ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Валецкий Олег Витальевич
Начало распада Сфрю. Война в Словении

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


Начало распада СФРЮ. Война в Словении

Олег Валецкий

  
   Фрагмент книги "Югославская война 1991-1995". ...
   0x01 graphic
    
   Приступая к изучению хода вооруженных конфликтов в бывшей СФРЮ необходимо определиться с названием самой войны, ради простоты  изложения всего периода боевых действий в бывшей Югославии от 1991го до 1995го года. Так как очевидно что тогда существовало единство всех боевых действий в Словении, Хорватии и в Боснии и Герцеговине следовательно, можно назвать все эти вооруженные конфликты одним термином и больше всего тут бы подошел термин "югославская война".
   Хотя вооруженные конфликты в бывшей СФРЮ начались с марта 1991го года однако полномасштабные боевые действия начались в Словении в июне 1991го года.
   Роль Словении в распаде СФРЮ генерал армии Велько Кадиевич в своей книге "Контрудар (мой взгляд на распад Югославии)" оценивал следующим образом: "Не буду оценивать, какое влияние на развитие словенской национальной сущности и словенской государственности оказывало пребывание Словении в составе СФРЮ и сравнивать это с остальными периодами в истории словенского народа. Хочу лишь заявить, что Республика Словения по многим показателям имела привилегированное положение в СФРЮ, какого она больше никогда и нигде иметь не будет - ни под австрийским и германским влиянием, ни в каком другом возможном международном объединении.
   Почему же, вопреки всему этому, Словения сыграла роль инициирующей пешки в развале СФРЮ по принципу домино?
   Ответ может быть только один. Потому что главным врагом любой Югославии, а не только СФРЮ, является Германия с её имперскими и реваншистскими целями, по требованиям и приказаниям которой действовало словенское руководство. Германию не удовлетворял мирный выход Словении из состава СФРЮ. Она требовала, чтобы Словения послужила фитилем, который насильственно воспламенит процесс развала СФРЮ путём гражданской войны - именно так, как это случилось и происходит до сих пор. Знало ли словенское руководство о последствиях такого пути для остальных югославянских народов? Очень хорошо знало. И я в том числе его об этом много раз предупреждал. Почему же оно действовало по требованию и в интересах Австрии и Германии, хотя уже давно известно, что это не в интересах словенского народа? Исчерпывается ли ответ на этот вопрос тем, что, как более-менее известно, некоторые лица из словенского руководства конца 80-х - начала 90-х годов работали определённое время на разные разведки, включая контрразведку ЮНА, и поэтому обязаны были выполнять то, что им приказали? Вероятно, ответ этим не исчерпывается. Может быть, когда-нибудь словенский народ всё же об этом узнает".
   0x01 graphic
   Генерал Велько Кадиевич.Фото Ильи Плеханова
   Министр обороны СФРЮ генерал Велько Кадневич, согласно своим воспоминаниям, с самого начала был против сохранения Словении в составе СФРЮ, но желал, дабы она вышла из состава СФРЮ мирным и легальным путем за срок максимум в полгода путем расширения политических прав Словении. Возможно, Словения и согласилась бы на такое предложение, ибо с Сербией никаких территориальных споров не имела зато имела их с Хорватией и поэтому выход по договору с официальным Белградом у которого с Загребом отношения постоянно ухудшались, шел бы Словении на руку.
   Однако на руководство Словении (согласно Кадиевичу) оказывала давление Германия, в интересах которой было развязывание войны, и поэтому события в Словении и послужили поводом для начала этой войны.
   Вместе с тем в 1990 году ни Европейское общество, ни США не высказывались явно в поддержку независимости Словении, ибо СФРЮ все-таки была их союзником и очевидно, что руководство Словении имело поддержку скорее каких-то транснациональных структур.
   Германия и Австрия ее поддерживали открыто и как раз они и оказывали помощь в закупках вооружения для Словении. Однако сами по себе они вряд ли бы были в состоянии проделать столь большую лоббистскую деятельность на внешнеполитическом уровне.
   Словения не имела к тому времени подобного политического влияния в мире, да и не располагала достаточными военными силами, дабы заставить руководство СФРЮ отказаться от применения собственных вооруженных сил.
   Согласно книге "Югославию никто не защитил,а Верховная команда  предала"  генерал-майора Милисава Секулича СФРЮ в 70-80-ых годах основную массу войск ЮНА развернула на "западном" направлении и так в Словении перед войной были дислоцированы два корпуса ЮНА: 14-ый Люблянский и 31-ый Мариборский, как и силы пограничной стражи ЮНА.
   Эти корпуса были фактически бронетанковыми соединениями ибо были оснащены большим количеством танков и иных бронемашин так как находились на тогда главном направлении удара вероятного  противника.
   Корпуса подчинялись штабу 5-ой Военной области, находившемуся в Загребе, начальником которого был генерал Андрия Решета, серб по национальности, хотя самим командующим 5-ой Военной области являлся генерал Конрад Колншек, словенец по национальности, которого командование ЮНА не без основания  подозревало в симпатиях к словенским сепаратистам. В подчинении же штаба 5-ой Военной области в Хорватии на границах со Словении находилось еще три корпуса: 13-ый  Риекский (штаб в городе Риека),10-ый Загребский (штаб в городе Загреб) и 32-ой Вараждинский (штаб в городе Вараждин). Всего на территории 5-ой Военной области численность войск ЮНА, (по оценкам Милисава Секулича) достигала 45 тысяч военнослужащих.
