ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Aletum
Производная от манёвров.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.88*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор приносит извинения за нецензурные выражения в диалогах и прямой речи. Тем не менее, без них до конца нельзя прочувствовать накал, сопутствующий экстремальным ситуациям. Кого же коробит сие повествование, но не безразличны описываемые события и персонажи, рекомендую подобно цензуре на телевидении заменять "нечитабельные" слова и выражения на "пииии". В виду сплошного "пииии", разбавленного пару-тройкой "цивильных"фраз, а не армейским лексиконом, претензии к работе автором не принимаются.Надеюсь на понимание!

  
  
  
  ________________________________________
  
  
  
   Лысый ёжик со шрамами - образ ветерана посвятившего свой досуг писчему ремеслу.
  
   Словно иголками-событиями приятными и не очень, обрастает его сердце там - в "зоне конфликта" как модно сейчас выражаться или "страной пребывания" - в иных случаях.
  
   Каждая такая иголочка - укол в память. Одна царапнет. Другая воткнется обломившись. Третья - занозой начнет нарывать. Четвёртая, проникнув внутрь - клапан сердечный перекроет, неся смерть. Такими "колючими", напичканными воспоминаниями начинают ветераны новую жизнь. Жизнь после войны.
  
   Нет! Жизнь не поменялась. Она течет своим чередом. Изменились они.
  
   Вот и тужатся, кто с успехом, а кто нет - вырвать очередную память-иголку из сердца, раскладывая их в абзацы своих повестей и рассказов. Перекладывая их в "необузданную" стихотворную форму или в музыкальные аккорды. Написанные не по установившимся правилам, а скорее вопреки им. Написанные душой и сердцем, где за каждым героем скрывается реальный человек, где за каждым персонажем муки отнюдь не творческие, а реальные.
  
   Дальнешее повествование - одна из вырванных иголок. Последняя. На их месте - шрамы, в крайнем случае, где-то запрятавшаяся капсула с не запомнившимся "гноем памяти". Не беда, со временем и это зарубцуется. Время и эти вырванные из сердца иголки, залечили его, успокоив душу. Одна напасть - залечили, но не вылечили.
  
   Это аллегория, к автору применимая.
  
   ***
  
  
  
  
   Ручник эмоций сорвало, и понеслась душа по кочкам. Напряжение последних дней, лопнув мыльным пузырём, прорвалось.
  
   - Справа! Блять! Угол дувала! Правее, твою мать - духи! Осетров! Короткими - Гаси! Че ты, сука, дрочишь? Играев - КПВТ! Вернёмся, 3,14здец тебе - зарою! Япона мать. Башню с горизонталки сними - гандон. Правый десант! Огонь! Левый - магазины! - примерно так или около этого, попав в засаду на бетонке, перекрикивая шум стрельбы, Туманов орал через командирский люк внутрь БТРа, осыпая шквалом матюгов по внутренней связи наводчика пулеметов и десант, нырнувший после первых "цоканий" пуль под броню.
  
   Эти вопли, а по другому и не скажешь, из самой глубины души рвались наружу, обращены были они ко всему экипажу и ни к кому конкретно - короче, в никуда. Ну, с чего бы кипишиться-то, ведь всё как обычно, никаких неприятностей, а вот на тебе - умом понимаешь, а разум слушаться отказывается...
  
   Внеплановая "ниточка". Назло всем - и десантникам третьего "баракинского" батальона гардезской бригады, и им, духам то есть...
  
   Десантно-штурмовой взвод Туманова, а в нашем случае, правильными военными словами - отряд обеспечения движения колонны батальона в составе двух бронетранспортёров вошёл в огневой контакт с обнаружившей себя справа по ходу движения засадой душманов. "Кроты"-сапёры, работающие впереди, под прикрытием "брони", видать что-то цепанули на дороге. Вот вам и "чечёточка с выходом".
  
   В десяти километрах впереди по ходу движения, после небольшого привала, "ленточка" следующая в бригаду из Кабула, начинает втягиваться из пустыни в "любимую" всеми логарскую зелёнку, посему и времени на "крутые разборки" с духами с привлечением артиллерии и авиации совершенно нет.
  
  
   Для других это может брань и сквернословие, а для ребят находившихся в машинах - одна из мелодий боя, этакая распевка-сольфеджио. Не обращая внимания на командира, каждый выбирает цель и методично, короткими всаживает один магазин за другим в вероятные места нахождения замаскировавшегося противника. Окна домов, спиленные пни деревьев, отдельные камни и разрушенные дувалы, да и вся "зелёнка" с Логар-рекой вдоль неё - всё по ходу движения представляет опасность, которую обильно поливают свинцом бойцы, "смачивая" шероховатости и неровности окружающего рельефа. Сейчас главное - шквал огня. Цель одна - не дать возможности духам поднять головы. С "сюрпризами" на дороге разберётся "вождь батальонных кротов" - Юра Волин со своими ребятами.
  
   "А мне пока горячку пороть не надо", - так рассудил взводный, стряхнув с себя груз ненужных мыслей.
  
   Сегодня почему-то войнушка не по правилам. Уже привыкли к худшим сценариям на колоннах: обнаруженная мина - подрыв - пару тройка духовских выстрелов из гранатомётов и стрелковое завершает сию какофонию. А тут на тебе. Сразу по броне как горохом - и высунуться из люков не дают. Приходится вести стрельбу через бойницы.
   Видимо духи логарские решили, что десантуры на дороге ещё пару дней не будет. Колонны на Гардез и Кабул вчера позавчера уже прошли, а тут на тебе: "вдруг, откуда ни возьмись - без "воздуха" и артиллерийского сопровождения - появилось в рот еби... сь". Вот и не успели господа правоверные завершить свои грязные делишки на обочинах, маскируя свои "сюрпризы на дороге, попались на тепленьком. Попалились. Знаете как неприятно когда вас на лету с полдороги сшибают? Ясный пень, что обидно. Вот и огрызаются. С вопросом: Где ж вас взяли таких на нашу голову?
  
   Непонятки одни с этими "полосатиками". "Полосатики" - это те, которые под самую зиму 1982 года в провинцию пожаловали. Рубашки нательные у них в полосочку. Все "зелёные", военные как военные - предсказуемые, иногда с ними за бакшиш и договориться можно. А этих всё "раскусить" не получается - ни губернатор, ни царандой с местной властью, никто им не указ. Какие-то злые они. Несговорчивые. В глазах одна ярость. Но что самое обидное, инициатива переходит в их руки. А за это "хозяева" за линией Дюранда по головке не гладят...
  
   - Аааа! - вопль Бурнышова. От такого крика волосы дыбом и стрельба уже кажется не такой громкой. Мгновение - взгляд на взводного снайпера. Крови нет. Щеки розовые.
  
   - Чё орёшь - дятел?
  
   - ГильзаААА! - не переставая вести, огонь дергается, извиваясь всем телом Бурнышёв.
  
   - Заткни ебало, ща достану - встав на колени с лавки левого десанта, полез рукой к нему за шиворот хэбэшки Соколов.
  
   -Ха-ха-ха! Сокол!... - уже не крик, а смех - Я ж щекотки боюсь. Ха-ха-ха! Сашка! Наебну. Сокол - отвали...
  
   У всех внутри рожи от пороховых газов закопченные, с улыбками на ширину японского приклада, зубы в сумраке внутренности боевой машины светятся да белки глаз.
  
   Интенсивность стрельбы то стихает, то опять нарастает - кошки-мышки. Тук-тук-тук - по броне. Так-так-так - в ответ. Немой вопрос - вот только кто из нас кто?
  
   Пять щелчков ручника. Машина, резко клюнув носом, застыла на дороге. С полок БТРа посыпалось незакрепленное имущество. Ящик с гранатами спланировал "ощастливив" затылок водителя Ткаченко. По инерции его фэйс отпечатывается на лобовом стекле, обильно смочив стекло кровью расквашенной юшки, зато голова счастливо миновала острый рычаг закрытия "ресничек". Война - это не только стреляй, не стреляй. Это ещё и на тормоз "ласково" нажимай. Ничего, пару остановок и весь экипаж с синяками и бланшами от таких торможений выскажет ему своё "фее". Туманов естественно отвернется, заранее зная, что таких остановок больше не повторится. Во всяком случае, в его присутствии... Но это будет позже. А пока...
  
   - Аапоебаать! - с криком Коля Софронович с ПК выскакивает из верхнего десантного люка на броню, надоело ему в позе "мама моет пол" через бойницу вести стрельбу. Ни прицелиться толком, ни перезарядить по-человечески. Рост за метр девяносто, вы попробуйте из пулемёта прицельно пострелять в движении, с внеплановыми торможениями. Заебё... Правильно - неудобно... Это в БМП (БМД), когда все на закреплённых местах, механ по внутренней предупредить может: "Короткая", а в БТР как в хлеву - мёд, говно и пчёлы... Плюхается он плашмя на живот в районе силового отделения и одну за другой, словно строчки швейной машинки Зингер, выписывает в воздухе смертельные завитушки. Пулемётная лента за ним, подобно змее с металлическим скрежетом выползает из лона машины.
  
   Пехота в десанте своё дело знает. Почитай не первая засада на счету. Обстрелянная сторона "поливает" зелёнку, противоположная "забивает" пустые магазины, одновременно наблюдая за тылом и поочередно, выскакивая из верхних люков "Мухами", куда понравится, лупит наугад... Здесь и команд не надо. А вот экипаж. Серёга Ткаченко и Володя Играёв - водитель и наводчик башенных пулемётов. Это их первый выезд в таком качестве.
  
   Туманов, быстро оттолкнувшись ногами от металлической дужки командирского сиденья выскочил наружу, спрыгнув на занемевших ногах с подножки на землю. Ноги сами собой подкосились и он, словно подстреленный, кубарем скатился в кювет. Размял затёкшие ноги, змеёй юркнул за ведущие колёса машины, пульнул из автомата для острастки и самоуспокоения пару раз в белый свет как в копеечку в направлении, куда все стреляли, напялил на уши резинку с ларингофонами Р-148 и замахал руками вдруг появившейся из-за поворота колонне, знаками, показывая, что броня прикроет её проход.
  
