ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Загорцев Андрей Владимирович
Спецуха 11

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.73*136  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Джек

   Неспешно позевывая и соблюдая скоростной режим, я спокойно дорулил до железнодорожного узла "Залётов". Иногда, наблюдая в зеркало заднего вида за "Фордом" с Лепёхиным, выделывал кренделя: то газу прибавлю, то плетусь в режиме "дачного оленя"; а на повороте к поселку - вообще, резко сдал на обочину, распахнул дверцу и поскакал к кустам. Желание мое было естественное, а вот "соглядатаи" не на шутку переполошились; "бдительный" даже вывалился и, с низкого старта, рванул за мной.
  - Не убегай, - жалостно блеял мне в след Лепёхин.
  Я, подбежав к кустам, расстегнул ширинку и блаженно прижмурился. Догонявший меня сотрудник сделал вид, что он ярый коллективист, и такое простое дело, как облегчение мочевого пузыря, без него никак не обойдется.
  Я глянул на него через плечо; он, догнав меня, пристроился рядом и сделал независимый вид.
  - Почки... - пояснил я ему, - грёбаный Вьетнам...
  Сотрудник от неожиданности даже взбзднул, добавив достоверности происходящему.
   Так, весело, с шутками и прибаутками, мы оказались на железнодорожной станции. Лепёхин постоянно кому-то названивал, искал каких-то отправителей, представителей военной службы, сообщений, и, честно говоря, был настолько затурканный, что мне его немного стало жалко. Еще в машине я построил на "Джи-Пи-Эссе" путь до точки, включил голосовое сопровождение и, потихонечку, почапал, проползая под составами, перепрыгивая рельсы и огрызаясь на миловидных и ни в чем не повинных железнодорожников в оранжевых жилетах. Сзади бежали подполковник и "инженер". Нашелся еще какой-то военный, представитель службы сообщений, с кожаным портфелем под мышкой и во всесезонном комплекте базового обмундирования, который он, по ходу, напялил сразу всеми слоями.
  Я тихонько напевал под нос новомодный хит Брежневой: "Жила была девочка, со сломанным носом, бухала вискарь и джин, торговала кокосом.... Ла-ла-ла-ла ...
   По пыхтенью, раздававшемуся сзади, было понятно, что меня проклинают, ненавидят, подозревают и на меня молятся. В общем, я чувствовал себя, как Стас Михайлов.
  Следуя голосовым подсказкам, я вышел в тупик междурельсового пространства и обозрел кучу вагонов. Где-то здесь, где-то здесь... Пять метров направо, и я утыкаюсь в какой-то старый товарный вагон. Ладно. Прополз под ним и нос к носу столкнулся с печальной девой в оранжевом жилете.
   - А по лицу? - с кокетливой интонацией спросила меня "дива РЖД" и замахнулась какой-то монтировкой.
   - Мадам, садо-мазо - не мое, я более традиционен, - ответил я ошарашено. - С чем связано Ваше желание влупить мне по мордасам?
   - Объект тут, охраняемый, ну, как объект, - вагон с Питера; бригадир сказал, никого не пускать!
   - Да с чего это не ВОХР, а Вы этим занимаетесь? - я откровенно недоумевал.
   - Да бригадир наш - мудак конченый, - спокойно отвечала мадам, поигрывая монтировкой, - там, видать, опять за несвоевременную раскредитовку срубить хотят, тем более, отправитель - гражданские, с оборонки на учения что-то везут.
  Тут из-под вагона заверещали следующие за мной Лепехин с сотрудником, - ни хрена себе, бригадир, раскредитовка, штрафы!!!
   - Мадам, бегите, и - мой совет - ни в чем не сознавайтесь, - предупредил я ошалевшую железнодорожницу и, вместе с сотрудником, начал вытаскивать застрявшего Лепёхина. "Дива РЖД" только ухмыльнулась и куда-то величаво испарилась, закинув на плечо свой грозный инструмент.
   - Принимайте, - кивнул я на одиноко стоявший, симпатичный вагончик, со знакомым логотипом.
  "Вы прибыли на место назначения", - пробормотал мне на ухо телефон. Представитель службы военных сообщений тихонько уходил в осадок; чую, где-то и он был задействован в данной схеме. Но это не мои проблемы, - пусть, вон, паренек, специально обученный, разбирается. Мне Вован отзвонился и в двух словах обозначил диспозицию: "Прилетела большая птичка, все у них зашибись".
   А я из его сообщения не понял ничего: плохо это или хорошо, что за птичка?
  
   ***
   Авианаводчик, дежуривший на вертолётной площадке, что-то забормотал в гарнитуру радиостанции и приник к окулярам ТЗК (труба зенитная командирская). Встречающие замандражировали. Авианаводчик вскрыл наземный сигнальный патрон; оранжевый дым, облачком, окутал толпу встречающих, заставив тех еще больше занервничать; потом столб дыма игриво встрепенулся и пошел вверх. Из-за холма вынырнул трудяга "МИ-8", сделал заход над площадкой и плюхнулся ровно в центр. Встречающие встрепенулись и прихлопнули на голове кепки и фуражки.