   Таким образом, при любых видах агрессии в Словении командование 5-ой Военной областью могло без особых затруднений выделить пару десятков тысяч военнослужащих с несколькими сотнями бронемашин для операции в Словении, ибо самим планом развертывания ЮНА эти три корпуса должны были остановить в Словении предполагаемого агрессора, поддержав действия Люблянского и Мариборского корпусов.
   Словения же не имела просто ни времени, ни сил создать вооруженные силы, способные парировать действия сил 5-ой военной области. Лишь после победы на первых многопартийных  выборах апреля 1990 года политического блока "Демос" во главе которого стоял Милан Кучан, опять-таки являвшийся с 1986 года в Словении главой республиканской организации Союза коммунистов Югославии, было начато создание собственных вооруженных сил.
   Основу этих вооруженных сил  в Словении сыграла ТО (территориальная оборона) ЮНА, созданная Тито как  территориальная часть организации ЮНА. Так как главным образом она находилась в резерве и разворачивалась местными органами гражданской администрации для содействия ЮНА во время войны с "иностранными агрессорами", в том числе для ведения партизанской войны то на складах хранилось в основном стрелковое и устаревшее противотанковое вооружение, как и определенное число главным образом легких артиллерийско-минометных систем.
   В мирное время ТО  подчинялась не только ЮНА, но и местному республиканскому руководству. Как писал  Кадиевич, по его мнению, существование ТО  заложило основы будущих армий независимых государств и поэтому по приказу Кадиевича еще перед началом боевых действий оружие со складов ТО массово изымалось офицерами ЮНА и согласно новой доктрине ЮНА, требовавшей большей централизации, осуществлялось фактическое выведение ТО из-под руководства местных республиканских властей.
   Словения, разумеется, первой и выступила против новой доктрины ЮНА. Парламент Словении на заседаниях 27 и 28 сентября 1990 года внес три дополнительных поправки к Конституции Словении, отменив союзные законы в области обороны на территории Словении, и вывел  ТО Словении из подчинения Министерства обороны СФРЮ.
   ЮНА не сидела сложа руки, и осенью 1990 года (согласно книге Велько Кадиевича) по приказу Генштаба ЮНА был начат вывоз вооружения и боеприпасов со складов ТО Словении.
   Однако тогда же в Словении было создано Министерство обороны во главе с Янезом Яншей и последним был подготовлен план боевых действий а сам Янез Янша  организовал закупку ПЗРК "Стрела-2" и гранатометов "Armbrust" заграницей, а затем и переправку их контрабандным путем в Словению. Пограничные силы, входившие в состав ЮНА, не могли воспрепятствовать ввозу оружия в СФРЮ, поскольку контроль над пограничными пунктами находился в руках таможни. А таможня, хотя и формально подчинялась союзному правительству СФРЮ, но фактически следовала указаниям из Любляны.
   0x01 graphic
   Министр обороны Словении Янез Янша.Фото Желько Синобад
   К тому времени война была известна, так как  23-го декабря 1990-го года руководство Словении по собственной инициативе расписало референдум, на котором 88% голосов было подано за отделение от СФРЮ. И в дальнейшем 10-го января 1991 года Словения уже напрямую  взяла под свой контроль таможню и стала беспрепятственно получать  грузы с оружием.
   Одновременно в режиме секретности правительство Словении начало создание собственных вооруженных сил - MSNZ (manevrska struktura narodna zascite - маневренная организация народной обороны). MSNZ была по сути военной организацией партии DEMOS и затем политическое руководство Словении ввело MSNZ  в состав ТО и к лету 1991 года довела ее численность до 36 тысяч человек.
   В ее составе словенское руководство успело  также создать "специальные" (специального назначения) силы общей численностью в несколько тысяч человек, прежде всего в составе бригады "Морис", образцом которой, (согласно книге "Силы специального назначения" полковника Стояна Йовича) послужила группа по борьбе с терроризмом "GSG - 9" пограничных сил ФРГ. Подобная организация, несомненно, являлась успешным  методом военного строительства, особенно в условиях гражданской войны, в которой методы всеобщей мобилизации оказались непригодными.
   Помимо этого в составе МВД Словении имелись  "специальные" силы МВД (силы специального назначения).
   0x01 graphic
   МВД Словении.Фото Желько Синобада
   Упор в тактике вооруженных сил Словении был сделан на организацию засад с применением противотанковых средств и ПЗРК.
   Подобная тактика без сил специального назначения была бы невозможна, ибо остальные несколько десятков тысяч мобилизованных словенцев с  началом войны в ряды ТО, являлись военнослужащими весьма условно, ибо нередко даже стрелкового оружия многие из них не имели.
   Вскоре, в мае 1991-го года  руководство Словении прекратило направлять призывников в ЮНА, а вместо этого их начали   направлять в ТО Словении и  2-го июня 1991 года в Пекрах (Пекри) под Марибором произошло официальное провозглашение словенской армии с военным парадом.
  
   Главным противником для словенцев была ЮНА, но в данном случае сами словенцы были убеждены в том, что, выходя из состава распадающейся СФРЮ, они поступают вполне законно, и до июня 1991го года никаких нападений на ЮНА не предпринимали.
   Война в Словении, без сомнения, не имела глубоких исторических корней и была искусственно начата, искусственно велась и столь же искусственно закончилась. Это была, скорее, управляемая война, где сами боевые действия играли второстепенную роль. Вероятно, все было решено на политическом верху и требовалось лишь оправдать выход Словении из Югославии, что своей антиконституционностью должно было дать повод не только для распада Югославии, но и для начала югославской войны. Нужна была лишь картина югославской, тем самым и сербской агрессии на "маленькую" Словению, дабы разжечь пропагандистскую компанию в мире и во всей Югославии.
