ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Валецкий Олег Витальевич
Боевые действия в Восточной Боснии и Подринье в 1992-93 годах

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Боевые действия в Восточной Боснии и Подринье в 1992-93 годах"

  "Боевые действия в Восточной Боснии и Подринье в 1992-93 годах"
  Олег Валецкий
  
  Операция ВРС и армии Югославии под Сребреницей в 1993 году и операция "Лукавац-93" в районе Тырново и Игмана.Роль Сербского Сараево и его населения в войне.Сараево и сербская политика. Операции ВРС под Горажде и роль международной дипломатии,командования НАТО и миротворческих войск ООН
  
  Во второй половине 1992 года стало очевидно что первоначальные планы войны в Боснии и Герцеговине начали давать сбои и попросту официальный Белград был обманут.Особо критическая ситуация сложилась в Подринье где мусульмане были близки к победе и нападения с территории Боснии и Герцеговины на территории Сербии было бы огромным ударом по престижу Слободана Милошевича.
  Не зря Сербия была вынуждена посылать в регион Подринья не только отряды "красных беретов" ДБ Сербии, в составе которых было конечно немало местных сербов, но и регулярные части армии Югославии, прежде всего из состава ее "специальных" войск, основу которых составляли силы 72-й разведывательно-диверсионной и 63-й парашютной бригад.
  
  Помимо этого в Сербии и Черногории был на постояной основе Радикальной партией организован набор добровольцев как раз пополнения созданных этой партией в составе частей Дринского корпуса подразделений добровольцев и так информация о подобном процессе находится в статье "Фронтовой путь воеводы Бранислава Вакича" Зорана Красича,опубликованной в 92ом номере журнала "Велика Сербия"официального органа Сербской радикальной партией(("Ratni put vojvode Branislava Bakića" - Zoran Krasić, časopis "Velika Srbija", br. 92).Добровольцы слались в подразделения ВРС,однако согласно запросам местных гражданских властей тех или иных општин выделявших для этого средства и договаривавших ся с командованием своих бригад.В данном случае следует учитывать что ситуация на местах выглядела несколько по иному нежели из командных центров всилу чего и приглашались данные добровольцы.Никакого альтруизма тут со стороны политических руководителй општин не было,как и не было желания вступать в какой-то конфликт с политическим руководством Сербии.Не нужны были добровольцы и для "этнических чисток" что им приписывалось иными правозащитниками в Сербии,хотя конечно отдельные индивидуумы или в группы могли включатся в подобную деятельность местных сербских вооруженных сил.Однако для "этнических чисток" хватало у местной власти своих исполнителей,в которых она быыла естественно более уверенна нежели в пришлых добровольцах.В данном же случае у нее лишь было желание сохранить свои территории и свои села где жили родственники чиновников општин и которых у последних не было особого желания принимать в собственных домах.Как раз поэтому под давлением политических руководителей општин бизнисмены-выходцы из этих општин но ведшие дела нередко за пределами как Республики Сербской так и самой Югославии и выделяли деньги.Естественно все это шло мимо Главного штаба ВРС чья военная безопасность недовольная данным фактом готовила сугубо отрицательные доклады по добровольцам,однако восприпятствовать их приему в местные части ВРС,чье командование было куда теснее связанно с руководством "своей" општины,нежели с Главным штабом,военная безопасность не могла.Всилу этого добровольцев терпели ровно столько сколько это было необходимо тем кто их принимал в руководстве општин,после чего от них избавлялись.Сами добровольцы в своем большинстве в данном случае в Подринье прибывали по идеалистическим соображениям,согласно правда своему интелекту,хотя в их рядах было немало тех кто рассматривал такую свою поедку возможность пограбить или разжится оружием.однако таких было меньшинство и долго они в отрядах не задерживались
  Примечательно, что среди таких отрядов добровольцев важную роль в боевых действиях в рай оне Вишеграда,Горажде,Сребреницы и Скелани сыграли отряды русских добровольцев о чем в своих воспоминаниях участники тех событий:Ярослав Ястребов("Тайна русских добровольцев"-журнал "Солдат удачи"-номера 6 и 7 за 2007 год,),Борис Земцов("Боснийская тетрадь(дневник добровольца)"."Русское слово".Москва.1995 год) и Константин Ершков("Казаки на Балканах(записки есаула)"-Сайт "Српска.ру")
  Русских же добровольцев не будь необходимости сюда бы не звали,тем более местные власти старой югославской школы,в которой была жива память о временах "Инфромбюро" и поиска советских шпионов а также времен подавления "Венгерского восстания" когда основные силы ЮНА стояли на границе со странами Варшавского договора.
  В конечно итоге потеряв всякое терпение и надежду на вооруженные силы Республики Сербской, власть Сербии в начале января, после нападения сил созданной в Сребренице и Жепе командованием армии Боснии и Герцеговины-28ой дивизии на Скелани, село соседнее с границей Сербии,где погибло и было ранено несколько десятков людей, дало приказ на выступление сил армии и милиции в операцию по взятию Сребреницы.
  Важная роль в этой операции была отведена специальной милиции Сербии, включавшей и силы "красных беретов".Согласно статье "Фронтовой путь воеводы Бранислава Вакича" Зорана Красича,в руководившем операцией штабе в Байна-Баште находились и командующий "специальной" милиции МВД Сербии Обрад Стеванович и командиры сил "красных беретов" Франки Симатович и Радоица Божович,а посетил войска собранные для участия в операции и сам министр МВД Сербии Зоран Соколович. Югославская армия послала под Сребреницу сводные группы из состава 63ей парашютной бригады и 72ой разведывательно-диверсионной бригады.Уже из этого может быть ясно, насколько серьёзным противником была 28-я дивизия, и, следовательно, насколько велика была роль идейной убежденности в войне, коль эта "ополченческая" по сути, дивизия смогла стать опасным противником для объединенных сил югославской армии и милиции Сербии.Помимо этого для участия в операции свои силы выделила и ВРС.Сюда же из Сербии был направлен отряд добровольцев СРС (сербской радикальной партии) численостью около полутысячи добровольцев, главным образом, из Зренянина, Кнежевца, Гнилане, Ниша, Суботицы, сведенных в отряд "Стара Сербия" под общим командованием Бранислава Вакича,и согласно воспоминаниям последнего оснащенные и вооруженные командованием 2-ой армией со штабом в Нише.
  Оказался тогда под Сребренице и русский добровольческий отряд из Петербурга,под командованием офицера запаса Советской армии и казачьего атамана Александра Александрова, но этот отряд действовал в составе ВРС, которое так же выделило немалые силы для этой операции,в первую очередь ее Дринский корпус. К тому же огневую поддержку обеспечивала артиллерия и авиация югославской армии, действовавших в ходе операции с территории Сербии.Помимо этого командование югославской армии, согласно воспоминаниям Бранислава Вакича не обошлось без включения резервистов в операцию и направило сюда двести резервистов из Белграда.Правда согласно Вакичу они вначале не знали, куда их везут, а когда это выяснилось, большая их часть дезертировала, уехав домой и оставив своего командира полковника Ступара практически без личного состава что впрочем последнему не помешало с оставшимися людьми принять участие в операции.
  Общее командование операцией было поручено генералу югославской армии Миле Мыркшичу, бывшему командиру гвардейской бригады дивизии ЮНА, чье имя первый раз прозвучало на всю Югославию во время Вуковарской операции как военного героя. Правда, созданный позднее Международный трибунал в Гааге, посчитал иначе и обвинил Мыркшича, вместе с двумя другими офицерами ЮНА тогдашними капитаном Мирославом Радичем и майором Веселином Шливанчанином,в расстреле хорватских пленных и раненых,однако за Сребреницу Мыркшич обвинен не был, ибо она так и не была взята в этой операции.
  
