ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Уйманов Аркадий Валерьевич
История вторжений в Россию с запада

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.60*19  Ваша оценка:


  
   История вторжений в Россию с запада
  
   Россия не такая страна, которую можно действительно завоевать, т. е. оккупировать... Такая страна может быть побеждена лишь своей собственной слабостью и действием внутренних раздоров.
   Карл фон Клаузевиц
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   В конце восьмидесятых, начале девяностых годов двадцатого века, во времена большого системного кризиса, в нашем обществе очень остро встал
вопрос взаимоотношений с окружающим нас миром, в первую очередь со
странами так называемой "западной цивилизации". Предлагались различные
схемы этих взаимоотношений, от точного копирования западных ценностей,
до их полного отрицания. В этой связи очень интересно оглянуться назад,
посмотреть на взаимопроникновение наших культур (русской и западной) в
прошлом, в частности на все агрессии, шедшие на нас от западных границ.
В те же приснопамятные девяностые годы ряд общественных деятелей
(писателей, журналистов, даже государственных чиновников) высказывали
мысль о полной идентичности нашего, русского миропонимания с
миропониманием западным (`'мы такие же, как они'') и необходимости
скорейшего присоединения к западной цивилизации. Между тем ещё в
середине двадцатого века вышли капитальные труды Льва Николаевича
Гумилёва, в которых он убедительно доказывает различность западной и
русской цивилизации. Он замечает гомоморфность систем клетка - человек -
нация - суперэтнос. К суперэтносам он относит группы народов, обладающих
примерно одинаковой психологией, культурой, похожим языком, схожим
социальным поведением. Он, в частности, приводит очень интересный пример
из повседневной жизни. Представьте себе, пишет Лев Николаевич, в
автобусе едут люди разных национальностей, разных культур. В автобус
входит подвыпивший тип и начинает приставать к пассажирам. Как себя
поведут люди различных культур? Русский начнёт уговаривать хулигана,
как-то пытаться успокоить его, кавказец просто ударит его в лицо, немец
вызовет полицию, татарин промолчит и отвернётся... Так же Лев Николаевич
приводит и не бытовые примеры. Например он замечает, что Западная Европа
всю историю своего существования, с одиннадцатого века, сразу после
"эпохи викингов", начинает угрожать всему остальному миру. (Вообще,
русские начали причислять себя к европейцам с начала восемнадцатого
века, с эпохи Петра I. До тех пор нашу страну за рубежом
 считали чисто азиатской, не относя к европейским народам. После уже
пошло, что Россия - единение Востока и Запада) Именно когда Россия
заявила о своём праве на веский голос в европейской политике, о своих
имперских амбициях, именно
тогда и начались потуги российских историков (в петровские времена почти
все российские историки были п
риехавшими из Германии немцами) причислить русских к европейскому суперэтносу.
Россия осваивала прилегающие к ней огромные пространства, присоединяла к
своей культуре живущих на этих пространствах "самоедов", временами даже
вела с этими самоедами небольшие войны. Но всё это не шло ни в какое
сравнение с е
вропейской агрессией. Крестовые походы, покорение
Америки и Африки, Наполеоновские войны, эпоха колониальных войн,
масштабные битвы двадцатого века. На русские земли европейцы впервые
нацелились в тринадцатом веке. Как раз во время вторжения Батыя в
русские земли римский папа отдал немецким феодалам все земли к востоку
от Балтийского моря. Начался знаменитый германский "дранг нах Остен",
натиск на восток. Он продолжался вплоть до середины шестнадцатого века,
до полного разгрома Иваном Грозным Ливонского ордена. "Эстафетную
палочку" подхватили другие народы и их правители. В смутное время в
Россию входили польские и шведские войска, в начале восемнадцатого века
в Россию вторглась армия шведского короля Карла XII. Мы, пожалуй, начнём
рассматривать историю вторжений с запада с наполеоновских войн, с
появления массовых армий.
Впервые всеобщую воинскую повинность ввёл шведский король Густав Адольф
во времена Тридцатилетней войны. В отличие от действовавших тогда
наёмных солдат, солдаты шведского короля отличались высоким
профессионализмом и дисциплинированностью, несомненно, тогда это была
лучшая армия Европы. Таковой шведская армия оставалась и при "короле -
солдате", при Карле XII, именно лучшая армия Европы была разгромлена в
украинских степях. Следующая "лучшая европейская армия", армия Фридриха
Великого, не вторгалась в Россию, но всё-таки столкнулась на поле боя с
русской армией и была разбита. В то время Фридрих сказал пророческие
слова: "Любая армия, зашедшая далее Смоленска, может считаться
уничтоженной". Примерно тогда же на Корсике родился мальчик - Наполеон
Бонапарт.
Восхождение Наполеона связано с Великой Французской революцией, тогда же
на другом конце света на карте появилось ещё одно государство -
Северо-Американские Соединённые Штаты. Мы не будем здесь рассматривать
историю прихода к власти Наполеона Бонапарта, посмотрим на феномен
Наполеона более широко. С тех пор, как рухнула Римская империя,
различные европейские правители пытались вновь объединить европейские
государства. Это был Карл Великий и другие императоры Священной
Римской империи, это были римские папы. Сама идея
объединённой Европы
занимала
умы жителей континента, и временами они старались её осуществить в
реальности. Отметим такую особенность. Как только какой-либо правитель
силой оружия объединял европейцев, тот час же Европа начинала масштабную
сухопутную войну против своих соседей. И наоборот - если европейцам надо
было решить какую-либо военную задачу за пределами своего континента,
они сразу же договаривались между собой. История наполеоновского похода
на Россию есть подтверждение первого постулата.
Европа была покорена Наполеоном именно силой оружия, достаточно
отметить, что до похода в Россию против Франции возникало целых шесть
коалиций. Это были различные государства, различные армии, но все они
были разбиты новоявленным французским императором. Именно после
покорения Европы Наполеон и вторгся в Россию, мало того, вместе с ним
шли все завоёванные им народы. Два формально независимых от Франции
государства - Пруссия и Австрия также вступили в войну против России,
но если действия тридцатитысячного австрийского корпуса носили скорее
символический характер, то пруссаки воевали всерьёз. Корпус Макдональда,
действующий на рижском вспомогательном напра
влении, состоял в основном
из
пруссаков, баварцев и вестфальцев, и бои там были отнюдь не шуточные.
Кроме того, именно пруссаки отличались наибольшей жестокостью к мирному
населению, мы к этому ещё вернёмся.
Теперь же давайте
обратим внимание на причины войны. Многие исследователи эти причины уже детально рассмотрели. Я прочитал работы Коленкура и Тарле, и
там и там говорится о политических мотивах нашествия. Вот свидетельство
Коленкура Армана Огюстена Луи, посла Франции в России:
 "Император лишь старался доказать мне, что он вел всегда только
политические войны в интересах Франции, давая мне понять, что и
проектируемая им война, на которую он, по его искренним уверениям, все
еще не решился, будет политической войной более, чем всякая другая, и
будет служить даже интересам всей Европы" и т. д., и т. д.
А вот что писал советский исследователь Тарле Евгений Викторович:

 "Крупная французская буржуазия (особенно промышленная) нуждается в
полном вытеснении Англии с европейских рынков; Ро
ссия плохо соблюдает
блокаду,
-- нужно ее принудить. Наполеон делает это первой причиной ссоры. Той же французской буржуазии, на этот раз и промышленной и торговой, необходимо
заставить Александра I изменить декабрьский таможенный тариф 1810 г.,
неблагоприятный для французского импорта в Россию. Наполеон делает это
вторым предметом ссоры. Чтобы создать себе нужный политический и военный
плацдарм против России, Наполеон стремится в том или ином виде создать
для себя сильного, но покорного ему вассала на самой русской границе,
организовать в тех или иных внешних формах польское государство, --
третий повод к ссоре. В случае удачи затеваемого похода на Москву
Наполеон говорит то об Индии, то о "возвращении через Константинополь",
т. е. о завоевании Турции и уже заблаговременно посылает (в 1810, 1811,
1812 гг.) агентов и шпионов в Египет, в Сирию, в Персию".
И, наконец, приведу две фразы самого Наполеона,
сказанные им Коленкуру
перед
войной и уже после вступления на территорию России, в Вильно:
 "Продолжая беседу, император развил перед ним свой политический план,
согласно которому необходимо нанести удар Англии в лице единственной
решающей державы, еще остающейся на континенте и могущей причинить ему
беспокойство, присоединившись к Англии. Он говорил, что будет полезно
отстранить русских от европейских дел и создать в центре государство,
которое было бы барьером против нашествий северной державы; он прибавил,
что теперь для этого удобный момент, а потом будет уже поздно, и нужно
нанести этот последний удар, чтобы завоевать всеобщий мир и годы отдыха
и благоденствия для нас и наших детей после стольких лет лишений и
затруднений, хотя и полных славы".
Как говориться, не убавить, не прибавить. Через 130 лет того же будет
желать ещё один объединитель Европы, мы рассмотрим и эту историю.
Отметим, что Наполеон желает мира и благоденствия Европе, что будет с
Россией, ему безразлично. Именно в этих мелочах и проявляется
различие двух цивилизаций - русской и европейской. А вот вторая
фраза, сказанная
императором в Вильно:

-- Александр насмехается надо мной. Не думает ли он, что я вступил в
Вильно, чтобы вести переговоры о торговых договорах? Я пришел, чтобы раз
навсегда покончить с колоссом северных варваров. Шпага вынута из ножен.
Надо отбросить их в их льды, чтобы в течение 25 лет они не вмешивались в
дела цивилизованной Европы. Даже при Екатерине русские не значили ровно
ничего или очень мало в политических делах Европы. В соприкосновение с
цивилизацией их привел раздел Польши. Теперь нужно, чтобы Польша в свою
очередь отбросила их на свое место. Уж не сражения ли при Аустерлице и
Фридланде или Тильзитский мир освящают претензии моего брата Александра?
Надо воспользоваться случаем и отбить у русских охоту требовать отчета в
том, что происходит в Германии. Пусть они пускают англичан в
Архангельск, на это я согласен, но Балтийское море должно быть для них
закрыто. Почему Александр не объяснился с Нарбонном или с Лористоном,
который был в Петербурге и которого царь не пожелал принять в
Вильно? Румянцев до последнего дня не хотел верить в войну. Он
убеждал Александра, что наши передвижения -- только угрозы и что я
слишком заинтересован в сохранении союза с Россией, чтобы решиться на
войну. Он считал, что разгадал меня и что он более проницательный
политик, чем я. Теперь Александр видит, что дело серьезно, что его армия
разрезана; он испуган и хочет помириться, но мир я подпишу в Москве. Я
не хочу, чтобы петербургское правительство считало себя вправе сердиться
на то, что я делаю в Германии, и чтобы русский посол осмеливался
угрожать мне, если я не эвакуирую Данциг. Каждому свой черед. Прошло то
время, когда Екатерина делила Польшу, заставляла дрожать
слабохарактерного Людовика XV в Версале и в то же время устраивала так,
что ее превозносили все парижские болтуны. После Эрфурта Александр
слишком возгордился. Приобретение Финляндии вскружило ему голову. Если
ему нужны победы, пусть он бьет персов, но пусть он не вмешивается в
Дела Европы. Цивилизация отвергает этих обитателей севера. Европа должна
устраиваться без них.
Здесь уже общая концепция детализирована. Нам же интересно отметить ещё
и отношение различных слоёв русск
ого общества к непрошеным пришельцам.
Все исследователи приводят многочисленные свидетельства очевидцев о
страхе перед Наполеоном дворянского класса России. Войдя в Польшу,
Наполеон отменил крепостное право, и теперь наши крепостники боялись тех
же действий завоевателя в России. Но вот что сказал сам Наполеон 20
декабря 1812 года на заседании французского сената:
"Война, которую я веду против России, есть война политическая: я ее вел
без враждебного чувства. Я хотел бы Россию избавить от бедствий, которые
она сама на себя навлекла. Я мог бы вооружить наибольшую часть ее
населения против ее же самой (против России. -- Е. Т .), провозгласив
свободу рабов. Большое количество деревень меня об этом просило. Но
когда я узнал грубость нравов этого многочисленного класса русского
народа, я отказался от этой меры, которая предала бы смерти,
разграблению и самым страшным мукам много семейств"

Наполеон лукавит, говоря о многочисленных просьбах крестьян вооружить
их. Но сам факт произнесения этих слов перед сенатом уже после
проигранной войны говорит о многом. Наполеон рассматривает освобождение
крепостных лишь как средство покорения России, а, следовательно, как
средство предполагаемого благоденствия Европы и заодно вывоза русского
хлеба, древесины, льна... Наполеон также высказывал уже совершенно
безумную идею использования массы русских крестьян в качестве
вспомогательных войск при вторжении в Индию. Некоторые очевидцы отмечают
надежды крестьян на отмену завоевателями крепостного права, но сами
завоеватели говорят о
б этих крестьянах как о рабах. С этих времен подобные
ситуации будут повторяться с прогнозируемой методичностью.
Теперь давайте рассмотрим схему боевых действий 1812 года. Ещё задолго
до войны царь Александр I говорил французскому послу Коленкуру, что
русские войска готовы отступать до Петропавловска-Камчатского и что если
французов не убьёт русский штык, то это сделает русский мороз. Самое
интересное, что Наполеон предполагал и такой вариант, об этом он говорил
тому же Коленкуру. Скорее всего, Наполеон надеялся на то, что его армия
не останется голодной в такой огромной и предположительно богатой
стране, как Россия. Как известно, именно Наполеон п
ровозглашал принцип
ввязаться
в драку и действовать по обстоятельствам, которые неизменно сложатся
благоприятно для победителя.
В зависимости от своих политических целей Наполеон наметил и цели
военные: полный разгром русской армии, русских войск. По его мнению,
потом должно было последовать предложение мира от русского императора.
Разгром должен осуществиться в ходе одного или нескольких генеральных
сражений с русской армией, на территории самой России. Русская армия, по
мнению французов, должна будет непременно отреагировать на вторжение
генеральным сражением. План абсолютно неконкретный и размытый. Как мы
увидим, план "Барбаросса" обладал точно таким же недостатком. Армия
Наполеона, перешедшая через Неман, насчитывала 380 тысяч с
олдат, ещё 38
тысяч действовали
на рижском направлении у маршала Макдональда и 30
тысяч - в корпусе Шварценберга, южнее Припяти. Схема боевых действий
была, как мы видим, довольно простой - главный удар в центре и
вспомогательные удары на флангах. Центральная группировка имела
основную
цель - разгром русской армии, после чего должны были последовать уже
политические действия. Русские войска, по свидетельству полковника
русской армии Карла фон Клаузевица, будущего основателя герман
ской
военной науки, насчитывали
420 тысяч человек. Из них на границе Польши и
Пруссии находилось 180 тысяч солдат. Остальные войска находились на
турецком театре военных действий, во внутренних гарнизонах и т.п. То
есть, против отмобилизованных и готовых к действиям войск русская армия
могла выставить лишь часть своей военной силы, тоже повторяющаяся в дальнейш
их войнах ситуация. Французская главная группировка двигалась двумя колоннами - северная, ведомая самим Наполеоном, насчитывала 200 - 220 тысяч человек, и южная (маршал Даву) - 130 тысяч человек. Ей противостояли две русские армии - 1-я армия (Барклай Де Толи), около 100 тысяч штыков, и 2-я (Багратион) - 45 тысяч. Кроме того, Барклай был вынужден послать
подкрепление на северное направление - корпус Витгенштейна, около 30
тысяч, но к тому времени (июль 1812 г.) к русским войскам
уже начали
подходить маршевые подкрепления. Но и Наполеон стал дробить свои войска
- на помощь Макдональду на север был отправлен маршал Удино с 30 тыс.
солдат. Впоследствии все завоеватели столкнутся с той же необходимостью
дробления сил.
Первоначальный русский план защиты был составлен прусским офицером
Фулем, находившемся при русском дворе. План предполагал вхождение
основной массы русских войск в некий "укреплённый лагерь Дрисса" и
оборону его. Вторая, манёвренная группировка русских войск должна была
"маневрировать" и наносить удары по осаждающим лагерь Дриссу французам.
Тот же полковник Клаузевиц охарактеризовал этот план, как "больше чем
неразумный". Но поначалу русская армия постаралась выполнить именно этот
больше чем неразумный план. Это связано с прибытием в войска самого
императора Александра, считавшего своего придворного Фуля большим
военным авторитетом. Однако, убедившись в полной непригодности дрисского
лагеря к обороне, русские военачальники убедили Александра быстрее
покинуть его. Начались изматывающие войска марши. Александр вскоре
покинул войска и уехал в столицу, генералы Де Толли и Багратион столкнулись с намного превосходящими их армии войсками. Авторитетный исследователь и участник тех событий Липранди отмечает, что с этой поры действия русских войск
носили характер реагирования на обстоятельства, но отнюдь не действий по
плану. Уклонение от генерального сражения было не следованием какому-то
заранее начерченному плану, а лишь стремлением сохранить свои
силы.
Ввязавшись в генеральное сражение с французской армией, русские войска
неминуемо оказались бы разгромленными.
Между тем французская армия начала сталкиваться с действительно грозными
факторами.
28 июля 1812 года состоялось совещание Наполеона со своими
маршалами. На нём французский император заявил, что воевать с Россией он
намерен три года, что если французы займут Смоленск, то русские
непременно запросят мира, высказал он другие мысли в пользу продолжения
войны. Многие маршалы возражали императору, но боле всех возражал маршал
Дарю, начальник тыла. Он заявил, что из 22 тыс. лошадей, перешедших
Неман, пало от бескормицы уже 8 тыс. и какое-либо изменение ситуации он
не видит. Войска получают отвратительно плохое содержание и вынуждены
собираться по ночам в шайки и грабить местное население. Особенно
старались в этом немцы. Но тут нужно сделать небольшую оговорку:
французские части снабжались значительно исправнее. Мародёры рыскали по
Витебску и окрестностям, по свидетельству очевидцев особое удовольствие
мародёрам доставляло ловить спрятавшихся и расправляться с ними особе
нно
изуверски. Когда один витебский помещик привёз трупы двух своих крестьян
и пожаловался французскому коменданту на французских фуражиров, как на
убийц этих двух несчастных, комендант посоветовал ему закрыть рот, чтобы
с ни
м не обошлись так же.
Таким образом,
приведя в Россию огромную армию, Наполеон столкнулся с
неразрешимой проблемой - как эту армию кормить? Он избрал, как сейчас
говорят, экстенсивный путь - дальнейшее продвижение вглубь страны, в ещё
нетронутые войной районы. Через 130 лет раз
витие промышленности, путей сообщения, позволяло содержать семимиллионную армию на
враждебной
территории, но в начале девятнадцатого века промышленность
Франции была к этому не готова. И
, наконец, русский народ отнюдь не желал
видеть на своей территории вооружённых представителей чуждой им культуры
- европейцев, к тому
же грабивших их; развернулась широкая партизанская
война. К тому же русское командование быстро поняло высокую
результативность партизанской войны и в тыл французов были направлены
части регулярной армии, гусары и казаки. В условиях неразвитых
коммуникаций такая война сама по себе могла поставить французскую армию
на грань катастрофы. А если перед фронтом этой армии стоит армия русская...
Дальнейший ход событий всем хорошо известен. Французская армия штурмом
взяла Смоленск, после чего Барклай был смещён с поста командующего
действующей армии и на его место назначен Кутузов. Наполеон занял Москву
,
но понял, что задачу разгрома русской вооружённой силы он не решил и
решить её в ходе этой кампании не в состоянии. К тому же к югу от Москвы
уже накапливались силы, угрожавшие отрезать Наполеона в столице.
Император французов, послав конницу Мюрата на юг, пытался разведать
состояние русской армии и возможные пути отхода. Обнаружив там серьёзную
группировку, Наполеон приказал начать отход из Москвы. Французская армия
отходила
, так и не решив задачи разгрома русской армии. Наполеон надеялся
на подписание мира в Москве, но обнаружил, что он, фактически, в
ловушке. Интересно отметить, что Наполеон в качестве условий мира,
который он предполагал подписать в Москве, хотел требовать от Александра
невмешательства в дела Европы, присоединение к блокаде Англии и ...
отторжение Литвы. В начале кампании Наполеон не упоминал о Литве. Как
говорится, аппетит приходит во время еды. После решения начать отход
французская армия оказалась в положении преследуемой и
, в конце концов,
оказалась совершенно уничтоженной. Можно отметить слабую подготовку
русского офицерского корпуса, даже его невежество. Об этом пишут многие
исследователи, тот же Тарле, об этом тактично говорит Клаузевиц. Именно
слабой подготовкой русских офицеров можно объяснить отход с Бородинского
поля более многочисленной русской армии. Бородинское сражение -
единственный в истории случай, когда обе стороны победу приписывают
себе. В действительности, исход этого сражения таков, что русской армии
пришлось оставить Москву. Но дальнейший ход событий позволяет утверждать
о больших выгодах для русской армии, извлечённых из этого боя. Французы
понесли ощутимые потери (28 тыс.), русская армия
не была разгромлена,
отошла в полном порядке, сохранила боевой дух, что позволило ей,
перегруппировавшись, вновь противостоять вражеским войскам. Европейский
поход русской армии можно рассматривать не только как разгром врага "в
его берлоге", но и как попытку проникновения на территорию другой
культуры, это очень точно показал Л.
Толстой в "Войне и мире".
О
тход из Москвы стал столь катастрофичным для французов лишь благодаря допотопным средствам передвижения, с появлением железных дорог аналогичные ситуации ничего страшного собой не представляли (вспомним хотя бы отход русской армии в Горлицком сражении 1915 года).
Подытожим результаты кампании с точки зрения рассматриваемой нами
проблемы. Наполеон вступил в войну, преследуя политические цели -
предполагаемое благоденствие Франции и всей Европы. Но из-за
сопротивления русских войск и всего народа и из-за неразвитости средств
передвижения военный поход окончился крахом
, и благоденствие получила
другая сторона - Россия. На четыре десятка лет Россия обезопасила свою
западную границу и получила право веского голоса в европейских делах.

