ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Валецкий Олег Витальевич
Боевые действия вооруженных сил Югославии против хорватских войск в ходе Вуковарской операции(август-ноябрь 1991 год)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.81*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    19 ноября 1991 года подразделения ЮНА,после тяжелых трехмесячных боев,установили контроль над городом Вуковар в Восточной Славонии(ныне Республика Хорватии).Данная статья посвещается этому событию

  Глава:Операция ЮНА по взятию Вуковара. Проверка на деле принципов организации и командования. Городская тактика.
  
  С переходом ЮНА в наступление, главным театром боевых действий стала область Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема, граничащая с Сербией, Венгрией и Боснией.
  Тут эпицентром боевых действий стал город Вуковар.
  Вуковар в 1991 году имел поселение около полсотни тысяч человек, из которых свыше половины были хорваты и свыше трети сербы.Хорваты жили в основном в центре, тогда как сербы были большинством в пригородах.
  В Вуковаре на выборах 1990 года Союз Коммунистов Хорватии получил большинство в городском парламенте, а серб Славко Докманович был выбран градоначальником.
  ХДЗ был в оппозиции и неудивительно, что городской парламент Вуковара отказался признать декларацию о суверенитете Хорватии. В Вуковаре ХДЗ организовала создание хорватских добровольческих групп, усилив их добровольцами из остальной части Хорватии и из усташской эмиграции. Первые баррикады в Вуковаре возникли весной 1991 года после событий в Борово селе. Тем не менее, до июля многие люди продолжали ходить на работу, трудясь вместе со своими коллегами иной национальности.
  Естественно и МВД Сербии, по одобрению Милошевича организовали отправку добровольцев в Восточную Славонию, прежде всего в поселок Борово село, находившееся в окрестностях Вуковара.Тем самым под Вуковаром вступили в войну две республики,формально еще единой СФРЮ.Официальный Загреб в данном случае был инициатором конфликта. Общая численность местного ХВО в Вуковаре достигла 1800-2000 человек и Загреб продолжал слать сюда вооружение и боеприпасы.
  Местный командир хорватской добровольческой милиции Томислав Мерчеп отличался большой враждебностью к сербам и в ходе действий его отрядов весной-летом 1991 года было убито и раненно до сотни местных сербов.
  В июле 1991 года Туджман своим указом распустил парламент Вуковара, и отправил в отставку Докмановичу, передав власть своему представителю Марину Видичу. Последний, однако, не имел реального влияния не только на местных сербов, но и на хорватов. Хорваты достаточно быстро покончили с сербскими вооруженными отрядами в Вуковаре,вытеснив их на окраину,а их командира Арибутину арестовав и отправив в Загреб.Были захваченны ключевые точки-силосы Джергай и Дунав доминировавшие над Вуковаром и обеспеченна коммуникация по дороге Богдановцы-Маринцы.
  
  Обстрелы Вуковара начались еще в июле огнем минометов местной сербской ТО и добровольцев, а так же ЮНА с другой стороны Дуная, однако как только 3 августа 1991 года механизированные силы ЮНА перешли границы Сербии с Хорватией и вошли на территорию Восточной Славонии и Барании. В августе 1991 года сербами было с боями взято село Ласлово в Восточной Славонии.
  Тогда уже к концу августа начались более массированные обстрелы Вуковара артиллерией ЮНА.
  Закономерно что к концу августа население Вуковара уменьшилось до 15 тысяч человек.Хотя прекрасно понималось,что ЮНА имеет подавляющее преимущество,тем не менее когда 14 сентября 1991 года хорватское командование дало приказ на нападения на все казармы ЮНА в Хорватии,то и силы ЗНГ в Вуковаре напали на казарму ЮНА в Вуковаре,впрочем без большого успеха. После этого местная сербская ТО, и, прежде всего, сербские добровольцы в ее рядах, в том числе четники СРС, организовали нападении на Вуковар со стороны Негославичей, нанеся там хорватам потери.
  Было ясно что сама ТО как и сербские добровольцы не смогут взять Вуковар,и тогда в дело вступила ЮНА.В Белграде при штабе 1ой военной области началось формирование войсковой группировки для участия в операции в Вуковаре. 19 сентября из Белграда двинулась многокилометровая колонна бронетехники и грузовиков в Восточную Славонию,а 20 сентября эта колонна достигла города Шиде на границе с Хорватией и совместно с силами Новосадского корпуса ЮНА начали переправу через Дунай.
