ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Трофимов Юрий Викторович
Наступит ли мир на Кавказе?

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.21*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Репортаж о поездке на Кавказ в составе Культурного центра Российской Армии.

  
  Наступит ли мир на Кавказе?
  
  Покидаю Москву, чтобы донести до братишек нашу правду о войне без генералов и красот, которые так любят показывать в художественных фильмах и красочных гламурных журналах. Без показательных выступлений и строевых смотров, бескровных побед и заниженных сводок. Наш выстраданный ратный труд от Афганистана до Чечни нашёл своё пристанище и покой в печатных оттисках альманаха ArtOfWar и изданных 'Андреевским флагом' книг нависающих над бездной циничной коммерции и безразличия. Всё это я визу им, младшим братишкам и отцам-командирам, чья нелёгкая служба ввиду многих причин остаётся без внимания или по определению не может быть разглашена.
  Капельки пота, содрогаясь на выбоинах и ухабах, скатывались по изнеможенным от жары телам на заставленный личными сумками и гуманитарной помощью пол. Часть солёной жидкости, встречая на своём пути преграду, впитывалась в остатки одежды, чтобы потом проявиться в виде белёсых пятен. Броня на открытом кавказском солнце жутко нагрелась, и раскаленный воздух, не находя выхода из замкнутого пространства, жарил своих узников.
  Моздок остался позади. Вглядываясь через бойницу в унылый Кавказский пейзаж, мне не верилось, что спустя 8 лет я снова оказался здесь. Память короткими вспышками возвращала в тот далёкий 1999 год, когда осенью мы прибыли сюда отстаивать конституционный порядок. Также как и тогда наша колонна переправилась по мосту через терско-кумский канал, следуя в обезумевшую Чечню. Однако, выглядывая через бойницу наружу, всё окружающее казалось абсолютно мирным. Если конечно не обращать внимания на изрытую бесконечными траншеями землю, кое-где попадающиеся разрушенные войной строения и укреплённые блокпосты с вооружёнными автоматическим оружием милиционерами.
  По возможности на остановках, привалах и блокпостах наше творчество как литературное, так и музыкальное переходило в руки настоящим мужикам выполняющих политическую волю государства. И бойцы, проникаясь информацией об авторах и содержимом подарков, все как один просили автографы на память. К сожалению, в виду ограничения перевозимого груза более 90-а экземпляров альманаха взять с собой не удалось. Но всё же 90 'двухсотых' вернулись назад на Кавказ, чтобы увековечить себя в памяти воинов принявших от них смертельную эстафету.
  Где же танки, БМД и САУ? Ничего не видать кроме изредка попадающихся 'бэтэров'. 'А если вдруг война или какое другое мероприятие?' Кругом ведётся строительство частных домов, магазинов и административных зданий и учреждений. А угрожающие слоганы типа: 'Добро пожаловать в ад' утратили последнее слово или вовсе сменились на чеченские: 'Дала бакъо толайойла!', что в переводе означает: 'Да восторжествует правда!'. Всюду ощущается влияние клана Кадыровых, портреты которых (Ахмада и Рамзана) встречаются на пути. Мужчин почти не видно, только женщины и дети занимаются своими делами. Цены на бензин 'московские' и на дорогах встречаются как дорогие иномарки, так и отечественные автомобили.
  Вот и станица Николаевская. Снова привал. Дизельный поезд с трудом тащит за собой наполненные топливом цистерны перекрыв своим удлинённым телом железнодорожный переезд. Артисты, следовавшие на запланированную акцию 'Москва - защитникам отечества' с удовольствием повылезали из машин, разминая затёкшие конечности неуклюжими телодвижениями. К всеобщему соболезнованию выясняется, что во время пути одна из Газелей закипела, и чтобы продолжать движение водитель включил печку! И это в 40-ка градусную жару!
  Минуя ст. Червлёная, колонна, шелестя по грунтовой дороге, с лёгкостью миновала узкий мост, соседствующий с не до конца восстановленным своим собратом, состоящим большей своей частью из сдвоенных опор, торчащих из мутной воды. Минуя предупреждение водителей о возможных закладках мин на мало используемых дорогах в объезд центра комплексной перекачки нефти, 'коробочки' запетляли по горному серпантину, открывая взору вид на пос. Горячеисточенское.