  Еще до того, как бортач выставил лесенку, из нутра вывалились два героических парня в камуфлированной форме и строго обозрели все вокруг. Один подбежал к встречающим и, под шум винтов, проорал что-то в ухо заместителю командующего округом по работе с личным составом. Тот согласно кивнул головой. На площадку въехал чёрный "Лэндкрузер", в который запрыгнул вояка из вертолета. Водитель внедорожника, несмотря на протестующие вопли авианаводчика, ловко подрулил к вертолету. Никто не успел заметить, кто и в каком количестве залез в джип. "Крузер" стартанул в направлении командного пункта полигона. Встречающие открыли рты и побежали к своим машинам; военные, "рангом пониже - в звездах пожиже", поскакали на своих двоих. Из вертолета посыпались остальные пассажиры с сумками, что-то обсуждая между собой. Кого-то встречали, на кого-то забили, в общем, все как обычно.
  Когда "Лэндкрузер" лихо подрулил к центральному командному пункту, командующий местной армией, успевший опередить всех, четким строевым шагом рубанул к задней двери, подождал, когда с переднего вылезет охранник - целый майор с десантными эмблемами - и откроет дверь.
   - Товарищ Начальник Штаба, - солидно пробасил командарм.
   - Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант, - на генерала из салона смотрела физиономия, по солидности не уступающая физии Начальника Штаба, но менее одухотворенная.
   - Ептить, майор, ты кто? - охреневшим голосом пробормотал Командующий Армией и заглянул в салон. Начальника Штаба ни рядом, ни в багажнике не оказалось.
   - Товарищ генерал, не переживайте, - хохотнул незнакомый майор, - все нормально, следуйте на центр боевого управления, - и, чтобы снизить градус недопонимания, добавил. - Приказание начальника штаба...
  Случилось странное: Начальник Штаба округа неизвестным образом уже оказался на центре, непостижимым образом миновав всю охрану и проскользнув незамеченным. При этом военачальник выглядел весьма довольным. Расположившись в группе командования, в красивом белом кресле для видеоконференций, он бухнул на стол перед собой навороченный пластиковый кейс, с кучей замков и непонятных кнопочек, счастливо ухмыльнулся и, словно удав Каа, промолвил:
   - Ну что же, бандерлоги (на самом деле, он сказал: "товарищи офицеры", но с такой интонацией, что всем послышалось "бандерлоги"), проведем совещание.
  Буквально через два дня начиналась активная фаза учений. Прибывающие соединения занимали свои позиционные районы согласно графику. Военные же эшелоны прибывали согласно расписанию. Имелись, конечно, небольшие затыки, но военные и гражданские железнодорожники с честью выходили из ситуации.
  По сообщениям сотрудников военной контрразведки, буквально пару часов назад были выявлены факты злоупотреблений некими должностными лицами, - соответственно, подключилась военная прокуратура и другие надзорные органы. По условиям розыгрыша этап специальных учений завершался в момент начала основного этапа. Разведчики пыжились из последних сил и, по докладу Начальника Штаба округа, противодействующая сторона специальных учений поимела неплохой результат по вскрытию противостоящей группировки. Данные, полученные от добывающих органов на данный момент, обрабатываются и анализируются, и, по всей видимости, Начальник Разведки округа, на разборе блеснет успехами.
  Но и тут не все так шоколадно! Несколько разведывательных групп с соседнего округа были все-таки обнаружены, отслежены, повязаны и отшлёпаны. Однако тут хорошо отработала служба военной контрразведки и радиоразведчики из бригады особого назначения, которые были задействованы в противоборстве с разведывательно-диверсионными группами противника. Осталась еще одна оперативно-агентурная группа и пара групп специального назначения, которые, по всей вероятности, ползают где-то неподалеку, пытаясь пробраться к полигону и центральному командному пункту и устроить вульгарный дебош с песнями, плясками, стрельбой и подкладыванием мин.
   В своей речи Начальник Штаба обозначил, что на этот раз - хрен диверсантам, по всей камуфлированной морде! Ранее, проходя службу в должности командующего армией, он имел нелицеприятную встречу с какими-то спецназовскими хулиганами, которым удалось улететь с голубым волшебником на зелёном вертолёте и уйти от возмездия. Но на этот раз все планы учений - генерал кивнул на солидный кейс, лежавший на столе, - под его личным (!) контролем. Не смотря на все вскрытые агентурщиками мероприятия и состав участников, основное все-таки находится под надёжным контролем самого главного Начальника Штаба в данном округе.
