ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Валецкий Олег Витальевич
Истоки и течение сербско-албанской борьбы за Косово и Метохию. Часть 2

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.39*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Во второй части описывается история Косово и Метохии,с началом распада бывшей Югославии и с приходом к власти Слабодана Милошевича в Сербии,вплоть до начала войны на территории Косово и Метохии в 1998 году и подписанного осенью перемирия

Уже восьмидесятые годы, знаменовавшиеся в Югославии началом беспорядков на Косово, показали, чего стоит западная помощь тем, кто ее принимает. Практически сразу после смерти Тито,сделавшим огромные уступки албанцам,за счет ненавидимых им сербов(при нем,на Косово и Метохии,албанцы за изнасилование сербки могли получить 30 дней тюрьми,из за якобы невозможности доказать их вину,а серб за пение четнических песен-60 дней тюрьмы),в Приштине,в 1981 году,были организованы студенческие демонстрации,переросшие в беспорядки и погромы сербов. Президиум Югославии в ответ ввел чрезвычайное положение и послал на Косово и Метохию сводние силы милиции из всех союзных республик.Это послужило началом массового сепаратистского движения албанцев,когда тысячи албанцев вышли на улицы, нападая на милицию, армию, на местных сербов, в том числе и оружием . Роль западних спецслужб,в первую очередь германских,нельзя недооценивать. Именно в Германии было,тогда в 1982 году,созданно албанское Народное движение за освобождение Косово,путем обьединения четырех организаций албанской эмиграции.Врядли они могли действовать,а тем более готовить своих боевиков,без поддержки немецких спецслужб. В 1989 парламент Сербии на своем заседании 28 марта,запретил парламентам своих "покраин"(автономных областей) вносить изменения в Конституцию.Это вызвало новый виток напряжения на Косово,и для подавления забастовки албанских шахтеров на руднике Стари Тырг,пришлось использовать спезназ-САЙ, МВД Сербии. Албанское сепаратистское движение, не утеряло власть над своим народом. Хотя в его руководстве были почти одни мусульмане,на Западе о нем узнавали во многом по нескольким его членам-католикам. Была даже запущена "утка" о переходе в католичество нескольких десятков тысяч албанских мусульман, что, разумеется, было неточными после одноразового ее употребления больше не вспоминалась. В 1990 году была развернута демагогическая компания о том что "сербы" травят албанских детей в школах,распыляя яд в воздухе(сербские дети учившиеся в этих же школах почему то отравленны не были)Многие западние СМИ поддерживали выдумки албанской пропаганды,а западные политики требовали предоставления албансцам "демократии".Сербия, несмотря на все свои силы, едва не оказалась перед катастрофой. Конечно, это поняли многие работники государственно-партийного аппарата в Сербии и так, как им не улыбалось оказаться виновниками распада государства, то Сербия, во главе которой встал,в 1986 году,Слободан Милошевич, во многом поддержанный Академией наук Сербии, приняла жесткие меры по восстановлению порядка на Косово. Милошевич организует митинг на Косово поле(под Приштиной) 28 июня 1989 года посвещенный 600 летию битвы на Косово.На митинг прибыло до милиона сербов со всей бывшей Югославии. Милошевич,пообещав сербам на Косово и Метохии что "никто не может их бить"быстро взялся за дело. В Сербии тогда же был отменен Устав 1974 года, и автономные округа Косово и Метохия и Воеводина были ограничены в правах. В феврале 1990 ЮНА была выведена на улицы городов и сел Косово для наведения порядка. В апреле 1990 года вводится прямое командование МВД Сербии над милицией на Косово и Метохии,а в декабре 1990 года парламент Сербии распускает парламент Косово и Метохии и берет на себя его функции. Это было бы естественно для любого государства, в том числе и для США, использовавших армию в 1989 году для подавления негритянских волнений в Калифорнии..Вообще-то разумнее и дальновиднее было бы вообще отменять автономные округа, ибо, ни сербы в Хорватии или в Боснии и Герцеговине, ни итальянцы в Хорватии или Словении, ни хорваты в Герцеговине вообще автономий не имели. Оставление же Косово в виде автономии ничего толком не решило, так как албанцы тогда уже составляли абсолютное большинство на Косово, а среди неалбанцев был значителен процент "горанцев"(сербов-мусульман) и цыган, так же бывших здесь мусульманской веры.Сербам в такой ситуации можно было рассчитывать лишь на горанцев которые,держали нейтралитет. Албанцы-католики на Косово держались своих мусульманских сонародников и то, во многом благодаря югославской власти, не пытавшейся их разделить с мусульманами. В июле 1990 года албанцы провозгласили свое собственное государство на Косово и Метохии,которое правда никто не признал кроме Албании,а затем в Качанике была провозглашенна Конституция этого "государства".По призыву албанских вождей была начата всеобщая забастовка. Албанские национальные лидеры с помощью старейшин родов сумели сплотить почти весь свой народ компанией гражданского неповиновения власти Сербии на Косово. Албанцы отказывались учить своих детей в государственных школах и университетах, не платили налоги государству, не участвовали в переписи и бойкотировали выборы, создавая взамен собственные частные школы, университеты и целую систему власти. В 1992 году ими были организованны "выборы",в которых участвовали одни албанцы,на которых 24 мая 99 процентов голосов получил Ибрахим Ругова,ставший оффициальным вождем албанцев. Были даже попытки в 1992 году создать собственную полицию, что, впрочем, им до 1997 года не удавалось. Непризнание албанцами государственной власти Сербии приводило к тому, что в иных горных селах люди действительно думали, что живут в Албании. Таким образом. молодое поколение албанцев на Космете росло в неприятельском отношении и к Югославии, к Сербии, и ко всем сербам.Если учесть, что рождаемость в албанских семьях была очень высока, то уже в середине восьмидесятых годов можно было понять, что албанцы представляют для сербов угрозу куда большую, в отличие от хорватов. По тогдашним расчетам,албанцы к 2040 году составляли бы половину населения Сербии. Уже к концу восьмидесятых годов албанцы, почти исключительно мусульмане, составляли большинство даже в трех общинах Сербии, опирающихся на Косово.Эти общины Буяновац, Медведжа, Прешево, заселенные албанцами-мусульманами, конечно, жили в полном послушании югославской власти, и даже на многопартийных выборах там побеждали именно коммунисты, то есть, Союз "Югославенска левица", под руководством жены Милошевича, профессора Миры Маркович, которая в отличие от своего мужа, ставшего во главе социалистов, так и не захотела поступаться "принципами". Но именно эти мусульмане и были главной опасностью Сербии, ибо от границ этих общин до болгарской границы было не более ста километров. Между тем, с болгарской стороны границы жили так же мусульмане, правда уже болгары, и сколько бы иные болгары не уверяли, что Болгария вопрос с мусульманами решила, тяжело в это поверить, ибо ислам в Болгарии господствовал 500 лет, и не болгары сбросили его иго. К тому же ныне Болгария переживает не лучшие временами и ее армия, и так разрушенная экономическим кризисом, окончательно добивается политикой "миротворчества" "с помощью" НАТО, после которой "союзная" Турция сможет, с "союзной" Болгарией покончить куда быстрее, чем со столь же "союзной" Грецией. Что же касается Македонии, то в ней число албанцев составляет До 30%,и Скопье уже на треть албанский город. При том, в Македонии проживает большое количество этнических турок,а также македонцев-мусульман. Так что,вряд ли нынешняя Македония, к которой претензии имеют все соседние государства, сможет выстоять перед натиском даже своих албанцев. Что же касается Греции, то и там на севере проживает большая община македонцев-мусульман.С другой стороны на Албанию и соседнее Косово опирается Санджак, область юга Сербии, более чем наполовину заселенная местными мусульманами сербского происхождения, тогда как с другой стороны, Санджак граничит с Боснией и Герцеговиной.Хотя в середине восьмидесятых многим людям в Югославии тяжело было представить будущую религиозную войну в Боснии и Герцеговине, все же это было скорее следствием догматизма, чем реальных исторических фактов.Простой народ еще имеет право не знать историю, глупость-дело добровольное, но власть на это прав но имеет. Огромный исламский коридор от Стамбула до Сараево хорошо выделялся на этнической карте, и Черногория здесь особым препятствием не была и тогда,а ныне именно она является самым слабым местом.