ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Верюжский Николай Александрович
Безумству храбрых поём мы славу. Часть третья. Разжаловать Нельзя Наградить

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К 200-летию со дня рождения адмирала русского флота Г.И.Невельского (Главы из серии статей о Г.И.Невельском).

  
  
  
  
  Безумству храбрых поём мы славу
  Часть третья
  Разжаловать НЕЛЬЗЯ наградить
  
  "А он, мятежный, ищет бури...
  Как будто в бурях есть покой!"
   (М.Ю.Лермонтов. 1832г.)
  
  Вступил в свои права новый 1850 год, который для капитана 2 ранга Г.И.Невельского оказался весьма тревожным и беспокойным.
  
  Находясь в Иркутске, Г.И.Невельской с нескрываемой одержимостью доказывал Н.Н.Муравьёву о необходимости дальнейшего исследования Амура с целью создания военных укреплений и строительства морского порта. Основным и главным доводом являлось то, что Амур послужит удобным и естественным путём доставки грузов и товаров как из Сибири к Тихому океану, так и в обратном направлении.
  
  Это как нельзя лучше подтвердилось несколько позже при агрессивной осаде Петропавловска англо-французскими войсками в период Восточной (Крымской) войны (1854-55гг). Царские политики "промухали", "прозевали", "проспали" предвоенную ситуацию, в первую очередь виной явились губительные взгляды, проводимые этим замшелым и злопамятным графом Карлом Васильевичем Нессельроде.
  
   Предвидение же Г.И.Невельского о важности изучения и исследования Приамурья и закрепления этих земель за Россией оправдалось с лихвой.
  
  Генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьёв, который за успешную поездку к берегам Тихого океана и за представленный доклад с предложениями по укреплению позиций России в этом регионе был произведён в генерал-лейтенанты, всецело доверял Г.И.Невельскому в его географическом открытии. Для подтверждения этих мыслей Н.Н.Муравьёв тщательным образом опросил старшего помощника командира военного транспорта "Байкал" Петра Васильевича Казакевича о действиях Г.И.Невельского в Амурском лимане. На основании обстоятельного доклада П.В.Казакевича полностью подтверждалось, что весь экипаж корабля как офицеры, так и низшие чины действовали под руководством Г.И.Невельского слаженно и целеустремлённо по выполнению главной задачи: фактически велись детальные промеры глубин и подробные описания, корректировались карты, уточнялись координаты путём астрономических определений. П.В.Казакевич также утверждал, что, действуя по указанию Г.И.Невельского, ему первому удалось найти северной фарватер устья Амура и пройти вниз по течению несколько километров.
  
    []
  Н.Н.Муравьев (1809-1881), генерал-губернатор Восточной Сибири с 1847 по 1861гг.
  
  В своём докладе в столицу Н.Н.Муравьёв указывал: "Сделанные Невельским открытия неоценимы для России; множество предшествовавших экспедиций в эти края (Амурский край, Сахалин, Дальний Восток) могли достигнуть европейской славы, но ни одна не достигла отечественной пользы, по крайней мере, в той степени, как исполнил это Невельской".
  Действительно, поддержка генерал-губернатором Н.Н.Муравьёвым великих открытий Г.И.Невельского и необходимость продолжения исследования Приамурья на данном этапе была важна и крайне необходима.
  
  Однако во взглядах между Н.Н.Муравьёвым и Г.И.Невельским наметились значительные расхождения. Соглашаясь в принципе с позицией Г.И.Невельского о строительстве на Амуре военного порта, для выполнения которой требовались большие затраты как временные, так и материальные, Н.Н.Муравьёв, однако, принял другое решение: ходатайствовать о переносе порта Охотск на Камчатку и сделать основным военным и торговым портом на Тихом океане Петропавловск. Что на первоначальном этапе казалось естественным и экономичным. Но Г.И.Невельской смотрел значительно дальше и глубже. Генерал-губернатор на данном этапе также считал необходимым продолжить исследования реки Амур, организовав постоянную Амурскую экспедицию. Подробный доклад с предложениями генерал-лейтенанта Н.Н.Муравьёва Императором Николаем I был рассмотрен и утверждён.
  Начальником порта Петропавловск назначался капитан 2-го ранга Василий Степанович Завойко, впоследствии ставший первым военным начальником Камчатки с присвоением звания капитан 1-го ранга, а затем и контр-адмирала.
  
