ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Aletum
(продолжение) В предгорьях Алдана

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.89*5  Ваша оценка:

   В предгорьях Алдана
  
  
  
  Глава. Начальник штаба
  
   Спрыгнув с тамбурной ступеньки вагона на платформу и легко подхватив парашютную сумку с тревожными командировочными "бэбиками" Туманов помог Мишнину, который согнувшись под тяжестью легендарного чемодана "смерть носильщику", волочил его через билетный зал вокзала. Они вышли на малюсенькую площадь - если так можно назвать предстанционную дорожную развязку.
   За пару лет дальневосточного житья, Туманов немного привык к холодам, когда восемь месяцев в году холодно, а в остальные четыре - охренеть как холодно. Но здесь, на полустанке, вздохнуть полной грудью было страшновато - лёгкие отморозишь напрочь. Всего лишь пару сотен километров на север от прежнего места службы, а разница в температуре чувствовалась серьёзно. Порывы ветра задували снежную пыль в неровности, уходящей за горизонт грунтовки.
  Ямки, овражки, расщелинки - всё было заполнено колючим, словно колючки кактуса, неслежавшимся снегом. Морозный воздух "звенел", снег в виде сугробов и "белой перины", который, в принципе, должен покрывать грунт зимой отсутствовал как таковой. Дорожная пыль лёгкой позёмкой стелилась по земле и завихряясь юлой на деревянных поселковых тротуарах стегала по глазам. Слёзы самопроизвольно катились по щекам и, застыв на лице, оставляли на нём длинные грязноватые полоски.
   Сковородино - самая западная точка КДВО. Далее, после железнодорожной станции Ерофей Палыч, в пару десятках километров западнее, начинался овеянный славой и легендами об обратных путях-дорогах домой - Забайкальский военный округ.
   Почему, услышав название этого посёлка, военные начинают закатывать глаза и тихонько поскуливать?
   Если сказать, что это соединение самое северное в Союзе, возмутятся Камчатка, Анадырь и Диксон с Мурманском. А когда затронешь вопрос о северных льготах и выслуге. Всё вышеперечисленное "съезжает" с темы разговора. Севернее этой безльготной дивизии в вооруженных силах не существовало. Сто рублей Амурской "надбавки" и сосите лапу ребята служивые.
   Прохожих на улицах посёлка в такой мороз практически нет, на автобусной остановке парочка военных заняла места в урчащем на холостых оборотах рейсовом автобусе.
  
   - Не подскажите, как к военным проехать?
  
   - К воякам шо ль? Сидайте! Тудысь крим нашего, инших маршрутив нэмае. На кинцевой и выйдете, милок! Зразу видать, нови хлопци! - заулыбалась толстая кондукторша-хохлушка и понимающе напутствовала - запамятайте, зупинка - "пятый киломэтр".
  