Во-первых, север Черногории как раз и входит в мусульманский Санджак, во-вторых ,пограничная территория с Албанией так же засалена албанцами, и пограничный городок Ульцин на Адриатическом побережье был не менее албанским от Приштины, ну и наконец, в -третьих, и сама столица Черногории-Подгорица была на треть заселена мусульманами. Ко всему этому надо прибавить и многонациональность, а следовательно, нестабильность Сербии, где так же живет большое количество мусульман, в том числе цыган. Отмахиваться после этого от исламской угрозы, как от выдумки шовинистов, или идиотизм, или предательство, тем более, что Запад,своими требованиями по сокращению вооруженных сил(от той же Черногории,находящейся на содержании у ЕС и США,требуется сократить вооруженные силы до 2500 человек)фактически ведет дело к восстановлению Турецкой империи. К сожалению, доныне,так называемые "серьезные" политики и ученые продолжают отмахиваться от, по-настоящему, серьезных проблем, так же, как они это делали в начале восьмидесятых годов, а следствие подобного безумия ныне предлагают принять, как реальность. Ныне же реальность такова, что от мусульманского Горажде до-границы с Санджаком всего лишь 20 км, и эти 20 километров местные сербы из Республики Сербской должны были защищать в 1992-1995 годах, как от мусульманской армии Боснии и Герцеговины, так и от групп санджакских исламских боевиков, нападавших уже со стороны Сербии и Черногории.В 1998 году албанская Освободительная Армия Косово свои операции начала проводить на границе с Санджаком, через который на Косово нередко шло не только оружие, но и моджахеды. Если все это фантазии, то что тогда реальность? Албанцы, в первую очередь лидеры экстремистской части албанского движения Косово, не скрывали своих планов по началу войны. Еще в начале 90-ых годов они давали заявления о том, что готовы выставить только в первый период войны двести тысяч слабо вооруженных бойцов, дабы во втором периоде иметь стотысячную хорошо подготовленную и хорошо вооруженную армию. Логика здесь ясна. Сто тысяч взрослых мужчин автоматически вносились в приемлемые потери в убитых, инвалидов, пропавших без вести и пленных. Американская разведка, прогнозируя будущую войну на Косово, так же писала о, минимум ,50 тысячах мертвых и 400 тысяч беженцев. Такая решительность албанских лидеров радикального крыла албанского сепаратистского движения должна была бы привлечь внимание югославских властей, но они тогда самоуверенно отмахивались от опасности, хвалясь силой ЮНА и милиции. Они словно не понимали, что будущая война на Косово будет иметь совсем другой характер, чем война, шедшая в Хорватии. По большому счету, целью албанцев было создание силы, способной возглавить албанский народ и, одновременно, очистить Косово от местного сербского населения. Само же существование Югославии албанцем не то что не мешало, но помогало бы в ползучей оккупации сербской земли и в установлении своего влияния в Санджаке. Конечно, между мусульманами Санджака и албанцами-мусульманами есть немалые различия, но, в конечном итоге, все они вполне могут быть преодолены, и не случайно, что в южных общинах Сербии очень много албанцев голосовало за лидера СДА Санджака Сулеймана Угленина, как за президента Сербии. К тому же, не следовало бы уравнивать страх войны в албанском и сербском обществе. Сербское общество, изъеденное западной культурой, пусть и не в такой мере, как в Западной Европе и живущее при этом при современном капиталистическом строе, при политической системе парламентской демократии, пусть и постсоциалистического типа, не может сравниться с довольно примитивным албанским обществом, основу которого составляет молодежь, живущая на селе и ведомая своими старейшинами. Культура албанского общества весьма низка, а ислам, прочно в нем укоренившийся, с войной лишь усилился, так как она, очевидно, по всем исламским законам была объявлена "джихадом". Это не значит, что албанцы в войне были бы неуязвимы, они, как и любой другой исламский народ при полномасштабной войне с противником, обладающим единством и Физических и духовных сил, были бы поражаемы, так же, как это уже не раз бывало в истории, когда небольшие европейские армии били несравненно большие войска мусульман. Но проблема сербского общества была в том, что оно-то как раз, как впрочем и любое другое, общество европейских народов, таким единством не обладало.К тому же сама власть не могла бы вести полномасштабную войну, во-первых, из-за давления Запада, чья забота о демократии и правах человека всегда устремляется туда, где лежат его политические и экономические интересы, а во-вторых, сама югославская власть не захотела бы вести такую войну. Ныне видится, что боевые действия на Косово велись не ради защиты сербских земель, а ради стабильности власти в Белграде,хотя, рядовые бойцы сербских сил и думали, что воюют за "сербство". Вооруженная борьба на Косово и Метохии началась в восьмидесятых годах, когда Белград установил свою прямую власть над Косово. Разумеется, многие террористические и политические группы албанцев за это время были разбиты, а то и уничтожены. Но ведь число сербов на Космете от этого не только не увеличилось, но и уменьшилось. Конечно, местные сербы тогда получили большие права, и именно из них стала комплектоваться местная власть,в первую очередь в Приштине. Но Приштина -это еще не все Косово, и на селе, да и во многих других городах, ситуация менялась. Однако, и Приштина отнюдь, не везде была безопасна. Большое количество милиции, посылаемое на Косово, сначала со всей Югославии, а затем уже с одной Сербии, держало албанцев в повиновении, но дело то этим не решалось. Если было избито пара десятков албанцев в какой-нибудь милицейской операции, или пара албанцев будет убито в перестрелке с пограничниками на границе, Косово все равно сербским не становилось. Сербским Косово сделали бы лишь сербы, переселявшись в него, а этого-то и не делалось. Поразительно, что власть в стране, в которой веками именно пограничные села защищали землю, не могла принять решение создавать такие же поседения на Косово. Впрочем, это риторический вопрос, ибо еще больший абсурд можно видеть в современной России, где в казачьих областях Северного Кавказа, веками существовавших без всякой государственной помощи, охрана границ поручается командированным со всей страны милиционерам, тогда как о казачестве не вспоминают. Подобный идиотизм, как видится, интернационален и расширился по свету вместе с пролетарской революцией. Так что, та тактика, что была принята югославской властью для борьбы с албанской "контрреволюцией" ничего другого, кроме нынешнего положения вещей и не могла дать. Жалобы на Запад здесь бессмысленны, ибо Запад всегда имел двойные стандарты к любым событиям, и то, что он поведет антисербскую политику, можно было ожидать. К тому же, албанцы постарались развернуть на Западе политико-пропагандистскую деятельность. Конечно, она была важна и для албанской эмиграции, довольно многочисленной на Западе, особенно в США и Германии, но еще более она была важна для самого Запада. Картины борьбы "свободолюбивых" албанцев против сербского "фашизма" неплохо рекламировали шиптар. Конечно, западная политико-пропагандистская машина действует по своим правилам и албанцы, даже с помощью всех денег своей наркомафии не могли бы ею управлять,но все же широкая информационно-политическая сеть обеспечивала албанскому движению необходимую оперативность и действиях и достаточную осведомленность. В конце концов, албанское движение не было полностью создано американцами, как это пытаются доказать нынешние "весьма осведомленные" политики в Белграде, но сами албанцы заставили считаться с собой не только Запад, но и исламский мир. С полными неудачниками Запад не связывается, что, кстати, и видится на примере иных политических движений. Успехи же албанского лобби на Западе весьма существенны. Так, оно успело, разумеется недаром, сделать своим сторонником конгрессмена Бена Гилмора, который засвидетельствовал перед комиссией конгресса США о получении денег за лоббирование /в Америке это совершенно нормальная вещь/ от организации созданной албанцами с Космета, и именно Гилмор пытался увязать в конгрессе проблему снятия санкций с Югославии/данных ей за поддержку Республики Сербской/ с предоставлением Косово особого статуса. Бен Гилмор был, конечно, не один и следует упомянуть, что когда в Тетово /город в Македонии, тогда уже получивший независимость/ открывался албанский университет, разумеется нелегальный, там собралось довольно большое количество американских гостей, среди которых были американские сенаторы, как например, Джозеф Диогарди, а так же американские директора университетов и председатели комиссий конгресса. Македонские власти, естественно, были недовольны попытками перенести центр албанского сепаратизма из Приштины в Тетово, тем более, что из-за университета начались беспорядки между македонской полицией и местными албанцами. Высокие же американские гости тут же сделали внушение президенту Македонии Глигорову, и так зависевшему от поддержки албанских партий. Финансировали албанцы и некоторые американские компании, занимающиеся платной пропагандой, а так же различные "независимые" газеты, хорошо подрабатывающие на журналистской "объективности". Но, конечна, главной звездой албанского лобби долгое время был кандидат в президенты -сенатор Боб Дол, которого албанцы финансировали вскладчину с хорватами и мусульманами и который много приложил усилий к развалу Югославии. На фоне столь активной деятельности албанцев деятельность Белграда выглядела блекло. Единственно, что действительно оригинально и разумно исходило