ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Воронин Анатолий Яковлевич
Глава 26. Тайна секретной кладовки

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 4.00*2  Ваша оценка:


   Глава 26. Тайна секретной кладовки
  
   В первый же день своего проживания на тринадцатой вилле, я обратил внимание на узкие щели в полу под окнами каминного зала. Причем, щели были наглухо замурованы деревянными планками. Это обстоятельство сильно заинтересовало, поскольку ни с чем подобным в своей короткой строительной практике мне не доводилось сталкиваться, и я решил пройтись по остальным комнатам, где обнаружил аналогичные щели "законопаченные" досками.
   - А нафига нужны эти щели, если их все равно пришлось заделывать? - поинтересовался я у Головкова.
   И он мне рассказал, и даже наглядно показал, как в былые времена функционировала система отопления и кондиционирования воздуха в жилых помещениях виллы, когда в ней проживали американские строители.
   Экскурс начался с коридора, где на одной из стен висел прибор по внешнему виду напоминавший миниатюрный барометр, проградуированный цифрами от пятнадцати до тридцати пяти. Внутри прибора виднелась стрелка, а на внешнем ободке, перемещающемся в пределах этих цифр, специальная метка в виде небольшого треугольника.
   - Смотри, все очень просто, - начал объяснять Владимир. - Для того чтобы задать нужную температуру в комнатах, достаточно повернуть в нужном направлении вот этот ободок с меткой, и установить её на конкретной цифре. Летом, когда на улице стоит невыносимая жара, устанавливается температура в пределах восемнадцати - двадцати градусов, а в зимний период времени, в пределах двадцати пяти - двадцати восьми градусов. При желании, температуру можно корректировать в зависимости от изменения температуры воздуха за пределами дома, где, кстати, стоит специальный датчик, работающий по принципу термометра. Если на улице было жарко, включался кондиционер, а если холодно, специальный обогреватель. Охлажденный или нагретый воздух поступал по специальным коробам, замурованным в бетонный пол, а оттуда через щели под окнами в само помещение. А теперь идем на улицу.
   Мы вышли во двор, и Володя подвел меня к небольшому помещению размером два на два метра, вплотную примыкавшему к вилле и являвшегося частью здания.
   - Вот смотри, - показал он на бетонную площадку, из которой торчали четыре толстых анкерных болта. - Здесь когда-то стоял здоровущий кондиционер, холодный воздух из которого поступал вот в эту полость в бетонном основании, и дальше, по пазухам в полу, в жилые комнаты.
   - И куда же делся этот кондиционер? - поинтересовался я, хотя, ответ был очевиден.
   - Пока здесь жили американские строители строившие аэропорт, все было на месте. А потом, когда в Афганистане случилась революция, и американцы свалили в свою Америку, городок подвергся разграблению кандагарскими мародерами. Уж куда они дели кондиционер весивший сотню килограмм, я не знаю, но, скорее всего, они снесли его в какой-нибудь местный пункт приема металлолома. Туда же они сбагрили и мотор вентилятора, стоявший на теплообменнике.
   С этими словами Головков открыл дверь подсобного помещения и показал на стоявшую там своеобразную печь, работавшую то ли на газе, то ли на жидком топливе.
   - Вот здесь стоял вентилятор, обдувавший теплообменник печи, и разогретый воздух прямиком попадал в те же самые пазухи в бетонном полу, а потом в щели под окнами.
   - А как же нагревался этот теплообменник?
   - Вон, видишь, недалеко от входной двери на виллу из земли торчит горловина. Под землей закопана металлическая емкость, литров на пятьсот, в которой хранилось дизельное топливо. Остатки его, там до сих пор имеются, но только это уже не соляра, а какой-то грязный, ни на что не пригодный шемурдяк. Так вот, соляра из емкости под давлением поступала на горелку обогревателя печи, и в нужный момент воспламенялась посредством специального устройства, распыляющего топливо до аэрозольного состояния. Горящее топливо проходило через теплообменник, а дым от него удалялся наружу через вытяжную трубу.
   - Ну, хорошо, как работает вся эта хитроумная система жизнеобеспечения дома мне теперь понятно, но в связи с чем, возникла необходимость заделывать все щели под окнами?
   - А ты разве не догадался? - вопросом на вопрос ответил Владимир.
   Я лишь неопределенно пожал плечами.