   Офицеры, присутствовавшие на совещании, делали озабоченные лица, что-то записывали в секретные тетради. Начальник Службы Защиты государственной тайны зорко оглядывал присутствующих и делал большие глаза. Начальник Службы Радиоэлектронной борьбы, тихонько, под столом, игрался в телефоне и позёвывал. И лишь только хитромудрый начальник оперативного управления, слушая непосредственного начальника, чему-то благостно улыбался.
  После речи Начальника Штаба пошли доклады о готовности, естественно, сопровождаемые слайдовой поддержкой, с безумной анимацией и эффектами. Всё как обычно. Офицер, назначенный на нештатную должность слайдометчика, лихо кликал и листал слайды, успевая реагировать на форс-мажорные ситуации. По обыкновению, заслушивали всех, и поэтому совещание длилось минимум часа два. Поговаривают, что раньше, при предыдущем Начальнике Штаба, совещание могло длиться намного дольше, ибо даже собака-сапер, каждое утро тусовавшаяся и обнюхивавшая кабинеты в штабе округа, после осмотра должна была докладывать, обязательно со слайдами и анимацией. Наверняка врут - офицеры управлений округа все привыкли преувеличивать. Максимум, что могло быть, это простой устный доклад пса своему начальнику.
   Два новых порученца Начальника Штаба, хитро провернувшие ложную высадку генерала, тихонько, меняясь по одному, сидели в углу, стараясь не отсвечивать и не попадаться на глаза большезвездным обитателям. И лишь представители разведки с прибывшими из Москвы проверяющими изредка бросали вспоминающие взгляды на двух статных и, одновременно, неприметных майоров-спецназовцев.
  
   ***
   Начальник Штаба после проведения совещания, сытно пообедав и вздремнув с полчасика в комфортабельном кунге, отправился на осмотр войск, площадок, техники и мест розыгрыша этапов. Многое впечатляло, некоторое вызывало оторопь и недоумение. В одном из показных разведывательных батальонов пришлось в спешном порядке переделывать плакаты в местах проведения занятий, и комбат, в полуобморочном состоянии после визита генерала, почему-то лично отстегнувшего сумму и обозначившего,что должно быть на наглядном пособии отправлял замкомбата в ближайший населенный пункт, где было можно распечатать баннеры; ротные, постанывая, морально содомировали писарей-хакеров; бойцы, как положено, спали в положенных местах отдыха, ибо распорядок нарушать нельзя.
  Неплохое впечатление произвели гражданские специалисты, со своим новым быстро сборным модулем. Домик новой конструкции был на диво хорош и неплохо обустроен. Замещавший бригадира, уехавшего в Залёты, на станцию разгрузки, помощник, статный усатый мужчинка, с выправкой настоящего вояки, подробно объяснил особенности конструкции, порядок сборки-разборки, обозначил стоимость данной модели. К сожалению, модули, которые пришли по железной дороге, будут попроще и собираются подольше, но что есть - то есть. Тут же нарисовался заместитель командующего округа по тылу и пояснил.
   - Виктор Юрич, вагон с модулями уже пришел; там у меня на станции - Лепёхин с местным подрядчиком из Леушово разгрузкой занимается; думаю, сегодня уже приступим к установке.
   - Ну, неплохо; кто устанавливает? Помню, по контракту фирма-подрядчик из Питера должна выделить бригаду?
   - Да, питерцы уже прибыли, только их особисты задерживают: проверки, одну за одной, накручивают - за диверсантов их приняли; я, в принципе, вопрос уже решил. Думаю, к вечеру сборщики на месте уже будут. Нам пока, вон, эти парни, с Леушово, помогают, даже телевиденье уже сюжет откатало.
   Начальник Штаба посетовал на несогласованность действий, спросил Леушовских рабочих, не обижают ли их тут, не требуется ли помощь. Два сварных - по всей видимости, братья-близнецы - попросили обеспечить беспрепятственный выезд, потому что надо и за аппаратом ехать, и за другими инструментами, потому что питерцы, оказывается, с собой ничего не везут, - интеллигенция вшивая. Молодой рабочий, подсобник, с обесцвеченным чубом, вместе с другим неформалом из местных, тут же попытались высказать пожелание прокатиться на генеральском "Крузере". Военные посмеялись, начальник Штаба ласково потрепал белобрысого по голове и пообещал ему должность контрактника в бригаде управления.
  Майор-спецназовец, сопровождавший генерала, чуть отойдя в сторону, приблизился ко второму рабочему, неформалу, и бросил короткую фразу:
  - Джек Дэниэлс.
  Леушовский понятливо кивнул и осторожно отошёл в сторону.
  
   ***
   - Да, Володя, я понял, - ситуация не из приятных; время поджимает, скоро буду.
