ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Воронин Анатолий Яковлевич
Глава 37. День рождения

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.20*7  Ваша оценка:


   Глава 37. День рождения
  
   Весна в Кандагаре наступает рано. Затянувшиеся дожди, начинавшиеся изливаться с небес в конце декабря, к концу февраля постепенно иссякали, изрядно напитав землю живительной влагой, а солнце, пробившись из-за уходящих за горизонт дождевых туч, приступало к интенсивному прогреву почвы. Дневная температура достигала таких плюсовых значений, что в послеобеденный "час мушавера", практически все жители ооновского городка не упускали возможность насладиться ласковыми лучами пока еще не столь жаркого светила, и, раздевшись почти догола, загорали на крышах своих вилл. Чуть позже, когда в Кандагаре установится неимоверная жара, солнечные "ванны" могли привести к сильнейшим ожогам открытых участков тела.
   В первых числах марта коллектив советников царандоя покинул Саша Екатеринушкин. Его заменщик - Михаил Погодин, прибывший в Кандагар накануне Дня Советской армии, за неделю вник в особенности служебной деятельности специального батальона, и уже самостоятельно выезжал к своему подсоветному, тем самым, дав возможность Александру готовиться к отъезду в Союз.
   Почти одновременно с Екатеринушкиным "дембельнулся" Виталий Потапов, разменявший по-весеннему теплый Кандагар на заснеженный Великий Устюг. На его место прибыл политработник, фамилию которого я даже не хочу упоминать. Впервые я познакомился с ним во время обучения на спецфакультете Ташкентской ВШМ, но в отличие от остальных его слушателей, в Афганистан этот майор попал едва ли не самым последним.
   Особой радости от того, что был распределен именно в Кандагар, он не испытывал, чего даже не скрывал в разговоре с постояльцами тринадцатой виллы, куда по воле старшего советника был временно заселен ко мне в комнату. Это обстоятельство его сильно угнетало, и он никак не мог смириться с тем, что младший по званию, то бишь я, сплю на металлической кровати, а он на раскладушке. За то время пока он квартировал у нас, майор несколько раз переставлял свою раскладушку, пытаясь найти самое безопасное место в комнате, где его не смогли бы достать шальные душманские пули и осколки.
   А в самый первый день своего нахождения в Кандагаре, он так вообще "отличился".
   Произошло это в послеобеденное время, когда все жильцы городка отдыхали, либо занимались "бытовухой". Так уж получилось, что я вместе с майором сидел на лавочке стоящей возле входной двери на виллу, и рассказывал ему об особенностях нашего житья-бытья. Собеседник живо заинтересовался, когда я завел разговор о том, в какое время душманы обстреливали городок реактивными снарядами, и какие звуки улавливал слух, прежде чем на городок начинали падать ракеты.
   Не успел я обо всем этом рассказать, как со стороны "зеленки" бабахнуло. Я знал, что это такое, и, не дожидаясь второго "бабаха", шустро юркнул на виллу, по пути успев крикнуть майору: - "Заскакивай в дом". Но он, судя по всему, растерялся, или до конца не поняв, что я от него хочу, и вместо того, чтобы последовать моему примеру, или хотя бы плашмя упасть на землю, распластав руки в разные стороны, всем телом прижался к кирпичной стене.
   Четыре ракеты, провыв над Кампайном, разорвались за пределами его территории. Какое-то время мы воздерживались выходить на улицу, хотя с самого начала было понятно, что духи наверняка стреляли из мобильной четырехствольной реактивной установки, и последующего залпа, скорее всего не будет. У противника сейчас главная задача не перезарядка установки очередной партией ракет, а "сматывание удочек" с огневой позиции, поскольку советские наблюдатели их наверняка засекли, и через одну - две минуты полетят ответные "бакшиши", в виде гаубичных снарядов.
   Когда мы наконец-то вышли на улицу, майор так и стоял, обнимая руками стену.
   - Ты чего это в дом не заскакивал? Я же кричал тебе, - поинтересовался я.
   - Я побоялся, что не успею, - ответил майор.
   - Ну, тогда надо было на землю падать, - не унимался я.
   - Боялся, что костюм запачкаю.
   - А без башки остаться, ты не боялся, - съязвил Беспалов.
   После этого случая, отношения майора с остальными жильцами "тринадцатой" как-то не заладились. Он сторонился наших вечерних посиделок с возлиянием, мотивируя это тем, что у него больной желудок, и спиртное ему противопоказано. Но мы особо и не настаивали, и уговаривать его не собирались - нам, же больше достанется.
