ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Верюжский Николай Александрович
Первые Годы Морской Службы Г.И.Невельского

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К 200-летию со дня рождения адмирала русского флота Геннадия Ивановича Невельского (Главы из серии статей о Г.И.Невельском)ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

  
  
  Первые годы морской службы
  Геннадия Ивановича Невельского
  
   Геннадий Иванович Невельской родился в 1813 году в родовом имении, расположенном в глубинке Костромской губернии. Морской Кадетский корпус, в котором прошел полный курс обучения, окончил в 1832 году четвёртым по списку с присвоением первого офицерского звания "мичман". В числе "успешных и подающих несомненную надежду" приказом адмирала И.К.Крузенштерна был зачислен слушателем впервые созданных офицерских классов.
  
  Обучение в офицерских классах продолжалось более трех лет. Здесь изучались высшая математика (дифференциальное и интегральное исчисление), картография, физика, астрономия, механика и вариационное исчисление, корабельная архитектура и теория кораблестроения, фортификация, российская словесность, другие предметы.
  
  Но не только учеба занимала все время. Бывали интересные встречи с опытными моряками, известными мореплавателями. Чаще всего они проходили на еженедельных чаепитиях, которые Крузенштерн устраивал для молодых офицеров на своей квартире. Именно в эти годы Невельской стал целенаправленно и углубленно интересоваться Амуром и Сахалином, дальневосточными делами, интерес к которым "подогревал" и сам Крузенштерн. Из его слов выходило, что амурская и сахалинская проблемы не были решены до конца, и что осталось большое водное пространство лимана Амура, включая и место предполагаемого перешейка или пролива Сахалина с материком, им не исследованное.
  На таких вечерах-чаепитиях шли бурные споры о будущем русского военно-морского флота, в том числе горячо обменивались мнениями по вопросам строительства в ближайшие годы паровых военных кораблей.
  
    []
  Первый в России пароходофрегат "Богатырь". 1836 г.
  
  Во всех тонкостях обсуждались перипетии Наваринского сражения (1827 г.) и геройские действия командира линейного корабля "Азов" М. П. Лазарева, незадолго до этого совершившего на фрегате "Крейсер" своё третье кругосветное плавание.
  
    []
  Адмирал Лазарев Михаил Петрович (1788-1851)
  
  Морская летняя практика слушателей офицерских классов проходила на кораблях Балтийского флота для приобретения практических навыков в несении корабельной и штурманской службы, но с обязательным представлением письменных отчетов.
  
  В навигацию 1833 года (с 14 июля по 14 сентября) Геннадий Невельской находился на кораблях "Прохор", "Иезекиль" и "Помона". Плавания и учения проходили в Финском заливе, корабли базировались в Ревеле (современный Таллинн) и Свеаборге (современный Хельсинки). В навигацию 1834 года Невельской все время находился на корабле "Кронштадт" (командир капитан 2-го ранга Замыцкий). Во время этих двух навигаций слушатели участвовали в выполнении учебно-боевых задач по управлению кораблями, отрабатывали методику артиллерийских стрельб. Особое внимание уделялось научной подготовке офицеров, знанию корабельной службы, гидрографическим работам, совершенствованию в иностранных языках. Последняя практика (навигация 1835 года) проходила на фрегате "Венус" под руководством известного гидрографа Михаила Францевича Рейнеке, близкого друга Павла Степановича Нахимова. Фрегат вначале ходил по маршруту: Выборг - Свеаборг - Ревель - Рига - Гангут, затем возвратился в Выборг. Во время длительного, интересного и разнообразного плавания слушатели отрабатывали методы гидрографических работ, уделяя особое внимание морской описи, промерным работам и астрономическим определениям, что в дальнейшем как нельзя лучше пригодилось Г.И.Невельскому при исследовании устья Амура.
  