Такое положение сохранялось до начала пятидесятых годов девятнадцатого
века, до начала Крымской войны. Напомн
ю вкратце об истории возникновения
этого конфликта. Инициатором начала войны выступила Россия. В 1853 году
император Николай стал крайне беспокоиться за православное население
Османской империи. Однако
, турецкое правительство - Диван - чувствуя
поддержку всей Европы (английские дипломаты давно обещали туркам прямую
поддержку Англии), стало слать в Петербург крайне резкие ноты, к которым
Россия, тогдашний европейский жандарм, явно не была готова. Турции была
объявлена война
, и 21 июня 1853-го года русские войска перешли границу и
в течении трёх недель оккупировали две турецкие провинции - Молдавию и
Валахию. Но внешнее положение Российской империи к тому моменту было
весьма непрочным. Звание "европейского жандарма" было дано Росс
ии не
зря. В течение
двадцати девяти лет русский монарх поддерживал шатающиеся
троны европейских правителей, соблюдая условия "Священного союза", прямо
вмешиваясь во внутренние дела европейских государств. Странно, но многие
из русского общества наивно полагали, что Европа должна быть благодарна
России за это, ведь
она давала европейским народам порядок! Эти люди
не понимали, что если русские счита
ли себя европейцами, то европейцы
русских
к таковым отнюдь не относили! И не могли примириться с диктатом
азиатов в своих внутренних делах. А этот диктат, к слову, стоил России
очень дорого. При слабом развитии производства все расходы по содержанию
сильной армии ложились на крестьянство, вернее даже на всю систему
крестьянского социального устройства. В двадцатых годах девятнадцат
ого
века это приняло даже черес
чур тяжёлые формы - военные поселения. Только
ряд восстаний в этих поселениях заставил правительство отказаться от
последних. Россия открыто вторглась в чужие владения в 1848 году - для
подавления Венгерского вос
стания в империи Габсбургов. Русская дипломатия
приложила так
же некоторые усилия для воцарения нового французского
диктатора - Наполеона III, племя
нника Наполеона I. И многие русские
дипломаты считали и Австрию, и Францию обязан
ной России за подавление
революции! Дорого же обошлось русским такое мнение! С англичанами
русские дипломаты хотели договориться, предложив Великобритании
какой-либо кусок турецкой территории. Русские дипломаты были уверены,
что англичане не станут поддерживать турок, ведь совсем недавно, в 1827
году и Англия, и Франция, и Россия действовали совместно против тех же
турок и разгромили турецкий флот в Наваринском сражении! Но англичане
совсем не нуждались в подачках "северных варваров". Они сами могли взять
в Турции (
"больной человек Европы" того времени) всё что им потребуется.
Русское общество не понимало, что Франция, Англия, Австрия гораздо
быстрее договорятся между собой, чем вступят в переговоры с государством
чуждой им культуры - с Россией. Ослабление России было выгодно всем
перечисленным государствам, в силу разных факторов, не буду их
перечислять.
Итак, в ноябре 1853-го года соединённый англо-французский флот вошёл в
Чёрное море. 30 ноября 1853 года русский флот разгромил турецкий в
Синопском морском сражении, а 29 января 1854 года последовал резкий
французский ультиматум Николаю. Наполеон III требовал увести войска из
Молдавии и начать переговоры с Турцией. Николай отверг этот ультиматум и
27 марта 1854 года Франция и Англия объявили России войну.
Помните, в начале нашего повествования я говорил о способности
европейцев быстро договариваться между собой для решения военных задач
вне Европы? Перед вами яркий пример подтверждения моих слов. Я не буду
рассматривать здесь боевые действия, скажу лишь, что союзники избрали
тактику локальной военной операции. Кроме того, уже после падения
Севастополя, когда некоторые ставили вопрос о вторжении вглубь России,
французский командующий, маршал Пелисье, бывший солдат армии Наполеона
Бонапарта, угрожал уйти в отставку
, если вторжение состоится. То есть,
локальная операция в Крыму стала оптимальным решением для поставленных
политических задач этой войны. Через сто лет гитлеровский фельдмаршал
Манштейн назовёт эту войну "совместными усилиями европейских государств
против зарвавшегося царя Николая".
Россия в результате своего поражения лишилась черноморского флота, ей
запретили строить крепости на черноморском побережье и
, конечно же, Россия
лишилась своего влияния на европейскую политику. Вот так вот локальная
десантная операция позволила решить задачи, аналогичные задачам,
поставленным
в своё время Наполеоном!
Хочет
ся отметить причины поражения России в этой войне. Здесь многие,
помня "Левшу" Лескова, называют основную причину в наличии у союзников
нарезных ружей.
В действительности, французская армия - а именно она
составляла костяк союзной армии (в мае 1855-го года, перед началом
летней, принёсшей союзникам победу, кампании, союзные войска насчитывали
170 000 человек - 100 000 французов, 25 000 англичан,
28 000 турок и 15
000 сардинцев)
- была вооружена кремневыми ружьями образца 1788 года.
Основная причина
была в полной отсталости николаевской России и её
неспособности вести современную (по тем понятиям) войну. Небольшой, но
характерный факт, показывающий невозможность для России выиграть
эту
войну: к
концу Крымской войны в России было 38 механических и литейных
предприятий с общим числом работающих на них 4803 человека. А вот ещё
один факт того времени. На показных стрельбах гвардии, где неизменно
присутствовали иностранные военные наблюдатели, в грудную мишень на
расстоянии двести шагов попадала лишь каждая десятая пуля. Эти
наблюдатели указали и причину такой "меткости" - ветхость материальной
части, ветхос
ть ружей. Но это гвардия, а что тогда было говорить о простых
армейских частях? Как могли 38 предприятий снабдить руж
ьями 115 000
солдат?
   Ещё хочется вспомнить об одном эпизоде той войны. 12 мая 1855
года союзники предприняли ряд десантных операций против прибрежных
черноморских и азовских городов. Были разорены Анапа, Геническ,
Бердянск, Мариуполь. При этом "просвещённые" европейцы вели себя хуже
гулямов Тамерлана, совершенно истребляя гражданское население этих
городов.
Этим,
о многом говорящим фактом мы и закончим историю вторжения. Цели,
которые поставили перед собой четыре союзных государства (Франция,
Англия, Турция, Сардинское королевство) были выполнены в большей их
части. Осуществилось это не благодаря широкомасштабному вторжению, а
благодаря локальной десантной операции. Мы ещё коснёмся этой темы, войны
морской и сухопутной, стратегии морской и континентальной.

Ещё Наполеон говорил, что ведущаяся им война
- это война за признание
Франции главной сухопутной европейской державой. Борьба за это
продолжалась весь девятнадцатый век. Признавалось, что Англия является
первой на море, и никто даже не смел бросить ей вызов на океанских
просторах, но за первенство на континенте борьба шла нешуточная. При
Николае I главенство попробовала захватить Россия, но получила отпор
объединившихся европейцев. Но Россия могла опираться лишь на военную
силу, в промышленном отношении это было совершенно неразвитое
государство. После Крымской войны ведущую роль на континенте всеми
силами пытался захватить новоявленный французский император Наполеон
III, племян
ник Наполеона I. Но в отличие от своего великого дяди внешнюю
политику он вёл крайне неумело, пере
ссорился со всеми своими соседями и
был свергнут с трона германскими штыками.
Если читатель посмотрит на карту Европы середины девятнадцатого
столетия, то он поразится обилию мелких государств в самом её центре, на
территории современной Германии. Это
были мелкие германские государства,
ранее входившие в состав "Священной Римской империи" (упразднена
Наполеоном в 1806 г.), с высоко развитой промышленностью, но не сумевшие
в своё время
политически объединиться. Эпохой объединения мелких княжеств в
государства была эпоха позднего средневековья, четырнадцатый,
пятнадцатый века. Но немцы, объединённые династией Габсбургов в
"Священную Римскую империю германской нации", не смогли политически
обновить эту самую священную империю
, и были вынуждены три с половиной
столетия жить фактически в условиях феодальной раздробленности. В это время
другие народы, объединённые в сильные государства, захватывали заморские
колонии, вели масштабные войны между собой за право быть первыми в
Европе, провозглашали своих правителей императорами. Германия же вела в
основном лишь внутренние войны за ведущую роль внутри аморфного
германского объединения.
К середине девятнадцатого века положение стало меняться. Пруссия,
традиционно самое сильн
ое германское государство, стала играть всё более
доминирующую роль во всех германских делах. Настала пора политического
объединения. Это объединение связано с именем прусского канцлера Отто
фон Бисмарка, в 1862 году ставшего прусским министром-президентом
(премьер-министром). Поддержанный всем немецким народом, Бисмарк добился
политического диктата Пруссии над всеми германскими землями, а в 1871
году, после разгрома Франции, был назначен рейхсканцлером
провозглашенной Германской империи, к созданию которой новый
рейхсканцлер
и приложил все свои силы, всю свою энергию. Императором Второго рейха
был провозглашён прусский король Вильгельм I, но фактическим правителем
стал Бисмарк.
Теперь перед немцами встала одна трудноразрешимая задача - поиск колоний
для добычи необходимого дешёвого сырья и поиск рынков сбыта для своих
товаров, из этого сырья произведённых. Но все колонии были уже давно
захвачены другими державами. Немцы сидели внутри
границ своих мелких княжеств, а рынки сбыта были заняты в первую очередь Англией, Францией, другими ведущими промышленными государствами. В результате, вновь возникшая Германская империя была обречена вести борьбу со всеми. На западе находилась мечтающая о реванше за 1871 год Франция, на востоке - огромная Россия, преследующая свои политические цели.
Германии удалось за короткое время превратиться в сильнейшее государство
Европы, могущее разгромить один на один любое другое европейское (да не
и только европейское) государство. Именно тогда европейские правители,
поняв угрозу, начали объединяться. В Европе замаячил призрак новой
масштабной войны, про которую Мольтке писал, что она будет вестись семь
лет и более, так как ресурсы современного государства огромны и это
государство не подпишет мира, пока все эти ресурсы не будут
израсходованы. Как видим, он серьёзно ошибся в сроках - на целых три
года. В конце 1892 г. Франция и Россия подписали между собой военный
союз
, и Германия оказалась с двух сторон окружена предполагаемыми
врагами.
(Интересный момент - царь Александр III при заключении этого
договора был вынужден стоять с непокрытой головой во время исполнения
французского гимна - "Марсельезы"). Это привело Германию к необходимости
как-то реагировать на возникшие угрозы. Результатом стало ещё большее
усиление армии и попытка бросить вызов Англии в её традиционных
владениях - на океанских просторах. Немцы приступили к строительству
огромного флота, Флота открытого моря, способного противостоять
английскому Гранд флиту. В тоже время ра
ссматривался вариант покорения
конти
нентальной Европы - разгром Франции и занятие новых территорий на
Востоке. Это явилось бы и приобретением колоний, и выходом на новые
рынки сбыта - вплоть до рынков стран Ближнего Востока. Так возникли две
программы: морская, "Промышленная" программа и программа "Юнкерская".
Обе были неофициальными концепциями развития Германской империи и
предполагали либо достижение морского могущества, либо достижение
могущества континентального. Юнкерская программа прямо ставила задачу
приобретения новых территорий на востоке (вспомним "дранг нах остен").
Эта идея "юнкерской" программы была, как видим, не нова. Но теперь она
была в руках мощного промышленного государства, с огромной армией.
Наполеон, как мы помним, планируя вторжение своей Великой армии, ставил
перед собой лишь задачу склонения русского правительства к подписанию мира. Теперь же сухопутное вторжение было целью территориальной аннексии. В связи с
этим интересно взглянуть на морскую программу.
Промышленная, морская программа предполагала занятие ведущего места в
мировой торговле и, следовательно, вытеснение с этого места Англии.
Война с Великобританией при этом считалась неизбежной. Предполагалось
заключить союз с Россией и Японией (для этого их было необходимо
помирить - У.А.), выйти в Тихий океан и, возможно, в Индийский, через
дружественную Россию и страны Ближнего Востока. Австро-Венгрия при этом,
как союзник, вообще не рассматривалась. Основной упор делался на
торгово-промышленную конкуренцию и развитие флота. Программа намного
более разумная, чем ведение широкомасштабной сухопутной войны. Но у неё
был один крупный недостаток - она требовала времени и огромных затрат,
причём не было доподл
инно известно, удастся ли склонить к заключению
союза Россию, тем более Японию. Уже в середине ХХ века вышли
капитальные работы английских и американских исследователей, посвящённые
теме морской стратегии (В частности исследование Л. Гарта "Стратегия
непрямых действий"). Но и в начале ХХ века немцы должны были видеть, как
в результате крупной десантной операции - Крымской войны - были решены
задачи, не решённые в своё время Наполеоном посредством широкомасштабного
сухопутного вторжения. Конечно же, немцы это видели, но внутри Германии ещё оставался очень влиятельный большой класс крупных землевладельцев, с опаской относящийся к флоту (по воспоминаниям адмирала Тирпица один юнкер-парламентарий назвал флот "отвратительным").
Именно юнкерский класс традиционно поставлял Пруссии профессиональных
военных, именно он считался опорой Второго рейха. Большинство высших
офицеров германского Большого Генерального штаба были представителями
прусской земельной аристократии. Уже с 1893 года Большой штаб начал
разрабатывать план войны в Европе исходя из "аграрной" концепции.
План предусматривал быстрый разгром французской армии и быструю
переброску всех сил на восток, против России. Этот план связан с именем
выдающегося военного теоретика фельдмаршала Альфреда фон Шлиффена.
Упомяну о нём самом. Альфред фон Шлиффен (18
33 - 1913). В возрасте
двадцати
лет окончил офицерское училище, ещё через восемь лет - Военную
академию. Участник австро-прусской (1866 г.) и франко-прусской (1870 -
1871 гг.) войн. В 1884 году стал начальником одного из отделов
германского генштаба, с 1891 по 1905 года возглавлял германский генштаб.
Разработчик плана ведения Германией войны на два фронта, автор
многочисленных военных трудов: "Канны", "Современная война" и др. В
своих работах делал упор на манёвренный характер операций, фланговые
охваты, действия против глубокого тыла неприятеля.
Рассмотрим теперь вкратце план Шлиффена. Он предполагал, закрывшись
против России на Востоке небольшими силами, все германские вооружённые
силы развернуть против Франции, 7/8 всех наличных войск. Учитывая
национальную французскую идею возвращения утерянных в 1871 году
восточных провинций (Эльзаса и Лотарингии), Шлиффен планировал почти без
боя отдать французской армии эти провинции, заманивая французские
войска в гигантский оперативный "мешок". Основными своими силами немцы
должны были вступить на те
рриторию Бельгии, пройти через неё, оставляя
заслоны против бельгийских крепостей
, и с севера вторгнуться во Францию,
нанося удар по почти неза
щищенной территории. Темпы движения при этом
должны быть не менее двадцати километров в сутки. Самое интересное, что
после предполагаемого прохождения французской границы Шлиффен прекращал
детальное планирование - по его мнению, действовать нужно было уже по
обстановке, которую невозможно предугадать, но которая изначально будет
на стороне германского оружия, благодаря гигантскому перевесу сил и
невозможности для французской армии быстрого выхода из Эльзаса и
Лотарингии. Шлиффен указывал на необходимость выхода к Ла-Маншу и о
неизбежности решающего генерального сраж
ения в районе Парижа, которое
г
ерманская армия непременно выиграет из-за указанных выше факторов. На
всю французскую кампанию в плане отводилось 40 дней. После этого должна
была начаться стремительная переброска сил на восток, против России,
состояние гер
манских железных дорог позволяло это сделать. Но никаких
намёток наступательных военных действий против русской армии Шлиффен не
составил. На востоке он предполагал жёсткую оборону, причём он допускал
отход германской армии к Висле, даже к Одеру, полный разгром
Австро-Венгрии (союзницы Германии), но прибывшие с запада основные
германские силы должны были сразу исправить положение и в конечном итоге
разгромить русскую армию.
С командованием 8-ой германской армии, стоявшей в Восточной Пруссии и в
случае войны встававшей на пути русских войск, проводились
многочисленные штабные и полевые учения. На них и был разработан манёвр,
приводящий к окружению наступающей русской армии. Но в общем ситуация
была довольно уникальна: при чёткой политической цели предстоящей войны
- захвате территории, конкретного военного плана действий против русской
армии не было. Шлиффен вышел в отставку в 1906-ом году, в 1911-ом ему
присвоили звание генерал-фельдмаршала. Умер он в 1913-ом, причём
последними
его словами были: "Усиливайте правое крыло".
Недостатками плана Шлиффена
являлись его большая рискованность и грубый
политический просчёт - вторжение в нейтральную Бельгию. После этого, в
случае неудачи, немцам нельзя уже было просить более менее почётного
мира. Именно этим и объясняется тяжесть и унизительность для Германии
Версальского договора.
К началу первой мировой войны германский генеральный штаб возглавлял
племянник "Великого молчаливого" Юлиуса Мольтке - тоже Юлиус, и тоже
Мольтке, но прозвище у него было немного другое - "мрачный Юлиус". Всю
ответственность за провал плана Шлиффена современники свалили именно на
него.
Он действительно допустил ряд грубейших ошибок, в частности, не
позволил французам далеко зайти в предполагаемый "мешок" - в Эльзас и
Лотарингию, сосредоточив там чрезмерно большое количество войск. Но на
восточном направлении, в Восточной Пруссии, дела приняли совершенно
иной, благоприятный оборот.
Вначале надо отметить, что высшее
командование русской армии хорошо знало о плане Шлиффена - его "подарил"
русскому командованию завербованный офицер австрийского генерального
штаба. Поэтому русское командование смело начало наступление на запад, в
Восточную Пруссию и Австро-Венгрию. Но в Восточной Пруссии царскую армию
ждало жестокое разочарование. 8-я германская армия (командующий
Людендорф, начальник штаба Гинденбург) умелым манёвром сумела окружить и
уничтожить значительно превосходившие её русские войска.
Австро-венгерская армия тоже смогла остановить наши наступающие армии.
Возникло совершенно новое положение - на западе германские армии были
остановлены на французской территории и остались там, на восточном
фронте русские армии были остановлены в Галиции, а в Восточной Пруссии
отброшены к своим границам. Началась изматывающая позиционная война -
война на истощение (помните высказывание Мольтке?).
Планы сторон на 1915 год были наступательными как у немецких, так и у
русских войск. Но если наши не располагали для крупного наступления
реальными силами, то германская армия
такие силы имела. Окончательное решение перенести всю тяжесть военных действий в 1915-ом году на восточный фронт германская ставка приняла в феврале этого года. Этому способствовало
несколько фактор
ов. Во-первых, германское командование считало русскую
армию более слабым противником по сравне
нию с западными союзниками. Во-вторых, союзник Германии - Австро-Венгрия уже обнаруживала признаки
начавшегося развала своей армии под мощными ударами русских
войск. В-третьих, "восточные" командующие, Гинденбург в первую очередь, уверяли
имперскую ставку о возможности быстрого разгрома России. Ведь только что
эти командующие разгромили наступающие на них превосходящие русские
войска, они и сейчас сделают это, тем более теперь у них будет
превосходство в силах! Общей целью кампании был разгром русской армии и
вывод России из войны. Непосредственное исполнение общей цели войны -
а
ннексии планировался уже в результате навязанного России мирного
договора. Если забежать немного вперёд, то мы увидим, что так, в
принципе, всё и случится. Пока же обратимся к событиям на
русско-германском фронте. Ещё в феврале русские войска потерпели два
крупных поражения - в гродненской и прасныншской битвах. Начавшееся было
успешно русское наступление в Карпатах было остановлено Южной германской
армией Линзингена. Уже тогда на австро-венгерском участке действовали
крупные германские силы. Теперь посмотрим на германский план
предполагаемых действий.
  

