ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Воронин Анатолий Яковлевич
Глава 12. Откровенный разговор

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.19*17  Ваша оценка:


   Глава 12. Откровенный разговор
  
   Радостную весть о разминировании соседского дома, Алик озвучил мне именно в Международный женский день, когда практически все советники были освобождены от повседневной работы, и получили возможность заняться бытовыми делами. Не повезло лишь только советникам ПВС, для которых выходной и не предвиделся, поскольку, прием граждан по вопросам их документирования, никто не отменил. И хоть в этот праздничный день желающих нанести визит в ВФОВД было намного меньше, чем в предыдущие дни, все равно нашлись несознательные граждане, для которых праздник был не указ, и им не лень было тащиться через весь город, с тем, чтобы получить нужную справку.
   Женщинам паспортного отдела к 8 Марта мы преподнесли по-настоящему праздничный подарок, коим стала обыкновенная чугунная "буржуйка", накануне с боем вырванная у нашего тыловика. У него же, за бутылку коньяка, мы выклянчили небольшой рулон целлофановой пленки, которую намеревались укрепить на окнах взамен выбитых стекол.
   Пока женщины укрепляли пленку на окнах, советники установили "буржуйку" и вывели на улицу гнутое колено жестяной трубы. С дровами проблем особых не возникло, потому, как, развалин вокруг школы было, хоть отбавляй. Вот только собирать их нужно было исключительно в дневное время суток, поскольку ночью не было никаких гарантий, что тебя не подстрелят свои же, или ты не нарвешься на кем-то расставленные растяжки. Именно из этих соображений временные постояльцы школы, пропадающие с утра до вечера на работе, по ночам никогда не искали приключений на свою голову, и в качестве дров использовали школьную мебель и даже дубовые дощечки от паркетного пола, коего в коридорах школы, к тому времени, практически не осталось.
   Через пару часов плодотворной работы все окна были окончательно закрыты пленкой, и противного сырого сквозняка, гулявшего до этого по классу, практически не стало. А когда мы наконец-то раскочегарили буржуйку, которая поначалу никак не хотела разгораться, а только сильно дымила, от неё по всему помещению стали исходить волны теплого воздуха, и не сговариваясь, все присутствующие сбросили с себя верхнюю одежду.
   Именно в этот момент мы обнаружили, что все сотрудницы паспортного отдела к своему женскому празднику приготовились весьма основательно, и ни одна из них не была одета в повседневную серо-буро-малиновую робу. У кого-то, под стареньким пальтишком оказалось нарядное платье, у кого-то цветастая блузка. Одним словом, наши малоприметные с виду дамы, предстали перед мужчинами во всей своей женской красе.
   Эта новость самым невероятным образом в мгновение ока долетела до остальных советников. Побросав свои постирушки и сон-тренажи, они толпой ринулись в рассадник "клубники", и через несколько минут в теплом помещении яблоку негде было упасть - на одну женщину приходилось не менее трех - четырех воздыхателей. От столь повышенного внимания, женщины поначалу даже растерялись, но потом, приняв условия игры мужчин, занялись привычным для них делом - флиртом. В тот момент ни у кого из присутствующих язык не повернулся расспрашивать друг друга о прошлой и настоящей жизни, никто не желал спускаться с небес на землю, и радостные мгновения жизни менять на угрюмую обыденность.
   Стоящие в коридоре посетители рассосались сами по себе. По всей видимости, стоящие в очереди женщины наконец-то сообразили, что в это время им нужно не в орущей очереди прозябать, а сидеть за скромным, но праздничным столом, и выслушивать приятные слова в свой адрес. Мужчинам из ВФОВД тоже не терпелось пообщаться с женщинами - они довольно быстро сдвинули столы, покоившиеся до этого у задней стены комнаты, и на них тут же появились всевозможные "деликатесы", извлеченные из обычных сухих пайков. "Буржуйка" превратилась в кухонную плиту, на которой разогретые мясные консервы с повышенным содержанием застывшего жира, становились приятно пахнущим вторым блюдом. Одна из сотрудниц выставила на стол принесенную из дома кастрюлю с отварным картофелем, другая - банку с консервированными огурцами, от вида которых у всех присутствующих мгновенно загорелись глаза, и началось усиленное слюноотделение. Но верхом всего этого барского излишества стала бутылка "Столичной", которую выставила на стол бывшая сотрудница адресного бюро - Наталья, о которой я знал только то, что ей недавно исполнилось тридцать три года, и что в январе месяце во время бомбежки города погиб её муж.
   Кто-то из офицеров сбегал до нашей кладовки и через несколько минут вернулся обратно с трехлитровой банкой доверху наполненной коньяком. Я сразу предупредил всех, что пить "какаву" завязал раз и навсегда по причине несварения этого напитка моим желудком, а вот от водки не откажусь. Однако номер этот у меня не прошел, потому как "Столичная" была пущена по кругу, и с бульканьем перекочевала в кружки и стаканы. Её только и хватило что на первый тост - "За женщин!".
   Алик успел к столу ко времени, и даже успел в порядке алаверды произнести пару слов "за самых привлекательных". После первого тоста мы решили покинуть теплую компанию - Алику было не с руки распивать спиртные напитки в кругу своих будущих подчиненных, и поэтому он предложил мне проехать до его дома, где в сугубо мужской компании отметить женский праздник. Он заговорщицки сказал мне, что у него в заначке есть бутылка хорошей водки, которую он приобрел по случаю незадолго до нового года, но распечатать так и не успел.