   - Всё дело в том, - продолжил он, - что поздней осенью в пазухи под полом забиралась всякая нечисть, в виде фаланг, скорпионов и даже змей, а когда наступала весна, они через щели в полу проникали в дом. А теперь, представь себе такую картину - лежишь ты себе на кровати, весь такой расторможенный, ко сну готовишься, и видишь, как из щели выползает тварь в виде ядовитой змеи эфы, одного укуса которой будет вполне достаточно, чтобы через несколько минут сыграть в ящик. И как ты себя будешь чувствовать в данной ситуации?
   Я только представил описанную им ситуацию, и мурашки невольно побежали у меня по спине. В раннем детстве я слышал от взрослых, как змеи иногда заползали в открытый рот спящего человека, а когда тот пытался избавиться от непрошенной "гостьи", та успевала укусить его за язык или за нёбо. В таких случаях смерть человека была почти мгновенной.
   - И кому же первому пришла идея замуровывать половые щели? - поинтересовался я.
   - Это еще до меня "кобальтеры" додумались, а им местные аборигены подсказали.
   На этом наша познавательная беседа завершилась, и я больше к ней не возвращался. Тем не менее, по ночам стал спать настолько чутко, что, не обращая внимания на стрельбу часовых в городке, отчетливо слышал, как по комнате бегают фаланги. Всякий раз когда это происходило, я вскакивал с кровати, и, включив карманный фонарик, начинал рыскать по всей комнате в поисках нарушителя спокойствия, и если фаланга не успевала затаиться в каком-нибудь укромном месте, снимал с ноги тапочек и что есть силы бил им по членистоногой твари. Правда, не всегда мне удавалось прибить её с первого раза, и тогда, выставив вперед две длинные лапы, она начинала неистово скрипеть своими хелицерами, наивно полагая, что я испугаюсь её зловещего вида. Но, не на того напала - для неё это было самое последнее "пугалово" в её паучьей жизни.
   А однажды, вернувшись из города чуть позже обычного, я обнаружил на двери кладовки небольшой китайский замочек. Кто, и главное, зачем его повесил на дверь, я не знал, но что-то мне подсказывало, что появился он там неспроста. Поскольку Юрий Беспалов из оперативного батальона еще не вернулся, его причастность к нововведению я сразу отмел. Оставался Головков и Васильев, но они в один голос заявили, что не имеют никакого отношения к явному самоуправству. И только на следующий день, приехавший с Майдана Николай Прокопенко, приоткрыл завесу тайны, пояснив, что в кладовке он временно складировал кое-какое казенное имущество, которое выклянчил в Бригаде для оперативного батальона, и на днях передаст его по назначению.
   На этом, интерес к кладовке и его содержимому у меня пропал. По крайней мере, до тех пор, пока из-за закрытой двери не стал доноситься запах браги. Но на этот раз я не стал проявлять излишнего любопытства, полагая, что рано или поздно ситуация прояснится сама по себе. А прояснилась она, буквально на следующий день, когда вернувшись из города, я застал Прокопенко и Васильева стоящими возле открытой двери кладовки. Заметив меня, они несколько смутились, но дверь закрывать не стали. Подойдя ближе, я увидел в кладовке две пятидесятилитровые ёмкости, в которых армейцы хранят приготовленную пищу, чай, или питьевую воду.
   Поняв, что попались с поличным, Васильев, говоря оперским языком, раскололся до самой задницы.
   - Ты же знаешь, что через пару недель я улетаю в отпуск, а отметить это дело совсем нечем. Не кишмишовку же у местных шинкарей покупать. А за водярой гонец в Кабул полетит вместе со мной. Вот и выходит, что куда не кинь, повсюду клин. Хорошо, что Николай подсказал выход из сложившейся ситуации. Да и мужики из Бригады посодействовали - вон, какие емкости клёвые накатили.
   - А сахар то где раздобыли, - поинтересовался я, - небось, какой-нибудь прапор с армейского продсклада презентовал?
   - Да нет, что мы, крохоборы, что ли какие-то, - то ли возмутился, то ли обиделся Прокопенко. - Мешок сахара мне мой подсоветный презентовал, а где он его сам раздобыл, могу лишь догадываться. Скорее всего, из партии "гуманитарки" урвал, которая аккурат за неделю до этого поступила в батальон.
   - Так ведь брагу еще надо перегнать, а где вы самогонный аппарат раздобудете?