   Автобус, натружено урча, поднялся на одну сопку, обогнул вторую и, развернувшись напротив дивизионного КПП, остановился, ожидая пассажиров из военного городка.
   Вот и новое место службы. Офицеры застыли в ожидании чудес дальневосточного бытия.
   "Сковородино - это капец, это полный кирдык, стреляйтесь, вешайтесь" - напутствовали на прощание сослуживцы.
   А вы там были? Нет! Но все же говорят.
   Окинув взглядом округу, офицеры переглянувшись, усмехнулись.
   И где же та "жопа", которой пугают всех дальневосточников? С "клоакой" Дальнего Востока, Амурской областью, понятно - дальше земли нет. А всё остальное? Жизнь покажет.
   Пугать климатом и бытовыми условиями Мишнина и Туманова - член тупить. Летучая фраза витала в коридорах штаба округа в Хабаровске на Серышева: "Кто пережил казармы Шимановска - тому не страшен Бухенвальд!"
   Взгляд от стандартного КПП, где они оставили свои вещи у дежурного, скользнул по "жилой зоне". Там, за бетонным забором, как на параде выстроились пятиэтажки. Справа, ровненько друг за дружкой около десятка жилых домов, по центру огромное поле со спортивными и детскими площадками, а слева ещё три. Вдалеке виднелся двухэтажный КБО(комбинат бытового обслуживания) и что-то вроде недостроенного гарнизонного Дома офицеров.
   И здесь, как на старом месте службы, военный городок - "Третьяковская галерея", с одним лишь различием, вместо одного полка вся дивизия в одном месте - оценил увиденное Туманов.
   67 мотострелковая дивизия располагалась в "аэродинамической трубе". Между двумя сопками,уходящими вдаль к государственной границе. Одна из них, крутая, где-то под градусов сорок, вся в елях. На неё пешком забираться не так-то и легко, высоко и очень круто. Но с "полным БэКа за спиной" для тренировок, в самый раз - машинально подумалось Туманову.
  Вторая - пологая и без растительности. Вот на ней терасами и расположились штабы-казармы, парки и дивизионные склады. Между этими сопками, ближе к "крутой", протекала речка-вонючка. Плюнь, и замерзшей соплёй на противоположном берегу зашибёшь любого праздношатающегося дикого зверя. Она же впадала в более полноводную речку - Большой Невер, тянувшуюся вдоль Транссиба.
   Параллельно речке-ручейку уходила в тайгу асфальтированная дорога. Вдоль дороги, на сколько хватало глаз, тянулся бетонный забор. Он определял границу дивизии.
   На первой линии зданий, ближе всех к жилому городку, находился штаб дивизии, дальше, в пятидесяти метрах по дороге, штаб "первого" полка, затем следующий штаб, а далее - дивизионные "тылы"
   Вторая линия - линия строевых плацев, третья терраса-параллель - казармы, затем столовые, следующая - СРМки (ангары для хранения имущества) и фронтальная дорога выхода колесной техники из парков с КТП. Чуть выше, боксы с площадками боевых машин полков и отдельных батальонов с запасными выходами выхода гусеничной техники по тревоге. Всё по науке, согласно руководящих документов. Справа от жилого городка - КЕЧ со службами, обеспечивающими жизнедеятельность дивизии. И всей этой "махиной" заправлял командир дивизии.
  Вот к нему и пошли на доклад прибывшие офицеры.
   Сто метров ходу, а идти пришлось в три погибели. Наклоняясь вперёд всем телом, преодолевая сопротивление ветра и прикрывая лица от обжигающего ветра, Мишнин с Тумановым, придерживая полы шинелей, добрались до ступенек штаба дивизии. Неудивительно, что такая чистота в городке и вокруг. Ветер, между двумя сопками выдувал всё, начиная с тепла в казармах и заканчивая мусором на свалках.
   Сразу к кадровику. Предписания на стол: печати прибыл-убыл.
  
   - Комдив с начПО на военном Совете в Белогорске, пойдемте к начальнику штаба - сорвавшись с места, повёл вновь прибывших офицеров капитан из отделения кадров дивизии.
  
   Полковник Барышев - начштаба дивизии. По пять минут разговора с каждым и достаточно. Хозяин кабинета, махнув рукой, показал вновь прибывшим направление их дальнейшего следования.
   Из окна его кабинета было видно здание штаба "первого" полка.
   Если в "благовещенской" дивизии, где до этого служили офицеры, полки были разбросаны вдоль Транссиба и развернутыми там были благовещенский и шимановский полки, а в Свободном стояли "кадры". То здесь лишь один мотострелковый полк, куда начальником штаба батальона прибыл Туманов, а Мишнин комбатом, был развернут.
   Ещё сто метров по ветру и вот у "себя" в новом доме.
  Десять часов утра.
   Полковой штаб.
  
   - Товарищ майор, дежурный по полку капитан Теслюк. Разрешите узнать цель вашего прибытия? - с невыспавшимися красными глазами встретил офицеров на пороге невысокий и щупленький офицер с повязкой дежурного.
  
   - А у вас здесь дежурные до обеда не отдыхают? - вопросом на вопрос, отдавая честь начал Мишнин и продолжил
   - Да вот решили немножко у вас в полку послужить. Я комбатом два, а он - показывая на Туманова - энша три.
  
   - Понял! Тогда я вас к командиру полка провожу.
  