  28 марта 1836 года мичман Невельской успешно сдал экзамены за курс офицерского класса. После отпуска предстояло производство в лейтенанты и назначение на офицерские должности.
  По окончании обучения на Офицерских классах все слушатели получили долгожданные отпуска. Геннадий Невельской провёл его на Костромской земле, в родном селе Дракино и в его окрестностях. Встречали Геннадия родные, близкие и дальние с необыкновенной радостью и почётом. Восторгу матери, брата и сестёр не было предела. Целых семь лет не видел Геннадий родины! Уехал мальчиком, а появился мичманом, проучившемся не только в Морском корпусе, но и ещё три года - на Офицерских классах. Но все проходит - закончилось и золотое время отпуска, во время которого матушка поговаривала о невестах, но Геннадий отшучивался, говоря, что жена моряку только в тягость, что жениться надо уже тогда, коль это так необходимо, когда собираешься переходить на берег...
  Возвратившись из отпуска в столицу, Геннадий Невельской узнал, что теперь он лейтенант и назначен в эскадру контр-адмирала Фёдора Петровича Литке на корабль "Беллона" (командир Самуил Иванович Мофет). Под флагом контр-адмирала Ф. П. Литке находились: флагманский фрегат "Беллона", корвет "Князь Варшавский", бриг "Патрокл", шхуна "Дождь" и тендер "Лебедь".
  
    []
  Адмирал Фёдор Петрович Литке (1797-1882 гг.)
  
  Здесь мне бы хотелось сделать небольшую ремарку относительно произошедшей большой популярности Ф.П.Литке. Считается, что ему покровительствовали люди не только высокопоставленные морские чины из ближайшего окружения, но и сам император Николая I . Об этом свидетельствуют следующие факты.
  
  Как ранее упоминалось, что в период 1826 - 1829 годов было весьма успешно совершено кругосветное плавание двух кораблей. Начальником экспедиции и командиром шлюпа "Моллер" являлся кавалер двух орденов ("Святого Владимира" и "Святого Георгия") капитан-лейтенант Михаил Станюкович, которому в период плавания в 1827 году было присвоено звание "капитан 2 ранга". Второй шлюп "Сенявин" повёл в плавание капитан-лейтенант Федор Литке, который был моложе Станюковича на одиннадцать лет, но успел прославиться как видный полярный исследователь, совершивший четыре летних плавания по описанию островов Новая Земля, о чём подробно изложил в книге "Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан, совершенное на бриге "Новая Земля" в 1821-1824 годах". К тому же, несколькими годами ранее в 1817-1819 гг., принял участие в кругосветном плавании на фрегате "Камчатка" под командованием Василия Михайловича Головнина. Если в 1813 году при осаде Данцига Михаил Станюкович успешно командовал кораблём, то юный Фёдор Литке будучи волонтёром на галете "Аглая" также участвовал в трёх сражениях и в боевой обстановке "обнаружил находчивость, самообладание, смелость", был произведён в мичманы и награждён офицерским боевым орденом Святой Анны четвертой степени. Одним словом, капитаны названных выше кораблей, совершивших кругосветное плавание - достойные офицеры и мореплаватели.
  
  "Кругосветка" под командованием Михаила Станюковича официально была признана наиболее успешной среди морских экспедиций первой половины XIX века. Однако после своевременного прибытия на Кронштадтский рейд на капитана 2 ранга М.Н. Станюковича нежданно-негаданно обрушился, мощный вал неприятностей. Молва гласит, что на борт корабля внезапно прибыл император Николай I. Найдя шлюп в неприглядном виде после трёхлетнего плавания, государь приказал его арестовать.
  Опоздавшему из плавания шлюпу "Сенявин" через десять дней после прибытия, что позволило привести корабль в порядок, была устроена пышная торжественная встреча. На борт "Сенявина" в приподнятом настроении поднялся сам царь. Угодливые царские чиновники превосходно подсуетились, обеспечив полное благоприятствование, и Николай Павлович был в высшей степени удовлетворён посещением корабля. Фёдор Литке выше всех похвал оказался в фаворе, на которого вскоре рекой потекли награды и должности. Вскоре после возвращения из плавания его, капитан-лейтенанта, досрочно произвели в капитаны I-го ранга (минуя одно звание - капитан 2-го ранга).
  