   В двадцати метрах в придорожном кювете, спрятавшись за тополями, залегли, отстреливаясь, сапёры.
  
   - Играёв, прикрой - крикнул Туманов наводчику и, петляя как заяц, устремился к ним. Поскользнувшись за пару метров от края бетонки на стреляных гильзах, сплошным металлическим ковром покрывших асфальт, спланировал рыбкой, распластавшись на земле рядом с командиром сапёрного взвода.
  
   Юра ушёл в себя, перебирая сегодняшний "улов". Над его головой "кротовский" замкомвзвод расстреливал один рожок за другим, остальные доставали из своих эРДэшек планки с патронами и с помощью переходников снаряжали ему магазины.
  
   - Че там, Юр?
  
   - Да духи здесь не успели для тебя фугас замаклачить. Всё у них было чики-пики, в стадии завершения. Но! - многозначительно подытожил он, подняв к небу указательный палец - Выкидыш. И вОды уже отошли. А вот разродиться у них не получились. Полчасика им ещё бы свободного времени и ты бы со мною уже не разговаривал. Глянь... - это у Юры шутки такие.
  
   В дополнение к двум обезвреженным "итальянкам", уже загорающим сверху на волноотражательном щитке тумановского БТРа, придется добавить ещё пару. Неплохой улов...
   очередной результат
  
   - Смотри, Сань, - разволновался "золотой щуп провинции Логар" - Умники какие. Снаряд с противотанковой под колею, а две транспортные по бокам дороги, на замыкание. Если моих разорвёт по неосторожности, то все пойдут в объезд, а тут как раз вот эта ху..ня и сработает - отложив щуп с кошкой в сторону, разложил перед собою уже неопасные "игрушки" Юра. Ему стрельба совсем нипочём, он полностью занят "своим" любимым делом.
  
  
   - А вот хер вам в сумку! - в сердцах, после трёхчасового шуршания на пределе человеческих возможностей на дороге и не то воскликнешь. В его голове созрел коварный план.
  
   - Вы, сначала стоя сцать научитесь, а потом нас еб..ть. Санёк помогай!
  
   - А? Ага... - заулыбался Туманов, стуча ладонями по ушам... После стрельбы его "любимчиков", глухота на пару дней обеспечена.
  
   - Ну, ты бля, Юрка, прям Мальчиш-Плохиш! - вдвоём они быстро смухлевали свой сюрпризик, поставили на неизвлекаемость и присоединились к музыкальной фазе оперетты в сопровождении башенных пулемётов КПВТ под аккомпанемент АКС и ПКТ. Пока не прошла вся колонна.
  
   Никто не понял, откуда, но кульминацией в завершении прозвучал разрыв духовской гранаты, угодившей в насыпь перед ними. Над головой просвистели камешки, дым - рассеялся. Сцена опустела, наступил антракт, а может и конец сегодняшнего представления. Из-за густого занавеса зелени вдоль реки об этом судить было трудно. Откуда-то послышались цикады, застрекотали кузнечики и навалилась тишина, ватой заложившая уши.
  
   - Играёв и Ткаченко, ко мне - прорычал, опять постукивая по ушам ладонью Туманов. Звон в ушах не прекращался... Ария КПВТ в пару сантиметрах от его головы - это вам не серенада из Россини в одесском оперном.
  
   Писец вам - про себя подумал Туманов, смахнув наушники с головы - вые... у.
  
   Он отсоединил от радиостанции "куликовку". Со свистом, разрезая воздух, хлестанул ею по голенищу своего сапога. Больно ёлы-палы...
  
   Предчувствуя приближающийся спектакль, из-за всех щелей повылазили хитрющие физиономии бойцов, жестами подсказывая, что и как необходимо сделать с проштрафившимися...
  
   Вот такая вам война. Секунды назад смерть скалила каждому свои улыбки, а сейчас уже мирные минуты раскрыли свои объятия.
   Поняв, что взводный не ограничится словами "севильского цирюльника",
  
   Володя Играёв пошёл на упреждение
  
   - Товарищ лейтенант! Не надо... Я сам... Я сам...- накинул на себя бушлат и приготовился к "гашению" ударов антенны.
  
   Серёжа Ткаченко с расквашенным дюнделем, ожидая экзекуцию, понурив голову, ждал своей участи. Видя сие смирение и Туманов пошёл на попятную. Общественная порка отменяется до лучших времён.
  
   - Фуй с вами. Живите пока.
  
   Не их вина, что всё так получается, а общая беда... и даже не взводного с ротным и комбатом вкупе...
  
  
   ***
  
  
   Только-только обустроившись в Кундузе после ввода войск в Афганистан, одно из соединений сороковой армии - 56 отдельная десантно-штурмовая бригада к 10 декабря 1981 года побатальонно передислоцировалась с севера страны на юга. "На верху" было принято решение: заткнуть десантурой зияющую дыру" между районами Кандагар-Газни и Кабул-Джеллалабад, перекрыв основные караванные пути поступления материальных средств, вооружения и боеприпасов для бандформирований мятежников на юго-востоке страны.
  
   Если у штатных армейских частей имелись хоть какие никакие планы очерёдности привлечения сил и средств на боевые действия, кроме, естественно дежурных сил и средств, то "окружники", коими на тот момент являлись штурмовики, привлекались на всё и всегда... Ташкент далеко, а "стоны и стенания" не присущи ребятам с курицами на петличках. Два года батальоны и роты бригады "носились" по всей территории Афгана, выполняя внезапно возникающие боевые задачи во всех мыслимых и немыслимых "клоаках" этой горной страны.
  
   В бригаде из четырёх положенных по штату линейных батальонов: двух парашютно-десантных и двух десантно-штурмовых, было три, а в общей сложности в ППД находилось три-четыре "обескровленных" боевых роты для поддержания своих же штанов - караулы да охранение со сторожевыми заставами. По сигналу - "три зелёных свистка", не зализав раны от предыдущих задач, срывались подразделения на выполнение новых.
  
   Задумка со штурмовыми бригадами в округах и батальонами в армиях была неплоха - как пример, десантный резерв командующих в наступлении или в обороне. Он отвечал требованиям ведения боевых действий того времени. И был одним из элементов построения войск при проведении наземно-воздушных операций. Схематично, по наступательной тематике тактических воздушных десантов - парашютно-десантные подразделения на вертолетах забрасываются вглубь расположения войск противника, а "штурмовики" на боевых машинах спешат к высадившимся на помощь или к тому, что осталось от них, после выброски "пехоты". Но, как всегда воплощение в жизнь является для армии проблемой.
  
   Как там в Уставе? Создали для себя тяготы и лишения и стойко, с достоинством и честью, мужественно преодолеваем их. Проблема заключалась в первую очередь в людях, главное - не было такого человека во главе нового рода войск, подобно "бате" ВДВ - Маргелову В.Ф. Не было всего лишь малости - командующего "штурмовика" со своим штабом. Посему принцип: "тебя не трахают, не сучи ножками" в десантно-штурмовых частях процветал "махровым" цветом во всех округах и группах войск.
  
   У семи нянек - дитя без глазу.
  
   Для ВДВ - "штурмовик" оторванный ломоть, для них винтокрылые геликоптёры - ниже уровня плинтуса. Не престижно было там служить до августа1989 года, т.е. до момента передачи штурмовиков "под крылышко" ВДВ и отбирали туда, по большому счёту - "залётчиков". Офицеры-десантники начали делиться на "чистых", закончивших Рязань и остальных.
  
   Для "сухопутки" - а на хрена нам этот "геморрой"! В табелях положенности - десантная техника и десантное имущество. Одним словом - муть голубая...
  
   Вот и достался 56 бригаде в силу её расположения - параллельный метод обустройства и комплектования. Её беда на 1981 год, что она единственная из всех "штурмовиков" ВС СССР воевала! И если у всех остальных недостатки устранялись в ходе итоговых проверок и проводимых учений, то 56-я исправляла их - кровью! И билась в конвульсиях отхаркивая кровью боевая бригада, не зная, куда её приткнут в очередной раз.
  
   Пока были БМД (БТРД), экипажи для них "клепала" десантная учебка Гайжуная, а потом при комплектовании "двойками"... Ашхабадская учебная дивизия.
  
   Туманов принимал свои БМД, которые имели намотку моторессурсов в девять раз превышающие все допустимые нормы. Пушки на машинах, рассчитанные на полтысячи выстрелов имели настрел - 3200-3500. А всё бегало и стреляло, не смотря ни на что. Всем известный подход к делу: "Командир - в пулемёте патроны закончились! Но ты же коммунист! И пулемёт строчит снова..."
  
   Первый Герой (живой) - бригадный, первые самые значимые награды страны - тоже, но они положения дел не спасали. Это лишь цена за дух, закалку и дела, которые наперекор всем недостаткам и недочётам, показали, что главное на войне - люди! Бригада держалась на одном - на "маргеловском духе", который не только выветрился, а ещё и окреп, покрывшись пороховым налётом войны.
  
   Почему такая несправедливость?
  
   Да нет, с точки зрения любого командира - всё вполне логично... До сентября 1980 года - сформированная осенью 1979 года на базе одного(351пдп) из полков расформированной "ферганской" 105 дивизии ВДВ, 56 бригаду подчинили Туркестанскому военному округу, и вошла она в состав ограниченного контингента, как приданная. "Не моё - но наше..."
  
   Любой здравомыслящий командир, при таком раскладе всегда свои части и соединения побережёт для "лучшего случаю", затыкая "текущие щели" приданными силами и средствами...
  
   К ВДВ после приёмо-передачи бригада уже якобы не относились, а "сухопутка" смотрела на неё, как на "приблудную"... "НулЁвой" техникой 105 дивизии при расформировании был укомплектован 345 воздушно-десантный полк ВДВ, а в бригаде техники от 351 пдп осталось в аккурат на один батальон - 4, который сразу и ушёл на Саланг, да ещё разведывательную роту.
  