   - Виталий Иванович, вы первый заходите, а я после вас - предложил Туманов Мишнину, остановившись у кабинета командира - так правильно будет.
  
   Стол в маленькой приёмной на втором этаже с окном во всю стену разделял её на две части. Справа и слева двери, оббитые дермантином с табличками на них, указывающие на хозяев кабинетов.
  Туманов с дежурным остались в приёмной.
  
   - А вы к нам в батальон, товарищ старший лейтенант, вместо капитана Попова? - поправляя повязку, дежурный обратился к Туманову - Я командир девятой роты капитан Теслюк.
  
   - Видимо так, товарищ капитан - Туманов окинул взглядом ротного. Первые впечатления они самые верные и правильные. Невысокого роста, ниже среднего. Ну, про косую сажень в плечах опустим, а в остальном, по манере разговора и поведения - без выпендросов. Сработаемся.
   Услышав разговор в приемной приоткрылась дверь кабинета эНШа полка.
  
   - Что тут Теслюк?
  
   - Товарищ майор, прибыли новые офицеры. Комбат два и к нам в батальон начальник штаба, вместо Попова.
  
   - Зайдите.
  
   - Майор Белов - после представления Туманова негромко произнёс начальник штаба - Кратенько. Батальон неплохой. Комбат новый, замполит с зампотехом в батальоне - сильные, к тебе приглядимся. Нового ничего не скажу. Начальник связи у тебя. Короче - позже поймешь. Паши как вол и всё воздастся по заслугам. Ага! Вон кабинет командира открылся. Дуй к командиру, а я с новым комбатом познакомлюсь.
  
   После представления Мишнина, в кабинет нового командира полка вошёл и Туманов. За столом, огромной скалой возвышался подполковник в танковом меховом комбинезоне.
   - Товарищ подполковник - затараторил по уставу Туманов.
  
   - Проходи! Наслышаны, наслышаны о твоих похождениях у ракетчиков, мне Конопец рассказывал на сборах - вспоминая "Шимановского" КэПа, такими словами встретил Туманова командир полка
  
   - А кто комбатом в училище был? Не "папа Кутний" случаем? - продолжил расспросы подполковник.
  
  "Киевлянин" - сразу мелькнуло в голове Туманова - "Свои люди".
  
   - И он тоже - стоя по стойке смирно, улыбнувшись вспомнил училищного комбата подполковника Кутнего Ивана Михайловича, ответил Туманов. В училище про него шутковали: "от каптеру с 1939 года, до комбату и всё в училище".
  
   Стандартные вопросы - стандартные ответы.
  
   - Теперь к делу, итак! Ты назначен начальником штаба третьего батальона, а Попов Паша, на место которого ты прибыл, ушёл на первый комбатом - сильный офицер. Я думаю, и ты не подведешь, времени на раскачку тебе не даю, сам разберешься. Комбат твой тоже новый, на прошлой неделе в полк пришел, правда он "чистый" танкист-ульяновец, ему в пехоте посложнее будет, чем тебе, да и в Академию уже вчера ему я рапорт подписал, сверху - "по указивке". Так что хочешь ты того или нет вся нагрузка ляжет на тебя. Далее. В конце лета с дивизией ГэШа проводит учения по отмобилизованию "партизан" и боевыми стрельбами. Первый раз для нас такое счастье. Для полка это серьёзный экзамен. Все батальоны доукомплектовываются до штатов военного времени и на БТУ с боевой стрельбой! Поле для деятельности - непочатый край, посему, дерзай!- таково было напутствие командира.
  
   И подавая руку, прощаясь, произнёс: "Не подводи честь бурсы, старлей!"
  
   Дежурный по полку выделил посыльного, который отнёс вещи Туманова с дивизионного КПП в казарму батальона.
   Третий мотострелковый батальон "первого" полка, располагался на втором этаже и занимал половину третьего в первой по счету, от дивизионных ДОСов четырехэтажной казарме . Штаб находился на втором этаже, сразу слева от входной двери, напротив дневального по роте и рещетчатой стены ограничивающую ружейную комнату.
   Как и везде в армии: внешний вид, дисциплина, порядок зависят от командира, так и тут чувствовалось , что офицеры ещё не "забили" на службу, во всяком случае большинство к ней, это выяснилось в результате дальнейшей службы, относились с любовью и желанием. Бросилось в глаза, что личный состав , кроме наряда находился в расположении в тапочках. Сапоги с намотанными на голенища портянками находились на длинных деревяных полках при входе. Такого Туманов не видел там, где служил раньше.
  