  Теперь Ф.П.Литке стал близок ко двору. Замечательное путешествие Фёдора Литке на "Сенявине", отчёт о котором был изложен в книге под заглавием "Путешествие вокруг света на военном шлюпе"Сенявин" в 1826-1829 гг.", оказалось против его воли последним в жизни.
  Осенью 1832 года император Николай I назначил Ф.П.Литке воспитателем своего второго сына Великого князя Константина, которому предназначалось стать главой русского флота. Ф. П. Литке, находившийся при дворе в качестве воспитателя царского отпрыска в течение 16 лет до 1848 года, с честью и достоинством исполнил императорскую волю.
  
    []
  Великий князь Константин Николаевич Романов
  
  О придворной жизни морского офицера Ф.П.Литке можно говорить, как о большом несчастье в его судьбе - опытном моряке, прирожденном путешественнике, учёном и исследователе, когда он "был внезапно оторван от своего призвания". Однако и в эти годы Федор Петрович оставался географом и моряком и именно в этот период он стал одним из основателей Русского Географического общества. В 1835 году Литке было присвоено звание контр-адмирала, в 1842 - генерал-адъютанта, в 1843 - вице-адмирала, 1856 году получил чин полного адмирала и был назначен членом Государственного совета. В 1866 году "за долговременную службу, особо важные поручения и учёные труды, приобретшие европейскую известность", Фёдор Петрович Литке был возведён в графское достоинство.
  
    []
  Граф Фёдор Петрович Литке
  
  Прожил он долгую жизнь, на шесть лет пережив своего воспитанника, молодого, подающего большие надежды морского офицера Геннадия Невельского, и скончался 8(20) августа 1882 года в возрасте 85 лет. Похоронен в Санкт-Петербурге на Смоленском Лютеранском кладбище. Последний год его жизни по причине ухудшения здоровья оказался не только тяжёл, но и трагичен из-за полной потери слуха и зрения - всех привычных средств общения.
  
  В августе 2012 года исполнилось 130 лет со дня смерти Фёдора Петровича Литке - известнейшего русского адмирала, мореплавателя, исследователя, учёного-географа, писателя, одного из создателей и организаторов Русского Географического общества, президента Российской Академии Наук.
  
  Однако вернёмся к главному действующему лицу нашего повествования - Геннадию Ивановичу Невельскому.
  Получив в 1836 году назначение на флагманский фрегат "Беллона" эскадры Ф.П.Литке, лейтенант флота Геннадий Невельской в течение десяти лет являлся непосредственным наставником и учителем морского дела для малолетнего Великого князя Константина, который в Морском кадетском корпусе не обучался. Достаточная близость Невельского к членам императорской семьи и высшим сановникам морского ведомства, в числе которых являлся сам начальник Главного Морского штаба честолюбивый и высокомерный Александр Сергеевич Меншиков, не могла не сыграть для Геннадия Ивановича некоторую положительную роль в дальнейшей его весьма сложной деятельности на Дальнем Востоке, в Приамурье и Приморье. Но об этом потом.
  
  Пока же низкорослый, с рябинками на лице, уже начинающий лысеть, юркий, активный, вездесущий лейтенант Невельской, должен был доказать на практике свою морскую состоятельность. За эти годы Геннадий Иванович, являясь постоянным вахтенным лейтенантом его высочества, провёл не один десяток вахт на мостиках флагманских кораблей "Беллона", "Князь Варшавский", "Аврора", "Паллада" эскадры контр-адмирал Ф.П.Литке, находясь вместе с юным Великим князем Константином, совершая плавания по Балтийскому морю с заходом, в том числе и в иностранные порты Дании и Голландии.
  Наверное, следует упомянуть, что в навигацию 1838 года в составе эскадры находился недавно вступивший в строй фрегат "Паллада", ставший позднее известным по путевым запискам Александра Ивановича Гончарова. В судьбе фрегата, кто бы мог подумать, что почти через пятнадцать лет уже на Дальнем Востоке вместе с другими ответственными лицами будет причастен уже контр-адмирал Г.И.Невельской.
  
    []
  Фрегат "Паллада" заложен на Охтинском Адмиралтействе
  в Санкт-Петербурге 2 ноября 1831 года,
  спущен на воду 1 сентября 1832 года.
  