  Машина остановилась, но привычного хвоста колонны за нами почему-то не было. В томительном ожидании не имея оружия и возможности связываться на открытом канале с остатками колонны, осматриваемся. Всё вокруг перерыто, из земли торчат куски искорёженного металла. Проезжающие мимо водители, притормаживая, с любопытством разглядывают одиноко стоящую Газель с военными номерами и по виду не военными людьми. Вот уже и местные чеченские милиционеры находящиеся неподалёку в служебном УАЗе проявили к нам нездоровый интерес, связываясь с кем-то по рации....
  Вот и окраины Грозного. Среди прочих построек встречаются разрушенные здания с видимыми следами обстрела из разнокалиберного оружия. Скрылось за поворотом явно не жилое здание, бывшее когда-то заводом или предприятием, о чём говорили оставшейся кое-где бетонный забор и форма постройки. Через квартал вновь показалось обезображенное здание, на половину обрушенное и без крыши на последнем этаже. О Боже! Там живут люди! Об этом говорят торчащие из окон печные, закопченные трубы и вставленные в рамы стёкла и кое-где полиэтилен.
  Вновь свернув, мы оказались, словно в другом мире с новыми многоэтажками оснащёнными кондиционерами и спутниковыми тарелками! Увидев наши удивлённые лица, водитель пояснил, что этот квартал построен на месте полностью уничтоженного. Здесь шли ожесточённые бои.
  Наконец то прибыли по назначению. Разместились в отведённых номерах и примерно через час были готовы к работе.
  На сцену гарнизонного дома офицеров вышел ведущий, заслуженный артист России Александр Орадовский. И, открыв концерт и благотворительную акцию 'Москва - защитникам Отечества', посвящённой 860-летию столицы, представил Галину Шалдикову - члена общественного совета при министерстве обороны России, а также председателя Совета родителей военнослужащих России и Дарью Дробышеву - представительницу Волгодонского комитета социальной защиты Российских военнослужащих и призывников. После тёплых слов зазвучали песни и стихотворения в исполнении заслуженной артистки республики Ингушетия, солистки эстрадного ансамбля культурного центра ВС РФ Анны Сидниной, автора-исполнителя, лауреата всероссийского фестиваля артистов эстрады и фестиваля песни боевого братства, полного кавалера крестов 'Защитник Отечества' Георгия Лысенко. Также в программе выступили солист Дважды Краснознамённого Академического Ансамбля песни и пляски Российской Армии им. Александрова, лауреат премии ООН, международных конкурсов, телевизионного конкурса военной песни 'Виктория' Андрей Романов, автор-исполнитель военно-патриотических песен Сергей Гаврилов, кавалер орденов 'Служение искусству' и 'Миротворец', заслуженный артист России Александр Орадовский, актёр театра и кино, поэт, член союза писателей России Артур Макаров, художественный руководитель эстрадного ансамбля культурного центра ВС РФ, лауреат международного фестиваля 'Виват, Победа!' Александр Топчий и актриса Центрального дома Российской армии, заслуженная артистка России, композитор Зинаида Сазонова. Последняя, кстати, приехала в Чечню в седьмой раз.
  На пультах восседал звукорежиссер культурного центра ВС РФ Михаил Бирюков, видеосъёмку вёл Дмитрий Трусов, ну а фотосъёмка была на мне.
  Закончился концерт вручением подарков, в число которых вошли книги, альманах и музыкальный сборник ArtOfWar. Часть книг при содействии представительницы Московского Дома Общественных Организаций - Ольги Пчелинцевой были предоставлены директором библиотеки ? 34 Раменского р-на г. Москвы - Макеевой Кирой Марковной.
  По радостным лицам военнослужащих было понятно, что пятичасовой переезд в передвижных 'саунах' был не напрасен. Нас ждали с 'большой земли' как частичку Родины покинутой по причине воинского долга. И, конечно же, все артисты, коих заслуг, орденов и медалей не перечесть, получили высшую награду, - благодарность зрителей!