   - Оставьте вещи в штабе батальона, спасибо - отослал посыльного Туманов. Повесив шинель на вешалку, подумал, что надо пройтись по казарме, ознакомится с расположением батальона пока тот по нарядам раскидан.
   Первое впечатление - тут есть хозяин. Порядок чувствовался в каждой мелочи. От надраенного краника в умывальнике, до штык-ножа, расположенного на ширине ладони от пряжки, на ремне дневального. От лакированной черной краской "ноги бабы Яги" в бытовке, до "шашечек" на намастиченном полу в расположении.
   В конце стометрового коридора , в одной из комнат, оказавшейся каптеркой 7 роты, слышались крик-шум вперемежку с матами.
  
  Ну что ж зайдем познакомимся.
  
   - Ну и что тут происходит? - обратился Туманов к трем офицерам и двум бойцам, зайдя в кладовую, в которой пыль стояла столбом.
  
   - Порядок в этом хламовнике наводим - не оборачиваясь и продолжая выбрасывать за спину старое хэбэ и все что попадалось под руку на стелажах и полках, ответил невысокого роста плотно скроенный капитан. Два старших лейтенанта тут же ногами отбрасывали к стенам вещевку, а бойцы, видимо после "красноречивых" слов командира стояли по стойке "смирно", поникнув головами.
  
   - Ну и правильно! Продолжайте.
  
   - А вы чьих будете, товарищ старший лейтенант?- капитан отряхнувшись от пыли обратился к Туманову.
  
   - Да побуду тут в батальоне начальником штаба пока не снимут из-за таких офицеров - улыбнушись ответил Туманов.
  
   - Ааа...Капитан Семенов, командир 7 роты, а это мои взводные - Ганзенко и Михайлов.
  
   - А имя отчество у капитана есть? - поинтересовался Туманов.
  
   - Василий Александрович - продолжил Семенов - Вот и нашего брату в полк прибыло. Я гляжу вы "афганец", товарищ старший лейтенант? -взглядом указав на орденские планки Туманова.
  
   Семенов повернулся к своим взводным.
  
   - Ганзенко вот из Джелаллобада, а Михайлов из Кундуза. Я сам-то из Кандагара.
  
   - Да был такой случай в биографии полтора года назад - улыбнулся Туманов.
  
   - А Михайлов на следующей неделе по второму разу за речку улепетывает - продолжил ротный - Счастливый! "Задрала" его наша сковородинская мирная житуха.
  
   - А чего вы, Михайлов , - перевел разговор начальник штаба на Михайлова - испугались ужасов здешней мирной жизни? Проявите себя знающим и толковым офицером и будет вам зеленым семафором дальнейшая офицерская стезя. Боевой опыт есть. Награды, вон и на кителе "звезду" вижу. Не пожалеете?
  
   - Нет не испугался, я еще не все долги отдал "за речкой" - нахмурившись произнес офицер ( по прошествии шести лет, в Академии, ещё раз судьба сведет его и с Ганзенко Сашей и Михайловым на парадных тренировках в парке Горького. Там начальник командного факультета, тоже афганец, генерал-майор Богданов вручит третью "Красную Звезду" Михайлову за Афган)
  
   Поднявшись на третий этаж, Туманов познакомился с батальонными минометчикоми и командирами отдельных взводов батальона, незаступивших в наряды. После спустившись вниз , направился в штаб батальона.
  
   - А это что тут в батальоне такое ходит, дежурный? - выйдя на центр коридора из маленькой комнатушки, громко, чтобы слышно было на весь коридор, произнес очередной капитан держа руки в карманах галифе.
  