  Силы ЗНГ быстро отступили в городскую черту Вуковара и к 30 сентября город был окружен ЮНА.
  Первое большое нападение на Вуковар было организованно командованием ЮНА еще до прибытия основных сил из Сербии. Тогда 18 сентября подразделения 51-ой механизированной бригады ЮНА попытались силами нескольких десятков танков и БМП прорваться по Тырниньской магистрали в город. Эти подразделения попали в засаду, и большая часть танков и БМП была подбита.
  Согласно статье подполковника Милоша Поштича "Боевые действия в Восточной Славонии"( журнал"Нови гласник" -номер 3/4 за 1996 год) сама операция началась с попыток "деблокирования" осажденных казарм ЮНА в Вуковаре, Осиеке, Нашицах и Винковцах с использованием одной механизированной бригады из Сремской Митровицы (Сербия). Согласно этой статье как и данным генерала Милисава Секулича к концу сентября 1991 года под Вуковаром были собраны гвардейская моторизованная бригада и 1-я механизированная дивизия, подразделения элитных "специальных" частей ЮНА - 63-ей парашютной бригады и противотеррористического отряда Главного штаба ЮНА, а так же много других "специальных" отрядов сил ЮНА и МВД, 252-я и 211 танковые бригады; ряд других отдельных частей и подразделении, как и десятки отрядов добровольцев, милиции, и территориальный отряд местных сербов "Петрова гора", больше десятка механизированных,моторизованных и легкопехотных бригад из Новосадского (механизированного) и Крагуевского корпусов,а также из состава сил обороны Белграда. Так же были собраны силы бригад из других соединений ЮНА, даже из Тузланского корпуса, чей батальон военной полиции тоже был послан под Вуковар вместе с рядом других подразделений и частей.
  Тяжело оценивать общее число сил и средств ЮНА, хотя очевидно, они были очень велики,но по приблизительным оценкам силы ЮНА, местной ТО и МВД Сербии под Вуковаром достигали численностью где-то 30-40 тысяч человек. Тогда в 1991 году лучшая и большая часть ЮНА была введена на территорию Хорватии, а так же на ту территорию Боснии и Герцеговины, где велись боевые действия с хорватскими силами. Без всякого сомнения, главные силы были направлены на фронт в Западной и Восточной Славонии, Бараньи и Западном Среме. Впрочем точною численность тут определить было сложно вследствие высокого процента дезертирства из ЮНА, как и низкого уровня организации ТО и добровольческих отрядов. В данном случае банкротировала сменно сама система организации ЮНА, не обеспечившая эффективный набор, подготовку и использование имевшихся в обществе сил. Так как военнослужащих не хватало,то ЮНА объявила частичную мобилизацию 3 октября 1991 года,а одновременно Генштаб ЮНА призвал вступать в ее ряды добровольцев.Естественно,что призыв к мобилизации,как и слухи о потерях в ходе операции в Вуковаре вызвали демонстрации в Сербии, в том числе в Вальево, Чачке и Крагуевце,что конечно подавалось иными СМИ как политический протест.Тем не менее концу 1991 года в военной прокуратуре в Белграде находилось шесть тысяч уголовных дел по статье дезертирство.При этом абсурдом было то что при массовом дезертирстве резервистов,иные командиры ЮНА отказывались от помощи добровольцев или ставили перед ними разнообразные преграды только потому, что те, в своем большинстве, были в той или иной степени под влиянием идей сербского национализма. Не касаясь опять-таки идейной стороны, все же следует задаться вопросом, какое дело тут было до идеологии добровольцев, когда эти люди готовы были воевать, а уж обеспечение порядка на фронте - обязанность любого командования в любой армии. Так в Вуковаре действовал отряд добровольцев из Черногории "Цырногорац" созданный при подержке госбезопасности Черногории и отряд "Лева Суподерица" под командованием Милана Ланчужанина-"Каменног" созданного Сербской радикальной партией в составе местной,вуковарской, ТО ЮНА.Создавали свои отряды добровольцев для отправки на данный фронт и отдельные отделения милиции,как например созданный в Суботице местной милицией отряд "Йован Ненад-Цырни".