   Уходя, я предупредил своего напарника, что он остается самым главным тамадой на этом празднике жизни, и на него возлагается ответственность за то, чтобы дружеская встреча не переросла в неуправляемую пьянку. А то глядишь, потом дети пойдут, и придется кому-то жениться. На мою реплику женщины дружно завизжали, давая тем самым понять, что они вроде как бы и не против замужества.
   Перед тем как поехать в гости, я заскочил в нашу комнату и из картонной коробки, стоящей под моей раскладушкой, достал пару банок говяжьей тушенки, банку сгущенного молока и несколько пачек ржаных галет. Кто знает, есть сейчас у Алика закуска, но лишней еда никогда не бывает.
   Я был крайне удивлен тем обстоятельством, что при отсутствии электричества в городе, газ, как и в прежние времена, бесперебойно поступал в уцелевшие дома. Алик чиркнул спичкой, и над комфоркой вспыхнуло желто-голубое пламя. Потом он ковшом зачерпнул воды из молочного бидона, и наполнил ею старенькую алюминиевую кастрюлю, посетовав при этом на то, что за период отсутствия семьи в городе, из их квартиры стащили практически всю металлическую посуду, и ему теперь приходится довольствоваться тем старьем, что уцелело в этом доме от прежних хозяев.
   Пока в кастрюле варились макароны, на второй комфорке я разогрел чугунную сковородку, положил на неё жир от тушенки и обжарил в нем пару луковиц, которые Алик отыскал в кухонном шкафу. Когда лук обжарился, я вывалил в сковороду всю тушенку и разогрел её до кипения. Дуршлага в доме не оказалось, и откидывать вареные макароны пришлось весьма примитивным способом, аккуратно сливая воду из кастрюли, придерживая при этом выскальзывающие из неё макаронины куском тюлевой занавески. Потом в кастрюлю с макаронами было вывалено содержимое сковородки, и все тщательно перемешано. Получилось что-то вроде макарон по-флотски.
   Тогда мне показалось, что более вкусного блюда я не ел целую вечность. Сладковато-горькую водку скорее не пили, а смаковали, наполняя ею крохотные хрустальные рюмки, чудом уцелевшие в огне войны. И говорили, говорили, говорили. В основном я задавал вопросы, а Алик на них отвечал. А вопросы мои касались событий, происшедших в Чечне за последние годы. Я все пытался понять - почему именно в этой республике Кавказа началась кровопролитная бойня, и почему ни московским, ни чеченским руководством ничего не было сделано, чтобы её предотвратить.
   - Во всем виноват Ельцин, - уверенно заявил Алик. - Если бы он не заявил в 1991 году с высокой трибуны насчет суверенитета, которого все могли брать столько, сколько могли переварить и проглотить, многие горячие головы в Чечне возможно и не стали бы бороться за этот самый суверенитет. Пойми меня правильно, но с давних времен борьба за власть между чеченскими тейпами велась не шуточная. Еще в бытность царского правления в России на руководящие должности на Кавказе ставились наместники из числа местных богатеев, а они, как тебе известно, народ дюже воровитый был, своих сограждан грабили по полной программе. Вот ты, как думаешь - отчего все эти войны в прошлых веках разгорались на Кавказе, куда их корни тянулись? А я тебе скажу - одни абреки грабили, другие, те, что были при власти, пытались заставить грабителей делиться, на что последние отвечали конкретной резнёй. И пошло поехало. Никакой борьбы за самостийность и независимость на Кавказе никогда не было, а была борьба полукриминальных властных структур с остальным криминалом за передел сфер влияния. В Чечне зоной интересов криминалитета во все времена были дороги, ведущие из Азии в Европу. Один бандитский налет на идущий по одной из таких дорог караван с ценным грузом, обеспечивал налетчикам безбедную жизнь на многие годы. И не надо было гонять по горам отары овец, или с утра до ночи пахать на виноградниках, чтобы в итоге заработать гроши, на которые семью никак не прокормить.
   Издревле на Кавказе произошел раздел на два основных клана - тех, что жили в предгорьях, и тех, что жили высоко в горах. В предгорьях была плодородная земля, на которой росло все что угодно, а стало быть, проживавшие там люди были намного богаче, чем те, кто всю жизнь проводил среди голых скал и снегов. Даже при советской власти этот "водораздел" так и не был устранен, и именно из "равнинных" назначались руководители всех рангов, потому как они имели реальную возможность дать на лапу тем, кто распределял хлебные места. Это обстоятельство и привело к тому, что со временем "равнинные" стали пренебрежительно относиться к своим сородичам, живущим в горной местности. В последние годы даже возникло оскорбительное выражение - "трактористы", коим обзывали всякого, кто был выходцем из горных районов. А для тех, такая обобщающая кликуха, была сродни публичному оскорблению со всеми вытекающими последствиями.
