пока, найдите место, чтоб под замком и не видать было снаружи. А с товарным составом... М-м-м... Решите с НЗ и выделите двоих, с оружием, сержанта и рядового-ефрейтора каких-нить. Пусть с машинистом и помощником едут до Парадиза. Там вагон отцепят и обследуют да запротоколируют всё, что надо. Раненого заберём. Перевязали, кстати его? Прекрасно. Если в состоянии связно мыслить и логически отвечать, вон капитан быстренько предварительно допросит. Трофейное оружие и остальное пока у вас на "Зайке" побудут, до особого распоряжения. Всё, вроде? Тогда - по коням!!!
  
  Засовец принёс криптограмму. Начальник заставы, после расшифровки прочитал, хмыкнул, молча протянул замполиту с зампобоем. Там стояло:
  "Сего дня числа такого-то, 198... года, около 3 часов ночи, из расположения Н-ской части МО дезертировали шестеро военнослужащих срочной службы. Вырезав караул, завладели оружием: автоматами, пистолетами, пулемётом. Возможно ими будет предпринята попытка прорваться и уйти на сопредельную территорию на участке Н-ского погранотряда. Сим приказываю: объявляется усиленный режим охраны государственной границы до особого распоряжения (о переходе на обычный). Усилить наблюдение. При пресечении попытки вооружённого прорыва через границу, в связи с обстоятельствами, сопровождавшими дезертирство, разрешено в плен никого не брать. С ознакомлением сего, выслать подтверждение.
  
  Командующий Заджигитским погранокругом генерал-майор такой-то"
  
  Начзаставы:
  - Сдаётся мне, что про наших "крестничков" в телеграмме. - Зампобою: - Славно ты их на учебном поднатаскал. Так что верти дырку и примеряй досрочно новые погоны, Наиль, точно тебе говорю.
  - Так для нас же, для застаявы, а не для чужого дяди отбирал. И что-то мне вещует, что не мне одному, - ответил усмехнувшись лейтенант. - Ну, я пошёл? Проверить как там трофейное поживает да как под присмотром старшины тушки "дизеров" заштабелевали в нижнем овощехранилище.
  - Давай. Щас ответ составлю, отдам ЗАСу и тоже заценить подойду...
  
  Пограничная застава "Зайка", с так и незапятнанной нигде ни разу репутацией, продолжала нести службу по надёжной охране и защите рубежей СССР, неспешно продираясь сквозь насквозь скучные, пограничные будни..
  Чего спрашиваете? А, это-то: учли, конечно же, и спроворили там сюрприз, для будущих ловкачей - крайне человеколюбиво установили 'протыкач', кустарно скомбинированный со спиралью 'Бруно'. Прыгайте себе, с подвижного балкона, на здоровье! Раков подкормить. А они знаете какие там вкусные!!!?...
  
  Постскриптум.
  Помните как там в финале бессмертной книги?
  "Сокровище никуда не исчезло, просто видоизменилось и выросло в размерах, его можно было потрогать, но нельзя унести..." Ну и так далее. Вот только в данном случае не было "крика смертельно раненой волчицы", а была... песенка, Остапа Бендера в исполнении Андрея Миронова:
  
  "В бурном море, людей-событий,
  Не щадя живота своего,
  Са-а-авершите вы массу открытий,
  Даже сами, не желая того!
  Б-б-б-л-лл-л, б-лл-л..."
  