от стороны тех, кто все же мог позволить себе смелость признать наличие на Косово межнационального конфликта. Были довольно смелые предложения о переносе столицы Югославии или одной Сербии в Приштину и переведения туда, тем самым, многих военных, научных и политических учреждений. Это одновременно и усилило бы позиции сербской власти и "узаконило" бы постоянное нахождение на Космете больших количеств войск и милиции, и наконец, увеличило бы процент сербского населения. Были предложения и о массовой проверке документов у всех жителей Космета, и так, как албанцы, переселявшиеся в 50- 60 годах, югославского гражданства не имеют, то и югославская власть имела полное право их депортировать в Албанию. Предлагалось, наконец, в 1998 году переселить всех беженцев из Хорватии и Боснии на Космет, увеличив там число сербского населения. Наконец, в 1998 году собирались создавать "Сербские оборонительные силы" из числа местных сербов, но все это, в конечном итоге закончилось ничем, а точнее, одними разговорами. Главное, что осуществлялось сербской властью на Косово, это сбор взяток от местных албанских бизнесменов, что давало последним беспрепятственно работать без всяких налогов и регистрации, тогда как многие сербские чиновники могли позволить себе вольготную и обеспеченную жизнь. Кто во всем этом выиграл, ныне хорошо видится. Попытки же, так называемых, мирных переговоров были в корне бессмысленны, ибо коммунистическая власть пыталась наскоком по западным, рецептам решить столетние проблемы. Все, что удалось, это было соглашение от 1.09 1996 годамежду Слободаном Милошевичем, с одной стороны, и Ибрахимом Руговой, с другой, о возвращении албанских учеников в официальные школы. Цели, это соглашение достигло,такой что число сербских студентов Приштинского университета уменьшилось о 14 тысяч до 4 тысяч. Ничуть не лучше дело шло и на международном плане, ибо там, ни Югославия ни тем более Запад, не желали явно признавать национально-религиозные корни конфликта на Косово. Западная помощь везде вызывает лишь беды и надеяться на искренность Запада и пытаться ему что-то объяснить, дело безнадежное. Странно было как-то видеть американских генералов рассуждавших о правах человека на Косово. Но это не оправдывало югославскую власть, ибо она имела предостаточно времени для того, чтобы решить вопрос с Косово. Как же происходило все на самом деле, неудержимо напоминало спектакль,в котором главный актер власть в Белграде,терпеливо ждала пока западные политики, пропагандисты и военные смогут "уделить" ей время, освободив свое внимание от других "горячих" точек в мире. Власть в Белграде дотянула с Косово до последнего и даже не попыталась использовать в своих целях фактический развал Албании, в которой ситуация в 1997 году была на грани гражданской войны. Там тоже свою помощь оказал Запад, и результаты не заставили себя ждать. Еще во время первых многопартийных лидеров Албанию посетил государственный секретарь США Бейкер и открыто обещал албанцам деньги, правда, для начала всего лишь пять миллионов долларов, если те свергнут коммунистический режим Рамиза Алии. Албанцы -народ южный, быстро загорающийся, и в Тиране Бэйкера встречали тысячи демонстрантов с американскими флагами. Одновременно началась известная компания с албанскими беженцами, бежавшими в Италию, весьма схожая по сценарию с беженцами из Восточной Германии в 1989 году, бежавшими в Австрию, и коммунизм пал под весьма весомыми ударами американской демократии. Ну, а дабы обеспечить защиту свободы и прав человека, американцы сразу же стали создавать свои военные базы в Албании, устроившись в Дирде, где еще китайцы когда-то построили подземный аэродром, и в порте Драч, используя их для переброски оружия мусульманам в Боснию. Эти базы одновременно с американскими базами в Хорватии, Венгрии, Македонии достаточно надежно окружали сербов, если бы те захотели вырваться из тесных объятий западной демократии, и дабы еще больше упрочить эту демократию американцы еще в 1996 году, когда на Косово все еще было мирно, устроили американо-албанские учения "Орел мира-96",в которых разрабатывался сценарий ввода американских и албанских "миротворцев" на Косово, причем, ни суверенитет Югославии, ни даже низкая боеспособность албанской армии в учет не брались. Вслед за американскими защитниками демократии в Албании появились их верные союзники - турки. Правда, последние в XX веке уже устроили два геноцида - над армянами, и греками, перебив несколько миллионов человек, а также совершили прямую агрессию на Кипр, который продолжают не только оккупировать своими войсками, но и заселять собственными переселенцами, и, наконец, турки уже пару десятков лет ведут войну в Курдистане, где уже перебили несколько десятков тысяч человек, а полмиллиона сделали беженцами. Но, как известно,Турция член НАТО и поэтому никакой реакции ее действия не вызывают в Совете Безопасности даже когда турецкие войска отправлялись в Ирак за курдами. В Албании турки сразу же взялись за обучение ее сорокатысячной армии и тридцатитысячной полиции. Правда, реформа албанских вооруженных сил проходила на редкость бестолково и заключалась прежде всего в том что из армии повыгоняли всех офицеров, кроме танкистов и летчиков, что учились в Китае, заменяя их теми, кто прошел переподготовку в Турции. Так же, как офицерская зарплата составляла 50 американских долларов, а у рядовых она была еще ниже, то желающих служить в армии, в которой за реформами забыли ремонтировать вооружение, становилось все меньше. Единственно, что было создано, так это Генштаб, в котором на первом и третьем этажах сидели албанцы, а на втором - американцы.Была "реформирована" и местная разведка,так что отделение за Югославию,стало комплектоваться американцами албанского происхождения. Последние сразу взялись за Косово и начали там создавать собственную проамериканскую разведывательно-диверсионную службу. Одним из главных разведчиков здесь стал Зедр Цемай, бывший югославский коммунист и главный редактор Радио-Титоград /ныне Подгорица/. Цемай был долгое время агентом албанской службы безопасности "сигурими" в Югославии, а, бежав, позднее, в Америку, там закончил разведшколу.
   Что же касается "сигурими", то она была основательно развалена. Новый албанский президент Сали Бериша, мусульманин из этнической группы геги, рожденный на границе с Косово, и по профессии хирург, сразу стал сводить счеты с теми, кто при прошлом режиме находился во власти. Во многочисленных судебных процессах осуждались прежде всего конкуренты из враждебных Берише кланов и больше всего было важно то, насколько они опасны, а не насколько в чем-то действительно виноваты. Неджемия Ходжа, жена покойного албанского вождя Энвера Ходжи, в 79 лет получила 20 лот по обвинению в растратах, а все руководство "сигурими" оказалось в тюрьме.На месте старых работников служб безопасности приходили нередко те, кто провел по десятку лет в тюрьме и, естественно, начиналась месть. В стране десяток тысяч мужчин боялось выходить на улицу из-за страха кровной мести, и на фоне этого весьма бредово выглядят писания многих западных газет о том, что в Албании демократия борется с коммунизмом. На самом деле все эта борьба имела клановую основу и очень скоро выяснилось, что с Беришей к власти пришли, прежде всего, его земляки - геги, тогда как южане - тоски остались обойденными. Что касается производства, то оно в Албании просто перестало существовать, за исключением разве, что сельского хозяйства и энергетики. Из страны пошел поток нелегальных эмигрантов, и в одной Греции албанцев ныне насчитывается пара сотен тысяч человек. Образованные люди из Албании стремились в Европу вместе с необразованными, и полиция в портах ставила кордоны против людей, пытавшихся пробиться до иностранных кораблей. Переброска людей за границу стала очень выгодным делом и этим, естественно, занялась местная албанская мафия. Она за годы демократии расцвела не только в Албании, но и по всей Европе, да и по всему миру. Конечно, албанская мафия существовала и раньше, и те же наркотики были для Энвера Ходжи предметом госэкопорта, но раньше все это шло под жестким контролем "сигурими", В новое же время из Албании хлынул вал организованной и неорганизованной преступности в Европу, да и в Америку. Дел же для организованной преступности нашлось и в Албании. Через страну пошла волна нелегальных эмигрантов из Азии в Европу, а Югославия, при посредничестве черногорской власти, снабжалась нефтью, через Албанию отправляя в другом направлении те же сигареты и иную контрабанду. Скадарское озеро, находящееся на границе Черногории и Албании, стало не менее проходным от Суэцкого канала. Находчивые черногорцы во время известной албанской анархии 1997 года успели вывезти их Албании даже сотни тонн железа, в том числе рельсы, которые, видимо, оказались в условиях демократии не нужны. Благодаря столь широкой демократии особо сильные позиции в Албании заняли косовские албанцы,которые обладали большими средствами и смогли по дешевке скупать практически все по Албании.