   Вот карта, на которой обозначены планы германской стороны уничтожить
русскую армию в 1915 году.
Реальные события развернулись совсем не так гладко, как планировалось на
карте. Первую попытку уничтожить русскую армию немцы предприняли в
апреле. С французского фронта было снято и переведено на восток 14
полнокровных дивизий. Все они были сосредоточены на южном фланге
выдвинувшихся в Польшу русских армий, против Юго-Западного фронта
, и были
сведены во вновь образованную XI армию Макензена. 19 апреля эта армия
перешла в наступление у Горлицы, нанося удар под основание "польского
выступа". Немцам удалось добиться тройного превосходства в пехоте и
пятикратного в артиллерии. Русский командующий 3-й армией, по которой и
наносился этот удар, Радко Дмитриев, был связан приказом главной русс
кой
ставки "ни шагу назад". У
же совершенно разгромленным русским войскам
всё
же пришлось отойти, но при этом Радко Дмитриев нарушил приказ ставки.
Русская армия отошла за реку Сан и закрепилась на его правом берегу -
манёвр совершенно немыслимый в условиях второй мировой, в условиях
применения танков и авиации.
Германский генеральный штаб, видя сложившуюся благоприятную обстановку,
решил, что пришло самое время для осуществления своего двойного охвата.
Но в план была внесена существенная поправка - удары не были направлены
в глубокий тыл всех русских армий, клещи теперь должны были сомкнуться в
районе Люблина. Это было сделано по настоянию Гинденбурга. Известный
исследователь первой мировой войны Керсновский А. А, видел в этом
большую ошибку немцев.
Первые попытки прорвать русский фронт были предприняты с юга Макензеном
ещё 12 июня. 30 июня XII германская армия Гальвица перешла в наступление
на северном фланге, на Нареве. VIII германская армия Шольца наносила
вспомогательный удар на Ломжу. 6 июля русские армии начали о
тход за
Вислу, а 9 июля Макензен нанёс с юга встречный удар - началось
осуществление германского плана двойного охвата. 17 июля русс
кие войска
эвакуировали Люблин,
23 июля - Варшаву. Но русским армиям удалось выйти
из предполагаемого мешка, ситуация совершенно невозможная через двадцать
шесть лет, в "войне моторов". 1 июля Фельдмаршал Гинденбург
(главнокомандующий Восточным фронтом) нанёс вспомогательный удар в
Курляндии Неманской армией фон Белова. Развернулось Шавельское сражение,
стоившее русской армии потери всей Курляндии.
Обратите внимание на медленное, по сравнению с продвижениями второй
мировой, продвижение армий. Окончательно выйти из "польского мешка"
русским армиям удалось 9 августа, когда войска отошли за реку Бобр.
Отсутствие моторизации не давало возможности быстрого перехвата
ко
ммуникаций и обеспечивало беспрепятственный отход разбитым армиям.
Железные дороги позволяли своевременно перебрасывать войска из
угрожаемых районов. Танков ещё не существовало
, и наступающим немцам
перехватывать
железные дороги не было никакой возможности.
Русская ставка приняла решение об эвакуации населения западных областей
вглубь России. По дорогам, мешая продвижению войск, потянулись колонны
беженцев. Русская армия начала повсеместный отход, грозивший
превратиться в по
всеместное бегство. 23 августа царь сместил Верховного
Главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича и сам встал во
главе русских войск. Но наступление германских войск продолжалось ещё
целый месяц, пока
, в конце концов, не выдохлось. Германское
наступление
весны и лета 1915-го года стоили русской армии двух с
половиной миллионов человек (П
о утверждению А. А. Керсновского. В
примечаниях к его тексту редактор утверждает о трёх миллионах восьмистах
тысячах русских по
терь) и двух с половиной тысяч орудий. Я много
думал, как подвести общие итоги кампании 1915 года и решил привести
полностью объёмную цитату выдающегося исследователя первой мировой,
бывшего корпусного командующего генерала Зайончковского, а в заключении
привести свои соображения.
3. Решив обратить главный удар против Русского фронта, германское
главное командование вместе с тем признало необходимым отказаться от
применения шлиффеновской идеи глубокого охвата одного из флангов
Русского фронта. Фалькенгайн резко разошелся с Гинденбургом и
Людендорфом, которые требовали предоставления им еще зимой наибольших
подкреплений для охвата севернее Ковно -- на Вильну -- с целью отрезать
все армии русского Северо-западного фронта от внутренних областей,
источников снабжения и пополнения. Гинденбургу дано было лишь 4 корпуса,
при посредстве которых он мог разбить только одну 10-ю русскую армию и
уничтожить всего лишь 1 русский корпус.
4. Едва закончилась зимняя операция по освобождению Восточной Пруссии,
как Фалькенгайн переносит главный удар в Галицию и здесь организует
таран Макензена для прорыва Русского фронта между Вислой и Карпатами.
Здесь в период 50 дней германцы вытесняют русских из Галиции и на целый
год (до Брусиловского п
рорыва в 1916 г.) обеспечивают боеспособность
австро-венгерской армии.
5. После очищения Галиции от русских перед германцами открылись два
направления на Русском фронте, но Фалькенгайн вновь отказывае
тся от
шлиффеновского замаха в
глубь Русского фронта на Киев, а круто
поворачивает на север и на северо-восток для охвата только части русских
сил между pp. Висла и Буг, причем вновь сталкивается с Гинденбургом и
отклоняет его предложение отрезать русских с севера от Минска и прижать
их к Полесью. И уже на исходе летней кампании, когда русские армии
благополучно вышли из Польши, Гинденбургу удается захватить их "на
излете". Предпринимается лишенный стратегических последствий Свенцянский
прорыв. Русским армиям удается выйти из "польского мешка", уклониться от
охватывающего удара, остановить на меридиане Двинск -- Ровно вторжение
германцев и принудить их к зимнему позиционному сидению. [450]
6. В итоге летнего периода стратегия Фалькенгайна на востоке могла
записать себе крупный актив. Сравнительно легко германская армия
достигла крупных успехов, завоевав огромную территорию. Русской армии в
целом был нанесен непоправимый удар, но она еще могла держаться больше
года и успела окончательно добить австрийцев весной следующего года. Но
вместе с тем летняя кампания 1915 г., не подвинувшая Германию ни на шаг
к решению судьбы войны в благоприятном для нее смысле, обогатила главных
ее врагов -- Великобританию и Францию -- передышкой и дала им материальную
возможность не только выдержать в 1916 г. верденский удар, но и взять
Германию измором, чего так опасалась шлиффеновская стратегия...
8. Стратегическая мысль русского верховного командования, насколько она
проявилась в летнюю кампанию 1915 г., отличалась примитивностью и
расплывчатостью. Она жила фантазией, но не конкретным содержанием. С
одной стороны, перспектива операций в направлении на Берлин, но
обязательно через Восточную Пруссию, с другой -- тяга в Венгрию, к
Будапешту. Увлечение идеей вторжения в Венгрию выбивает у русского
главного командования реальную почву из-под ног и лишает его чувства
действительности. Оно не расстается с этим стремлением накануне
ошеломляющего удара Макензена. Попав под этот удар, оно сразу теряется и
противопоставляет ему нелепое желание не уступать ни шагу завоеванной
территории. На самом же деле Юго-западный фронт вынужден начать
непрерывное отступление со 2 мая и до сентября, причем ни разу не
удается организовать умелый контрудар.
9. Положительным образцом является операция по выводу русских армий из
Польши, обязанная до известной степени уменью Алексеева примениться к
шаблонным [451] формам германского оперативного искусства, которое
выражалось в том, чтобы охватить фланги, соединив это с прорывом на
фронте при участии мощной артиллерии. Но и Алексеев лишен был смелости
маневра и отводил войска только под ударом противника. Русские
военачальники не умели и считали конфузным прибегать к отступлению
заранее, как к форме маневра для образования ударной группы на фланге...
И. В конечном итоге летн
яя кампания 1915 г. не принесла Германии
решения войны в ее пользу. Русский фронт был отодвинут дальше на восток,
но с ним не было покончено. Русская армия была парализована лишь на
известное время. Не имея нужных средств, чтобы предпринять окончательный
удар на востоке, германское главное командование обратилось осенью 1915
г. к операции против Сербии с тем, чтобы прочнее связаться с только что
примкнувшей к Центральному союзу Болгарией, прийти на помощь Турции и
заставить Румынию покончить, наконец, с колебаниями...


Если применить выводы Зайончковского к нашей теме, то следует отметить,
что германской армии в 1915 году предстояло решить конечную цель всей
войны - приобретение жизненного пространства на востоке. Вернее
, ей
предстояло решить первую задачу всей задуман
ной цели - разгромить русскую
вооружённую силу. Армия Второго рейха справиться в 19
15 году с этим не
смогла, но создала для этого серьёзные предпосылки, выйдя на линию
Западная Двина - Пинск - Дубно - Новоселицы. Русская армия потеряла
важнейшие железнодорожные развязки (Вильно, Барановичи, Ковель) и уже не
смогла до самого конца войны, до своего поражения, исправить ситуацию.
Были утеряны Курляндия, Литва, вся Польша, Западная Белоруссия, Западная
Украина (Галиция). Интересное событие - царь Николай II, принимая
командование всей русской армией, объединил все русские армии западного
театра в три фронта: Северный, Северо-западный и Юго-Западный. Именно
такое название получили эти направления и в 41-ом году, через двадцать
шесть лет.
Переходя к следующему периоду нашего исследования, я хочу напомнить
уважаемому читателю фразу Мольтке начала девяностых годов девятнадцатого
столетия, в которой он высказал мысль о большой продолжительности войны,
которую может вести современное государство. Продолжительность войны
зависит от промышленного потенциала страны, от её индустриальной мощи. К
1917 году Россия полностью истощила свой потенциал и совершенно не могла
продолжать масштабную войну. Русская промышленность неимов
ерным
напряжением смогла более-
менее наладить выпуск необходимого военного
снаряжения, но военные расходы легли тяжелейшим бременем на широкие
народные массы. В условиях глубокого классового разделения в стране
быстро возникла революционная ситуация. В условиях второй мировой, в
бесклассовом обществе, тяжёлые социальные условия лишь сплачивали народ
против главного виновника наступившего бедствия - против внешнего врага.
Но в условиях глубоких социальных разногласий начала ХХ века тяжёлые
испытания вызвали социальный взрыв, взрыв, давно зреющий в русском
обществе.
Как мы помним, немцы ставили себе целью уничтожение русской вооружённой
силы. К концу ноября русская вооружённая сила стала разваливаться сама
собой, без внешних воздействий. Сейчас модной стала точка зрения,
согласно которой революцию в России организовал германский Большой
Генеральный штаб. Он де, отправил Ленина в запломбированном вагоне из
Швейцарии в Россию, снабдил большевиков деньгами и т
.д. Тут можно
добавить в том же духе: обеспечил большевикам всенародную поддержку,
заставил народ отвергну
ть Временное правительство... Уже сейчас
очевидна вся несостоятельность подобных утверждений. Революции зреют
десятилетиями и происходят из-за неразрешимых социальных противоречий, а
не благодаря деятельности какого-либо одного политического деятеля. Так
или иначе, российская армия, стоящая перед германскими войсками начала
разваливаться сама собой, без каких-либо сильных ударов немецких армий.
Современные ревизионисты истори
ки пытаются представить развал армии как
следствие большевистской агитации. Но почему-то забывается, что
большевики отнюдь не одни заседали в тогдашних полковых и батальонных
советах. Огромное влияние на солдат оказывали эсеры со своим лозунгом
"Земля - крестьянам". Именно этот лозунг вырывал огромные массы крестьян
из действующей армии, они торопились домой, к начавшемуся дележу
помещичьей земли. Уже в конце ноября немецкое командование начало
перебрасывать свои войска на западный фронт, оставляя на востоке
небольшое количество дивизий. В декабре советское правительство было
вынуждено начать официальную демобилизацию. Некоторую надежду большевики
возлагали на начавшееся в Германии революционное брожение. А планы
немцев на 1918 год были строго наступательными. На востоке они
планировали захватить Москву и Петроград, навязать России
соответствующий мирный договор, признающий ан
нексию. Уже чувствуя
неспособность Германии долго продолжать войну, германский генеральный
штаб небезосновательно решил, что настал самый подходящий момент для
нанесения последнего удара по истощённой России. Ещё 20 ноября 1917 года
начались мирные советско-германские переговоры
, на которых советская
сторона старалась всячески затянуть окончательное
подписание мирного
договора. (В
ременное перемирие с немцами было достигнуто уже 15 декабря
1917 года). Советская сторона уже видела признаки грядущей революции в
Германии и надеялась на такое же крушение германской военной силы, какое
только что произошло с военной силой русской. Но это расходилось с
планами кайзеровской ставки закончить войну в 1918 году. Поэтому
вероломно нарушив подписанное в декабре перемирие, 18 февраля 1918 года
германские, австро-венгерские и турецкие армии начали общее наступление
по всему фронту. Только Германия выставила для этого наступления 39
дивизий. Сегодняшний читатель почти ничего не знает об этом наступлении,
а ведь по своему размаху его можно сравнить с наступлением 22 июня
1941-го года. Но серьёзное отличие между ними было в том, что в 1918
году немцы почти не встречали сопротивления. Один немецкий офицер назвал
это наступление "железнодорожной войной", намекая на беспрепятственное
продвижение немецких войск по железной дороге.
 Подытожим всё вышесказанное. Новое российское правительство было
вынуждено заключить с Германией прелиминарный мир и начать
демобилизацию. (Требование мира было в политической программе
большевиков. Это требование дало им миллионы сторонников в истерзанной
войной стране). Возникла следующая ситуация: германские войска
продолжали стоять в боевой линии, но русских войск перед ним
и уже не
было - они просто разъ
ехались по домам. От решения конечной цели войны -
захвата территории на востоке - немцев отделял лишь один Брест-Литовский
предварительный договор об окончании боевых
действий. И Германия не
колеб
лясь нарушила его! Формальным поводом явилось затягивание
переговоров русской делегацией. (Позже официальные советские историки
сваливали всю вину за затягивание переговоров на главу русской делегации
- на Троцкого). Пользуясь формальным поводом, германские войска начали
захват русской территории.
Уже 19 февраля Ленин послал телеграмму германскому правительству о
готовности подписать мир на германских условиях, но немцы продолжали
продвигаться. 21 февраля был захвачен Минск, в этот же день Ленин
обратился к народу с воз
званием: "Социалистическое отечество в
опасности!", началось формирование новой русской армии, названой
"красной
". 25 февраля были захвачены Талин и Псков, но на петроградском
направлении немцы столкнулис
ь с возрастающим сопротивлением появившейся Красной армии. 1 марта кайзеровские войска вошли в Киев, вместе с ними вошла изгнанная в феврале Центральная рада. (Здесь необходимо сделать некоторые пояснения. В ноябре 1917-го в Киеве был созван съезд советов, провозгласивший правительство Центральной рады. Большевики не признали это правительство и уехали в Харьков, где признали правительство Ленина. В Харькове были сформированы вооружённые отряды, которые под командованием Антонова-Овсеенко 9 февраля 1918-го года заняли Киев).Войска Центральной рады воевали совместно с немецкими войсками. Но на петроградском направлении германские армии потерпели неудачу и были остановлены. Кайзеровская ставка, опасаясь очередной затяжной войны на востоке уже с новой, революционной армией,
согласила
сь на предложение Ленина подписать мир. 3 марта мир был
подписан, но
, несмотря на остановку германских армий, советской стороне
пришлось согласиться на тяжёлые условия. От России были о
тторгнуты
Украина, почти вся Белоруссия, Приба
лтика. Грузинское правительство (к
тому времени Грузи
я заявила о своей независимости) пригласило германские
войска на свою территорию - в Грузию прибыла немецкая кавалерийская
бригада. К тому же немцы уже после подписания мира заняли Крым. Подводя
итоги этого германского наступления, приходиться признать, что
германским армиям удалось решить задачу, поставленную
перед ними германскими политиками - правительство России пошло на переговоры с немцами и выполнило все их условия. Но Германии недолго пришлось пользоваться
плодами своих побед.
Конечной целью войны, как мы помним, для Германии был захват территории
на востоке. Но в 1918-ом году планируя захват Украины, германский
генеральный штаб имел целью не столько собственно а
ннексию, сколько
захват необходимых для продолжения войны плодородных земель - с началом
войны урожай в Германии сократился на 60%, вызывая недостаток
продовольствия. Но, захватив Украину, немцы поняли, что своей цели
-
захвата новых продовольственных ресурсов
- они не добились. Затраты на
украинский хлеб были чрезмерно высоки
, и Германия так и не смогла
побороть продовольственный кризис. Можно привести небольшой, но о многом
говорящий пример - немцам пришлось держать в оккупированной Украине 40
дивизий.
26 мая 1918 года в Челябинске началось восстание чехословацкого корпуса,
чехословаки захватили город. Официальная советская история считает 26
мая началом гражданской войны в России. Германская империя прожила чуть
дольше Российской - ровно на год. 9 ноября кайзер Вильгельм II был
свергнут, а 11 ноября Германия подписала Компьенское перемирие. Боевые
действия закончились.
Одним из пунктов Компьенского соглашения был пункт а
ннулирования
Брестского мира и вывода германских войск с территории бывшей российской
империи. Но войска Антанты вскоре сами вторглись на эти территории. Уже
в марте 1918 года английский воинский контингент численностью 2 тысячи
штыков высадился в Архангельске
. Англичане объясняли это намерением
противодействовать германским экспансионистским устремлениям, но
непонятно, как это могли сделать 2 тысячи десантников. Скорее это была
попытка ан
гличан захватить Архангельск, этот давний конкурент Англии в северной торговле. Вскоре в Архангельске высадились войска и других участников
Антанты - Франции и США. 16 марта в Лондоне Военный совет Антанты принял
решение о высадки американских и японских войск (Япония являлась
участником Антанты) на Дальнем Востоке. Японские войска насчитывали до
70 тысяч человек. В августе действовавшие в Месопотамии английские армии
под началом генерала Денстервиля вторглись в Закавказье и заняли Баку.
Местное советское правительство было свергнуто, а многие его участники