  Для тех, кто не понял.
  Канцелярия пограничной заставы "Зайка". В ней видим особиста п-ой комендатуры и главгероя рассказа. Сидят, через стол, напротив.
  Особист:
  - У тебя в личном деле запись, что медаль получил, за спасение утопающих.
  - Так точно.
  - Так как же он у тебя захлебнулся, а!? Ты же умеешь и плыть с телом, и откачивать наглотавшихся воды...
  Пожатие плеч:
  - Люди - разные, товарищ капитан. Болевой шок, сердце могло не выдержать, да и как-то так не до того было, чтоб перво-наперво смотреть как там здоровье у нарушителя. Пока плыл, пока выволакивал на берег да тащил подальше от реки, то-сё... Ну и когда спохватился - поздно уже было... Меня в чём-то подозревают, товарищ капитан?
  - Да нет. Строго между нами: бриллианты нашли при вскрытии, в заднем проходе, упакованные в презик. Судмедэкспертиза показала, что умерший скончался в результате попадания воды в лёгкие. Вот только... По докладным, у него нож был и видели, как ты его за пояс заткнул... - Прямо-таки по-джигарханянски, плотоядная улыбка: - Что скажешь?
  Опять пожатие плеч, спокойно-безмятежный взгляд серо-зелёных, с желтизной глаз:
  - Заткнул, да. Но там течение какое, особенно на середине, да тот жандарм стал сдуру целиться и мне уже обеими руками пришлось держать тушку, потому ногами вынужден был много и интенсивно дёргать. Видимо выпал, пока плыл обратно. Опять же - течение сильное... Могу показать полунадрезанную ременную петлю, видать острый, зараза, был.
  - Покажи... Мдя. Вот ещё ребус кстати: из докладных выходит, что ты его обезоружил приёмами рукопашного боя. Где и у кого обучался?
  - В нашей ДЮСШа.. (для невладеющих: детско-юношеская спортивная школа)...
  Особист подался вперёд.
  -..обучался борьбе дзю-до.
  - Ты мне зубы не заговаривай! Какое, нах, дзю-до!? Там же явно, по описаниям, приёмы из закрытого курса боевого самбо.
  - Ну, бывали у нас летние сборы, приезжали и самбисты, но мирно-спортивные, нашего же возраста средне- и старшеклассники общеобразовательных школ. Проводили соревнования и по правилам самбо тоже, тренировались в одном зале, для разнообразия и повышения общей подготовки... На ОФП (общая физическая подготовка, или, неофициально, "разгрузочный день") вместе бегали на стадионе рядо..
  - Не тупи! Плохо у тебя получается косить под дурачка непонимающего.
  Пожатие плеч и словоохотливо:
  - Это, видимо, у наших тренеров надо спрашивать, у Кандаура и Гучипца, какому такому дзю-до они нас обучали, регулярно, средь бела дня и отчего-то не таясь. При нередких посещениях занятий и тренировках с нами же представителей рай- и горотделов МВД. Знаете, как бывает: приходишь на тренировку после уроков в школе, а тренер окинет зорко обе шеренги и тебе, излишне рослому подростку, а потому издалека видать, говорит с мужиком незнакомым в пару стать. А тот, размявшись в охотку, степенно так, ты, мол, считай, что я ничего не умею, даже падать... А нам-то чего, хоть на пяточках прыгай себе на здоровье, хоть на голове в партере стой, тем более если сами же и попросят. "Хаджумэ!" - и понеслась, каскадом, пока не скажут "Матэ!": подсечка, зацеп, через бедро, через корпус, "мельница", "вилка", с колен... Один белобрысый такой, как-то раз, вообще учудил: попросил на нём удушающие отработать, а не удерживающие, как обычно просили. Тоже мазохист наверное...
  "А про военрука-то, определённо, не знает, невпопад слушает, о чём-то своём думу думает..."
  Капитан в раздражении выбил ладонями по столешнице некую нервную дробь и внезапно спросил:
  - А кроме бриллиантов, он тебя ничем не прельщал?
  - Это когда я его с сопредельной уволакивал?
  - Да. А что, он и на нашей стороне успел, а?
  - А что, на нём ещё что-то должно было быть, товарищ капитан?
  Пауза, дуэль глаза в глаза. "Задушевно беседуемый" рядовой взгляда не отвёл ни вправо, ни влево, не опустил вниз. Может не врёт, но тогда как же... А так, для протокола: предоставленная оперативная информация, о возможной связи с расхищением древних гробниц - не подтвердилась, покамест! Тем более, что знают лишь примерно, чего там было раньше, до того как некие резкие индивиды опередили археологов. Мало ли от чего слизистая пищевода может быть раздражена, а сам он расширен. А за сопляком-то - присмотреть не сложно, куда он с "подводной лодки" денется-то - служить и служить ещё. Если взял-таки себе трофейчиков и ножиком, и камушками-изумрудами, то обязательно проговорится или ещё как проколется. Землякам похвастать захочется к примеру, какой он ловкий да ушлый: самого особиста, как пацана малолетнего - вокруг пальца... И вот тогда я его и...
  - Рядовой Пушкин! Особый отдел к вам вопросов больше не имеет. Можете быть свободны... Хы-хы, пока.
  - Есть быть свободным... пока! - с готовностью и махонькой, на грани фола, паузкой-заминкой ответ. - Разрешите идти, товарищ капитан?
  - Иди-иди уже, ещё один щукарь-"зайкинец", мля...
  