   Один из парашютно-десантных батальонов при вводе войск, покинув расположение бригады, "штурмовым" способом захватил аэродромы в Кандагаре, Гардезе и Джалаллабаде и уже в неё никогда не вернулся, влившись в штат вновь сформированной 70 "кандагарской" омсбр.
  
   Остальные батальоны были переброшены в Кундуз по воздуху. Хотя один из этих батальонов был по штату десантно-штурмовым. К февралю месяцу 1980 года 103 воздушно-десантная дивизия из Кабула "скинула" этому батальону свою технику учебно-боевой группы и с повышенными нормами расхода, эта та, которая в Союзе привлекалась на вождения, стрельбы и учения с десантированием. То есть боевая бригада укомплектовалась, как модно сейчас выражаться "секонд хендом"... Да и о чём речь можно вести, когда на некоторых "экземплярах" в шахтах на места курсовых пулемётов, были приварены обычные ломики, изображающие стволы ПК- бутафория...
  
   Начало декабря 1981 года. Семисоткилометровый марш для бригады был вторым афганским переселением, из Кундуза к новому месту дислокации - провинция Гардез. Взято было с собой только то, что положено - возимые запасы. Без пополнения материальных ресурсов - месяц жизни. Недалече от Гардезского аэропорта воткнут, был шест в ровном поле со словами: "Стоять здесь бригаде десантников..."
  
   К середине декабря бригада полностью, после месячной подготовки молодёжи в Чирчике, обновилась личным составом призыва осень-81года. В "поредевшие" от ранений и болезней подразделения, наконец, пришла - "пехота". В ротах остались лишь "старшие" призывы специалистов из учебных дивизий - это не более 5-10 % всего состава. Заменился офицерский состав.
  
   В "летнюю" кампанию 1982 года соединение входило "необстрелянным", имея за плечами совсем небогатый опыт ведения боевых действий. Самым "обученным" в военном плане в этот период оказался третий десантно-штурмовой батальон, который, не переставая, занимался сопровождением колон из столицы к расположению бригады и чуть ли не каждую проводку вступал в огневые бои по маршруту следования.
  
  
   До Нового 1982 года, колонны, снабжавшие бригаду, шли с периодичностью одна-две в неделю. В пяти колоннах пришёл уголь на зиму, боеприпасы и топливо для боевой техники. А вот продукты и вещёвку обозначили "красными флажками". На Новый Год всё остановилось и замерло. Все передвижения на новогодние праздники по ОКСВА запретили.
  
   А тут новая напасть - снегом завалило перевал Саланг и дальше снежным комом - перевал Тера в 30 километрах от Гардеза, по дороге Кабул-Гардез. 2400метров выше уровня моря. Капкан. Оставался только "воздух". А много ли груза, при наличии только армейской авиации, которая из-за погоды не летала, можно перебросить?
  
   Третий дшб без 7 роты расположился в аккурат посередке, между Гардезом и Кабулом - в Суфле, в центре "зелёной зоны" провинции Логар, он стал называться "баракинским" по названию центра провинции. Отсутствующая рота в январе из Имамм-Сахиба (пр. Кундуз), где она "работала" самостоятельно от бригады, взаимодействуя с погранцами, передав им свой городок, через Саланг, самостоятельно совершила марш и к 11 января соединилась с батальоном.
  
   К февралю 1982 года возимые запасы материальных средств практически были на нуле, бригада приступила к выживанию... Голодные, завшивленные, грязные и оборванные, но со стальным блеском в глазах, начиная с "бригадира" и заканчивая "крайним" бойцом, подразделения выполняли ещё и боевые задачи. После инспектирования передислокации бригады и всего увиденного в расположениях боевых рот, генерал армии Ахромеев, старый фронтовик, которому "глаза не замылишь" с командующими округа и армией только молчали, а, улетая, Ахромеев на прощание с батальоном лишь понапутствовал комбата-3 в Бараках: "Трудно - вижу. Будет ещё труднее. Спасибо вам за службу, поможем всем, а вы людей берегите и готовьтесь к боям, серьёзно готовьтесь..."
  
   "Разборки полётов" после инспекции в верхних штабах не заставили себя долго ждать... Естественно, во всех смертных грехах обвинили самих же "штурмовиков".
  
   "Хто всрався? Невістка!". Да бригада и не против была побыть временно этой "невісткой" - но нам бы кусочек хлебушка на стол. Мука, разведённая водою из арыка в качестве лепешек, "красная" рыба да сухари с чаем - вот то разнообразие блюд, радовавшее на протяжении зимы 1982 года столы в столовых Гардеза и Бараков. Отличие было лишь в том, что личный состав питался из котелков, а офицерский - пользовался посудой.
  
   Приезд "бАльших" чинов прочувствовался, но не сразу... Маховик, закрученный при проверке покатился, сминая под собой любую бюрократическую зацепку в штабных армейских кабинетах. Пополняя запасы в Кабуле и принимая очередную ниточку для бригады в Теплом Стане за спиной в спину раздавалось: "Опять эти баракинцы, они нам как кость в горле". Правда, почему-то все приглашения в гости к нам в Бараки отвергались в чистую...
  
   К концу марта в батальоне появилась подменка. На "войну" - форма номер восемь, что где спёрли, то и носим, а в расположении - согласно уставов... Свежие продукты в виде тушек кенгуру, доппай.
   Питание разнообразилось... Завтрак - тушенка с гречкой. Обед - гречка с тушенкой. Вечером - чуть-чуть гречки и столько же тушнячка. Всё ж таки уже веселее.
  
   Бойцы впервые увидели сгущенку. Три банки - бойцу, шесть офицерскому составу. Соревнования устраивали, изгаляясь над собою на спор: Кто больше за раз без воды заглотнет. Рекорд - 13 банок поставили в 9 роте.
   Получена "смерть на болоте" в виде сигарет "Гуцульских", "Донских" и "Столичных". Кто не курил - сахар в довесок.
  
   Местные дукандоры вздохнули полной грудью: Слава аллаху, закончилось это нашествие на их бизнес, со стороны шурави... Всю зиму давать в долг, который никогда не вернут...
  
   Недолго сказка сказывалась. Только начали сходить снежные лавины от первых весенних лучей в горах, только отцвела красными маками пустыня, штабы бригады и батальонов приступили к подготовке первых выходов. Собирая информацию из различных источников, вырисовывалась довольно неприглядная картина.
  
   Оказывается друзей вокруг - руководство местной власти и то, только днём. А ночью - надежда лишь на товарища, который, пуская слюну по бушлату с оружием в руках, охраняет некрепкий сон заснувших рот...
  
   Время командиры в подразделениях зря зимой не теряли. Кроме элементарного казарменного обустройства городков, несения службы в караулах и охранении, роты занимались, проводя занятия в условиях приближенных к боевым, на максимуме выкладки нервов и сил. Доползали еле до кубриков, а в ночь опять занятия. На боевых машинах от елозания по ним солдатских тел начала стираться краска. На автоматах исчезло воронение. То, что было изучено днём, закреплялось на ночных занятиях.
  
   12 марта третий батальон впервые вышел "на боевые". Ночной марш на технике к Алихейлю. "Работа". Основную цель, поставленную комбатом, батальон выполнил... Вернулись все, да ещё и с трофеями, но подрыва всё-таки не избежали... На "галстуке" притащили 385 БМД из "восьмёрки" - правый борт второй каток...
  
   Сначала на ощупь: получится, не получится, а с каждым выходом и наглости набирались поболее...
  
  
  
  
   ***
  
   Первые числа марта 1982 года. Две недели как вернулся Туманов после госпиталя самаркандского и отпуска по болезни в роту.
  
   Перед Новым Годом подкосила его желтуха, как раз в тот момент, когда бригада перебазировалась на юга. Уже больным, откомандированным за молодым пополнением, он всю "молодёжь" для роты принял в Гардезе - пятьдесят четыре "активных штыка" и с ними перекладными - вертолёты, самолёт, вертушки в обратную дорогу, к месту дислокации своей роты на север, в Имамм-Сахиб.
  
   В отсутствие Туманова взводом командовал Лёня Щелкунов. С ним они с августа 81-го "знакомы"... Он командовал третьим отделением и когда уволился призыв 2/79 - стал "замком". А новый ротный, Николай Николаевич Детюк, назначил Леню старшиной - "зеленая улица", ему домой весной. Надо искать замкомвзвода. Сели с Лёней репу чесать - кого? А что тут чесать - один сержант Эрик Махметкулов и всё, да и то "сырая глина" пока... Пришёл в Афган вместе с "молодёжью" после учебки.
  
   - Товарищ лейтенант, Махметкулова ставьте, не пожалеете.
  
   - Да понятно Лень, у него хоть Ашхабад за плечами. А вот кого комодами? Что скажешь?
  
   - Осетра и Палтуса, из молодых - толковые ребята. Я за ваше отсутствие всё приглядывался к ним... Потянут.
  
   В офицерском кубрике с взводными, пока ротный на совещании у комбата, тот же "базар". Замётано - Осетров и Палтусов...
  
   ***
  
   - Смирно! - по расположению роты пронесся голос дневального, отозвавшись эхом по кубрикам... О! Николаич с совещания пожаловал. Каждый день - сюрприз. Что ни совещание, то новость. "Что день грядущий нам готовит?"
  
   Распахнулась настежь дверь.
  
   - Что, хохлы прищурились, пехота тупорылая, вашу мать нехай! - таким вот макаром, вошедший в офицерский кубрик, командир роты повёл разговор с взводными.
  
   - Завтра нам подгоняют БэТээРы... Вы слышите? БэТэРы! Семидесятки. - а вот это новость, переглянулись офицеры - Рота переходит на колёса. Лёха! - командиру 1-го взвода, л-нту Зиновьеву - ты свои БМДшки готовь для Кандагара, Паша - командиру 2-го взвода Пятлину - ты свое "железо" готовь на Джелалабад. А ты Санёк - т.е. я, Туманов - в четвертый батальон скинешь... На этой неделе техника в роту дают и старшину. Для нас теперь основная задача - "ниточки" гонять из Кабула в Гардез для бригады, да на засады выходить "тихонечко" без гусеничного лязганья, на колёсах. С сегодняшнего дня мы уже не "траки" позорные, а резина вонючая... Пулемётчики и миномётчики - Детюк обратился к Перхайло Валере и Козлову Сане - остаются на БэТэРДэ.
  
