ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Воронин Анатолий Яковлевич
Трибуна

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.04*8  Ваша оценка:


   Трибуна
  
   Родилась Трибуна аккурат на пятидесятилетнюю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Вся красивая такая, с лицевой стороны облицованная в мрамор редчайшего темно-бардового цвета, каким был облицован мовзолей на Красной площади в Москве, а с тыльной - в мрамор черного цвета, на плитках которого красовалась выгравированная надпись: "Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить".
   А чтобы никто не сомневался в том, что вождь всех времен и народов жил, жив, и будет жить, по крайней мере, в людской памяти, метрах в тридцати от трибуны, аккурат в центре площади его имени, на высоком гранитном постаменте возвышался величественный монумент самого вождя ростом с мифического атланта...
  
   В преддверии четырехсотлетия Астрахани исполнявшегося в 1958 году, на самом высоком правительственном уровне было принято решение о благоустройстве центральной части города. Вместо центрального стадиона разместившегося у стен древнего Кремля в тридцатые годы двадцатого столетия, ускоренными темпами обустраивалась центральная площадь города, с фонтанами и вновь высаженными декоративными деревьями.
   За пару лет до этого знаменательного события, когда стадион ещё функционировал по своему прямому назначению, а в выходные дни на его территории устраивалась сельскохозяйственная ярмарка, часть деревянных зрительских трибун с его южной стороны была снесена, и на их месте, словно грибы после обильного дождя, стали расти этажи жилых и административных зданий. Кроме профессиональных строителей в их возведении приняли участие военнопленные немцы, оказавшиеся в советском плену после разгрома фашистов под Сталинградом.
   То была самая последняя партия военнопленных осужденных в свое время на весьма длительные сроки заключения. Были среди них и бывшие эсэсовцы, и мордовороты из полевой жандармерии, коих боялись сами немцы, и идейные нацисты с довоенным стажем. Их собратья по несчастью, из тех, кто перенеся все тяготы и лишения русского плена, и своим трудом сполна искупившие вину перед советским народом, уже несколько лет жили у себя в Германии, оставив после себя на астраханской земле несколько десятков вновь отстроенных и реконструированных жилых домов и промышленных предприятий.
   А чтобы пленные не отлынивали от работы, их освобождение напрямую связали со сроком завершения стройки, и чем быстрее она закончится, тем раньше они вернутся к себе на Родину. Стимул оказался самым действенным, и пленные работали не покладая рук, так, как никогда в жизни этого не делали даже за деньги. Астраханцы с любопытством наблюдали за тем, как немчура чуть ли не бегом затаскивала строительные материалы на верхние этажи зданий, вручную замешивала цементный раствор и бетонную смесь, носилками и ведрами доставляя их к месту назначения.
   Спасаясь от несусветной астраханской жары, пленные работали с оголенным торсом, а чтобы кожа с их коротко остриженных голов не облезала раньше времени, они нахлобучивали на головы красноармейские пилотки, развернув их таким образом, что те со стороны смотрелись головным убором католического священника...
  
   Поскольку площади было присвоено имя Ленина, то само сабой встал вопрос о возведении монумента вождю мирового пролетариата.
   Известный советский скульптор Азгур З.И. изготовил эскизные рисунки будущей скульптуры и представил их на суд астраханского партийного руководства. Те внимательно изучили их, и уж было утвердили проект, но тут слово взял старый большевик, по молодости видевший живого Ильича. Он обратил внимание присутствующих на то, что поднятая в порыве рука вождя никак не вязалась с реалиями жизни. А всё дело было в том, что аккурат напротив будущего монумента, еще во времена императрицы Екатерины Второй, была возведена тюремная цитадель, внешне похожая на средневековую крепость. И хоть сейчас её от площади отделял ряд возводящихся пленными немцами пятиэтажных домов, указующий перст вождя в сторону тюрьмы можно было расценить двояко. А ну как найдутся такие умники, которые известный ленинский лозунг "Верной дорогой идете, товарищи!", перефразируют на иной - антисоветский лад.
   Скульптор учел замечание седого критика, несколько изменив скульптурную композицию. Теперь, вождь стоял подбоченившись правой рукой с зажатой в ней кепкой, а его взгляд был устремлен чуть в сторону от пенитенциарного учреждения.