    []
  Адмирал Завойко Василий Степанович (1812-1898)
  ru.wikipedia.org'wiki
  
   Геннадий Иванович Невельской и Пётр Васильевич Казакевич переходили в непосредственное подчинение генерал-губернатора Восточной Сибири, как его помощники по особым поручениям, для организации и проведения Амурской экспедиции, а ответственным за её осуществление он, Николай Николаевич Муравьёв, и назначался.
  
  В конце 1849 года Г.И.Невельской всё ещё находился в Иркутске, как неожиданно получил срочное предписание прибыть в Санкт-Петербург на заседание Особого комитета с требованием отчитаться по результатам плавания военного транспорта "Байкал" в Петропавловск и проведения исследований в Амурском заливе.
  
  
  Несколько слов об этом совершенно закрытом так называемом Особом комитете, проводившем свои заседания в секретном режиме. Комитет был создан в 1843 году в Петербурге для обсуждения и выработки мер по укреплению позиций России на Дальнем Востоке. Необходимость в решении данных проблем действительно имелась.
  
  
  Посудите сами: практически чётких границ между Россией с Японией и Китаем не существовало; к дальневосточным территориям стали проявлять повышенный интерес Англия, Франция и Соединённые штаты Америки; срочно требовалось строительство новых пограничных военных укреплений и морских портов на Тихоокеанском побережье для морской торговли с соседними странами, а также для решения многих организационных и хозяйственных вопросов, связанных с существованием Русской Америки - обширной территории на Аляске, управление которой для России с каждым годом становилось затруднительным и экономически не выгодным.
  
  
  Ещё в 1843 году адмирал Евфиимий (Ефим) Васильевич Путятин разработал план организации экспедиции к восточным морским границам Китая и Японии. В докладной записке на имя государя императора Е.В.Путятин писал:
  "Благоразумно исследовать восточную нашу границу с Китаем... Доселе мы знаем только то, что на всем протяжении восточного берега нет ни одного благонадёжного порта. Залив между материком и Сахалином нам вовсе не известен. Отыскание более удобного порта в этих местах, чем Охотск... уже само по себе не есть предмет бесполезный, а потому можно было бы поручить экспедиции осмотреть и описать означенные малоизвестные берега. С плаванием судов в Охотском море не было бы несовместимым соединить и новую попытку для открытия сношения с Японией."
  
    []
  Адмирал Евфи́мий (Ефи́м) Васи́льевич Путя́тин (1803 - 1883)
  
  Данный план Путятина, как и многие другие подобные ему, по инициативе Особого комитета был отклонён императором Николаем I.
  
  Забегая вперёд, следует сказать, что к данному плану возвратились только почти через десять лет, доказательным основанием, для реализации которого явились географические открытия и исследования Г.И.Невельского. Более полнее об этом будет изложено в последующем.
  
   В декабре 1844 года на заседании Особого комитета при обсуждении вопросов с обеспечением безопасности русских владений на Дальнем Востоке, было предложено предварительно решить вопрос о судоходности устья реки Амур. Данное поручение предписывалось осуществить силами и средствами Российско-Американской компании (РАК), находящейся на территории Русской Америки.
  
    []
  Рисунок Карты Русской Америки и прочих российских торговых факторий в Новом Свете http://wordweb.ru/2008/08/15/kak-russkaja-aljaska-stala-amerikanskojj.html
  
  
   Не могу, однако, пройти мимо того факта, чтобы не отметить, что с 1741 по 1867 г.г. в состав Российской империи входили стратегически важные и богатейшие в сырьевом отношении обширные территории Аляски с прилегающими Алеутскими островами и почти полностью Тихоокеанское побережье Северной Америки вплоть до Калифорнии. На мой взгляд, сейчас трудно даже вообразить, как бы развивались дальнейшие исторические события в мире, если бы Россия продолжала владеть этим достоянием - Русской Америкой. Но это отдельный вопрос и другая тема.
  
    []
   Продажа Аляски. 1867 год.
  