  Ночь погрузила в темноту весь гарнизон, скрыв в своей необъятной глубине казармы, офицерские общежития, детский сад, школу и местную часовню, воздвигнутую памяти воинов ВВ, отдавших жизнь за Веру и Отечество. Чувствовалось военное присутствие и хоть по заверениям старших офицеров по гарнизону давно не открывали огонь, требование о соблюдении светомаскировки неукоснительно соблюдалось.
  В 12 часов следующего дня колонна была сформирована и пошла на Ханкалу. Путь проходил по окраинам Грозного, мимо станицы Петропавловской, а далее - по грунтовой и магистральной дорогам через Грозненские ворота до КПП, окружённого минными заграждениями и забором из колючей проволоки. К всеобщему удивлению на территорию гарнизона нас не пускали. Не было распоряжения, и всё тут. Всё как и в Моздоке. Никто о нашем приезде не предупреждён. Команды пропускать не было.... Так мы проехали ещё несколько КПП, пока не встретились с ответственным за мероприятие.
  Ханкала за последние семь лет изменилась. Уже не встретишь на каждом шагу глубоких воронок от мин и снарядов, вкопанных в землю по самую башню танков и самоходных орудий. И если бы не формирование колонн и чувство напряжённости, то это место трудно было бы отличить от любых других населённых пунктов РФ. Хотя как мне показалось, войска там живут, словно в резервации. Отгородились от местного населения, выставили боевое охранение и без необходимости за пределы гарнизона не выезжают. Ведь там того и гляди нарвёшься на 'фугасника' или засаду. Словно в подтверждении моей гипотезе до нас дошла информация о подрыве бронетранспортера МВД РФ между селами Яндаре и Сурхахи Назрановского района Ингушетии, в результате чего один человек погиб и, по крайней мере, трое получили ранения.
  Темнота проглотила находящиеся вдалеке горы, отступив лишь от хорошо освещённой магистральной дороги ведущей в г. Грозный. Ступая наугад на неровную тропу, ведущую из клуба в направлении гостиницы, мне казалось, что вот-вот из темноты выскочат матёрые разведчики и повалят нас лицом в низ до выяснения обстоятельств. Но всё обошлось, и мы добрались до временного убежища без происшествий. Вот и закончились оба концерта проводимые в Ханкалинском госпитале и гарнизонном клубе.
  Распарывая лопастями воздух 'вертушки' оторвались от бетонки, и, накренившись носом вниз, устремились к намеченной цели, покидая Ханкалу. Однако вместо Моздока первым пунктом оказалась Назрань, где вертолёт сопровождения подобрал раненых. Видимо тех, что подорвались на бронетранспортёре 22 августа. Как только вторая 'вертушка' поднялась в небо, обе машины взяли курс на Моздок. Внизу мелькали разрушенные сельскохозяйственные постройки, множество строящихся зданий, шикарные особняки и спортивные площадки, горы, 'зелёнка', мутные реки, кладбища, свалки.... Хоть вертолёты и летели низко, разглядывать проплывающий внизу пейзаж было крайне неудобно. Через открытый иллюминатор врывался мощный напор воздуха, размазывая слюни по щеке. Поэтому приходилось сильно сжимать губы и веки. Наконец показались знакомые места, а вскоре и аэродром. Под общие аплодисменты вертолёт сел, второй, видимо, сразу пошёл на госпиталь. Там мы ещё отметимся. После того как все вещи и аппаратуру выгрузили, пошли в ход поздравления и, конечно же, подарки. От нас альманахи и CD диски, от Артура книжки со стихами, а от Георгия пара дисков с его песнями.
  Подъехали наши 'коробочки'. Всех женщин посадили в УАЗик, а мужиков в кузов УРАЛа. Ох, и прокатили нас! Чуть всю душу не вытрясли. А пылюки-то, сколько... Мама, не горюй! Благо не так далеко ехать.
  Пока артисты на плацу отрабатывали свою программу в Буйнакском районе Дагестана вновь была обстреляна автоколонна ОМОН. Двое сотрудников милиции убиты, еще семеро получили ранения. Инцидент произошел около 15:30 по московскому времени на выезде из Гимринского туннеля, который соединяет горные и низменные районы Дагестана. Автоколонна возвращалась из Унцукульского района к месту постоянной дислокации.
