ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Зампини Диего, Сейдов Игорь
Битва Титанов

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 8.42*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    авторы: Диего Зампини и Игорь Сейдов перевод: Нина Меньших (MenshihN@avangard.ru)

  Битва Титанов
  
  12 апреля 1953 года в небе Северной Кореи на высоте 40 тысяч футов состоялась воздушная дуэль летчиков-асов Семена Федорца (МиГ-15) и Джо МакКоннелла (F-86 "Сэйбр").
  
   Недавно Россия подтвердила факт участия советских пилотов в Корейской войне, что давно подозревалось ООН. Сие открытие явило миру множество доселе неизвестных общественности руских летчиков и, приоткрыв завесу секретности, дало возможность встречаться и сравнивать воспоминания с бывшим противником. Таким образом стало известно о классических воздушных дуэлях настоящих ассов. Весной 1953 года в небе состоялась ставшая исторической "встреча" двух "воинов воздуха": пилота МиГ-15 Семена Федорца и Джозефа М. МакКоннелла, пилотировавшего, в свою очередь, F-86 "Сэйбр".
   Семен Алексеевич Федорец родился в 1924 году на Украине. По иронии судьбы, свои первые боевые вылеты он осуществил, пилотируя Бэлл Р-39 американского производства. В течение 1944-45 годов ему главным образом пришлось вылетать на оборону Ленинграда, однако учитывая относительное спокойствие вверенного ему сектора, на его долю так и не выпало настоящее боевое соревнование с гитлеровцами.
   На момент принятия Советским Союзом решения о поддержке Северной Кореи Федорец проходил службу в одном из боевых воздушных подразделений на Дальнем Востоке (913-ый Истребительный авиационный полк (ИАП) 32-ой Истребительной авиационной дивизии (ИАД). На тот момент он уже был в офицерском звании, чему способствовали выдающиеся способности летчика: показатели поражения им воздушных и наземных целей не имели аналогов в 54-ой воздушной армии. В апреле 1952 года 913-ый ИАП был дислоцирован в Китае, а в сентябре 28-летний Федорец осуществил первый боевой вылет. 17 декабря последовал его доклад о своей первой воздушной победе над "Сэйбром":
   "По тревоге мы поднялись в воздух, где и получили непосредственное задание. Наша эскадрилья шла двумя звеньями по четыре самолета в каждом... Строй замыкали я и мой ведомый Саша Попов. Бой с "Сэйбрами" завязался на высоте 13-14 тысяч метров. Так как у нас было преимущество в высоте, они быстро вышли из боя и вернулись на свою базу. Командующий подразделением майор [С.И.] Бабич приказал прекратить преследование и мы развернулись по направлению к своей базе.
   Я и Попов шли позади всех. Вскоре он сообщил: "Смотри! Сзади меня - "Сэйбр"!" Я увидел вражеский самолет, шедший сзади и чуть ниже моего ведомого. Я отдал приказ идти прямо и слегка набрать высоту, сделал крутой поворот налево и атаковал "Сэйбр". Однако было поздно: ему удалось подбить моего напарника. Я слышал, как Саша кричал по радио: "Он стреляет в меня!.. Тормоза вышли из строя!" Я приблизился и дал залп с расстояния в 500-600 метров. "Сэйбр" резко повернул налево и последовал по направлению к Корейскому заливу; я начал преследование, однако расстояние между нами неуклонно увеличивалось... Когда оно достигло 1000-1200 метров, я дал еще один залп. Снаряды прошли мимо F-86, он повернул налево и сбросил скорость - чего, собственно, я и добивался. Приблизившись к нему на расстояние в 600 метров, я открыл огонь. Получивший повреждения кабины, "Сэйбр" пикировал и - в 15-20 километрах от моря - разбился."