Это у многих мастных стало вызывать раздражение. Был тогда принят закон о национализации, и тут уже разозлились косовские албанцы и, естественно, стали искать пути к укреплению своего влияния. Во всем этом клубке противоречий американцы стали вызывать со временем общее раздражение, тем более, что от обещанной ими помощи Албания получила лишь продуктов на два миллиона долларов, тогда как в порту Драч, такие деньги местная мафия зарабатывала за пару дней на переброске иммигрантов и наркотиков. Правда, позднее число западных финансовых влияний увеличилось, но шли они ,как правило, на подготовку боевиков албанского сепаратистского движения на Косово, и от этих немецких и американских денег Албании выгоды было мало. Недовольство американцами стало видно уже на совместных американо-албанских учениях 1994 года, когда в конфликтах с местными погиб один, а было ранено еще несколько американцев. Это не случайно, ибо Запад, а тем более Америка в Албании были, вообщем то, нужный, но чуждый гость,тогда как, исламские страны Албанию всегда рассматривали частью исламского мира. Албания при Сали Бериши сразу вступила в Организацию Исламских Государств. Подобный шаг для Албании был вовсе не конъюнктурой, как порою высказывалось западными политологами, а естественным возвращением в исламский мир, которому Албания принадлежала несколько сот лет. Кроме того, на конференции этой же организации в девяностых годах регулярно приглашалось нелегальное - албанское правительство Косово, и поэтому конъюнктурой является как союз с Западом, а не с исламским миром. То, что ислам в Албании не исчез,увиделось уже в 1991 году, когда в Скадре, небольшом относительно городе, на исламский праздник Байрам(следующий после рамазана) пришло 30 тысяч человек, а в центре Тираны на этот же Байрам собралось 50 тысяч человек. Сразу же тогда был создан Исламский союз Албании, и в его молодежную организацию в первые дни вступило тысяча человек. Главным муфтием стал Сабри Коча, двадцать лет проведший в тюрьмах Албании. При нем большую роль стали играть албанцы с Косово и из Западной Македонии из-за лучшего знания арабского языка, а также исламских обычаев и законов. Тем самым, уже Косово вело исламизацию Албании и это влияние не могло не радикализировать албанский ислам, в особенности по отношению к православным. Последние, в 1991 году с большой греческой помощью смогли восстановить автокефальную Албанскую православную церковь, экзархом которой решением вселенского патриарха Варфоломея, был поставлен Анастасий Янулатос. К его приходу в Албании осталось пятнадцать старых священников, но очень быстро их число возросло до пару сотен, и в Албании было восстановлено сорок церквей,шестьдесят церквей было реставрировано и построено пятнадцать новых. В Драче начала работу духовная семинария с преподавателями из Албании, Греции и США.Сразу же возникли проблемы с новой албанской властью. Конечно отчасти нежелание последней возвращать монастыри, можно еще приписать коммунистическому прошлому, ибо и доныне в России различные чиновники желают оставить иные церкви и монастыри, как музеи,но в то же время, изгнание архимандрита православного монастыря в Джирокастро- Хризостома лишь на том основание, что он греческий гражданин, было следствием происламской позиции Сали Бериши. Слова, сказанные архимандритом Хризостомом о том, что в Албании идет исламское давление на православных, быстро подтвердилось, когда схожая судьба постигла архиепископа Янулатоса, опять - таки, на основании того же греческого гражданства, и то, по требованию пяти внепарламентских партий албанских мусульман, угрожавших, к тому же, владыке Янулатосу убийством. Антигреческая компания, развернутая Сали Беришей, не ограничивалась церквями, но и ударила по всем тем организациям, что могли бы дать возможность объединения православных. Нападения на помещения греческой партии в городе Саранде, на юге Албании/греческий Северный Эпир/ вызвало даже протест МИДа Греции, впрочем, безрезультатный. И дело здесь не в одних греках, а в том, что они, как самые организованные и пользующиеся поддержкой из Греции, представляли основу для объединения вокруг них всех православных Албании, и тем самым, становясь на путь исламским силам. Не может звучать случайно, что Сали Бериша обвинял во всех бедах Балкана православный фундаментализм Сербии. Бериша отлично знал, что такое коммунизм, тем более югославский, и этим своим заявлением он целился не столько в Сербию, сколько в своих православных сонародников, стремясь их оторвать и от сербов, и от греков, после чего они уже не были бы серьёзным препятствием для ислама в Албании. Местный албанский священник Михалус Дакос сказал: "Мы/православные/жертвы растущего исламского фундаментализма. Кажется, что ставится фундамент религиозных конфликтов в этом регионе". Албанская православная церковь, в связи с ростом исламской агрессивности, не раз обращалась за помощью к другим православным церквям, но достаточного отзыва не получила. Это произошло и потому что межрелигиозному конфликту в Албании придавался вид конфликта межнационального, то есть, албано-греческого. Последний тезис был очень опасен именно для православных албанцев, ибо этим, существующие межрелигиозные отношения, уходят на второй план перед межнациональным, а тем самым, межгосударственным. Так же, как греки живут в Албании, образованной, правда, в существующих границах волей Запада, так и Греция автоматически представляется и роли потенциального агрессор, а православные албанцы в роли потенциальных пособников этого агрессора. Тем самым, в случае масштабного конфликта, мусульмане получат полное право всех греков выгнать в Грецию, а всех православных "потурчить",или просто перерезать. Защиты православные вряд ли получат, ибо в современном мире,в таких случаях применяется два тезиса: первый - коммунистический ,мол, во всем виноваты "попы, да буржуи" или, как ныне еще говорится -"фашисты", тогда как второй -либеральный тезис вину накладывает на экстремистов национальных и религиозных, которые,не желают жить в мире и благополучии. Мусульманские же вожди выучили эти тезисы, обходя, правда, стороной тему исламского фундаментализма, который, по их объяснениям или не существует, или незначителен. Так что, вряд ли в той же Греции или Сербии власти задумаются о судьбе православных "фашистов", а обыватели утешатся тем, что "они" сами во всем виноваты. Несколько епископов выступят, конечно, в защиту православных Албании, но найдется еще столько же епископов православной церкви, что выступят с призывами к миру, взаимопониманию и диалогу. После чего, в Албании православных не останется. Что же касается католиков Албании, то они, как и всегда ведут двойную политику, ибо Ватикан посчитал, что его главная задача -покончить с православными вообще на Балканах и поэтому Тирана и Скадар - два города с наибольшей числом католиков, остались оплотами Сали Бериши, и после падения власти последнего. Разумеется, это не означает, что все католики поддерживали Беришу, но зная их организованность и силу, зная их приверженность Италии и подчинение Ватикану, нетрудно понять, что, пожелай последний, и католическая церковь Албании стала бы главной оппозицией Бериши, а вовсе не социалисты, чья база находилась на юге страны. То же, что Ватикан с конца прошлого века трудится на объединении усилий католиков и мусульман Албании против, таких православных сонародников, так и сербов и греков - исторический факт, на который указывали многие ученые. Миролюб Евтич, несколько раз упоминаемый мною, важен потому, что еще во время коммунистической власти в полностью закрытой Албании сумел предвидеть будущее наступление ислама в ней.То, что при Бериши исламские страны: Турция, Саудовская Аравия и Иран, были главными союзниками Албании, куда они вкладывали значительные средства, случайностью быть не может, ибо, с куда более близкими Грецией, Италией, Македонией, Хорватией и тем более Югославией, у Албании тогда были куда более холодные отношения. Исламский мир, вкладывал большие средства в развитие ислама в стране,создавая мечети и мусульманские организации, в том числе исламский банк, дававший беспроцентные кредиты исключительно мусульманам.Поэтому сила мусульман росла куда большим темпом, чем католиков и православных, которые с мусульманами не могли сравниться ни по политической, ни по экономической мощи. Все это политиков мира не интересовало,даже когда в Албании прочно осели моджахеды из различных фундаменталистских организаций,в том числе из "Аль-Каиды".Арест американцами пятерых членов этой организации Бен-Ладина с последующей их выдачей Египту, не слишком ее ослабило.Политика Запада, много обещавшего Албании, но мало что из своих обещаний выполнившего,как и война на Косово просто толкало Албанию в объятия исламского мира. Запад или не желает понять, или делает вид, что не понимает того, что падением коммунизма в странах исламского мира побеждает радикальный ислам, давя сопротивление местных национал-демократов. Тут неизвестно, что опаснее, государственный "экспорт революции" шиитского Ирана,расширение влияния Саудовской Аравии, вкладывающей огромные деньги в помощь мусульманам по всему миру, или радикализм фундаменталистских групп. Лучшее же подтверждение двуличности Запада само падение режима Бериши, вызванное всеобщей коррупцией и грабежом собственного народа властью о помощью разнообразных частных акционерных обществ, лопнувших за несколько дней. Многое в событиях 1997 года было не ясно,но главное было то что огромное количество оружия со складов распавшейся албанской армии попали в руки сепаратистского движения косовских албанцев, скупавших его за бесценок и тут же перебрасывавших это оружие на Косово, или же складировавших его в своих базах в Албании.