  Я отключился и, прикурив, пошел к Лепёхину, яростно разруливавшего обстановку на платформе выгрузки. Прошел всего час с момента обнаружения вагона, а Сергей Викторович развил бешеную деятельность; сотрудник уже давно куда-то ретировался, потеряв ко мне интерес, и Лепёхин рулил один. Вагон в мгновения ока перегнали на площадку разгрузки. Буквально минут через тридцать начали появляться грузовики из автомобильного батальона местной бригады обеспечения, подъехал автомобильный кран, и ловкие стропальщики-контрактники споро занялись разгрузочно-такелажными работами.
   - Викторович, я погнал! - прокричал я подполковнику. - Дел по горло: там, говорят, ваш какой-то генерал прилетел, у моих сейчас был, - щас затыков куча будет; питерцы не приехали, мои с управления орут,... короче, некогда мне.
  Лепехин, отвлекшись от руководства, бодрым козликом подскочил ко мне и начал трясти руку.
   - Блин, братан, спасибо, офигенно выручил, даже не знаю, сказать как, проси что хошь, ... но в пределах разумного...
   - Бутылочки "Джека" мне вполне хватит, - улыбнулся я Лепехину и побрел к грузовичку.
   - Как приедешь - в домике вашем уже будет стоять, - прокричал мне вслед подполковник, - Куда ты, угрёбище, пакеты грузишь, - заорал он в сторону, надеюсь не мне.
  На обратном пути меня одолевали не очень веселые думы. Пачишин с Пиотровским, по докладу Черепанова, прилетели на вертолете Начальника Штаба округа, затесавшись к нему в охрану. Я даже знаю, как у них все получилось. Но Вова, после визита генерала в наш модуль, дабы не привлекать внимания, отправил начфиненка к центральному командному пункту с лазерной рулеткой, световым мечом и куском ватмана. Овчинников, непонятно каким образом, сумел запомниться всем воякам, как недалекий Леушовский неформал, подрабатывающий в бригаде монтажников, к которому очень благосклонно отнесся сам Начальник Штаба. Начфиненок начал выписывать кренделя возле пункта управления и приставать к комендачам с различными просьбами. Его сперва даже хотели арестовать и отлупить по кокосам, но заместитель командующего , подъехавший с какого-то объекта тыла, пояснил всем, что паренек хоть и туповат, но задачу выполняет архиважную. На том от Овчинникова и отстали, приняв его за полигонного сумасшедшего.
  Капитан, однако, подошел к делу ответственно: развернул треногу лазерной рулетки, начал что-то мерить, одновременно рисуя на куске ватмана огромный член. Тут его и нашел Пиотровский. Дабы не привлекать чьего-либо внимания, Пиотровский отвел Овчинникова к развертываемому на месте центру боевого управления. Огромное количество командных и штабных машин, выстроенных в несколько линеек и накрытых просто несусветным количеством маскировочных сетей, поражало. К тому же, на подходах к центру управления, уже оборудовались закрытые огневые точки, с бронеколпаками, и сновали комендачи, а грунтовку перекрывал БТР "восьмидесятка".
   - Смысла туда идти нет: я уже все там облазил, - сказал, озираясь, Пиотровский, - щас еще тихо, а вот завтра - запитают подвижный командный пункт, - такая ебунячая машина; здоровенная - пипец...
   - Да, в курсе, - бросил в сторону начфиненок.
  Пиотровский хмыкнул:
   - Ишь ты, уже пронюхали. Так вот, смотри: видишь, будка кирпичная, в метрах трехстах от КП? Так вот, это - электрощитовая центральная; там все заведено, буквально все: и мишенные поля, и вышки.
   - Понятненько, - начфиненок снова развернул треногу и, для пущей убедительности, достал из-за спины световой меч и махнул над головой.
   - Вжууух,... - "сказал" световой меч.
   - Там, от центрального кунга, траншея крытая идет, прямо к будке, - сказал охреневший Пиотровский, - глубокая, метра два, кабеля на подставках уже протянуты; там не хватает каких-то коробок, чтобы "запитать штатные коробки", как говорят инженеры, вообще не подходят.
  - Почувствуй силу, - ответил начфиненок, - все подходит; просто не все это могут видеть!!!
   - Ты что, дурак? Несешь всякую шнягу! короче, тема такая...
   Пиотровский во всех подробностях рассказал начфиненку события последних дней. Зерно правды в сбивчивом и матерном рассказе присутствовало, и это зерно Овчинников донес до Вовы Черепанова. А тот, по моему прибытию, пересказал его мне. Плюс - добавил кое-что от Пачишина.
  Действительно, картинка была не особо радостная. Жить нам оставалось - день от силы, а дальше - по обстоятельствам. Информация о двух, чудом ускользнувших агентурщиках, через несколько часов уже станет разведывательными данными, которые, если попадут в нормальные уши, дадут много пищи для размышления, а для кого-то это будет команда к действию.
   А минут через пятьдесят, к нам в модуль прибежали инженеры и, тоскующее, уставились на Артемьевых.