   - С этим тоже нет никаких проблем, - ответил Николай. - Я уже договорился с мужиками из Бригады, и они пообещали сварганить "агрегат". Завтра поеду забирать его.
   На следующий день Николай привез из Бригады обещанный "агрегат". В его комплект входил трехфазный нагревательный элемент от промышленной кухонной электроплиты. Одна фаза нагревателя не функционировала, и поэтому он был списан в утиль. А чтобы его можно было использовать по прямому назначению, армейские умельцы сварили из металлического уголка подставку, превращающую нагреватель в подобие электрической плиты.
   В качестве охладителя была приспособлена металлическая емкость литров на шестьдесят, если не больше, предназначенная для хранения взрывателей к фугасным авиабомбам. Внутрь емкости была вмонтирована медная трубка от гидросистемы подбитого в бою, или подорвавшегося на фугасе бронетранспортера. Оба конца импровизированного "змеевика" были выведены наружу таким образом, чтобы проходящий через неё перегретый спиртосодержащий пар, конденсировался на стенках, и, стекая в нижнюю его часть, вытекал в виде спиртового конденсата.
   В качестве охлаждающей жидкости выступала обыкновенная вода, поступающая на виллу из скважины, и подаваемая в емкость по резиновому шлангу. Излишки воды, переливаясь через край емкости, оказывались на бетонном полу кладовки, самотеком вытекали за её пределы, и прямиком попадали в приемник ливневой канализации, а далее, через примитивную систему канализации, попадали в глубокий арык, протекавший за пределами городка.
   Испытание "агрегата" было решено провести вечером ближайшего выходного дня. Никто из нас не был уверен, что брагу удастся перегнать за один "присест", а поскольку именно в выходной день дизель по вечерам давал электричество на час дольше, нежели в обычные дни, был хоть какой-то шанс, что наш "эксперимент" удастся.
   Заблаговременно поставив ёмкость с брагой на плиту, и закрепив поливочный шланг в емкости со змеевиком, мы стали дожидаться пяти часов, когда в городок начинали подавать электроэнергию. Заранее не зная, сколько литров "благородного напитка" нам выдаст самогонный аппарат, на всякий случай поставили десятилитровое ведро.
   Первые капли самогона упали на его дно примерно через час, после того, как брага в емкости нагрелась до нужной температуры и начала кипеть. Сначала это были просто капли, падающие на дно оцинкованного ведра и стучащие по нему словно по барабану. Потом, капли стали падать чаще, и в итоге, слившись воедино, превратились в тонкую струю толщиной не больше спички.
   - На какое-то время плиту надо отключить, - заметил Николай. - Если этого не сделать, брага вспенится, и пена попадет в охладитель. Это будет уже не первач, а муть, которую придется заново перегонять.
   Мы полностью доверились советам "специалиста", который еще в раннем детстве научился гнать самогон у себя дома в Западной Украине, и с этого момента контроль над "процессом", полностью перешел в его руки. Николай постоянно прикладывал под струю указательный палец правой руки, и, облизнув его, констатировал правильность работы "агрегата" поднятием большого пальца той же руки. В какой-то момент он подставил под струю чайную ложку, и налив в неё самогон, поднес к нему зажженную спичку. Самогон загорелся синеватым пламенем, и горел до тех пор, пока в ложке практически ничего не осталось.
   - Гнать будем до тех пор, пока самогон не перестанет гореть, - удовлетворенно заметил Николай, - после чего процесс прекращаем, а оставшуюся брагу сливаем в канализацию, поскольку, от неё уже не будет никакого толку.
   Оставался еще час до отключения электричества в городке, когда мы закончили свой "эксперимент", в результате которого "накапало" почти целое ведро самогона. Решили не откладывать в долгий ящик, и тут же сняли "пробу". Самогон был крепким, но дюже вонючим, от избытка содержащихся в нем сивушных масел.
   - Будем очищать, - резюмировал Николай.
   Содержимое ведра разлили в трехлитровые стеклянные банки. Затем, Николай закинул в них по щепотке марганцовки, и тщательно перемешал жидкость, после чего она приобрела грязно-бордовый цвет.
   - Не вздумайте пить самогон в таком виде, - предупредил он. - Иначе все кишки себе спалите марганцовкой.