   - Команд дневального я почему-то не слышал - продолжил офицер - Мне что, снять вас с дежурства, сержант? И командира роты на ваше место поставить? Крюков - в чем дело? - прокричал он сержанту стоящему на месте дневального. В конце коридора из открытой канцелярии видимо 8 роты, в которую ещё не наведывался Туманов выскочил старший лейтенант.
   Чуйка Туманова подсказала что "это" может быть замполитом. Высокомерие так и сквозило в снисходительном взгляде, осматривая его с ног до макушки. Высокий, сухой и к тому же чуть сутуловат. Что-то воспитанием здесь не пахнет , проскользнуло в первой мыслью у Туманова.
  
   - А среднего в лузу загнать слабо? - в таком же тоне на вопрос вопросом ответил Туманов, намекая на руки переберающие "коки" в карманах галифе.
  
   - Не понял, старший лейтенант, дерзить в моем батальоне изволите?
  
   - Для бестолковых представляюсь - не повышая голоса , но твердо отчеканил Туманов - с сегодняшнего дня , старший лейтенант Туманов начальник штаба третьего мотострелкового батальона! А Вы, как я догадываюсь, политрабочим здесь подрабатываете?
  
   - Точно так - и тон тут же поменялся - капитан Слащев Сергей. Заходи ко мне.
  
   Приоткрыв дверь своего кабинета, с полоборота продолжил:
  
   - Крюков , разберись с нарядом. Да и будь знаком . Это наш новый начальник штаба.
  
  - Старший лейтенант Крюков Леонид - и тут же наряду - Папуасы бля! Гамадрилы недоношенные! Сколько вас 3,14здить можно?...Когда же...
  
   За закрытой дверью слышался , продолжающийся основной метод воспитания "советской военной угрозы", перетекающий плавно с мер убеждения к мерам принуждения.
  
  - Ну давай знакомится...
  
  Засиделись в кабинете у замполита чуть ли не до первых петухов, пропустив обед с ужином и вечернюю поверку.
  Куда спешить.
  Койка в штабе батальона приготовлена, семья - за тридевять земель. Суточный наряд для больных батальона пищу принес. Заодно и командование батальона не забыл, там же в кабинете "похомячили на-коротке". Пока замполит вводил в курс дела батальонных ньансов, подошел после отбоя и экс-начальник штаба батальона (кто в то время предполагал, что в будущем он станет одним из замов МО).
  
  - Саша, что будет непонятно по приему-передаче дел , обращайся - Павел Алексеевич спешил домой - Повезло третьему батальону с замполитом. Сталинский метод работы осечек не дает!
  
  Туманов вопросительно взглянул на Попова и улыбающегося замполита.
  
  - Серега приходит на службу к девяти, а не как мы , к подъему - далее пояснил Паша - а вот убывает с нее не раньше трех-четырех ночи, когда уже все сладко спят и видят седьмые сны.
  
  Новый командир батальона убыл за своей семьей в Возжаевку. Завтра на построении командир представит полку и завертится маховик службы, новой сковородинской.
  