расстреляны (26 бакинских ком
иссаров). Осенью англичане были выбиты из
Баку турецкой армией, занявшей город и учинившей там резню армян и
русских. Летом 1918 года оккупационным войскам как центральных держав,
так и войскам Антанты их правительствами была дана директива активно поддерживать антибольшевистские силы. Это была старая тактика англичан, применявшаяся ими ещё во время англо-бурской войны.
Войска интервентов старались сами не вступать в боевые действия, но
всячески поддерживали войска сотрудничавших с ними местных режимов. Тем
не менее, в конце лета англо-американцы повели наступление на севере
европейской России, на Вологду. Союзники продвигались по Северной Двине,
занимая богатые лесом
(традиционным экспортным товаром) районы русского Севера. Одновременно было оказано всяческое содействие южной
Добровольческой армии белых и отрядам Краснова. Но этот натиск был
остановлен Красной армией. В связи с поражением Германии в мировой войне
13 ноября ВЦИК объявил Брестский мир уничтоженным "во всех пунктах".
Тогда же Ленин указывал на необходимость сосредоточить на наших западных
границах армию численностью до трёх миллионов человек. Центральные
державы начали вывод своих войск из России. Теперь одних хищников
сменяли другие - страны победившей Антанты.
18 декабря 1918 года французские войска начали высадку в Одессе, Крыму,
Херсоне и Николаеве. К ним примкнули местные украинские сепаратисты и
белогвардейцы. Начались бои с Красной Армией. Интересно, что Франция,
претендующая, вслед за Германией, на континентальное первенство,
устремилась именно на Украину, опять же, вслед за Германией. Французский
премьер Клемансо 27- го октября 1918 г. дал директиву французским
войскам вступать в боевые действия с Красной Армией. Но уставшая
французская армия, встретившись с ожесточённым сопротивлением, воевать
не желала. 19 февраля 1919 года на французских кораблях начался бунт.
Одновременно французские части начали отходить под натиском Красной
Армии и отрядов её тогдашнего союзника - атамана Григорьева. 5 апреля
интервенты эвакуировали Одессу, 30 апреля - Крым.
Но к тому времени белогвардейцы, до сих пор разобщённые, начали
объединяться. Деникин признал верховенство Колчака и обязался
координировать с ним
свои действия. Сам Колчак ещё 19 января подписал
с представителями Антанты договор, по которому обязался согласовывать
свои действия с директивами заграничных правительств. Англия, Франция,
США, другие союзные страны поставили Колчаку 700 тыс. винтовок, 3650
пулемётов, миллионы патронов, другое военное снаряжение. К весне 1919
года войска изготовившихся на границах Советской России интервентов и
белых насчитывали более миллиона человек. Впоследствии советские
историки назовут начавшийся натиск
"первым походом Антанты".
В
декабре восемнадцатого английские корабли вошли в Балтийское море
и начали морскую войну с нашим Балтийским флотом. Летом 1919 после ряда
чувствительных ударов (1 сентября 1919 большевистская подводная лодка
"Пантера" потопила британский миноносец "Витториа". 4 сентября 1919
подорвался на мине и затонул британский миноносец "Верулам".) английские корабли убрались восвояси. Из Прибалтики на Петроград
наступал генерал Юденич, с юга - Деникин. Но Красная Армия отразила все
эти наступления
и интервенты стали всерьёз задумываться о прекращении
помощи антибольшевистским силам. Страны Антанты были совершенно истощены
четырёхлетней войной, их войска не хотели воевать.
Иностранные правители посчитали, что затраты на интервенцию значительно
превысят предполагаемую выгоду. Ранее с этим столкнулась Германия. Вот
что сказал премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж военному министру
Черчиллю 30 августа 1919 г.
"Мы уже потратили в этом году на Россию более 100 миллионов фунтов. Мы
посылали туда несколько превосходных воинских частей. В начале этого
года рисовались
"великие перспективы" освобождения Москвы. Мы оказали
помощь адмиралу Колчаку, насколько это было в наших силах... Теперь
освободительная армия, точнее ее остатки, откатывается к Омску... В этом
совершенно нет нашей вины... Мы выполнили все обещания, данные нами
Деникину и Колчаку. Мы не давали никаких обещаний Юденичу, и я надеюсь -
не дадим и в будущем. Народ Британии не потерпит швыряния очередных
миллионов фунтов на глупые военные мероприятия."
  
Но страны Антанты ещё помогали "чёрному барону" Врангелю в 1920 году.
Поддержанная Великобританией Польша начала полномасштабную сухопутную
войну с молодой Советской Россией, ей даже удалось отхватить часть
российской территории. Однако все эти потуги можно рассматривать лишь
как действия по инерции. Основную свою задачу - подчинить российскую
политику своим интересам и захватить ресурсы России - страны Антанты не
смогли. Точно так же, как и ранее Германия не смогла освоить захваченные
Российские территории.
   (Вторжением с запада можно назвать польское наступление 1919 - 1920 годов. На мой взгляд здесь можно говорить не о вторжении, а о войне за традиционное влияние в Центральной Европе двух давних соперников. Примечательно, как вела себя польская армия на захваченных восточных территориях. Почти во всех оккупированных городах произошли еврейские погромы, а в Вильнюсе поляки устроили недельную кровавую вакханалию, истребив несколько сотен мирных граждан).
   Ещё одним итогом советско-польской войны 1920-го года стало определение оборонительной концепции Советской России. Все двухсотлетние усилия российской внешней политики прошли даром, и на западе образовались весьма недружелюбно настроенные страны. Было очевидно, что в случае войны они смогут выставить армию общей численностью 100 - 120 дивизий. 13-го февраля 1921 года главком Красной Армии Каменев направил командующему всеми вооружёнными силами Украины и Крыма Фрунзе директиву N 803, в которой указывал, что "военно-политическая обстановка на западных границах РСФСР, возможно, в ближайшее время поставит Красную Армию снова перед вооруженной защитой границ РСФСР... после выступления белогвардейских формирований и армии Врангеля в вооружённую борьбу вступят с нами армии соседних с нами на западе государств Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Румынии". Через двадцать лет на западных границах нашей страны вместо шести слабых государств появится одно сильное: так называемый Третий Рейх.
   26 мая 1920-го года в Лондон прибыла советская делегация во
главе с Красиным для ведения переговоров о возобновлении торговли.
Англичане, как истинно морская нация, ставившая выгоду прежде всего,
сразу же эту самую выгоду и почувствовали. Зачем отправлять в далёкую
Россию усталые войска, зачем оказывать финансовую помощь белым, если
можно торговать с новым русским правительством и получать неплохую
выгоду?! Немного отвлечёмся. В 1912 году Российская империя поставляла
одну четверть всего европейского зерна. Причём Россия торговала хлебом
по явно невыгодным для себя ценам, но ничего поделать не могла, так как
других товаров, пользующихся спросом на европейском рынке, страна не
имела, а валютные запасы ей были необходимы. Теперь большевики, которым
ещё более была необходима валюта, продолжили такую торговлю
.
Впоследствии, с началом инду
стриализации, когда нужда в валюте была
огромной, торговля зерном возросла многократно, вызвав жуткий голод на
Украине и в Российском Черноземье. На выметенное из крестьянских амбаров
зерно были куплены иностранные станки, приборы, прочее оборудование. В
общем всё, что позволило создать собственную тяжёлую, в том числе
военную, индустрию.
Ллойд Джордж ещё в
1919 году сказал, что ему неприемлемы обе России -
Россия Ленина и Россия Деникина, но
, после окончания гражданской войны,
Великобритании, другим странам з
апада, принять Россию Ленина всё же
пришлось - с сильным невозможно не считаться. Но Запад не смирился с
существованием новой
сильной русской державы, совершенно
вышедшей из-под какого-либо контроля. Теперь нашу
страну оказалось невозможно контролировать. Торговля зерном проводилась "большевиками" только исходя из собственных интересов, оказать какое-либо политическое давление на СССР было невозможно, странам запада оставалось лишь строить тайные планы.
Межвоенный период вообще ещё мало исследован в плане раскрытия всех
тайных дипломатических переплетений. В советские времена историки
говорили лишь о намерениях Запада уничтожить СССР, сейчас больше говорят
о сотрудничестве Сталина с Гитлером. Дело в том, что история тридцатых
годов уже может непосредственно влиять на современ
ную политику. Поэтому правители крайне неохотно открывают архивы тех лет.
Например
, в нашей стране очень мало знают о совместном англо-французском
военном плане нападения на СССР. О нём крайне скупо упоминали советские
историки. Прежде чем ознакомиться с этим планом по советским скудным
источникам, напомню общую обстановку тех лет.
После прихода к власти Гитлера правительства Англии и Франции всячески
старались направить его агрессивные устремления на восток, на СССР.
Гитлер же в своё время, как умелый игрок удачно "сыграл" на
предсказуемом антисоветском поведении вышеупомянутых правительств и
мастерски сумел отхватить себе большие куски в виде Австрии,
Чехословакии, Польши. Надо сказать, что Великобритания буквально грезила
о
б уничтожении СССР. Англичане помогали китайцам в их агрессии 1929-го
года на КВЖД, о
казывали военную и финансовую помощь так называемым
буферным с СССР государствам - Чехословакии, Польше, Финляндии, Румынии...
После разгрома
гитлеровцами Польши английское правительство не уставало предпринимать попытки направить немецкую агрессию дальше на восток. Но немцы мыслили более широко и хорошо помнили уроки первой мировой войны - безнадёжности войны на два фронта. Поэтому Гитлер всё же предпочёл перед
началом широкомасштабного похода на восток расправиться с Францией. Мы ещё
коснёмся этой темы. А сейчас давайте посмотрим, чем занимались военные
ведомства Великобритании и Франции перед самым германским вторжением во
Францию, в самом начале тысяча девят
ьсот сорокового года.
Прежде всего напомню о так называемой концепции командующего
итальянскими ВВС авиационного генерала Дуэ. Он выдвинул идею
широкомасш
табного воздушного наступления на вражескую страну и разрушения
этой страны с воздуха. При этом он считал, что авиация сможет
самостоятельно решить задачу разгрома неприятельской страны.
Отметив
это, продолжим по порядку излагать события самого начала второй мировой
войны. В конце ноября 1939-го года началась война между СССР и
Финляндией. Во всех европейских странах началась широкая кампания
оказания всяческой помощи финнам. После начала войны Маннергейм получил
из-за границы 350 самолётов, 1500 орудий, 6000 пулемётов, много другого
вооружения и оборудования. Причём итальянские бомбардировщики
беспрепятстве
нно перелетали через Францию и Швецию перед посадкой в
Хельсинки. Можно сказать, что вся Европа встала на сторону Финляндии во
время этой войны. Даже воюющие между собой Германия и Франция быстро
нашли общий язык и совме
стно поставляли оружие финнам. 20 декабря
1939-го года в Финляндию прибыл полковник французского генерального
штаба Ганеваль для выяснения возможности непосредственного участия
французских войск в боевых действиях. А 19 января 1940-го года
французский премьер Даладье направил французскому главнокомандующему
Гамелену следующее письмо: "Прошу генерала Гамелена и адмирала Дарлана
разработать памятную записку о возможном вторжении с целью уничтожения
русских месторождений нефти".
(Как раз в этот день Гитлер назначил
командиров корпусов
для армии вторжения во Францию). Штаб Гамелена
рассматривал два варианта вторжения на Кавказ - сухопутное вторжение и
атака с воздуха. Ввиду сложных природных условий и предполагаемого
сопротивления РККА был избран "воздушный" вариант. Считалось, что СССР
имеет крайне слабую авиацию, а посему авиация союзников легко справится
с поставленной задачей. (На самом деле союзники ошибались. Уже в начале
1940-го года Советский Союз располагал мощной авиационной
промышленностью. Данное заблуждение следует вмен
ить плохой разведке
союзников)
. В оперативном плане, разработанном штабом французских
военно-воздушных сил в апреле 1940 года указывалось: "Франко-английское
воздушное нападение на кавказскую нефть будет направленно исключительно
на предприятия по рафинированию нефти и портовые сооружения Батума,
Поти, Грозного, Ба
ку. Можно считать, что в течение первых шести дней
будет разрушено 30 - 35% предприятий по рафинированию нефти и портовых
сооружений Батума. Материальная часть, предназначаемая для нападения,
будет включать 90 - 100 самолётов, в том числе 6 французских авиагрупп и
3 анг
лийские эскадрильи. Французские авиагруппы должны быть подготовлены
таким образом, чтобы они могли находиться в
готовности для атаки Баку в
назначе
нный срок. Эти отряды должны состоять из двух групп самолётов
типа "Фарман - 221" и четырёх групп "Гленн Мартин", которые должны иметь
запасные баки с горючим. В каждый вылет они смогут сбросить в общей
сложности 70 т бомб на 100 разведанных очистительных заводов" (По книге
Д. Проэктора "Блицкриг в Европе", сам автор ссылается на Архив МО СССР,
ф.6598, оп.725167, д.113, л.26)
. Ещё 22 февраля 1940-го года в Париже
разработали и приняли окончательную концепцию плана нападения - плана
"Баку". 24 февраля Гитлер подписал окончательный вариант плана "Гельб",
плана разгрома Франции. Осуществление плана "Баку" было назначено на
конец июня - начало июля 1940-го года и лишь удачное осуществление
"Гельба" сорвало воздушное вторжение. Это необходимо знать сегодняшним
критикам "пакта о ненападении" между СССР и Германией.
Давайте подытожим вышесказанное. Западные страны, вторгаясь на Кавказ,
ставили себе традиционную для них задачу захвата ресурсов.
Среди
политических задач
приоритетной была задача вытеснения России с
политического пространства Европы. Кроме того, в плане говорилось
следующее: "Операции союзников против русского нефтяного района на
Кавказе могут иметь целью... отнять у России сырьё, которое необходимо ей
для хозяйственных нужд, и таким образом подорвать мощь Советской
России". Как мы видим, союзники уже ставили цель "подрыва мощи". В
полити
ческих целях планов вторжения такое было озвучено впервые, и это
свидетельствовало о возросшей мощи СССР и о страхе перед ним. Англия,
помня уроки интервенции двадцатых годов, разрабатывая этот план
, решила
не рисковать жизнями своих солдат, а сыграть на якобы технической
отсталости СССР в авиации (повторюсь, что это было заблуждением).
Впоследствии английские политики и военные в полной мере используют
теорию Дуэ в 43 - 45 годах, нещадно разрушая Германию с воздуха.
Уже после вторжения Германии в Советский Союз Черчил
ль предлагал Сталину
ввести на Кавказ 20 британских дивизий (План "Велвет"), но это уже
следует рассматривать как наивную попытку обмануть Сталина, а не
серьёзный план нападения на Кавказ. Но расписани
е движения этих дивизий
уж
e было готово.
   Итак, мы подошли к самой драматичной части нашего повествования, к плану
"Барбаросса".
В последнее время появилось множество публикаций историков-ревизионистов
,
в которых они вполне серьёзно утверждают, что наступательную войну,
дескать, готовили вовсе не немцы, а русские. При этом
приводятся даже какие-то
якобы научные
доказательства.
   Спорить с такими утверждениями бессмысленно, так как бред неопровергаем,
но привести две цитаты из Майн кампф я всё же осмелюсь.
"Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей
немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к
тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад.
Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и на запад
Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий,
расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой
политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике
завоевания новых земель в Европе.
Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем
иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные госуда
рства,
которые ей подчинены.
   Пока нашему государству не удалось обеспечить каждого своего сына на
столетия вперед достаточным количеством земли, вы не должны считать, что
положение наше прочно. Никогда не забывайте, что самым священным правом
является право владеть достаточным количеством земли, которую мы сами
будем обрабатывать. Не забывайте никогда, что самой священной является
та кровь, которую
мы проливаем в борьбе за землю".
Куда денутся прежние хозяева восточных земель, в гитлеровском опусе не говорится. А вот ещё одна цитата всё из того же источника, которая как бы предвосхищает события конца тридцатых, начала сороковых годов.
"Нам нужна не западная ориентация и не восточная ориентация, нам нужна
восточная политика, направленная на завоевание новых земель для
немецкого народа. Для этого нам нужны силы, для этого нам нужно прежде
всего уничтожить стремление Франции к гегемонии в Европе, ибо Франция
является смертельным врагом нашего народа, она душит нас и лишает нас
всякой силы. Вот почему нет той жертвы, которой мы не должны были бы
принести, чтобы ослабить Францию. Всякая держава, которая как и мы
считает для себя непереносимой гегемонию Франции на континенте, тем
самым является нашей естественной союзницей. Любой
путь к союзу с такой
державой
для нас приемлем."
  
Напомню, что Гитлер написал свою книгу в 1924-ом году.
  
   При планировании широкомасштабного сухопутного вторжения в СССР гитлеровские стратеги столкнулись с одним весьма неприятным нюансом: между Украиной и Белоруссией, с востока на запад простиралась сильно заболоченная полоса - Припятские болота. Река Припять и окружающие её огромные болота делили всю предполагаемую полосу советско-германского фронта на две части. Соответственно, вся армия вторжения разделялась на две изолированные группировки, почти не взаимодействующие между собой. Первоначальные наброски плана нападения на СССР появились в штабе ОКХ ещё в середине лета 1940-го года. План, составленный генералом Марксом, предполагал наступление на Ленинград и Москву, ограничившись на юге "демонстрациями" и обороной. Слабым местом этого плана было недооценка силы советской группировки, сосредоточенной на Украине. Настоящий план "Барбаросса" был разработан в течение осени сорокового года, в нём предполагалось наступление уже на всех трёх стратегических направлениях. Как казалось разработчикам "Барбароссы", Вермахт сумеет преодолеть Припятские болота.
   Давайте посмотрим, как решали "припятскую проблему" предшествующие
"культур
трегеры".
Наполеон действовал лишь на центральном направлении, ограничившись на
юге лишь демонстрационными действиями австрийского корпуса. По сущест
ву
"демонстрировал" он и на севере
, прикрывая свой стратегический левый фланг.
Генерал Маркс выбрал
похожую схему, изменив лишь образ действий на
севере:
вместо "демонстрации" Маркс предполагал широкомасштабные боевые
действия. В первую мировую войну Генеральный штаб кайзеровской армии
предполагал лишь уничтожение русских войск, предполагалось, что
последующие задачи будут лежать в политической плоскости. Для этого
Гинденбург разработал план широкомасштабного двустороннего охвата
русских армий с последующим их уничтожением. Так как русские войска
противостояли германским в основном в Польше, довольно далеко от
знаменитых болот, то кайзеровские штабисты по существу и не столкнулись
с
"Припятской проблемой". Предполагаемое соединение южной и северной
германских "фаланг" должно было состояться в районе Люблина и
Брест-Литовска.
Теперь же, когда перед германской армией была поставлена задача захвата
обширной территории, ОКХ столкнул
ось со сложнейшей проблемой разделения
германских войск на южную и северную стратегические группировки.
Гитлеровцы надеялись решить её быстрым продвижением наступающих
группировок и их соединением уже з
а линией Днепра. То есть проблема
стала решаемой благодаря техническому прогрессу. Германия могла
рассчитывать на победоносное окончание войны только в том случае, если
эта война будет быстротечной. Следовательно, быстрое продвижение ударных
группировок стало необходимым условием победоносного окончания всей
кампан
ии - решение "припятской проблемы" было неразрывно связано
с удачным окончанием войны. О том, как гитлеровские стратеги
намеревались решить проблему постоянного расширения театра боевых
действий вследствие продвижения войск вглубь территории, я напишу ниже.
Итак, Гитлер отверг первоначально предложенный план
генерала Маркса. Тридцать первого июля тысяча девятьсот сорокового года на совещании в своей ставке в Бергхофе Гитлер прямо поставил перед своими генералами задачу разработки плана нападения на СССР. Уже первого августа Гальдер (начальник штаба ОКХ) приступил к выполнению задания. Одновременно штаб оперативного руководства всеми вооружёнными силами (ОКВ) начал разработку своего варианта плана. Но главная работа проводилась всё же в ОКХ. "План Маркса" был основательно переработан и представлен Гитлеру 5 декабря 1940 года. Основным
разработчиком этого плана был первый заместитель начальника штаба ОКХ
Паулюс, впоследствии капитулировавший в Сталинграде со своей Шестой
армией.
5 декабря план (начальник штаба ОКХ Гальдер представил его как план
"Отто") тщательно обсуждался и был одобрен Гитлером. 18 декабря под
новым названием он вышел уже как директива войскам. Директива N21, план
"Барбаросса".
Ниже я привожу директиву N21 полностью, а потом постараюсь
её
проа
нализировать


   Директива 21. План "Барбаросса".
  