  
   ****
  
   Глава-отступление.
  
   Командование 7дшр(десантно-штурмовой роты).
  
   Командир роты, Николай Николаевич Детюк - "чистый" танкист - Ульяновское училище
  
   Замполит - Дима Ветошкин, "бронелобый" из Челябинского танкового, - ЧВТКУ.
  
   Командир дшв-1 - Лёха Зиновьев - Новосибирское политическое, замполит недоделанный, из "политуры" комсомольцем выпустился. Нонсенс для замполитов. Ходячий училищниый "залётчик". Так и не успел передать технику - погиб 2-го мая на выходе из ущелья Вагджан.
  
   Командир дшв-2 - Паша Пятлин - РВДКУ два Ку-Ку - Рязанское десантное.
  
   Командир минвзв - Санька Козлов - "бог войны" - Сумское артиллерийское.
  
   Остальные офицеры - пехота матушка, замком роты по ВДП Фазыл Мирджапаров - "ташпех", Туманов - Киев и "пулемётчик" (пулвзв) Валерчик Перхайло - А-Ата.
  
   Техник роты вновь присланный, Санька Коняев - бывший механик-водитель ИС-3 из курского танкового полка "кадра".
  
   Старшина роты - Ромка Шайхутдинов, замкомгруппы "чирчикской" бригады СпН...
  
   Вот вам и десантно-штурмовая рота во всей красе - этакий ссыльный "дисбат" ВДВ.
  
   В те годы упор в "пехотных" училищах при изучении БТТ(бронетанковой техники) делался на изучении БМП-1, БТР-60, Т-62. А новинки войсковые - "двойки" (БМП-2), "семидесятки", "восьмидесятки" (БТР-70,80), Т-72(80) и прочее в виде сносок - "скоро в войска поступят..." или... "особенностями в устройстве являются то-то и то-то...". Благо Туманову на войсковой стажировке в 120 "рогачевской" дивизии под Минском, в полку "инициаторе соц. соревнования" в ВС СССР (были и такие) пришлось "поиметь" опыт обращения с новейшими образцами вооружения и техники нашего ВПК - "Дрозд", "Кольцо", "Урал" и т.д., и не только "поиметь", но участвовать в испытательных стрельбах и вождениях.
  
   Десантные войска и пулемёт КПВТ - понятия несовместимые. Да и для "пехоты" - это один из сложнейших образцов вооружения. Если на зачётах или экзаменах по огневой подготовке в училище попадался билет по КПВТ - пиши, пропало, "шарабан" обеспечен... Стрельба из башенных пулеметов БТР - как факультатив, в процентном соотношении к вооружению БМП составляла в училище - один к десяти, так же и вождение. Плавать на них вообще не плавали... Теория - основа. Наперекор практике...
  
   А про "восьмёрку" (стрельба из бойниц боевых машин) на учебных стрельбах "покрутить" и вспоминать не хочется. Стрельба велась лишь из РПК с выдвинутыми снаружи сошками... Был прецедент во взводе в училище, когда на ночной стрельбе, на кочке АКМ выскочил из бойницы и очередь пошла, гулять внутри машины - благо всё закончилось удачно... Поэтому и РПК. Ствол вперёд - сошки снаружи развёл - и никуда во время стрельбы он уже не денется. Меры безопасности...
  
   Ротный после окончания "Ульяновска" БТР только в роте связи и видел... Он начинал службу взводным в единственном в Союзе полку "плавающих" танков морской пехоты, расформированном в 1979 году и ставшим после реорганизации - 40 одшбр в Николаеве... Квартира в гарнизоне получена, роту "предложили", что ещё надо для счастья... там и остался, перековавшись из "траков" морской пехоты, в пехоту крылатую, а тут и Афган "подвалил"...
  
   Замкомроты сразу в сторону "ушёл":
  
   - Я по воздушно-десантной подготовке и трахайтесь со своим "железом" сами.
  
   Пашка Пятлин - чистый "дЕсант", "дембель Афгана", а дедовщину никто не отменял, приказу не было - ему пару месяцев до замены, посему нам подкинул своих "бобров". Остались лишь мы с Валерой Перхайло...
  
   - Санёк, а я в РПК (рота почётного караула) училищной был...
  
   Это надо понимать так, что карабин парадный, да сапог шитый с фуражкой-аэродромом был роднее чем "юфть" и пилотка курсантская полигонами стоптанная и потом политая...
  
  
   ***
  
   Прошла неделя, убыли трейлеры, доставившие новую технику. Техника в роте состоит уже из двух штатов.
  
   На первой линии в парке боевых машин - БТР-70В, на второй - БМД-1...
  
   Для приёмо-передачи "десантической" техники в роте, кроме "консервных банок" - корпусов с вооружением, да формуляров - шаром покати. Ни инструмента, ни ЗИПов, да и, если честно, и желания-то уже нет, при наличии новья... Кому такое счастье нужно? Слава богу, они ещё передвигаются рывками, заводятся с толкача да стреляют - и то ладушки. Эта песня уже не про нас... А "новьё" ещё не снято до конца с длительного хранения. Одни пулемёты ПКТ в башенках в рабочем состоянии, а всё остальное в пергаменте и солидоле...
  
   Новая проблема.
  
   "Спецов" для "брони" гусеничной - наводчиков-операторов, командиров и механиков-водителей, учебные дивизии готовят. А для БТР необходимы лишь водители с правами да с доподготовкой ДОСАФовской. Все водилы "под крылышком" зампотеха и зампотыла - что в бригаде, что в батальоне. И хрен, что из этого добра к нам в роту передадут, как исключение - залётчиков... С наводчиками башенных пулемётов сами в роте мал-мал разбёремся - их обучение проходит в подразделениях на месте.
  
   А вот с водителями - сложнее.
  
   - Ну что олени? - перед строем роты Николаич речь держит - есть у кого права водительские... Если есть - выйти из строя.
  
   инструктаж с бронегруппой проводит кдшр-7 Деток Н.Н. []
  
   Выходят два тела. В роте всё как на рентгене, ничего не утаишь. Вышедшие - преступники, укрыли от всех командных инстанций наличие водительских прав, утаили... Для старших наших начальников вроде как и преступление за такое молчание, а для роты - слабый вздох. Их-то колёсно-бронированных "коней" сейчас в батальоне аж двенадцать штук. Десять - в нашей роте и по одному у комбата и НШ батальона во взводе связи... Батальонные командоры себе быстро водил нашли из взвода обеспечения да батареи миномётной. А нам, как обычно - на заре родить, день кормить, к утру зарезать...
  
   - У кого у родителей машины есть? - ротный взглядом обводит строй , приходится и к таким методам прибегать - Замполит! Всем письма на родину за моей подписью с одним лишь вопросом: Есть ли "колёса" в семье?
  
   - Товарищ старший лейтенант, у меня "колёс" нет , но есть мопед - "Верховина" дома - скромно заикнулся Михеев ротному.
  
   - Во, бля! Мысля, твою мать и ты молчишь. У кого ещё!
  
   - А у меня "Рига"...
  
   - А у меня "ЧэЗет"...
  
   - А у меня "Карпаты"
  
   - Хорош, хорош, достаточно! Сколько набралось? Семнадцать! О, бля... 3,14здец ВАИ кабульскому - повеселел ротный.
  
   Теперь начальство уболтать - что на войне, ой какая глупость... не на войне, а в армии советской, безвыходных положений и ситуаций не бывает. А на некоторые "недоработки", связанные со здешним "мирным" пребыванием батальона, можно на время и глаза прикрыть.
  
   Разницы в категории прав для вождения на афганских дорогах никакой - толи ты на "барбухайке", то ли я на Т-62. Ну, право, "засмеют" во всех приказах, узнав о таких несущественных проблемах... Оно нам надо?
  
   В роте создано три учебных группы: Валера Перхайло - с водилами, Туманов - с наводчиками пулемётов и Фазыл Мирджапаров - с "пехотой", это с тем десантом , который в машине "балластом" находится. В двое суток втиснута полугодовая программа учебки... Водилы со стертыми коленями, пулеметчики со сбитыми в кровь руками, "пехота" - с шишками и синяками от команд: "К машине", "К бою", "По местам". Всеми частями тела изучены все неровности углы с шероховатостями "бронированных крепостей".
  
   Рота за три месяца зимы, как свою первую любовь приняла БМД и БТРд, свыклась и сроднилась с машинами, а тут надо уже к "колесам" привыкать, лишь бортовые номера прежними остались... Но фактор выживаемости говорил сам за себя. При подрывах выход из строя БМД и БТРд - стопроцентный, БМП - 64% , БТР - 37 %, танков - 14%.
  
   С таким вот "тестом", только-только начинающим познавать азы воинского мастерства рота вышла сопровождать свою первую "ниточку" в новом качестве... Результат сопровождения: из десяти привлекаемых БТР, четыре "галстука" и "комбатовский" БТР на одном движке до базы добрался. В районе разрушенных дуканов он был обстрелян, а в ответ только чих-пиздых "маленький" пулемёт отплевывался. КПВТ "скромно" помалкивал.
  
   Подведение итогов провёл командир батальона лично в парке, достав досыльник из подвернувшейся так к не стати БМДшки НШ батальона... Перепало всем, начиная с НШ и заканчивая последним бойцом роты согласно "Списка вечерней поверки"...
  
   После раздолбона, чтобы не садиться в лужу, пошли, понурив головы всем командным составом роты на приём к комбату, положили головушки на плаху, порвали тельники на грудях, вырвав на лысине замполиту последние волосы и повинились: "Прости нас барин... Разреши... Больше не повторится..."
  
   - Добро, дерзайте, вам двое суток на раскачку, но башки ежели чё - поотшибаю...- с комбатом шутки плохи.
  