  
  Геннадий Иванович Невельской за отличную и усердную службу в 1838 году был награждён первым орденом "Святого Станислава" 4-й степени, а в 1841 году - вторым орденом " Святой Анны" 3-й степени.
  
    []
  Знаки орденов "Святого Станислава" и "Святой Анны"
  
  
   В завершение описания данного периода приобретения морского опыта Г.И.Невельским следует указать на два значительных морских плаваний. Одно - по сопровождению вокруг Скандинавии из Архангельска в Кронштадт вновь построенного корабля, а второе - многомесячная Средиземноморская экспедиция, имеющая целью демонстрации морской мощи России и поддержания дипломатических отношений со странами данного региона.
  Официальным поводом для такого плавания якобы являлись смотрины невесты великого князя - принцессы Александрины Фридерики Генриетты Паулины Марианны Элизабеты (в православии ставшей Александрой Иосифовной), пятой дочери герцога Саксен-Альтенбургского Йозефа и являвшейся его троюродной сестрой. Николай I решил, что пора, сына своего, семнадцатилетнего Великого князя, будущего руководителя Российского флота, "вывести в свет", показать Европе. К тому времени Константин имел воинские звания: морское - "мичман", армейское - "капитан", являлся кавалером четырёх русских орденов ("Андрея Первозванного", "Александра Невского", "Белого Орла", "Святой Анны") и пяти иностранных орденов.
  
  Возвратимся, однако, к первому плаванию вокруг Европы. В Архангельске к весне 1844 года заканчивалось строительство нового корабля "Ингерманланд", к переводу которого в состав Балтийского флота вокруг Скандинавии уделялось весьма пристальное внимание. Вероятнее всего, по нескольким причинам, основной из которых планировалось участие в этой экспедиции Великого князя Константина.
  
    []
  
  "Ингерманланд" постройки 1844 года.
  
   По тем временам "Ингерманланд" был большим парусником: его длина составляла 178, ширина 48 и осадка 19 футов, водоизмещение достигало 1 371 тонну, вооружение включало 74 пушки. Экипаж корабля насчитывал 745 унтер-офицеров и матросов и 30 офицеров.
  
  
  Вместе с "Ингерманландом" готовился к спуску на воду и фрегат "Константин". Командиром на "Ингерманланде" стал опытный моряк капитан 2-го ранга С. И. Мофет, а Невельской - вахтенным офицером. Командиром "Константина" был назначен лейтенант Шатилов.
  Руководить переходом был назначен многоопытный мореплаватель в северных морях сам вице-адмирал Ф.П.Литке, выделены ряд опытнейших морских специалистов, в число этих морских офицеров был включён и Геннадий Невельской для продолжения обучения морской практике уже повзрослевшего и становившегося хорошим моряком Великого князя Константина Николаевича.
  
   Другой причиной такого внимания к этому плаванию, без всякого сомнения, было повышенные требования к обеспечению безопасности плавания.
   Дело в том, что за два года до планируемого плавания 30 августа 1842 года во время подобного перехода из Архангельска в Кронштадт, находясь у берегов Норвегии, попал в сильный шторм и разбился на камнях только что построенный 74-х пушечный корабль "Ингерманланд". Это был пятый по счёту корабль с таким названием.
  
    []
   Крушение корабля "Ингерманланд" 30 августа 1842 года у берегов Норвегии. К.В. Круговихин. Картина.1843г.
  
  
  Справка.
   Первым русским кораблём, носящим имя "Ингерманланд" (по названию одной из северо-западных провинций России Ингерманландии, ныне территориально в основном совпадающей с Ленинградской областью) являлся любимый корабль Петра Первого, построенный в 1712-1715 гг. по его чертежам и с его личным участием. По приказу Петра I "Ингерманланд" должны были хранить как реликвию "для вечного воспоминания", но в 1736 он был разобран на дрова. Всего было построено шесть кораблей с этим названием, входивших в разное время в состав русского военно-морского флота.
  
  Пятый корабль строился в 1840-1842 гг. на судоверфи в Архангельске и в августе 1842 года был передан в состав Балтийского флота. Однако его первое плавание оказалось последним, завершившееся страшной морской трагедией с человеческими жертвами.
   24 июля 1842 года "Ингерманланд" под командованием капитана 1-го ранга П.М.Трескина вышел из Архангельска в Кронштадт. На борту корабля находились 892 человека (32 офицера, 822 матроса, доктор, священник и гражданские лица: 28 женщин с детьми, сопровождавшие мужей и родственников).
  