  Раненые, пятеро из которых находились в тяжелом состоянии, доставлены в буйнакскую районную больницу. Дополнительные силы милиции, подтянутые к месту происшествия, прочесывают местность.
  А в Грозном при проведении спецоперации убит боевик Рустам Басаев, который по оперативным данным, в чеченской столице стрелял в чеченских милиционеров из пистолета для бесшумной стрельбы. В ходе операции погибли двое сотрудников милиции.
  Вот вам и мир....
  На следующий день нами успешно были проведены концерты в одной из дислоцирующейся под Моздоком части и новом госпитале, отстроенном на месте взорванного террористами-смертниками старого. Все замечательно выступили, как всегда на высшем уровне профессионализма с торжественным вручением подарков. А вечером концерт возобновился, но уже в казарме: артисты выступали для артистов. Безучастных не было. Привлекли и меня, выдав в качестве музыкального инструмента бубен, а Георгию - трещотку. Александр Топчий заголосил старую кавказскую песню, и все хором подхватили её, пустившись в пляс. Причём Артур это делал со штангой, а Александр Орадовский - надев на голову платок, стиснул в зубах нож, отбивая на столе чечётку. В ходе проведённого импровизированного мероприятия Александр Топчий, Александр Орадовский и Анна Сиднина были награждены медалями, а последняя орденом.
  Ночь была замечательной. Под шумок мы с Артуром вышли на улицу подышать свежим воздухом. Возникло желание прогуляться вокруг казармы, но ноги вывели к строящемуся дому...
  Тогда мы ещё не знали, что в ингушском селении Яндаре в результате нападения боевиков убит один военнослужащий МВД РФ и несколько получили ранения. А так же в городе Карабулак неизвестные в черной форме и масках расстреляли двух пастухов из Дагестана, которые там работали по найму. И всё это за прошедшие сутки.
  Заметив в открытом окне спящего охранника, мы беспрепятственно вошли внутрь и сели рядом с ним на кровать. Артур нарочно громко произнёс фразу:
  - Вот так и погибают на боевом посту.
   Старик дрогнул. Очнувшись от сна, кавказец растерялся, не зная, что предпринять. Ещё бы, один лысый, другой в камуфляже без знаков различия. Кто такие? Не понять.... На счастье старика, развязка наступила быстро.... Артисты, мир, дружба.... Дед оказался из Ингушетии, по национальности - ингур. В беседе с ним Артур выдал такую речь, о не допустимости межнациональной вражды, что мир содрогнулся бы, услышав его гневные слова. Но мир не слышал. Не слышали даже артисты, потерявшие нас. А посему, когда мы вернулись за книгами альманахами, дисками и стихами, то получили нагоняй. Но то ли ещё будет утром! А, пока, отнеся подарки деду, мы вернулись и, взвалехнувшись на свои кровати, моментально отрубились.
   Утром произошло новое ЧП. У Георгия Лысенко и Анастасии Максимовой украли мобильные телефоны. Этот вопиющий факт просто не поддаётся никаким осмыслениям. Люди, приехали издалека, сделать доброе дело, но ведь нашёлся такой негодяй, который решился на этот скверный поступок....
  Весь день прошёл в томительном ожидании. Наш борт был задействован где-то, да и обстановка была напряжённой, поэтому нам оставалось только покорно ждать разрешения ситуации. Ну и, как обычно, лишь начало темнеть - неожиданно раздаётся команда: 'По машинам!'. Прощаемся с дембелем Артёмом и, погрузив аппаратуру, уезжаем прочь. Не горюй Артёмка, через месяц будешь дома! Прощай Моздок!
  Снова, как и 8 лет назад я оставляю здесь частичку себя. Ещё увидимся! Прощайте, пацаны. Дай вам Бог вернуться всем живыми!
  В голове завертелась песня 'На Моздок, на Моздок две вертушки улетают....'. Аж прошибло скупую мужскую слезу.... Прощайте братишки....
  
  
  
  

Оценка: 6.21*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017