   - Чем обязаны? - галантно вопросил Черепанов и подал условный знак Ромашкину, мгновенно перегородившему выход.
   - Ребят, - взвыл полковник, один из заместителей начальника инженерной службы (причем, этот полковник знал меня отлично, из-за чего мне пришлось мордой уткнуться в бумажную кучу документации, лежащую перед моей физиономией), - Ребяааат, аппарат наш, электроды тоже надо; возле "Стрижа" пару направляющих, для кабелей, сварить и стойку распределяющую. Уголки есть, все есть, ребяааат..? - под конец фразы полковник добавил чуть подвывания и пустил слезу.
   - Ого, - восхитился один из Артемьевых.
   - Реалистично, - добавил второй.
   - А что нам с этого? - добавил Черепанов.
   - А что, эт "Стриж"? - как бы невзначай переспросил Лёня, до сих пор отиравшийся возле двери.
   - Да дуррра эта здоровенная, типа пункта управления: столики там, компы, доски интерактивные да проекторы; одну единственную осталось в строй ввести. НШ округа уже здесь, завтра пуск; мелочи остались, а у нас из сварных - три контрабаса на винтовочно-артиллерийском полигоне варили да в усмерть ужрались, а больше с допуском никого.
   - Так, мож, у нас допуска нет? - логично парировал первый Артемьев.
   - Так вы гражданские, - нелогично отбился инженер, - а питерские, которые у нас в контракте прописаны, только под вечер будут¸ зампотыл сказал.
   - Ааа... все-таки будут, - радостно взвизгнул я, высунувшись из бумаг.
   - Ага, - подтвердил инженер и переспросил, - слышь, а мы с тобой никогда не бухали?
  Артемьевы все-таки выжали максимум из ситуации и убыли на шабашку, сопровождаемые навязчивым шёпотом начфиненка.
   Начинало вечереть; меня выдернул, прибывший с Залётов, Лепехин, с которым пришлось плотно работать. На месте размещения автономного модульного лагеря (сокращенно АМЛ) пришлось побегать с лазерной рулеткой и дальномером. Начфиненок, чуть ранее освоивший эту несложную технику, бодро рулил, приданными солдатиками, вбивавшими вешки. Я с Лепехиным намечал места разгрузки. Ромашкин подруливал, одновременно жуча всех бойцов и офицеров за технику безопасности, ловко махал командирскими флажками и пинал ногами стропальщиков. Черепанов непонятно куда запропастился. Пилюлькин- Аллилуев где-то украл повязку с красным крестом и сумку похожую на медицинскую уселся на стульчике и делая вид, что наблюдает спокойно подрёмывал. Артемьевы, за двадцать минут сварившие пару металлических конструкций на центре боевого управления и выпертые бдительными комендачами, заперлись в домике и созванивались по сотовым с Димоном и оперативными офицерами. Ну и естественно, что Пачишин с Пиотровским терлись возле Начальника Штаба округа, забыв о своей высокой агентурной миссии, и вообще не подозревали о моем существовании. И это было нормально: про меня они до сих пор не знали, и мне это нравилось.
   Пришло сообщение от Скамейкина, короткое и лаконичное: "Подлётное 50 минут, мои едут". Тут все ясно: настоящих монтажников из Санкт-Петербурга все-таки отпустили и минут через пятьдесят они тоже прибудут. Времячко начинает бежать все быстрее. Интересно, все собранное и разложенное по полочкам группой, все же стоит, хоть чего-нибудь? По моей оценке, мы итак уже заслужили оценку, если не "особой важности" ("АХУ.....ТЬ!!!"), то хотя бы "ценняк" ("О, ЗАЕ....СЬ!!!"). Насколько я помню, период нашей спецухи с началом первого этапа официальных должен закончиться: мы отрабатываем уход и расслабляемся после всяких отчетов и прочей лабуды.
  Да, в принципе, уже можно и выводить. Что от нас можно еще истребовать? Вывод осуществлен практически идеально, встреча и прием группы под управление ничуть не хуже. Информация от нас идет достоверная, подтвердить не трудно. Связь постоянная. Может, еще что-то от нас надо?... Если от оперативно-агентурной группы потребуют результат, связанный с диверсией, то нам - кирдык. Хотя, почему? А я чувствую, что потребуют. А может, даже, и знаю.
  Лепехин подходит, отдуваясь, и хитро подмигивает.
   - Джека видел?
   - Офигенный Джек, - улыбаясь отвечаю, где достал такое великолепие?
   - Да у нас Начальник Штаба такой уважает; помню, попал под раздачу, искал именно такой, когда с ним в комиссии был, поэтому всегда на всякий случай таскаю именно этот вариант, мало ли что.
   - Слушай, так генерал, вроде, здесь, - может отдать, мало ли что?