  Следуя вдоль Норвежского побережья при подходе к проливу Скагеррак в ночь на 30 августа в условиях штормовой погоды, штурманская вахта контролировала путь корабля только по счислению, которое велось без учёта сноса от ветра и течения с большой ошибкой. Неожиданно увиденный огонь маяка был ошибочно принят за огонь встречного судна. Командир отдал команду на поворот для расхождения, и вдруг корабль последовательно друг за другом потрясли три мощных боковых удара. Корабль на полном ходу протаранил прибрежные скалы, и с грохотом стал разваливаться.
  Наступивший рассвет осветил ужасную картину. Над водой от потерпевшего крушение корабля находились только бушприт, ют и единственная бизань-мачта, которые были густо облеплены мокрыми и замерзшими человеческими фигурами. Мачта сильно раскачивалась, и периодически с нее падали в холодную воду обессилевшие люди, через ют перекатывались большие волны, унося новые жертвы в открытое море.
  
    []
  Крушение корабля "Ингерманланд" в ночь на 30 августа 1842 г. И.К. Айвазовский. Картина. 1876 г.
  
  Командиру корабля П.М.Трескину удалось добраться до Норвежского берега и обратиться к местным рыбакам посёлка Мандаль оказать помощь в спасении русских моряков.
  Ещё одну трагическую ночь пришлось пережить отчаявшимся людям на останках поврежденного корабля. Не все смогли пережить её, некоторые сами бросались в холодные воды, чтобы избавиться от страданий, холода и жажды. Из экипажа "Ингерманланда" погибли 389 человек (20 офицеров, 341 матрос, 21 женщина, 7 детей,).
  
  Только утром 1 сентября к уже потерявшим надежду на спасение людям, подошли норвежские рыбаки с командиром корабля Трескиным на нескольких шхунах и с большим трудом спасли всех оставшихся в живых. С огромным риском для собственной жизни норвежцы боролись за жизнь каждого человека. Многие из них, обвязавшись концами, бросались в холодное море к погибающему кораблю и вытаскивали в своих объятиях людей, уже не имеющих сил к собственному спасению.
  Благодаря мужеству и отваге норвежцев тогда было спасено 504 человека. Император Николай I тепло поблагодарил рыбаков и пожертвовал им за этот подвиг золотую медаль, шесть орденов и десяток перстней с бриллиантами.
  Жители норвежского посёлка Мандаль до сих пор хранят обломки "Ингерманланда" и рассказывают, как их деды спасали русских моряков.
  В августе 2012 года исполнилось 170 лет со дня этой страшной морской катастрофы. Об этой истории опубликовано множество статей, обзоров, заметок, а также запечатлено на двух полотнах К.В. Круговихина и И.К. Айвазовского.
  
  
  Однако вернёмся к событиям 1844 года. Вице-адмирал Ф.П.Литке, Великий князь Константин, другие морские офицеры и сопровождавшие их лица в конце мая месяца прибыли в Архангельск. Спущенные на воду корабли "Ингерманланд" и "Константин" завершили довооружение и были полностью подготовлены к длительному плаванию, которое началось 24 июня. Вице-адмирал, знавший в этих местах условия плавания, каждый остров и мыс, несмотря на испортившуюся погоду, уверенно вёл суда вдоль Мурманского побережья. Дальнейшее плавание также прошло успешно и 10 августа корабли прибыли на рейд Копенгагена. После четырёхдневной стоянки, во время которой для Великого князя Константина проводились официальные встречи и экскурсии, корабли продолжили плавание и 24 августа прибыли в Кронштадт.
  