  Из десяти тысяч добровольцев прошедших фронт в Восточной Славонии, большая часть себя хорошо показала, понеся при этом пропорционально самые большие потери из всех категорий военнослужащих. Не отрицая многочисленных фактов недисциплинированности и да и просто уголовных деяний совершенных добровольцами, все же следует учитывать то, что они и были тем материалом, с которым должны были работать офицеры ЮНА, но которые, в своем большинстве, решили вообще отказаться от него, пусть и ценой больших жертв и меньших достижений,не имея ни опыта ни механизмом эффективного ими командования. Не только добровольцы, но и резервисты, и срочнослужащие, и профессиональные военнослужащие не раз в ходе Вуковарской операции говорили о предательстве наверху.Пусть нередко это служило оправданием для чьей-то пассивности, но все же такие обвинения имели под собой серьезные основания. Приказы на остановку нередко приходили в разгар боя, что естественно вело к потерям и соответственно к росту недоверия к офицерам.
  В общем-то, было очевидно, что, уже посмотрев на карту боевых действий, можно было увидеть несоответствие темпов продвижения ЮНА и реальной боевой обстановки, даже с учетом всех вышеупомянутых ошибок.
  
  К тому же основу сил обороны в самом Вуковаре(без учета фронта под Вуковаром) представляла 204-ая бригада ЗНГ, а также подразделения МВД Хорватии. Эти хорватские силы были на местности разбиты на небольшие группы, вооруженные противотанковыми средствами и стрелковым оружием. Большая часть бойцов местной ЗНГ в Вуковаре были местные хорваты (хотя были и лица других национальностей, в том числе и сербы), вступившие в ряды ЗИГ с "гражданки".
  Быстро выяснилось, что вчерашние учителя, студенты, водители и официанты могли не только воевать против профессиональной ЮНА, но и нередко подбивать по десятку танков и иных бронемашин.
  Наличие подготовленных бойцов позволяло в боевых условиях одному такому условному "инструктору" подготовить по десятку бойцов в короткие сроки. Главное в такой войне заключалось в эффективной организации, позволявшей бы максимально использовать человеческие ресурсы вне зависимости от различных бюрократических ограничений. В данном случае главное было в том, чтобы бойцы выполняли задачи. Большое влияние играло и знание командирами ранга взвод-рота-батальон основ тактики, и определявшей успешность всякой армии.
  Штаб обороны Вуковара как раз и находился в центре города и в самом этом штабе, раздираемом противоречиями, командиры постоянно менялись. Сначала летом 1991 года таким командиром был Томислав Мерчеп, чья группа прославилась, как уже упоминалось, террором против сербского населения по Хорватии (случаи Госпич и Пакрачка долины расследовались как хорватским правосудием, так и международным трибуналом из Гааги, хотя об большинстве убийств сербского гражданского населения Вуковара до сих пор умалчивается). В сентябре Мерчеп был сменен новым командиром Марином Видичем, который по прибытию сразу же написал письмо Туджману о том, что в штабе полно людей с уголовными наклонностями, терроризирующих не только сербское, но и хорватское население. Не удивительно, что Видич вскоре был сменен следующим командиром Миле Дедаковичем - "Ястребом", - бывшим подполковником ЮНА и его начальником штаба Бранко Борковичем. В Вуковаре важную роль играл также единственный оставшийся в ЗНГ генерал ЮНА. Благо Задро командовавший обороной микрорайона Борово, игравшего важную роль в обороне Вуковара. Этот генерал, погибший в ходе боев в Вуковаре, играл по сути роль в ряде случаев, командира обороны всего Вуковара. Так как сам "Ястреб" вскоре, после Вуковарской операции был отправлен своей же хорватской властью в тюрьму, видимо, далеко не все в хорватском командовании было так уж благополучно. Так как Загреб посылал явно недостаточно то было ясно что Вуковар он жертвует. Все же хорваты, подготовив к обороне Вуковар, дали завязнуть в осаде вокруг него ЮНА и смогли за это время вооружить и подготовить пару десятков бригад ЗНГ (Забор Народнэ Гардэ - силы народной гвардии),увеличив число своих бригад с 20, в конце августа 1991 года до 60 к концу ноября. Следует отметить что силы ЗНГ в Вуковаре были в октябре усилены 9-ый пехотным батальоном ХОСа,численностью 300 человек,хотя и знавшими, что Вуковар находится перед падением.Однако это было следствием того что партия ХСП,создавшая ХОС,являлась оппозиционной к правящей ХДЗ,и ее бойцы обладали в общем все же более высокой идейностью,нежели остальной ХВО. После захвата села Маринци 1 октября Миле Дедакович - "Ястреб" с группой своих бойцов, прорвался в Винковцы через линию обороны ЮНА. Из Винковцев в середине октября хорватами и было организовано контрнаступление в ходе, которого село Маринци оказалось перед падением. Однако наступление было остановлено приказом Туджмана вследствие давления наблюдателей Европейского сообщества. Это дало возможность силам 252-ой танковой бригады ЮНА возвратить 14 октября потерянные подразделениями ЮНА позиции в районе села Маринци.В общем же противник ушел в глухую оборону на остальном фронте.
