ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Тулупов Сергей Евгеньевич
Шугняки

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ касается употребления наркотических средств. Детям и ведущим нормальный образ жизни взрослым не рекомендуется.

   Рассказ касается употребления наркотических средств.
   Детям и ведущим нормальный образ жизни взрослым не рекомендуется.
  
  "Не посылайте, мамы, мальчиков
  Во поле гулять,
  Да не придется этим мальчикам
  В осликов стрелять..."
   И. Некрасов
  
   Лето 1984 года. Я, практически гражданский уже человек, от безделья сорвался с артполком на своей "Наташке" на операцию. В Панджшер. Я уже упоминал данный факт биографии в рассказе "Маратик". Доверили мне везти полнёхонькую машину продуктов - компоты, сгущёнку, другие консервированные вкусности. Короче, доверили козлу (не про себя будь сказано) капусту. Машина моя, в компании с другими грузовиками и водовозкой, расположилась чуть поодаль от основных сил. В высохшем русле какой-то речушки, которая, видать, по весне спускалась с гор. Одной стороной русло обхватывало предгорье, где и развернулась артиллерия, другой - граничило с зелёнкой. Метров двести-триста до неё.
   Вот по направлению к этой зелёнке, за крайней нашей машиной, все водилы и несли по очереди караул. Сами себя охраняли. Оборудовали небольшой бруствер, и коротали ноченьки за неторопливой беседой да за крепкой сигареткой.
   Надо сказать, "чарз" (план, марихуана, анаша, косяк - куча названий) в Афгане не пробовал только кто-то особо настырный. Как и "шароп" (киш-миш, киш-мишовка - самогон местный). Я про себя скажу - курил и пил практически все два года (с июня 1982-го по август 1984-го). Упаси, Господь - это не пропаганда! Это констатация факта. На "гражданке", после Афгана, лет только через восемь попробовал "план" один-единственный раз. За компанию. Конечно, не "наш" - не коричневый. Не то. Гадость. Ни до, ни после этого меня к нему и не тянуло. И не тянет. Лучше водки человечество ещё ничего не придумало. Для политкорректности: наркотики - смерть организма, трезвость - норма жизни.
   Так вот - как всегда отвлёкся. Был среди нас повар - зовут (надеюсь, время этого глагола в данном случае выбрано правильно - долгих лет ему) Эркин. На год моложе меня призывом. То ли узбек, то ли туркмен. Как я говорю - не суть. Вот с ним в "дозоре" мы как-то славно покурили. Стояли в охранении мы всегда по двое. Но прекрасно понимали, что мы - не последний рубеж. И не первый. Где-то рядом с нами есть ещё невидимые посты. Вот время где-то часа два-три ночи. А мы хохочем вовсю, прямо катаемся от смеха. После выкуренной сигареты-другой нам весело. Вдруг - именно вдруг!!! Только что ловили ха-ха, а теперь шугняки! Я "отчётливо" увидел, что к нам со стороны зелёнки тихо так приближаются духи. Конечно духи, а кто ж ещё - мы ж на войне! Теней около десяти. С присущей мне серьёзностью я громко (как мог) крикнул: "Стой, кто идёт!". Ну, чтоб забоялись гады - мы ж их видим! А попались, видать, гады не те, не боящиеся. Ни меня, ни Эркина. Тогда я полоснул очередью в небо. Была маленькая надежда, что всё-таки это свои возвращаются откуда-то. Но нет. Гады ни слова в ответ, прут прямо на нас. Всем уговорам бывает предел - не понимаете, не надо. Мы вдвоём открыли такой шквальный огонь, что ого-го! Никому не поздоровится. Мне б точно не поздоровилось. Но эти оказались здоровее самых здоровых - идут прямо на наш не побоюсь этого слова ПОСТ! В свете луны я хорошо видел их тени. Как всегда не вовремя кончаются патроны (один в один фильм "Такси"!). У меня последний магазин. А брали с собой, как путные, по подсумку. Кричу Эркину - шуруй за патронами! Он и улетел. Практически в прямом смысле слова. Я решил, что дальше меня им всё равно не пройти. Будь, что будет. Прощайте, не поминайте лихом! Одно обидно - просрал свой "дембель" (ещё что-то соображал!). И вот в какой-то момент я в кого-то попал. Попадание в цель всегда чувствуется - каким-то двадцатым чувством. И звуком. Всё, хана им - пристрелялся я, наконец. Это через столько-то времени! Но звук кричащей боли был странным. Не а-а-а-а-а!, как у нормальных душманов, а иа-иа-иа, как у нелюдей! Ещё попал, ещё. И вот уже несколько глоток извергают этот ужасный звук. Звук нечеловеческой боли. Конечно - не человеческой. Звук боли ишака.
   Прибежал запыхавшийся Эркин с патронами, привёл подмогу. Всё как в лучших фильмах. Наши победили. Только вот враг, как оказалось, был не двуногий, а четырёх. И с длинными ушами.
   А над нами почти никто и не смеялся. Мы ж всерьёз пацанов защищали. А остальное - издержки качества продукта.
   12 июля 2009 года.

Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017