   Директива N 21 План "БАРБАРОССА"
   Фюрер и Верховный главнокомандующий Вооруженными силами
   Верховное главнокомандование Вооруженных сил
   Штаб оперативного руководства
   Отдел обороны страны
   N 33408/40
  
   Ставка фюрера
   18 декабря 1940г.
   9 экземпляров
   Экз. N 1
   Совершенно секретно
   Только для командования.................................................................................
   Германские Вооруженные силы должны быть готовы вы разбить Советскую
   Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена
   война против Англии. (Вариант "Барбаросса".)
  
   Сухопутные силы должны использовать для этой цели все находящиеся в их
   распоряжении соединения, за исключением тех, которые необходимы для
   защиты оккупированных территорий от всяких неожиданностей.
  
   Задача Военно-воздушных сил -- высвободить такие силы для поддержки
   Сухопутных войск при проведении Восточной кампании, чтобы можно было
   рассчитывать на быстрое завершение наземных операций и, вместе с тем,
   ограничить до минимума разрушение восточных областей Германии вражеское
   авиацией. Однако эта концентрация ВВС на Востоке должна быть ограничена
   требованием, чтобы все театры военных действий и районы размещения нашей
   военной промышленности были надёжно прикрыты от налетов авиации
   противника, и наступательные действия против Англии, особенно против ее
   морских коммуникаций, отнюдь не ослабевали.
  
   Основные усилия Военно-морского флота должны и во время Восточной
   кампании, безусловно, сосредоточиваться против Англии.
  
   Приказ о стратегическом развертывании Вооруженных сил против Советского
   Союза я отдам, в случае необходимости, за восемь недель до намеченного
   срока начала операции.
  
   Приготовления, требующие более продолжительного времени, если они еще не
   начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15.05.41 года.
  
   Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть
   не были распознаны.
  
   I. ОБЩИЙ ЗАМЫСЕЛ
  
   Основные силы русских Сухопутных войск, находящиеся в Западной России,
   должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого,
   быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск
   противника на широкие просторы русской территории должно быть
   предотвращено.
  
   Путем быстрого преследования должна быть достигнута линия, с которой
   русские Военно-воздушные силы будут не в состоянии совершать налеты на
   имперскую территорию Германии.
  
   Конечной целью операции является создание заградительного барьера против
   Азиатской России по общей линии Волга -- Архангельск. Таким образом, в
   случае необходимости последний индустриальный район, остающийся у
   русских на Урале, можно будет парализовать с помощью авиации.
  
   В ходе этих операций русский Балтийский флот быстро потеряет свои базы и
   окажется, таким образом, не способным продолжать борьбу. Эффективные
   действия русских Военно-воздушных сил должны быть предотвращены нашими
   мощными ударами уже в самом начале операции.
  
   II. ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ СОЮЗНИКИ И ИХ ЗАДАЧИ
  
   1. В войне против Советской России на флангах нашего фронта мы можем
   рассчитывать на активное участие Румынии и Финляндии. Верховное
   главнокомандование Вооруженных сил в соответствующее время согласует и
   установит, в какой форме вооруженные силы обеих стран при их вступлении
   в войну будут подчинены германскому командованию.
  
   2. Задача Румынии будет заключаться в том, чтобы отборными войсками
   поддержать наступление южного фланга германских войск, хотя бы в начале
   операции, сковать противника там, где не будут действовать германские
   силы, и в остальном нести вспомогательную службу в тыловых районах.
  
   3. Финляндия должна прикрывать сосредоточение и развертывание отдельной
   немецкой северной группы войск (части 21-й армии), следующей из
   Норвегии. Финская армия будет вести боевые действия вместе с нашими
   войсками. Кроме того, Финляндия будет ответственна за захват полуострова
   Ханко.
  
   4. Следует считать возможным, что к началу операции шведские железные и
   шоссейные дороги будут предоставлены для использования немецкой группе
   войск, предназначенной для действий на севере.
  
   III. ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИИ
  
   Сухопутные силы. (В соответствии с оперативными замыслами доложенными
   мне).
  
   Театр вооруженных действий разделяется Припятскими болотами на северную
   и южную части. Направление главного удара должно быть подготовлено
   севернее Припятских болот. Здесь следует сосредоточить две группы армий.
  
   Южная из этих групп, являющаяся центром общего фронта, имеет задачу
   наступать особо сильными танковыми и моторизованными соединениями из
   района Варшавы и севернее ее с целью раздробить силы противника в
   Белоруссии, Таким образом будут созданы предпосылки для поворота мощных
   частей подвижных войск на север, с тем чтобы во взаимодействии с
   северной группой армий, наступающей из Восточной Пруссии в общем
   направлении на Ленинград, уничтожить силы противника, действующие в
   Прибалтике. Лишь после выполнения этой неотложной задачи, за которой
   должен последовать захват Ленинграда и Кронштадта, следует приступить к
   операции по взятию Москвы -- важного центра коммуникаций и военной
   промышленности... Только неожиданно быстрый развал русского
   сопротивления мог бы оправдать постановку и выполнение этих обеих задач
   одновременно...
  
   Группе армий, действующей южнее Припятских болот, надлежит посредством
   концентрированных ударов, имея основные силы на флангах, уничтожить
   русские войска, находящиеся на Украине, еще до выхода последних к
   Днепру.
  
   С этой целью главный удар наносится из района Люблина в общем
   направлении на Киев. Одновременно находящиеся в Румынии войска форсируют
   р. Прут в нижнем течении и осуществляют глубокий охват противника. На
   долю румынской армии выпадет задача сковать русские силы, находящиеся
   внутри образуемых клещей...
  
   IV
  
   Все распоряжения, которые будут отданы главнокомандующими на основании
   этой директивы должны совершенно определенно исходить из того, что речь
   идет о мерах предосторожности на тот случай, если Россия изменит свою
   нынешнюю позицию по отношению к нам. Число офицеров, привлекаемых для
   первоначальных приготовлений, должно быть максимально ограниченным.
   Остальных сотрудников, участие которых необходимо, следует привлекать к
   работе как можно позже и знакомить только с частными сторонами
   подготовки, необходимыми для исполнения служебных обязанностей каждого
   из них в отдельности. Иначе имеется опасность возникновения серьезнейших
   политических и военных осложнений в результате раскрытия наших
   приготовлений, сроки которых ещё не назначены.
  
   V
  
   Я ожидаю от господ главнокомандующих устные доклады об их дальнейших
   намерениях, основанных на настоящей директиве
  
   Адольф Гитлер
  
   Верно: капитан Энгель.................................................................. .....................
  
Итак, впервые западная держава поставила себе целью захват территории
всей европейской России
, и её последующую аннексию. Сделать это
предполагалось с помощью новейших военных достижений - танковых дивизий.
Эти дивизии имелись в то время только в Германии, в остальных странах
такой организации вооружённой силы не было. В СССР в сороковом году были
созданы мехкорпуса - неповоротливые соединения, слабо обеспеченные
артиллерией и автотранспортом. Число танков в таких корпусах доходило до
тысячи, что делало соединение трудно управляемым. К тому же экономика
Советского Союза работала с большим надрывом, стараясь успеть за
короткий срок вывести свою армию на современный уровень. На решение
многих проблем денег попросту не было. Их не хватало на обеспечение
танковых соединений автотранспортом и радиостанц
иями, не хватало на
проведение широкомасштабных
манёвров.
  
В РККА имелась ещё одна очень большая проблема - недостаток командных
кадров. Как известно, в СССР комплектование армии на основе всеобщей
воинской обязанности началось лишь осенью 1939 года. Числен
ность личного
состава
армии быстро увеличилось, появилось большое число новых частей
и соединений. Обеспечить эти образования к началу войны командными
кадрами просто не успели. (Взять хотя бы такой факт: для подготовки
офицера уровня дивизия - корпус требуется примерно десять лет).
В Германии, заметим, тоже имелась подобная проблема, но она успешно
решалась благодаря тому, что Германия целых два года вела успешную
широкомасштабную войну. В войне оттачивались методики, отсеивались
слабые и выдвигались способные командиры, войска накапливали ценный
боевой опыт. И постепенно, на основе опыта первой мировой, оттачивая
этот опыт в ходе боевых действий второй мировой, германские военные
выработали оптимальный механизм ведения современной войны, механизм,
которые не имели вооружённые силы ни одной страны - танковые корпуса и
дивизии. М
ногие нынешние историки-ревизионисты доказывают, что Вермахт
совсем не имел преимущества перед СССР в танковых войсках, сравнивают
характеристики танков, подсчитывают количество танков в отдельных
дивизиях, приводят выдернутые из общего контекста факты. Но они забывают
об одном очень существенном факте: за несколькими сотнями
"панцеркампфвагенов"
(танков) германского танкового корпуса, следовало несколько сотен артиллерийских орудий на механической тяге. Причём орудий самых разнообразных калибров, способных решать любые возникающие на поле боя задачи - от противотанковых пушек до тяжёлых гаубиц, способных выбивать пехоту из серьёзных полевых укрытий. Имели немецкие танковые соединения и
пехоту, предназначенную для закреплени
я захваченных танками территорий.
Такого совершенного инструмента РККА не имела.
А какая
же задача была поставлена этим "чудо-дивизиям"? Обратимся к
началу
плана:
  
"Основные силы русских Сухопутных войск, находящиеся в Западной России,
должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого,
быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск
противника на широкие просторы русской территории должно быть
предотвращено."
Другими словами, гитлеровцы намеревались, используя совершенный
инструмент, уничтожить огромные массы наших войск, прикрывающих западные
границы и беспрепятственно продвинуться до важных стратегических
пунктов, захват которых позволит им выиграть всю войну. Немцы знали о
концентрации почти двух третей всей нашей вооружённой силы на западных
границах и хотели воспользоваться этой ошибкой советского политического
и военного руководства. Такую ошибку советские руководители допустили,
мысля категориями первой мировой войны. Напомним, что именно объявление
Россией мобилизации явилось для Германии формальным поводом для нач
ала
боевых действий. Далее начина
лись попытки нанести поражение войскам
неприятеля и вторгнуться на его территорию. При этом
, чем больше своих
войск удаст
ся выставить перед войсками противника, тем больше шансов
осуществить такие задачи. В
новых условиях, условиях "войны моторов",
сосредоточение большой массы неопытных войск перед обученной и
оснащённой необходимым механизмом уничтожения таких войск армией
неприятеля оказалось трагической ошибкой.
К тому же группировка советских войск была наступательной, для обороны не предназначенной. Но военная доктрина СССР того времени предполагала войну малой кровью и на чужой территории, с поддержкой Красной Армии трудящимися враждебной страны.
   Но давайте посмотрим, был ли замысел немцев достаточно надёжным? Скорее всего - нет. Да, таким образом немцы могли уничтожить западные армии
РККА (им и этого не удалось), но
разве смогли бы танковые дивизии Вермахта
беспреп
ятственно захватить центральные промышленные районы России?
Скорее всего - не смогли бы. Германская разведка не смогла точно узнать
численность Красной Армии, не смогла определить способности советского
государственного аппарата быстро мобилизовать необходимые силы. Немцы
знали, что другая треть Красной Армии стоит на дальневосточных рубежах и
очень надеялись на вторжение в Сибирь японской императорской армии. Но
добиться прямых гарантий этого от японской стороны немцам не удалось. В
Токио обращали свои взоры на юг, на богатые полезными ископаемыми южные
территории, а не на суровую Сибирь с её только ещё разведанными и
до
конца неопределёнными
богатствами.
   А без японской поддержки Германии рано или поздно пришлось бы
столкнуться с дальневосточными дивизиями РККА, при этом в распоряжении
Красной Армии оставался огромный промышленный район - район Урала и
Западной Сибири, с входящим туда Кузнецким угольным бассейном. Причём
даже при условии оккупации Вермахтом Кавказа, торговые связи с миром для
СССР не обрывались - их можно было осуществлять через Иран и Среднюю
Азию. В плане предполагается уничтожение наших уральских предприятий с
воздуха, но непонятно, как немцы смогли бы это сделать при отсутствии у
Люф
тваффе большого количества четырёхмоторных тяжёлых бомбардировщиков.
Ещё необходимо заметить, что немцы предполагали фанатичное сопротивление
советских окружённых соединений, предполагали они и партизанскую войну
на захваче
нных землях. Последнюю проблему немцы намеревались решить почти
поголовным уничтожением местного населения. Сломить сопротивление
окружённых войск немцы намеревались с помощью быстро подтянутых пехотных
соединений, и надо сказать, что им удавалось это. Например
, наши армии
Западного особого военного округа (3-я и 10-я, часть 13-ой) были
окончательно окружены 28 июня 1941 года, а уже 8 июля они прекратили
организованное сопротивление. Вермахт плотно охватил окружённые армии
пехотой, танковые части немцев 8 июля уже вышли на лини
ю верхнего
Днепра.
Ю
жнее Припятских болот немцы планировали наступательную
операцию, почти сравнимую с действиями центральной и северной
группировок. Здесь немцы очень сильно рисковали, дело в том, что
советское руководство, сам Сталин
, считали главным именно юго-западное
направление и именно здесь
находились основные танковые силы. Такое
мнение советские руководители вынесли
, памятуя события двадцатидвухлетней
давности, помня оккупацию Германией Украины. На Украине располагались
богатейшие месторождения цветных и чёрных металлов, на Украине был хлеб
и развитая промышленность. Сталин справедливо предполагал, что захват
Украины позволит Германии решить все свои традиционные проблемы, и
событ
ия восемнадцатого года казалось бы подтверждали это. Вообразить
такую крупную авантюру, как захват всей европейской территории СССР,
Сталин, как трезвомыслящий политик, не мог. Но немцы пошли на это и,
надо сказать, что такое решение принесло им некоторые успехи. ("Удивить
- победить"!) Именно на
Украине немцы предполагали полностью использовать
своё преимущество в моторизации, иначе немецкие панцер-дивизии оказались
бы просто раздавленными массами советских танков. Таким образом, на юге
рискованность плана была предельно возможной.
На юге Вермахт
намеревался максимально использовать войска союзников, менее
подготовленные и неспособные самостоятельно противостоять Красной Армии.
Впоследствии, под Сталинградом, именно широкое использование союзных
армий чуть не привело немцев к полному развалу всего южного крыла
Восточного фронта. Но своих войск для захвата таких больших пространств
у немцев попросту не было. Конечно же, Германия (да и вся Европа) имела
несколько десятков миллионов боеспособных мужчин, но обеспечить
современным вооружением такое количество человек германская
промышленность уже не могла. Надо сказать, что к сорок первому году на
германскую армию работала вся Европа, но и экономике всей Европы задача
была "не по зубам". (Опыт мировых войн показывает, что любая
высокоразвитая страна способна мобилизовать для боевых действий лишь 10%
своего населения). К тому же германская экономика, начиная с сорок
первого года, начала "работать в убыток", расходы германского бюджета
стали превышать его доходы.
Примечательно упоминание в плане нейтральной страны - Швеции. Как мы
видим, европейские страны, даже нейтральные, вполне благосклонно
относились к затее Гитлера начать широкомасштабный поход на Восток.
Здесь уместно вспомнить о Руале Амудсене, да, да, об этом отважном
северном первопроходце. В перерывах между своими путешествиями он писал
различные статьи, научные рефераты. В одном из своих трудов он обращал
внимание на огромные "нецивилизованные" русские пространства и о
возможности "цивилизации" (попросту завоевания) этих пространств
европейцами. Вообще, в девятнадцатом веке многие европейские "учёные"
писали об этом - как говорится, век предшествующий готовит свершения
века текущего. Готовит идеологически, я бы сказал.
Уже в плане предусматривается участие в походе двух европейских стран -
Финляндии и Румынии. Но если эти две страны можно считать имеющими счёты
с Советским Союзом (советско-финская война 1939 - 1940 гг (финская
"Трависота"), захват Советской Россией румынской Бессарабии), то какие
счёты были с СССР у Венгрии, выставившей целый усиленный корпус, у
Словакии
, так же давшей Вермахту моторизованный корпус. Да и многие
европейские страны дали Гитлеру свои войска для участия в войне с
Россией: Италия, Хорватия, Бельгия, Голландия, Дания, Норвегия, даже
нейтральная Испания. Чешская экономика бодро обеспечивала Вермахт
танками и самоходками, Франция - бронетранспортёрами. После войны чехи
дружно признавались в вечной дружбе к СССР, уже в наше время Чехия
размещает на своей территории американские ракеты. На простом языке это
называется "торговля Родиной".
Однако оставим размышления о судьбах стран и возвратимся к нашему повествованию.
   Итак, к двадцать второму июня тысяча девятьсот сорок первого года немцы
имели на наших границах мощную наступательную группировку своих войск.
Перед
армией вторжения были поставлены задачи разгрома всей русской
вооружённой силы, сосредоточенной на западе СССР и захвата огромных
российских пространств. Политическое руководство Германии вообще не
собиралось вести какие-либо переговоры с руководством СССР и
преследовало цель полной а
ннексии нашей территории. Все помнят о памятке,
данной немецким солдатам накануне вторжения: "Убей каждого русского,
советского, не останавливайся
, если перед тобой мужчина или женщина,
старик или ребёнок...". В составе германской армии действовали солдаты
различных европейских государств. Это напоминало о временах крестовых
походов, о всеобщем европейском броске на восток.
Заметим, что Великобритания сразу же, с началом вторжения, встала на
сторону СССР. Это как нельзя
больше отвечало английским национальным интересам.
Соединённое королевство уже девять месяцев один на один противостояло
мощнейшей континентальной державе, США формально сохраняли нейтралитет,
Германия захватила уже почти всё Средиземноморье. Такой мощный союзник,
как СССР, был жизненно необходим Великобритании. К тому же
, с воюющим
Советским Союзом Британия могла довольно выгодно торговать. Какими бы
мотивами не руководствовалось британское политическое руководство, но
выступление Англии на стороне СССР создало совершенно новую
военно-политическую ситуацию. Над Германией навис призрак войны на два
фронта. Давайте представим себе на мгновение, что Вермахту всё же
удалось выйти на линию Архангельск - Астрахань. Даже в этом случае
Германии не избежать пагубной для неё войны на два фронта
. Вновь
захваченные территории и их
природные богатства ещё
предстоит освоить, а ведь германский бюджет уже был дефицитным. К тому
же
"освоение" этих территорий по-гитлеровски означало истребление
населения этих пространств, что неизбежно влекло за собой ответные
партизанские действия. Захват европейской России не давал Германии
непосредственный выход в мировой океан, следовательно
, Германия
по-прежнему нуждалась бы в источниках сырья и рынках сбыта. И самое
последнее. Откуда бы нацисты набрали так называемых "германских
колонистов"? Как известно, переизбытка населения
в Германии того времени
совсем
не было, как и во всей Европе. Европейское общество уже вступило
в полосу "цивилизованного упадка", который убедительно описал в своих
трудах Л. Н. Гумилёв. Европа ещё сохранила агрессию, но найти лишних
людей, готовых ехать осваивать суровые земли и воевать с местным
населением, она уже не могла. Собственно, успех всего похода, как мы
рассмотрели выше, строился на временном промышленном превосходстве
Германии над СССР - способности германской промышленности моторизовать
свою армию. Даже на полное заполнение театра военных действий своими
солдатами Германия была уже неспособна - как мы помним, немцы поручали
армиям союзников огромные участки фронта ещё в начале кампании, на
полуторатысячекилометровом фронте. А что
было бы с германской армией
после прохож
дения огромных пространств, какой бы она вышла на линию
Волги? В сорок втором году всего одна германская армия вышла на Волгу,
что вынудило Вермахт вытянуть фронт в ниточку и прикрыть огромные
участки слабыми союзными армиями.
Итак, 22 июня германская армия перешла границу. Думаю, сейчас самое
время взглянуть на карту предполагаемых действий, на карту плана
"Барбаросса".
  