Это выдвинуло сепаратистское движение косовских албанцев во главу всего албанского общества. Очевидно, уже то, что север Албании с середины 1998 года, отчасти, перешел под прямой вооруженный контроль Освободительной Армии Косово, пользовавшей прямой поддержкой Сали Бериши. ОАК была однозначно мусульманской организацией, что показало себя уже в ходе наступления сербских войск на "освобожденные районы" ОАК. Тогда, в первую очередь сдавали оружие, поделенное боевиками ОАК, как раз албанцы католики и это им не забылось со стороны ОАК.Все известные командиры ОАК были мусульмане,которые зарекомендовали себя связями с моджахедами. Многие сербские политики часто говорили, что ОАК - творение ЦРУ и оно не дозволит мол расширения исламского фундаментализма в ОАК. Но сотрудничество американцев с ОАК ни о чем не говорит. Так же американские спецслужбы сотрудничали с афганскими моджахедами. Сотрудничали американцы и с мусульманами Боснии и Герцеговины во время югославской войны, что, однако, тем не помешало использовать помощь тысяч моджахедов. Возможно, конечно, что Запад строит многоходовые комбинации, в которых исламские фундаменталисты играют роль пешек, но любая пешка всегда может стать ферзем, а западный ферзь ныне слишком уж переоценивает свои силы и возможности, тем более, что не раз уже в истории из-за такого самомнения гибли великие государства. Кроме того, это не столь важно для сербов, ибо они-то Западом жертвуются первыми исламу, а то, что будет потом, не столь для них и важно. То же, что исламский фундаментализм поднимается все выше на Косово-очевидно, и закономерно. Массы простых мусульман - албанцев не могли остатся равнодушными к проповедям о джихаде, тем более что главный авторитет здесь зам Коран. Ныне в албанском обществе ислам стал важным фактором. Это касается не только ОАК и Демпартии Бериши. Президент на албанский, правда еще не существующий престол, Леку Зогу, иначе южноафриканский торговец оружием, во время своей второй попытки захватить власть в Тиране, имел поддержку не только нескольких тысяч своих сторонников, но и короля Саудовской Аравии Фейсала, что в политическом, что в финансовом плане. При этом надо понимать, что албанский народ, несмотря на границы, одно довольно компактное, целое, и события на Косово быстро отражаются в Западной Македонии или в Албании. Трудно не увидеть связи между обстрелами сербских монастырей на Косово и взрывом в православной церкви Скадара. Точно так же отразилось и в Албании и в Македонии то, что боевики ОАК убивали в своих лагерях не только десятки захваченных или местных сербов, но и еще большее количество тех местных албанцев, что не хотели воевать против власти Сербии и не бойкотировали ее учреждения. Категория "предателей албанского народа" если уж может включать себя косовских албанцев - мусульман, а именно о них часто шла речь в сводках МВД Сербии, то, тем более, в Албании в нее войдут и албанские христиане, что православные, что католики, а тем более греки и македонцы. О целях Запада много уже написано, но его методы себя хорошо показали на Балканах, где еще ни одна страна не получила выгоды от сотрудничества с ним. Запад здесь руководствуется какой-то странной логикой, разжигая войны не только где ему это вроде бы выгодно, но и там, где просто существует хоть какая-то возможность для начала кровопролития. Современный же обыватель не задумывается об этом, и когда вдруг ему на голову сваливается война, он с подачи опять того же Запада, причины начинает искать где угодно, только не там, где надо. Кстати, это хорошо виделось в России на опыте Чечни, в которой долго поощрялся чеченский шовинизм и исламский фундаментализм, подпитываемых и оружием из России,и закономерно, что, опьяненные безнаказанностью и поддержкой сверху, чеченские боевики устроили войну в 1999 году. То же, что воина счастью чеченскому народу не принесла, неважно ни для Запада, ни для самого ислама. Для Запада чеченцы дешевое горючее в разжигании новой Кавказской войны против русских, а для ислама тысячи погибших чеченцев лишь разжигают исламский фанатизм не только в не особенно-то религиозном чеченском народе, но и во всем Все это относится и к проблеме Косово. Здесь были важны даже не албанцы,а сербы, то есть то, что насколько сильнее последние были бы потрясены войной. Запад внимательно следил, чтобы конфликт на Косово не вышел из границ конфликта низкой интенсивности, и очередное сербское наступление останавливалось бы новым перемирием. Время здесь работало против сербов, ибо они со временем лишь слабели. В сущности же, война больше отвечала интересам именно сербов, но война - быстрая и победоносная, что при подавляющем превосходстве югославской армии и милиции над ОВК даже одного Косово,было вполне возможно. Все это, конечно, ясно. Неясно другое. Почему это не желало признавать руководство Югославии? Ведь оно уже имело схожий опыт югославской войны 1991-1995 годов, когда Запад показал ей, насколько он верен своим обещанием. За те годы можно было понять, насколько Запад считается с интересами балканских народов. Все эти народы для Запада лишь кубики, которые он сначала рушит, а потом опять из них же строит новые строения. Не нужны Западу никакие национальные державы, ни на Балканах, ни где бы то ни было еще в мире. Таких государств нет ни в самих западных странах, и Франция, а за ней и Англия, и США становятся государствами куда более многонациональными и многорассовыми, чем это были бывшая СФРЮ или бывший СССР. Удивляет поэтому, как ныне еще могут находиться "национальные" философы или политики, пытающиеся доказать возможность договориться с Западом или любой западной страной, о создании собственного национального государства. Если взять в данном случае сербов, то они с Запада помощь получить не могут, а рассуждения о возможности помощи от Германии не имеет смысла, ибо якобы, опекаемая ею Хорватия, опять Западом гонится в новый балканский союз, в данном случае названный "среднеевропейской инициативой", хотя вызвана она отнюдь не из Европы. То, власть Сербии пыталась решить вопрос с Косово, ничего, кроме вреда сербам не несло, ибо даже вне зависимости от давления НАТО. Наихудшее, что может произойти,находится в согласии не только с требованиями Запада, но и с коммунистическими принципами, это предоставление Косово статуса международного протектората.Через плохо охраняемую границу с Сербией/нельзя же было ставить войска на якобы внутриюгославских границах/ проникали албанские боевики ОАК в области Южной Сербии:Буяновац,Прешево и Медведжи,что вызвало в конце 2000 года новую,пусть и короткую войну. Политику в Югославии и не только официальную, но и оппозиционную тяжело охарактеризовать как дальновидную, что и видится на примере Косово. Если уже имелся опыт бомбардировок авиации НАТО по Республике Сербской(1995 год), почему же за два года относительного спокойствия система ПВО Югославии не была модернизирована, и в 1998 году выяснилось, что из четырех истребительных эскадрилий ВВС Югославии, лишь одна оснащена современными самолетами МИГ-29,тогда как три имеют на вооружении самолеты МиГ-21 - бис, пережившие свой расцвет во Вьетнаме в 60-х годах.Основной ЗРК средней дальности "Куб" ПВО Югославии сбивал израильские самолеты еще в 1973 году. Недостаток денег - не оправдание, ибо на всевозможные турниры, фестивали, конференции всевозможных содержаний власть тратила сотни миллионов немецких марок в год, да и могла она покопаться, на счетах своих функционеров на Кипре. Эта не единственная параллель с Республикой Сербской. Так же, как в Боснии и Герцеговине в,1993-1994 годах сербские вожди злорадствовали над мусульмано-хорватской войной, так же и в Югославии в 1997 году политики торжествовали по поводу анархии в Албании, но ни в 1993-1994гг,ни в 1997 г. эти вожди не попытались вмешаться в чужой конфликт, дабы поразить кого-либо из противников. В 1997 году югославским службам безопасности,достаточно было энергично вмешаться в события в Албании, чтобы там при соответствующей поддержке, победили бы социалисты, покончившее бы и с происламской партией Сали Бериши, и с базами ОАК. Социалисты свою главную базу имели на юге, но там они были не единственной партией оппозиционно настроенной к Бериши, и при умной политике на юге Албании к власти пришли бы православные албанцы и местные греки, что укрепило бы, разумеется, связи Югославии с Грецией. Путей же поддержки сторонников Югославия имела предостаточно, ибо тогда Албания не имела ни пограничников, ни полиции, ни ПВО, а иностранные миротворцы туда пришли не сразу. На юг Албании югославская власть могла послать и своих инструкторов, и даже бойцов.
