ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Василенко Андрей Владимирович
На всю, оставшуюся, жизнь...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.45*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    несколько подкорректированная версия...

  Андрюх, а почему не напишешь? Может получиться хорошая история. Ведь пишут же - истории фотографий, других предметов...
  А почему бы и нет? Лавры Ганса Христиана Андерсена оставим в покое, ему было подвластно из статуэтки и прочих старых вещей сделать сказку - шедевр.
  О чем хочется рассказать мне - далеко не шедевр, но и... не сказка.
   Шинданд,1988 год. Старший лейтенант Алиев, только что вернулся из отпуска. Казалось, еще вчера он был со своей семьей, с детьми. Только к концу отпуска, он наконец-то смог отключиться от Афгана и всего, что там происходило. Ему не хотелось осмысливать и давать оценки происходящему. Иначе можно просто сойти с ума.
  Как можно осмыслить и оценить засаду на караван, когда в засаду попадали сами? Как можно осмыслить и оценить эти гонки за каким-то там Юсуфом - Заячей Губой, которого никто в глаза не видел, и даже не было представления о том, как он выглядит? Выход был рассчитан на неделю, а гонялись две. Как можно было понять этот гребанный блок, между пятьдесят пятым блокпостом и Фарахрудом, когда продукты получили из расчета "пальцем в небо"? Да и нужно ли было что-либо понимать? Главное выжить, вернуться к жене, детям и не замарать своей чести.
  Вот и сегодня. Он еще толком не успел "отпраздновать" свое возвращение, как его дернул комбат с приказом подготовить четыре "коробочки" (БМП-2), получить продукты, провести строевой смотр личному составу, убывающему в боевое сопровождение колонны. Боевое сопровождение... Ох, уже эти "большие тузы" из штаба округа. Вечно они выбирали именно наше направление. Для них было главное быстренько проскочить Герат, не нарвавшись на неприятности. Затем неплохо провести время в штабе Пятой Дивизии. Порисоваться на "восьмидесятках" (БТР-80) на трассе Шинданд - Гиришки.
  Молниеносно провести проверку подразделений Кандагара. Почему молниеносно? Да там... видите ли... постреливают чаще и попадают тоже. Получить звание Боевого Офицера - хотелось, а вот подставлять свою задницу - не очень. Да Бог с ними. Алиеву все это было уже не впервой. О своей службе на заставе Чагчарана он уже давно вспоминал с улыбкой. Там было все проще - через день на ремень. ( через день на посты охраны)
  
  
  В суматошных хлопотах, связанных с выездом, старлей совсем забыл, что выполнил заказ своих, без пяти минут, дембелей. Его "замку"(заместителю) исполнялось двадцать лет и ребята придумали, что подарить ему на всю оставшуюся жизнь... чтобы помнил. Вот только как отдать? Да и по расчетам, свое двадцатилетие Маэстро справит не в полку. Решение принял как всегда быстро и без колебаний. Завернув подарок двумя бушлатами, прошел в парк, где механики готовили машины к выезду, и сказал своему механику-водителю, чтобы тот спрятал и держал язык за зубами.
  К своим солдатам этот молодой, но уже много повидавший, командир взвода относился по-разному. Кого-то он просто не замечал. Стукачей не любил и, как правило, старался отправить их в наряды по столовой. Там-то уж им мозги быстро прочистят. По вечерам к столовой подтягиваются все "посыльные", имеющие "пожелания" от своих... ммм... старослужащих. Кому картошки пожарить, кому хлебца принести и, конечно же, "композиторам, пишущим оперу" быть беспощадно битыми.
  Но были и те, к кому Алиев относился с уважением. Он знал, кому он доверяет свою жизнь - не подведут. Вот потому, когда его "деды" обратились с просьбой привезти из Союза подарок для Маэстро, он и не думал искать причин для отказа, а просто купил и привез. Целый день от отпуска они с женой потратили, выбирая "презент", обошли не один магазин. Теперь осталось лишь подождать и вручить.
  
  Я сидел на броне и с интересом рассматривал "тушку" полковника из Округа, которого мы должны были доставить в Лошкаревку (Лошкаргах). Одетый в камуфляж, который я видел только у вертолетчиков и комдива Учкина, он не переставал любоваться собой. Во мне его действия вызывали лишь усмешку. Я думал о другом. Что если этот "туз" на БТРэре вздумает вырваться вперед? БМПэшке с БТРэром на бетонке в скорости не тягаться, но разве объяснишь это "штабному"? Хотя, может быть, зря я так думаю? Может, его звезды - действительно правильные звезды? Поедем - увидим...
  Мне, с экипажем, предстояло двигаться замыкающим колонны, значит в случае "жопы" - как минимум второй выстрел мой. Хотя в последнее время на нашем направлении тихо, но вот именно... "хотя". Об этом "тузе", небось, уже успели "оповестить интересующихся"... остается надеяться. Вот ведь, бляха-муха, мне сегодня двадцать, намечалось небольшое "мероприятие" и тут такой облом. Ну, да ладно, на ночь чего-нибудь придумаем... бражка с собой. Итак, сигнал подан, вперед.
  Через два часа остался позади пятьдесят пятый блокпост, следующая остановка Фарахруд. И тут раздались первые выстрелы. Сдернув с люка АКС, приготовился, отслеживая направление стрельбы. Фу, блин, так и знал.
  Полковник, завидев зайца, открыл стрельбу... видать, дичи захотелось. Однако попасть не смог, высокий уровень по боевой подготовке помешал. Но полковник не сдавался (наш человек) и вот уже задвигался ствол КПВТ, выстрел... попал..., но остался без дичи на ужин.
  Далее все прошло спокойно, и мы к вечеру добрались до Гиришек. Начальство продолжило исполнение своих обязанностей, то есть отправилось "на боковую". Мы же расположились в "отстойнике", своеобразном парке для проезжающих колонн.
  