Территор
ия СССР расширяется к востоку, на языке военных это
называется "стратегическая воронка". Наличие такой воро
нки заставляло немцев постоянно наращивать численность действующих войск, что вело к
перерасходу стратегических запасов. Окру
жить наши армии немцам удалось лишь в центре огромного фронта. На юге наши войска, дав приграничное сражение, и проиграв его, организованно отошли. Немцам удалось быстро
продвинуться в Прибалтике, но уничтожить наши прибалтийские а
рмии немцам также не удалось. Помните, в плане указывается на необходимость захвата Кронштадта? Дело в том, что Кронштадт являлся основной базой нашего Балтийского флота, захват этой базы выводил флот из игры. Заметим, что наш Краснознамённый Балтийский флот был заперт в Финском заливе и существенного влияния на общий ход войны не оказал. Зачем тогда было выделять столь необходимые немцам силы на захват Кронштадта не совсем понятно. Но всё же первый провал постиг немцев на Киевском направлении.
   Уже после войны многие гитлеровские генералы заявляли, что у них с самого начала не всё шло так, как надо. Необходимо прояснить, что же пошло, не так, как надо? Как именно постиг немцев этот самый первый провал?
   А случилось вот что: сосредоточенные на Киевском стратегическом направлении советские танковые соединения всей своей мощью ударили во фланг вырвавшимся вперёд немецким пацер-дивизиям. В результате флангового контрудара советских мехкорпусов произошло крупное танковое сражение в районе Дубно. Вкратце напомню.
   Через два дня после вторжения немецким пехотным корпусам удалось окружить советские 87-ую и 124-ую пехотные дивизии. В советской обороне образовалась брешь. Уже 24.06.41. командующий группой армий "Юг" генерал-фельдмаршал Герд фон Рунштедт вводит через эту брешь свою подвижную группировку - Первую танковую группу Эвальда Клейста. Это был так называемый "чистый прорыв", когда подвижные силы не участвуют в непосредственном прорыве обороны, что позволяет избежать неоправданно высоких потерь подвижной группы. После сохранённые силы потребуются для действий в глубине обороны противника, для перехвата коммуникаций и захвата городов. Опытный танковый командир Людвиг Пауль (Эвальд) фон Клейст стремился протолкнуть через сравнительно узкую брешь почти всю свою танковую группу. Но советское командование сумело организовать наступление на фланги рванувшей вперёд немецкой танковой группировки. Клейсту пришлось срочно возвращать свои силы и вводить их во встречное танковое сражение на своих флангах. В результате гитлеровцы отразили советский контрудар, но наступление группы "Юг" потеряло свою форму. Помните, я писал, что удар группы "Юг" был, по существу, самостоятельной операцией? Так вот, после сражения под Дубно наступление группы "Юг" сильно отстало от продвижения других групп и к концу лета окончательно застопорилось на линии Днепра. Гитлеровцам пришлось задействовать крупные силы группы "Центр" для восстановления целостности всего фронта. Мы ещё вернёмся к этому.
   Теперь давайте вкратце посмотрим на результаты сражений групп "Центр" и "Север" и на общую политическую обстановку лета 1941 года.
   Самое тяжёлое поражение Вермахт нанёс Красной Армии на центральном участке фронта. Однако выполнить все свои задачи гитлеровцы и здесь не смогли. Дело в том, что наши армии и в окружении продолжали оказывать яростное сопротивление. В результате Вермахту пришлось тратить драгоценное время для ликвидации окружённых. Рассмотрим обстановку июня - начала июля на этом участке.
   Гитлеровцам удалось запереть в двух котлах западнее Минска войска нашего Западного фронта: части 3-й, 4-й и 10-й армий. Подвижные силы Вермахта (танковые группы) оставили наши окружённые подразделения в своём тылу и вышли на линию верхнего Днепра, заняв там оборону. В это время немецкие пехотные корпуса вели ожесточённое сражение с окружёнными. В результате панцер-дивизии, лишившись пехотной поддержки, были вынуждены тратить драгоценные силы на решение несвойственных для них пехотных задач - задач удержания линии фронта, обороны передовой линии. При этом особенно быстро расходовался моторесурс танков. Для восстановления моторесурса приходилось почти полностью менять двигатель, ходовая часть так же требовала серьёзного ремонта.
   В такой обстановке командующий Второй танковой группой Гейнц Гудериан предложил абсолютно безумное решение (после войны выдаваемое им, как единственно верное) - переправляться через Днепр не дожидаясь пехоты. Гудериан был быстро одёрнут вышестоящим руководством, а его танки остались стоять на месте и ждать пехоту.
   Как я уже замечал, гитлеровцы предполагали фанатичное сопротивление окружённых дивизий РККА. Но полностью предугадать последствия такого сопротивления гитлеровцы не смогли. В то время, как немецкая пехота добивала советские дивизии в кесселшлахт (сражение на окружение, уничтожение окружённых), а панцер-дивизии топтались на месте, советское командование уже подтягивало резервы из глубины страны. Советскому руководству удалось очень быстро провести мобилизацию страны. Уже 22-го июня был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации военнообязанных 1918 - 1905 годов рождения. 24-го июня был создан Совет по эвакуации при СНК. В этот же день СНК принял постановление о перемещении вглубь страны ведущих предприятий Ленинграда, Риги, Талина, Минска и Днепропетровска. С этого времени Совет по эвакуации успевал вывозить из угрожаемых районов наиболее ценные предприятия народного хозяйства. Уже после войны гитлеровские генералы жаловались, что их разведка не смогла точно определить силы всей Красной Армии...
   Именно подтянутые из глубины резервы смогли остановить гитлеровцев под Смоленском. С этого момента можно говорить об окончательном провале плана "Барбаросса".
   Попробую подытожить. Почему при крупных успехах группы "Центр" ей так и не удалось выполнить поставленные перед ней задачи? Многие исследователи объясняют это лишь ожесточенным сопротивлением окружённых советских армий. Несомненно, это сыграло огромную роль в крушении гитлеровских планов, однако не будем забывать, что германское командование предполагало такое развитие ситуации. Но гитлеровцы не ожидали ввода в сражение такого большого количества советских резервов, их разведка не смогла определить мобилизационные возможности Советского Союза. И, наконец, гитлеровцы просто переоценили возможности своих танковых войск. При всей своей манёвренности и огневой мощи танковые дивизии не могли прочно держать многокилометровую линию фронта. Уже 18-го июля 56-ой танковый корпус Манштейна был отброшен от города Сольцы на сорок километров. А 23-го июля войска нашего Западного фронта перешли в наступление на Смоленск. Танковым дивизиям Третьей танковой группы Гота не удалось удержать ранее ею здесь окружённые советские 16 и 20-ю армии. Немецкие танковые войска уже почувствовали предвестники своего заката. Точно так же германская промышленность уже не могла полностью обеспечивать панцер-дивизии всем необходимым: в августе танковые войска гитлеровцев начали испытывать дефицит запасных частей, в первую очередь двигателей.
   Особенно остро сказался дефицит материальных средств в Четвёртой танковой группе Гёпнера, подвижной силы группы армий "Север". Некоторые историки отмечают, что только группа "Север" выполнила все поставленные ей вышестоящим руководством задачи. Но какой ценой это было достигнуто? В середине сентября 41-го года у Гёпнера оставалось всего 80 исправных танков. И перед такими малыми силами стояла задача штурма Ленинграда - мощного укреплённого города. Именно из-за нехватки средств верховное командование германской армии решило не брать Ленинград штурмом, а удушить в его в осадных тисках. Четвёртую танковую группу перебросили в центр для завершающего удара всей кампании 1941-го года.
   Вообще не совсем правильно говорить о выполнении всех задач группой армий "Север". Дело в том, что высшее руководство постоянно изменяло эти задачи в сторону их облегчения и упрощения. Первоначально планировался быстрый марш к Ленинграду, соединение с финнами и одновременное взаимодействие с группой армий "Центр" в уничтожении всей советской прибалтийской группировки. Однако уже 14-го июля советские войска смогли нанести чувствительный контрудар под Сольцами. Рисунок операции группы "Север" тоже стал терять свою форму. Теперь группа "Север" начала продвигаться узким "языком" вдоль побережья Балтийского моря, постоянно получая контрудары по своему правому флангу. Контрудары приходилось парировать, расходуя для этого большие силы. В результате, хотя командующему группой "Север" Вильгельму фон Леебу и удалось вывести свои дивизии к Ленинграду, оперативную связь с находящейся южнее группой "Центр" он потерял. Теперь, даже в случае взятия Ленинграда (весьма сомнительно) все действия Лееба могли носить лишь местный, оперативный характер. Конечно, захват Ленинграда и соединение с финнами вызвало бы большой политический эффект. Но что, кроме пропагандистского козыря это бы дало? Уничтожение советского Балтийского флота? Этот флот и так был фактически заблокирован в Финском заливе и почти не влиял на германские морские коммуникации. Железнодорожное сообщение центральных районов с Мурманском и Архангельском не прерывалось: прямой угрозы поставкам союзных грузов не было. Зато немцы лишились бы всех ещё оставшихся танков группы Гёпнера в случае штурма города - они не смогли бы усилить этими танками центральную группу для удара на Москву. Решение прекратить все крупные операции на фланге и перенести все усилия в центр, против крупного транспортного узла и политического центра, каким является Москва, является абсолютно верным с точки зрения классического военного искусства.
   На правом фланге группы "Север", на Валдайской возвышенности, гитлеровцам так же не удалось достигнуть сколько-нибудь значительных успехов. Как справедливо отмечал в своих мемуарах бывший командующий Третьей танковой группой Герман Гот, Вермахт не смог занять Валдайскую возвышенность и устранить скрытую угрозу левому флангу наступающей на Москву группировки. Гитлеровцам пришлось держать на левом фланге наступающей на Москву группы армий "Центр" довольно крупные силы.
   Вот она, проблема, вставшая ещё перед Наполеоном. Постоянное распыление сил. При огромных расстояниях и яростно сопротивляющемся противнике (а РККА была именно таким противником) требуется постоянное наращивание усилий. Постоянно появляются какие-то пункты и целые участки, требующие их занятия или обороны. Германская армия начала выдыхаться. Выдыхаться начала и германская экономика, в 1941-ом году бюджет Германии уже стал дефицитным. Но экономика СССР получила ещё более страшный удар. Достаточно сказать, что общие экономические потери Советского Союза в результате продвижения германских армий составили цифру более 600 млрд. рублей.
   Интересно заметить, как Германия выправляла свой бюджетный дефицит. Кроме увеличения внешнего и внутреннего долга немцы обязали все оккупированные европейские страны продавать им товары за марки. В результате, за бумагу (марки), Германия получала сырьё, вооружение, продовольствие... Сейчас так делают американцы. Но если тогдашнее поведение европейцев можно объяснить страхом перед Вермахтом, то чем можно объяснить поведение нынешних российских правителей - непонятно. Только глупостью, трусостью и страстью к личной наживе.
   Внешнеполитическая обстановка летом 1941 года стала для Советского Союза намного благоприятнее, чем в предыдущие годы. Все двадцатые и тридцатые годы ХХ века СССР находился в окружении врагов. Любые попытки советской дипломатии найти союзников наталкивались на жёсткое сопротивление ведущих стран мира. Благодаря усилиям этих стран у Советского Союза был только один союзник - Монголия. Особым антисоветизмом отличалась внешняя политика Великобритании - британцы трепетно охраняли свои океанские торговые пути от возможных конкурентов. Ситуация кардинально поменялась летом 1940-го года, после разгрома Франции. Великобритания оказалась один на один с Германией, мощной военной державой, на экономику которой работала почти вся Европа. Британцам стал крайне необходим сильный союзник. В США были ещё сильны настроения невмешательства в европейские дела. После Первой мировой войны США не торопились вступать в новую европейскую бойню. Да, Америка торговала с Великобританией, поставляла ей военное снаряжение, сырьё, но англичанам был нужен военный союзник, Вермахт уже готовился к высадке на Британские острова. (Кстати. Америка торговала и с Германией. Через нейтральные латиноамериканские страны - Аргентину, Мексику - в Европу шли американские товары, в том числе стратегическое сырьё).
   Заключить военный союз с Советским Союзом англичанам мешал груз оголтелой антисоветской политики и опасения за свои позиции в Иране и Индии.
   Да и СССР совсем не нужен был союзник, двадцать лет твердивший о необходимости уничтожения "большевизма".
   И вот германские армии вторгаются в СССР. Теперь Советский Союз нуждался в союзнике для борьбы с мощной европейской армией, для противостояния объединённой европейской экономике.
   Английский истеблишмент быстро почувствовал перемену и мгновенно среагировал. Уже 22-го июня Черчилль выступил с речью, в которой объявил о всесторонней, экономической и военной поддержке СССР. Советский Союз охотно принял поддержку ведущей мировой державы. 24-го июня Президент США Франклин Делано Рузвельт тоже объявил о своей поддержке СССР и о применении к нашей стране закона от 11.03.1941г. о ленд-лизе. По этому закону правительство США имело право передавать взаймы или в аренду другим государствам различные товары и материалы, которые необходимы для обороны этих государств, если оборона этих государств по определению президента являлась жизненно важной для обороны США. Вообще, при принятии закона имелась в виду Великобритания.
   27-го июня в Москву прибыла английская делегация, а 12-го июля в Москве было подписано соглашение "О совместных действиях СССР и Великобритании в войне против Германии", а 29 июля в Москву приехал личный представитель президента Рузвельта Г. Гопкинс для ведения прямых переговорах об условиях военных поставок. Гопкинс заверил, что Советский Союз получит нужные ему материалы. Сталин просил предоставить в первую очередь алюминий, паровозы и зенитные орудия. Ещё Гопкинсу было необходимо выяснить, выстоит ли СССР под ударами Вермахта. Судя по всему, американские политики поняли, что устоит.
   Уже 15-го августа 1941-го года Рузвельт и Черчилль в совместном послании заверили Сталина о предоставлении необходимых материалов. 29-го сентября в Москве состоялась конференция представителей СССР, США и Великобритании по вопросам взаимных военных поставок, где были намечены все конкретные практические действия.
   Но кроме поставок материалов стали проявляться и политические факторы сотрудничества трёх сильнейших держав. Например, Рузвельт уполномочил американского государственного секретаря Уэллеса вызвать финского посла Прокопе, и заявить ему, что "...Американское правительство считает, что в этой борьбе с агрессией СССР, несомненно, одержит победу... дальнейшее ведение Финляндией войны против СССР на стороне Германии не соответствует интересам Финляндии и её независимости и скажется роковым образом на будущем американско-финских отношений..." (приводится по сообщению посла СССР в США К. А. Уманского).
   При обороне Ленинграда Г. К. Жуков смело снимал дивизии с финского участка и перебрасывал их против наступающих немцев. Финнам противостояла советская 23-я армия. На фронте ходила шутка: "в Европе сейчас не воюют две армии - Королевская Шведская и Двадцать третья советская".
   25-го августа 1941-го года советские и английские войска вошли в Иран. Этим был обеспечен южный путь союзных поставок. Но самым выгодным для СССР был всё же северный путь, через Мурманск и Архангельск. Заметим, что немцам удавалось его перекрывать в 42-ом году, что никак не отражалось на ходе борьбы на советско-германском фронте.
   Все переговоры СССР с союзниками происходили в самые тяжёлые в военном отношении месяцы. Заправилы рыночной экономики США и Великобритании не стали бы вкладывать средства в заведомо битого союзника. Должна была быть твёрдая уверенность в сохранности вложенных средств. И, надо думать, такая уверенность была. Это косвенным образом указывает на довольно прочное положение СССР летом 1941-го года, даже несмотря на тяжёлые военные поражения. Все изречения некоторых современных историков о якобы близком крахе СССР в 1941-ом году - не более чем выдумки. Такими же фантазиями являются какие-то предположения о возможности Германии выиграть войну. Да, германская экономика, усиленная экономиками покоренных стран, была сильна. Но она явно уступала объединённым усилиям экономик СССР, США и Великобритании. К тому же Германия опять оказалась отрезанной от океанских торговых путей английским флотом. Пусть не так плотно, как в годы Первой мировой, но в связи с изоляцией шансы Третьего рейха выиграть войну рухнули окончательно.
   Давайте вернёмся к рассмотрению боевых действий лета 1941-го года. Когда гитлеровское командование поняло, что план "Барбаросса" провален, оно лихорадочно стало искать выход из создавшегося положения. В августе армии Третьего рейха продвигались в Эстонии, стояли на месте на северо-западном и центральном участках, вёли ожесточённые бои на линии Днепра.
   Самое интересное положение сложилось на участке между группой армий "Центр" и группой армий "Юг". Дело в том, что к середине августа гитлеровцам так и не удалось решить "Припятскую проблему"; действия центральной и южной групп не были оперативно связаны. Если уважаемый читатель посмотрит на карту, на соответствующий участок, то он увидит, какой широкий коридор был между этими группами. Располагавшаяся в этом "коридоре" советская Пятая армия уже начала действовать мелкими кавалерийскими группами в глубоком тылу гитлеровских армий.
    []
  
   В сложившейся обстановке гитлеровская ставка приняла единственно правильное решение: поворот ещё несвязанных подвижных сил группы армий "Центр" на юг и их соединение с южной группировкой. Все наши армии юго-западного направления оказывались при этом захлопнутыми в "мешок". Тем самым решалось несколько задач: устранение угрозы коммуникациям групп "Центр" и "Юг"; окружение огромной группировки советских войск; восстановление связности всего германского восточного фронта. Последнее являлось, пожалуй, самым главным. После войны почти все битые гитлеровские генералы дружно критиковали "поворот на юг" (при том, что многие из них как раз участвовали в принятии этого решения), забывая, что в состоянии августа 1941-го года ни центральная, ни южная немецкие группировки продвигаться вперёд не могли.
   Решение окружить и уничтожить войска нашего Юго-Западного фронта было правильным и с точки зрения классической немецкой военной науки. Как ещё заметил Мольтке, главная задача действующей армии есть уничтожение живой силы противника.
   Поражение Красной Армии под Киевом (подробнее см. в моей статье "Киевская оборонительная операция Красной армии. Лето 41-го" http://stalinism.ru/content/view/896/42/) явилось самым тяжёлым её поражением во Второй мировой войне. И наши, и немецкие источники указывают на огромную цифру потерь РККА - более 600 тысяч человек. Кроме этого, Вермахту удалось восстановить связность своего фронта. Это позволило гитлеровцам начать быстрое продвижение по всему фронту. Единственным минусом для немцев стала огромная растрата стратегических запасов, в первую очередь горючего. Некоторые историки видят причину надлома "панцерваффе" осенью сорок первого именно в нехватке горючего.
   Благодаря разгрому РККА под Киевом Вермахт получил возможность быстрого продвижения на Донбасс. Ещё раньше немцы захватили Кривой Рог и Никополь: в руках гитлеровцев оказались никопольский марганец и уголь Донбасса.
   Операция по захвату Москвы была задумана в гитлеровской ставке ещё шестого сентября, ещё до разгрома нашего Юго-Западного фронта. Видимо, германские военачальники не сомневались в победе под Киевом. Но в то же время они понимали, что "Барбаросса" уже неосуществима. Главное командование Вермахта стремилось теперь как можно более полно воспользоваться своим пока ещё большим превосходством в вооружениях и манёвренности. А так же своим превосходством в умении управлять войсками, своим превосходством в планировании.
   Основные надежды Гитлер и его окружение возлагали на взятие Москвы. Уже после войны Эрих фон Манштейн, которого многие историки называют лучшим стратегом Третьего рейха, отмечал важность занятия Москвы. В своей книге "Утерянные победы" Манштейн упоминает об общем замысле плана "Барбаросса" и о его конечных целях. Важную роль в осуществлении всего замысла, по мнению Манштейна, играет захват Москвы - политического, административного и промышленного центра, крупнейшего коммуникационного узла.
   Действительно, расположение фронтов Первой и Второй мировых войн во многом зависело от расположения питающих их коммуникаций, в первую очередь железных дорог. С потерей московских железнодорожных развязок линия фронта на центральном участке вполне могла отодвинуться к Волге.
   Но, даже если бы это произошло, для немцев это был бы только оперативный успех. Стратегическая задача вывода СССР из войны с каждой неделей отодвигалась всё дальше. Гитлеровцы уже сильно распылили свои силы, германская экономика не могла уже в полной мере обеспечивать свою армию для войны с таким сильным и стойким противником.
  