   Доклад летчика не вызывает сомнений. Ему бесспорно удалось уничтожить противника, которым, скорее всего, был F-86E Bu ?51-2875 из 51-ого Боевого авиакрыла истребителей (БАИ). 19 февраля 1953 года, во время перехватывающего полета на высоте 14 тысяч метров Федорец, бывший на тот момент ведомым Евгения Асеева, и пилотировавший МиГ-15 (?2315393), заметил боевой порядок "Сэйбров", шедших на высоте в 8000 метров. Советские летчики спикировали на американцев, одному из которых удалось "сесть на хвост" МиГу Валентина Шорина. Асеев немедленно поспешил ему на помощь:
   "Внезапно Асеев приказал мне приблизиться: "Двадцать пятый (таков был мой позывной), у меня закончились боеприпасы, подходи ближе." Я немедленно пикировал и дал очередь по "Сэйбру" с расстояния в 300-400 метров, зацепив его. Американец, осознавая опасность сложившейся ситуации, развернулся и спикировал. Я в точности повторил маневр и, поймав его в прицел на расстоянии в 80-100 метров, дал короткую очередь. Был прекрасно виден взрыв пушки - оранжевая вспышка внушительных размеров, появившаяся позади кабины "Сэйбра". Фюзеляж разорвало на части, а сам
  самолет упал на землю."
   В соответствии с документами, жертвой летчика на этот раз стал младший лейтенант 336-ой Боевой эскадрильи истребителей (БЭИ) 4-ого БАИ Эдвард Избики, который, катапультировавшись, попал в плен. Два дня спустя, 21 февраля, 913-ый ИАП предпринял еще один вылет на перехват, во время которого произошел воздушный бой со звеном самолетов F-80.
   По словам Федорца: "В тот день наша задача заключалась в перехвате группы F-80 в районе Камхына (в прибрежной зоне Желтого моря). Мы шли на высоте 14 тысяч метров, дальность полета - максимальная. Радары противника (в т.ч. находившиеся на американских кораблях, действовавших в Желтом море,) отразили наше присутствие в воздухе - естественно, противник получил команду вытеснить нас с этой территории.
   Так, наши [с командного пункта] отдали приказ возвращаться. Мы повернули направо и начали приближаться к Ансю. В тот самый момент я заметил впереди, на расстоянии в 20-25 километров, группу "Сэйбров", шедшую с Корейского залива под углом в 35-40 градусов и чуть выше нас. Я информировал об этом командующего эскадрильей майора С.И. Бабича. Он ответил, что понял, однако приказа менять курс не поступало. Мы приблизились к противнику; вторая пара вышла вперед и направо, оставив, таким образом, самолет Бабича в самом конце. Шедший впереди "Сэйбр" приблизился, Бабич начал поворот направо под углом в 30-40 градусов, что усугубило его положение, т.к. таким образом он предоставил противнику возможность атаковать сзади, чем он не преминул воспользоваться.
   Я шел справа и выше. Стало ясно, что ситуация складывалась не в нашу пользу, и я начал осуществлять резкий поворот направо с набором высоты, затем развернулся влево и атаковал первый "Сэйбр", у которого было предостаточно времени для того, чтобы повредить самолет Бабича. Я приблизился к "Сэйбру" и с расстояния в 300 и 100 метров дал по нему две очереди соответственно. "Сэйбр", извергая клубы черного дыма, пошел вправо и вниз. Бабичу же, несмотря на полученные его самолетом повреждения, удалось дотянуть до территории Улумбея, где он успешно выпрыгнул с парашютом."
   Самолет Бабича был сбит капитаном Винсентом Стэйси (335-ая БЭИ 4-ого БАИ), на счету которого уже был один МиГ, сбитый незадолго до этого (17 января). Чуть позже Федорец собьет его "Сэйбр", однако Стэйси опять повезет: над морем он катапультируется и будет эвакуирован на вертолете.
   Находясь в госпитале, Бабич назначил Федорца командующим эскадрильей - чуть позже, будучи уже комэском, он доложил еще об одной воздушной победе, состоявшейся 3 марта. И вновь противник умолчал о понесенной потере.
   Примерно через месяц после того, как Федорец открыл счет своим победам, Джозеф МакКоннелл - старший лейтенант американских ВВС - сбил свой первый МиГ-15 (224-ый ИАП). Это произошло 14 января 1953 года. Также как и Федорец, МакКоннелл - ветеран Второй мировой войны, бывший в то время штурманом бомбардировщика В-24. Сначала МакКоннелла, которому на тот момент уже исполнилось 28 лет, признали негодным для полетов на F-86 - большинство летчиков, пилотировавших этот самолет, было 24-26-летними ребятами - однако он, также как и Федорец, продемонстрировал блестящие способности, которые очень быстро сделали его командиром звена "D" 39-ой БЭИ 51-ого БАИ.
   За две недели, последовавшие за его первой победой, счет сбитых "Маком" МиГов заметно увеличился - он выиграл воздушные сражения 21, 30 и 31 января. 16 февраля последовала его уже пятая по счету победа. Так всего за месяц и два дня он стал настоящим ассом.