  Сама операция была начата в феврале 1993 года.Согласно Вакичу 3го марта было захваченно село Церска в 12 километрах от Власеницы представлявшее долгое время самостоятельный "анклав" и лишь в конце 1992 году соединенная с территорией "анклава" Сребреницы.Захват этого села,в чем участвовала и группа казаков из "интервентной" роты Вишеградской бригады Дринского корпуса ВРС,был большим успехом сербских сил ибо она находясь в 12 километрах от Власеницы представляла собою угрозу дороге Власеница-Зворник и одновременно давала возможность мусульманам отступить по направлению к своей основной территории под Кладнем.Собственно отряд защитников села Церска численостью в полтора сотен бойцов согласно книге Вахида Каравелича "Агрессия на Боснию и Герцеговину(Северо-Восточная Босния от 1991 до 1992 года)("Agresija na Bosnu i Hercegovinu(Severo-Istočna Bosna od 1991 do 1992 godine)".Vahid Karaveljić.Sarajevo.2004) во главе с Феридом Ходжичем так и сделала пробившись через сербскую территорию в Кладань,тогда как другая часть через Коневич-поле вышла в Сребреницу.Сопротивление силы 28ой дивизии оказывали довольно упорное и только 63ая парашютная бригада потеряла тогда десяток человек убитыми.
  В ходе операции командование двинуло войска в наступление по всему кольцу фронта,хотя от сербских позиций под Братунцем, в районе села Поточары, до центра Сребряницы было около десятка километров и как раз здесь и проходила автотрасса Братунац - Сребреница, лежащая в долине .
  Достаточно было одного большого наступления танковых и механизированных подразделений в этой долине при пехотной поддержке вдоль склонов соседних гор при поддержке артиллерии, дабы Сребреница пала. Тем не сербские войска подошли вплотную к Сребреницы ,отделеив от нее "анклав" Жепу.
  Сербам тогда надо было поторопиться и использовать собственные фронтовые успехи как можно быстрее,ибо в марте 1993 года в дела здесь вмешалось Европейское сообщество,США и ООН,а НАТО начало всерьез готовится к войне,хотя правовой базы, для граждан собственных стран политические лидеры стран НАТО еще не имели.Однако из Белграда пришел приказ об остановке наступления и 11 марта Сребреницу посетил тогдашний командующий миротворческими силами ООН в Боснии и Герцеговине французский генерал Филипп Морион, и пробыв здесь два дня, он отбыл, пообещав помочь. Сразу же в Сребреницу пошли конвои ООН с гуманитарной помощью, и с первым конвоем в Тузлу возвратилось около шестисот мусульманских гражданских лиц. В следующем конвое Сребреницу покинуло еще полторы тысячи человек, и когда эта цифра от выбывших достигла девяти тысяч,центральное правительство в Сараево 2 апреля дала приказ запретить эвакуацию. Эта мера вызвало письмо комиссара ООН по вопросам беженцев японки Садако Огаты генеральному секретарю ООН египтянину Бутросу Гали с предложениями либо по увеличению военной и гуманитарной поддержки Сребреницы, либо об эвакуации ее населения. Так, как Запад не желал признавать "этнические чистки", а мусульманское руководство не хотело терять Сребреницу то на эвакуацию они не согласились.Однако позиция руководства СДА в Сараево было довольно двойственной и после прибытия делегации Сребреницы в Сараево на "сабор бошнячкого народа" с ней руководство СДА в Сараево провело консультации о возможности замены Сребреницы и Жепы на сараевские пригороды Илияш и Вогощу,находившиеся тогда в руках сербов
  18 апреля генералы Ратко Младич и Сефер Халилович подписали соглашение о перемирии вокруг Сребреницы и о ее демилитаризации,однако в соглашении не была подробно указана область демилитаризации, что облегчило командованию местных мусульманских войск задачу, и оно, приказав сдать триста единиц, главным образом, неисправного оружия, оружие больших калибров отправило за пределы города, который оно только и признавало зоной демилитаризации. Прибывшие подразделение канадских миротворцев численостью в две сотни военнослужащих, естественно не могло прочесывать леса и обыскивать дома. Миротворческие войска хотя реальной защиты не представляли на военном плане,однако на политическом, были значительным фактором и сербы число войск сократили после марта 1993 года оставив здесь относительно слабые силы из состава Дринского корпуса, который к тому же главную часть своих сил держал на фронте по направлению к Горажде, а так же по направлению к Калесии и ко Кладню.
  
  На начавшейся 2го января 1993го года конференции в Женеве был предложен план о мирном решении вооруженного конфликата подготовленный международными представителями Сайрусом Вэнсом и лордом Девидом Овеном.Согласно было предложенно создание единого правительства в котором бы было по три члена от мусульман,хорватов и сербов и создание десяти провинций в которых состав "провинциальных" правительств определялся бы результатами переписи 1991го года
  
  Сербы должны были вывести войска с 27% контролируемых территорий,в том числе из Подринья,Озрена и Посавины что вызвало вспышку ярости генерала Младича тем более что единственной территории сербы бы не имели.
  Мусульмане однако также монолитной територии не получали и в самом большем выиграше оказывались хорваты.В январе 1993 года план подписали Изетбегович и Бобан,а Слободан Милошевич подписал план в Белграде 27го апреля.Однако на новой конференции 1го мая в Афинах Радован Караджич однако отказался подписывать план и заявил что ему нужно согласие парламента- Республики Сербской.
  