   Гитлер и его генералы сосредоточили для удара на Москву две трети своих бронетанковых сил - три танковые армии. Лишь Первая танковая армия Клейста была оставлена на юге. Вермахт развивал успех на юге после победы под Киевом и теперь танки Клейста занимали стратегически важный район Донбасса. Перебросить и эту танковую группу под Москву немцы уже не могли - уголь был жизненно важен для германской экономики.
   Остальные танковые армии были спешно приведены в порядок, укомплектованы и сосредоточены на центральном участке. Гитлеровцы очень спешили сорвать последний куш в своей игре до наступления зимы. Пока ещё главный козырь - панцер-дивизии - находился в их руках и немцы, как азартные игроки, намеревались воспользоваться им в полной мере. Однако время неумолимо отсчитывало последние часы успеха.
   Всем известно, как начиналось наступление на Москву - операция "Тайфун". Вермахту опять удалось осуществить свой "кесселшлахт" - наши армии были замкнуты в двух мешках, под Вязьмой и под Брянском. Из последнего котла советским войскам удалось более-менее организованно выйти, но под Вязьмой наши армии были разгромлены и почти все уничтожены. Сражение под Вязьмой, как и сражение под Киевом, является самой чёрной страницей РККА в Великой Отечественной войне. Но от Вязьмы немцы не смогли быстро продвинуться к столице. К тому времени немецкие танковые войска претерпели некоторую реорганизацию. Танковые группы были разбавлены пехотой и переименованы в танковые армии. Пехоту предполагалось использовать для борьбы с окружёнными частями противника. Это сильно сказалось на скорости передвижения: если летом танковые группы преодолевали 30 - 50 км в день, то теперь только 20 - 30 км. Под Вязьмой пехота двух немецких танковых армий вела ожесточённые сражения с окружёнными советскими дивизиями, в то время как танковые части этих армий не могли далеко продвигаться вперёд без пехотной поддержки по осенней грязи. А советскому командованию снова удалось собрать резервы в тылу и вывести их на заранее подготовленную Можайскую линию обороны.
   Вот посмотрите, сколько громких побед одержал Вермахт, но Красная Армия продолжала стойко обороняться. Представьте себе молодых красноармейцев, до последнего сражающихся с этой вышколенной и закованной в броню европейской фалангой. Как противны все эти современные горлопаны, от Веллера и Войновича до Резуна-Суворова, бросающие комья грязи в этих погибших молодых ребят.
   Не падение темпов, не распутица ( если верить немецким мемуаристам - главная причина всех неудач), не мороз стали причинами провала наступления на Москву. Причиной провала стала стойкость Красной Армии. На центральном участке Московской обороны немцы выдохлись после штурма Можайской линии. В северном секторе гитлеровцы заняли Калинин, но смело продвигаться вперёд они не могли из-за всё большего "нависания" нашего Северо-Западного фронта над своим левым флангом.
   Но особенно показательна история с продвижением Второй танковой группы Гудериана на юге, на Мценск и Тулу. После окружения нашего Брянского фронта Гейнц Гудериан бросил свои танки в глубокий прорыв. Ему неоднократно удавались подобные прорывы. Однако на сей раз его ждал неприятный сюрприз. Немецкая 4-я танковая дивизия Лангермана третьего октября внезапно ворвалась в Орёл. Впереди лежало открытое пространство до самой Москвы. Но едва Лангерманн вышел из города, как тут же попал в танковую засаду - более тридцати его танков было уничтожено. Но русских уже нигде не было видно - они скрылись так же внезапно, как и появились. Сам Гудериан, осматривая свои сгоревшие машины, мрачно произнёс: "Они научились воевать". Только через два дня дивизия Лангерманна смогла продолжить движение к Мценску и далее - на Тулу и Москву. Но при подходе к Мценску немецких танкистов опять ожидала засада - наши танки внезапно появились на флангах немецкой колонны. Панцер-дивизия была рассечена на части, которые затем были методично уничтожены. Вторая танковая группа потеряла необходимые для успешной операции темпы. Немецкой 4-й танковой дивизии противостояла советская тоже четвёртая, и тоже танковая, но уже бригада. Командовал ей пока ещё полковник, но в скором времени маршал бронетанковых войск Михаил Ефимович Катуков, будущий командующий Первой гвардейской танковой армией.
   Гитлеровское наступление окончательно захлебнулось в начале ноября. Но Красная Армия понесла тяжёлые потери и превосходство в силах было всё же на стороне Вермахта. Поэтому гитлеровская ставка решила произвести необходимые перегруппировки, выскрести последние резервы и сделать ещё одну попытку взять Москву до начала морозов. При этом главный удар Вермахт опять наносил на флангах, по схеме двойного охвата. Охватывающие танковые группировки должны были наступать из района Волоколамска и Тулы на Ногинск. Москву предполагалось окружить и уничтожить артиллерийским огнём и авиаударами. Куда уж тут Наполеону с его приказом не тушить московский пожар!
   Новоявленные культуртрегеры словно вобрали в себя всю многовековую ненависть европейских завоевателей к России. Я не буду подробно останавливаться на зверствах нацистов, незачем лишний раз тревожить психику читателей. Об этих злодеяниях и так всем известно. В последнее время, в том числе и в нашей стране, некоторые подвергают сомнению факты злодейств. Можно заметить по этому поводу, что сомневающиеся становятся соучастниками этих преступлений.
   Прежде чем рассматривать бегство гитлеровцев от стен столицы и их общий отход зимой сорок первого - сорок второго годов, давайте рассмотрим ситуацию на других участках советско-германского фронта.
   На крайнем северном фланге Вермахт остановился в шестидесяти километрах от Мурманска, там началась позиционная война. Далее фронт шёл по Карельским лесам. Здесь сплошной линии фронта не было, борьба велась лишь за опорные пункты и транспортные развязки. В Карелии Красная Армия сражалась с финской армией. Под Ленинградом Советские войска восьмого ноября перешли в наступление и с усилиями продвигались. Конечной целью нашего удара был Тихвин. Далее, в лесах и болотах северо-западного направления царило относительное затишье. На юге советско-германского фронта немцы наступали. Ввиду быстрого продвижения группы армий "Центр" над правым флангом нашего вновь созданного Юго-Западного фронта нависла скрытая угроза. Ещё южнее, под Мелитополем, немецкой Первой танковой армии удалось окружить наши Девятую и Восемнадцатую армии Южного фронта. Благо, что советские войска, наученные горьким опытом, более-менее организованно вышли из котла. К тому же у гитлеровцев уже не было достаточно сил для удержания такой крупной группировки.
   Юго-Западный фронт оказался в весьма трудном положении. Опять, как и в начале сентября, над его флангами нависали немецкие танковые группировки. Над правым флангом - Вторая танковая армия Гудериана группы "Центр", над левым - Первая танковая армия Клейста группы "Юг". Советское командование сразу вспомнило сентябрьский разгром и на этот раз решило не рисковать. Было принято решение отвести войска Юго-Западного фронта на линию реки Северский Донец. При этом врагу отдавалась огромная территория: Донбасс, харьковский промышленный район. В Харькове находился крупнейший танковый завод, именно на нём был спроектирован и выпускался знаменитый Т-34. Теперь все заводы предстояло эвакуировать на восток. Они были эвакуированы в течении месяца. Осуществили это невиданное в мировой истории дело простые люди, в большинстве своём женщины. Жёны ушедших на фронт.
   Франц Гальдер, начальник штаба Главного командования сухопутных войск напишет в своём дневнике о данных авиаразведки, которая сообщает, что русские осуществляют эвакуацию своих заводов.
   Во всей околовоенной литературе давно принято, что немцы полностью господствовали в небе в 1941-ом году. Вопрос: как полностью господствующие в небе немцы не смогли сорвать стратегическую эвакуацию советских предприятий? До линии фронта было совсем близко, около ста километров, что в радиусе действия даже фронтовой авиации. Почему "Штукас" и Мессершмиты" не смогли разбомбить такие удобные цели, как железнодорожные составы? Кто помешал им сделать это? Раскисшие аэродромы или советские зенитки и истребители?
   Готовя свой последний рывок к Москве, гитлеровцы ещё не знали, что Сталин решил использовать против немцев часть дивизий, находящихся на дальневосточной границе. Теперь эти дивизии сосредотачивались под Москвой для контрнаступления. Интересно, эти дивизии называют "сибирскими", но на самом деле они комплектовались не только сибиряками, да и самих дивизий, снятых с Дальнего Востока, было не так уж и много. Для контрудара сосредотачивались вновь сформированные и прошедшие доукомплектацию части, дальневосточных дивизий было не так уж и много. Ещё замечу, что в оборонительных боях они не участвовали.
   На Дальневосточных рубежах находилось примерно шестьдесят дивизий. Это хорошо отрезвляло японскую императорскую штаб-квартиру при её выборе направления агрессии. Красная Армия уже проучила японцев летом 1939-го года на Халхин-Голе, японские военные хорошо помнили этот урок. Они понимали, что после вторжения в СССР их ждут тяжёлые и кровопролитные сражения с непредсказуемым результатом. К тому же у японской императорской армии не было такого безотказного инструмента, как панцер-дивизии Вермахта. Зато у японцев были неплохие авиация и флот. Вот ими-то они и решили воспользоваться. После японского нападения на Перл-Харбор США вступили в войну. Германии пришлось объявить войну Соединённым Штатам, так как она была связана военным договором с Японией. Удавка на шее германской экономики затянулась, теперь ей предстояло напрямую противостоять не только трём мощным экономикам, но и готовить Вермахт к скорому столкновению с армией союзников.
   Перед тем, как получить сильный удар под Москвой, Вермахт уже получил два чувствительных удара - 22.11.41 гитлеровцы были выбиты из Ростова-на-Дону, а 09.12.41 из Тихвина. Теперь обе фланговые группы, "Север" и "Юг" были, по существу обескровлены. К моменту перехода советских войск в наступление под Москвой Вермахт оказался в трудном положении. Резервов почти не было.
   После отхода от Москвы произошло несколько вроде бы малозаметных событий говорящих о положении Германии.
   В декабре 1941-го года тогдашний министр вооружений Германии Тодт написал своему фюреру письмо, в котором прямо указывал, что Советскому Союзу удалось вывезти основную производственную базу на восток; германской экономике теперь придётся противостоять трём мощнейшим экономикам - СССР, США и Великобритании; Вермахт теперь вряд ли сможет так же легко громить закалённую в боях Красную Армию. Заканчивалось письмо словами: "война проиграна".
   В новогоднем обращении И. В. Сталин так же указывал, что теперь наша страна сможет накопить необходимые силы и разбить Вермахт. И наконец, в своей новогодней речи имперский министр пропаганды Геббельс как бы невзначай обронил фразу: "теперь никому не известно, чем закончится эта война."
   И ещё одно событие этого плана. Мы не рассматриваем детально историю последнего немецкого рывка к Москве в середине ноября - начале декабря сорок первого и их бегство от стен города. Можно заметить, что это был последняя, судорожная попытка добиться хоть какого-то успеха перед тем, как наступит знаменитая русская зима. Но для осуществления этой попытки сил у германской армии почти не осталось. После того, как Вермахт попятился, произошло событие, о котором очень мало кто знает, но которое красноречиво говорит о положении СССР и о положении Германии. Двадцатого февраля тысяча девятьсот сорок второго года в Мценске представители гестапо и НКВД встретились и обменялись взаимными предложениями об условиях заключения перемирия. С советской стороны встречу курировал первый заместитель комиссара внутренних дел Меркулов, с немецкой - заместитель министра безопасности Вольф. Предложения нашей стороны были следующими: германские войска отходят на линию государственной границы; СССР готов рассмотреть вопрос об объединении усилий в сфере переустройства мирового пространства. Предложения советской стороны заканчивались примечанием: "В случае отказа выполнить вышеизложенные требования... германские войска будут разгромлены, а германское государство прекратит своё существование на политической карте как таковое".
   Германские требования были следующими. Прекращение боевых действий и оставление границы по линии фронта до конца 1942-го года. СССР должен уничтожить всех проживающих на его территории евреев. В дальнейшем Германия так же готова была рассмотреть предложение о создании единого фронта против США и Великобритании. Группенфюрер Вольф заявил, что Германия разгромит СССР через три года и тогда советской стороне всё равно придётся сесть за стол переговоров, но уже на более жёстких условиях. Другими словами, Германия признавала, что с СССР всё же придётся вести переговоры.
   Заканчивая обзор кампании 1941-го года, можно сделать только один вывод. Германия проиграла. Очень трудно определить дату, после которой можно сказать, что теперь-то Германия точно проиграла. Тодт сказал свои слова, когда война ещё только начиналась, а у Вермахта впереди был блестящий успех лета 1942-го.
   Выигрыш в войне трудно предсказать определённо. Вспомните, как Россия сумела принять позорные Хасавюртовские соглашения заключённые недоумком Лебедем. В. И. Ленин писал, что победа в любой войне обеспечивается состоянием духа тех масс, которые вынуждены проливать свою кровь на поле брани.
   В отношении Германии дело обстоит, скорее всего, следующим образом. Уже к августу 1941-го года, с провалом плана "Барбаросса", можно говорить о проигрыше в чисто военном аспекте, уже стало ясно, что Вермахт в обозримом будущем не сможет решить задач, поставленных ему политиками.
   Но Германия ещё могла выиграть политическими методами: навязыванием переговоров, заключением аналогичному Брест-Литовскому мирного соглашения. Вспомните, как в марте 1917-го немцы навязали России тяжёлые условия. Однако обстановка в 41-ом году была абсолютно другой. Советскому руководству удалось найти сильных союзников, оно чётко контролировало ситуацию внутри страны.
   После поражения под Москвой Германии нельзя было полагаться уже и на политический выигрыш. Сталин не пошёл бы на принятие германских требований. Теперь Германия могла рассчитывать на выигрыш лишь посредством чуда. И она попыталась осуществить такое чудо летом 1942-го года.
   Но прежде чем рассматривать германское наступление лета 42-го, давайте посмотрим на события зимы этого же, сорок второго года.
   5 января 1942-го года на совещании Ставки Верховного Главнокомандования было принято решение о переходе в наступление на всём фронте. Главный удар должен быть нанесён по группе армий "Центр", как наиболее потрёпанной. Наши Северо-Западный, Калининский и Западный фронты путём двустороннего охвата и окружения должны были уничтожить главные силы группы армий "Центр" в районе Ржева, Вязьмы и Смоленска. Правое крыло Северо-Западного фронта, Волховский и Ленинградский фронты должны были прорвать блокаду Ленинграда и уничтожить группу армий "Север". Юго-Западный и Южный фронты должны были разгромить немецкую группу армий "Юг" и освободить Донбасс, а Кавказский фронт и Черноморский фронт - освободить Крым.
   Операция началась в середине января, вот карта этого наступления
    []
  
  
   Общий замысел наступления - уничтожение всех немецких войск провалился к концу января. Основная причина этого - малочисленность наших сил, переоценка возможностей Красной Армии нашим верховным командованием. Вот что говорит об этом маршал Василевский:
   "В ходе общего наступления зимой 1942 года советские войска истратили все с таким трудом созданные осенью и в начале зимы резервы. Поставленные задачи не удалось решить"
   Переход в общее наступление без учёта реальных возможностей Красной Армии провалился.
  
   Немецкое руководство, оценивая положение, сложившееся к лету 1942-го года, приходило к весьма неутешительным выводам. Советскому Союзу удалось вывезти свою промышленность на восток и советские военные заводы уже на новом месте начали производство первоклассной военной техники. На западе Великобритания при поддержке США копила силы для дальнейшего продолжения войны. Сами США тоже намеревались принять самое непосредственное участие в войне с Германией. Пока боевые действия на западе ограничивались войной на море и сражением в Северной Африке, но призрак полномасштабной сухопутной войны на два фронта уже возник перед Германией. Союзная авиация всё чаще предпринимала бомбардировочные рейды на германскую территорию, для борьбы против союзных самолётов приходилось тратить большие средства. Германии требовалось сырьё, в первую очередь нефть, для ведения широкомасштабной войны.
   Гитлер и его генералы решили предпринять последнюю попытку изменить ход войны в свою пользу. Для этого они подготовили новую наступательную операцию, план "Блау" - широкомасштабное наступление на южном участке советско-германского фронта. Конечной целью операции были захват Баку, Астрахани и Сталинграда. В случае успеха "Блау" решалось сразу несколько задач. Красной Армии наносилось серьёзное военное поражение; советская промышленность лишалась каспийской нефти и иранского пути союзного снабжения; Германия получала кавказскую нефть.
   Всем известна фраза Гитлера: "Если я не получу нефти Майкопа и Грозного, я буду вынужден покончить с этой войной!"
   Немецкие генералы так же стремились получить выгодные плацдармы для своих дальнейших операций. Вермахт намеревался вторгнуться на Ближний Восток и выйти к Суэцкому каналу. Великобритания в этом случае теряла Средиземноморье.
   В СССР после захвата Сталинграда немцы намеревались развернуть наступление вверх по Волге. Но все эти планы намечались уже на следующий, 1943-ий год. До этого германской армии пришлось бы удерживать дополнительную линию фронта протяжённостью более полутора тысяч километров. Своих армий у Германии уже не хватало, и немцы решили использовать армии своих союзников - Румынии, Италии и Венгрии. Немцы знали об их невысоких боевых качествах, но надеялись на ослабление Красной Армии вследствие понесённого поражения и нефтяного голода. Однако немецкие генералы опять не учли способности советской экономики. Уже в конце лета сорок второго года началось накапливание запасов сырой нефти на Урале. Накопленного вполне могло бы хватить на год при условии ведения широкомасштабных боевых действий. Советские танковые заводы уже выпускали более двухсот единиц бронетехники в месяц.
   Как мы видим, немецкий план был довольно рискованный, с переменными результатами. Но Германия была вынуждена рисковать. Вот что говорил фельдмаршал Паулюс в своём докладе слушателям высшей военной школы в Дрездене в конце мая 1954-го года.
   "Главная военная операция 1942-го года должна была проводиться в районе действий группы армий "Юг". Стратегическая цель операции - захват областей Северного Кавказа, богатых нефтью. Захват кавказской нефти считался жизненно необходимым для дальнейшего ведения войны вооружёнными силами Германии и её союзниками.
   Для защиты флангов и прикрытия тыла во время этой операции в направлении Кавказа следовало достичь Волги в районе Сталинграда. Одновременно этим преследовалась цель - перерезать важную водную магистраль и лишить тем самым Советскую Армию военно-промышленных предприятий Сталинграда. Однако задача захвата Сталинграда была поставлена перед группой армий "Юг" и участвующим в операции армиям только в конце июля 1942 года. Перед этим была поставлена задача достичь рубежа в излучине Дона примерно по линии устье Дона - Вешенская. Тактическое значение операции заключалась в том, чтобы разбить и уничтожить войска южного фланга советского фронта и тем самым исключить их из дальнейшего участия в военных действиях. Это должно было изменить соотношение сил в пользу Германии"
   В первой части цитаты Паулюс говорит о необходимости захвата кавказской нефти. Вообще Германия смогла вести полномасштабную войну ещё три года после провала попытки захватить кавказские месторождения. Но война эта была по характеру скорее оборонительной, без широких наступательных операций, наподобие кампаний тридцать девятого - сорок второго годов. Мне кажется, что здесь самое время взглянуть на карту боевых действий лета - осени 1942-го года, до начала советского контрнаступления.
  