   Хорваты имели на всем фронте Восточной Славонии один свой 14 корпус (позднее преобразованный в Осиечкую оперативную зону) имевший восемь пехотных бригад. Командование ЮНА решив просто задавить противника массой, создала большую неразбериху с десятками различных штабов, не знавших, чьи приказы выполнять. Хотя по правилу разведка должна была найти направления наступления и направить туда ударные силы (десант, не важно воздушным или наземным путем), а за ними должны уже развиваться в боевые порядки остальные войска,на практике все шло без всякого плана руководства и при хаосе внизу, и нечему удивляться, когда согласно данным приведенным генералом Милисавом Секуличем в его книге "Югославию никто не защитил а Верховная команда ее предала" целые бригады снимались с фронта и уходили самовольно домой (2-я механизированная бригада из Вальево) или вообще, не желая перейти границу с Хорватией, возвращались домой (80-я моторизованная бригада).Согласно Секуличу в особо плачевном состоянии находился Крагуевский, корпус, чьи части, едва собранные из резервистов (а и отказчиков было предостаточно), часто распадались либо сразу по мобилизации, либо на границе с Хорватией. Впрочем, в таком состоянии находилось большинство резервных частей ЮНА, мобилизуемых уже в сентябре лишь на 50-60% из-за многочисленных случаев уклонений от военной службы. При мобилизации "партизанских" бригад из 20-ой дивизии, дислоцированной в Боснии, были часты случаи активного неповиновения уже мобилизованных солдат, и то бывших часто сербами, не желавших идти на фронт, да и неясно, зачем они такие там были нужны в подобном состоянии. В войсках ширились случаи дезертирства и неповиновения командирам. Стали обычным явлением пьянство, грабежи и междоусобные стычки. Многие военнослужащие не проявляли никакого желания к ведению боевой подготовки, зато отличались постоянными жалобами. Командиры часто занимались отписками и не были заинтересованы в победе. Высшее командование занималось политиканством и не только не ценило, но и нередко намеренно устраняло отличившихся офицеров, видя в них лишь конкурентов. Такое положение дел, к сожалению, стало типичным для сербской стороны и поэтому не стоит удивляться ее поражению в этой войне.
  Вообще, использование частей было неравномерным по тяжести задач, смены войск производились без особого порядка, а бригады часто разбивались по-батальонно, и, по существу, большинство сил ЮНА в этой операции лишь спорадически участвовало. Раздробление, и так уже во многом деморализованных частей, и сведение их в различные сводные формирования противоречило здравому смыслу, если конечно командование в действительности хотело победы. "Элитная" 1-я гвардейская, механизированная дивизия (командующий полковник Мыркшич) часто толком и не использовалась в боевых действиях, хотя со своим вооружением и кадром она одна вначале могла взять Вуковар. Это лучшее соединение ЮНА, согласно Милисаву Секуличу, использовалась редко и по частям, и многие подразделения и части дивизии находились вдали от Вуковара - в Шиде и Сремской Митровице и так и не двинулись, как планировалось на Винковцы.