   Также как и Федорец, самые впечатляющие достижения МакКоннелла относились к поражению им воздушных целей. Он был одним из немногих пилотов, попадавших в объект с расстояния в 1500 футов - максимальная дальность поражения для пулеметов 50-го калибра, которыми были оснащены F-86. Большая часть летчиков предпочитала максимально приблизиться к цели, но только не МакКоннелл. Время от времени ведомые Мака наблюдали как он поражает очередной МиГ, находясь на максимальной от него дистанции. Картина была стандартной: либо объятый пламенем МиГ, стремительно падающий вниз, либо катапультировавшийся с него летчик. Никого не удивило получение МакКоннеллом, являвшимся действительно феноменальным стрелком, еще двух красных звезд на свою "Красотку Батч" - самолет F-86E, Bu ?51-2753, получивший такое прозвище в честь жены Мака. Это последовало после его побед 8 и 14 марта. Помимо звезд, МакКоннелл получил также и звание капитана.
   12 апреля 1953 года активность сторон в воздухе была чрезвычайно высока. В 7:30 утра Федорец узнал о налете "Тандерджетов" F-84 на дамбу Суйхо, сопровождаемых "Сэйбрами" 51-ого БАИ. По тревоге были моментально подняты все МиГи 224-ого, 535-ого и 913-ого полков; перед эскадрильей Федорца была поставлена задача заместить своих боевых товарищей, когда придет их время отхода. Пилотируя МиГ-15 ?93, он провел большую часть времени наблюдая за ходом воздушной битвы. По воспоминаниям летчика:
   "Внезапно я услышал голос одного из наших пилотов, звавшего на помощь. Я посмотрел вниз и увидел справа и ниже на 1500-2000 метров МиГ-15, направлявшийся к северу. За ним тянулся шлейф черного дыма. Самолет преследовал "Сэйбр", ведущий по нему непрерывную стрельбу. Недолго думая, я резко пошел вправо, снижаясь. Приблизившись к "Сэйбру", я дал по нему две очереди. После второй - "Сэйбр" потерял управление, крутанулся направо и врезался в землю."
   Это был самолет второго лейтенанта 335-ой БЭИ Нормана И. Грина - юного пилота, которому, тем не менее, удалось добраться до Восточно-Китайского моря, где он успешно катапультировался и был эвакуирован. В то время, когда Федорец атаковал самолет Грина, сзали приближалось звено, состоявшее из четырех F-86 39-ой БЭИ. Его возглавлял капитан Джо МакКоннелл.
   "Сопровождавшие меня "Третий" и "Четвертый" - Александров и Шорин соответственно - потеряли из виду мой маневрировавший самолет, - продолжал вспоминать Федорец, - однако мой ведомый Ефрамов находился рядом. Приближаясь к "Сэйбру", я услышал его слова: "Сзади - звено "Сэйбров"!" Предупредив меня, он повернул налево, и я остался без прикрытия. Стоило мне лишь оторваться от прицела и оглядеться, мою кабину прошила короткая очередь справа и сверху.
   Я резко повернул направо, уходя с линии огня. Очередь, выпущенная "Сэйбром", прошла мимо. Тогда он появился передо мной справа. Американец повернул голову и, заметив меня, выпустил закрылки с намерением снизиться. Он рассчитывал пропустить меня вперед и изрешетить с короткой дистанции. Его замысел был для меня очевиден; я резко повернул влево, одновременно стреляя по нему безо всякого прицеливания. Очередь прошила основание его правого крыла рядом с фюзеляжем. На самом крыле же образовалась внушительная дыра, площадью около квадратного метра. "Сэйбр" ушел вправо и вниз по наклонной. Это была моя вторая воздушная победа.
   Стоило мне выйти из атаки, - продолжал свой рассказ прославленный летчик, - как мой самолет получил пулеметную очередь снизу. В то время как я пытался оторваться от противника, кабина наполнилась дымом и запахом керосина, из строя вышла приборная панель и, в довершение всего, появилась еще одна пара "Сэйбров". Используя триммер, я выровнял самолет и решил катапультироваться. Высвободив с огромным трудом парашют, я покинул свой самолет на высоте 11000 метров."
   Федорец не мог знать, что вновь появившейся "парой" были самолеты звена МакКоннелла, который, получив повреждения своего самолета, исполнил одну из фигур высшего пилотажа и занял позицию за атаковавшим его самолетом, надеясь взять реванш.