   В самой Словении далеко не все словенцы были сторонниками словенского сепаратизма и многие из них, голосуя за независимость, к самим сербам враждебных чувств не испытывали. Исторически словенцы, даже представители тех или иных организаций которые поддерживали словенский национализм, не были неприятелями сербов, и у словенцев исторических противоречий с сербами никогда не было. Еще во время Второй Мировой войны сербские четники, отступив в 1945 году в Словению, встретили здесь благоприятное отношение.
   В самой СФРЮ Словения не граничила ни с Сербией, ни с сербскими землями в Хорватии, а сербы, переселившиеся в Словению, не были какой-то единой организованной и значительной силою, а к тому же в значительной мере они были уже, ассимилированы.
   Правда в Словении десятками лет поддерживалась нетерпимость к "южанам", как к дикарям, и нередко это имело свои оправдания, однако "южанами" в Словении в еще большей степени считались албанцы, чем сербы, а весьма были нелюбимы словенцами "босанцы" (боснийцы), которые были не только сербами и мусульманами, но и хорватами.
   С началом войны, подобная нетерпимость вылилась лишь в аресты несколько сотен "южан", подозревавшихся в "проюгославской" деятельности, в том числе в отношении около сотни водителей грузовиков и автобусов из Сербии.
   Тем не менее руководство Словении довольно умело вело Словению к независимости, используя целый ряд ошибочных или прямо провокационных шагов руководства СФРЮ.
   В то время практически ни одно республиканское руководство не выступало за сохранение СФРЮ, а руководство Сербии вело самостоятельные переговоры с руководством Словении, о чем не было оповещено командование ЮНА.
   Единственной силою, выступавшей за сохранение Югославии, оказалась ЮНА. И на штабном совещании верховного командования ЮНА 12-го ноября 1990 года министр обороны СФРЮ генерал Велько Кадиевич заявил, что "ЮНА не позволит дабы из Югославии сделали второй Ливан".
   Сам генерал-полковник Велько Кадиевич и начальник генерального штаба ЮНА генерал-полковник Благое Аджич обсуждали два варианта действий ЮНА:
   - либо моментальное применение жестких мер по свержению руководства Словении, сторонником чего был Благое Аджич;
   - либо более мягких мер, которые бы побудили руководство Словении отказаться от декларации о независимости, сторонником чего был Велько Кадиевич.
   В книге "Контрудар (мой взгляд на распад Югославии)" вышедшей в 2007 году в Москве, генерал армии Велько Кадиевич так описывает решения югославского военного командования посвященные обстановке в Словении:
   "7 мая 1991 года Штаб Верховного командования принял следующие решения:
   "СОЮЗНЫЙ СЕКРЕТАРЬ ПО ВОПРОСАМ ОБОРОНЫ генерал армии Велько Кадиевич передал председателю Президиума СФРЮ доктору Бориславу Йовичу следующее:
   1.Поскольку Президиум СФРЮ и другие союзные органы в связи с положением в стране не приняли во внимание оценки и предложения союзного секретариата по вопросам обороны (Штаба Верховного командования), югославское общество уже вступило в состояние гражданской войны.
   2. Способ, при помощи которого ранее Югославская народная армия была использована для воспрепятствования межнациональным столкновениям, более нельзя считать эффективным.
   3. На любую агрессию, проявляющуюся в отношении представителей, частей и объектов ЮНА в связи с первыми военными жертвами, войска будут отвечать по правилам проведения военных действий, что означает применение огня. Штаб Верховного командования не позволит, чтобы экстремистское поведение воюющих сторон наносило ущерб Югославской народной армии.
   4. Исходя из конституционной обязанности вооружённых сил обеспечить безопасность в стране, Штаб Верховного командования требует от всех союзных и республиканских органов, от которых зависит состояние общества, создать нормальные условия для урегулирования югославского кризиса.
   5. Штаб Верховного командования отдал приказ повысить боевую готовность Югославской народной армии и провести мобилизацию для соответствующих частей. В случае, если федеральные и республиканские органы власти не обеспечат мир, ЮНА могла бы эффективно реализовать это в соответствии со своей конституционной ролью и обязанностями. Требую немедленно ознакомить все федеральные и республиканские органы власти с представленной позицией".
   Однако в штабе 5ой военной области данный приказ выполнять было невозможно ибо согласно книге генерал-полковника Еврема Цокича "Начало конца" с приходом на должность командующего 5-ой Военной областью генерала Конрада Колншека, вопреки ранней практике ЮНА высокие командные должности главным образом стали получать высшие офицеры - выходцы из Хорватии и Словении, на территории которых находилась 5-ая Военная область.
   Согласно Цокичу, главную роль в этом играл находившийся в отставке генерал Мартин Шпегель, хорват по национальности, недовольный тем, что не смог получить дальнейшего повышения в ЮНА и отправленный на пенсию. Шпегель, уйдя в отставку, стал ближайшим помощником Франьо Туджмана и при этом пользовался поддержкой адмирала в отставке Бранко Мамулы, который в свою очередь пользовался большим влиянием на генерала армии Велько Кадиевича.
   Последний же, несмотря на планы по свержению руководства Словении, по сути, желал "цивилизованного выхода" Словении из СФРЮ,тем более тогдашний премьер-министр Антэ Маркович были против введения военного положения и свержение руководства одной из республик.