  
  Силы ЮНА медленно сжимали кольцо вокруг Вуковара, причем кольцо, как уже упоминалось, довольно рваное, и практически весь октябрь шли боевые действия. Хотя боевые действия в Вуковаре начались в конце августа, но официальной датой начала операции считается 30 сентября, время прибытия в Вуковар гвардейской моторизованной бригады. Она "заслужила" это право тем, что ее офицеры ворвались в кабинет к начальнику генштаба генералу Благое Аджичу, требуя борьбы с предательством в войсках. Аджич и послал их бороться в Вуковар, где был потрачен на взятие нескольких километров в глубину, главным образом, через более легкие для наступления окраины. Подобное медленное продвижение от первого штурма 2 октября, со сравнительно редкими активными действиями (очень часто это было два-три более-менее серьезных боя на подразделение в месяц) вело к большому проценту "случайных" потерь. Тогда и резервисты, и срочнослужащие, и добровольцы, отправленные на фронт без подготовки и отбора, в совершенно ненужных шатаниях гибли от мин и снайперского огня, а то и от рук неприятельских диверсантов. Согласно статье капитана Дарко Савича "Применение танковомеханизированной части в населенном пункте"( журнал "Войни Гласник"-номер 1 за 1992 год) довольно часто саму пехоту было тяжело поднять в атаку, а случаи когда пехота оставляла свои танки без прикрытия, которые при этом не раз были посылаемы в колоннах через узкие улицы служили причиной того, что Вуковар стали называть "кладбищем сербских танков". Страх пехоты от хождения в атаки подкреплялся случаями когда ее "накрывала" собственная артиллерия. К тому же массированные удары артиллерии и авиации ЮНА по Вуковару превратили город в руины, которые обеспечили защитникам Вуковара эффективное инженерное обеспечение позиций.
  
  Согласно статье подполковника Милоша Поштича "Боевые действия в Восточной Славонии"( журнал "Нови гласник"-номер 3/4 за 1996 год) план наступления на Вуковар, разработанный в Штабе Верховной команды ЮНА и проводимый под ее контролем предусматривал взятие города двумя оперативными группами "Север" и "Юг" с двух противоположных направлений и до конца боевых действий, так и не был изменен. Ход наступления часто останавливался приказами сверху, что вело к многочисленным потерям в рядах ЮНА. Благодаря этому бойцы хорватских сил, пользуясь ходами сообщений, в том числе подземной канализацией, уходили на новые рубежи обороны или еще крепче укреплялись на старых рубежах, получая боеприпасы и подкрепления. Представители международных миротворческих миссий так же вносили свою лепту, предлагая подписание временных перемирий и открытие "гуманитарных" коридоров, что давало хорватским силам время и силы для укрепления обороны.
  Так как пригородные поселки Лужац, Богдановцы и Товарник оставались в руках хорватских сил до октября 1991 года,то хорватской обороне Вуковара был обеспечен подход резервов и подвоз средств.
  Между тем, те же Богдановцы, по сообщениям прессы и согласно статье капитана Дарко Савича "Применение танковомеханизированной части в населенном пункте"( журнал "Войни Гласник"-номер 1 за 1992 год), обороняло около 300 бойцов хорватской ЗНГ, а Товарник - до 400. Конечно, под Вуковаром хорватские войска использовали большое число наемников. Потому цифры, указанные в телевизионном интервью бывшим командиром хорватской обороны Вуковара Миле Дедаковичем - "Ястребом", о числе обороняющихся (несколько тысяч) не совсем точны. Согласно статье в журнале "Войни гласник" захваченный в плен албанец Акип Красничи рассказал, что он через посредников попал со своими 36 земляками в Загреб, где они прошли 15-ти дневное обучение у немецких инструкторов, чтобы затем их отправили сначала в Сисак, затем в Винковцы, где им дали какие-то таблетки, после которых исчезал страх. Затем их отправили в пригород Вуковара - Товарник, где уже находилось около двух тысяч бойцов ЗНГ. В Товарнике, по словам Красничи, было много болгар, румын и албанцев. Обещанных денег не дали, зато угроз от хорватских "товарищей" было предостаточно. Вообще же в Хорватии в 1991 году были тысячи наемников (немцы, шотландцы, румыны, филиппинцы, негры, курды и пр.) Надо заметить, что они сыграли большую роль, сумев задержать ЮНА и обеспечив хорватской власти нужное время для мобилизации народа. Зарплата в несколько тысяч марок выплачивалась, хотя и не всем. Однако и будь цифра защитников Вуковара и втрое, и впятеро - вдесятеро больше за счет наемников и добровольцев, это не могло предотвратить их занятие ЮНА, и позднее с взятием Богдановцев пал и сам Вуковар.В микрорайоне Борово первой линией фронта была Герцеговачка улица. Здесь на хорватские позиции вели нападения силы ЮНА из направления поселка Тырпинье и Борово село.Здесь расстояние между противниками составляло полсотни метров, а иногда и по пару десятков метров.