  
   ***
  
   В конце апреля Валеру Перхайло первого из батальонных пулемётчиков на "горку" в охранение "загнали" на месяц, с расчётами ПК и 2Б14(82ммМ). Оставшееся от двух взводов миномётного и пулемётного - два расчета "Подносов" и четыре пулемётных, раскидали по линейным взводам роты.
   Он там, на верху, не давая заснуть батальону, на луну у себя выйдя из землянки по ночам воет - всё ему караваны по ночам в пустыне мерещатся. В полночь от скуки пару мин запустит в Бараки, да очередями из ПК "отполирует" местность - померещилось. Ему в ответ Д-30 вторят на огневых за батальоном, осветительных понавешают - весело. Рядом с дежурным по батальону "эСэСники" находятся со своей аппаратурой. Замигали лампочки на пульте у них: кто-то видать передвигаться на тропках горных вздумал. Немедленный доклад - и "получи фашист гранату". 3Ш1 зашелестели над головой. Хрен кто придерётся - комендантский час... А с утра, в места пристрелянных целей, пару машин на проверку ночного шухера - калоши собирать.
  
   И так всю ночь на койке с боку на бок ворочаешься. И спать хочется, и Родину любить... А тут уже и команда дежурного:
  
   - Рота, подъём! Построение на утреннею физическую зарядку через одну минуту, форма одежды номер два ...
  
   ***
  
   Закончен развод перед штабом батальона, а колонны из бригады всё нет. По времени уже пора. Вечереет. Связь передала, что она на подходе... "Горка" докладывает, что в пустыне что-то пылит по дороге. Везут имущество для батальона. Эти "шмотки" батальон встречает из Кабула, сопровождает до Гардеза, а затем за ними же снаряжает батальонную колонну, получает их в бригаде и везет обратно к себе домой, в батальон. Всё должно быть как в армии - по ранжиру, по весу, по жиру... Мозги есть? Поначалу не было...
  
   Старшина с колонной вещевку для роты привёз да почту на батальон. Как хомяк себе в норку разгрузил всё и носа из каптёрки не кажет... Тельники с флягами пластмассовыми, хэбэшку с обувью да ещё "хренотень" всякую, облегчающую быт армейский... Ну, естественно при "дележе" первый кто? Правильно. Самые занятые "рэмбоноиды" боевые - замполит батальонный круги вокруг каптёрки наяривает, "особический" слюну пускает, комсомолец батальонный копытом землю роет. ГРУшники намёки "скользкие" в наш адрес отпускают. Мол, зеленые мы в форме новой - что трёхрублёвки. Комбат с эНШой "для себя" в роту посыльных засылают. Не барское это дело... Ну, всё как положено...
  
   Лёха Зиновьев сегодня дежурным. Пашка свои "дембельские" шмотки с Фазиком в кубрике перебирают. Ему подтвердили замену в Брестскую бригаду. Ротный наш у Валеры Ларионова, командира батареи, письма "с Родины" читают. В Союзе соседи они по лестничной площадке. Старшина у себя в кандейке на "массу плющит"... Не жизнь - повидло с мармеладом. До ужина ещё час. Можно и променадом вечерним заняться. А в газетах орут: Война! Война!
  
   - Пойдём каптёрку потрусим, Санёк - обратился в офицерском кубрике Туманов к Саше Козлову - выклянчим чё-нить у старшинки. А то он у себя в берлоге, словно Кощей над златом чахнет.
  
   Сашка, лёжа на кровати, затянулся, пустил пару колец сигаретного дыма вверх и вопросительно уставился на бойца пишущего ему конспект проведения завтрашних занятий за столом ...
  
   - Ща индеец допишет... Мисюра - долго я ждать буду? А? Щитаю до ста... Девяносто восемь... Девя...
  
   -Товарищ старший лейтенант! Всё-всё! Подписывайте. - Коля Мисюра, боец Сашкиного взвода, с тетрадью к кровати.
  
   - О! Правильно. - поставил загогулину Саша - Свободен! Ну что, порыли?
  
   С обратной стороны казармы - старшинские угодья. Заваливаем в каптёрку... Рома за столом с керосинкой, какие-то бумажки мусолит.
  
   - Ах, епть твою мать! - зацепившись за что-то, ругнулся Козлов.
  
   Со стеллажей, откуда-то сверху посыпалось мыло, следом пару РД, портянки, котелки...
  
   - Осторожней... Щас всё завалите мне...- рыкнул на вошедших старшина.
  
   - Гондурас ты спецуровский, Ромка, чё ж ты молчал, а? - пнув ногой один из зелёных ящиков, подвернувшихся под ноги, Туманов тоже окрысился, увидев за стеллажом с вещмешками штабель из уложенных один на другой КЯ-73 - Ты, где ж сука их прятал?
  
   - А я, чо... Я не чо. Ну, ящики как ящики, для личных вещей и пригодны только, вон их там навалом, мне они и даром не нужны.
  
   - Где?
  
   - Да вон там, за бельём грязным. Я себе нычку сварганил, а ими загородился от глаз лишних ...
  
   - Ты знаешь что это?
  
   - Да ротный при приёме сказал - фуйня какая-то пехотная, заныкай подальше. Числится за нами, при сдаче роты потребуется. Вот и спрятал с глаз долой...
  
   - Это же КЯ-73, Ром! ТСО(технические средства обучения)! Должны быть ещё ПС-5.
  
   - Ты тут больно не выеживайся, Санёк!... тысо, кая, пысы - барбамбия от манды киль... Кая! Ты ещё Герду вспомни и снежную королеву в песках Регистана...
  
   - Я три ящика забираю, Ром. Они у меня в кубрике будут. Добро?
  
   - Глянь на него, шустрый какой. Аутограф для закону в книге выдачи... и забирай к едрене фене. Говна меньше в каптёрке будет...
  
   - Ром, "пошерсти" у себя - ещё пристрелочные станки должны быть к этим ящикам. Командирские это ящики, для занятий по огневой подготовке.
  
   - А что за станки? Может, и валяются где-то... Это не такая ли фуйня с закрутками, в виде крабов? Где-то они попадались. Ща гляну...
  
   - Во! И не прошло каких-то полчаса... Они? - лыбится Рома.
  
   Да какой он Рома - Рафаэль он татарский, с Шайхутдиновской фамилией после этого...
  
   - Они! Их тоже с собой забираю...
  
   - Ага, щас! Держи карман шире... Я на них стиралку закрепил!
  
   - Ром, ну...- заклянчил Туманов - с меня блок "Столичных"
  
   - Нее, не канает...
  
   - Кинжал бабайский..., наган и колоду карт с тёлками голыми - целка, в упаковке ещё...- Ромкино лицо начинает расплываться - Плюс три презерватива с усиками... Куркуль хренов - по рукам?
  
   - Ну, куда деваться, не дам, все равно заберёшь... По рукам! Осторожнее вынимай их, а то стиралка на бок епнется...
  
   ***
  
   Ба! Богатства для наших условий и не придумать лучше. Как подъём переворотом на перекладине на пальцах показывать, конечно, все могут... но вот когда ещё и технические средства обучения под рукой. Наглядность при объяснении и навык закрепленный - тут уже мастерством попахивает. Не только учителя, но и обучаемых. Как и кого учить - не главное. Методик - как грязи. Главное - результат. Итогом для нас - бой. Плохо научил - итог соответствующий. И никто тебе - не Айболит.
  
   Да и свои навыки шлифануть никогда не помешает... Молоко с губ самому стирать рукавом нужно, а не "мамке" трубочкой под сиську подставлять...
  
   "Учиться, учиться, учиться" - так завещал великий Ленин, поддержал товарищ Сталин, пугал снятой туфлёй "кукурузник" и напутствовал чернобровый "гвардейский комиссар"... Месяц Чирчика с десятком прыжков заложили основу, двухмесячное пребывание в составе батальона - наложило отпечаток реальности. Посему ни у кого не возникало трепыханий по поводу ненужности такой армейской "суходрочки". Все понимали, что в бою всё окупится. Мы готовились серьёзно - начиная с ротного...
  
   Туманов вторую неделю спал в кубрике вместе со своим взводом.
  
   - Очередь! - мигает имитатор стрельбы в кубрике.
   - Есть накол...
   - Очередь!
   - Есть накол...
  
   Взвод после ужина разложив командирские ящики, придвинув кровати к стенам, занимается огневой до отбоя. Все - и водилы и гранатомётчики и "пехота".
  
   После отбоя.
  
   - Всем в парк. Строиться перед машинами...
  
   Вот она краса и гордость Советских Вооруженных сил... В строю пока - "Глына"... А для глины обжиг необходим. Хоть и в темноте, но ночью, изучаемый материал доходит гораздо быстрее
  
   ... Может где, и учат этому в учебках и на КМБ в Союзе, но тумановские с глазами по полтиннику, начиная с "дембелей".
  
   Боковые зеркала с ортоскопами на пулемёты и начинается вычерчивание "петлей с конвертами" на фанере в темноте. На ощупь по тумблерам изучается настройка Р-123(радиостанция), переход на запасную, основную, фиксированные. Дёргается поочередно "шнурок" пулемёта КПВТ- заряжая, разряжая и доводя существующие нормативы до положительных оценок. Прилаживаются "ночники"(приборы наблюдения), согласовываясь с ФГА-125 (фарами с инфракрасными стёклами). "Облагораживаются" места размещения десанта внутри. Раскладываются седушки для отдыха. БТР теперь наш родной дом.
  
   Переключение движков - вот так.
   Зазоры на свечах - трёхкопеечная монета.
   Натяжение ремней компрессоров, генераторов.
   Вынос раненных - носилки не канают - плащ-накидки.
   Проверка аккумуляторов - электролит, уровень-разрядка.
   Подкачка колес. Прокачка тормозов - баночка жидкости с пузырьками.
   Машинки Ракова шуршат, загоняя патроны в ленты, выравниватели щёлкают.
  
   Полная взаимозаменяемость в экипажах... Как в ресторане - чего душа желает, но за наши деньги...
  