   Это не было в интересах ни одного из республиканских, ни союзного правительства, в том числе Сербии: ибо Милошевич не испытывал никакого желания делится властью с ЮНА.
   В итоге возник резервный план Верховной команды по выводу сил ЮНА из Словении и Хорватии на те территории в Хорватии, которые были под контролем сербов. А само командование ЮНА во главе с генералом Велько Кадиевичем с началом войны в Словении обратилось к Президиуму СФРЮ с предложением по плановой реформе СФРЮ, предусматривающий предоставление Словении независимости и создания конфедерации.
   0x01 graphic
   Этническая карта СФРЮ
   Данным решениям способствовало и то что к тому времени в Хорватии уже шло к тому времени полным ходом шло создание вооруженных сил и массовое вооружение хорватских добровольческих отрядов создаваемых партиями ХДЗ и ХСП. Для этой цели хорватская "усташская" эмиграция организовала массовый ввоз оружия как морем, так и по воздуху в Хорватию. Уже позднее 31-го августа два самолета ВВС ЮНА заставили спуститься на аэродром Плесо под Загребом транспортный самолет компании "Uganda airlines" с грузом оружия, закупленным канадским гражданином хорватского происхождения Антоном Кикашем.
   Оружия тогда поступало в Хорватию столько, что в Западной Герцеговине уже шла открытая торговля им. Западная Герцеговина находилась формально в составе Республики Боснии и Герцеговины, но фактически пребывала под хорватской властью.
   Впрочем, перебрасывалось оружие и по наземной границе. Так в октябре 1990-го года военная контрразведка ЮНА сделала видеозапись разговора отставного генерала ЮНА Мартина Шпегеля, являвшегося помощником Туджмана, о планировавшейся поставке оружия, закупленного хорватами в Венгрии, которая представляла тогда настоящий рынок вооружения, поступавшего со складов бывших социалистических армий и выводимых советских войск.
   Тогда через пограничный пункт Пак недалеко от Вараждина перешел целый конвой состоящий из десятка грузовиков в котором согласно данным военной контрразведки было вооружение, закупленное в Венгрии, однако, находившиеся в засаде диверсанты и офицеры военной контрразведки ЮНА получили приказ из Генштаба ничего не предпринимать и колонна благополучно прошла.
   В дальнейшем в апрельском номере журнала "Войска" Министерства обороны СФРЮ за 1993 год ("Kršenje embarga na uvoz oru?ja u Hrvatsku". ?edomir Popovi?. "Vojska", april 1993.) появились данные о том что в течении октября, в двух турах 12 и 20 октября 1990 года в Хорватию было переброшено 18 тысяч автоматов Калашникова
   Сам судебный процесс против группы генерала Мартина Шпегеля в военном суде ЮНА обернулся массовыми демонстрациями 7-го апреля в Загребе и здание военного суда, где оно шло, было осаждено десятками тысяч хорватов. После призывов Туджмана к народу выступить против ЮНА, сторонники ХДЗ линчевали в Сплите одного солдата военной полиции ЮНА, вытащив его из бронетранспортера, а также тяжело повредили и другого военного полицейского, причем оба полицейских были македонцы.
   0x01 graphic
   Демонстрации хорватов против ЮНА
   Закупаемое оружие послужило вооружению растущей в числе милиции, чей резервный состав пополнялся под руководством функционеров ХДЗ и к весне этот состав вырос до тридцати с лишним тысяч.
   Эта милиция и приняла участие в первых боях с хорватской стороны в марте 1991 года в Западной Славонии в районе Пакраца.
   Как пишет в своей книге "Начало конца" генерал-полковник Еврем Цокич, командовавший тогда силами 32-го корпуса ЮНА в этом районе, 1 марта 1991 года милиционеры сербской национальности и местные сербские добровольцы вошли в "станицу" (отделение) милиции в Пакраце и захватили все имеющееся там вооружение. После этого они оттуда ушли и там остались полицейские хорватской национальности вместе с местными вооруженными гражданами хорватской национальности. На следующий день 2 марта 1991 года к ним на помощь прибыли силы специального назначения МВД Хорватии. По прибывшим войскам ЮНА из хорватского БТР несколько раз открывался огонь, и в ответ огонь открывали и военнослужащие ЮНА.
   Дело тогда обошлось без жертв. Прибывшая делегация президиума СФРЮ договорилась восстановить порядок на условиях, что "специальная" полиция Хорватии отбудет из Пакраца, а сербы возвратят оружие. Тем не менее, генерал Цокич, благодаря давлению Степана Месича, был смещен со своей должности командующего 32 корпусом.
   0x01 graphic
   Солдат ЮНА в селе Раич под городом Новска в Западной Славонии
   Помимо милиции силами правящего ХДЗ были созданы вооруженные силы вопреки еще действовавшему законодательству СФРЮ и вопреки указу правительства СФРЮ от 3 января 1991 года о роспуске незаконных вооруженных формирований.
   Президент Хорватии Франьо Туджман указом от 20 апреля 1991 года дал начало новой хорватской армии, тогда названной "Збор народной гарды (Zbor narodne garde)" -"Корпус народной гвардии", а первым начальником Генерального штаба ЗНГ стал генерал ВВС ЮНА Антон Тус
   При этом руководство Хорватии проигнорировало требование союзного правительства от 10 мая 1991 года о демобилизации резервистов хорватского МВД, о сборе оружия и о расследовании причин возникновения вооруженных конфликтов. В итоге обещания хорватской стороны о сдаче 20 000 стволов стрелкового оружия (хотя ЮНА оценивала их число в 60 000) обернулись сдачей лишь одной тысячи.