   И ждали эти "трактористы" удобного момента, когда можно было заявить о себе в полный голос. И заявили они о себе, как только в Чечне объявился этот взбалмошный генерал Дудаев. За ним в Прибалтику целая делегация старейшин летала, чуть ли на колени перед ним упали, упрашивая, чтобы он приехал в Чечню и навел там порядок. Вот только кто их этому надоумил, вряд ли мы когда-нибудь узнаем. Одни только догадки и остаются. Но если учесть что Джохар в Грозный прилетел не совсем обычным рейсом, то не так уж и трудно догадаться, откуда ноги растут.
   Большую ошибку допустил и Завгаев, когда в августе 1991 года от лица всего чеченского народа заявил о поддержке гекачепистов. Как только их всех упрятали в "Бутырку", Дудаев воспользовался моментом, и скинул Завгаева и все его окружение со всех руководящих постов, назначив на их места людей своего тейпа. С этого момента и начался передел сфер влияния, как говорится, во всех отраслях народного хозяйства. И ведь что самое главное - Ельцин поддержал тогда Джохара, и дал зеленый свет всем его преобразованиям. Неужели в окружении президента России тогда не нашлось ни одного здравомыслящего человека, не подсказавшего ему, что это за личность такая - Дудаев, и чем все это впоследствии может обернуться? Наверняка такие люди были, но вот только вряд ли их слушал самодовольный Бориска, ни дня не просыхающий от беспробудных пьянок. Ну, ты сам подумай, как можно было награждать террориста государственной наградой за то, что тот захватил пассажирский теплоход вместе с пассажирами? А ведь он наградил же Басаева, за то, что тот в августе 1991 года захватил теплоход в порту Поти, и пригрозил взорвать его, если ГКЧП не сложит свои полномочия.
   Я сам родом из Ведено, с Шамилем в одной школе учился, и хорошо знаю, что это за персонаж такой. В те годы он сопливым мальчишкой бегал по улицам, и только потом, спустя многие годы, когда в Чечне стала происходить эта буза, замелькал вдруг в окружении Дудаева. А тому только такие и нужны были - с тараканами в голове, но зато инициативные.
   - А откуда известно, что Ельцин награждал Басаева государственной наградой? Насколько мне известно, об этом в газетах ничего не писалось.
   - В газетах много чего не писалось и не пишется, но факты вещь упрямая, и их от посторонних глаз не спрячешь. Как только Завгаеву пришли конкретные кранты, московский люд в Грозный потянулся нескончаемым потоком. Кого только среди них не было, и банкиры, и бизнесмены, и нефтяные короли, и даже депутаты всех мастей. Так вот, один из таких депутатов и привез целую жменю наград, которые от имени Ельцина раздали тем, кто был в те дни с Басаевым, или нарезал круги на площади возле Совмина. Я тоже пытался выяснить, что это за медали, и за что их вручили этим людям, но ни в одних Ведомостях о них не было ни слуха не духа. Возможно, что их вручали по какому-то секретному Указу Ельцина, а может быть, и не было никакого Указа. Чему удивляться, если ордена и медали свободно продаются на базаре. Одно точно могу сказать, что самолично не видел на груди у Шамиля никаких наград ни в те дни, ни позже.
   - Так может это обычные байки, и не было никакой у него награды от Ельцина?
   - Все может быть. Но после всего того, что случилось позже, Ельцин теперь никогда правды не скажет, а тот, кто хоть что-то знает об этой темной истории, будет держать язык за зубами. Своя голова дороже, чем чьи-то награды.
   - Да и шут с ними, с Ельциным, Басаевым, ты лучше расскажи, что у вас в Чечне происходило за последние три года. Немного наслышан о том, как у вас происходил дележ военного имущества. Может быть, что прояснишь?
   - Э-э, это отдельная тема для разговора. Одно только могу сказать, что Российское военное руководство в лице министра обороны Шапошникова, не проявило принципиальности, а вовсе даже наоборот - пошло на поводу у Дудаева. А тот, не желая делиться с Москвой, решил хапнуть все сразу. Правда, военные попытались вывезти кое-что с территории Чечни, но Джохар понял, что за кидалово его ожидает, и дал команду своим подчиненным перекрывать все подходы к воинским частям, а потом поставил ультиматум командованию тех частей - в трехдневный срок личному составу покинуть территорию Чечни без вооружения. Москва этот ультиматум проглотила молча, чем лишний раз доказала свою беспомощность. Поначалу Дудаев боялся, что в республику введут войска и наведут капитальный шорох, но ничего этого не произошло, и он начал такие заявления по республиканскому телевидению делать, из чего можно было сделать выводы, что у него с головой не все в порядке. Однозначно, он страдает манией величия, или того хуже.
   - И много вооружения досталось Дудаеву?