   Движки на холостых еле слышны...
  
   Работаем с наводчиками:
  
   - Подгоняй под цель... Вертикальный механизм. Нормально. Теперь горизонтальным подводи - нормалёк. Видишь, четверка на сетке ПКТ - это и есть четыреста метров до цели... Теперь...
  
   - Товарищ лейтенант, кто-то по броне стучит - шепотом докладывает Пермыкин.
  
   - Пошли на фуй - не отвлекайся ...
  
   - Я ща пошлю... опять брагу жрёте... Ну-ка строиться всем у машины - послышался крик с наружи.
  
   Приплыли, НШ проверял караул и нас "зацепил"...
  
   Ротный же объявлял всем на совещании, что взводные роты на технике будут "умирать до зёленых соплей" пока не приведут новые машины к нормальному бою.
  
   - Товарищ майор, это я Туманов...
  
   Майор Барышников начальник штаба батальона - мужик и офицер порядочный. Хотя за словом в карман не лезет, да и свою точку зрения всегда отстаивает, не оглядываясь на авторитеты. И слово с делом никогда не путает. А за это уважают.
  
   - А....Трахаешься? Давай-давай - майор присел на импровизированную скамейку, сварганенную из двух бэтээровских покрышек за БТРом, закурил - Послушай, а чего ты "моих" папуасов не привлекаешь....От комбата все огребли, а пулемёты так никто толком и не знает. Сазонов вчера решил затыльник снять с КПВТ, так чуть пружиной его "келдыш" по башне не размазало. С фингалом вон сидит у замполита объяснительную строчит о том, что бланш никоим образом к неуставняку не относится....
  
   И громко в темноту, чтобы на входе казармы услышал дневальный по роте:
  
   - Седьмая рота! Дневальный! Ну-ка подъем для моих долпоепов - и опять к Туманову - А то они под крылышком комбата только брагу лакать способны. А ты Туманов, епи их без зазрения совести... Пошёл я баиньки...
  
   "ОберЧМО" батальонное (ЗРВ, АГС и связь), замыкавшееся на начальнике штаба, жило с ротой в одной казарме, поэтому все команды для них из штаба батальона передавались через наряд 7 роты.
  
   Наряды ночью в батальоне находятся на входах в казарму с оружием. Услышав команду, "быстроногий олень" быстро скрылся в глубине казарменного коридора позвякивая автоматом, побежал поднимать экипажи управления батальона.
  
  
   Лады. Пока маленький перекур, подождём и продолжим дальше...- присел и Туманов на сколоченную из-под ящиков для РПГ скамейку с вкопанным колесным диском по центру курилки...
  
   ...Ночная прохлада медленно переходит в предутренний мандраж.
  
   - Бушлатик не мешает на себя накинуть - поежившись, подумал Туманов, вылезая, из теплого чрева БТР.
  
   За учебой незаметно и ночь пролетает...
  
   - На сегодня хватит. Всем отбой до завтрака...
  
   Очередной огневой урок показал над, чем надо ещё работать.
  
  
   ***
  
  
   2-го мая не стало Лёши Зиновьева - один из последних выходов роты на БМД. В батальоне продолжался праздник, а тут - вводная. Чего там надо было местным "активистам", одному Аллаху известно. А нам разобраться и доложить. ЗНШ батальонный - Серёжа Петраков, с Лёшиным взводом и Д-30 умчались "разруливать" ситуацию в кишлаке за Вагджаном. "Работали" батальоном по усечённому варианту, лишь дежурные средства от батальона. По одной двум машинам из рот, миномёт, гаубица и "досмотровая группа Зиновьева... Результат - два офицера, прапорщик и 8 бойцов вычеркнуты из списков батальона навечно...
  
  
   ***
  
  
   Видимо в повествовании пока всё понятно кроме названия этой военной "галиматьи" и возникает недоумённый вопрос: А причем здесь "производная" в заглавии?
  
   Пусть язвят, кто и как хочет и чешут языки по поводу: "Как надену портупею - так тупею и тупею" а я в ответ - "нате вам дулю, купите трактор, а на сдачу инвалидку".
  
   Дифференциал и интеграл давайте вспомним и что интеграл производным является от дифференциала. Так и в военном деле, чем круче дифференциал "закручен", тем проще с интегралом "работать"...
  
   Любой бой и является производной от манёвра или обучения... иными словами: Война - это производная от манёвров. И чем тяжелее перед боем манёвры и боевая подготовка, тем весомее результаты боя.
  
  
   ***
  
   После майских праздников, когда элементарных азов понабрались, полученные знания закреплять необходимо практикой.
  
   - Николаич, обкататься роте надо - держим совет в ротной канцелярии, то бишь у себя в кубрике на койках - теорией сыты по горло, пора "пар" выпускать... У комбата на комплексное занятие "добро" пора выпросить на совещании. С "пехотой" ночной марш-бросок с полной выкладкой. Водилы - марш в составе роты, а мы с наводчиками пулемётов в пустыне пристрелкой и выверкой займёмся. Пусть батальон "окно" на сутки двое нам откроет для слаживания - по времени должны вписаться.
  
   На этом и порешили...
  
   ***
  
   Пешие группы во главе со взводными вышли в ночь. После отбоя никто не раздевался, и спать не ложился. "Сыграли" в роте мини-тревогу. Экипировались и с разницей в пятьнадцать-двадцать минут покинули расположение. Паша Пятлин сразу возле батальона перебрался через Логар-реку и начал "забирать" влево. Вместо погибшего Леши Зиновьева с первой группой Фазыл Мирджапаров за батальонной горкой ушёл под мост, а далее в направлении Падхаби-Шана. Туманов - вдоль "баракинской" зелёнки, в направлении караванных троп на Газни выстроил свою цепочку... Точку встречи с бронёй определили на абчаканской тропе, там, где от полуразрушенного дувала пути караванные расходились меридианами на Гардез, Газни и Баракибарак. С горки лишь Валера Перхайло рукой в вдогонку взводам помахал в темноту.
  
   Ближе к утру, когда только-только потускнели звёзды на небосклоне, черное небо потихоньку набрало серости, а над землей начала стелиться прохлада, скатившаяся с ближайших сопок, из батальона, в направлении перевала Тера, БТРы во главе с командиром роты один за другим растворилась в молоке предутреннего тумана.
  
  
   ***
  
   Рассветает...
  
   Четыреста девяносто восемь - "и"... Четыреста девяносто девять - "и"... Пятьсот - "и"...
  
   - Шагом!...
  
   Один - "и"... Два - "и"... мозг, словно часы-метроном отсчитывает шаги...
  
   Девяносто девять - "и"...
  
   - Бегом - МАРШ!...
  
   500 пар-шагов трусцой и 100 шагом, 500 пар-шагов трусцой и 100 шагом... В таком режиме второй час по горному плато ведёт свой взвод к "броне" Туманов. Вон она родимая рядышком. В бинокль уже разглядеть её очертания можно. Смахнув пот со лба, протёр пальцем оптику, но то в бинокль...
  
   "Встреча" назначена в 3 км юго-западнее Абчакана.
  
   Нет ничего лучше для "днёвки" горной пустыни с расщелинами. Вот там, в одной из них и передохнём пару минут, вдохнул полной грудью Туманов. На вдохе мысли всегда приятнее, чем на выдохе, более свежие от притока воздуха в лёгкие...
  
   - Аааа! Заебааало всёёёё!...
  
   Только этого не хватало, подумал Туманов, оглянувшись.
  
   - А в грызло? - тень взводного нависла над Дрынькиным, когда тот срывающимся фальцетом завопил, упав на землю.
  
   Бойцы, уткнувшись по цепочке друг, в друга тяжело дыша, остановились... На "спидометре" взводного был всего второй десяток километров.
  
   Резким движением, схватив за ворот бушлата Туманов, оторвал бойца от земли. Поставил на ноги. Перед ним предстала "советская военная угроза", которой всё до фени...
  
   - Я жрать хочу - выдавил, всхлипывая Дрынькин.
  
   - Молодец, ну и? - тяжело дыша, ещё не отойдя от бега, произнёс Туманов - Кто ж жрать не хочет, я вот тоже хочу, но по земле же не истерю. Да и все пожрать не против... Они что, из другого теста?
  
   - Да насрать мне на всех... Пошли вы на фуй... Все. Я пить хочу...
  
   - На счёт попить - ты не прав. Все будут пить по моей команде. И только так. Ну-ка покажи флягу...
  
   - Понятно - сквозь зубы процедил Туманов, на вес, определив содержимое.
  
   Нервный срыв, на припадок ещё непохоже... Туманов впился взглядом в Дрынькина. Глаза в глаза. Взглядом он попытался проникнуть вглубь и зацепиться хоть за что-нибудь человеческое. Нет! Не суждено. В них лишь отпечаток усталости и безразличия, затравленный взгляд загнанного животного... "Это" уже не боец. "Это" уже для нас - умерло... "Лучший индеец - мёртвый индеец" - иголкой кольнуло в мозгу. И про себя приговор - ОН НЕ НАШ!...
  
   - Согласен, дальше-то что?
  
   - Я больше не могу...
  
   - Чего не можешь, боец? Чего? А они могут? - Туманов обвёл глазами пятнадцать пацанов.
  
   Пока суть да дело, упавших на четыре кости, высунув языки от усталости и хватающих широко открытыми ртами разряжённый горный воздух...
  
   - Ну, натуральные налимы, выловленные из реки после взрыва "пиротехнической" удочки. Благо хвостами по земле не шлёпают - ухмыльнулся командир...
  
   - Ты определись, чего не можешь... Вот это я могу и хочу, а вот это я не буду и не умею. Когда определишься и разговор поведём. А сейчас нюни подбери, обляпал всех...... Нестеров, Фролов, Николаев, Соколов: Дрынькин ранен... Махметкулов! Если я занят, ты без команд обязан сразу же охранение выставить. Понял?. Индеец, ко мне - Туманов подозвал снайпера Бурнышёва - Доложи дальность до "брони".
  