   К концу мая ЗНГ насчитывали свыше 30-ти тысяч человек, а 28-го мая 1991 года в Загребе на футбольном стадионе на Краничевой улице прошел ее первый парад.
   0x01 graphic
   Загреб в 1991 году.Фото Желько Синобада
  
   Таким образом тыл у частей ЮНА в Словении оказался нестабильным и если бы сохранилось "статус кво" нападения на ЮНА в любом случае бы начались.Когда Словения в односторонем порядке провозгласила независимость 25 июня, на день раньше планируемого 26 июня, то у союзное правительство СФРЮ -СИВ (Савезно Извршно Вече - правительство СФРЮ) 25 июня дало приказ Союзному (федеральному) секретариату внутренних дел совместно с Союзным (федеральным) секретариатом обороны взять под контроль границы на территории Словении с началом исполнения приказа 27-го июня 1991 года. Для выполнения задачи по востановлению контроля над границей была создана сводная группа, численностью 1920 военнослужащих, главным образом из состава 13-го корпуса ЮНА,400 сотрудников союзного МВД СФРЮ и 270 работников союзной таможни,однако согласно книге "Начало конца" генерал-полковника Еврема Цокича, приказ штаба 5-ой Военной области предусматривал ее передвижение не в боевом, а в походном порядке, хотя военнослужащие имели достаточно боеприпасов, вопреки некоторым журналистам.
   0x01 graphic
   Операции ЮНА в Словении
   Было очевидно, что столь малые силы, идя колонной по автодороге, были обречены на потери, как при преодолении баррикад, так и в засадах, и в первый же день она имела с десяток погибших.
   С выступлением сил ЮНА 13-го корпуса ЮНА, правительство Словении отдало приказ на вооруженный захват пограничных караулов и международного аэропорта Бырник под Любляной.
   0x01 graphic
   Боец словенской ТО
   Впрочем, данный аэродром еще до начала боевых действий был дополнительно обеспечен подразделением 63-й парашютной бригады ЮНА во главе с будущим заместителем комбрига Гораном Остоичем (погиб в 1998 году на Косово и Метохии в засаде албанских сепаратистов) высаженным на двух вертолетах Ми-8.
   Так как на аэродроме Бырник, где согласно статье Александра Радича "Партизанские самолеты" ("Партизански летелице".Александар Ради?,броj 20 од 15.08.2008 г.) находилось шесть винтомоторных самолетов J-20 "Крагуй" 462-ой эскадрильи, то они 20-го июня были захвачены высадившимися парашютистами в составе подразделения которых находились и пилоты. Последние перегнали 23его июня самолеты на военную авиабазу Желява под Бихачем а затем и в авиабазу Дубравы под Тузлой.
   К тому же, получив данные о планах словенцев, по приказу командования ЮНА 27-го июня силы 1-ой танковой бригады вышли из казарм в поселке Вырхники под Любляной и направились к аэропорту Бырник и заняли позиции вокруг него.
   Командование 5-ой военной области в начавших утром 27 июня переговорах с руководством Словении заявило, что целью ЮНА является только установление контроля над границей и над аэропортом Бырник. По приказу командования ЮНА в этот же день силы 306-го полка ПВО из Карловца вошли на территорию Словении.
   К вечеру 27 июня словенцы сбили два вертолета ЮНА,а ее подразделения ТО и МВД заняли позиции вокруг почти всех казарм Мариборского и Люблянского корпусов ЮНА в Словении как и пограничных караулов и начали их обстрел.
   Главным театром боевых действий стали города - Марибор и Любляна,а несколько подразделений ЮНА было блокировано на дорогах и на границе и так например бывший на марше 580-ый зенитный дивизион попал в засаду потеряв 12 человек убитыми и 15 раненных.
   Выступившие на подержку силам ЮНА в Словении, подразделения механизированной бригады ЮНА из Вараждина (Хорватия) были атакованы у Орможа и не смогли прорваться через словенские баррикады. Вышедшие им на помощь две роты (танковая и механизированная) 4-ой танковой бригады (из Ястребовского в Словении), под Бретаном были остановлены не только огнем ПТРК, но и минными полями.
   К полночи 27 июня многие пограничные караулы на границе с Италией были захвачены словенцами, и так в ходе боевых событий сдалось в плен несколько подразделений 65-го пограничного батальона ЮНА. А на австрийской границе в руках ЮНА осталось всего три караула. 28-го июня был захвачен пограничный караул Холмец причем было убито два словенца и три солдата ЮНА, а около 90 солдат ЮНА было взято в плен.
   Серьезные бои 28-го июня начались в Песнице, где бронетехника ЮНА была остановлена за несколько километров до границы с Австрией. В этот же день в районе Нова Горица словенские силы специального назначения подбили три танка Т-55 и захватили еще три танка, а при этом нападении четверо солдат ЮНА было убито, а около сотни взято в плен.
   0x01 graphic
   Нападение словенцев на ЮНА
   Созданные механизированные патрули имели приказ "применять оружие лишь в крайнем случае" и этот "случай" нередко заканчивался прямыми потерями ЮНА. Механизированные группы (величиной в роту), вызывавшиеся на места нападений словенцев не имели достаточно, а то и вовсе не имели пехоты. Авиация ЮНА раз вообще отбомбилась по собственным войскам, и когда Славко Докич, командир попавшего в засаду батальона 4-ой танковой бригады, видя, что его батальон несет потери, попросил поддержки у комбрига, авиация ЮНА нанесла авиаудар по его же колоне. В результате батальон потерял тогда троих убитыми, тринадцать раненными, в том числе был тяжело ранен Докич, один танк М-84 и два БТР М-60 были уничтожены, а три М-84 и четыре М-60 были повреждены.