   Незадолго до торжественного открытия монумента, вдруг вспомнили, что для проведения всех значимых мероприятий, таких как парады, демонстрации, митинги, и даже торжественный прием в пионеры, площади явно не хватает трибуны, с которой отцы города будут произносить свои пламенные речи. Буквально за несколько дней бригада плотников наспех соорудила деревянную конструкцию, на которой могли уместиться не менее двух десятков человек.
   За пару дней до торжественных мероприятий, трибуну обшили алым кумачом, и теперь она смотрелась огромным сгустком крови посреди просматриваемой со всех сторон площади.
   Памятник открывали при большом скоплении горожан. С трибуны произносились здравицы в адрес вождя, из репродукторов громко звучала музыка и песни патриотического содержания, а собравшиеся астраханцы дружно подпевали.
   Но, всему рано или поздно приходит конец. Спустя несколько дней матерчатая обшивка на трибуне была кем-то порвана и теперь через дыру проступали неокрашенные доски. А тут еще, в Обком пришла депеша, что Никита Сергеевич Хрущев запланировал приехать в область поохотиться на пернатую дичь. А ну как он вознамерится посетить центральную площадь города, и что он там увидит - обшарпанную трибуну?
   Решили не позориться, и трибуну в один день разобрали. Даже следов от неё не осталось.
   А спустя девять лет, этот промах решили исправить, тем более, что повод дя этого имелся - по высоким кабинетам обкома партии к тому времени заходил очередной слушок, что к пятидесятилетию Октябрьской Революции, Астраханскую область хотят наградить одноименным орденом, и, вполне возможно, что вручать этот орден приедет сам Генеральный секретарь.
   На этот раз в авральном режиме работала бригада каменщиков. Капитальное строение из кирпича построили за пару недель, после чего снаружи облицевали его мрамором. А чтобы чиновникам и приглашенным лицам не было зябко стоять на трибуне, в бетонное основание пола вмонтировали металлические трубы и подвели отопление, которое впоследствии включали один раз в году - на седьмое ноября.
   Орден Октябрьской Революции области все-таки вручили, но трибуна для этого совершенно не понадобилась - торжественное вручение высокой правительственной награды проходило в парадном зале Обкома КПСС.
   Как бы там ни было, но трибуне не пришлось долго простаивать без дела - через несколько дней на площади Ленина прошла многотысячная демонстрация посвященная пятидесятилетней годовщине Октябрьской Революции, на которую в добровольно-принудительном порядке согнали практически всех горожан, а также студенческую молодежь и школьников. Хотя, многие из них на эту демонстрацию шли вполне даже добровольно, поскольку, им нетерпелось наконец-то взглянуть на вновь отстроенную трибуну, которая до этого дня была скрыта от посторонних глаз высоким дощатым забором.
   А трибуна, отливая полированным глянцем мрамора, словно огромное зеркало отражала шедшие мимо неё людские массы с транспарантами, флагами и огромными фотографиями членов Политбюро Коммунистической партии Советского Союза. Из мощных динамиков неслись здравицы, стоящие на трибуне чиновники приветливо махали руками, а людская толпа, в едином порыве, кричала дружное "Ура-а!"
   Почти четверть века трибуна была свидетелем многочисленных массовых мероприятий проводимых на площади. Много разного народа на ней постояло - и партийные бонзы, и ветераны войны и труда, и просто заслуженные люди, чей доблестный труд был высоко оценен Родиной. А когда на площади случались спортивные праздники и мероприятия посвященные памятным датам, такие как - День города, День пионерии, День милиции, а также посвящение в офицеры курсантов Астраханской школы милиции, на трибуну поднимались ветераны МВД, почетные граждане города, чемпионы спорта и красногалстучная ребятня.