   В мае 1846 г. из Новоархангельска в район Амура вышел бриг "Константин" под командованием поручика корпуса флотских штурманов Александра Михайловича Гаврилова, опытного моряка, участника трёх кругосветных и полукругосветных плаваний, состоящего на службе Российско-Американской компании.
  
    []
  
  Как явствует из отчётных материалов Александра Гаврилова, с которыми при непосредственной поддержке адмирала Ф.П.Литке удалось ознакомиться Г.И.Невельскому, работы по исследованию Амура фактически не были завершены. Сам руководитель экспедиции Александр Гаврилов испытывал чувство неудовлетворенности. Тем не менее, документы о плавании А. М. Гаврилова были переданы для получения отзыва Директору РАК в Петербурге, опытнейшему моряку и географу адмиралу Фердинанду (Фёдору) Петровичу Врангелю, который сделал вывод о несудоходности Амура. В последующем он стал одним из главных противников Г.И.Невельского в проведении его исследований на восточных границах России.
  
    []
  Адмирал Фердинанд (Фёдор) Петрович Врангель (1797-1870)
  
   Это по существу было настоящим приговором для развития Приамурья как неперспективного. На очередном закрытом заседании Особого комитета по докладу адмирала Ф.П.Врангеля и результатам обсуждения данного вопроса был составлен соответствующий документ, представленный на рассмотрение императору Николаю I, который резюмировал: "для чего нам эта река, когда положительно уже доказано, что входить в её устье могут только одни лодки".
  
   И не удивительно, что на докладе Ф. П. Врангеля царь самолично начертал резолюцию, запрещавшую дальнейшие попытки исследовать юго-западную часть Охотского моря, лиман и устье Амура вкупе с Сахалином.
  
  А тут вдруг объявился какой-то Невельской со своими географическими открытиями? Скандал, да и только! Совсем как у Гоголя: "А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!!!"
  Вот и собрался в феврале 1850 года Особый комитет на своё очередное секретное заседание, чтобы заслушать Геннадия Ивановича Невельского, как нарушившего утверждённые императором инструкции. Что он может сказать в своё оправдание?
  
    []
  
  Граф Карл Васильевич Нессельроде (1780-1862)
  ru.wikipedia.org'wiki
  
  Руководителем Особого комитета являлся государственный канцлер, управляющий Министерства иностранных дел самодовольный и язвительный граф Карл Васильевич Нессельроде. В состав комитета входили Лев Григорьевич Сенявин, действительный тайный советник, член Сибирского комитета Министерства иностранных дел, между прочим, прямой родственник адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина; генерал Александр Иванович Чернышев, военный министр; граф Лев Алексеевич Перовский, министр внутренних дел и другие высокопоставленные лица. Назовём ещё в их числе - Директора Российско-Американской компании в Петербурге адмирала Ф.П.Врангеля.
  Компания, как говорится, собралась не шутки шутить. Создавалось впечатление, что всё складывалось не в пользу дальневосточного первооткрывателя. Однако капитан 2-го ранга Г.И.Невельской, тщательным образом подготовивший фактический материал своих исследований, не струсил, не испугался и, без всякого сомнения, был уверен в своей правоте, чтобы убедить в этом своих ярых противников.
  
  
   К сожалению, генерал-лейтенант Н.Н.Муравьёв - главный защитник и покровитель Г.И.Невельского остался в Иркутске по причине очередного обострения болезни печени, вызванной безудержным употреблением алкоголя.
  
  Светлейший князь А.С.Меншиков, весьма положительно относящийся к предложениям Н.Н.Муравьева, изложенным в его докладе, по поводу дальнейших исследований Амура, а значит, занял сторону Г.И.Невельского. В поддержку предложений своего близкого друга Н.Н.Муравьёва и, стало быть, в реальности географических открытий Г.И.Невельского на совещании выступил министр внутренних дел граф Лев Алексеевич Перовский. Несмотря на жаркие и противоречивые выступления, Особый комитет, требуя разжалования Г.И. Невельского в матросы, тем не менее, сохранил офицерское звание, но всё равно подверг наказанию, лишив следовавшей ему по закону орденской награды и денежного вознаграждения.
  
  А впереди предстояли ещё более тяжелые испытания.
  