   - А где она? - вопросительно непонимающими глазами уставился на Туманова Бурнышёв.
   - Где-где? В 3,14зде!
  
   И повернувшись лицом к группе Туманов начал объяснять, что, как и зачем.
  
   - Главное для нас не движение. Главное для нас - результат. Он достигается путем тренировок. Бег - это лишь средство, при помощи которого в дальнейшем добываются результаты. Сегодня отрабатываем передвижения. Бурнаш вот прицел, определи дальность - кивком указал направление до "брони" Туманов, обращая внимание, как пользоваться сеткой прицела.
  
   - Дальности до целей определяются при помощи оптики, по замеченным разрывам, по ...
  
   - Где-то километра три до "брони" - перебил командира снайпер.
  
   - Где-то... Где-то, кто-то, кого-то, как-то... Как определил?
  
   - Да вот... как вы учили... - замямлил, ещё не отдышавшись, Бурнышов, вытягивая вперёд руку с растопыренными пальцами, вспоминая проводимые накануне занятия с мнемоническими правилами...
  
   - Пока передвигаемся, все вокруг себя на сто восемьдесят градусов наблюдают, а на остальные сто восемьдесят - прислушиваются. Это закон...- продолжал Туманов
  
   - От бега у вас все мысли ушли в ноги. У всех пока одна мысль - об усталости ... Добежать, добежать, добежать... Похвально конечно. Но не этому надо учиться... Бег - это лишь состояние тела, оно должно действовать отдельно от головы по инерции и до автоматизма заученных на занятиях и тренировках движениях. Работать должна голова. Она не для ношения панамы предназначена. Голова должна перерабатывать информацию...
  
  
   Достаточно пока, на этом остановимся. Информация и обучение должно быть дозировано. Избыток её пока не нужен. Для снятия напряжения переводим стрелки, меняя тему.
  
   - Вот бежим, а на встречу, к примеру, нам вдруг баба в парандже, которую ты по ходу должен затрахать до потери пульса, а она задохнулась бы от удовольствия. Не должен, а обязан! - уточнил Туманов, взглядом обратившись к Осетрову -... И шурави-десантник для неё в мечтах остался бы секс символом на оставшуюся жизнь, чтобы она ощутила всю прелесть совокупления с тобой и детям с внуками передала, а те, дальше из поколения в поколение. Не зря мы с вами служим в провинции, где племя джадран кочует. Послушали бы вы, какие легенды об Александре Македонском они передают из уст в уста, эти прямые потомки его войска. И чем мы хуже этих гомиков во главе с их сраным Зевсом? А ей, бабе этой, абсолютно по боку, сколько твои ноги отмотали - пять или пятьдесят километров... Она должна быть твоя и кирдык. Мысль уловили? Мы ж не садисты какие ни будь. Мы с вами всего лишь - воины-интернационалисты!...
  
   Появились улыбки. Уже нормалёк. Хотя улыбки - громко сказано. Жалкое подобие мимикрирующих лицевых мышц с усилием растянутых в улыбки губ. Пару секунд и уже у некоторых машинально руки дрожащими пальцами шарят по карманам разыскивая сигареты. Что поделать. Зачатки гражданского воспитания ещё не изжиты. Душа никотинчику требует... Видимо пока маловаты нагрузки... Добавим.
  
   Да и сам вспомни училище Туманов. Ни то что покурить, а и баба та же живая и та в тягость казалась. Да и какая там баба - до койки бы доползти после первых нагрузок. Свят-свят, такие мысли лишь только до конца первого курса посещали, а потом.
  
   А потом.
  
   Главное самому б не сорваться. Не дай бог недавно перенесённая желтуха боком вылезет, вот тогда и будет трындец.
  
   - Дрынькин, ещё раз такие "коники" выкинешь, я тебе глаз выдавлю. Понял? Упал на палатку и молчок.
  
   - Есть - успокоившийся после истерики боец, перекатился на расстеленную плащ-палатку...
  
   - Отдышались? Обучение продолжим возле брони. Нам всего ничего осталось. Утёмов, Пермыкин - дозор... Всем - встали. Присели. Попрыгали. За мной, бегом - Марш!
  
   Группа, отяжеленная одним "учебно-убитым раненным" поковыляла трусцой к еле видневшейся под горами "броне". "Десант своих не бросает".
  
   ...Один - "и"... Два - "и"... Три - "и"...
  
  
   ***
  
   В эфире тишина, Туманов на ходу три раза нажал тангенту радиостанции "на передачу", в ответ такие же сигналы. Значит, всё идёт по плану. Осталось всего ничего. А на броне и передохнём. Даже "срыв" Дронкина не портит настроения.
  
   - Шагом! - в пол-оборота головы подал команду взводный и тут же - Противник с тыла. Взвод к бою!
  
   К концу марш-броска группа начала действовать как единый и слаженный механизм... Уже не было непонимающих взглядов, даже осмысленность стала проступать в движениях. Про совершенство и отточенность действий разговора пока не шло. Но порывы - уже что-то. Потихонечку стало доходить и не только через ноги, но и через голову, что вокруг полагаться кроме как на себя лично и плечо товарища больше не на кого. И любая твоя оплошность - проблема не только твоя, но и всех кто рядом. Одним словом, зачатки товарищества, настоящего, а не на словах, зарождаются только в такой обстановке и чем она сложнее, тем яснее, КТО вокруг тебя и ЧТО лично значишь ты для остальных.
  
   Туманов достал бинокль.
  
   "Ещё раз осмотримся вокруг и последним рывком выйдем к ротному."
  
   - Опаньки - наблюдая окрестности в "военные глаза" слева от себя увидел вторую группу во главе с Пашей Пятлиным. Кому-то он там "мартышку" чистит, отвешивая подзатыльники налево и направо.
  
   "Видать ни одного меня "клоуны" ночью доставали" - усмехнулся Туманов.
  
   - Слева - десять. Километр. Движение - доложил тихо Утёмов, увидев на горизонте нашу колонну из десяти БТР, возглавляемую ротным. Она перемещалась на новое место, ближе к горам и дальше от основной дороги.
  
   - Принял - наблюдая в бинокль в этом же направлении подтвердил командир, удовлетворенный результатами обучения своих бойцов.
  
   Ну что, малёхо поработаем "мальчишами-плохишами"...
  
   БТРы на пересечении пустынных троп ротный выстроил в одну линию.
  
   Для того чтобы не "засветиться" перед фронтом боевых машин Туманов сделал с группой длинный крюк и незамеченный выставленным охранением от "брони" зашёл с тыла. Его "крайние" бойцы в цепочке понакостыляли заснувшему в тылу ротному расчёту ПК, связали и как Дрынкина "упаковали" в плащ-палатки, представ пред очами ротного.
  
   Николаич в сердцах, от чувств переполнивших его за действия любимого личного состава, пендюлями отправил по новой в охранение проштрафившихся пулеметчиков. Получив китайским кедом от командира роты "ускорения" они, на ходу "зализав" раны, уж гарантированно не заснут, ну минимум минут десять...
  
   На горизонте вырисовались цепочка Пашиной группы, а правее от "брони" в полукилометре семенила группа Фазика Мирджапарова...
  
   "Пехота" свою учебно-боевую ночную задачу на десять процентов выполнила.
  
   У командира путеводными звёздами при организации быта в любых условиях с личным составом три "П" - закон. Если про них не забывать - бойцы век помнить будут. "Пожрать-Посрать-Поспать". И, естественно, "войнушку" всё время "на прицеле" держать - она главное.
  
   Не дожидаясь команд сверху, Туманов "своим" дал команду на приём пищи и лично проконтролировал расход воды. Пить в группе можно было лишь с его разрешения и не более чем по три колпачка от фляги ... Первый - губы смочить... Второй - рот прополоскать, а уж третий - насладиться изобилием влаги...
  
   БТР - дом родной. Паяльные лампы: "К бою". Это в БМД соляра с цинками, а мы теперь - "белые" люди, c бензинчиком. Мешочки с крупой с батальонного склада, мука, вода в канистрах, специи... Горячая пища в любом виде. Хошь - макароны по-флотски, хошь - клейстер по-армейски, хошь - борщ по-украински в вперемешку с тушнячком и "дробью шестнадцать"... да и "чой мехурем" научились заваривать на славу, добавляя в чай верблюжью колючку...
  
   "Похомячили" (провели прием пищи). Теперь можно и поспать. Поспать - громко сказано. Отдохнуть. Район "днёвки" определён в полукилометре от брони. Обозначили его "красными флажками". И растяжки заодно поучимся ставить.
  
   Что ещё?
  
   Да, как же без этого. Не забыть последние требования руководящих документов партии и правительства (походные ленкомнаты, боевые листки с конспектами и пр.). Замполит политинформацию полуспящему воинству провёл.
  
   С "пехотой" порешали, там Фазик, в районе дневки все вопросы проконтролирует.
  
   Теперь свой горячий взор устремим на "броню".
  
  
   Накануне, до выхода из расположения батальона, вычертили контрольно-выверочные мишени для БТРов. А чтобы они всегда были под рукой и остались надолго для "будущих поколений", сварганили их из перегородок моторных отделений.
  
   Мишени - это лишь полдела.
  
   В "сухую" каждый был уже знаком с приведением вооружения к нормальному бою: с точками прицеливания, СТП (средняя точка попадания), работой с ТХП (трубка холодной пристрелки), а вот сейчас пристрелкой займёмся.
  
   То, что пишут в наставлениях - это конечно хорошо, а вот когда и практикой подтверждаются абзацы "умных" книжек, то любой командир за своё вооружение и технику в любой ситуации будет спокоен.
  
   На удалении 600 метров от линии БТРов выставили мишени, закрепив их камнями. После каждой смены стреляющих, чтобы никому скучно не было, все вместе, для осмотра результатов стрельбы - туда 600метров бегом и назад....Теория, через ноги быстро-быстро доходит до головы.
  
   Если по центру мишени три пробоины из "Владимирова", а её покрывают по кругу пробоины ПКТ - нормалёк! Для нас лучшего результата и не надо.
  