   "Сложилось так, что в тот день, когда сбили МакКоннелла, я следовал в его звене третьим номером. - вспоминает старший лейтенант Харольд Читвуд. - Мак начал вести по МиГу огонь, после того как моя пара атаковала противника. Затем я услышал как ведомый Мака сказал ему остановиться - МиГ занял позицию на шесть часов. Мак проверил хвост, однако МиГ остался не замеченным им, т.к. находился ниже. Приблизившись, самолет начал стрельбу и зацепил Мака, который резко отошел в сторону и МиГ прошел мимо. Развернувшись, Мак выстрелил и сбил самолет противника."
   После этого МакКоннелл развернул свой выходивший из строя самолет по направлению к Восточно-Китайскому морю, а в это время Читвуд вызывал эвакуационную команду. "Когда ведомый Мака сообщил мне о повреждении его самолета, я сразу же прекратил атаку, развернулся и заметил дымившийся самолет. - продолжает вспоминать Читвуд. - Мощности оставалось процентов 50-70, не работала связь, но самолет был управляем. Он шел южнее, по направлению к морю. За нами, идущими в том же направлении, следовало звено МиГов, однако, они не атаковали. Несмотря на густой дым, окутывавший самолет Мака, огня не было видно.
   Тем временем я вызвал на помощь эвакуационную команду. В поле нашего зрения появился следовавший на север вертолет; он развернулся и дождался того момента, когда Мак покинет свой самолет. В воде МакКоннелл пробыл всего пару минут; на К-13 он вернулся еще до сумерек."
   По воспоминаниям сослуживцев, МакКоннелл, вернувшись на воздушную базу в Сувоне, известную как К-13, и отвечая на вопросы о пережитом, был лаконичен: "Слегка ноги замочил". Эта краткая реплика служила также и свидетельством профессионализма экипажа вертолета Н-21 (летчики Дональд Крэбб и Роберт Салливан), подобравшего МакКоннелла.
   Ни один из голливудских режиссеров не не придумал бы лучший сценарий для событий, произошедших 12 апреля 1953 года. Воздушная потасовка сторон закончилась вничью: с одной стороны были "принесены в жертву" два советских и два китайских МиГа, с другой - четыре американских самолета. Успех Федорца, уничтожившего самолеты Грина и МакКоннелла, приумножила воздушная победа Григория Берелидзе (224-ый ИАП), который сбил F-86Е, пилотируемый Робертом Ниманном, а чуть позже к достижениям советской стороны прибавился еще и F-84Е, сбитый капитаном Сейоновым (913-ый ИАП); пилот Джеймс Уилз погиб. Только что заслуженное звание асса и шестой уничтоженный самолет не помешали, тем не менее, самому Федорцу стать восьмой по счету победой для одной из его жертв.
   Всего через четыре дня после прохождения тяжелейшего испытания, выпавшего на долю МакКоннелла, он уже вновь был в кабине F-86F Bu ?51-2910 - "Красотки Батч II", прибавив на свой счет еще один сбитый МиГ. 24 апреля, после очередной победы в воздухе, МакКоннелл получит звание "двойного асса". За этим последуют победы 13, 15 и 16 мая. Многие из "успехов" американца имели место быть "по ту сторону" Ялуцзян: Мак, ничтоже сумняшеся, нарушал многочисленные приказы не вступать в бой с противником на манчжурской стороне реки.
   Последнее сражение МакКоннелла произошло 18 мая. Тот день начался с вылета Мака и второго лейтенанта Дина Эбботта на "Аллею МиГов", где американцы сразу же увидели два МиГа, следовавших по направлению к северу. МакКоннелл начал преследование и пилоты МиГов, заметившие присутствие противника в воздухе, запросили поддержку. МакКоннелл, рассчитывавший замедлить продвижение МиГов, открыл с максимальной дистанции огонь и, как обычно, нанес повреждения одному из самолетов.
   "В тот самый момент, - рассказывал Эбботт, - появились самолеты поддержки, запрошенной летчиками! Звено из четырех самолетов приближалось к нам с трех часов, и еще одно - с девяти. Они шли справа под нами и мы резко повернули в их направлении, т.к. они представляли собой более легкую добычу, нежели чем изначально преследуемая нами пара. Воспользовавшись моментом, я вышел вперед, и один из МиГов открыл по мне огонь. Мак зашел ему в хвост и быстро повредил - так, летчику пришлось катапультироваться. Мы снова взяли вправо и со мной опять повторилась эта история: Мак повторил полубочку, зашел ему в хвост и попросту отрезал его от меня."