  Однако на Скупштине(Парламенте) чье заседание прошло 5го мая 1993 года в горнолыжном курорте Яхорине (Пале), план будет отвергнут. Разве что Никола Колевич не был сторонником конфронтации с мировым сообществом, но влияния на ход переговоров он не имел. Не помогло и присутствие президента Югославии Добрицы Чосича и президента Сербии Слободана Милошевича,как и президента Греции Мицотакиса, хотя весь этот сбор вызывает подозрения в изначальной спланированости этого шага, естественно,как в Пале так и в Белграде. И до этого и после этого СДС, державший абсолютное большинство в Скупштине Республики Сербской, был под полным контролем Караджича и председателя Скупштины Момчило Краишника, а последний активно выступивший против подписания плана, был по многим свидетельствам влиятельнее Караджича и одновременно ближе, чем он к официальному Белграду.
  Тем не менее следует отметить что после неудачи данного плана Милошевич в мае организовал смену президента Югославии Добрицы Чосича,подерживавшего руководство Республики Сербской,которого заменил тесно связанный с Милошевичем-выходец из Черногории и тамошний партийный кадр-Зоран Лилич
  
  В это же время, согласно резолюции Совета Безопасности ООН от 7 мая 1993 года, Сребреница, Жепа, а так же Бихач, Тузла и Сараево были провозглашены официально "зонами, под защитой ООН", и туда были введены миротворческие войска.
  Провозглашение этих зон было в полном противоречии с военной логикой, ибо в Жепе находился штаб бригады, а в Сребреницы и в Горажде - штабы дивизий, а в Тузле, Бихаче и Сараево - штабы корпусов, командовавшие находившимися, главным образом в этих же населенных пунктах (за исключением Тузлы и, отчасти, Бихача) войсками. Эти войска составляли, как минимум, половину мусульманских вооруженных сил. Получался какой-то абсурд,ибо в том же Сараево один и тот же квартал,разделенный линией фронта на две половины,для одной стороны был законной военной целью, а для другой - "мирный квартал", чей обстрел назывался западными политиками и журналистами "медленным геноцидом", и за что в международном трибунале в Гааге были возбуждены обвинения против ряда генералов ВРС,в том числе командующих Сараевско-Романийского корпуса генералов Галича и Милошевича, так и против генерала Младича.
  
  В итоге командование ВРС выбрало целью новой операции территорию под Сараево,вне этой зоны в области горного массива Игман.Так как к тому времени в июне-июле в Сараево шли ожесточенные конфликты в руководстве преросшые в начале июля в вооруженные столкновения на улицах Сараево.Тогда в Сараево, 8 июня, по сути, произошел государственный переворот, ибо Халиловича на должности главнокомандующего армией заменил Расим Делич,тогда как Халиловича временно оставили на должности начальника Генерального штаба а министром внутренних дел Боснии и Герцеговины стал Бакир Алиспахич, близкий с кланом Изетбеговича. Из-за подобных неурядиц, командование 14ой дивизии армии Боснии и Герцеговины осталось без подержки.
  Всилу этого мусульманские войска на Игмане оставались пассивными. Создание отдельного 6-го корпуса со штабом в Конице (командующий Салко Гушич, затем Галиб Ходжич) с зонами ответственности на Игмане, Трескавице, Белашнице, усугубило положение. Этот корпус, численностью в 8 тысяч человек, в любом случае нуждался в постоянной посылке подкреплений из других корпусов. Это порождало дополнительную неразбериху в командовании, хотя по логике, эту зону надо было подчинить командованию 1-го корпуса. Примечательно что за месяц до сербского наступления на Тырново и Игман, с Игмана приказом сверху, были отведены "ударные" части Армии Боснии и Герцеговины-17 "Краишка" бригада и разведывательно-диверсионный отряд генерального штаба Боснии и Герцеговины "Цырни Лабудови" ("Черные лебеди").
  Сербы решили использовать подобную ситуацию и в начале июля 1993 года организовали наступательную операцию по захвату поселка Тырново и горного района Игмана, с целью соединения со своими позициями в Герцеговине, а также с целью полного отсечения района аэродрома в Сараево и соседней мусульманской Храсницы,от позиций армии Боснии и Герцеговины в районе Кониц.
  
  Операция "Лукавац-93", была самой масштабной наступательной операцией ВРС после "Коридора-92". В этой операции численность сербских войск достигла десятка тысяч человек, что было для местных условий довольно много. В сборе войск для этой операции опять применялась обычная тогда практика отправки в операцию сводных составов из бригад .В данном случае главным образом были использованны отряды бригад Сараевско-Романийского корпуса ВРС:1-ой Сараевской, 1-ой Романийской, Илиджанской, Игманской бригад и отдельные подразделения 2-ой Сараевской бригады и в чьей зоне ответственности и находились подступы к поселку Тырново - главной цели операции как и бригады Герцеговинского корпуса-Фочанской.Невесеньской,Коничкой,Калновчанской и Гатчанской бригад,бригады Главного штаба ВРС-"Сырпске гарды" а с ходом операции сюда были направленны и подразделения из других бригад и корпусов ВРС,в первую очередь из Дринского и 1-му Краинскому корпусам
  Были также привлеченны подразделения корпусного подчинения - разведка, военная полиция, а так же силы МВД, в первую очередь специальная милиция.
   Само Тырново пало довольно быстро, чуть больше, чем за неделю, после начала операции 11 июля 1993 года и противник сопротивлялся не особо упорно. Разбитый на перевале Рогой силами Герцеговинского корпуса,взявших штурмом его позиции и на высоте Орловац,на которую вышел сводный отряд 1ой Сараевской бригады, противник после первых своих потерь от сербского огня, в первую очередь танков, в ближний бой вступать не хотел, а начинал отступать, точнее бежать.Пожелай сербское командование - мало кто из мусульман смог бы уйти из Тырново и соседнего села Киево по извилистым и трудно проходимым горным дорогам Игмана и Белашницы. За само Тырново никаких боев не было, и удивительно,почему вообще местный мусульманский офицер Адем Зулич решил возвратиться в Тырново за какими-то документами, где тут же попал в плен. Правда тогда возникло одно недоразумение, так как первыми в Тырново вошли бойцы сводного отряда капитана Славко Алексича из состава 1-ой Сараевской бригады,но в газетах было указано, что первой вошла бригада "Сырпске гарды" Главного штаба ВРС.
  Однако было это не столь важно, ибо Тырново не было Вуковаром. Все же падением Тырново был, достигнут определенный успех, так как, во-первых, для Республики Сербской открывался путь из Луковицы и соответственно из Пале в Герцеговину, и два корпуса Сараевско-Романийский и Герцеговинский смогли "связать" свои линии обороны. Потери в сербских силах в ходе операции были малы,в пару десятков убитых и раненых и то, что мусульманские силы так легко оставили в полном окружении свой анклав Горажде, говорит о большой их тогдашней общей слабости, в том числе в области как командования, так и морали и дисциплины. После этого сербские войска двинулось на горные массивы Трескавица, Игман и Белашница и дошли под огнем противника до отеля "Игман", под вершиной Белашницы.В лежащем за Белашницей поселке Храсница в рядах армии Боснии и Герцеговины началась паника. Если бы сербские силы взяли этот поселок, то этим они пересекли бы последний путь из Сараево через подземный тоннель под сараевским аэродромом,отрезая уже и сараевский аэродром, а 1-я и 2-я Сараевские бригады смыкались бы с Илиджанской бригадой, шедшей с противоположной стороны на этот же Игман. Генерал Младич, лично командовавший сербскими войсками в операции, готов был продолжить операцию и был оставлен благодаря лишь приказу Милошевича.
  