   Поразительна была пассивность ВВС ЮНА,которые нанесли лишь 28 июня удары по штабу словенской ТО в поселке Кочевска река как по теле и радиовышкам. Впрочем, в той ситуации вряд ли было бы возможно требовать от ЮНА массированных артиллерийских и авиационных ударов по словенским городам без приказа политического руководства. Однако, подобная пассивность потворствовала словенцам.
   Казармы и склады ЮНА в Буковье под Дрвоградом также были 28го июня захвачены словенцами, что обеспечило словенскую ТО большим залпом оружия и боеприпасов.
   После начала боевых действий, офицеры ЮНА словенской национальности массово стали уходить из ЮНА, что сильно повредило и без того дезорганизованному командованию силами ЮНА в Словении, а их примеру последовали многие солдаты и офицеры хорватской национальности. В казармах ЮНА, лишенных телефонной связи и электричества, при халатном отношении к радиосвязи, большая часть вестей получалась из средств массовой информации. Командование 5-го ВО, правда, своевременно получало вести, с места, но не было организовано никакого содействия между наступавшей колонной и силами Люблянского и Мариборского корпусов, при том, что артиллерия использовалась явно недостаточно.
   Согласно книге Милисава Секулича "Югославию никто не защитил а Верховная команда ее предала", дислоцированные в Словении силы ЮНА координации с наступающей колонной не имели. Силы специального назначения -"антитеррористическая" рота и "антитеррористический" взвод, а также две командированные из состава 63ей парашютной бригады парашютные роты, согласно Секуличу, использовались не в полную меру.
   0x01 graphic
   Военнослужащие ЮНА в Словении
   Была совершенна большая ошибка, заключавшаяся в том, что хотя было ясно, что неприятель находится в самой Словении, а не на ее границах, главной задачей было поставлено усиление пограничных караулов, которые конечно находились в тяжелом положении и нередко захватывались противником, однако могли самостоятельно продержаться и вполне было возможно перебросить им подкрепления.
   Благодаря этому хотя за три дня боевых действий в Словении, согласно книге Еврема Цокича, несмотря на то что 130 военнослужащих ЮНА было убито и ранено к вечеру 28 июня из 137 объектов 133 было занято с боем у словенцев.
   Последние продолжили, однако, боевые действия на границе и перешли к активным действиям против ЮНА по всей территории Словении и 29 июня словенцам сдалось подразделение ЮНА в Бырнике, было захвачено и несколько танков ЮНА в районе Стриховца. Еще одно подразделение спецназа ЮНА попало в засаду в районе Хырветини. В руки словенцев перешли пограничные караулы Выртойба и Шентиль. 30 июня словенцы захватили пограничный туннель Караванке, проходивший через Альпы в Австрию,а в районе Нова Горица было захвачено девять танков ЮНА.
   Гарнизон ЮНА в Дрвограде (свыше 400 солдат и офицеров) полностью сдался словенцам. В руки словенцев попали так же гарнизоны в Толмине и в Бовеце. Были захвачены склады ЮНА в Печовнике, Буковжлаке и Залошкой Горице, в том числе свыше 70 грузовиков с оружием и боеприпасами.
   Вместе с тем части ЮНА в боевых действиях были задействованы неравномерно и некоторые бригады выпустили по противнику всего пару десятков снарядов.
   0x01 graphic
   ЮНА в Словении
   В самих войсках дислоцированных в Словении около 30% срочнослужащих солдат были албанцы, 20% хорваты, 8% словенцы, 10% мусульмане и неудивительно, что часто целые подразделения ЮНА сдавались в плен. В очередной раз подтвердилось, что срочнослужащие, набранные без всякого учета их способностей и убеждений, (что в данной системе и невозможно было их учесть) не способны к самостоятельным действиям в условиях подобной гражданской войны,ибо в таких войнах противостояние с "партизанами" требуют от солдат уже зрелой психики и каких-то основных идейных убеждений.
   Одновременно в остальной части Югославии, в том числе в Сербии, была развернута пацифистская компания против ЮНА, в которой, немалую роль сыграло и движение "солдатских матерей", которые требовали возвращения срочнослужащих солдат в "свои" республики, где вскоре люди стали гибнуть не десятками, как в Словении, а тысячами.
   В результате же вышеописанной организации, тактики и стратегии в ходе "десятидневной" войны в Словении, словенские силы захватили в плен около пяти тысяч военнослужащих ЮНА, а так же служащих союзных МВД и таможни.
   Тем не менее случались и противоположные примеры как например когда согласно статье "Водник из Мокроногог" Зорана Марьяновича в журнале "Ревия 92", водник (сержант) Драгомир Груйович из Сербии вследствие измены офицеров-словенцев взял на себя командование обороной большого склада ГСМ в поселке Мокроного и пригрозив взорвать его, добился не только снятия осады словенских сил, но и открытия прохода танково-механизированной колонне, зажатой словенцами в Кршко.