  (Да, если что: каждый делал свою часть общего дела. Особисты - своё, подотчётный контингент "срочников" - своё и претензий, по зрелому размышлению, к методам нет никаких: работа у них такая, неблагодарная, подозревать всех и вся, всегда. Если только особист не начинает "путать личную шерсть с государственной" и пользовать служебное положение в шкурных целях, само собой.)
  
  Капитан, несмотря на песню известного барда, стал майором. Очевидно информация - подтвердилась. Далее след его затерялся...
  А тот рядовой, который спасателем-медалистом до призыва оказался? А что рядовой? Отслужил срочную, без нареканий и без служебных или ещё каких других прогрёбов да и уволился. Не первым и не последним, к серёдке с конца поближее. След его тоже - затерялся: убивали СССР, закапывая живьём страну, с радостным, самозабвенным визгом, рубя ловко подсунутыми в ручонки импортными топорами днище государства-корабля... Куда уж там отследить рядового рядового? Пруд пруди таких, даже, вон у поэта сказано, и с пожарными да милицией не могут иных отыскать, а тут - даже и предполагать смешно... будет.
  
  Эпилог, фантастический.
  В конце не к ночи будь помянутых 90-х некие спонсоры, пожелавшие остаться неизвестными, профинансировали в России строительство реабилитационного центра, оснащённого по последнему слову медицинской науки и новейших достижений лекарской техники, для военнослужащих, как действующих, так и комиссованных по резко пошатнувшемуся здоровью. По умолчанию - в той или иной полосе ведения б/д.
  Для каких именно? Ну, не воевавших неветеранов, например, с колото-резанными ранами, огнестрельными и осколочными ранениями, контузиями и надорванным психическим здоровьем.
  Зачем? Так не нужны они оказались, никому: копеечную разовую выплату в зубы и идите, дорогие защитники наши, на все четыре стороны. Сами и протезы себе измысливайте, и прочее добывайте, а реабилитировать здоровье, так водки ж - море. Особенно - палёной. И нам - прибыток, и с вами хорошо - проблем меньше.
  Какой-такой статус "участника боевых действий"?! Где это!? Ах в Таджикистане, к примеру? А мы вас туда не посылали! Вы с тех, кто послал, стребывайте! Померли уже, некоторые, да библиотеки собой украсили? Ну мы даже и не знаем... (как вас поделикатней на ху... тор бабочек ловить послать бы...)
  
  Да, а ещё, то ли те же, то ли совершенно случайно мимо проходившие меценаты профинансировали постройку детдома для военных сирот.
  Это которые? А это дети, у кого родных да близких, военнослужащих как правило, у них прямо на глазах и зарезали, локальные свободоборцы всякие. А неправильной "нации" потому что и/или - вон, оккупанты-де. Освобождайте в темпе место для правильных, под них, цЫвилизованных, и уляжемся, а не станем больше частью Державы быть. Потому что мы тута келейно посовещались в куширях-пущах и решили за свои народы, как да под кем всем отныне жить-поживать да добра наживать. Ну, не для всех, само собой, на всех добра обязательно не хватит: ни скважин, ни мобил литого золота, ни изукрашенных брульянтами "поршей", на ярмарках простых миллионеров, из ворья профессионального или насквозь чернильно-любительского.
  Детдом, так же - по последнему слову, с жёстким отбором педагогов-психологов, с подключением к Тырнету и прочими делами. Как в лучших домах Ландона и Парижа, ага. Чтобы хоть как-то отдать должное тем, кто пал за страну, кто её защищал несмотря ни на что или кого, там, в заоблачных Авгиевых конюшнях угнездившихся. И позаботиться об их детях, взять под частную опеку, если у государства, (якобы и на это тоже), денег - нету: чтоб не голодали, не мёрзли беспризорниками, бездокументные, ютящиеся по подвалам новосуверений всяких и в самой "наследнице великой Державы". Чтобы сгладить по возможности память у этих подранков военного времени, хотя войны у нас никакой вроде не идёт нигде ни разу. Дабы выросли из них люди - достойные своих родителей.
  Ну там, про фонд помощи родным и близким тех воинов-защитников, и говорить не стоит - это и так понятно, как само собой разумеющееся. Чего уж проще-то...
  
  Пы. Сы. Так, на всякий пожарный: не стоит проводить никаких параллелей, ни с кем, ибо все совпадения событий, людей, места и времени - совершенно и злонамеренно случайны.

Оценка: 4.77*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012