  Точно такая же судьба ожидала операцию сербских сил по взятию Горажды, предпринятой сразу же после остановки операции "Лукавац -93". Под Горажде сербские силы в августе 1993 года смогли взять большую часть территории этого анклава. Наибольшие успехи были достигнуты со стороны Вишеграда, откуда сербские силы наступали вдоль автопути и реки Дрина, и сумели занять села до Усти-Прачи включительно, то есть почти до окрестности Горажде. В тоннелях в сербские руки попало несколько неприятельских танков и других бронемашин. Было захќвачено немало трофеев и пленных. В то же время, со стороны Пале продвижения вперед почти не было. Это было следствием прошлого провала от 12 июня, когда сербские силы из состава специальной милиќции и 1-ой Романийской бригады, не смотря на довольно сильную поддержку танков и артиллерии, так и не смогли прорвать неприятельские линии обоќроны под Ораховцами и возвратились, не дойдя до траншей и потеряв до полутора десятка мертвыми и до полусотни ранеными.
  Впрочем, операция под Горажде все равно не была доведена до конца, опять-таки по политическим причинам.
  
  Значение Горажде видится на современной карте Боснии и Герцеговины. Горажде являются, по сути, частью исламского "зеленого" коридора, чью реальность осмеивали до войны. Тем не менее, ныне он уже частично существует путем создания мусульмано-хорватской федерации в Боснии и Герцеговине, а выведением Косово и Метохии из-под власти Сербии. К тому же независимость Черногории и политический кризис в Сербии способствуют все большей самостоятельности мусульман в Санжаке, связывающего Косово с Боснией.
  Тем самым хорошо видится, что мусульмане не зря столь ожесточенно обороняли Горажде, не жалея ни оружия и ни денег. Сербы же не имели единства в командовании и в итоге пошли на невыгодную для них перемену направления удара с Горажде на Сребреницу.
  Очевидно, что в этом важную роль сыграли международные факторы. Германия и Ватикан совершенно не заинтересованные в создании "зеленого коридора" были готовы "закрыть глаза" на падение Горажде и в Америке определенные силы были с ними согласны. Однако в дело включились иные силы на Западе, обладавшие таким влияние, как на Белград, так и на Сараево, что смогли давлением и откровенными провокациями спасти Горажде.
  Причем еще 3го сентября 1992го года в Женеве где под председательством Сайруса Венса и лорда Овена была начата конференция о мире в бывшей Югославии,на ней от сербов было потребовано вывести тяжелое вооружение из зоны городов Сараево,Горажде,Бихача и Яйце которые если посмотреть на карту и представляли тот "зеленый коридор" о котором в 80ых годах писал профессор Сорбоны сербский "исламолог" Миролюб Ефтич.Хотя тогда Радован Караджич отказался это сделать в конечном итоге усилиями международной дипломатии это и было осуществленно.
  
  Однако в 1993ем году НАТО еще не был полностью готов к нанесению воздушных ударов по сербским силам, да и будь эти силы организованы и подготовлены должным образом, то авиация НАТО не могла бы спасти мусульманские силы от поражения. Все эти "защищенные" зоны, включая Тузлу, при полном и правильном использовании войск, хотя бы по уставам ЮНА, но, правда, при лучшей практике, в особенности подготовки и организации, сербами могли быть взяты за несколько дней. За это время международное сообщество вряд ли смогло бы о чем-либо договориться, а тем более перебросить две-три сотни боевых самолетов на итальянские и американские авиабазы, французские и британские авианосцы, находившиеся уже в Адриатике, чтобы усилить уже базированные здесь (на американских авианосцах и авиабазах) до полутора сот боевых самолетов.По уставу любой современной армии дневной темп наступления, даже при подобном превосходстве сил в воздухе, не мог бы быть меньшим несколько километров в день, а как раз столько и надо было преодолеть, чтобы взять не только Сараево, но и Сребреницу, Жепу, Бихач и Горажде, или даже Тузлу. Ведь не только в Сараево, но и в Сребренице, Жепе и в Горажде центры были отделены от сербских позиций, максимум десятком с небольшим километров и всего одной линией траншей и "бункеров".
  
  Вместе с тем применять оружие миротворцы могли только для самообороны и лишь принятая в марте 1994го года Резолюция 908 дала право миротворческим силам ООН применять вооруженную силу для защиты "защищенных зон ООН" на основании чего и были в апереле нанесенны авиаудары по сербским войскам под Горажде.В 1993 году всилу отсутствия подобной резолюции себрские войска могли довести до логического конца начатую ими в август наступательную операцию под Горажды, предпринятой Главным штабом ВРС сразу же после остановки операции "Лукавац -93".
  
  Под Горажде силы "Восточно-Босанской Оперативной группы(Istocno Bosanska Operativna Grupa-IBOG) армии Боснии и Герцеговины были ослабленны потерями в нерациональной наступательной операции на Вишеград марта-апреля 1993 года,в которой в районах сел Джанкичи и Ораховци как и высот Заглавак и Столац силы армии Боснии и Герцеговины понесли большие потери.
  В результате этих потерь коснувшихся в первую очередь "интервентных" подразделений,эти силы оказались не в состоянии эффективно сопротивлятся сербскому наступлению и сербские войска в августе 1993 года наступая со стороны Вишеграда,вдоль автопути и реки Дрина,сумели занять села до Усти-Прачи включительно, то есть до границ самого Горажде. В захваченных тоннелях в сербские руки попало несколько неприятельских танков и других бронемашин,а было захвачено немало пленных.
  