   Как только Потапов убыл в Кабул, майор в тот же день переселился в комнату, в которой жил Виталий, и мы с облегчением вздохнули - "Кума с возу, кобыле легче". Мы тогда еще не знали, что майор с первого дня "стучал" про наши "выкрутасы". Сначала, он попытался наушничать Белецкому, но после того как тот послал его "на хутор бабочек ловить", переключился на Лазебника.
   Надо отдать должное Виктору Михайловичу, который внимательно слушал его, поскольку, просто обязан был прислушиваться к мнению подчиненного, который, ко всему прочему, по должности стал секретарем партийной организации. Но, тем не менее, он, ни разу не выносил сор из избы, и не устраивал публичного разноса сотрудникам "засвеченных" тихушником. В беседах с глазу на глаз, Лазебник дал понять, чтобы мы не были столь доверчивы, и не распространялись о своих "похождениях" в присутствии секретаря партийной организации. Да мы и сами поняли, с кем имеем дело, и по этой причине, все наши неформальные посиделки, теперь стали проходить при закрытых дверях. А если и наведывался кто-нибудь к нам нежданно-негаданно, успевали убрать со стола все компрометирующие нас предметы, прежде чем посетитель оказывался на вилле.
   А майор, ну, что - майор. После того как полковник Гульдуст дважды был замечен Ушерзоем на рабочем месте в нетрезвом виде, Лазебник потребовал от майора принятия соответствующих мер в отношении подсоветного. В противном случае, он поставит вопрос о профпригодности самого советника, со всеми вытекающими последствиями.
   Майор быстро сориентировался, и по причине обострения язвенной болезни желудка, слег в госпиталь, выписавшись, откуда, тут же обратится с рапортом о переводе в другую провинцию. Видите ли, его не устраивал не только жаркий кандагарский климат, но и насыщенная известью вода, которую его желудок просто не усваивал.
   Его просьбу руководство Представительства удовлетворит, и он будет переведен в одну из северных провинций, где прослужит до отпуска, после чего убудет в Союз, откуда назад в Афганистан уже не вернется.
   Но все это будет позже, спустя несколько месяцев. А пока же, нам приходится терпеть "партайгеноссе", и стараться лишний раз не попадать ему на глаза.
   К концу марта подошло к логическому завершению строительство банного комплекса, в возведении которого я был за прораба, каменщика, штукатура, плотника и даже художника-дизайнера.
   Когда в ооновском городке квартировали американские строители, между нашей и соседней виллами они возвели кирпичный гараж для автомашин на два бокса. У боксов не было ворот, и находились они под общей крышей, отлитой из железобетона. Еще до моего приезда один из боксов был переделан под баню, в которой имелась парилка, душевая, и небольшая раздевалка. Все внутреннее пространство бани было обшито досками из-под артиллерийских ящиков. Тот, кто строил баню, в парилке сделал очаг из двух труб, в которые с внешней стороны были вставлены керосиновые горелки от полевой кухни. Керосин или солярка заливались в сорокалитровую металлическую емкость, в неё же закачивался воздух от обычного автомобильного насоса. Под давлением топливо поступало в горелки, и после соответствующего прогрева, они начинали работать как паяльные лампы, издавая звук напоминающий звук работающего реактивного двигателя самолета.
   Дым от горения выходил наружу через две буровые трубы, приваренные к трубам очага, а тепло от горения топлива передавалось бронеплите от люка БТРа, на котором стояла металлическая бочка обложенная булыжниками. Булыжниками также было заполнено все свободное пространство топки, и они выполняли роль каменки, на которую плескалась вода, чтобы поддать пару в парилке. В верхней части бочки была приварена стальная труба, другом концом соединяющаяся с емкостью от "наливника". Вторая труба, приваренная в нижней части бочки, выходила в душевую и соединялась со смесителем. На него же, по второй трубе, из емкости подавалась холодная вода. Когда температура воды в бочке достигала температуры кипения, излишки пара по трубе поднимались в емкость с водой, издавая при этом громыхающие звуки.
   Поскольку баня была негласной собственностью жильцов тринадцатой и четырнадцатой виллы, ею пользовались только они. Правда, бывали случаи, когда в процессе помывки принимали участие приглашенные со стороны сослуживцы, а также всякого рода проверяющие, прилетающие на несколько дней из Кабула. Но то было неким исключением из правил.