   - Неээ, заработал - забирай, тем более, я сейчас за этот модульный лагерь лично отвечаю, и, если честно, пусть подсуетятся другие, молодые да рьяные, удержавшиеся в новом облике, - хохотнул Лепёхин. - Я им советы даю, а они - рожи кривят, уррроды, - неожиданно резко закончил он .
   - Слуш, но вы же, вроде, тыловики, все одной крови, - недоуменно переспросил я.
   - Одной крови, да разных пород, - оборвал меня со вздохом подполковник и подозрительно посмотрел, - такое впечатление, что ты лет двадцать в непобедимой и легендарной отслужил, - фразочками специфическими бросаешься; но, ладно, давай, некогда, - и он с истерическим криком опять побежал на площадку разворачиваемого лагеря. Споткнулся, упал, был подхвачен Аллилуевым, который попытался сделать сразу же непрямой массаж сердца и искусственное дыхание рот в рот. Лепехин отбился от доктора, получив в награду аскорбинку помчался дальше.
  Блин, чуть не прокололся: надо осторожнее в выражениях быть.
  Неподалеку появились на моем грузовичке Артемьевы и призывно помахали руками. Близнецы, под видом доставки какой-то хрени с базы, выезжали в Леушово, якобы за нужными сварщицкими прибамбасами. Тем более, инженеры, пользуясь благословлением Начальника Штаба, выбили у коменданта пропуск, с правом проезда без досмотра на наш грузовичок. Артемьвы неплохо помогли инженерам, обеспечивающим развертывание центра боевого управления. Реально, никакая хрень с базы нам была не нужна, а вот сеанс связи - обязательный, двусторонний - прокачать надо было архиважно; сотовые - это отлично, но и про штатные средства лучше не забывать. Проинструктировав братьев и (на всякий пожарный) отправив с ними Ромашкина, я в сопровождении Черепанова поплелся к нашему модулю, готовить встречу бригады из Санкт-Петербурга, а заодно переговорить по куче назревших вопросов.
  Поставили на фишку начфиненка дали ему в руки "Сникерс", чтобы не скучал, и с жаром принялись обсуждать сложившуюся ситуацию.
   - Вова, всё что можно, мы уже отработали и, скорее всего, дали угля свыше нормы; остался буквально день до окончания "спецухи", мы ждем сигнал на то, чтобы сворачиваться, основные каналы связи уже могут быть под контролем радиоразведчиков и особистов; еще немного - и придется просто-напросто убегать, - рассуждал я прихлебывая кофеек.
   - Но Пачка же рассказал нам о форс-мажоре, тем более Олежка, когда ходил на стрелу с Пиотровским, принес подтверждение в клюве, что не все так просто, - по любому нам навесят эту дополнительную задачу с какой-нибудь красивой диверсией. Дед "Русс" с москвичом не даром здесь раньше основного бомонда появился.
  - Диверсия должна исполняться группой Пехотина, а не нами: мы можем побыть у них в оперативном обеспечении, скинуть план центра боевого управления, места проникновения, расположения огневых точек, ну, засад там, от комендачей и вэвэшников. Нам самим это не по карману, - мы шквала огня и красивой показухи, ну никак не сможем обеспечить, при всем наличии средств.
   - Я чую, что сигнал к нам придет именно на специальное мероприятие, а потом уже и на отход после него, в ходе общей движухи; задействовав твоего майора мы какой-нибудь результат дадим, но опять же, - Вова призадумался, хлебнул из своего стакана, - опять же, исходя из расклада политических сил, - тут рулит местный Начальник Штаба округа, а нами - наш Начальник Штаба округа, а они - кореша или тип того...
   - Хочешь сказать?..
   - Ага, нам дополнительную задачу может поставить только наш Начальник Разведки по согласованию с вашим; ты-то у нас - командир сформированного партизанского соединения из местных, но вот Начальнику Разведки Начальник Штаба округа спокойно может поставить задачу...
  Вова замешкался, я подхватил мысль:
   - Что, если все основные задачи оперативно-агентурных мероприятий выполнены, и группа до сих пор в работе, то закончить этап специальных учений можно красивой диверсией-пидерсией!!!
   - Хыыы, - заржал Вова, - диверсанты-пидерсанты! я уверен, что начальники штабов между собой еще на что-то поспорили.
   - На Джека Дэниэлса, - почему-то мне пришло в голову.
   - Мляааа, - заорал Вова, - Пачка же говорил!
   - Ну, у меня, кстати, немного есть, - я вытащил из-под стола пузырь, честно отработанный у Лепёхина, - предлагаю после всего...
   Заглянул начфиненок, увидел вискарь и улыбнулся.
   - Там микроавтобус с рабочими приехал, - провозгласил он.
   - "Что тебе сниццааа, крейсер Аврорааа..." - послышалось слаженное пение с улицы.