  В то же время, со стороны Пале сербские войска вперед продвинутся не смогли ибо здесь мусульманские подразделения потерь до этого не испытали.
  Попытка наступления 12 июня отряда специальной милиции и 1-ой Романийской бригады, не смотря на поддержку танков и артиллерии,закончилась для сербов неуспехом и согласно книге "Палэ-фронтовая хроника" Слободана Сырдановича("Pale - ratna hronika".Slobodan Srdanović."Svet knjiga".Beograd, 1998) "Свет книги"Белград 1998) они не дойдя до траншей,потеряли до полутора десятка мертвыми и до полусотни ранеными.
  
  Тем не менее как и в случае с операцией "Лукавац-93", операция под Горажде не была доведена до конца,по указанию из Белграда, опять-таки по политическим причинам.Само значение Горажде достаточно хорошо видится на современной карте Боснии и Герцеговины,где оно является,по сути,ключевым звеном исламского "зеленого" коридора,чью реальность осмеивали до войны но который стал более чем реальным после войны 1999 года,создания албанской державности в Косово и позднейшей независимости Черногории как и более широкой автономии Санжака в Сербии.
  
  Тем самым хорошо видится, что мусульмане не зря столь ожесточенно обороняли Горажде, не жалея ни оружия и ни денег и в итоге сербы пошли на невыгодную для них перемену направления удара с Горажде на Сребреницу.
  Очевидно, что в этом важную роль сыграли международные факторы.Хотя Германия и Ватикан совершенно не заинтересованные в создании "зеленого коридора" были готовы "закрыть глаза" на падение Горажде и в Америке определенные силы были с ними согласны,однако в дело включились иные силы на Западе, обладавшие таким влияние, как на Белград, так и на Сараево, что смогли давлением и откровенными провокациями спасти Горажде.
  
  Прямые угрозы тут большой роли не играли ибо НАТО в 1993 году еще не был полностью готов к нанесению воздушных ударов по сербским силам, да и тогда авиация НАТО не могла бы спасти мусульманские силы от поражения.
  Миротворческие войска ООН не имели тогда ни достаточно сил (в Боснии и Герцеговине их насчитывалось около 25 тысяч, а в Хорватии еще где-то 15 тысяч), ни прав вмешиваться в вооруженный конфликт,а авиация НАТО первый раз провела свою боевую операцию лишь в 1994 году,когда 28 февраля были сбиты четыре устаревших легких штурмовика "Ястреб" ВРС над западной частью Республики Сербской двумя американскими F -16.
  
  Само Горажде при правильном использовании войск,по уставам ЮНА и при лучшей подготовке и организации, сербами могли быть взяты за несколько дней. За это время международное сообщество вряд ли смогло бы о чем-либо договориться, а тем более перебросить две-три сотни боевых самолетов на итальянские и американские авиабазы,дабы усилить уже базированные здесь (на американских авианосцах и авиабазах) до полутора сот боевых самолетов.По уставу любой современной армии дневной темп наступления, даже при подобном превосходстве сил в воздухе, не мог бы быть меньшим несколько километров в день, а как раз столько и надо было преодолеть, чтобы взять не только Горажде, но и Сребреницу и Жепу,где их центры были отделены от сербских позиций максимум десятком с небольшим километров и всего одной линией траншей и "бункеров".
  