    
   История с колонной ЮНА, введенной в Словению, послужила лишь созданию пропагандистской картины агрессии ЮНА, и поэтому-то и тянулось время до провозглашения независимости Словении. Пассивность была всеобщей, но отнюдь не случайной, ибо именно повиновение воли партии, а тем самым и любой политической доктрине, без рассуждений и было возведено в принцип военной организации ЮНА. План здесь был беспроигрышен, ибо сверху подавлялась всякая независимая инициатива силою авторитета власти, в которой давно и прочно обосновались противники собственного государства. Не случайно, добровольцев, желавших воевать в рядах ЮНА в Словении, ждало холодное отношение командиров их частей, а тем более военных одсеков (военкоматов) Минобороны.
   К тому же надо учитывать, что в Словении ЮНА обладала настолько большим техническим превосходством над противником,что могла двинуться на неприятеля, а там уже заговорила бы "фронтовая логика" и на размышления времени бы не было.
   Однако в силу уже описанных причин армия, являвшаяся символом государственной мощи, оказалась в глазах общества пораженной в войне с многократно более слабым противником и ее подорванный авторитет послужил немаловажным фактором в новой "хорватской" компании ЮНА.
   Сам генерал Велько Кадиевич, согласно его книге "Контрудар (Мой взгляд на развал Югославии)" был недоволен действиями командующего 5-ой военной областью генерала Конрада Колшека, как и командующих Люблянского и Мариборского корпусов, соответственно генералов Поповича и Демича, притом, что том генерал Чадж, так же как и Колнышек, словенец по национальности, нареканий у Кадиевича не вызывал, так как его Риекский корпус успешно вышел на южную часть итальяно-югославской границы.
   К этому времени стало ясно, что план ЮНА по занятию границы сорван, Велько Кадиевич потребовал от федерального правительства одобрения о полномасштабной операции по установлению силами ЮНА контроля над всей территорией Словении, используя большое количество войск. В этом случае ТО Словении была бы очевидно разгромлена. Однако, правительство отказалось предоставлять для этого полномочия ЮНА и уже 29-го июня представители ЕС встретились с правительством Словении и с руководством СФРЮ, предложив план о перемирии.Стоит заметить, что и руководство Сербии отказалось поддержать действия ЮНА в Словении, о чем генералу сообщил уже 30 июня - сам Борисав Йович. Последний 30-го июня 1991-го года на 19-ом заседании совета по защите конституционного строя заявил, что ЮНА не следует воевать в Словении, а выйти из Словении на "новые границы" Югославии.
   Слободан Милошевич также открыто выступил против союзного правительства и против ЮНА. Тем было положено начало конфликту между республиканским руководством Сербии и генеральным штабом ЮНА.
   Генерал Благое Аджич тогда открыто обвинил правительство СФРЮ, в том, что они препятствуют ЮНА вести войну, хотя тогда казалось бы после того как представители как Словении, так и Хорватии от участия в деятельности СИВа (правительства) СФРЮ самоустранились, представители, как Сербии так и Черногории играли в ней уже руководящую роль и тем самым препятствий командованию ЮНА делать было некому.
   Согласно книге Велько Кадиевича "Контрудар" государственные органы СФРЮ в ходе войны в Словении играли роль миротворцев, представляя дело так, словно Словения воюет только против ЮНА, а не против СФРЮ и при этом вся информация с заседаний союзного правительства СФРЮ в течение нескольких дней попадала в СМИ.
   Как пишет Кадиевич союзное правительство и союзный президиум либо прямо поддерживали Словению в войне против ЮНА, либо саботировали действия ЮНА, либо, как это сделали представители Сербии и Черногории, отказались поддержать ЮНА.
   Кадиевич и его генералитет избегали прямых боевых действий как раз потому, что хотели сохранить СФРЮ, но когда они увидели бесполезность всех усилий, то попытались взять процесс распада под контроль, чтобы хоть как-то смягчить его последствия.
   Тем не менее Верховное командование ЮНА продолжило операцию и после того как 29-го июня в Загреб в штаб 5ой Военной области прибыла инспекция Генерального штаба ЮНА во главе с начальником Генштаба Благоем Аджичем, оттуда инспекторы отправились в штабы Мариборского и Люблянского корпусов.
   Правда затем генерал Кадиевич по требованию СИВа возвратил инспекцию из штабов корпусов,причем согласно Цокичу деятельность штаба 5ой Военной области была парализована,в первую очередь деятельностью ее командующего генерала Конрада Колншека.
   Все же под давлением приказов Верховной команды положение изменилось 30-го июня когда были начаты более масштабные удары авиацией ЮНА, а воинская группировка из состава 32-го Вараждинского корпуса под командованием полковника Берислава Попова смогла пробится на направлении Ормож-Лютомор-Горня Радгона
   0x01 graphic
   Танки ЮНА в 1991 году
   Хотя под контрударами словенцев колонна 306-го легко-артиллерийского полка ПВО отступила 1 июля от Медведека в район леса Краковски у границы с Хорватией, в районе города Кыршко и полк был окружен словенцами, сдаваться его командование отказалось.
   Когда 1го июля генерал Колнышек был снят и заменен генералом Аврамовиче, в ночь со второго на третье июля были введены новые силы и продолжились авиаудары.
   2го июля силы 4-го корпуса ЮНА попытались из района Ястребарско в Хорватии войти на территорию Словении, но были остановлены словенцами в районе Бреганы.