  Важно, однако, было то, что комитет вынес, хотя и компромиссное решение, но дающее надежду на продолжение, правда, с большими ограничениями, деятельности Г.И. Невельскому. Постановление комитета было завизировано императором Николаем I: "...основать где-нибудь на юго-западном побережье Охотского моря зимовье для расторжки с гиляками", но "ни под каким видом не касаться лимана и реки Амура..."
  
  Для охраны этого зимовья предлагалось выделить из имевшихся в Охотске людей 25 казаков и матросов. Наблюдение за указанными мероприятиями Комитет возложил на Н. Н. Муравьёва, а исполнение их на месте поручалось чиновнику по особым поручениям при генерал-губернаторе Г. И. Невельскому, произведённому по этому случаю в капитаны 1-го ранга. Всё материальное обеспечение возлагалось на руководство Российско-Американской компании (РАК). Таковы были официальные решения Особого комитета, которые в конечном итоге были утверждены императорским распоряжением.
  
  Несмотря на такое расплывчатое решение, предусматривающее на первый случай обустройство зимовья в гавани Счастья или другом, близком к этой гавани, пункте на морском побережье Охотского моря для распространения торговых отношений с гиляками, Г. И. Невельской с нескрываемым удовлетворением принял такие ограничения и незамедлительно убыл в Иркутск. Получив от Н. Н. Муравьёва дополнительные указания, в первых числах апреля 1850 года отправился к берегам Тихого океана.
  
  По прибытию в порт Аян Г. И. Невельской, руководствуясь своими повышенными полномочиями, на испытанном транспорте "Байкал" незамедлительно убыл в залив Счастья (так назвал Геннадий Иванович исследованный ещё в прошлогодней экспедиции 1849 года бывший залив Искан), куда и прибыл к концу июня 1850 года, чтобы установить там зимовье.
  Встретил Г. И. Невельского Дмитрий Иванович Орлов, который по указанию Н.Н.Муравьёва туда был отправлен ранее. Геннадий Иванович объявил приятные известия, что ему, Д.И.Орлову, ранее разжалованному за убийство любовника своей неверной жены, по прошествии значительного времени нахождения в ссылке и при отличном поведении, согласно императорскому решению предоставлено прощение, по которому ему возвращено офицерское звание, и зачисление в офицерский штурманский корпус.
  
   Отныне Д.И.Орлов переходил в непосредственное подчинение Г.И.Невельского. Как показали дальнейшие события, Д.И.Орлов, досконально знавший местные условия жизни и обычаи местных жителей, оказался надёжным помощником и исполнителем в реализации важных исследований.
  
  Г.И.Невельской и Д.И.Орлов тщательно осмотрели берега залива и определили место для расположения зимовья, названного в честь Петра Великого - Петровское. Действуя согласно имеющейся инструкции, Г.И.Невельской распорядился 29 июня (10 июля) 1850 года на посту Петровском поднять флаг Российской империи. Это означало, что свободное плавание иностранных судов для входа в Амурский лиман с северной стороны Охотского моря закрыто, поскольку является территорией России.
  
  
  Вместе с тем, Г.И.Невельской понимал, что наличие поста Петровское не может явиться надёжным портом в южной части Охотского моря. А иначе это будет худшим повторением портов Аян и Охотск, поскольку ледостав в этом районе держится до средины июня месяца. В то время как устье Амура вскрывается ото льда к средине мая, а среднее течение Амура свободно для плавания уже в марте месяце. Г.И.Невельской окончательно пришёл к выводу, что существование поста Петровское не даст полной надёжности следить за обстановкой в устье Амура, в южной части Амурского лимана и за побережьем Приамурского края. Во всяком случае, как считал Г.И.Невельской, это будет крайне затруднительно или даже невозможно, а иностранные суда могут бесконтрольно пройти Татарским проливом с юга, проникнуть в лиман и укрепиться там.
  
  Дальнейшие действия капитана 1-го ранга Г.И.Невельского были смелые и решительные, но не предусмотренные выданной ему инструкцией, главный пункт которой он безукоризненно выполнил - основал Петровский пост. Теперь Г.И.Невельской принял, как бы сейчас сказали, новое нестандартное, а по существу дерзкое по смелости, но опасное по выполнению решение - идти в устье Амура.
  