  
  Именно ее защитники (инженерный батальон и танковая рота), несшие немалые потери, могли послужить еще в августе 1991 года опорой для удара по городу. Помимо этого, Вуковар был отделен от Сербии широким и судоходным Дунаем, но и он не был использован для высадки речного десанта в центр Вуковара,в самом начале операции,до того как хорватские войска смогли закрепится на позициях,а ведь огонь с левого берега Дуная прямой наводкой наносил на практике немалый урон противнику при минимальных потерях ЮНА.
  Конечно, ЮНА мало внимания уделяла своей Дунайской флотилии и та, согласно майору Серболюбу Иличу(статья "Речные боевые корабли огневой поддержки" в журнале "Нови гласник"-номер 5 за 1996 год) имея на вооружении несколько современных тральщиков собственной постройки (тип Нештин), состояла в основном, из кораблей постройки 40-50 годов, и то лишь тральщиков, патрульных и танкодесантных катеров. Бронированный монитор и, катера огневой поддержки были выведены из ее состава еще в 60-х годах, а новых таких катеров не строилось. СССР и Румыния же имели на Дунае вполне современные боевые корабли, а их значение ощущалось по действиям французских, а позднее американо-южновьетнамских сил во время войн во Вьетнаме. Самыми современными в речной флотилии были тральщики типа "Нештин" и "Нови Сад" водоизмещением 50-80 тонн. Тем не менее, для речного десанта на Вуковар имелись танкодесантные катера РТК-401, водоизмещением 226 тонн и скоростью 17 км/ч немецкого производства 40-х годов, на которых были установлены одна четырехствольная и две одноствольные 20мм автоматических установок. Позднее установки были дополнены после первых боевых применений тридцатидвухствольной 128 миллиметровой реактивной установки залпового огня, гранатометами и ЗРК. Для десанта могли использоваться и легкие десантно-штурмовые катера типа "621" грузоподъемностью 6 тонн или 80 человек.
  Подобных катеров вполне бы хватило для переброски хотя бы десятка бронемашин в первой волне десанта, вместе с двумя-тремя пехотными ротами, переброшенных на легких десантно-штурмовых катерах при поддержке пары сотен артиллерийских стволов с левого берега Дуная. После же второй-третьей волн десанта, с расширением плацдарма вполне, можно было установить надежную переправу и тем самым обеспечить прорыв сил в самый центр неприятельской обороны. В дальнейшем же силами десанта вполне можно было двигаться вдоль устья реки Вуки, впадавшей в Дунай. Подобный десант был бы вовсе не "оригинальностью", но необходимостью и одним из наиболее быстрых и сокрушительных ударов в самый центр неприятельской обороны.
  Городская война не является чем-то однородным и зависит от характера застроек. Одно дело это старые кварталы с каменными зданиями и узкими улицами, как это было в центре Вуковара, другое дело - это районы новой застройки Вуковара с широкими улицами и большими скверами, третье - это районы частной застройки, расположенные по окраинам Вуковара, в которых лучшим укрытием были поля винограда и кукурузы, дававшие скрытность, но отнюдь не защиту, и, наконец, четвертое - пригородные районы, в которых села и поселки были отделены лесом или открытыми полями, через которые танки могли двигаться практически без пехотной поддержки. Самое сложное в вуковарской операции,согласно статье "Боевые действия в Восточной Славонии"(журнал "Нови гласник" -номер 3/4 за 1996 год) подполковника Милоша Поштича,было заключительное взятие старого города, обороняемого к тому же лучшими хорватскими силами, тогда - как на окраинах сопротивление было слабее и если бы удар сразу был бы нанесен в центр Вуковара, то тот был бы взят за две недели, даже при существовавших темпах наступления. Это не пустое предположение, но основанное на реальном опыте и хотя бы на том основании, что действительный штурм Вуковара с ежедневными боями шел лишь, последние десяток дней.
  
  Сама тактика взятия Вуковара,согласно как участникам тех событий так и авторов статей в военной прессе Югославии(например статья "Боевые действия в Восточной Славонии"-журнал "Нови гласник" -номер 3/4 за 1996 год,автор подполковник Милош Поштич) и книга "Югославию никто не защитил,а Верховная команда предала" -автор генерал-майор Милисав Секулич.Издательство "Вести" Белград 1997 год.) "Югославию никто не защитил,а верховная команда ее предала", была неудовлетворительной, ибо не использовалось уже то, что на окраине Вуковара - находилась казарма, оборонявшаяся силами ЮНА от нападений хорватских сил.