  
   ***
   Прибывших на скорую руку разместили в нашем модуле, переодели; местные тыловики покормили всех в развернутой поблизости палаточной столовой, и работа закипела. Лепёхин был на седьмом небе от счастья. Питерцы, абсолютно не задавая никаких лишних вопросов, монтировали модули, таскали кабеля и трубы, напоминая своей суетливостью китайцев, получивших подряд на строительство где-нибудь в Уссурийске.
   Начфиненок с Черепановым убыли на какую-то доразведку "и с кем-то там перебазарить". Даже меня в свои планы не посвещают, но может это даже и к лучшему.
  Отзвонились Артемьевы, сеанс связи отработали по графику, плюс Лёня подобрал еще каких-то двоих пассажиров, как они озвучили "из наших", ладно, приедут - посмотрим.
  Сзади раздалось покряхтывание, и чей-то знакомый голос произнес.
   - Ну, что, когда когти будете рвать?
  Я, стараясь не делать резких движений, обернулся и мельком взглянул на деда "Русса".
   - После отработки последней задачи, товарищ генерал, - пробормотал я, думая одновременно, чем мне грозит появление непосредственного начальника.
   -Да, начальнички, конечно, намудрили: Вам бы уже давно пора было свалить, но, ладно, - думаю, Вы этот портфель как-нибудь украдёте с Пехотиным, - обронил генерал и, весело насвистывая, куда-то испарился.
  Ага, все-таки диверсия. Насколько я знаю, свою удачливость, сейчас все кому ни лень начнут мне доводит данную задачу. У меня всегда так: если, к примеру, какое-нибудь совещание, то мне про это совещание человек пять скажут и обязательно один за другим. Такое впечатление, что я настолько туп, что с первого раза не понимаю. Хотя я уже так привык к данному положению вещей, что теперь, если меня минимум три человека не предупредили - никуда не хожу, и это иногда срабатывает.
   Ко мне подошёл какой-то работяга из прибывших, в фирменном комбинезоне и надвинутой на глаза кепке.
   - Я тут присяду, перекурю, - пробормотал он, устраиваясь возле меня на скамеечке и доставая из пачки "Кэмел".
   - Ну, давай, рассказывай, какой портфель нам надо спи..ть, - устало разрешил я.
  Пехотин хохотнул и начал по порядку рассказывать о прилетевшей внезапно задаче.
  В течении получаса, под видом замерщиков, прикрываясь так полюбившейся начфиненку лазерной рулеткой, куском ватмана, на котором почему-то был нарисован член, мы, свободно шарахаясь, провели небольшую рекогносцировку, - отметили ориентиры, обговорили взаимодействие.
   Группе Пехотина проникнуть на территорию полигона проблем не составляло, но к развертываемому центру боевого управления смысла подходить не было никакого: очень много открытого пространства, трассированных дорожек и закрытых огневых точек, которые споро устанавливали инженеры. Группа будет просто как на ладони: складок местности от холма над северной окраиной никаких ни овражка и хилой лесополосы.
  Тем более, как было видно в бинокль Пехотина, неподалеку от Центра развертывались мобильные группы радиоэлектронной разведки. Судя по развертываемым антенным полям, развертывался комплекс на базе "камаза", способный вести разведку в КВ, УКВ-диапазонах и мониторить мобильный радиосервис. А если радиоразведка согласовала с контрразведкой вопросы ведения разведки сотовой связи на своей территории, то нам - капец: наши разговоры по сотовой связи пока не контролировались ни кем, и нас это спасало, а вот теперь стоило опасаться.
   - Мляааа, - забормотал рядышком майор, - глянь, шеф, - к рэровцам "газелька", цвета "баклажан" подъехала...
   - Ага а в таком комплексе для нас сущая печаль, - подтвердил я, - щас развернутся и запустят птичку.
   - Баклан - двадцатый, - подтвердил Пехотин, - если окрестности начнут смотреть - хреново придется.
   - Обложили, обложили, слушай есть тема: надо посчитать кое-что, - озвучил я бродящие в голове мысли, - давай-ка, свернемся, а то мало ли кто на нас пялится.
  По моим соображениям, группе Пехотина подходить к центру боевого управления, после проникновения на полигон, не имело никакого смысла. А вот создать видимость своего присутствия, учитывая предыдущий опыт бесконтактной засады, смысл имело. Тем более, можно было создать впечатление передвижения диверсантов по территории полигона.
   Пехотин что-то подсчитал в уме и сказал, что запасов в принципе хватит, но после этого специального мероприятия он выйдет на ноль, но это не беда, специальные учения заканчиваются. Надо поработать всю ночь. Обстановка позволяет в связи с возникшей суетой при строительстве модульного лагеря. Фирменные спецовки для прикрытия подгруппы обеспечения он уже достал. Еще немного побеседовали, для пущей достоверности, я отругал Пехотина в матерных выражениях, и тот куда-то ушёл.
