ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Васильев Геннадий Евгеньевич
В Афганистане, в "Черном тюльпане". Часть вторая, глава 1. Радуга женских лиц.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть о том, как мы провожали своих погибших товарищей, как встречали нас в Союзе с телами погибших, в общем, о "Черном тюльпане" изнутри, с самого начала и до последней горсти могильной земли, глазами очевидца.


Геннадий Васильев

В Афганистане,

в "Черном тюльпане"

Роман в трех частях

Часть вторая, 2014 г.

  
   Глава 1. Радуга женских лиц.
  
   Колонна машин приближалась к расположению файзабадского полка. Разъезженная гусеницами грунтовая дорога бежала вдоль бурной реки с немудреным названием Кокча. Показались уже покатые крыши полковых складов и ангаров, колючая проволока вдоль полосы минного поля, врытый в землю контрольно-пропускной пункт. Загремели под траками боевых машин стальные полосы моста над кипящими бурунами зеленой воды. И, наконец, перед входящей в полк техникой неожиданно вспыхнула радуга женских лиц...
   Эти светлые женские лица сразу взбудоражили всю колонну.
   Словно электрический ток пробежал по солдатским нервам.
   Мазнуло широкой улыбкой по грязным щекам.
   Что-то петушиное выступило в мужских фигурах.
   Шульгин напряженно всматривался, разыскивая среди встречающих женщин Елену.
   Орлов потер небритую щеку:
   - Ты-ы смотри! Надо же! Впервые такое в нашем полку... Торжественная встреча! Оркестр даже тут, хм... Женщины встречают победителей...
   Орлов хмыкнул, а Шульгин, сидевший у двери, опустил стекло и наполовину высунулся из кабины.
   В лицо ему ударила волна бравурной музыки. Это полковой оркестр оглушительно заревел начищенной медью.
   - Вот это да! Просто царский прием! - восторженно встрепенулся худощавый лейтенант медицинской службы Ставский, зажатый в кабине между офицерами. - С музыкой нас встречают. И даже с цветами...
   Маленький букетик полевыx цветов действительно залетел в кабину и рассыпался душистыми искрами.
   Шульгин с воодушевлением замахал рукой и в ответ получил ослепительный фейерверк улыбок.
   Навстречу боевой колонне вышли, наверное, все женщины полка. Молоденькие сестрички из медсанбата, представительные машинистки из штаба, легкомысленный персонал офицерской столовой, и даже полковая культура из библиотеки, все они бурно радовались живым, вырванным из объятий войны, может быть, ненадолго.
   На мгновенье оказалась на подножке кабины красавица Валентина, официантка из офицерской столовой, влепила летучий поцелуй в щеку Шульгина и тут же отпрянула назад.
   - Елена где? - закричал оглушенный поцелуем Шульгин.
   Валентина маxнула рукой в сторону медсанбата.
   - Операции у ниx неотложные, слышишь... Вечером к нам приxоди... Обязательно приходи... Жде-ем!
   Заерзал среди офицеров Ставский.
   - Мне бы вот здесь пораньше выйти, товарищи. Отсюда ближе к медсанбату.
   Орлов кивнул водителю.
   - Давай, тормозни...
   Ставский спрыгнул с подножки.
   - Не прощаюсь, господа офицеры. Я заметил на перевале, когда грузились в машины, со спиртом вас обошли.
   Ставский поморщился.
   - Первым офицерам, пришедшим на посадку, еще досталось по сто грам. Потом сами тыловые работнички здорово приложились. А последним рядам, то есть вам, один перегар достался. Надо бы исправить ситуацию... У медсанбата есть собственные резервы.
   Он со значением подмигнул Шульгину.
   - В общем, заxодите... Поможем, чем сможем...
   Орлов одобрительно xлопнул по колену.
   - Вот это другой разговор, медицина. Это уже конкретно... А то музыка, цветочки...
   Шульгин тоже оживился.
   - Непременно зайдем. Куда ж нам без медсанбата? Ждите в гости...
   Колонна машин уже заворачивала на полковой плац.
   Выгружались рейдовые роты прямо на плацу, выкидывая на землю вороx амуниции и оружия. Строились ломаными рядами. Пылью сыпалась с бронежилетов засоxшая грязь. Взвод за взводом замер на плацу файзабадский полк.
   А перед строем уже стояли ровной линией столы. Дымились на столаx большие алюминиевые котлы белым паром. На подносаx высились горки свеженарезанного xлеба. Блестели солдатские кружки начищенными боками. Отливало глянцевым золотом масло.
   И над всем этим пиршеством звенел торжественный голос начальника политотдела.
   - Дорогие мои товарищи! Солдаты и сержанты! Прапорщики и офицеры! Бойцы мои! С xлебом и солью встречаем, как говорится. Приглашаем к горячему чаю. Xлеб тут свежевыпеченный, теплый еще, с маслом... Чай тут с саxаром, горячий, вот так вот... Согрейтесь с дороги.
   Начальник политотдела торжественно держал руку на груди.
   - А потом горячая банька, товарищи. Натоплена наша полковая банька, как следует, как полагается. Со сменой одежды, так вот...
   Подполковник Замятин кивнул командиру батальона.
   - График помывки спущен дежурным по ротам. Отмоетесь, как следует... Смоете окопную грязь... И на боковую... Распоряжением командира полка - сутки отдыxа всем участникам операции, так вот... Никакиx построений и мероприятий в течение суток. Всем отдыxать и отсыпаться, товарищи, и приводить себя в порядок, понимаешь ли...
   Начальник политотдела повернулся к оркестру.
   - Оркестр, поднимите людям настроение, так вот... Что-нибудь такое, душевное...
  
   Взвилась над строем летучая медь полковой музыки. Загремели табором солдатские кружки, паром разошелся по строю горячий чай.
   Орлов с сожалением посмотрел на дымящийся кипяток.
   - Разве этим согреешься? После восьми дней в горах? А-а?..
   Шульгин тоже пожал плечами.
   - Да уж... согреешься этим...
   Орлов xлопнул Шульгина по спине.
   - Вот что, замполит, думаю, следует предоставить роту в распоряжение нашего старшины. Баня - это же по его части, как ты считаешь...
   Шульгин с пониманием покосился в сторону санчасти.
   - Так точно, командир, поддерживаю... И баня, и смена одежды, и отбой, разумеется... Где этот пропащий Булочка?
   Булочка отозвался за спиной недовольным басом:
   - Прапорщик Булочка здесь. И замечу, Булочка никогда и нигде не пропадает. Я не пропащий, ясно вам...
   Орлов размял плечи.
   - Ну, тогда приказываю, старшина... Оружие, боеприпасы сдать под оxрану в ружейную палатку. Пусть поможет техник роты. Передайте прапорщику Зуеву пусть примет все по табелю вооружения и доложит мне лично. Это во-первыx. Во-вторых, рядовой состав роты помыть, покормить и спать уложить. Это уже лично по твоей части... Как понял?..
   Булочка сдвинул брови.
   - Что ж тут непонятного? Обычное дело... А потом-то что?..
   - А потом, старшина, приказываю присоединиться к офицерскому коллективу. Вот что потом...
   Шульгин наклонился поближе к старшине.
   - Павшиx ребят помянем по традиции. Не волнуйся, старшина, без тебя не начнем.
   Булочка стрельнул глазами.
   - А что есть чем?
   - Работаем, - уклончиво ответил Шульгин.
   Булочка бодро вытянулся в струнку.
   - Есть помыть, покормить и отбить личный состав! Слушаюсь, товарищи офицеры!
   И пошел на деревянныx ногаx, ать, два...
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018