   К закату солнца рота, выполнив весь запланированный "тактическо-огневой минимум" возвратилась в расположение. А послезавтра.
  
   ***
  
   А послезавтра.
  
   Как же так? Какая нелётная погода? Где этот долбаный замполит?
  
   Перед Тумановым на медицинском столе в санчасти лежит Коля Фролов. Глаза его закрыты. Капли из капельницы одна за другой, словно секунды отсчитывают время. Пока неизвестно, в какую сторону качнется маятник жизни. Стон и скрежет зубов. Периодически к Коле возвращается сознание, и он медленно приоткрывает веки, в его глазах один немой вопрос: "Жить буду?"
  
   "Будешь Коля, будешь и не только жить ещё и плясать будешь" - Туманов отводит взгляд от ботинка в углу комнаты с оголённой белой костью. Два раза останавливалось у него сердце за ночь. Вовка Войт, батальонный доктор, сам, чуть не падая от усталости, разводит руками. Остается полагаться на Бога и Колино здоровье. Светает.
  
   Коля!
  
   Десантник - метр пятьдесят в прыжке, худенький, щупленький. Кто его в Афган направил?
  
   - Только официантом к офицерам. Обрасти "маслами", а там и на выходы очередь до тебя дойдёт - "приговор" Туманова был непоколебим - Никуда не денется от тебя эта войнушка.
  
   Не послушал. К замполиту батальона обратился. О чём они там договаривались?
  
   А результат?
  
   На пять-тридцать выход. Колонна из Кабула на Гардез.
  
   Завтрак и обед сухпаем в машины.
  
   Экипажи после постановки задач и инструктажа, направились к машинам.
  
   - Товарищ лейтенант! Я приказываю взять на выезд рядового Фролова - орёт замполит батальона Туманову на центральной дороге батальона и тут же переадресовывает своё приказание на ротного - Детюк , Вам что моего приказа недостаточно.
  
   - За приказы мы расписались в штабе, а от вас могут только приказания исходить с "говнецом" - бубнит Николаич "под нос" так, чтобы слышали только офицеры роты.
  
   - Да у меня экипажи расписаны, БЧС в штабе, товарищ майор - вторит Туманов ротному - Фролов позавчера и на занятиях комплексных не был. Пусть подкормится в столовке, а там, через полгодика и видно будет. Николаич - да и лишние рты на колонне не нужны.
  
   - Санёк, да ну его на хрен замполита - подумав и перекрикивая гул движков, ротный лишь махнул рукой - Возьми Миколку, прокати туда назад. И замполит отстанет, да и он успокоится.
  
   Успокоился!
  
   Кабульская колонна , миновав все посты в зелёнке выставленные батальоном, без "войнушки" дошла до ППД. Далее, уже один Туманов своими БТРами довел её до перевала Тера. День катился к закату. С гор начал опускаться туман, окутывая близлежащие низины и перешейки между сопками.
  
   "Поторопиться надо, чтобы не в тумане по серпантинам пируэты выкручивать.К ужину как раз возвратимся" - спланировал время Туманов.
  
   Развернулись у поста царандоя на самом верху перевала, передали колонну "первому хозяйству" и не медля ни секунды , машины помчались в обратный путь. Успеваем. Вот и пустыня за Альтамуром распростерла свои знойные объятия. Домой. Ровная лента бетонки, тихий гул движков и развивающиеся от ветра "уши" шлемофонов, в "напряг" только виноградники в 3 километрах от батальона и слева Шашкала с мостом через р. Логар. Должны проскочить, а там "батальонная" сопка, за нею мы уже дома.
  
   Движки ревут, выжимая из себя всё на что способны. Надо дать им "пробздеться" и узнать чем они могут "порадовать" в будущем. Позавчера рота вернулась с РТУ комплексного. На что способны бойцы - уже начало вырисовываться и проклёвываться. Теперь черёд за техникой. Вот и мост уже в поле видимости и виноградники.
  
  "Сопка" докладывает, что видит нас.
  
   И на тебе - справа слева "калаши" по ходу горохом по броне и резкий хлопок справа из "граника".
  
   - "Сопка", Я "Водник" - справа гранатомёт, Мост - 200 , одиннадцать, за дувалом. Броня - К БОЮ! - духи справа! 78 , 79 - Духи справа! Ёлочка!
  
   Каждый из БТРов в зоне обстрела был не более пяти-десяти секунд. И огрызнуться толком времени не было. Сказалась скорость движения. Туманов, проскочив участок обстрела, начал давать батальонным артиллеристам целеуказания. Все БТРы - 377,378 и 379 не снижая скорости уже проскочили мост. 378 был в замыкании.
  
   - Водник, я - 79 у меня всё в норме - Эрик Махметкулов докладывает по связи - 78 дымит сбоку десантного, но не отстаёт.
  
   - 78 , приём! Приём!
  
   Тишина в эфире. Все машины не снижая скорости, идут в колонне.
  
   - Осетров, Витя, приём! Приём!
  
   Три минуты движения и взвод "заруливает" в батальон. Срывая шлемофоны Туманов с Махметкуловым, спрыгнув на землю, бегом приближаются к застывшему в клубах пыли 378-му.
  
   Открылся щёлкнув, вставая на фиксатор, нижний левый десантный люк, ничего не видя перед собой, из него на ощупь вываливается Володя Нестеров, его лицо и руки в копоти и крови.
  
   - Володя, где Осетров, где Соколов?
  
   Нестеров, размазав по лицу ладонью кровь вместе с гарью, кивнул на машину. Из медпункта уже неслись санитары с носилками, подбежали дневальные из роты. Верхний люк БТРа открыт. Осетров внутри, посеченный осколками на руках поддерживал голову Фролова. Соколов, как мог из-за множественных осколков живота и правого плеча накладывает жгут на то, что можно было назвать Колиной ногой.
  
   Свободной ногой Осетров отпихнул пробитый реактивной струёй правый десантный люк вниз. Где под руки, где с "поднизу" начали доставать членов экипажа 378-го. Сначала Колю Фролова. При любом движении гримаса боли на его лице искажала заострившееся красивое, как у девушки, лицо. Уложили на носилки. Туманов из лифчика достал аптечку с шприц-тюбиками. Ввёл промедол чуть выше болтавшегося на клочке кожи ботинка. Одновременно раздал оставшиеся шприцы раненным ребятам. После введённых инъекций они на четвереньках стали покидать машину.
  
   На месте водителя Ваня Мороз, ничего не соображая, мотал из стороны в сторону головой, постоянно повторяя одно и то же, что выстрел попал в машину, но он довёл её до дома.
  
   - Хорошо, хорошо Вань. Давай в санчасть.
  
   С его головы стянули шлемофон и из ушей у него струйками по щекам потекла кровь.
  
   Подоспевшие ребята из роты под руки достали очередного раненного и через плац провели в санчасть.
   одна из моих ласточек []
  
   Темнота окутала батальон и прилегающие горы в считанные секунды. Вызов вертолётов из Кабула результатов не дал: "В связи с нелетной погодой сегодня пары не будет. Ожидайте завтра к десяти".
  
   Бригада дала добро на эвакуацию раненных лишь только на утро, с восходом солнца.
  
   Никто не хотел рисковать с наступлением ночи.
  
   Туманову хотелось выть от злобы и бессилия, смотря на своих раненных пацанов. Самым тяжелым был Коля. У остальных контузии и осколки - неделя две делов и всё затянется "как на собаках".
  
   - Урою урода! - сорвался Туманов с места. Николаич с Ветошкиным еле удержали его вдвоём, чтобы не наделал глупостей в порыве ярости с батальонным замполитом.
  
   - Сань, иди поспи, отойди.
  
   - Какой поспи? Не могу Николаич, как же так? Какая нелётная на хрен погода? Где этот долбаный замполит?
  
   В десять утра следующего дня борты забрали раненных.
  
   В час дня связистам из Кабула передали: Скончался Фролов. Не выдержало сердце.
  
   Это была первая боевая потеря во взводе Туманова.
  
   Потом будет ещё и ещё, но первая - самая яркая и самая глубокая рана.
  
   От таких ран шрамы, нет, не на теле. Шрамы на теле украшают мужчин. А эти - в сердце.
  
   Это первая отдельно стоящая койка в кубрике взвода, заправленная поверх одеяла наискось белой простынёй с голубым беретом на ней. Это построение при любом "выходе": Мы помним. Мы всех помним...
  
   Вот они "шрамы" - "шрамы" 7 десантно-штурмовой роты в которой служил Туманов с августа 1981 по октябрь 1983г.
   1981г.
   Рахманов - 30/10
   1982г.
   Зиновьев - 02/05; Фролов - 21/05; Нестеров - 22/06
   1983г.
   Немзоров - 12/01; Шакиров - 02/07; Бакиров - 02/07; Терешонков - 05/10
  
   22 мая все раненные за эту "проводку" были представлены к медали "За Отвагу". Коля Фролов - к ордену "Красная Звезда". 3 марта следущего года пришёл Указ ПВС...
   Валера Михеев []
   Утемов []
   Витя Осетров []
   Саша Потапов []
   Саша Соколов []
  
  
   ***
  
  
  
  
   Вот и выдернута последняя иголка-память из сердца. Память растеклась по бумаге.
  
   Как ни странно, но чем больше отдано ей - бумаге , тем меньше остаётся "в себе". Видимо это свойство человеческой памяти. Туманов уже с трудом вспоминает фамилии перебирая фотографии и документы из личного архива, обращаясь снова и снова к своим "работам". Уже нет той обостренной боли за молодые годы юности. Не вините.
  
   Это время. Оно залечивает. Уже не тревожат его близких ночные "выходы" в горы и на колонны, уже не мокнут простыни от пота и ночных переживаний уже реже он хватается за сердце от внезапно возникающих воспоминаний.
  
   Всё отдано бумаге - она стерпит. Всё стерпит, как и залеченная душа с сердцем. Они опустели от войны. Залечились, но не вылечились.
  
   ВСЁ. Афган Туманова - ЗАКОНЧИЛСЯ!

Оценка: 8.88*11  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018