   Новая колонна ЮНА вышедшая 3го июля из Белграда в конечном итоге до Словении так и не дошла, по официальному объяснению "из-за поломок" и лишь часть этих войск вошло на территорию Хорватии в районе Восточной Славонии. Так выступившая в ее составе 36ая моторизованная бригада, согласно Милисаву Секуличу, двигалась медленно и в итоге остановилась в Славонии где эта бригада была восторженно встречена сербами, но у многих хорватов ее солдаты вызвали раздражение, что подтолкнуло к ряду межнациональных столкновений.
   Уже тогда обнаружились недостатки комплектования армии, ибо резервисты, призванные в 1-ый и 2-ой батальоны 6-ой партизанской (обозначения резервных частей) бригады дислоцированной в районе Сараево, согласно Милисаву Секуличу, массово дезертировали и в Словению отправлятся не хотели, а в Сербии резервисты 169-ой моторизованной бригады отказались следовать в Словению.
   К тому времени в самой Хорватии, в первую очередь в хорватской Славонии полным ходом шла мобилизация в силы ЗНГ, а вокруг военного аэродрома "Плесо" (Загреб) силы ЗНГ устанавливали минные поля. Тогда по всей Хорватии начались вооруженные столкновения между хорватами и сербами и одновременно начались нападения сил ЗНГ и МВД Хорватии на ЮНА, в которых только в июле 1991-го года в Хорватии погибло 58 человек а было раненно 136.
   0x01 graphic
Подбитый в Хорватии танк ЮНА
   К тому времени большая часть территории Словении оказалось под контролем словенских вооруженных сил - МВД и ТО, воспользовавшихся "агрессией" ЮНА, дабы военным путем установить полную власть республиканского руководства в Словении, нейтрализовав федеральные (союзные) органы, и что было их несомненной победой.
   Вместе с тем силы ЮНА выполнили поставленную боевую задач, выйдя на границу, а одновременно действия ВВС и рост потерь в рядах словенских войск вынудили правительство Словении 2-го июля вечером в 21 час объявить об одностороннем прекращении огня. На следующий день 3-го июля Милан Кучан обратился с просьбой в СИВ прекратить огонь и в половине второго 3-го июля огонь со стороны ЮНА был прекращен под политическим давлением как правительства СФРЮ, так и ЕС (Европейского сообщества) .
   Руководство ЕС затем 5-го июля 1991-го года объявило декларацию, в которой практически потребовало от правительства Югославии "установить полный контроль" над ЮНА, хотя такой контроль скорее надо было устанавливать над политическим аппаратом СФРЮ и в данных условиях это означало лишь паралич в системе командования ЮНА.
   Воспользовавшись подобным исходом после установления перемирия, 7-го июля 1991 года в бывшей резиденции Иосипа Броз Тито на острове Большой Бриони члены Президиума СФРЮ и представители ЕС Ханс ван дер Брук (Голландия), Джани де Микелис (Италия) и Жак Пос (Франция) приняли совместную декларации о необходимости не позднее 1-го августа начать переговоры о судьбе СФРЮ.
   Между тем, по мнению генерала Кадиевича и президент СФРЮ Степан Месич, и премьер-министр СФРЮ Антэ Маркович управлялись из одного центра во Франкфурте-на-Майне.
   В конце концов и само назначение на должность президента СФРЮ Стипе Месича произошло по открытой рекомендации представителей ЕС Ханса ван дер Брука (Голландия), Джани де Микелиса (Италия) и Жака Поса (Франция).
   Закономерно что 18-го июля было принято решение Союзного Исполнительного Вече вывести 14-ый Люблянский и 31-ый Мариборский корпуса с территории Словении в течении трех месяцев, хотя на практике вывод закончился в конце октября.
   При этом, согласно Милисаву Секуличу, большая часть оружия и техники была оставлена ЮНА в Словении и так от танковой бригады, стоявшей в Вырхники, вышел лишь один батальон, а техника двух танковых батальонов и одного артдивизиона САУ "Гвоздик - 2С1" (122 мм) остались словенцам. Согласно Секуличу была оставленна словенцам и техника и вооружение учебного инженерного полк, части подразделений 350-го полка ПВО, пограничного батальон и некоторых других подразделений, так что словенцы только бронемашин получили свыше 100 единиц (танки Т-55, М-84, БМП М-80, БТР М-60), хотя в ходе собственно боевых действий ЮНА официально признала потерю 31 танка, 22 БМП, 6 вертолетов, 87 артиллерийских орудий и 124 средств ПВО.
   В результате часть данных запасов вооружения и боевой техники благодаря коммерческой деятельности Министерства обороны Словении во главе с Янезом Яншей оказались вскоре в Хорватии, а затем и в Боснии и Герцеговине, послужив в войне против ЮНА и тамошних сербов.
   Политический хаос, в который ввергли Югославию, был далек и от демократии, и от прав человека. И нельзя во всем обвинять лишь югославов. Подобная политика принесла бы похожие плоды в любой стране мира.
    
   Список используемой литературы:
   1.                 "Jugoslaviju niko nije branio, a vrhovna komanda nju izdala".General-major Milisav Sekuli?.Beograd.1997 g
   2.                 "Почетак краjа".Генерал-пуковник Jеврем Цоки?."Српска к?ига".Рума.2008 г.
   3.                 "Контрудар (Мой взгляд на развал Югославии)". Кадиевич Велько. "Московский издательский дом". Москва, 2007г.
   4.                 "Specijalne snage" - Stojan Jovi?, "Montenegro Harvest", Beograd 1994
   5.                 "Vodnik iz Mokronoga" - Zoran Marjanovi?, "Revija 92", 20.08.1999.
   6.                 "Партизански летелице".Александар Ради?,броj 20 од 15.08.2008 г.
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015