   Все это было упущено, и к 1998 году ОАК не просто получила в Албании свои базы, но стала там одной из ведущих сил. На Косово потянулись десятки караванов с оружием,захваченым в Албании.Только при разгроме 18 июля 1998 года одного из этих караванов югославской армией,в районе караула "Кошари",было захвачено 300 автоматов,60 ручных пулеметов,десять безоткатных орудий,десять минометов.При этом число людей в караване по некоторым данным достигало несколько сот(36 из них погибло),и можно представить сколько оружия они несли на себе и на своих ослах и конях. К этому времени на Косово уже началась война.Созданная с помощью западных спецслужб Освободительная Армия Косово-ОАК (или УЧК - по-албански Освободительная Армия Косово (Уштриа Члимитаре э Косовес)) перешла к боевым действиям.Первый раз ОАК показала себя на похоронах в селе Лауша(область Дреницы)28 ноября 1997 года.Здесь же на Дренице,первый командир ОАК,Адем Яшари организовал нападение на сербскую полицию,и в боях тогда погибло четверо сербских полицейских.Сербы начали "зачистку" сел на Дренице,в которой погибли и гражданские,а затем окружили обручем родное село Яшари-Дони Преказ.5 марта начался штурм села.Яшари сдаваться не захотел и после долгого сопротивления был убит в своем доме,причем сербам пришлось применять боевую технику и слезоточивый газ,дабы захватить его дом,с устроенным там глубоким бункером.Всего тогда было убито свыше двух десятков албанцев,в том числе члены семьи Яшари.Новым командиром ОАК стал также выходец с Дреницы Хашим Тачи(село Брочна под Сербице.Это албанцев не остановило и последовали новые нападения их сил под Дечанами и Клиной,тогда же в марте,тогда как в Косовской Митровице прошли массовые албанские демонстрации.ОАК перешла в большое наступление,в ходе которого несколько сербских сел оказались окруженными,а городок Ораховац 17 июля 1998 года был ОАК захвачен и несколько десятков тамошних сербов было убито или пропало без вести.Албанцы 17 июня полностью окружили село Киево в котором находилось подразделение(до роты)полиции Сербии и около сотни местных сербов.Командование МВД привлекло,спецназ госбезопасности "Красные береты"(Цервени беретки) и те 27 июня по воздуху,с помощью вертолетов Ми 24,доставили боеприпасы в село и эвакуировали часть гражданских,в том числе женщин и детей.Однако лишь 3 июля путь на село был расчищен танково-механизированными силами армии К боевым действиям была привлеченна Югославская Армия (командующий генерал Перишич) которой удалось частично востановить положение.Уже в ходе боевых действий обнаружилось,что Югославская армия несмотря на все свои недостатки и на большое количество восемьнадцати- девятнадцати- летних солдат,более эффективна в действиях против УЧК,нежели пšолиция.Дело не только в оснащении армии тяжелой техникой.Сама война требовала знаний,не только по арестам и допросам,но и по знанию тактики.В МВД Сербии,к данному вопросу уделяли мало внимания,хотя создав столь большой и хорошо вооруженный спецназ,они должны были бы подумать что мировая мода на различные "спецназовские показухи",скорее обманывает "своих",а не чужих.Конечно "спецназ" МВД-САЙ и спецназ ДБ(госбезопасности)-ЙСО или "цервени беретки"(красные береты)(на Косово с 1998 по 1999 год погибло 11 бойцов ЙСО),сыграл большую роль в войне,но из за его использования вне армейской структуры,он превращался в обычную пехоту,которую руководство МВД старалась не подчинять военным,и тем самым первоначальный успех не мог использоватся должным образом. Всилу затягивания войны,в дело вмешался Запад,и командование NATO заявило,что имеет право(уж не знаю почему оно так решило)бомбит сербские войска в случае продолжения ими боевых действий,опять таки под предлогом соблюдения "прав человека".Оффициальный Белград дал задний ход и был постигнут договор Ричарда Холбрука и Слободана Милошевича о сокращении армейского контингента до 25 тысяч человек.Этим сразу же воспользовались албанцы,занявшие опять большую часть территории Косово и Метохии. В верхах армии начался конфликт,и командующий армией генерал Перишич(участник боевых действий под Задром(Хорватия) и Мостаром(Босния и Герцеговина)в 1991-92 годах) подал в отставку,а на его место был назначен генерал Ойданич(участник боевых действий в Восточной Боснии в 1992 году.Характер ведения войны на Косово весьма отличался от боевых действий в Хорватии или в Боснии и Герцеговине, ибо велась она не за землю, а за власть в обществе, а этого-то ведущие югославские -политики что у власти, что в оппозиции вроде как и не понимали. Потому и шло столько победных реляций о взятиях тех или иных албанских сел, причем, некоторые из этих сел сербскими силами брались по несколько раз. Сила ОАК была в том, что ей не нужно было что-то оборонять и это ее командиры уже возможно успели выучить после того, как сербы в 1998 году разгромили все их "освобожденные" районы. Ведь возьми сербы какое-нибудь албанское село, оно ведь все равно оставалось албанским, и бойцам ОАК в него не надо будет входить с боем, ибо они-то и есть местные жители. Единственный выход для сербов был в том чтобы выгнать всех неблагонадежных албанцев из Косово, но это-то и не представляется возможным. Местное албанское общество со временем ожесточалось и в нем к власти пришли радикальные личности. Готовясь воевать до побед, они подчинили себе местное общество, которое со временем было ими поставлено под фактическое военное положение, и тогда вожди ОАК никого не упрашивали взять оружие, а расстреливали за отказ это сделать. Вообщем-то, в албанском обществе Косово с подписанным перемирием Холбрук - Милошевич, со временем было покончено со всеми теми силами албанцев, что готовы были поддержать Белград. Во всем этом нет ничего необычного. В любой подобной войне те, кто лучше сражается более авторитетен, и если это справедливо было для цивилизованного Ольстера,то тем более справедливо для полудикого албанского общества, где главная религия - ислам. Небольшие отряды боевиков ОАК взяли власть в албанской среде. Демократический союз Косова Ибрахима Руговы, которого за его "умеренность", правда, весьма относительную, так любит Запад, спасало ныне то, что и сама ОАК была поделена на несколько фракций, а также враждовала с другой вооруженой групировкой FARK созданой бывшим косовским примьер-министром Букоши(политический представитель FARK Красничи,был позднее убит в Албании) иначе бы и ДСК был провозглашен предательской организацией, тем более что уже не раз его представителей боевики Хашима Тачи арестовывали и убивали. Похоже, что ОАК лучше югославских властей изучила правила гражданской войны, в которой, как еще писал Тухачевский, главное не захват армией тех или иных целей, но удержание под своей властью всех тех районов, где население в наибольшей степени привержено данной армии. ОАК это делало установлением своего авторитета в обществе и вскоре под ее власть попадали почти все села Косово.Война - везде война, а тем более война межнациональная.Поощерение властью расстрелов албанцев отнюдь не помогло сербам,и понятно, что после сербского штурма какого-нибудь албанского села число албанцев, желавших вступить в ОАК, росло, тем более что такие штурмы носят, как правило, половинчатый характер. Считать, что все албанцы-трусы - глупость, ибо турки их зря на службу не брали. Поражения ОАК еще ни о чем не говорили. Ведь ОАК,в 1998 году было плохоорганизованным движением в десяток тысяч более-менее подготовленных боевиков, действующие при поддержке нескольких десятков тысяч ополченцев, организованных, преимущественно, по селам.Лишь небольшая часть боевиков имела боевой опыт из Словении 1991 года, Хорватии 1991-1995 годов, Боснии и Герцеговины 1992-1995 годов и прошли школу бывшей ЮНА или югославской милиции,либо проходили обучения в исламских странах или на Западе.Существовали в рядах ОАК моджахеды и наемники,но было их не так много.Вооружена ОАК,была в основном, легким вооружением, а так же безоткатными орудиями и минометами, хотя были сообщения о появлении ПТРК, тогда как югославская армия против них использовала танки, гаубицы и зенитные орудия. Тем не менее, штурмы некоторых сел шли по несколько дней, и хотя потери сербов в одном штурме никогда не превышали 5-6 убитых и десятка - полтора раненых, все же инженерное оборудование албанских обороняемых объектов было весьма солидное. То, что ОАК не является бандой разбойников, как утверждали в официальных белградских газетах, показало себя тогда, когда в засаду попало подразделение 63-ей парашютной бригады, являющейся элитой югославской армии. В числе нескольких убитых был и майор Горан Остоич, заместитель комбрига, человек, начавший воевать еще в 1991 году в Словении и прошедший многие фронты. По поводу его смерти, бывший офицер этой же бригады полковник Йович написал, что Остоич не мог не отправиться на Косово, но командование должно было бы больше беспокоиться об оснащении парашютистов боевой техникой/попавшие в засаду парашютисты ехали в грузовиках, хотя ничто не мешало дать им БТР/ и не считать, что ОАК - сброд браконьеров и авантюристов. Думается, что если полковник Йович, человек в югославской армии достаточно известный, писал, что ОАК обладает достаточным количеством хороших военных кадров, то прав все же он, а не белградские политики, неизвестно почему решившие, что албанцы не умеют воевать.