   - Да уж не мало. Как-то раз я выезжал в одну из воинских частей в Шалях, где какие-то бандюки напали на военные склады и убили сторожа. Не часового, а сторожа. После того как из части ушли военные, склады охраняли местные ополченцы. Не знаю, зачем было убивать того сторожа, он наверняка и сам бы все отдал нападавшим. Тем более что на том складе не было ни пистолетов, ни автоматов. Одни только танки, много танков. Позже, часть этих танков была использована на проводимых Дудаевым парадах. И механики-водители отыскались, и командиры. А в 1993 и 1994 году стали наезжать к нам всякие "специалисты". Кто-то помогал обучать призванных на службу призывников и добровольцев тому, как правильно пользоваться всем этим богатством, а кто-то из неместных сам пошел на службу к Дудаеву. Были среди них и русские, и украинцы, и представители многих других народностей. Военные советники к Дудаеву приезжали из Прибалтики, Украины и даже России. Практически все они жили в гостинице "Кавказ", что стоит напротив президентского дворца, или в гостинице "Чайка", которая располагалась там же, на противоположном берегу реки Сунжа. Почему говорю - располагалась, да потому, что в отличие от "Кавказа" она сейчас полностью разрушена. Когда в декабре российская авиация бомбила город, на нее упало несколько тяжелых бомб, и она прекратила свое существование. Думаю, что вместе с теми, кто в ней на ту пору проживал. Кстати, там жили и российские военные лётчики, которые обучали чеченских военных летчиков летать на реактивных самолетах. Дудаев мечтал о создании собственных ВВС и даже несколько чеченских летчиков отправил в Турцию на учебу. А пока те там учились, за них на самолетах летали русские летчики. Моя двоюродная сестра Марьям работала администратором в гостинице "Чайка", так вот, она рассказывала мне о том, как те летчики нажрались в стельку после празднования Дня независимости Ичкерии, который у нас отмечался осенью прошлого года. В тот день они выступали с показательными полетами над городом. Дудаев после этих полетов наградил каждого из них чеченскими медалями и дал каждому по пачке баксов. Вот, они и обмывали свои награды. Один из тех летчиков в звании майора, по пьяной лавочке показывал Марьям командировочное удостоверение, подписанное то ли министром обороны России, то ли его заместителем. Я не исключаю, что удостоверение было фальшивым, но Марьям утверждала, что в нем была и гербовая печать Министерства Обороны, и какая-то крутая подпись. По всей видимости, прежние друганы Джохара из Министерства Обороны ему действительно своих подчиненных подбрасывали на подмогу. Вот только не повезло им, этим летунам. Примерно за неделю до штурма города федеральными войсками, российские летчики разбомбили и гостиницу "Чайка" и мост возле неё.
   - Постой, постой! Ты хочешь сказать, что город бомбили еще до наступления войск?
   - А ты чё, разве не знал об этом? - в свою очередь удивился Алик. - В таком случае, я тебе должен сказать, что первые авианалеты были совершены еще первого декабря. Сначала рано утром разбомбили военные аэродромы в Ханкале и в станице Калиновской, а ближе к обеду накрыли и гражданский аэродром "Северный". К вечеру сгорели все военные и гражданские самолеты, которые там стояли. После этого Дудаев дал команду Гелисханову и нашему министру - разобраться и найти вещественные доказательства, коими должны были быть осколки авиабомб с клеймами СССР или Российской федерации. На следующий день я выезжал в аэропорт "Северный" и делал там видеосъемку. Но как не старались дэгэбэшники, они так ничего и не нашли там. Потом стало ясно, что аэропорт, в принципе, и не бомбили. Просто-напросто на него сбросили очень много бочек с нефтью, а потом подожгли её зажигательными снарядами. При пожаре сгорели все военные самолеты и гражданский ТУ-134, который до этого летал в другие города. На остальных аэродромах произошло то же самое.
   - А что было потом?
   - Через пару дней разбомбили строящийся дом отца Дудаева в Катаяме, но в тот момент там не оказалось ни отца, ни самого Джохара. Если мне память не изменяет, там, кажется, двое строителей погибли. Сам Джохар жил неподалеку от места бомбардировки, в старом отцовском доме, на бугре, недалеко от Старопромысловского шоссе. Видимо те, кто наводил самолеты на дом Дудаева, просто не знали об этом. В тот же день в Шалях разбомбили учебный центр и склады с бронетехникой. Пожар там несколько дней бушевал, и его не могли потушить из-за рвавшихся снарядов.
   После этого случая город недели две не бомбили, поскольку в Грозный понаехали правозащитники всех мастей, и международные наблюдатели, и Дудаев демонстрировал им результаты тех бомбежек. Джохар потребовал объяснений у Ельцина и Грачева, но те заявили, что российская авиация Чечню не бомбила. Кто-то из правозащитников, кажется Ковалев, пошутил, что это наверно инопланетяне на Ичкерию напали, но в таком случае, где были российские ПВО? Кто знает, а вдруг эти "инопланетяне" решат Кремль разбомбить?
   А потом стало известно, что российские войска уже приближаются к Грозному. Дудаев по этому поводу выступил по местному телевидению и сделал заявление о том, что в ближайшие дни федеральные войска нападут на Грозный, после чего бомбардировки вновь возобновились. Несколько тяжелых бомб упали на завод "Красный молот" и практически на все военные городки, которые достались Чечне после ухода оттуда военнослужащих Российской Армии. По ходу дела были разбомблены укрепления на подходах к городу, которые были сооружены за последние дни, или еще строились. Но, пожалуй, самым существенным ударом для города стала бомбежка телецентра, главного почтамта и городской телефонной связи. После этого в городе началась паника - никто не мог понять, чего следовало ожидать уже в самые ближайшие дни, и люди стали спешно покидать город. Свою семью я тоже спровадил к родственникам, живущим в Ингушетии, а сам остался в городе, поскольку от руководства министерства не было соответствующей команды...
   - Алик, я слышал от кого-то, что после того как в девяносто втором году были разграблены воинские склады, оружие запросто продавалось на улицах города. Неужели тот же Дудаев не понимал, к чему все это рано или поздно приведет?