  
  Хаос в рядах ЮНА вынудил командующего 1-ой военной областью ЮНА генерала Животу Панича лично в начале октября взять командование операцией в свои руки.
  Панич отчасти смог упростить командование, сократив число командных звеньев, и включить добровольческие отряды в силы МВД в планирование и командование штабом ЮНА под Вуковаром. Помимо этого в тактике ЮНА произошли изменения, так как для пехотной поддержки бронетанковой техники создавались штурмовые группы из состава сил специального назначения ЮНА и МВД, а также из добровольческих отрядов.
  Осуждать эту практику было бессмысленно, так как не было иного источника, подготовленной пехоты с приемлемым уровнем боевой морали.
  Подобная тактика достаточно успешно себя показала в наступлении ЮНА на Вуковар.
  В наступлении 3 ноября силы ЮНА высадили речной десант в Вуковаре и разрезали его на две части, соединившись с наступавшими с противоположной стороны отрядом СДГ "Аркана".В результате микрорайон Борово, остался изолированным от остальной части Вуковара. Одновременно оперативная группа "Юг" методично "зачищала" очаги сопротивления в центре Вуковара. Заключительный удар, начался 15 ноября рано утром, дабы к середине 18 ноября оставшиеся хорватские бойцы (до полутора тысяч) вместе с приблизительно, таким же числом хорватского гражданского населения сдались силам ЮНА и позднее были переданы хорватской стороне.
  К 19 ноября в Вуковаре были подавленны оставшиеся очаги сопротивления,с тем что сопротивление в микрорайоне Борово было подавленно 20 ноября.
  
  Перед началом штурма Вуковара со стороны ЮНА, часть его защитников, вместе с одним из местных командиров Мирко Брекало, прорвались из окружения 14 ноября, и ушли на территорию под контролем хорватских войск. Так как и до этого ушел и командующий обороной Вуковара Мило Дедакович - "Ястреб", то взятых в больнице Овчары в плен оставшихся бойцов ЗНГ, вместе с ранеными, майору военной безопасности Веселину Шливанчанину передала женщина - доктор Весна Босанец.
  
  Согласно судебного решению суда по военным преступлениям в Белграде,большая часть этих пленных, включая раненых, военная безопасность ЮНА передала сербской ТО, в составе которой действовал и отряд четников-добровольцев из состава СРС,которые пленных расстреляли.
  
  Однако, взятых в других кварталах Вуковара пленных, военная безопасность после допросов и отдельных ликвидаций отправила в Сербию в тамошние тюрьмы. Там допросы продолжались, и если оказывалось, что кто-то из пленных был снайпером или наводчиком каких-либо противотанковых средств, то его могли и ликвидировать.Все же в своем подавляющем большинстве хорватские пленные к лету 1992 года были обменены за пленных из состава ЮНА и сербской ТО, оказавшихся в руках у хорватов.Впрочем героизм хорватских защитников Вуковара не был их властью оценен так как ее мораль находилась в схожем состоянии как и у сербской власти,и после войны ветераны Вуковара оказались никому ненужными.
  Всего в ходе боев за Вуковар хорваты потеряли как военных, так и гражданских около двух тысяч убитыми и 800 пропавшими без вести.
  К тому времени в самом Вуковаре остался десяток тысяч жителей, тогда как остальные либо ушли из города, либо погибли.
  ЮНА в Вуковаре потеряла свыше сотни танков и БМП, а также свыше тысячи военнослужащих погибшими(официально только ЮНА потеряла здесь убитыми 1180 человек) и две с половиной тысячи раненными.