   Не столь важно, что на Косово югославские силы потеряли до конца марта 1999 года убитыми, максимум, тысячу человек, а перебили в несколько раз больше боевиков ОАК. Такой сценарий идет в начале любой подобной войны, и в той же Боснии и Герцеговине мусульмане тоже в начале войны теряли в своих атаках 5-6 убитых на одного убитого сербского бойца. Позднее же мусульманские бойцы, более подготовленные и вооруженные, с куда меньшими потерями и большим успехом взламывали сербские линии обороны, и осенью 1995 года едва не взяли Баня-Луку, пусть и с помощью хорватской армии. Сербские войска тогда, в 1995 году не отступали организованно, а довольно часто бежали под неприятельскими ударами. Поэтому не надо было недооценивать ОАК, которая, как бы то ни было, не капитулировала под ударами сербских сил, а это-то и была самая большая ошибка сербского командования. Последнее должно было вести наступательные действия, в первую очередь, силами своих разведывательно-диверсионных подразделений по базам боевиков ОВК, используя свою разведку, как воздушную, так и наземную. На деле же общевойсковые подразделения и части штурмовали село за селом и, естественно, его основной костяк, состоящий из подготовленных боевиков, успевал уйти из-под удара. В подобной войне победу можно было постичь как раз уничтожением подобного костяка с захватом всей документации и всех запасов оружия организации, а этого не удалось. Правда, осенью 1998 года, сербы захватили несколько сотен пленных, но те, в большинстве, были из числа местных ополченцев, которые сами сдавались в плен, бросая форму и оружие. ОВК этим не особо ослабело, ибо таких ополченцев у нее тысячи. Куда разумнее было бы сербскому командованию ударить по базам ОАК в Албании, послав туда несколько своих диверсионных Формирований. Этим можно было бы ослабить мощь ОАК и одновременно привлечь внимание к ее лагерям, тогда как приход войск НАТО на албанскую границу все равно не зависел от действий сербов, а от желаний НАТО. На деле же, сербское командование, разделенное, к тому же, на Косово между югославской армией, ее пограничными формированиями, "специальной милицией", местными органами милиции оказалась не готовой вести войну в подобных условиях. Разумеется, многое здесь зависело от Запада, но, однако, кое-что можно было решить даже военным на месте. Наиважная здесь проблема - местные сербы, о судьбе которых ныне нечасто вспоминается, но как раз которые являются главным козырем Сербии в ее споре из-за Косово с местными албанцами. Исчезни на Косово сербы, и не о чем больше Белграду переговариваться с албанцами, а все сербские церкви и монастыри здесь останутся без прихожан. В 1998 году раздавалось много слов, обещаний с высоких трибун, но на деле сербы Косово массово покидали, и в особенности много уехало сербских беженцев из Краины, которые, уже раз столкнувшись с государственным предательством в Краине 1995 года, как только почувствовали дух войны, стали эмигрировать в Америку и Канаду, находя в посольствах этих стран куда больше оперативности, чем в коридорах югославской власти. Попытки создания единых сербских оборонительных сил Косово из косовских сербов так и не увенчались успехом из-за противодействия югославских властей. Конечно, будь руководство Югославии разумнее, то тогда сербские оборонительные силы смогли бы взять на себя основную тяжесть службы по поддержанию порядка на Косово. Армия тогда бы лишь охраняла границу, обеспечивала бы тыловую, а при необходимости и артиллерийско-авиационную и инженерную поддержку. Не было бы нужды, собирать со всех милицейских станиц и центров /отделений и управлений/ Сербии сводные группы на Косово, вызвавшие столько шума, а в самой Сербии не распространялась бы паника от новой войны, ибо в нее не шли бы гробы. Самих сербов на Косово было двести тысяч и они, при наличии соответствующей правовой базы, смогли бы обеспечить десяток тысяч вооруженных бойцов, что при поддержке хорошо вооруженной армии и югославских служб безопасности, было бы вполне достаточно. Конечно, тогда бы пришлось югославской власти дать больше прав местным косовским властям, но, с другой стороны, это сняло бы с нее и больше ответственности за войну. Местные же сербы смогли бы привлечь и добровольцев, которые могли бы сражаться в рядах местных сербских сил. Учитывая, что с 1991 года в бывшей Югославии шла война, нетрудно понять, что значительная часть, если не большинство, этих добровольцев уже имело бы хороший боевой опыт и желало бы воевать. Конечно, этого не произошло, и на Косово добровольцев из числа сербов едва пропускали в состав резервной милиции МВД Сербии. Таким образом, власть в Белграде связало своим силам руки столь многочисленными ограничениями, и то в значительной, если не главной мере, без особых требований Запада. Сорокатысячная группировка сербских вооруженных сил из-за многочисленных ограничений лишь в начале могла обеспечить более-менее надежный порядок на Косово, хотя в глубинке Косово власть часто принадлежала ОАК. С подписанием же договора Милошевич - Холбрук сербская вооруженная группировка, сведенная на 25 тысяч бойцов, большей частью возвращенных в казармы, уже не могла осуществлять всеобъемлющий контроль областью, тогда как большая часть албанских сел и даже иных городов перешло под власть ОАК. Местные сербы, оказавшись в своих селах в окружении, почувствовали себя преданными и стали уезжать с Косово, дабы не попасть под пули боевиков ОАК, а международные наблюдатели равнодушно переписывали число нападений, пропавших без вести, мертвых, никому не давая никакой защиты. Что же касается албанцев, то им так же кроме как пойти за боевиками из ОАК. Те, кто вступил в организованные сербской властью сельские стражи, был вынужден или бежать, или откупаться от ОАК, или же просто был убит. В албанском, обществе, идеалом, в первую очередь молодых, стал боевик ОАК, а если учесть, что средний возраст албанцев Косово 25 лет, то ясно за кем было будущее. Разумеется, произошло это не так быстро,и ОАК, конечно, не движение талибанов и в ней многие командиры еще верят в идеи Энвера Ходжи, где национализм переплетается с коммунизмом, но не стоит думать, что коммунизм от ислама отделяет столь большая пропасть, как от христианства. Схожести между исламом и коммунизмом выше уже были приведены, но стоит напомнить, что и Джохар Дудаев был не просто коммунистом, а генералом советских ВВС и командиром дивизии бомбардировщиков, бомбивших моджахедов в Афганистане. До такого поста ему пришлось пройти жесткое коммунистическое сито,и ислам здесь не поощрялся. Тем не менее, именно Джохар Дудаев, начав будить шовинизм, разбудил исламский фундаментализм, и то в чеченцах, уже больше сотни лет живших под властью Москвы, а семьдесят с лишним лет проведших под коммунизмом.Потребовалось всего несколько лет "странного мира" и еще более "странной войны" для того, чтобы уже ваххабиты стали угрозой для власти наследника Дудаева - Масхадова, так же офицера-полковника советской армии. Не важно, что думал в действительности Джохар Дудаев, важно, что большая масса обычных чеченских боевиков поверила в исламскую суть волны в Чечне. То, что многие из этих боевиков не знали норм ислама, не важно, ибо в исламе всегда "джихад" ставился над всеми иными нормами ислама. Для ислама важна не вера, а повиновение его нормам, из которых самая важная- "джихад". Стоит напомнить, что первый "джихад" начал сам Мухаммед, изгоняя силою оружия из Мекки иудеев и христиан. Ислам всегда ширился мечом, и то, в большей мере, по христианским землям. С тех пор он в своей сути не изменился, и не изменились сами мусульмане. Говорить после этого о том, что исламские боевики не знают истинного ислама - глупо.Как раз они-то его и знают в том понимании,в каком его знали Мухаммед, разделивший весь мир на две части: дар-эль-ислам /земля ислама/ и дар-эль-харб /земля войны/.Четыре его ближайших сподвижника "святые" халифы Абу Бекр, Омар,Осман и Алия,свое время проводили не столько в молитвах, сколько в покорении чужих народов и государств. ОАК,конечно,не являлось исламским войском, но почти все его бойцы были мусульмане, а из этого вытекало, что с ходом войны у этих бойцов на первый план выйдет фактор ислама, куда более древний и сильный в отличие от национализма. Албанцы же, в отличие от чеченцев под коммунистической властью жили меньше, а на Косово их семьи и роды изолировали их от влияния югокоммунизма.Со временем падал престиж косовской эмиграции перед авторитетом боевых командиров ОАК,а то с какой постоянностью ее караваны с оружием шли через югославскую границу, показывало известную дисциплину.