   Г.И.Невельской проинструктировал Д.И.Орлова, чтобы он отправил на оленях через горы к тому месту, куда он направлялся, к мысу Куегда на Амуре, топографа и двух матросов, которые должны быть там к 1-му августа и ждать его до 10-го августа. В противном случае - организовать поиски и доложить в Аян генерал-губернатору. В распоряжении Д.И.Орлова оставался парусный транспорт "Байкал".
  
  Оставив в Петровском для дальнейшего обустройства своего верного и надёжного помощника Д.И.Орлова, Геннадий Иванович, действуя на свой страх и риск, на морском вельботе, вооруженном фальконетом (пушка 45-55 мм, стрелявшая свинцовыми ядрами), с командой из шести матросов с ружьями и двух проводников-переводчиков отправился в устье Амура, хорошо ему известное по прошлогодней экспедиции. Он уже тогда присмотрел удобное место в районе мыса Куегда для оборудования поселения. Пройдя для надёжности от устья вверх по Амуру более 100 км и не встретив никаких признаков наличия китайского присутствия, о чём его грозно предупреждали на заседании Особого комитета, Г.И.Невельской возвратился вниз по течению к выбранному месту на левом берегу Амура в 80 км от Амурского лимана и, не имея на то высочайшего императорского разрешения, распорядился сопровождавшим его людям приступить к оборудованию Николаевского поста. Военно-административное поселение ныне стало великолепным городом на Дальневосточной земле - Николаевском-на-Амуре.
  
    []
  Это произошло 1(13) августа 1850 года, когда в присутствии местного населения на мысе Куегда и при салюте из фальконета и ружей, по приказу Г.И.Невельского был поднят флаг Российской империи.
  
    []
  Памятник Г.И.Невельскому - основателю города Николаевска-на-Амуре
  
  Г.И.Невельской, как посланник самого царя, обратился к собравшимся местным жителям с речью, которую переводили переводчики, что отныне великий русский царь принимает их под своё покровительство и защиту. С этой целью были выставлены вооруженные посты: один - в заливе Искан (залив Счастья) и второй - здесь в устье Амура. Для того, чтобы это было известно иностранным судам, приходящим к берегам этого края, Г.И.Невельской приказал предъявлять им следующее объявление.
  
  "От имени Российского правительства сим объявляется всем иностранным судам, плавающим в Татарском заливе, что, так как прибрежье этого залива и весь Приамурский край, до корейской границы, с островом Сахалином составляют Российские владения, то никакие здесь самовольные распоряжения, а равно и обиды обитающим народам, не могут быть допускаемы. Для этого ныне поставлены российские военные посты в заливе Искан и в устье реки Амура. В случае каких-либо нужд или столкновений с местным населением нижеподписавшийся, посланный от правительства уполномоченным, предлагает обращаться к начальникам этих постов".
  
  
  Однако надо было спешить. Г.И.Невельской должен был вернуться в Иркутск и вместе с Н.Н.Муравьёвым прибыть в Петербург с докладом о выполненном задании.
  
  Геннадий Иванович на военном Николаевском посту старшим назначил прибывшего топографа прапорщика Попова, оставив в его подчинении шесть матросов с ружьями, фальконет, вельбот и минимальное количество провианта. Приказал обустраиваться на жильё, а также произвести береговую съёмку реки Амур до лимана и далее по берегу до Петровского зимовья. Сам же через тайгу и горы в сопровождении двух проводников на оленях поспешил в Петровское.
  
    []
  Таёжные тропы Приамурья
  
  О действиях русских в Приамурье быстро распространились известия среди местных жителей, которые с одобрением выказывали своё желание, чтобы русские оставались и защищали их от бесчинствующих набегов иностранных рыбаков и китобоев. Собираясь убыть в Аян, Г.И.Невельской взял с собой двух аборигенов, которые могли бы засвидетельствовать эти просьбы народов, проживающих в устье Амура.
  
    []
  Местный житель с низовья Амура
  
  Готовясь к запланированной поездке в Петербург, Г.И.Невельской предполагал, что его возвращение не будет скорым, в лучшем случае только летом следующего 1851 года. Практически так и произошло. Поэтому он дал соответствующие указания Д.И.Орлову, остающемуся зимовать на посту Петровском, хорошенько обустраиваться, строить дома для семейных, казармы для матросов и мастеровых, складские и другие служебные помещения. Однако пост Николаевское с наступлением зимних холодом приказал временно снять и перевести в Петровское, а с наступлением весны вновь выставить.
  