   Единственное, чего не было в данном богоугодном заведении, так это комнаты отдыха и бассейна. Еще при строительстве бани, во втором боксе была выложена кирпичная стенка, отсекающая четвертую часть площади бокса. Именно в этой импровизированной емкости и планировалось сделать бассейн, но советник начальника тыловой службы Второго армейского корпуса ДРА, который и был инициатором строительства бани, еще весной прошлого года уехал в Союз, а его заменщик никакого отношения к строительным делам не имел. В обязанности полковника входило лишь бесперебойное обеспечение нашей бани бочкой топлива, которую он завозил в начале каждого месяца.
   Чтобы воплотить идею с комнатой отдыха и бассейном в жизнь, для начала предстояло выложить стену с окном на въезде в бокс, оштукатурить и зашпаклевать внутренние стены бокса, установить "лягушку" в полу бассейна, и вставить в неё трубу с краном для слива воды из бассейна. А еще, нужно было уложить на бетонный пол лаги и смонтировать деревянный пол.
   За реализацию задуманного я взялся еще до ноябрьского праздника. Всеми необходимыми строительными материалами и инструментом обеспечил все тот же тыловик. Месить цементный раствор мне помогали Васильев и Прокопенко. Последний, ко всему прочему, несколькими рейсами на советнической "таблетке" привез из Бригады бомботару и ящики из-под ракет к "Граду". Они то и пошли на изготовление деревянного пола.
   Для удобства купания в бассейне, пришлось изготовить две лестницы. Одна - металлическая, была изготовлена афганскими спецами из РМО Второго АК. Её мы установили с внутренней стороны бассейна. А вторую лестницу я изготовил в виде подиума, со ступеньками, балясинами и поручнем. Балясины вытачивал из брусков от бомботары, пользуясь для этого обычным ножом, в результате чего набил на правой руке солидные мозоли. Точно таким же образом пришлось сделать резные ножки стола, и двух лавочек.
   Но на этом я не остановился, и приступил к дизайнерскому оформлению комнаты. Для начала я обложил внешнюю сторону бассейна плоскими камнями, коих в округе было как грязи, закрепив их к стене цементным раствором. В центре стены я вмуровал конструкцию из дерева, внешне напоминающую торец пивной бочки. Я даже пробку в ней установил, что позже стало предметом посягательств со стороны подвыпивших гостей, которые почему-то считали, что если пробку вытащить, то из бочки непременно потечет коньяк, на худой конец пиво. Из обрезанных наполовину алюминиевых банок из-под лимонада Si-Si, предварительно наполнив их цементным раствором, я выложил небольшое пространство в виде овала, отдаленно напоминающего иллюминатор подводной лодки капитана Немо. Свободное пространство "иллюминатора" я также выложил мелкими камнями различного цвета, сделав это так, что рисунок напоминал морские волны.
   Притащив с улицы засохший ствол с ветвями от гранатового дерева, я приторочил его к боковой стенке подиума, а на ветки закинул кусок маскировочной сети. Теперь этот сухостой выглядел как реальное дерево, выросшее прямо из-под пола. Но "дерево" никак не гармонировало бы с окружающей обстановкой, если бы стояло в комнате одно. Нужен был фон, и его, в виде картины во всю стену, я нарисовал, используя художественные краски в тюбиках, которые из отпуска привез Васильев, и которые я прикупил в одном из кандагарских дуканов. На картине было изображено голубое озеро на фоне заснеженных горных вершин. Теперь, у находящихся в комнате отдыха людей, создавалось впечатление, что они сидят на берегу озера и созерцают красоту окружающей природы.
   От данного художества осталось пару тюбиков с краской красного и коричневого цвета. Чтобы не пропадать добру, я решил раскрасить "под кирпич" верхнюю часть камина в своей комнате, но краски хватило лишь на несколько рядов "кирпичной кладки".
   Торжественное открытие обновленного банного комплекса было решено приурочить к третьему апрелю. В этот день была джума, и у советников был выходной. Ко всему прочему, именно в этот день из Кабула должны были возвратиться "гонцы" с месячным запасом консервов и боезапасом "огненной войны". Конкретно для меня они должны были привести коробку с двенадцатью бутылками "Маруськи", за которые я отвалил почти треть месячной зарплаты. Водка была нужна мне для празднования предстоящего дня рождения, и чтобы не ударить в грязь лицом, и не прослыть жмотом, пришлось раскошелиться. Конечно, можно было бы обойтись фирменной "Доной", но её запасы на нашей вилле практически закончились, а очередная партии браги, из-за относительно прохладных ночей, еще не вызрела.