   Задав дрифта грузовичку, под "эрон-дон-дон", подскочили близнецы и, Лёня радостно скалясь, вытащил из кабины двух камуфлированных майоров, с моей спецназовской бригады.
  "На хрена эти китайские копии Пиотровского и Пачишина тут нужны?", - подумал я, а потом вспомнил.
   Первый из Артемьевых, оглянувшись по сторонам, поманил меня в модуль и, сделав страшные глаза, начал рапортовать о проведенном сеансе связи и о поступившей задаче.
   - Третий, - резюмировал я, - значит, все верно придется отработать.
   - Чего третий? - не понял Артемьев.
   - Майоров припрячь и ничего им не говори...
  
   ***
  Начальник штаба округа, отзвонившись Командующему и поставив задачи подчиненным, вызвал к себе начальника службы войск и выдвинулся в сторону развертываемого центра боевого управления. Майор-спецназовец из охраны, встретил "Лэндкрузер" бесцеремонно запихал в него подошедшего полковника из службы войск, предупредительно открыл дверь для генерала.
   - Так, ты со мной, второй - у меня в кабинете на телефонах, предупреди его, если ЗНШ (заместитель) будет меня искать: я на ЦБУ провожу осмотр; пусть на меня выйдет по закрытому "Шмелю" (телефон закрытой мобильной связи) и сам подъезжает. Кейс, давай, сюда мне, на колени. Давай, мухой.
   Майор быстренько сбегал в кабинет предупредил, второго охранника, более пухлого майора, и обратно нырнул в "джип" на переднее сиденье. Внедорожник бодро попылил в сторону скопления машин.
   Пачишин, оставшийся в кабинете начальника, барственно развалился на кресле и осмотрел стайку телефонов, различной степени секретности и защищенности. Покрутился в кресле, пощелкал мышкой компьютера, поползал по папкам. Увидев ,что часы на столе отстают, и напрочь забыв о таком понятии как часовые пояса не мудрствуя перевел их вперед. Нашел в ящике флэшку повтыкал ее в компьютер. Ничего интересного, служба защиты государственной тайны все своевременно удаляет и обновляет антивирусные базы. Скукота, тем более операционная система абсолютно не старая добрая "Винда", а специальная, военная. Скучно. От нечего делать, майор начал тренировать на листочке роспись начальника штаба округа, благо образцов было полно. Уж в этом майор был специалистом. Вскоре и это занятие надоело, тем более, роспись стала получаться лучше оригинала.
   "А не позвонить ли в бригаду?" Пачишин по памяти пощелкал по клавишам эровского телефона и услышал гудки исходящего вызова.
   - Алло, Димон, здарова, - с начальственной ноткой в голосе забасил он в микрофон громкой связи...
  
   ***
  Минут через сорок после окончания разговора Пачишина с бригадой,в кабинет заглянул хмурый начальник оперативного управления.
   - Здравия желаю! - бодро гаркнул майор и нагло уставился на полковника.
   - Начальник Штаба еще не вернулся? - игнорировал приветствие начопер.
   - Он с заместителем и начальником службы войск на ЦБУ, проводят смотр.
   - Ну да, смотр, совсем в шпионов заигрались, - непонятно к чему пробормотал полковник, - щас я оператора пришлю, он ему утренний доклад скинет в его папку.
   - Присылайте, вроде Начальник Штаба, что-то про это говорил, - подтвердил Пачишин и скучающим взглядом вперился в полковника. Тот ушёл, бормоча под нос про непонятные игры генералов. Минут через пять заглянул измученный подполковник, с тенями под глазами.
   - Я доклад скинуть, - оповестил он Пачишина.
   - Скидывай, - зевнул майор.
  Подполковник, вытащил из опечатанного портфеля флэшку с огромной биркой и протянул её майору.
   - Сам скидывай, - пошёл в отказ майор, - я в ваших штуках не рублю.
   - Да, щас, ключик доступа - вон, у тебя, на столе лежит, для НШ скидывает или его порученец-связист, который еще не прилетел, или он сам; я хрен полезу, меня уже за эти учения чего только не лишали. Давай, не менжуйся. Папка на рабочем столе .Флэшка в оперативном управлении, прописанная на этом компе, одна, так что не мороси, давай, я жду.
  Пачишин пожал плечами, взял флэшку и начал манипуляции, бормоча под нос:
   - Эге, копировать; ага, вставить..
  Подполковник оператор воздел глаза к потолку и ухмыльнулся.
  Пачишин, смущенный и красный, выдернул флэшку и передал ее подполковнику, который, усмехаясь, заставил Пачишина расписаться в журнале переданных файлов. Пачишин автоматически черкнул и, насупившись, уставился на телефоны. Как только оператор скрылся из виду, майор снова набрал знакомый номер:
   - Димон, здаров, эт снова я, - я тут какую-то херню сотворил, что делать ?...
  

Оценка: 8.73*136  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017