  По прибытию в Аян на парусном транспорте Г.И.Невельской незамедлительно отправил с курьером в Иркутск доклад генерал-губернатору Восточной Сибири о результатах выполненной работе с подробным объяснением причин, вызванных необходимости установления на Амуре военного поста Николаевское.
  
  Находясь в Аяне, Г.И.Невельской распорядился: начальнику порта капитан-лейтенанту Александру Филипповичу Кашеварову, который заменил в этой должности убывшего на Камчатку В.С.Завойко, подготовить отправку парусного транспорта в Петровское с необходимым продовольствием и товарами для обеспечения зимовки, на котором также отправить жену Д.И.Орлова с детьми, прибывшую из Якутска. Парусное судно бриг "Охотск" оставить в распоряжение Д.И.Орлова, а на следующий год с открытием навигации отправить в Аян с докладом о проведённой зимовке.
  
  Отдав необходимые распоряжения и выполнив срочные дела, Г.И.Невельской вместе с С.М.Корсаковым 10 (22) сентября 1850 г. убыли из Аяна в Иркутск, чтобы лично доложить генерал-губернатору крайнюю необходимость в принятии решительных мер к прочному нашему утверждению на нижнем Амуре.
  
  К тому времени, когда Г.И.Невельской и С.М.Корсаков, прибыли в Иркутск Николай Николаевич Муравьёв уже отбыл в столицу, оставив распоряжение немедленно следовать за ним в Петербург.
  
  Мог ли предполагать Геннадий Иванович, что в это самое время в канун нового 1851 года в Петербурге Особый комитет, специально созванный по царскому указанию, под председательством графа Карла Нессельроде бурно обсуждал только что полученный его, Невельского, доклад.
  
  
  Наступивший 1851 год стал годом больших свершений как в жизни Г.И.Невельского, так и для судьбы русского Дальнего Востока.
  Страсти, между тем, на заседании Особого комитета кипели и клокотали, как извержение вулкана Кракатау. Какое имеет право, этот выскочка Г.И.Невельской, без императорского соизволения?... Ведь, представьте, без единого выстрела командой матросов всего лишь из шести человек, самостоятельно устанавливать военные посты на Амуре?... Объявлять эти территории, принадлежащие России, в тот момент, когда русская армия вот уже в течение нескольких лет ведёт боевые действия по присоединению к России непокорного Кавказа и басмаческой Средней Азии? Возмутительное самоуправство! Николаевский пост немедленно снять. Принять жесточайшие меры и разжаловать в матросы с лишением всех прав состояния - такое решение принял Особый комитет. Карл Нессельроде самолично составил и представил Николаю I рапорт о разжаловании Г.И.Невельского для принятия окончательного вердикта.
  На заседании Особого комитета присутствовал специально приглашенный генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н.Муравьёв, который изо всех сил, как только мог, доказывал правоту действий своего подчинённого капитана 1-го ранга Г.И.Невельского и важности для России укрепления Дальневосточных рубежей. Николаевский же пост, доказывал Н.Н.Муравьёв, требуется не ликвидировать, а как раз наоборот - значительно усилить, выделив для целей охраны вооруженный отряд казаков и военное судно для патрулирования в Амурском лимане. В поддержку доводов Н.Н.Муравьёва выступили Светлейший князь А.С.Меншиков и министр Внутренних дел граф Л.А.Перовский.
  
    []
  Лев Алексеевич Перовский (1792 -1856), министр Внутренних дел
  
  На стороне Карла Нессельроде неприступной горой стоял его давнишний ещё с войны 1812 года против французов закадычный друг Военный министр граф Чернышев Александр Иванович и некоторые другие, весьма влиятельные лица.
  