   - То, что оружие свободно продавалось возле центрального рынка, это факт. Но что мог сделать Дудаев, если он сам был инициатором разграбления воинских складов. А потом, ты сам должен понимать, что когда у человека в доме имеется дюжина автоматов, а семью нечем кормить, он обязательно пойдет на базар, и продаст излишки оружия и боеприпасов. В Грозном до войны столько народа на этом нажилось - уму непостижимо. Из других регионов сюда тоже приезжали, только затем, чтобы прикупить автоматов, пистолетов, гранат и даже гранатометов. Как они все это потом вывозили из Чечни - я не знаю, но думаю, что многое из купленного на том базаре потом стреляло и взрывалось далеко от Грозного.
   Когда Чечню захлестнул неуправляемый вал преступности, Дудаев пытался навести порядок с учетом оружия. Он даже отдал распоряжение о проведении тотальной ревизии всего нарезного оружия хранящегося в ту пору у гражданского населения. Планировалось также, осуществить его перерегистрацию. Но все эти благие намерения Джохара так и остались намерениями, не более того. Не тот менталитет у чеченцев, чтобы светить попавшее однажды в руки халявное оружие. По крайней мере, добровольцев пришедших с оружием на перерегистрацию, были единицы. Позже, когда начался штурм Грозного, все эти стволы стреляли по российским военнослужащим.
   - Слушай, Алик, а в связи с чем, по-твоему, вообще началась эта война?
   - Да её в принципе и не должно было быть. До самого последнего момента в Грозном торчали депутаты, правозащитники и прочий люд, которые на митингах у президентского дворца орали в мегафоны, заверяя, что руководство России не имеет злого умысла против свободолюбивого чеченского народа. И что ведь самое главное, простые люди верили всему тому, о чем они говорили. Народ даже Дудаеву перестал верить, обвинявшему во всех бедах Кремль, и к осени прошлого года его рейтинг упал ниже пояса. Еще немного и его обязательно бы сместили с должности президента. Две трети полевых командиров уже были против него, а остальная, сомневающаяся часть, готова была подпрячься под это дело, если бы на запланированной Конфедерации горских народов Дудаеву был высказан вотум недоверия. Но тут произошло то, что не могло не произойти. Своим дебильным походом на Грозный в ноябре месяце, оппозиция перевернула все с ног на голову. Я до сих пор не верю, что инициатива исходила именно от Гантамирова, Автурханова и Ходжаева. Мне достаточно хорошо знакомы эти личности, и я знаю, что при всей их амбициозности, у них не хватило бы на это духа на подобную авантюру. Тем более что взять власть в свои руки они могли вполне законным образом, и помогли бы им во всём этом сами полевые командиры, выступавшие против Дудаева. Они бы и с Русланом Хазбулатовым наверняка нашли общий язык, и в паре с ним у них получился бы весьма не плохой тандем. Но кому-то в Москве такой расклад был весьма не выгоден. Нужно было небольшое кровопролитие, которые развязало бы Москве руки для принятия более жестких мер.
   - Я тоже считаю, что руководству страны достаточно было перекрыть все входы и выходы из республики, а голодный народ сам бы довершил начатое им дело.
   - В том то и дело, что перекрывать эти самые входы и выходы, конечно же, нужно было, но только не несколько месяцев тому назад, а намного раньше. А произошло как раз все с точностью до наоборот. Ты ведь знаешь, что через республику пролегает труба, и что в Грозном имеется несколько нефтеперерабатывающих заводов. Но вместо того, чтобы перекрыть кран у той трубы, руководитель Газпрома - Черномырдин втихаря договорился с Дудаевым на перекачку через Чечню "левака". Иди потом, проверь, сколько чего протекло через ту трубу, и сколько бабла было сострижено с этой операции. При той ситуации, что сложилась за последние годы в республике, ни один проверяющий и носа сюда не совал. А чтобы Джохарка шибко не возмущался, ему было позволено часть перекачиваемого через трубу сырья перерабатывать на грозненских нефтеперерабатывающих заводах с последующим присвоением, так сказать, для нужд Ичкерии. Естественно, все это стоило огромных денег, и когда Дудаев осознал, какие барыши получает сам Черномырдин, он просто-напросто кинул его, и весь доход от левака прикарманил себе.
   - Неужели поводом для начала войны послужила банальная афера с нефтью?
   - Не только. Если бы ты видел, сколько вооружения через Чечню прошло, это же тьма какая-то. Мало того, что Дудаев загнал налево весьма солидное количество бронетехники и пушек, доставшихся ему от того самого дележа военного имущества, так он вошел в сговор с прибалтами и своими друганами, с которыми служил в армии, и они через Чечню такие потоки оружия направили. Два аэропорта работали на полную мощность. Даже военные самолеты и вертолеты умудрялись перегонять. Думаю, что тебе не трудно догадаться, откуда все это бралось. Я так полагаю, что Джохар и военных "коммерсантов" тоже кинул, и они присоединились к группе обиженных товарищей. Для многих из них война в Чечне была тоже желанной, потому как все то, что они успели разворовать в армии, можно было списать на военные потери. Опять же, как все это потом проверить - сгорело и с плеч долой.