   И все эти годы трибуна была объектом особого внимания со стороны правоохранительных органов. Круглые сутки, в летнюю жару и зимнюю стужу, возле неё неотлучно стоял постовой, а пост этот, по всем милицейским отчетам, проходил за номером один. Стоять на том посту доверяли морально-устойчивым, физически развитым и выносливым сотрудникам милиции, способных неотлучно несли двенадцатичасовую постовую службу, не имея возможности отлучится с поста хоть на минуту. Единственным "оружием", которое постовым выдавалось при заступлении на пост, был обычный милицейский свисток, в который они должны были усиленно свистеть, если вдруг возникали какие-нибудь нештатные ситуации. Самое страшное чего боялись тогда заступившие на дежурство постовые, так это проворонить злодея, который вдруг вознамерится написать на мраморных плитках какую-нибудь гадость, а хуже того, наклеить листовку антисоветского содержания. И ведь однажды какой-то неизвестный всё-таки наклеял такую листовку. Ох, уж, и шума потом было.
   Но настали лихие "девяностые" и случился в Москве ГКЧП, после которого коммунисты безнадежно потеряли доверие народа, а заодно, и бразды правления страной. Волевым решением сверху райкомы партии разогнали, а в занимаемые ими здания вселили судебные органы, до этого момента ютившиеся в допотопных развалюхах.
   Произошли существенные изменения и на центральной площади имени Ленина. Теперь, возле монумента вождю, едва ли не ежедневно стали кучковаться весьма сомнительные личности, почему-то считавшие себя демократами. Вместо транспарантов и алых стягов, в руках они держали листы ватмана с наспех намалеванными на них словами, среди которых чаще всего попадалось междометие "Долой!"
   На трибуну демократы не рисковали подниматься, поскольку, у стоящего возле неё милиционера теперь кроме свистка появилась резиновая дубинка, которой он мог запросто огреть по спине всякого, кто пытался посягнуть на святая святых без приказа на то вышестоящего начальства, коим для постового было его непосредственное милицейское руководство.
   Но митингующие особо и не рвались на трибуну. Для того чтобы на людях высказать свое мнение ко всему происходящему в стране и родной Астрахани, им вполне хватало нескольких ступеней постамента памятника вождю, да мегафона в руках. А иногда митингующие приходили на площадь не с пустыми руками. То картонный гроб принесут на своих плечах, в котором, если верить надписи на крышке гроба, мирно покоилась КПСС, а то гипсовый бюст вождя, с венцом из колючей проволоки на голове.
   Ох и почудили все эти новоявленные борцы за свободу слова. Тем не менее, их старания не прошли даром, по крайней мере, для них самих. Одни "площадные активисты" выдвинулись в депутаты всех уровней законодательной и исполнительной власти, другие - заняли весьма тепленькие места в чиновничьих кабинетах, или надзорных органах. Одного такого митингующего "горлопана" усадили в кресло казенного органа призванного отслеживать ситуацию с акцизами на алкоголь. Правда, просидел он там недолго - то ли не угодил кому-то, то ли за лояльное отношение к нему слишком много запросил с оптового торговца горячительными напитками. Одним словом, однажды вечером случайные прохожие обнаружили остывающий труп "деятеля" с явными признаками насильственной смерти. А когда прибывшие на место происшествия сотрудники милиции стали осматривать его, то в многочисленных карманах обнаружили пачки денег. Позже, такие же пачки денег были найдены при осмотре сейфа в его рабочем кабинете, и стало всем ясно и понятно, что ярый борец за идеи демократии, на поверку оказался банальным взяточником.
   А потом начался массовый отстрел "первопроходцев" демократических преобразований в стране. Убивали не только их самих, а порой и членов их семей, после чего произошел передел практически всех сфер влияния, и места вчерашних "демократов" стали занимать выходцы из криминальных кругов.
   В пылу непримиримой борьбы друг с другом, все как-то подзабыли о самом главном - о народе, которому они вроде как должны служить и чьи интересы обязаны представлять на занимаемых постах. А народ, тем временем, усвоив простую истину - "Если кому-то можно, то почему мне нельзя", дабы компенсировать возникающие семейные и прочие проблемы, вдарился во все тяжкие. Воровать стали, все что плохо лежало. Вот, и до трибуны добралсь.
   К тому времени милицейский пост возле неё аннулировали, поскольку, у милиции появились другие, куда более серьезные проблемы связанные со все нарастающей волной организованной преступности, и теперь, совершенно беззащитная, стала трибуна объектом не только надругательств со стороны вандалов и пещерных граффити, но и воровства.