    []
  Александр Иванович Чернышев (1786-1857), военный министр
  
  
   Позволю себе сделать маленькое отступление, по поводу некоторых, на мой взгляд, интересных фактов, касающихся военной биографии А.И.Чернышева.
  Накануне войны с Наполеоном по указанию императора Александра I в условиях строжайшей секретности при Военном министерстве была создана специальная организация так называемая "Экспедиция секретных дел", являющаяся по существу первым официальным на государственном уровне органом военной разведки России. В состав дипломатического корпуса посольств России в большинстве европейских государств под видом гражданских чиновников или служащих назначались офицеры, имеющие боевой опыт военной службы, задачей которых было ведение разведывательной работы.
   Так вот. Наиболее успешным и активным русским разведчиком оказался полковник Александр Иванович Чернышев, которому на тот период не было и 30 лет.
  
    []
  Полковник Александр Иванович Чернышев
  
   Оказавшись в Париже накануне военного конфликта 1812 года А.И.Чернышев, рослый красавец, с шевелюрой вьющихся непокорных волос, с прекрасными манерами женского обольстителя, бального танцора и весёлого рассказчика, становился душой любого общества, особенно там, где были прекрасные дамы. Ему удавалось установить доверительные отношения со многими высокопоставленными лицами и даже лично познакомиться с императором Франции Наполеоном. Всё это давало возможность А.И.Чернышеву приобрести информаторов среди правительственных и военных чиновников Франции. Сведения, поступавшие от разведчика А.И.Чернышева, имели большую ценность. Недаром в ноябре 1812 года "за успешные действия и благоразумное исполнение отважных экспедиций" он был произведён в генерал-майоры.
  
  
   Однако вернёмся к нашему герою. Не знал Г.И.Невельской ещё того, что случилось самое худшее, что можно было только ожидать, когда по прибытию в Петербург, он поспешил встретиться с Н.Н.Муравьёвым. Генерал-губернатор Восточной Сибири был крайне расстроен и обеспокоен решением Особого комитета, но окончательного своего согласия не дал и документ с решением комитета не подписал.
  
  Н.Н.Муравьёв решил обратиться непосредственно к императору Николаю I и лично объяснить сложившуюся ситуацию. Аудиенция состоялась. Доклад генерал-губернатора о важных причинах, толкнувших Г.И.Невельского на решительные действия, император выслушал с большим вниманием и в завершении беседы назвал его поступок молодецким, благородным и патриотическим, добавив, что, где раз поднят русский флаг, он уже опускаться не должен. Рапорт о разжаловании капитана 1-го ранга Г.И.Невельского в матросы император разорвал, но тут, же пожаловал его к награждению орденом Святого Владимира IV степени со словами: "Польза, Честь и Слава".
  
    []
  Знак ордена Святого Владимира и Звезда к ордену Святого Владимира IV степени
  
  Вот уж, действительно: "Пути Господни неисповедимы!" (Библия. Новый Завет, гл.11, ст.33).
  
   Император Николай I приказал Особому комитету вновь собраться на заседание для разумного принятия решения под председательством наследника престола Великого князя Александра Николаевича Романова.
  
    []
  Александр Николаевич Романов - старший сын Николая I
  
  Снова начались заседания комитета в том же составе, но уже под председательством Великого князя будущего царя Александра II, который принял сторону Н.Н.Муравьева и Л.А.Перовского. В ходе жарких дебатов Особый комитет принял новое, но опять-таки двойственное решение. Оно сводилось, с одной стороны, к тому, чтобы Николаевский пост, самовольно выставленный Невельским, оставить в виде лавки Российско-Американской компании (РАК) и никаких дальнейших шагов в этом крае не предпринимать.
   Хотя, с другой стороны, признав действия Невельского правильными, Россия объявила Амур и его устье - территориями, находящиеся под наблюдением и охраной России до окончательного разрешения пограничных вопросов с Китаем.
  
  
  С целью проведения дальнейших исследований и изучения Приамурья предусматривалось создание Амурской экспедиции, в состав которой из Сибирской флотилии в Петровское зимовье было определено выделить 60 матросов и казаков при трёх офицерах (А. И. Воронин, Д. И. Орлов, Н.К.Бошняк) и одного доктора. Начальником Амурской экспедиции по настоянию Н.Н.Муравьева был назначен капитан 1-го ранга Г.И.Невельской.
  
  Сентябрь 2013 г.
  
   nbsp;nbsp; nbsp;nbsp;

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012