   - Что-то подобное я уже слышал в прошлом году от одного человека, но, откровенно говоря, не думал, что всё зашло так далеко.
   - А ты разве не знаешь, с чего это вдруг в девяносто первом году Дудаев с Гамсахурдия сдружились? Да всё потому, что тот тоже был в доле по торговле оружием, и не зря Басаев в Поти торчал, где не только с братьями мусульманами дрался. Там, кстати, весьма нехилый морской порт имеется, из которого часть военной техники на судах расплывалась по всему миру. Басаев в том порту что-то вроде смотрящего был, которому Дудаев доверял свои и чужие секреты. Правда потом Джохар сам же и убрал его оттуда, потому как Шамиль еще тот жучок, и своего никогда не упустит, чтобы не навариться на халяве. Видимо Джохар уличил его в чем-то неблаговидном, вот и сдернул назад.
   - А я слышал, что Дудаев еще и наркотой поторговывал?
   - Да чушь всё это собачья! Наверняка кто-то из окружения Черномырдина этот бред и придумал, если не он сам. Жаба давит за упущенную выгоду, вот и придумывает всякую ерунду, чтобы покруче Дудаеву досадить, а заодно и Ельцина убедить, что с Джохаром общих дел иметь никак нельзя, и пришло время его кончать.
   - Но в таком случае, если опять же следовать логике, то тот же Ельцин должен был сделать ставку хотя бы на того же Хазбулатова, чтобы его же руками и его связями на Кавказе, сбросить Дудаева с насиженного места.
   - Ты это серьезно? Да Ельцин с Хазбулатовым как кошка с собакой жили, постоянно подставляя друг друга. Один - бухарик конченный, другой при любом удобном случае не стеснялся насрать в душу первому. Ты что, совсем ничего не знаешь за инцидент, который произошел у Ельцина с Хазбулатовым когда они вместе в одной парилке парились?
   - Слышал что-то, насчет того, что тот инцидент стал поводом к тому, что Бориска долбанул всей танковой мощью по парламенту, когда там Хазбулатов проводил голосование парламентариев с выражения ему вотума недоверия.
   - Вот-вот, и я о том же. Когда слово за слово, хреном по столу, а пьяный базар привел к тому, что в Москве погибли ни в чем не повинные люди. До сих пор никто не знает, сколько их положили тогда у Белого дома, потому как никто и не считал. Так, схоронили как бездомных собак, да и забыли тут же. В Чечне потом аналогично было - один к одному.
   - Ну, хорошо, я понимаю, что Дудаев Черномырдина с мазутой кинул, в связи с чем, тот не смог с Бориской в девяносто втором году наваром поделиться, когда в стране предвыборная кампания шла полным ходом. Но ведь Бориска-то все-таки победил на выборах, и я не думаю, что он на них шел без гроша в кармане. Наверняка ему тоже перепало что-нибудь от тех афер, что совершали и военные, и всё тот же Черномырдин со своим Газпромом. Да и вообще, начало правления Дудаева совпало с приватизацией в стране, и "прихватизаторов" в ту пору было предостаточно. Ведь наверняка не в одном Дудаеве заключался корень зла?
   - Насчет того - откуда Ельцин взял денег на свою предвыборную кампанию, я не знаю, но в определенной мере догадываюсь. Вот, как ты считаешь, с чего это вдруг возле него тогда закрутился Березовский, которого до этого не знала ни одна паршивая собака? И с чего это вдруг он стал частым и желанным гостем в Грозном?
   - Ну, наверно потому, что ему как коммерсанту Чечня, прежде всего, была интересна в плане расширения его бизнеса. Тем более что Дудаев объявил Ичкерию свободной экономической зоной. Наверняка почуял, что можно оторвать лакомый кусок от безналогового пирога.
   - А я думаю, что причина крылась совсем в ином. Ты слышал что-нибудь про фальшивые авизо?
   - Насколько мне известно - это какие-то хитрые схемы увода наличных денег из банков.
   - Вот именно! А ты знаешь, через какие именно банки похищались деньги? А я скажу тебе - через чеченские. В девяносто втором году из МВД России поступило указание проверить около двухсот с половиной банков, которые были зарегистрированы только в одном Грозном. Проверку банков делали втихаря от Дудаева, потому что никто не знал, как он на это вообще отреагирует. Наш отдел провел скрытую съемку тех адресов, и вот тогда-то и выяснилось, что это были обычные жилые дома, в большинстве из которых не было никаких банков. Просто кто-то регистрировал эти банки по своим квартирам или офисам и не более того. Конечно же, несколько десятков банков по тем адресам мы всё-таки обнаружили, но ты бы видел, что это были за банки - одни только вывески, и в лучшем случае убогая комнатушка, в которой сидела пара - тройка клерков. Однозначно, это была весьма серьезная подстава, которую организовал не кто иной, как сам Березовский. Он практически два года подряд прилетал в Грозный по пятницам, и все вечера проводил в окружении единомышленников, которые съезжались практически со всей страны и не только. Их излюбленным местом встреч был подземный торговый центр на площади Минутка. Они там обсуждали все свои темные делишки с авизовками, совершенные за прошедшую неделю, делили наворованное бабло, и планировали, что будут делать на следующей неделе.