  И потекли дни и ночи в новой должности Туманова, заполненные по самое немогу рутинной будничной службой. Три недели в месяц в полковых казармах - одна на учебном центре. Три недели - два дня через день - на ремень, остальное , "сопка наша - сопка ваша" со стрельбами и вождением в лагерях на учебных полях.
  Наступивший Новый год Туманов встретил в казарме. Виталий Иванович к этому времени уже , получив квартиру , перевез семью и все приглашал в гости на новоселье. Новый Год праздник семейный поэтому была причина отказаться, объяснив ему, что его семья сейчас - батальон.
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  "Начальник штаба на выход!" - по длиному коридору казармы эхом пронеслась команда дневального. Она вывела Туманова из глубокого раздумья. Он с ластиком в руках и чешским "кохинором" ползал по расчерченному листу мелованного ватмана, "раскидывая" расчасовку занятий подразделений батальона, да ещё "вклинивал" невпихуемое : плановые и внеплановые учения, командные и штабные тренировки проводимые "старшими" главковерхами, сборы, командирские и специальные занятия. Короче занимался самой что ни на есть "мутотой" - доразработкой "Плана боевой подготовки", который, по всем руководящим требованиям и доворотам, практически выполнить нереально, а не выполнить - сектым башка и голова с плеч.
  "Самой-самой" кульминацией в наступающем периоде обучения было учение ГШ,проводимое с дивизией в конце сентября по отмобилизованию и проведению батальонных тактических учений с боевой стрельбой всех "линейных" батальонов. А их ни много ни мало , а в дивизии с десяток штук набиралось.
  Застегнув верхнюю пугвицу на рубашке, сдернул с погона , закрепленный набросом галстук. Застегнул галстучные бретельки, расправил воротник и в полоборота развернулся к входной двери. Гулкий стук в дверь, оббитую дермантином, не заставил себя ждать:
  - Разрешите?
  - Валяй!
  - Товарищ старший лейтенант - посыльный по штабу скороговоркой затараторил о вызове "на ковер" к командиру полка ...
  - А что, с дежурки позвонить нельзя было? - уставился начальник штаба на вошедшего и одновременно поправляющего на рукаве куртки красную повязку, солдата.
  - А? - неожидавший встречного вопроса застыл в дверях боец - Да я, да...
  - Хорошо , передай дежурному, сейчас буду.
  Сложив наставления и документы в сейф. Одев танковую куртку, накрутил вокруг шеи серое кашне и поглубже напялив на уши шапку, Туманов быстрым шагом через строевой плац посеменил в штаб полка.
  
   Итак , что имеем в "сухом остатке" после визита к Командиру.
  Дивизионные сборы снайперов. А Туманов - их руководитель.
  Для их организатора - замкомдива , это одно из длинющей вереницы мероприятий боевой подготовки. Но "соль" в том, что в дивизии один "развернутый" полк. И всё внимание дивизионного начальства будет "заточено" на проведении этих сборов. Для полкового начальства - не оплошать перед дивизией, посему руководителем сего действа должен выступать "молодой-дикорастущий", с амбициями на вышестоящую должность. Для руководителя сборов - это проверка личных знаний и умений в работе с подчиненными да ещё и с положительным результатом. "Положительный результат" - живые и здоровые, да ещё и с навыками стрельбы из СВД. Для командиров подразделений, выделяющих личный состав, очередной "головняк" . Людей и так по пальцам пересчитать, а тут ещё какие-то сборы. Ну и наконец - сами обучаемые - нам татарам фиолетово - наступать - бежать, отступать - тоже ноги до жопы стирать. День прошел - ну и хрен с ним. "Дембель стал на день короче - старикам - спокойной ночи".
  Такими мыслями была полна голова , назначенного руководителя сборов снайперов.
  
  
  Глава:Сборы снайперов.
  
  
   Одним из заветных желаний младоюношей, зачитывающихся по-молодости Фенимором Купером было слиться воедино с дикой природой, подобно Чингачгуку из индейского племени могикан, жить на подножном корму и надеяться лишь на себя и свои силы. Все мальчишки через это прошли!
   В городских условиях эти мечты могли воплощатся в реальность в период каникул, то-ли зимних , то-ли летних в селе, куда Туманова сначала отвозили родители, а чуть повзрослевший он уже сам ездил без сопровождающих за полтысячу километров "на деревню к дедушке" на рейсовых автобусах.
   Пару-тройку деревенских друзей, по согласованию со взрослыми, устраивали "автономку" вдалеке от цивильной жизни. Шалаш в виде вигвама, костер с кулешом, площадка для состязаний в единоборствах. Рогатки, самопалы, копья, луки, стрелы и ночные вылазки "за скальпами". Бдения в ночных дозорах, защищающих лагерь от набегов "иракезов". "Презренные иракезы" - племя таких-же романтиков, но из дальней части деревни. У них свои законы, у нас свои. Но всё по-взрослому, всё как в книжках.
  
  Никогда Туманову небыло так хорошо как в этой "командировке". Один на трёх курсантов ДВОКовцев и двенадцать "нукеров", будующих "зорких соколов" и вокруг тайга да под боком стрельбище и...тишина.

Оценка: 7.89*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018