   Одним из "гонцов" в Кабул летал переводчик Шарафутдин. Во второй половине апреля у него подходил срок окончания загранкомандировки, и чтобы не вернуться на родину с пустыми руками, он решил прикупить в Кабуле бакшиши всем членам своей многодетной семьи и многочисленным родственникам. В основном это были отрезы экзотических тканей, коих в Союзе днем с огнем не отыскать. Всё это можнобыло приобрести в кандагарских дуканах, только в них стоимость такого товара была на порядок дороже.
   Ленточку при открытии обновленной бани мы в тот день не резали по причине отсутствия оной. Но когда приглашенные хозяевами тринадцатой и четырнадцатой вил и приглашенные гости через промежуточную дверь из душевой прошли в комнату отдыха, они выпали в осадок от всего увиденного. Ко всему прочему, на столе, что там стоял, мы водрузили электросамовар, который где-то раздобыл шустрый сосед-тыловик.
   В процессе банной процедуры было принято единогласное решение - никакого алкоголя в бане быть не должно. Когда до одури пропарившись в парилке, "клиент" нырял в бассейн с ледяной, артезианской водой, а потом обратно пулей летел в парилку, и так несколько раз, от неимоверной перегрузки сердце запросто могло остановиться, а алкоголь ускорил бы этот негативный процесс. Поэтому, интенсивную потерю влаги из организма решили компенсировать за счет питья чая и минеральной воды.
   В тот день, а точнее вечером, после процедуры купания, у себя на вилле мы закатили праздничный ужин, и привезенные из Кабула продукты и спиртное, оказались очень даже кстати.
   А поутру Шарафутдин рассказал всем новость - его неизбежный "дембель" откладывался как минимум на целый месяц. Заменщик, что должен был его сменить в Кандагаре, у себя на родине в Таджикистане попал в ДТП и с переломом ноги угодил в больницу. Резервных тарджимонов в Кабуле не оказалось, поскольку в двух северных провинциях переводчики загремели в госпиталь по причине инфекционных заболеваний, и чтобы хоть как-то перекрыть убывших "с поля боя", руководство Представительства было вынуждено пойти на рокировку за счет вновь прибывших сотрудников.
   Шарафутдин по этому поводу расстраиваться особо не стал, поскольку лишний месяц пребывания на чужбине приносил ему определенные дивиденды, и давал возможность осуществиться давнишней мечте в виде автомашины "Волга", которую он планирован приобрести по возвращению домой за инвалютные рубли, заработанные им в Афгане.
   Седьмое апреля ничем не отличалось от предыдущих дней. Солнце с безоблачного неба светило так ярко и жарко, словно и не весна вовсе на улице, а самый разгар лета. Оно и не удивительно - Благовещенье, большой христианский праздник. А в этот день, как говаривали в старину,- птица гнезда не вьет, девка косу не плетет. Одним словом, грешно было православным в такой день работать. Но мы не у себя дома находимся, а в мусульманской стране, и здесь религиозные праздники совсем другие.
   Еще до отъезда в царандой, Белецкий при всех поздравил меня с днем рождения, и как бы между прочем, намекнул, что коллектив ждет от меня план мероприятий на сегодняшний день, на что я ответил, что все запланированное свершится сегодня в шестнадцать ноль - ноль, и произойдет сие действо в Ленинской комнате.
   Накануне я обеспечил Шарафутдина всем необходимым для приготовления плова. Зелень, и кое-что из фруктов и овощей, планировал прикупить в городе. Подсоветного решил не посвящать в свои планы, и вообще, не хотел, чтобы афганцы знали про мой день рождения. Но когда я появился в царандое, Аманулла сообщил, что меня в своем кабинете ожидает Асад. Когда я вошел в кабинет начальника джинаи, то обнаружил, что кроме Асада тамсобрался практически весь офицерский состав отдела. Не всем им достались стулья, и большая часть сотрудников стояла у входной двери кабинета.