   Дудаев видимо предчувствовал, что всё это добром не кончится, и поэтому дал команду нашему министру, чтобы все эти встречи на всякий случай фиксировались на видео. У Березовского была мощная собственная служба безопасности, которую он комплектовал лично из бывших сотрудников спецслужб. С такой охраной к нему на пушечный выстрел нельзя было подойти. Но нам повезло. В многоэтажном доме рядом с площадью жил один наш сотрудник, из квартиры которого тот подземный торговый центр был виден как на ладони. С лоджии той квартиры мы вели скрытую съемку на мощную видеокамеру "Панасоник", а звукозапись делали через радиомикрофон, который незадолго до "стрелки" включал хозяин одного из магазинчиков того подземного торгового центра.
   В общей сложности за два с лишним года мы отсняли несколько десятков видеокассет, которые хранились в сейфе в моем служебном кабинете. Я задницей чуял, что это очень опасная компра, за которую запросто могут и голову оторвать. О существовании этих видеозаписей знали несколько человек, в том числе Дудаев и руководитель ДГБ - Гелисханов. Некоторые кассеты Дудаев брал просматривать, и как я думаю, ему с них делали копии. А примерно числа двадцать пятого декабря, после того как город подвергся очередной массированной бомбардировке, попавшая в здание нашего отдела бомба, разрушила часть стены. Посреди ночи через тот пролом в стене в ЭКО ворвались неизвестные люди в масках и в бронежилетах. Застрелив одного охранника и тяжело ранив второго, они вынесли сейф с видеокассетами, и исчезли с ним в неизвестном направлении.
   На следующий день я доложил о происшествии министру, а он, как я полагаю, доложил об этом Дудаеву. Дудаев сильно ругал нашего министра, за то, что мы не уберегли важные улики. Он еще сказал тогда, что к тому ночному налету наверняка причастны российские спецслужбы. Он наорал не только на нашего министра, но и на Гелисханова. Так и сказал, - "Под вашим носом действуют российские диверсанты, а вы спите беспробудным сном".
   Министр меня потом попытался отдрючить по полной программе, но после того, как я сказал ему, что в моей квартире хранятся копии с нескольких наиболее важных, по моему мнению, видеозаписей, он успокоился и помчался докладывать эту новость Дудаеву.
   Не знаю, что меня дернуло в тот день ехать ночевать не в свою квартиру, а в недавно купленный дом. Наверно какое-то шестое чувство сработало. А может быть, оттого я так поступил, что в квартире тепла не было из-за отключившегося центрального отопления, а в доме имелось газовое отопление, которое работало вполне нормально. Переночевав там, я поутру поехал на своей машине в квартиру, поскольку нужно было переодеться, и кое-что прихватить на работу, в том числе и те самые видеокассеты, о которых я накануне заикнулся нашему министру. Когда я поднялся на лестничную площадку, то обнаружил, что замок в двери вырван с мясом. Войдя в квартиру, я обнаружил там полнейший погром - все вещи из шкафов и ящиков были выброшены наружу, фарфоровая и хрустальная посуда разбита. Но самое главное, из квартиры исчезли все видеокассеты, в том числе и те, на которых были записаны "стрелки" Березовского и фасады зданий, где якобы размещались те самые липовые банки. Соседка из квартиры напротив, которую, уходя из дома, я встретил у нашего подъезда, рассказала мне, что поздно ночью, услышав грохот в коридоре, она попыталась посмотреть через глазок двери своей квартиры, но так и не смогла ничего увидеть, потому, как глазок, как потом оказалось, был залеплен жвачкой. А когда погром в моей квартире закончился, она незаметно выглянула в окно на лоджии, и увидела, как несколько человек в камуфлированной форме, в бронежилетах и с касками на головах, загружали какие-то вещи в армейский УАЗик. Что это за люди были, она в темноте не разглядела, да к тому же на их лицах были черные маски. Она также попросила меня, чтобы я не втягивал её в эту темную историю, и никому не рассказывал о нашем разговоре.
   Если говорить откровенно, в тот момент я и сам сильно струхнул. Случайностей просто не могло быть, и наверняка те люди, что напали ночью на отдел, были теми же самыми, что разгромили мою квартиру. В обоих случаях их интересовали только видеозаписи. Одного я до сих пор не могу понять - откуда тем налетчикам был известен адрес моей квартиры, и какое отношение ко всему этому делу имеет Дудаев и наш министр? Ведь только им двоим, было известно про сохранившиеся копии. Или нападавшие заранее знали адрес моей квартиры, и пошли наугад, чтобы зачистить до конца все улики, которые я мог оставить на всякий случай? А может быть ко всему этому причастен кто-то из моих подчиненных, кто случайно видел, как я копировал видеозаписи?
   - А незадолго до всего этого ты ничего подозрительного не наблюдал вокруг себя?
   - Да вроде нет. Хотя, постой! И как я сразу на это не обратил внимания. Точно, было! За день до того как город подвергся массированной бомбардировке, ко мне на работу приехал крутой бизнесмен, которого я давно знал. Он заявил, что совершенно случайно обнаружил в своем офисе какой-то посторонний предмет, внешне похожий на пластиковую коробку размером с пачку сигарет. Бизнесмен почему-то посчитал, что это была или радиоуправляемая мина, или подслушивающее устройство, поскольку из коробки торчал небольшой кусок проволоки, похожий на антенну. Я вызвал одного нашего эксперта, специализировавшегося на подобных штучках, Но он не смог ничего сказать, поскольку та коробка никак не открывалась. Складывалось такое впечатление, что это какая-то одноразовая штука, которая не подлежит разборке. Решили отложить до следующего дня изучение предназначения данного предмета, и сотрудник отнес его в свой кабинет. Именно в тот кабинет и попала потом бомба. Хорошо, что это произошло ночью, и никто из сотрудников отдела не погиб.