Конечно ОАК была разделена на несколько фракций, в чем была ее слабость, но одновременно и сила. Сила, потому что в таких условиях побеждают самые способные. Понятно, что моджахеды, имеющие и боевой опыт, и подготовку, и официальную поддержку, и дисциплину, в конечном итоге, оказались весьма способными. Первым тревожным сигналом были события под косовским селом Дони Преказ(Дреница),в июле 1998 года. Когда оно было взято сербскими силами, то, преследуя отступавших боевиков, сербы взяли в плен и семерых моджахедов, причем, все они оказались местными албанцами. Среди них оказался и командир формирования моджахедов Экрем Авдия, рожденный в 1973 году в Косовской Митровице и закончивший среднюю исламскую религиозную школу в Приштине и Исламский институт в Саудовской Аравии. В промежутках между учениями Авдия успел поучаствовать в боях, как доброволец-моджахед, в войне на просторах Боснии и Герцеговины на стороне, естественно, армии Алии Изетбеговича. Это, видимо, способствовало выделению ему стипендии от правительства Саудовской Аравии. У Авдии был найден дневник, позднее опубликованный в Белградской прессе/Воскресный телеграф - от 26. 8.1998г/. Из этого дневника видится, что Авдия, чей псевдоним был Абу-Сухейб, формирование отряда моджахедов начал по приказу Абдулаха Духаймана - руководителя организация "Бюро исламского зова", со штаб-квартирой в столице Саудовской Аравии городе Эр-Рияде. Абдулах Духайман был одним из командиров отряда "Моджахед" в составе мусульманской армии Боснии и Герцеговины во время войны, и там с ним и познакомился Авдия. Последний, в январе 1998 года, создал в Косовской Митровице отделение этого "Бюро", при большой финансовой поддержке не только Духаймана, но и ряда других спонсоров из исламских стран, в том числе, из современной Боснии и Герцеговины. Так, еще в 1997 году Авдия посетил Абу-Маали, командира формирования "Моджахед", который со многими своими бойцами продолжал оставаться на территории Боснии и Герцеговины.Оттуда в Косовскую Митровицу пришли не только деньги, но и оружие, которого только до конца 1997 года на склады Авдии было сложено до трехсот автоматов и десяток гранатометов, а также, большое количество боеприпасов. Получил Авдия и десяток автомашин, так что проблем с оснащением у него не было,и денег ему давали достаточно.Так в его дневнике помечено получение денег из Алжира. Уже в июне 1998 года в селе Дони Преказ была создана формирование "Абу Бекир Сидик" почти исключительно из местных албанцев/общая численность в начале 70 человек, помеченных Авдией, как "правоверные мусульмане"/. Разумеется, сразу же появились и иностранцы - моджахеды, (в общей сложности, до сорока человек). Таким образом, в районе Дренице был создан отряд моджахедов, общей численностью до 120 человек, действовавший несколькими группами по 15-20 человек в течении полутора месяцев. За это время десятка два моджахедов погибло, но на смену им пришли новые бойцы. Действовали моджахеды в координации с ОАК, но приказы получали исключительно от Духаймана. У моджахедов были даже определены тарифы как за убитых и пленных сербских бойцов, так и за убитых и захваченных в плен местных сербов. Наступление сербских сил прервало деятельность Авдии, но стоит заметить, что свое формирование он успел распустить, а иностранцев отправил в Албанию, что указывает на его хорошую осведомленность. Сам же Авдия, вместе со своими шестью моджахедами, был схвачен уже при попытке ухода, в Македонию. Захват Авдии был, без сомнения, большим успехам сербских сил, но, почему-то, это не получило должного внимания со стороны сербских политиков, и не было организованно ни пресс - конференции, ни телерепортажей об этом весьма тревожном событии. Между тем, арестом Авдии с моджахедами не было покончено; тем более, не известно сколько в действительности было моджахедов на Косово.В албанском сепаратистском движении моджахеды значительно усилились, особенно после серии поражении ОАК. Опасность же от моджахедов превосходит опасность от ОАК, ибо с Косово граничит Санджак, а он по своему горно-лесному рельефу весьма подходит для партизанских действий, и при этом, с одной стороны граничит е Албанией, а с другой с Боснией и Герцеговиной. Кроме того, территория Санджака разделена между Черногорией и Сербией. Немаловажно, что милиция Черногории на Косово не посылалась, а сама черногорская власть Мило Джукановича опирается во многое на поддержку партии албанцев,а так же, на партию черногорских либералов, которые считали, что Черногория оккупирована Сербией, и стоит первой отсоединиться от последней, как в эту шестисоттысячную республику хлынет иностранный капитал.Армия в Югославии за последние семь лет забыта собственной властью,и больших надежд на нее быть не может, тем более, во внутреннем конфликте; тогда как МВД Сербии не имеет право вмешиваться в дела МВД Черногории. Поэтому, скорее всего, все будет решаться, в случае войны, в Санджаке на уровне договоров, а это обеспечит передвижения моджахедам по Черногории, в которой полиция больше держится, скорее для торговых, чем для военных дел, а во власти борются две фракции - бывшего Союза коммунистов Югославии,одна из которых желает независимости Черногории, а другая держится за существующую власть в Белграде. Еще в 1998 году виделось,что война на Косово только начинается, и потому поражал весь этот державный маразм, лившийся с экранов государственных ТВ-каналов Югославии, на которых утверждается, что, мол, "терроризм на Косово побежден", когда на самом деле терроризм уже перерос в партизанскую войну.
   Если подобная политика продлится,то сербский народ ждет вскоре полный разгром, после которого не важен конечный победитель - Запад или ислам. И дабы избежать этого разгрома, бороться нужно в полную силу,жертвуя личными благосостоянием и жизнью.
   Сербская история полна многих примеров, настолько схожих с современностью, что самому народу и не надо ничего предлагать нового, а лишь раскрыть его же историю.Собственно говоря ничего нового предложить нельзя.Надо просто поставить общественные интересы над общими.Известная битва на Косово из 1389 года повторилась в девяностых годах но, к сожалению, не появилось новых князя Лазаря и Милоша Обилича,а если бы они и появились, то вряд ли бы встало много бойцов под их знамена.А ведь в 1389 году сербское войско князя Лазаря вышло на Косово поле против в несколько раз более многочисленного войска султана Мурата.Фактически все то сербское войско состояло из добровольцев, знавших что больших шансов на победу они не имеют.Многие сербские князья, а за ними и многие из народа отказались помочь князю Лазарю.Несмотря на храбрость сербского войска,в первую очередь витязя Милоша Обилича,пробившегося до шатра султана Мурата и убившего его,сербы были разбиты,а князь Лазарь казнен.Ныне та битва подается как символ сербского разгрома,хотя после этой битвы турки,понесшие большие потери ушли на несколько десятков лет из Сербии.Между тем забывается главное,духовное значение этой битвы,неразрывно связанное с самой идеей христианства,а по большому счету самому смыслу существования человечества.Идея самопожертвования ради высокой цели и дает человечеству смысл существования.Только таким образом в сербском обществе может еще сохраниться то, что дает смысл его существованию. Если же они собираются заниматся только своим личным благополучием,то непонятно к чему им рассчитывать на чье либо понимание или помощь Список используемой литературы: 1."Савремени джихад као рат"(Современный джихад как война) Миролюб Ефтич"Графотомания"-Пырнявор 1995 2."Шиптари и ислам"(Шиптары и ислам)Миролюб Ефтич"Графотомания"-Пырнявор 1995 3.Статья "Од гырчке Янине до Ниша"(от греческой Янины до Ниша)Лиляна Столетович.Газета "Глас явности"(Белград) 4.Очерк "Албански тероризам и рат на Косово"(Албанский терроризм и война на Косово и Метохии)Джордже Ефтич. Газета "Вечерни Новости"(Белград) 5. Статья "Цырни досье албанске мафии"("Черный досье албанской мафии" Воислав Лалич)Журнал "Дуга"(Белград) 6.Очерк "Истина о лажи-Досье о Косово"("Правда о лжи"События на Косово и Метохии после прихода сил KFOR).Приложение к журналу Генералштаба Армии Югославии "Войска"(Армия)30.09.1999 7.Статья "Кырв до колена-опасност такозвана"(Крови до колена,а опасность так называемая)Душан Милованович.Еженедельник "Ревия-92"(Белград)17.12.2002 8. Статья "Свети ратници на Косово"(Святые воины на Косово)Еженедельник "Недельный Телеграф" 9. Статья "ЙСО"(Бранко Богданович,Милан Галович ("Специальные силы полиции" -Специальное приложение No2 к журналу "Калибар" Журнал по вопросам стрелкового оружия Белград) 10. Статья "Юбилей САЙ"(Исток Бойович ,Манойло-"Маньо" Вукотич,Бранко Богданович,Драган Джамич,Борис Войводич,Милан Галович,Дане Субашич."Калибар" Журнал по вопросам стрелкового оружия Белград) No62-2001) 11.Албанская газета Kombi(Приштина).Декабрь 1998 года

Оценка: 7.39*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015