   Безвестные жулики по ночам отдирали черные мраморные плитки с её тыльной стороны, а спустя некоторое время, эти плитки стали появляться на кладбищах города, где кладбищенские умельцы использовали их для изготовления фотографий усопших. Жулики не погнушались даже теми плитками, на которых были выгравированы буквы. Сначала, бесследно исчезло словосочетание "Ленин жил". Потом, стали исчезать буквы образующие предложение "Ленин будет жить", а когда от него практически ничего не осталось, какой-то юморист отодрал две плитки с буквой "Д" и переставил их на место других аналогичных плиток в словосочетании "Ленин жив". Получилось весьма нехорошая фраза, бросающая тень на национальную принадлежность вождя мирового пролетариата.
   Правда, эта "рокировка" просуществовала совсем недолго, и уже на следующий день исчезли все остальные плитки с буквами, и теперь, оставшись без большей части мраморной плитки, трибуна напоминала ощипанную курицу.
   На сей уродливый вид трибуны, как-то раз обратил внимание один из депутатов местного законодательного органа. На ближайшей же сессии он поднял вопрос о нецелесообразности дальнейшего присутствия на главной площади города столь уродливого сооружения, коим теперь выглядела трибуна. По ходу дела он поднял вопрос и о сносе памятника Ленину, но в дискуссию впряглись депутаты от фракции коммунистов, которые дали отлуп лиходею, покусившемуся на неувядаемую любовь народа к вождю всех времен и народов.
   Одним словом, монумент коммунисты отстояли, а вот против сноса трибуны особо настаивать не стали. На митингах, ежегодно проводимых астраханскими коммунистами на площади Ленина, им самим было неприятно лицезреть на то, что осталось от трибуны.
   Решено - сделано. Ни в областной, ни в городской бюджет стоимость работ по сносу трибуны закладывать не стали. Объявился какой-то бизнесмен из числа новоявленных "новых русских", который взялся снести её совершенно задаром. Хотя, слово "даром" в данном конкретном случае было весьма относительным - рыночная стоимость одной мраморной плитки облицовывающей фасадную часть трибуны, на ту пору составляла несколько сотен тысяч неденоминированных рублей.
   Поговаривали потом, что этот бизнесмен всю снятую с трибуны мраморную плитку перевез во двор строящегося котеджа для себя любимого, и облицевал ею то ли стены бассейна и сауны, а то ли вместительного гаража, аж на три иномарки.
   Но время неумолимо летело вперед. Бизнесменны банкротились, бандиты погибали в криминальных разборках, политические партии, в борьбе друг с другом, перетасовывали своих представителей на разных уровнях власти словно колоду карт. С десяток лет творилась такая вакханалия, но в итоге, политическая и экономическая обстановка в стране постепенно стала входить в нормальное русло.
   Возобновились и подзабытые празднества, много лет отмечавшиеся на главной площади города. Правда, ни первомайской демонстрации, ни торжеств на седьмое ноября в таких масштабах как прежде уже не было, а заменой им стали митинги посвященные эти датам. Да и то, проводились они исключительно коммунистами при незначительном скоплении случайно оказавшихся на площади зевак.
   А поскольку сама площадь с некоторых пор стала проезжей для автомобильного транспорта, о проведении на ней каких-либо демонстраций без соответствующего согласования с органами власти, стало просто невозможно.
   Исключением был один-единственный день в году, когда вся страна праздновала День Победы. Какие бы ветры не веяли над Россией, а этот, поистину всенародный праздник, не смог запретить ни один человек в стране, какими бы неограниченными полномочиями он не обладал.
   Вот только было одно существенное неудобство при проведении торжественного военного парада на девятое мая. Высокое астраханское начальство не могло как в прежние времена смотреть свысока на проходящих мимо них в парадном строю военнослужащих, и проезжающую военную технику, что делало их практически незаметными в общей массе присутствующих на площади горожан.
   Сей недостаток решено было устранить, и при подготовке к очередному празднованию памятной даты, на площадь завезли несколько железобетонных плит, выложив из них некое подобие постамента, отдаленно напоминающего трибуну. И теперь, хоть на голову выше, но чиновничья братия была всё-таки выше всех остальных присутствующих на параде жителей Астрахани.