   Банки с самогоном убрали в кладовку, где хранились продукты питания, и на трое суток забыли об их существовании. А когда на четвертый день вытащили их на кухню, от прежнего бордового цвета жидкости не осталось и следа. Сивушные масла, от воздействия на них марганцовки, ровным слоем грязной слизи легли на дно банок.
   Следующим этапом доведения самогона до требуемой кондиции была фильтрация содержимого банок. Николай привез из госпиталя несколько катетеров от капельниц, которые планировалось использовать в качестве сифонов для переливания жидкости из одной банки в другую. Под фильтр была приспособлена алюминиевая банка от заморского лимонада "Си-Си". В донной части банки гвоздем были пробиты отверстия, и теперь она представляла собой некий дуршлаг. Верхняя её часть была срезана, что позволяло без проблем запихать внутрь компоненты фильтра, состоящего из марлевой прокладки, древесного угля и ватного тампона. А чтобы фильтр не провалился внутрь стеклянной банки, когда его будут устанавливать в её горловине, на боковую поверхность алюминиевой банки было намотано несколько слоев хлорвиниловой изоленты.
   Чтобы в трубку катетера не попал сивушный осадок, на её конец был привязан небольшой болт, выполнявший роль грузила. При этом, сделано это было таким образом, что трубка несколько возвышалась над осадком и он не мог в неё попасть при переливании жидкости. Банка с неочищенным самогоном была установлена на одной из верхних полок кладовки, а вторая, пустая трехлитровая банка с вставленным в неё фильтром, поставлена на пол.
   Николай засосал самогон в катетер, как он это не единожды делал, сливая бензин из бензобака опербатовского УАЗа в канистру, дабы использовать "халяву" для заправки советнической "Таблетки". Самогон тонкой струей потек в фильтр и стал быстро его наполнять. Дабы не произошло перелива, внештатный шинкарь отрегулировал подачу жидкости специальным зажимом на трубке катетера, после чего, процесс очистки самогона происходил уже без участия человека. А когда самогон из первой банки был полностью очищен, Николай заменил содержимое фильтра, прежде чем приступать к аналогичному процессу с содержимом следующей банки.
   Осматривая использованный ватный тампон, все присутствующие при "эксперименте" поняли, какая гадость могла оказаться в их желудках, если бы процесс очистки самогона ими был проигнорирован.
   А пока фильтровалось содержимое второй банки, присутствующими при "процессе" было принято решение снять пробу с уже очищенного самогона. Начали по кам-кам, но на этом не остановились. Спохватились лишь тогда, когда в банке его осталось чуть больше половины...
  
   Чуть позже я узнаю, что "шинкарством" в ООНовском городке занимались не мы одни. Как минимум дюжина самогонных аппаратов функционировала во всех советнических коллективах, а у военных строителей их было две штуки. Но в отличие от нас, специалисты строительной отрасли не тратили время на очистку самогона от сивухи. Они просто не успевали этого делать, поскольку, пили его непосредственно в процессе перегонки, поочередно подставляя кружки под струю самогона.
   У артиллеристов гаубичной батареи, и во взводе охраны городка, самогонных аппаратов не было и им приходилось довольствоваться бражкой, которую бойцы, под чутким руководством отцов-командиров, настаивали не только на сахаре, но и на карамельных конфетах "подушечка", вскладчину закупаемых в "чекушном" магазине в Бригаде.
   А когда Саша Васильев вернулся из отпуска, он привез с собой сбор лечебных трав, в состав которого входил зверобой, чабрец, цвет липы, и другие "аптечные" ингредиенты. Теперь, после окончательной очистки самогона, он заливался в скороварку. Туда же засыпался травяной сбор, а также, кое-какие местные "добавки". Содержимое скороварки до кипения не доводилось, а нагревалось до шестидесятиградусной температуры, которая определялась "на глазок", путем прикосновения тыльной стороной ладони к крышке скороварки. Затем "продукт" настаивался, после чего разливался в бутылки.
   Дабы ни у кого из случайных посетителей нашей виллы не возникло никаких вопросов, под тару приспособили пустые бутылки из-под югославского тонизирующего напитка "Дона", продаваемого за чеки в Бригаде.
   Кто бывал в гостях у постояльцев тринадцатой виллы, наверняка до сих пор помнят пятидесятиградусный "грог-коктейль", он же "ликер-шасси", под названием "Дона".
  

Оценка: 4.00*2  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018