   Позже, я узнаю, что это Гена Стрепков подсуетился, и проинформировал Асада про мой день рождения. А пока же, выйдя из-за стола, Асад направился ко мне, и как полагается в таких случаях у афганцев, начал лобызаться со мной и поздравлять, после чего вернулся обратно и достал откуда-то из-под стола большую коробку с фруктами. Мне ничего не оставалось, как поблагодарить его за оказанное внимание и бакшиш. А потом, слово взял Аманулла. После небольшой вступительной речи он тоже зашел за стол Асада, и извлек оттуда еще одну коробку. В ней лежали овощи, зелень, сухофрукты, и несколько кукурузных лепешек, в которые были завернуты жареные маринки.
   Мне ничего не оставалось, как пригласить обоих в Кампайн, на наши вечерние посиделки, на что они вежливо отказались, мотивируя это тем, что во второй половине дня руководителей служб царандоя собирает Ушерзой, и как долго они у него пробудут, еще не известно. Но не это самое главное. Поступила срочная оперативная информация, которую Асад пообещал озвучить мне с глазу на глаз, и когда его подчиненные покинули кабинет, и в нем остались Асад, Аманулла и их советники, я напомнил Асаду про его обещание
   - Сегодня утром из Дамана вернулся агент, который сообщил, что в кишлак Карз еще вчера прибыли моджахеды из отряда Муллы Насима. Основной отряд базируется в провинции Гильменд, но у него есть небольшие мобильные группы, которые частенько наведываются в нашу провинцию с целью совершения диверсий и терактов. Вот и сейчас, они приехали на двух "Семургах", на одном из которых установлена двенадцати ствольная реактивная установка. Из неё они планируют обстрелять строящийся на восточной окраине Кандагара военный завод по ремонту бронетехники и артиллерийского вооружения. Сейчас машины стоят в саду, неподалеку от кишлака, а после обеденного намаза одна из них, та, что с реактивной установкой, переберется в другое место, туда, где в свое время находился небольшой искусственный водоем. Со временем он полностью пересох, и на его месте образовалась очень удобная для подобных обстрелов ложбина. При пуске ракет ваши наблюдатели не могут визуально определить точное местонахождение реактивной установки, и поэтому ответный огонь ведется по лесопосадкам вокруг этой ложбины, что дает возможность моджахедам покинуть огневую позицию еще до того, как шурави нанесут по ней ответный удар.
   - Если я правильно понял, то обстрел произойдет до наступления вечернего намаза, поинтересовался я.
   - Все верно, именно в это время, - подтвердил Асад.
   - А если мы нанесем упреждающий артобстрел, или даже БШУ по этому месту, это не повредит деятельности вашего агента?
   - Может быть, и повредит, - задумчиво ответил Асал. - Проблема в том, что кордоны моджахедов в "зеленке" фиксируют всех, кто идет или едет в город, и если по реактивной установке нанесут упреждающий удар, то обязательно начнется внутреннее разбирательство, и агенту придется держать ответ перед Исламским комитетом. А там собралась такая публика, что вмиг расколят его.
   - Стало быть, упреждающий удар отменяется, - подытожил я.- Но, что-то же, надо делать? Если ракеты попадут в цель, то на заводе могут быть жертвы, да и сам завод наверняка пострадает, если ракеты будут с фосфорной начинкой.
   - Насчет потерь в живой силе можешь не беспокоиться. Ваши военные строители в Кампайн возвращаются не позднее двух часов дня, да и наши специалисты не задерживаются на работе. На момент обстрела там будут находиться лишь военнослужащие специального батальона царандоя. Но за них тоже можно не переживать, поскольку бетонный бункер, где расположено караульное помещение, хорошо укреплен, и его обычными ракетами не разрушить.
   - Стало быть, будем надеяться на благополучный исход дела. Самое главное, чтобы душманы не ошиблись в своих расчетах, и не обстреляли Кампайн.
   Пока Асад рассказывал мне обо всем этом, я раскрыл рабочую карту, и вычислил примерное место, откуда будет вестись обстрел. Если от этой точки провести прямую линию до строящегося завода, то траектория летящих ракет будет проходить как раз над нашим городком. Достаточно духам слегка ошибиться с расчетами, и ракеты наверняка упадут на Кампайн.
   Хорошенькое начало для празднования моего дня рождения. Но, не отменять же в конце концов данное мероприятие.
   Какое-то время я еще находился в кабинете Асада, но внутренний голос подсказывал, что на сегодня пора завязывать с мушаверством, но кое-что, еще надо довести до логического конца.
   - Асад, а у дежурного по управлению есть прямая связь со спецбатальоном?