  Такую же возможность имели сербы и в Сараево в октябре 1993 года,когда "международное сообщество" было куда больше, чем Сараево, озабоченно Москвой, точнее штурмом правительственными силами России здания Российского парламента, обороняемого сторонниками оппозиции (события октября 1993 года в Москве).Эти события как и их последствия ослабили "международное давление" на сербов ибо в данном случае симпатии "международного сообщества" были на стороне не осажденных, а осаждающих.
  Но хотя внимание Запада было отвлечено от сербов,это не сдвинуло их войска в наступление через практически полупустую неприятельскую линию обороны 9-ой и 10-ой бригад,даже в ходе востания Мушана Топаловича "Цацо" в октябре 1993 года когда на позициях 9-ой и 10-ой бригад почти не было людей.
  В общем-то, тогда непонятной здесь была политика сербской власти, ибо она избегала военного решения вопроса с Сараево,хотя это могло спасти тысячи сербов, погибших в этой войне уже после этих событий, а вместе с этим были бы спасены многие сербские земли, потерянные с подписанием в 1995 году мира. Рассуждения о геополитических интересах здесь не имеют особой ценности. На войне, как, впрочем, и во всей жизни, должна постигаться победа над врагом и каждый ее участник в первую очередь должен добросовестно и самоотверженно выполнять свой долг в сербских войсках едва ли не каждый второй знал тонкости мировой политики, точнее считал что знает, а вот найти знатоков для участия в наступательных операциях было несравненно труднее.
  Лишь после окончания московских событий, когда, видимо, западным информационным агентствам стало не хватать "горячих" событий, опять к середине октября "ожила" осада Сараево. Тогда Сараевско-Романийский корпус под командованием генерала Галича,начал очередную операцию с тактической целью, но с оперативно - стратегическими результатами. Подобная операция была типичной для фронта в Сарево,поэтому есть смысл описать ее.Этой целью была высота "Дебело бырдо" (743м), нависавшая над районом Еврейского кладбища и над всем центром Сараево, видимым отсюда, как на ладони. Само Дебело бырдо частично находилось в сербских руках, но часть его верх была в руках у мусульманских сил, использовавших его для обстрелов сербских кварталов Гырбовицы и участка дороги Лукавица-Пале в районе парка Враца. Захват Дебелого бырдо не представлял особых проблем, так как оно имело относительно ровную безлесную вершину с десятком уже разрушенных домов, и тут хватило бы несколько танков и БМП,дабы пехота смогла занять неприятельские позиции до подхода подкреплений из тыла.
  Господствовавшая над этой горой высота Град (823м) находилась, в сербских руках и те могли без всяких проблем добраться до исходных позиций автодорогой Луковица-Пале и даже разместить свои тылы и штабы в "Куле" - многоэтажном железобетонном здании-бывшей тюрьме госбезопасности СФРЮ,стоящей на самой вершине. Пехота, идя от высоты Град, могла пройти до неприятеля либо лесом по самой вершине, либо подземным тоннелем ЮНА, проходившем через обе горы в нескольких направлениях.
  В первый день на исходных сербских позициях в районе Кулы собралось около сотни добровольцев из отрядов четнических "воевод" Василия Видовича из Илияша и Славко Алексича, бывших одновременно и подразделениями соответственно Илияшской и 1ой Сараевской бригад Сараевско-Романийского корпуса ВРС. Хотя здесь же были и другие подразделения 1-ой Сараевской бригады, и в том числе несколько танков,но командование корпуса эту операцию доверила "опальным" четникам ибо не желало нести ответствености за неуспех. Артиллерийская поддержка оказывалась силами артиллерии бригады и корпуса. Поэтому эту операцию никак не назовешь чьей-то не личной инициативой, тем более что место операции было посещаемо офиќцерами из штабов бригады и корпуса. В первый день все закончилось действием артиллерии да нескольких средств непосредственной огневой поддержки установок НУРСов, минометов, 12,7 мм пулемета, да пары гранатометов. Второй день прошел похожим образом с тем, что число участников "акции" уменьшилось в два- три раза, а на третий день число участников достигло цифры в пару десятков человек, из которых лишь несколько русских и сербских добровольцев из отряда Алексича проползло к неприятельским траншеям. Хотя те были изрядно разрушены,приказа на наступление не поступило, зато по ним открыл огонь, мусульманский танк из города, и на этом операция закончилась. Сербские силы тогда потеряли лишь пять-шесть человек ранеными, а мусульманские силы десяток убитыми. Главный результат был в том, что сербская артиллрия тогда обстреливала город, и хотя мусульманские снаряды так же падали на сербскую Гырбовицу, камеры западных телеоператоров снимали лишь разрывы в мусульманском Сараево,что вместе со съемками раненых "гражданских" лиц, правда, носивших штаны и ботинки военной формы,было главным итогом всей операции.
  Как раз именно из таких операций или как здесь говорилось "акций" и состояла сербская осада Сараево. Такие акции раз в несколько месяцев случались на фронте почти в каждой из бригад Сараевско-Романийского корпуса, державќших внутренний Сараевский фронт. Район Дебелое бырдо было лишь одним из нескольких мест этих частых акций, таких как поселок Жуч, кварталы Неджаричи, Добрыня, районы Еврейского гробля, улица Мишки Йовановича, Београдской, Озренской, поселок Езеро, высота Чолина капа, микрорайон Отес, села Вучья Лука и Хреш,.
  Как правило, все эти акции проводились силами различных ударных отрядов, общей численностью до усиленной роты с несколькими орудиями и минометами и парой-другой бронемашин. Одни из этих акций были удачные, другие неудачные, но во всех случаях их боевыми задачами были захваты отдельных зданий, или, в лучшем случае, кварталов, либо отдельных высот, и ни одна из них не имела оперативного значения для всего корќпуса, а проще говоря, не преследовала цели прорыва всей неприятельской обороны Сараево.
  Конечно, эти "акции" изрядно изматывали противника, держа его в постоянном страхе, значительно влиявшим на его действия, но и для сербских войск, прежде всего, для сербских ударных отрядов, они стоили иной раз дорого.
  Тому пример - операция 27 декабря 1993 года в селении Езеро (Озеро) в Сараево в конце 1993 года по захвату здания "Бетания".В это время Югославская армия проводила в районе соседней сербской Вогощи тайную операцию "Панцир-2",о которой позднее в 2008 году в Трибунале в Гааге свидетельствовал майор Тешич,офицер Гвардейской бригады,находившийся при тогдашнем штабе сил специального назначения Югославской армии.Для ее провеќдения были переброшенны из Югославии силы специального назначения,в том числе сводный отряд 72-ой разведывательно-диверсионной бригады (из Панчево) плд командованием командира бригады полковника Душана Ступара. Понятно, что эта "элитная" часть Югославского войска могла быть использована лишь при прямом договоре между югославским Генералштабом и Главным штабом ВРС. Поэтому столь и показательна эта акция, ибо военные профессионалы из 72-ой бригады, ее диверсионного "противотеррористического" батальонов больше всего ценились в югославской армии и вряд ли бы их генералы бросили бы их на "убой".
  Однако на практике в атаку пошли только "панчевцы" тогда как местные сербские подразделения, которые должны были идти с левого и правого флангов, никакой практически поддержки, по словам "панчевцев", не оказали, как, впрочем, и артиллерия. В итоге на втором этаже остались мусульманские бойцы, которые могли наблюдать за первым этажом через отверстия в потолке.Как только передовой отряд "панчевцев" смог войти в это здание, на его первый этаж,и кто-то из наступавших задел какие-то железные листы и этим сербы обнаружили себя,то мусульмане тут же на них стали сбрасывать ручные гранаты.Таким образом, "панчевцы" попали в засаду и едва смогли выбраться из нее, потеряв десяток мертвыми.
  
  Все это было вполне типично для югославской войны и почти все подобные акции проводились в один эшелон, а проще говоря, все выглядело так: небольшая группа бойцов, где-то в пару десятков человек, шла на штурм неприятельской обороны, и если у нее хватало сил ее прорвать, то в бой шло остальное войско.Если же сил не хватало, то бойцам приходилось выбираться самостоятельно. Маневра силами или введение в бой второго эшелона и резервов практически не было, и в лучшем случае подобный, штурм предпринимало несколько групп с разных направлений, без особо надежной связи и координации действий, что могло привести и к большой победе,а могло и дать напрасную трату сил и средств.
  Все это было следствием объективной общей слабости всех сербских вооруженных сил, происшедшей вследствие большой пропасти между теорией, в том числе организационными и командными принципами и практикой самой войны.
  
  В Сараево главной опорой стабильности сербского фронта,а тем самым и существования всей Республики Сербской было само сербское население жившее в Сербском Сараево-в первую очередь в городском районе Гырбовицы и пригородных сараевских поселков Илиджа,Илияш,Вогоща и Райловац а также в селах окружавших Сараево и в поселке Пале,являвшемся тогда столицей РС.
  Сербы этого Сербского Сараево,в первую очередь те чьи дома находились в сараевской долине или на ее склонах,просто не имели возможности бежать при прорыве фронта и поэтому и являлись лучшей гарантией его стабильности.При этом ключевую роль сыграли вопреки распространенному мнению не сельские жители,а собранные на добровольной основе группы городской молодежи в районах прифронтовых Илиджи,Илияша,Вогощи и Гырбовицы где люди понимали что бежать их семьям некуда и в отличии от сельского население обладали более высоким самосознанием.
  
  Причиной тому было то что сербские войска испытывали недостаток не столько в людях, сколько в ударных группах которые в городских условиях могли быстро закрывать неприятельские прорывы что для небольших хорошо сплоченных групп в городских условиях представлялось более легкой задачей нежели на растянутых в горах а тем более на равнине позициях.К тому же с ходом войны,в условиях отсутствия боевой подготовки,большая масса сербских войск уже не представляла собою равного противника мусульманским ударным отрядам постоянно участвовующим в боевых операциях,тем более что и самих сербских войск в районе Сараево не насчитывалось и двух десятков тысяч человек в лучшие времена.
  Всилу же массового дезертирства,Сараевско-Романийский корпус ВРС,согласно книге "Палэ-фронтовая хроника" Слободана Сырдановича("Pale - ratna hronika" - Slobodan Srdanović, "Svet knjiga", Beograd, 1998) потерял до половины военноспособных мужчин весны 1992 года и к середине 1994 года, насчитывал около 12 тысяч человек. По большому счету все сербские войска вследствие отсутствия военного положения и открытости границы с Сербией и Черногорией были в большей мере подвержены дезертирству чем мусульманская армия Боснии и Герцеговины и согласно Слободану Сырдановичу только лиц дезертировавших к середине 1994 года из состава ВРС(не считая тех кто не был в нее мобилизован) насчитывалось 75 тысяч человек. По сути сербы в Сербском Сараево были не осаждающей силой а осажденными.
  