  В пустой, патронный цинк налили солярки. Поставив большой казан, "изъятый" в каком-то разгромленном дукане, разогрели свиной и говяжьей тушенки. Сдобрив сие свежим луком, который "позаимствовали" на продовольственном складе, и укропом, который ребята с нашей второй роты в Фарахруде сами растили на грядках и презентовали мне ко дню рождения.
  Ммм... пища Богов. Главное- же не что есть, а когда. Только успели разлить по кружкам браги, как подошел мой взводный, старший лейтенант Алиев. С собой он нес что-то, завернутое в два бушлата. Блин, брагу теперь не спрятать. Хотя старлей нас гонял редко и в основном по делу, подставлять его перед окружным начальством не хотелось.
  Наказывая залётчиков, он всегда говорил:
  - Не за то, что сделал, а за то, что попался. Не умеешь - не берись!
  И тут такой залет. Да ладно, может, пронесет? Не... не пронесло. Учуяв запах браги, Алиев почему-то не стал нас всех "строить", а просто подошел и сказал:
  - Тут это... ребята просили... в общем, подарок тебе на двадцатилетие.
  Убрав бушлаты, он подал мне... гитару... новенькую... еще и в пластиковом мешке. Взяв мой подарок в руки, я недоуменно смотрел на старлея... на ребят... опять на старлея. В горле стоял ком... я ничего не мог выговорить. По щекам потекли слезы. Пауза затянулась. И тут ребята кинулись ко мне:
  - С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, МАЭСТРО!! - кричали все сразу.
  - С маленьким юбилеем тебя, Андрей! Что бы дожить тебе до старости, - тихо сказал старлей и потихоньку пошел к себе.
  Я знал, что Алиев с нами пить не будет, негоже командиру так вот, запросто... с солдатами. Субординация должна быть! Но, схватив две кружки, я догнал своего взводного и сказал:
  - Товарищ старший лейтенант! Нам скоро домой, а вы останетесь. Так может... в порядке исключения?..
  Старлей взял кружку:
  - За ваше возвращение домой и... за твой юбилей! - и вылил брагу на землю, - Вот приедете ко мне в гости на Кавказ, там попьем и вина, и водки, - закончил взводный.
  - Мы постараемся! - ответил я и вернулся к ребятам.
  
  - Слышь, Андрюхин, вот мы с тобой уже почти полтора года вместе, но я так и не вспомнил, откуда у тебя прозвище Маэстро? - спросил мой механик - водитель, по совместительству друг, Муся.
  - Да это еще с учебки. В Термезе замполит раскопал мою подноготную, а в личном деле было записано: в 1983-м поступил в московское ВМУ (Военно-Музыкальное Училище). Ни одного дня я там не проучился. Командир учебного взвода проговорился, что мы по выпуску станем не офицерами, а в лучшем случае сержантами. Когда поступал, я просто не знал, что ВМУ - такое же Суворовское, только с музыкальным уклоном. Тогда, в 83-ем я окончил музыкальную школу по классу виолончели, ну и классный руководитель в нормальной, средне образовательной школе посоветовал, а я и пошел. На свою беду поступил. Знал бы все раньше - какой-нибудь другой парень поступил, а так... ни себе ни людям. Короче, перевелся в свое городское муз. училище, но и его не закончил. Поменялись взгляды на жизнь, и перспектива преподавателя музыки не прельстила. Потом железнодорожный техникум и по окончании сразу в армию загремел. Только и видел перед армией поезда... поезда... поезда.
  Только уже перед самой отправкой в Афган ребята, с которыми был в горном учебном центре Шерабад, узнали о том, что я играю и на гитаре, и на клавишных, и на виолончели. Вот так и приклеилось "погоняло" Маэстро, а здесь продолжили... по традиции, - пустился было я в воспоминания. Но тут, кто-то из ребят, сидящих рядом, нетерпеливо перебил:
  - Ну, ты это... давай, сыграй. Гитару надо обновить...
  Ночь. Звездное небо. В цинке горела соляра. И зазвучала песня:
  
  Занималась зорька,
  Над хребтом горбатым.
  Пробивалось солнце,
  Сквозь туман проклятый.
  А с рассветом снова,
  По незримым тропам,
  По земле афганской
  Долго еще топать...
  
  
   []
  
   Гитара, подаренная мне на Двадцатилетие, уже молчит. Не каждый инструмент выдержит ту жизнь, которая была уготована ему. Но, я все еще храню свой подарок, как напоминание о ребятах, Афгане. Лучше помнить и смотреть, чем посмотреть и вспомнить. И эта гитара - моя награда на всю оставшуюся жизнь.
  

Оценка: 9.45*18  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015