   - Конечно.
   - Тогда пошли к нему, мне надо срочно связаться с советником комбата.
   Через несколько минут я разговаривал с Михаилом Погодиным, и вкратце обрисовал ему ситуацию с предполагаемым обстрелом.
   -Ты, это, особо не распространяйся о том, что я тебе сейчас сказал. Просто поставь задачу своему подсоветному, чтобы он предупредил своих нукеров несущих службу на военном заводе, чтобы те особо не суетись перед вечерним намазом. Пусть лучше заблаговременно залезут в свой бункер, и молятся Аллаху там. Да и сам не засиживайся у комбата, не забывай, какой сегодня день.
   Попрощавшись с Асадом и Амануллой, и еще раз поблагодарив их за бакшиши, я попросил дать мне машину, чтобы доехать до Кампайна. Расщедрившись, Асад дал служебную "Волгу" джинаи. Стрепков, не дожидаясь особого приглашения, под видом оказания мне помощи в погрузке коробок, первым уселся на переднее сиденье "Волги", и выкурить его оттуда уже никто не мог.
   По прибытию на виллу, где кроме меня и Геннадия ещё никого не было, мы решили не откладывать в долгий ящик начало празднования моего дня рождения, и, раскупорив "Маруську", "кам-кам" разлили содержимое бутылки по стаканам. Потом еще по чуть-чуть, и еще. В итоге, когда на виллу вернулся Васильев, мы были уже навеселе. А Александр вернулся не с пустыми руками, а с букетом красивых роз, которые он нарезал в Мабасе, куда специально съездил со своим подсоветным Сардаром.
   Обедать в этот день у себя на вилле мы не стали, поскольку впереди нас ждал праздничный стол, на котором жрачки будет больше чем предостаточно. Но прежде чем приступить к реализации плана мероприятий, я сходил к Белецкому и проинформировал его о коварных замыслах духов. В свою очередь, он попросил меня предупредить командира взвода охраны городка - чем черт не шутит, а вдруг ракеты действительно упадут на Кампайн. А если это произойдет, то он должен принять необходимые в таких случаях меры. По крайней мере, сделать все, чтобы в обозначенное время по территории Кампайна не наблюдалось праздно шатающихся советников, а на волейбольной площадке не было ни одного "спортсмена".
   В самый последний момент, когда мы собрались уж перетаскивать спиртное и продукты питания в Ленинскую комнату, к нам на виллу заглянул Лазебник, который внес коррективы в план проведения мероприятия.
   - В общем, так, мужики. Ленинская комната на сегодня отменяется. Прошлый раз, когда городок обстреляли эрэсами, а мы в ней проводили совещание, именно возле неё упали ракеты, а один на крышу самой комнаты угодила. Так что, не будем в очередной раз испытывать свою судьбу, и торжества проведем на вашей вилле. Анатолий, твоя комната вполне подходит для этих целей, в ней и отметим твой день рождения.
   Спорить с полковником никто из нас не стал, поскольку, нам же лучше - никуда не надо идти, да и коробки таскать не придется.
   В тот вечер мы засиделись допоздна. Запланированный духами ракетный обстрел произошел как раз в тот момент, когда кто-то из гостей отпускал в мой адрес хвалебные слова. Провыв над виллой, ракеты полетели дальше, и через несколько секунд раздались их разрывы.
   То ли у духов наводчик оказался хреновый, то ли еще по какой причине, но ракеты до строящегося завода так и не долетели, разорвавшись метрах в двухстах от Кампайна. А одна ракета взорвалась буквально за его забором, угодив в сосну, росшую у дороги ведущей на Калат. Радовало то, что потерь в живой силе, как со стороны советников, так и афганских военнослужащих, в этот день отмечено не было.
   Кто-то из присутствующих на мероприятии, поднимая очередной тост, пошутил:
   - Даже духи знают, что Анатолий празднуют сегодня день рождения. Вон, какой фейерверк устроили по этому поводу.
   А когда дошла очередь говорить Жоре Даценко, он прочитал стихотворение посвященное юбиляру. Не стих, а целая ода, аж, на четырех печатных листах. Позже, Жора включит его в сборник своих стихотворений под названием "Кандагарские были".
   Но это будет позже, а пока же, мы отмечаем мой день рождения, и совершенно не задумываемся над тем, что будет с нами в необозримом будущем.
  
  
  

Оценка: 8.20*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018