  Конечно, не значит, что картина боевых действий со стороны ЮНА была полностью отрицательно, было тут и немало положительных примеров в которых солдаты и офицеры проявляли самоотверженость,а многие командиры успешно командовали войсками и в противном случае Вуковар не был бы взят.Сам боевой опыт полученный в Вуковаре, послужил многим солдатам и офицерам, становившимися не редко командирами в Войске Республики Сербской, или Сербском Войске Краины, или же продолжившими свою службу в преобразованной ЮНА - Югославском войске. Однако этот опыт, подтвердивший ценность опыта Второй мировой войны, был получен лишь на низовом звене - бойцами или командирами взводов - роты, максимум батальона. Выше он послужить не мог, несмотря на то, что порою комбаты, а то и комбриги сами принимали участие в боевых действиях. Однако, даже участвуя в боевых действиях, они получали личный боевой опыт, что было, конечно, необходимо, но все же не могли его в большинстве случаев применить при командовании своими полнокровными подразделениями и частями. Отрицательно здесь отразилось и то, что вследствие большого превосходства ЮНА в силах не было большой нужды осуществлять маневр силами, что не развивало искусство командования войсками. Так ночью, согласно статье "Боевые действия в Восточной Славонии"(журнал "Нови гласник" -номер 3/4 за 1996 год) подполковника Милоша Поштича, наступательные боевые действия ЮНА очень редко велись, что происходило не столько из-за отсутствия соответствующей подготовки у большинства солдат,сколько из-за отсутствия опыта командования в ночных действиях. Между тем на основе мирового опыта известно что действия в данных условиях требуют детального планирования всех боевых действий,для каждой группы в отдельности, так что ударные группы могли действовать самостоятельно и при потере связи. Главный удар тут должен был наноситься с использованием охватов и обходов, в том числе,с использованием подземных туннелей. Для таких действий нужны хорошо обученные и сплоченные боевые группы, составленные из опытных, морально стойких бойцов с хорошими психофизическими данными. Ночные действия хоть и требуют немалого труда для подготовки, но и дают куда больший эффект, ибо обеспечивают захват определенных участков в обороне или в тылу неприятеля, чем тот лишается преимущества обороняющегося, и сам вынужден либо переходить в контратаку, либо оставлять позиции.
  ЮНА тогда обладала большими запасами осветительных снарядов и ракет, которых было достаточно, чтобы после ночного захвата какого-нибудь объекта в глубине неприятельской обороны освещать оставшееся время подступы к нему. Тогда то и могли действовать над городом югославская авиация - как устаревшие дозвуковые легкие одномоторные штурмовики "Ястреб" и "Галеб", так и более современные штурмовики "Супер Галеб" и "Орао" совместно с вертолетами Ми-8 и "Газель". Ночью по вспышкам неприятельских огневых средств им было бы довольно легко вести огонь, тогда как сами они были бы лучше, чем днем защищены от его ПВО, от действия которой над Вуковаром было потеряно несколько самолетов и вертолетов ЮНА. Одновременно сама ударная группа могла бы по вспышкам наводить свою артиллерию, в первую очередь минометы, показавшие,согласно югославским авторам, из-за высоких углов ведения огня свою незаменимость в городской войне.Следовало также,как показал более поздний опыт боевых действий в Сараево использовать саперов-подрывников для быстрого проделывания проходов сквозь здания или через подземные ходы, как и для оборудования позиций.
  
  Что касается стратегии то хотя операция по взятию Вуковара, на бумаге закончилась для ЮНА успешно, на деле для всей Югославии обернулась поражением. Вуковар, находясь на границе с Сербией, то есть совершенно не важный для судьбы Хорватии, оттянул на себя главные силы ЮНА на очень важных три месяца. Быстрый решительный удар в сердце врага требовал и сам характер любой гражданской войны, в которой возрастает роль личностей и с уничтожением штабов неприятельские силы очень часто рассыпаются, в том числе, вследствие честолюбия отдельных командиров.
  Вуковар - место главной операции ЮНА в кампании 1991-92 годов с сотнями потерянных человеческих жизней и сотнями уничтоженных единиц техники - ясное доказательство. Этот город с населением в 60 тысяч человек два с половиной месяца подвергался ожесточенному обстрелу ЮНА и по нему летели бомбы, ракеты, снаряды, разрушая его и убивая не только хорватских бойцов, но и гражданское население, хорватов и сербов, тем более что сербы до войны в Вуковаре составляли 30-40% от общего населения и в своей немалой части не успели выйти из города.
  В это время во всем мире началась пропагандистская компания против ЮНА, Югославии и всех сербов,тогда как Хорватия 8 октября 1991 года прервав все официальные отношения с Белградом на международном плане получала возраставшую подержку Германии и за ней всего Европейского сообщества. Как результат-7 декабря 1991 года международная комисия под председательством Бадинтера заключила, что СФРЮ больше не существует.

Оценка: 6.81*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015