ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Aletum
Без памяти и фамилий

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 4.74*13  Ваша оценка:

  
  
  
  
   Облако пыли темной тучей поднялось высоко в небо - это прилетевшие вертушки зависли над расположением батальона. Каждый борт поочередно заходит на площадку, скидывая почту, ребят из госпиталей и отпусков, забирая в свои чрева такие же баулы и батальонных "каличных", отпускников и командировочных.
  
   "Проверок" от старшего начальства на сегодня уже не намечается, намедне закончился "сумасшедший дом" с отправкой очередного "200-го".
  
   - Ну, чё Серега, как съездил? - прямо с ходу, пытаясь перекричать шум вертолётных движков, засыпали вопросами командира миномётного взвода одной из рот встречающие офицеры. Он ездил в Союз, в командировку, скорее не ездил, а сопровождал "груз-200", так их прозвали с чьей-то легкой руки.
  
   ***
  
   - Товарищ лейтенант! Вы секретарь партийной организации батальона. В вашем подразделении произошло преступление - почитай третий час с командиром роты и замполитом нас "выжимают" словно стиранное белье.
  
   Скоро "развешивать" понесут.
  
   - Ваше беспринципное поведение будет разбираться на парткомиссии бригады. Можете считать себя уже не членом, а... Вы не имеете морального права руководить батальонными коммунистами.
  
   - Вы первый поборник неуставных взаимоотношений, вы их ...- замначПО, имея за собой мандат главного бригадного политработника, вещает в штабе батальона.
  
   Вот так и никак иначе, "пинает" второй день "родной" политотдел бригады: комбата, управление, командиров рот и парторганизацию батальона.
  
   Ему в такт поддакивает батальонный замполит.
  
   А ты, крендель, с какого перепугу? Ах, по должности положено. А ты вспомни, пожалуйста, события двухмесячной давности. Ну? Что память отсохла или что-то с совестью стало?
  
   Не хочешь, а я напомню. Нет уж, пусть у тебя на душе кошки скребут, а мы за за свое спокойны.
  
   ***
  
   На дворе сгущались сумерки. Батальон уже поужинал. По распорядку дня личное время до вечерней поверки. Подшиться, помыться, письмо домой написать. Да и так , по мелочи всегда какое-то дело найдётся. На то оно и личное.
  
   - Товарищ лейтенант, разрешите? - в офицерский кубрик , постучавшись, заходит замкомзвод.
   - Комсомольцы взвода приглашают вас на зачитку протокола собрания!
  
   Ни больше, ни меньше.
  
  Что за "ботва"? - начинаю, словно индюк, раздувать щеки. И почему без меня?
  
   - Что за херня!- недоуменный взгляд на замкомвзвода.
  
   - Товарищ лейтенант, да мы сами всё решили. Вы не переживайте, мы с ним на выходы ходить не хотим. Да и надежды на него нет. Вы сами с ним, сколько ночей не спали, да и нас уже достало. А после Бараков (место последнего ротного выхода) ему у нас не место. Все - "за".
  
   Вскакиваю с койки и прямиком "к себе" в родные пенаты. "Мой" кубрик по коридору через дверь от офицерского. Секунда, кубрик первого-второго взвода, ещё секунда - и мой, на пару с пулеметчиками.
  
   - Встать! Смирно!
  
   - Ребята! На комсомольских собраниях, так же как и в медучреждениях и сортирах - команды не подаются.
  
   Взвод, вместе с пулеметным, восседает по кругу на табуретках, на одной из тумбочек керосинка. По центру кубрика стоит - "виновник". Бесед с ним проведено и по-плохому и по-хорошему. И бойцами и командованием. Рота одного призыва, здесь "понты не канают", тяжелую ношу солдатской судьбинушки переложить не на кого. Всё сами и всё как на рентгене.
  
   - Товарищ лейтенант вот решение, наложите визу.
  
   - Не ребят, так дела не делаются. Ладно командиры непонятливые и хреновые,а так свои же ребята в глаза правду-матку тебе режут. Ну что с тобой делать, Cыкунов? А? - обращаюсь в который раз к бойцу.
  
  
   Болен он. Для боевой роты - серьезно. Но ни педикулез с энурезом ,ни анорексия с плоскостопием и даже ни банальное слабоумие у него. У него болезнь другого свойства - трусостью называется, цена которой в бою запредельно высока.
  
   Только группа на выходе с "брони" спешивается - пропадает парниша, нет его и всё, а потом, после выполнения задачи, обнаруживается "беглец".
  
   Ну, вот представьте, надо выполнять задачу, а у нас с первых минут уже ЧэПок. Пропал "карандаш". Все на поиски... Не выполнишь свою задачу. А одно цепляет другое, как шестеренки в часах. Я что-то не обеспечу, а рядом такой же, как я с группой, надеясь на меня, попадет "под раздачу".
  
   Что будет?
  
   И я о том же... В батальон лучше не показывайся.
  
   Нет! Что вы, как на боевые - он в первых рядах. А только ночь задребезжит. Только пересечем границу батальона и всё... "Нет парнишки". Если не пропал, то "обосрался".
  
   "Свинья - она грязь всегда найдет".
  
   А "Бараки" последние, чашу терпения и переполнили...
  
   ***
  
  Бесшумно ревут моторы БТР в ночной пустыне, медленно , но уверенно рота выходит на рубеж спешивания. Прямо по курсу - боевая задача.
  