  Так территория сербской сараевской общины Илияш,постоянно была местом неприятельских нападений,на внешнем обруче сараевского фронта, на который миротворческая деятельность сил ООН распространялась в куда меньший мере,чем на само Сараево. Горный массив Чемерно, по которому проходила оборона этой общины как и соседней сербской общины Вогоща в 1994-95 годах, стал местом проведения постоянных операций противоборствующих сторон,которые были одними из самых ожесточенных во всей югославской войне, требовавшими посылки войск из всей ВРС.
  Так силы армии Боснии и Герцеговины захватили в августе 1994 года село Быргуле. Предпринятое сербами контрнаступление на Нишичком плато в направлении Високо и Брезы, закончилось неудачей, хотя созданная здесь 3-ая оперативная группа Армии Боснии и Герцеговины, понесла тяжелые потери на этих линиях фронта.При этом бои шли до ноября за каждую высоту,некоторые из которых переходили из рук в руки.
  Естественно сербы Илияша, в несколько меньшей мере играли роль в боевых действиях, в которых участвовали десятки частей ВРС, но и этого было достаточно для этой двадцати пятитысячной общины, притом, что в число ее населения входили и многочисленные сербские беженцы, главным образом, из общины Високо, Бреза и Вареш. Девятьсот мертвых и три тысячи раненных - было весьма высокой ценой войны для Илияша.
  
  Достаточно показательно и положение в Гырбовице-городском районе в центре Сараево,находившемся под контролем сербов.Хотя из где-то двух десятков тысяч населения общины Ново Сараево времен войны на Гырбовице где жила может четверть, именно здесь или же отсюда погибло большинство от 500 погибших общины Ново Сараево и дело здесь не в том, сколько людей погибло а в том что люди жили в условиях такой же неприятельской осады как и мусульманское Сараево неся потери как от снайперского огня противника и обстрелов из минометов и гранатометов.
  Всилу этого и были столь высоки потери понесеные в Сербском Сараево, где проживало около 120 тысяч населения но где к концу войны насчитывалось до 5 тысяч погибших из 21399 погибших военнослужащих и 1973 гражданских лица погибших во всей Республике Сербской согласно данным исследовательско-документационного центра Боснии и Герцеговины опубликованных в декабре 2005 года в Баня-Луке (газета "Независне новине" от 16.12.2005 года).
  
  Правда существовавшая анархия в Республике Сербской на Гырбовице нередко переходила в настоящий "дикий Запад" и тут были обычны не только междоусобные перестрелки, но и периодические случаи открытого неповиновения власти со штурмами местного управления внутренних дел или выведением танков против власти. К тому же Гырбовица была городским районом с городской культурой, что вызывало ее противостояние с сельским Пале,и в итоге Гырбовица стала оплотом оппозиционной радикальной партии, а в Пале была главная база СДС во всем Сербском Сараево.
  Отношения же между этими партиями на низовом уровне во всей Республике Сербской были куда хуже, чем на высшем,но еще хуже отношения были у местных сербских бойцов с собственным командованием, особенно корпусным и бригадным, видевшим в Гырбовице скорее источник лишних хлопот, чем плацдарм для наступления.По сути Гырбовица была для сербской власти лишним местом,что и говорит о том, насколько она хотела взятия Сараево. Саму небольшую Гырбовицу, представлявшую вместе с районами частной застройки Еврейского гробля и Враца район где-то полтора на полтора километра обороняло всего два пехотных батальона 1-ой Сараевской бригады численностью по 500-600 человек списочного состава. Однако в наступательных действиях бригады с Гырбовицы выделялось, как правило, несколько десятков человек. Командование здесь играло, куда меньшую роль, чем на других фронтах и боевые действия велись силами небольших (до десятка человек) групп, действовавших скорее самостоятельно, нежели планово.
  
  Оборона позиций велась более организованно, но и это было делом относительным, ибо была лишь одна линия обороны, да и та весьма рваная с промежутками, порою по сотню метров между "бункерами", устроенными в домах и зданиях. Однако и противник не имел ни построения по эшелонам, ни маневра силами, ни должной дисциплины. Впрочем,сербский танковый взвод находившийся здесь многого решить не мог ибо городская местность уменьшает преимущество бронетанковой техники и артиллерии, а в числе людей сербы здесь значительно уступали противнику.
  
  В конечном итоге после взрыва на базарчике Маркала в Сараево, 5го февраля 1994 года в котором от разрыва одной 120 милиметровой минометной мины(согласно заявлению командования НАТО) погибло 68 человек а 114 было раненно и чьи истинные виновники,согласно статье"Боснийская исповесть полковника Демуренко"( Елены Калядиной в газете "Комсомольская правда" (номер от 29.09.1996) находились не на сербской стороне, командование НАТО выступило с прямыми угрозами авиаударов по сербским войскам.Данные удары означали бы слом обороны в Сербском Сараево и его падение,ибо к февралю сербские войска там находились в весьма критическом положении.Командование ВРС согласилось на вывод артиллерии за пределы двадцатикилометровой зоны вокруг Сараево положившись на гарантии ввода дополнительных сил миротворческих сил ООН и в феврале 1994 года,после того как было подписано это перемирие в Сараево были введены дополнительные силы миротворческих войск ООН, в том числе сводный батальон российских десантников "Русбат-2" и таким образом, Сараево было защищено политически от боевых действий.
  Жизнь в Сараево наладилась, возобновилось производство хлеба, молока и электричества и производился завоз продуктов в больших количествах международными организациями.
  Межнациональные отношения были далеки от идеальных, но в сравнении с событиями, происходившими в начале войны, относительный порядок все-таки был установлен. В ходе нескольких операций специальной милицией, местные мафиози были либо ликвидированы либо изгнаны, либо трудоустроены под контролем местных спецслужб.
  Главной опасностью оставались снайперы, выборочные обстрелы артиллерии и минометов с сербских позиций, и страдало в данном случае мирное население,однако эти события уже никак не отражались на фронте.
  При том иностранные политики и журналисты, прибывали как раз в Сараево, где и могли убедиться в фактах действий сербских снайперов и артиллерийско-минометных обстрелах. Подобные действия только вредили сербами, но всилу дезорганизации в их рядах, это было уже тяжело остановить.
  