   Прошло еще несколько лет, и в преддверии празднования 450-летия Астрахани, на самом высоком уровне в Москве, было принято решение кардинальным образом изменить архитектурный облик областного центра, в том числе, и его центральной площади. За разработку и реализацию данного проекта взялась одна коммерческая фирма из Санкт-Петербурга, и спустя год работа по реконструкции площади закипела полным ходом.
   А когда она наконец-то завершилась, удивлению и возмущению астраханцев не было предела. Значительная часть тенистых деревьев произраставших до этого возле кремлевской стены и вдоль проезжей части, были вырублены, а вместо них посажены новые саженцы, под которыми, как в прежние времена, невозможно было укрыться от лучей палящего южного солнца. Вместо пяти больших фонтанов с бьющими из них с ранней весны и до глубокой осени прохладными струями воды, были отстроены совершенно непонятные водно-архитектурные композиции, которые по замыслу питерских зодчих, в миниатюре символизировали величественную Волгу и что-то там еще. А по всей площади были расставлены бронзоые скульптуры то ли людей и животных, то ли каких-то мутантов. Да и сами композиционные решения были выполнены таким образом, что больше напоминали бред сумашедшего.
   Две скульптурные женщины-водоноски с кувшинами в руках, из которых вытекали струи воды, заменили один из вышеупомянутых фонтанов с бьющими струями воды, и огромную цветочную клумбу. Фигуры женщин были выполнены с явными нарушениями всех мыслимых и немыслимых пропорций человеческого тела. Миниатюрные головки новорожденного ребенка, никак не гармонировали с плечами борца сумоиста, а огромных размеров бедра, заканчивались почти младенческми ножками. Среди остальных скульптур были и совокупляющиеся рыбы, внешне похожие на дельфинов, и какое-то Лох-Несское чудовище. А среди человеческих скульптур особняком выделялся подросток сидящей в весьма пикантной позе. Местные острословы сразу окрестили эту скульптуру "какающим мальчиком".
   И за всё это "художество" из федерального бюджета и бюджета области, коммерческой фирме было выплачено свыше миллиарда рублей. Правда, знающие люди уже тогда поговаривали, что коммерческой фирме от этого "пирога" досталось всего-лишь двести "лимонов", а остальная сумма преспокойно перекочевала в карман одного высокопоставленного питерского чиновника.
   Но опять, как и в прошлый раз, когда город справлял свое четырехсотлетие, совершенно не подумали о том, что главная площадь города просто обязана иметь вполне приличную трибуну, какие давным давно стоят на главных площадях во всех городах Поволжья. Трибуну, с которой, в случае необходимости, "отцы" города, а также политические и общественные деятели да и простые горожане, смогли бы произносить свои пламенные речи, свысока наблюдая за происходящими праздничными мероприятиями.
   Правда, трибуну все-таки соорудили, но на сей раз это было жалкое её подобие, больше похожее на одну из секций зрительской трибуны сельского стадиона. Трубчатые конструкции с пластиковыми сиденьями, установленные в несколько рядов, вот и вся трибуна. Эта сборно-разборная конструкция монтировалась накануне проведения праздничных торжеств, и разбиралась сразу же по их завершению.
   Сейчас Астрахань живет в преддверии очередной знаменательной даты - трехсотлетия Астраханской губернии, которую намечено с помпой отметить в ноябре 2017 года. Учитывая геополитическую значимость региона, а ее вполне оценил в свое время основатель губернии Петр Первый, юбилей должен стать крупным национальным и международным, духовным и политическим событием. Основная цель празднования - формирование привлекательного образа Астрахани как одного из самобытных регионов России, сохраняющего многовековые историко-культурные традиции. Ведь не зря же этот южный город волжского Понизовья называют форпостом России на Каспии и даже Каспийской столицей.
   И кто знает, но вполне возможно, что в череде предпраздничных мероприятий будет всё-таки запланировано возведение современной трибуны на центральной площади города. Да такой, чтобы она стала еще одним архитектурным и историческим памятником теперь уже современной Астрахани, возле которого астраханцы и гости города, смогли бы делать свои сэлфи на фоне стен древнего Кремля, подчеркивая тем самым, сложную историческую судьбу как самой древней Астрахани, так и государства российского в целом, где нашлось место не только чему-то плохому, но и многому хорошему.
  
  
  

Оценка: 8.04*8  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015