   Теперь-то я начинаю догадываться, что это была за штука. Скорее всего, это было какое-то передающее устройство, что-то вроде радиомаяка, на которое наводились падающие бомбы, или ракеты. Когда я утром выехал из дома, и окончательно решил не ехать на работу, мой путь пролегал мимо нескольких домов, которые мы когда-то снимали в связи с нахождением в них банков. Так вот, я ещё тогда обратил внимание, что дома, в которых они располагались, подверглись сильным разрушениям, и многие из них продолжали гореть, а пожарные и жильцы этих домов пытались их тушить. Но я не придал особого значения данному обстоятельству, посчитав это случайным совпадением, но вот только теперь начинаю понимать, с чем это было связано. Кстати, дом, где размещался офис моего знакомого, принесшего ту самую коробку, до сих пор целёхонек. А ведь в нем тоже был зарегистрирован какой-то банчок, которого на самом деле там никогда не было. Ё-моё, это что же получается, выходит, что наш отдел разбомбили из-за этой самой пластмассовой коробки, и кто-то загодя умудрился понаставить подобные коробки во все банки, где отмывались авизовки? Если это действительно так, то кто-то же всё это сделал? Не могли же они там сами появиться?
   - Алик, я думаю, что ты сам ответил на свой вопрос, когда говорил насчет съемок помещений этих банков. Они уже тогда были обречены на уничтожение. И не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы не понять, кому это было выгодно. Одно не совсем понятно - кто именно устанавливал эти "шарманки"? Не думаю, что это были сами чеченцы, в противном случае наверняка произошла бы утечка информации до того, как на город упали бомбы, и наверняка у Дудаева появились вопросы к тому же Березовскому.
   - Ты знаешь, у меня есть одна догадка, но не уверен, что именно эти люди были причастны ко всему этому.
   - Кого ты имеешь в виду?
   - Летом прошлого года в гостинице "Чайка" произошла пьяная драка, которая закончилась несколькими трупами. Инициаторами драки стали офицеры ГРУ, которые, попав под сокращение и оставшись без работы в своем ведомстве, подвизались в Чечне инструкторами по специальной подготовке. Поговаривали, что они с самим Басаевым якшались, и обучали его людей методам работы спецподразделений. Так вот, когда они в очередной раз получили баксы за свою инструкторскую работу, то устроили конкретный гудеж в гостинице. Потом они кого-то избили и чтобы утихомирить дебоширов, дежурный администратор вызвала милицию. Приехали почему-то не милиционеры, а горячие парни из ДГБ, и тот дебош закончился небольшой перестрелкой, в ходе которой погибли двое подчиненных Гелисханова и один ГРУшник. Несколько человек с обеих сторон были ранены. После этого происшествия, тех ГРУшников в гостинице больше никто не видел, но я не исключаю, что именно они и понаставили там радиомаяки, по чьим сигналам "Чайка" была разнесена в пух и в прах.
   - Да, уж, Алик, наговорил ты мне страстей, теперь в каждом встречном буду видеть диверсанта. А что было с тобой, после того как ты уехал в тот день из дома? Насколько я понял, на работу ты так и не попал?
   - Не попал. Я просто-напросто смылся из города. В тот день я понял, что через пару - тройку дней из него уже не удастся вырваться. А погибать за просто так, как-то не очень хотелось.
   - Надеюсь, что когда-нибудь ты мне расскажешь, про все свои злоключения?
   - Обязательно расскажу. Но ты знаешь, я думаю, что тебе надо забыть обо всем, что я тебе сейчас рассказал. Действительно, кто знает, что за люди за всем этим стояли, и нет ли их сейчас среди вас. Доверишься вот так не тому, кому надо, и останешься без головы. Самое главное, даже не поймешь, за что с тобой так поступят. Кстати, когда я отправлял жену из Грозного, отдал ей ту самую видеокамеру "Панасоник". В камере осталась видеокассета с довольно интересным материалом. Как только в городе обстановка стабилизируется, я смотаюсь за женой, привезу и семью и камеру. Вместе и посмотрим. А пока, тебе наверно пора возвращаться в свою школу, а то начальство наверняка тебя уж обыскалось. Я тебя довезу до школы.
   Когда мы выходили на улицу, то обратили внимание, что к соседнему дому приставлена длинная лестница. Оседлав конек крыши, Иваныч и изо всех сил пытался затащить веревкой большой кусок шифера, дабы приладить его на пробоину. Лист кособочился, и его волны никак не хотели совпадать с волнами уложенного на крыше шифера. Глядя на мучения старика, я лихо заскочил по лестнице на крышу и в считанные минуты вдвоем мы установили шифер на место, прибив его парой гвоздей.
   В знак благодарности Иваныч пригласил нас к себе домой почаевничать, но и на этот раз мы отложили данное мероприятие до лучших времен.
  
  
  

Оценка: 6.19*17  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018