  В ходе подобных артиллерийских обстрелов наносился большой ущерб "имиджу" сербов в Боснии и Герцеговине,тем более что представители мировых СМИ постоянно находились в самом Сараево и могли легко сделать снимки результатов этих обстрелов как например 25-26го августа 1992го года сгорела Государственная библиотека Боснии и Герцеговины в здании "Вечницы" ,30го августа 1992го года на базаре в районе "Алипашино поле" ,было убито 8,а ранено свыше 50 человек,27го января 1993го года перед зданием пивного завода "Pivarа" в очереди за водой было убито 8,а раненно 20 человек,а 30го января этого же года перед зданием "PTT inžinjering" было убито трое человек,1го июня 1993го года на футбольном стадионе "Добриня" было убито 11 а ранено 50 целовек,29го ноября 1993го года на мосту в районе "Добриня",22го января 1994го года в рай оне "Алипашино" поля в ходе катания на санках было убито шесть детей а четверо было раненно,4го февраля 1994го года в районе "Добриня" было убито 10 а ранено свыше 25 человек,7го мая 1995го года в поселке Бутмир было убито 9 а раненно 40 человек.
  
  Первоначально же в сербском командовании,согласно приговору международного трибунала в Гааге командующим Сараевско-Романийского корпуса генералу Станиславу Галичу осужденному 30го ноября 2006 года на пожизненное заключение и генералу Драгомиру Милошевичу от 12 декабря 2007 года,которой он был осужден на 33 года лишения свободы(в 2009 году наказание по жалобе было уменьшенно до 29 лет) -командованием Сараевско-Романийского корпуса по приказу из Главного штаба ВРС было задумано, что подобными действиями мусульмане будут вынужденны покинуть город, но не учитывалось, как они будут выбираться из города. Два выкопанных подземных туннеля под аэродромом служили для переброски войск на Игман и контролировались военной полицией Армии Боснии и Герцеговины. Что же касается возможности перехода линии фронта, то при той политике, что царила на сербской стороне, мусульманам это не могло прийти в голову. Местные сербы, оставшиеся на мусульманской стороне, правда, выходили, но далеко не все. Многие из них держались за свои дома и квартиры, и были мобилизованы, а то и добровольно уходили служить в ряды полиции и армии. К тому же в Сараево "национально неблагонадежное" население отправлялось не в "рабочие взводы", а мобилизовывались в армию, и в менее важные подразделения, в том числе инженерно-строительные.
  Планы сербского воено-политического верха об открытии коридора в сербских позициях между Високо и Олово для выхода мусульман из Сараево под ударами сербских войск были неосуществимы,ибо это означало сдачу сербских поселков Илияша и Вогощи, а тем самым бегство десятков тысяч сербов из своих домов, при чем многие из них оказались бы окруженными в районе Илиджи. Если же учесть, что в 1994 году темпы наступлений сербских сил стали мериться сотнями, а то и десятками метров в неделю, то нетрудно предположить, сколько времени и жертв было бы потрачено на "закрытие" этого коридора, если вообще это было бы возможно.
  К тому же было неясно, для чего военному командованию, постоянно твердившему о своей приверженности Югославии, надо было обеспечивать массовое бегство мусульман, тоже ведь югославов, из Сараево, что было бы катастрофой для, и без того очерненного Западом, сербского народа.
  
  В начале апреля 1994 года была еще одна новая наступательная операция сербских войск под командованием генерала Младича под Горажде,для чего были привлеченны большие силы Сараевско-Романийского корпуса,высвободившиеся вследствии перемирия в Сараево.
  Так как мусульманские войска в анклаве Горажде были с июля 1993 года по апрель 1994 года уже девять месяцев в полном окружении сербских сил и ситуацию не могли изменить несколько случаев прохода караванов с оружием по вроде бы, перерезанному "Аллаховому пути" однако в данном случае речь шла о том что мусулманам скорее удалось кого-то подкупить на сербской стороне нежели о надежности этого пути.
  ВРС тогда располагало достаточным количеством сил и средств, выделенных из состава Дринского, Сараевско-Романийского и Герцеговинского корпусов, а так же сил Главного командования, чтобы разгромить противника.В Горажде вели со всех сторон автодороги из Вишеграда, Чайниче, Фочи, Пале и Рогатицы, а сам город находился в долине Дрины между окрестных гор (до 1200 метров). Само их занятие означало капитуляцию Горажде и в этом случае было вполне возможно, что мусульмане из Горажде, предоставь им сербское командование такую возможность, полностью бы ушли, временно открытым "Аллаховым путем" на Игман и Белашницу.
  Командование НАТО понимая тяжесть ситуации дало приказ авиации ВВС и ВМС США и ВМС Великобритании нанести удары по сербским войскам в районе Горажде 10 и 11 апреля.Однако участие в этих авиаударах всего пары десятков самолетов,причем сербская ПВО успела даже сбить один истребитель-бомбардировщик вертикального взлета и посадки "Sea Harrier" британских ВМС мало повлияло на ход операции ВРС и 18го апреля 1994 года силы ВРС вошли в само Горажде в рай онах городской больницы и фабрики взрывчатых веществ "Победа". К тому времени мусульманские силы были достаточно измотаны в шедших весь апрель боях с сербскими войсками и неудивительно, что сербские силы за несколько дней вышли на правый берег Дрины, быстро заняв пригород Горажде - Копачи, потеряв здесь, максимум полтора десятка убитыми и ранеными, главным образом, из состава Илиджанской бригады и Сербской Гвардии. Одновременно были заняты господствующие над Горажде со стороны Рогатины высота Тровырх (1212м) и перевал Ябучко село.Правда наступавшие со стороны Пале силы 1-ой Романийской и 1-ой Сараевской бригад потерпели неуспех,понеся потери в минных полях перед неприятельскими позициями в несколько десятков погибших и раненых.Однако, этот неуспех не мог отразиться на общем ходе операции, ибо взятием Копачи и Тровырха сербские силы, практически, подступили к самому Горажде, и достаточно было еще одного удара, чтобы занять город, в котором уже началась паника. Однако опять заработали дипломатические каналы по "урегулированию конфликта" и в результате как прямого давления из Брюселля и Вашингтона так и уговоров из Москвы и Тель-Авива операция была остановленна а сербские войска затем были отведенны.В результате мусульманские войска в Горажде продолжали до конца войны отвлекать на себя значительные сербские силы из своего окружения.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015