   - Всем земля, броне - змейка! - даю команду по связи. Скидываю шлемак с головы, нахлобучиваю "чепчик" на маковку, подхватываю автомат и на ходу в придорожный кювет.
  
   Всё отработано. "Броня" замедляет ход. Группа спешивается и веером рассыпается, перекатываясь от машин к обочине дороги. Далее перебежками до ближайшего дувала, там дыхание переведем.
  
   - Люди? - поворачиваюсь к замкомвзводу, он молчит
  
   - Люди? - ору.
  
   - Нет Сыкунова.
  
   - Блядь! "Броня" - по связи - стой! У меня нет карандаша, нет карандаша...
  
   Хорошо хоть БэТэРы недалеко ушли. Собираемся у брони.
  
   - Серега, (водителю) что тут?
  
   - Товарищ лейтенант, Вы спешились, а Сыкунов припал к глушаку и... короче без сознания, я его затащил в десант. Там он, еще не отошёл.
  
   - Вот, блядюга! Ладно, смотри когда он очухается, глаз с него не спускай.
  
   Рассветать начало.
  
   - "Туфля" я "Водник" выхожу на задачу. У меня всё путём.
  
   Тишина. И вдруг из-за дувала хлопок. Рядом Саша Невзоров - из пулемётчиков, у меня сегодня два их расчета. Спотыкается... И вниз лицом, беззвучно.
  
   - Санёк, Санёк? - переворачиваю на спину, а у него улыбка на лице. А глаза... Глаза стекленеют и аккуратненькая такая дырочка во лбу... и всё - даже крови нет.
  
   Положили его рядом с Сыкуновым, в левый десант.
  
   Отомстили за тебя Саша. Ох и отомстили...
  
  
  
   ***
  
   - Товарищ лейтенант, если Вы не поможете, мы к начальнику политотдела обращаться будем. Не нужен нам такой.
  
   - Хлопцы, а теперь подумайте, переведём его в восьмерку или в девятку, кто нам спасибо скажет? Слава о нём уже пошла - её не утаишь, в авоську не положишь.
  
   - Всё равно не место ему здесь! Вон и койка Саньки Невзорова рядом... Не место, товарищ лейтенант!
  
   Взгляды присутствующих невольно остановились на подушке с голубым беретом...
  
   ***
  
   - Товарищ майор! - уже я обращаюсь к замполиту батальона в штабе - Прошу перевести Сыкунова в бригаду, в подразделение не связанное с выходами.
  
   - Лейтенант! Ты работать с людьми не умеешь. Ты! - взвился замполит.
  
   - Ладно, - уже начальник штаба, оторвавшись от карты - передай его в хозвзвод... Писарь, в сегодняшний приказ этого "субчика".
  
   ***
  
   Вести в батальоне, как волны в море, расходятся быстро. Шила в мешке не утаишь. Чего-то в восьмерке ночью случилось, все шушукаются.
  
   Офицеры девятой и восьмой рот на прием пищи "через нас" в столовку дефилируют, мы ближе всех к "кормушке". Вот и сейчас, перед завтраком, к нам пожаловали.
  
   - Мой "индеец" сегодня на посту "чудо" одно из хозвзвода "замочил", которое склад грабануть хотело - сокрушается командир восьмёрки - мы и на выходы его не берём, только в караулы и наряды. Зрение у "десанщика" минус четыре. Кто их сюда направляет? На стрельбище в мишень попасть не может, а тут навскидку и сразу - жмурик.
  
   Нефигово девки пляшут. Приятного всем аппетита!
  
   После завтрака батальонное построение на плацу. Опять доведение мер безопасности и всяческих "низзя".
  
   - Товарищи солдаты! - держит речь комбат - Вам сколько раз под роспись доводили, что... (и перечисляются всё, что нельзя) Выводи...
  
   Из батальонного лазарета, крыльцо которого выходит на строевой плац, под белы рученьки, выводят "чудо" с культяпками - остатками кистей, "оно" решило наши боеприпасы разрывные посмотреть с "внутренней" стороны. Посмотрело. Результат наглядный - очередной "герой" для отправки в Союз. И так по очереди. Следующий...
  
   Одна из главных и доходчивых методик работы командира - наглядность в обучении и воспитании. Милое дело.
  
   - Товарищи солдаты! - обратился командир батальона к строю - Мы в нашей провинции одни. И склад продовольственный у нас - только для нас. Воровать некрасиво. А вот сегодня один "гондурас" из хозвзвода решил посадить нас на сухари и воду. Молодец часовой, был бы в Союзе - десять суток отпуска обеспечено было бы солдату, а так, командир роты - письмо на Родину бойцу, за отличное выполнение обязанностей. А Вы, гвардейцы-десантники, посмотрите, что мы отправим на Родину родителям. Выноси...
  
  
   На плац вынесли тело Сыкунова.
  
   ***
  
   - Думайте, какой подвиг бойцу придумать командиры - такой был инструктаж в политотделе, перед отправкой для сопровождения нашего взводного в Союз.
  
   ***
  
   Вот и Серега вернулся. "Торжественный" ужин по случаю прибытия.
  
   - Серёг, как там "его" родители встретили?
  
   - Да нормально, я как положено, всё по политотдельской бумажке на кладбище, а потом с батей его как нажрались, я всё и высказал. Всё как на духу...
  
   Мы недоуменно уставились на Серегу.
  
   - И?
  
   - Что "И"? Батя и сказал, что рано или поздно он этим бы и закончил - "крайние" его слова: "говном по жизни был". А "подвиг" ему хороший сочинили!
  
  

Оценка: 4.74*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017