    []
   При осуществлении "Блау" немецкий генералитет столкнулся с ещё одной весьма важной проблемой - с возросшим уровнем боевого мастерства Красной Армии. Уже в августе Гитлер заявлял, что Вермахт наносит удары в пустое пространство, русским удаётся выходить из окружений. Осенью проблема стала неразрешимой. Группа армий "А" на Кавказе застряла перед Главным Кавказским хребтом, группа армий "Б" истекала кровью в безуспешных попытках взять Сталинград. До сих пор ведутся споры: а так ли нужен был Сталинград Вермахту? Город уже утратил своё значение крупного перевалочного узла: Волга оказалась под контролем германской артиллерии. Шестая армия выдвинулась узким коридором на восток, прикрыв свои фланги слабыми силами союзников. Даже с падением города положение не изменилось бы. Здесь отчётливо проявился весь авантюризм немецких методов ведения и планирования войны.
   После начала советского контрнаступления над всем южным флангом немецкого восточного фронта нависла смертельная угроза. Собственно первоначально советский план "Большой Сатурн" предусматривал окружение Шестой Армии и прорыв танковых и механизированных корпусов к Ростову-на-Дону, с отсечением всего южного крыла немецких войск. Но Сталин предпочёл не рисковать и ограничиться малым - пленением Шестой германской армии. Уже в 1952-ом году Сталин в беседе с Чуйковым обронил: "Это было очень рискованно. Рисковать нельзя было. Народ очень ждал победы". Конечно, можно вменить Иосифу Виссарионовичу пренебрежение высокой стратегией, но нельзя забывать, что советские полевые командиры к тому времени ещё не до конца овладели искусством проведения крупных операций. Верховный Главнокомандующий ещё не забыл жестокие уроки конца весны - начала лета сорок второго: поражений под Харьковом, под Керчью, окружение и пленение Второй ударной армии генерала Власова. Если присмотреться, то на карте можно разглядеть стрелочки этих операций.
   Сталин предпочёл вариант менее масштабный, но зато более надёжный.
   После поражения немцев под Сталинградом уже можно говорить о провале германского восточного похода. Да, Германия ещё делала попытки как-то взять инициативу в свои руки (Курская дуга), но это были попытки оттянуть поражение. Давайте опять процитируем Паулюса, вот что он пишет в своих воспоминаниях:
   "Весь комплекс операций под Сталинградом состоит из трёх фаз развития:
      -- Продвижение к Волге.
   В общих рамках войны летнее наступление 1942 года означало попытку в новом наступлении осуществить планы, потерпевшие провал поздней осенью 1941 года, а именно: довести войну на Востоке до победного конца, т. е. добиться целей нападения на Россию вообще. Тем самым существовала надежда решить исход войны.
   В замыслах военного командования на первом месте стояла чисто военная задача. Это основная ставка на последний для Германии шанс выиграть войну определяла все планы германского командования и во время двух следующих фаз.
      -- С началом русского ноябрьского наступления и окружения 6-й армии, а также частей 4-й танковой армии, в целом 220 - 240 тыс. человек, становилось всё более ясно, вопреки всем ложным обещаниям и иллюзиям ОКВ, что вместо "победного завершения войны против России" возник вопрос: как избежать на Востоке полного поражения и, следовательно, проигрыша всей войны?
   Этими мыслями были целиком поглощены командование и войска 6-й армии, в то время как вышестоящие инстанции (группа армий, начальник генерального штаба сухопутных войск и ОКВ) ещё верили в шансы на победу или по крайней мере утверждали это.
   Поэтому мнения о мероприятиях командования и методах ведения боевых действий, диктовавшихся обстановкой, резко расходились.
   Поскольку вышестоящие командные инстанции, исходя из вышеуказанных соображений и обещания прислать подкрепления, отклонили прорыв, ещё возможный в первой фазе окружения, оставалось только удерживаться, чтобы воспрепятствовать дезорганизации и, следовательно, распаду всего южного участка Восточного фронта вследствие самовольных действий. Но последнее в дополнение к крушению первоначальных надежд на победу уничтожило бы быстро всякую возможность избежать решающего поражения и вместе с тем развала Восточного фронта.
      -- В третьей фазе, после провала попыток деблокады и отсутствия обещанной помощи необходимо было выиграть время, чтобы позволить восстановить южную часть Восточного фронта и спасти крупные немецкие силы, находившиеся на Кавказе.
   Можно было полагать, что в случае неудачи вся война будет проиграна только в результате громадного по масштабам поражения на Восточном фронте."
  
   Как следует из данной цитаты, призрак полного поражения навис над Вермахтом уже в начале 1943-го года, и только просчёт советского Главного командования позволил немцам избежать этого. Уже после поражения на Волге Гитлер поставил перед своими генералами задачу удержания захваченного. Курское сражение было призвано лишь временно выбить инициативу у Красной Армии и выиграть необходимое для накопления сил время. Однако время уже работало против Германии. Западные союзники высадились на Сицилии и вывели значительную часть итальянской армии из войны. Одновременно американцы и англичане начали широкомасштабное воздушное наступление на Третий Рейх. Под Курском Вермахт потерпел очередное поражение и теперь был вынужден отходить, судорожно цепляясь за выгодные рубежи и нанося контрудары.
   К лету 1944-го года Красная Армия вернулась в Западную Украину и Западную Белоруссию, на территории, которые уже тридцать лет были театрами жестоких сражений между Западом и Россией. Реки Сан, Буг, Стоход, Збруч, Нарев, Бобр, города Брест, Перемышль, Львов, Рава-Русская, Сокаль помнили ещё жаркие битвы первой мировой и советско-польской войн, трагедию сорок первого года. Теперь Красная Армия последний раз прошла по этим рубежам, чтобы надолго отбить охоту западных завоевателей вторгаться в Россию.
   Союзники СССР, стремясь не допустить вторжения Красной Армии в Европу, поспешили открыть Второй фронт в начале лета сорок четвёртого. Теперь Германия оказалась в железных тисках войны на два фронта. Некоторые немецкие генералы, стремясь заключить более - менее приемлемый для Германии мир попытались, вопреки всем прусским военным традициям, свергнуть своего Главнокомандующего, но потерпели неудачу. Третий Рейх ещё агонизировал после этого девять месяцев, унося с собой в могилу безумные мечты немцев о "достойном месте в мировой истории" и миллионы жизней.
   Вторая Мировая война окончилась победой СССР не только над Германией. Советскому руководству удалось, пользуясь своим огромным авторитетом, создать стройную систему обеспечения своей безопасности. На западных границах традиционно враждебные России государства - Польша, Венгрия, Румыния - стали теперь во многом подконтрольны Москве. На востоке у СССР появился мощный союзник - Китай, в котором так же установилась советская система управления. Возникли и новые противники, в первую очередь США. Но если раньше Российской империи приходилось бороться за влияние лишь в приграничных регионах, то теперь противостояние стало общемировым: СССР превратился в ведущую мировую державу. Вскоре возникла ситуация, грозящая новой войной, войной за мировое господство.
   Ещё в 1943-ем году американские военные рассматривали возможность ведения войны против СССР после разгрома им Германии. Осенью 1945 года "возможность ведения" уже воплотилась в конкретные директивы и планы. 14 декабря 1945 года, на основании директив 1496/2 и 1518, "Объединенным комитетом военного планирования" принята директива J 432/D. В ней намечена бомбардировка атомными бомбами двадцати советских городов: Москва, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Ленинград, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Ново Кузнецк, Грозный, Иркутск, Ярославль. Нам интересно взглянуть на то, чего добивались американцы от нашей страны? Как мы помним, завоеватели XIX века хотели устранить Россию с Европейской политической сцены, завоеватели века ХХ мечтали уже об аннексии наших территорий. Чего же хотели американцы? Вот выдержка из директивы Совета национальной безопасности США СНБ 20/1 от 16.08.48
   "Правительство вынуждено в интересах развернувшейся ныне политической войны наметить более определенные и воинственные цели в отношении России уже теперь, в мирное время, чем было необходимо в отношении Германии и Японии ещё до начала военных действий с ними... При государственном планировании ныне, до возникновения войны, следует определить наши цели, достижимые как во время мира, так и во время войны, сократив до минимума разрыв между ними".
  
   "Наши основные цели в отношении России, в сущности, сводятся всего к двум:
  
   а) Свести до минимума мощь и влияние Москвы;
  
   б) Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России".
  
   Для этого необходимо
  
   "Так какие цели мы должны искать в отношении любой некоммунистической власти, которая может возникнуть на части или всей русской территории в результате событий войны? Следует со всей силой подчеркнуть, что независимо от идеологической основы любого такого некоммунистического режима и независимо от того, в какой мере он будет готов на словах воздавать хвалу демократии и либерализму, мы должны добиться осуществления наших целей, вытекающих из уже упомянутых требований. Другими словами, мы должны создать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы даже некоммунистический и номинально дружественный к нам режим:
  
   а) не имел большой военной мощи;
  
   б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира;
  
   в) не имел серьёзной власти над главными национальными меньшинствами и
  
   г) не установил ничего похожего на железный занавес.
  
   Таким образом, американцы, памятую о печальной участи предыдущих завоевателей, уже не думали об аннексии, они желали всего лишь экономического закабаления СССР. Здесь надо помнить об общих изменениях в мире, о растущей глобализации мировой экономики. США в результате Второй мировой войны превратились в ведущую мировую экономическую державу, которой в той или иной степени подчинялись все остальные страны. Сухопутная оккупация СССР представлялась американским политикам экономически нецелесообразной. Однако здесь существовало одно "но". Американцы понимали, что для достижения своих целей им необходимо будет свергнуть существующих советских правителей посредством военной силы. В директиве прямо говорится, что воздушные удары сами по себе такой цели не решат и, по всей видимости, придётся предпринимать сухопутное вторжение в СССР. Так возникло несколько других планов. Первый план был набросан в общих чертах Дуайтом Эйзенхауэром ещё во время Второй мировой войны и носил название "Тоталити". В 1948 году он был обновлён и преобразован в план "Чариотир". В том же 1948-ом году появился новый план под названием "Флитвуд". И, наконец, последний план перед началом Корейской войны носил название "Троял". Я не случайно упомянул войну в Корее, так как американцы в ходе этой войны реально рассматривали возможность удара по Советскому Союзу. Согласно плану "Троял", война с СССР должна была начаться 1 января 1950-го года. Вот даты появления этих планов
   "Тоталити" декабрь 1943 г.
   "Чариотир" май 1948 г.
   "Флитвуд" 01.09.1948
   Оперативный план САК ЕБА 1-49 от 21.12.1948 г.
   "Тройал" январь 1949 г.
  
   Таким образом, положения именно этих планов могли быть реализованы на практике. Давайте рассмотрим военные положения этих планов.
   "К исходу 6-го месяца боевых действий Советы могут оккупировать и укрепиться на всём северном побережье Средиземного моря, от Пиренеев до Сирии и подвергнуть линии коммуникаций в море сосредоточенным ударам с воздуха. Кроме того, СССР через 6 месяцев после начала войны сможет оккупировать Испанию и подвергнуть артиллерийскому обстрелу коммуникации через Гибралтарский пролив; СССР в борьбе с вероятными противниками: США, Англией и союзными c ними странами - сможет овладеть ключевыми районами Европы и Азии".
  
   Согласно плана "ФЛИТВУД" основой советской мощи являлось:
   Прирожденное мужество, выдержка и патриотизм русского населения (народа).
   Отлаженный и чёткий механизм централизованного контроля Кремля в Советской орбите.
   Идеологическая привлекательность теоретического коммунизма.
   Доказанная способность советского режима мобилизовать прирожденный русский патриотизм в поддержку советских военных усилий.
   Способность русского народа и правительства вести войну в условиях крайней дезорганизации, как случилось в первые годы второй мировой войны"
  
   21 декабря 1948 года главнокомандующий ВВС США доложил комитету начальников штабов составленный во исполнение директив 1496/2 и 1518 оперативный план САК ЕВП 1-49 :
  
   "2. Война начнется до 01 апреля 1949 года.
   3. атомные бомбы будут использоваться в масштабах, которые будут сочтены целесообразными;
  
   3а. С учётом количества имеющихся атомных бомб, радиуса действия союзных бомбардировщиков, точности бомбометания, мощности бомбардировок, первостепенными объектами для ударов с воздуха являются главные города Советского Союза. Уничтожение их настолько подорвет центры промышленности и у правления СССР, что наступательная и оборонительная мощь Советских Вооруженных Сил резко снизится...
  
   в. Планы объектов и навигационные карты для операции против первых 70 городов будут розданы по частям к 01 февраля 1949 года. Имеющиеся навигационные карты в масштабе 1:1000000 достаточно точны, чтобы обеспечить полёт к любому нужному пункту на территории СССР...
  
   г. Для первых атомных бомбардировок в целях планирования принимаются возможные потери в 25% от числа участвующих бомбардировщиков, что совсем не воспрепятствует использованию всего запаса атомных бомб.
  
   По мере воздействия атомного наступления на советскую ПВО потери бомбардировщиков снизятся.
  
   4. Из всего изложенного следует вывод:
  
   мощное стратегическое воздушное наступление против ключевых элементов советского военного потенциала может быть проведено по плану."
  
  
   Итак, американцы предполагали оккупацию советскими войсками Западной Европы и Ближнего Востока, но путём уничтожения СССР атомными воздушными бомбардировками надеялись достичь благоприятного для себя результата. Помните "план Шлиффена"? Германия предполагала отдать русской армии Пруссию, возможно даже Австро-Венгрию, но достичь решающего успеха на западе и обратиться потом против России. Теперь американские военные уродливо скопировали идею "разумного риска" Альфреда фон Шлиффена. Действительно, история повторяется. Первый раз это трагедия, второй раз - фарс. Давайте вспомним, какие цели преследовали Соединённые Штаты, собираясь напасть на СССР? Экономическое подчинение? После атомных ударов остаются радиоактивные пустыни, американцы их хотели экономически подчинять? К тому же, пришлось бы оккупировать территорию СССР и подвергать свои войска опасности партизанской войны. Это расходилось с директивой Совета безопасности США сорок восьмого года, но любая агрессия сама по себе имеет свою внутреннюю логику и не подчиняется никаким директивам. В реальности США не рискнули напасть на СССР, хотя всё предпосылки к этому уже были.
   Началось всё с разделения Кореи на две части: Северную и Южную. Северная объявила о построении социализма и ориентировалась на СССР и Китай, а Южная Корея оставалась в мировой капиталистической системе и была подконтрольна США. 25-го июня 1950-го года Северная Корея вторглась в Южную, и за три месяца оттеснила войска последней на узкую прибрежную территорию в южной части Корейского полуострова. Американцы, прикрываясь решением Совета безопасности ООН, высадились в тылу северокорейских войск и, пользуясь своим подавляющим превосходством в вооружениях, нанесли тяжёлое поражение северокорейской армии. Однако северокорейскому руководству удалось организованно отвести войска к границе с Китаем. Китайское руководство во главе с Мао-Цзедуном, заручившись поддержкой Сталина, приняло решение помочь Северной Корее и отправить туда огромную армию китайских добровольцев. В результате американцы, уже приготовившиеся праздновать победу, понесли тяжёлое поражение и были вынуждены отходить на юг. 4 января 1951-го года китайские и северокорейские войска вновь вошли в Сеул. Командующий американскими войсками генерал Мак-Артур вышел из равновесия и запаниковал. Этот генерал командовал в годы Второй мировой войны американскими войсками на Тихом океане и с сорок третьего года не знал крупных поражений. В Европе американцы испытали серьёзный кризис в Арденнах в декабре 1944-го года, но на Тихоокеанском ТВД мощные американский флот и авиация не оставляли японцам ни малейшего шанса. Теперь Мак-Артуру пришлось изведать всю горечь крупного отступления. Не найдя ничего более умного, генерал запросил разрешения у вышестоящего руководства разрешения нанести широкомасштабный (в том числе и атомный) воздушный удар по Китаю. Американское руководство задумалось. Китай был связан с СССР военным договором и, в случае удара по Китаю, США вступали в войну с Советским Союзом. План "Троял" стал обретать реальные черты. Президент США Дуайт Эйзенхауэр, участник Первой и Второй мировых войн, выслушал мнение военных, политиков, экономистов, историков. Выяснилось, что по данным разведки, в СССР за последние годы построено множество аэродромов (особенно в Сибири и на Дальнем Востоке). Советские ВВС получили новейшие реактивные самолёты - истребители МИГ-15, способные противостоять любому американскому истребителю тех времён. МИГи уже показали себя в корейском небе, Сталин направил туда своих лётчиков, в том числе ведущего русского аса Ивана Кожедуба. Воздушные потери заставили американцев прекратить попытки нанесения массированных бомбовых ударов по северокорейским городам. В то же время у СССР тоже появилась атомная бомба и средства доставки её на территорию США, Советский Союз создавал свою стратегическую бомбардировочную авиацию.
   Американцы были поражены. Ещё совсем недавно половина европейской территории СССР лежала в руинах, русским приходилось тратить огромные средства на восстановление своей промышленности. И оказалось, что Советская Россия способна отразить американское воздушное наступление и сама нанести удар! При этом советские сухопутные силы были на расстоянии нескольких танковых бросков от Ла-Манша и остановить их не представлялось возможным. Американские силы в Европе были немногочисленны, а военного блока НАТО ещё не существовало.
   В сложившейся ситуации Д. Эйзенхауэр не осмелился напасть на Китай. Как сказал один из американских политиков, "Удар по Китаю приведёт США к войне не в том месте и не с тем противником". Мак-Артур был смещён, а война в Корее приняла характер десантной операции ограниченных масштабов. В конце концов, она окончилась в 1953-ем году, уже после смерти И. В. Сталина, на тех же рубежах, на которых начиналась.
   Но американцы не отказались от своих планов вторжения в СССР. По новому плану, получившему название "Дропшот", боевые действия должны были начаться 1 января 1957-го года. Сам план появился в декабре 1955-го года. Планировалось Сбросить на СССР 300 атомных бомб и 250 тысяч тонн обычных бомб, что уничтожит 85% советской промышленности.
   Во втором периоде в действие вступают сухопутные силы НАТО - 164 дивизии, из них 69 американских. Всего планируется задействовать до 250 дивизий. По плану "Дропшот" союзники должны оккупировать Советский Союз. Оккупационных войск -38 дивизий.
   Направлениями главных ударов были выбраны западное, как традиционное, и южное, как ведущее по кратчайшему пути в ведущие промышленно-хозяйственные районы СССР. Американцы опять намеревались оккупировать разрушенную атомными ударами территорию СССР своими войсками. Их не пугали ни опасность радиоактивного поражения своих войск, ни возможность ведения жестокой партизанской войны. Таким образом, безусловно преступная, но учитывающая предупреждение Клаузевица о невозможности оккупации России, доктрина Совета безопасности США о покорении нашей страны без ввода войск на её территорию, была отметена. Однако в 1957-ом году, после создания Советским Союзом стратегических ядерных ракет, все эти планы отошли уже в область теории.
  
  
   Я пишу эти строки в 2008-ом году, через семнадцать лет после поражения России в "холодной войне", объявленной Черчиллем в 1946-ом. Многие положения директивы Совета безопасности США сорок восьмого года были выполнены и реализованы в девяностых годах двадцатого столетия. Сейчас положение медленно выправляется в выгодную для России сторону. Постепенно Россия отвоёвывает утерянные позиции на международной и внутриполитической сферах. Для сохранения этой тенденции нам необходимо знать историю всех попыток западных культуртрегеров уничтожить нашу страну.
   Уйманов Аркадий. Емайл steelerr@rambler.ru
   Редактор Фетисова Светлана. Емайл sfeta@rambler.ru
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.60*19  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015