  Следующим важным событием для Геннадия Невельского в период обучения морскому делу Великого князя явилось многомесячное Средиземноморское плавание. Эскадра кораблей под командованием вице-адмирала Ф.П.Литке вышла из Кронштадта в плавание вокруг Европы 10 октября 1845 года. Флагманским кораблем "Ингерманланд" по-прежнему командовал капитан 1-го ранга С. И. Мофет. Невельской постоянно находился на флагмане, а значит, продолжал оставаться непосредственным наставником по морским специальным вопросам высокочтимой царственной особы. Годы обучения не прошли даром и с уверенностью можно утверждать, что Константин стал неплохим моряком. Непосредственное личное общение с адмиралом Фёдором Литке развило кругозор и понимание флотских проблем, что подтвердилось в дальнейшей многолетней деятельности Великого князя по руководству Российским Морским ведомством.
  
  Пожалуй, следует упомянуть об одном важном событии. Буквально за несколько дней до начала плавания 7 октября 1845 года в большом конференц-зале Академии наук состоялось открытие Императорского Русского Географического общества. Председателем общества был избран Великий князь Константин, а вице-председателем адмирал Ф. П. Литке, который долгие годы фактически руководил деятельностью этого общества. В своей речи при открытии Федор Петрович, в частности, отметил, что огромные пространства "России указывают прямо, что главным предметом Русского Географического общества должно быть возделывание географии России, принимая название географии в обширнейшем его значении".
  
    []
  Великий князь Константин Николаевич Романов
  
  А пока предстояло увлекательное Средиземноморское путешествие, в ходе которого корабли эскадры адмирала Ф.П.Литке посетили многие порты Европейских и Африканских стран Средиземноморья. Для Великого князя Константина организовывались экскурсии в столицы ряда государств как для встреч с официальными лицами и решения личных вопросов, так и для ознакомления с важными историческими местами, проводились официальные приемы и другие мероприятия.
  Возможно, в некоторых экскурсиях и поездках при сопровождении Константина принимал участие и Геннадий Невельской. Без всякого сомнения, однако, главными проблемами, которыми занимался Невельской - это было навигационное описание новых районов плавания, фортификационных береговых сооружений, техническое оборудования портов для удобного базирования кораблей, а также выполнение других служебных вопросов. Вместе с тем, можно предположить, что Невельской повсюду, где предоставлялась такая возможность, знакомился с литературой, материалами, сведениям относящимися к Дальнему Востоку, Тихому океану.
  Только весной 1846 года эскадра отправилась в обратный путь, продолжая делать продолжительные остановки в портах по маршруту следования.
  
   Эскадра возвратилась в Кронштадт 29 июня 1846 года. Многих участников плавания, ожидали награды. Великий князь Константин Николаевич был возведён сразу в ранг "капитана 1-го ранга" и назначен командиром фрегата "Паллада".
  
  Таким образом, можно считать, что десятилетнее личное наставничество и обучение морскому делу великокняжеского отпрыска для Геннадия Невельского закончилось. Сам Геннадий Иванович очень гордился этими годами. Он писал: "Я имел счастье служить с его императорским высочеством с 1836 по 1846 год на фрегатах "Беллона" и "Аврора" и корабле "Ингерманланд"; в продолжение этого времени семь лет был постоянным вахтенным лейтенантом его высочества".
  
  15 июля 1846 года Геннадию Ивановичу присвоили очередное звание "капитан-лейтенант" и наградили денежной премией в размере полугодового жалования. Успех был налицо. Служба шла хорошо и обещала другие перспективные отличия. В тридцать три года - капитан-лейтенант и кавалер двух орденов! И это в мирное время. Всё в его жизни с момента поступления в Морской корпус складывалось хорошо, даже превосходно!
  
   Отныне он имел полное право претендовать на командирскую должность большого корабля. Геннадий Иванович с удовольствием выслушивал предположения, что для него готовят корабль или фрегат, но в мыслях его не покидала давняя мечта юности: всё тот же Амур, Сахалин, Тихий океан.
  
   Большим печальным событием лета 1846 года, к сожалению, явилась кончина адмирала Ивана Фёдоровича Крузенштерна, под началом которого Геннадий Невельской сначала кадет, затем гардемарин прошел обучение в Морском Кадетском корпусе и мичманом на Офицерских классах, который и зародил желание продолжить исследования на Тихом океане.
  
   (Продолжение следует)
  Июнь. 2013 г.
   nbsp;

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015