   "В какой-то момент этой схватки, отвлекая МиГи на себя, я подумал: "Боже мой! Да их тут, должно быть, штук тридцать!" - вспоминал МакКоннелл. - Да...и всех их мы берем на себя". В бою с нашей стороны принимали участие только два наших самолета; нас слушали все, включая Сувонский военный штаб."
   Этот факт, а также только что полученный статус "трижды асса" сделали Мака широко известной персоной.
  "Учитывая сложившуюся ситуацию, максимум, что мы могли сделать - попытаться проложить себе дорогу обратно на юг, поворачивая влево и вправо попеременно. Возможно, единственная причина, по которой нас так и не сбили, заключалась в огромном количестве их самолетов, мешавших друг другу. Наконец мы вышли к югу от Ялуцзян - спасибо, они не последовали за нами. Если бы они все-таки начали преследование - наши запасы топлива вскоре бы иссякли и мы оба попали бы в веселую историю без единого с их стороны выстрела. Мы еле вернулись и приземлились окончательно угоревшие. Но мы, черт возьми, все же вернулись..."
   Жертвами МакКоннелла на этот раз стали представители 518-ого ИАП 216-ой ИАД - благополучно катапультировавшийся капитан Стадник, а также старший лейтенант Рыбаков, который погиб. Чуть позже МакКоннелл сбил третий за тот день МиГ. Учитывая 16 имевшихся за плечами Мака побед, он стал американским ассом номер один в Корее, однако на его долю больше не выпало шанса победить противника: генерал-лейтенант Глен О.Баркас, командующий Дальневосточными воздушными силами, больше не хотел рисковать жизнью, ставшей такой драгоценной для пропаганды. Многие из очевидцев голову дают на отсечение, что последними словами генерала были: "Я хочу, чтобы этот человек находился на своем пути домой в США еще до того момента, как я закончу это предложение." Несмотря на тон приказа, МакКоннелл располагал достаточным количеством времени перед своей отправкой на родину для того, чтобы представить Эбботта к получению Креста за выдающиеся летные заслуги, которым он действительно был впоследствии награжден.
   По иронии судьбы, именно одна из выдающихся способностей МакКоннелла - дар изучения ситуаций с искусственным отказом гидравлики F-86 - возможно, стоила ему жизни. 24 августа 1954 года на базе ВВС Эдвардс во время облета последней версии F-86H, на самолете, тестируемом МакКоннеллом, произошел полный отказ гидравлической системы. В этот момент он должен был катапультироваться, однако счел, что сможет посадить самолет исключительно при помощи руля направления и дросселя. Это практически удалось, однако самолет попал в турбулентный поток. Потеряв контроль над управлением, МакКоннелл попытался катапультироваться, но для этого уже было слишком низко. Так закончил свою жизнь один из самых прославленных американских летчиков, каких когда-либо видело небо Кореи.
   Судьба противника МакКоннелла по сражению 12 апреля 1953 сложилась совсем иначе. 10 июня 1953 года Федорец приземлился на воздушной базе в Дайпу на своем МиГе-15 ?16. Его самолет был весь в обломках "Сэйбра", пилот которого - Роберт Кури (12-ый боевой эскадрон бомбардировщиков) - попал в плен.
   Последняя воздушная победа Федорца пришлась на 19 июля 1953 года.
   По словам самого летчика: "В тот день мы поднялись в небо по тревоге с целью перехватить боевой порядок F-86, атаковавших Супхунский аэродром. Вражеских самолетов было немного - около 12 штук. Так как наш оператор пропустил их появление - в воздух мы поднялись слишком поздно. Нас было 6 самолетов, шедших на уровне вершин деревьев. Видимость была плохая. Когда мы достигли аэродрома, на нас спикировало звено "Сэйбров". Я повернул налево и началась битва. Один из "Сэйбров" открыл огонь по самолету старшего лейтенанта Герасимчука, который пошел вверх вместо того, чтобы резко повернуть. Во время набора им высоты, в его МиГ попала еще одна очередь и самолет охватил огонь; Герасимчуку пришлось катапультироваться. В то же время старший лейтенант Асеев атаковал "Сэйбр", пытавшийся сбить его ведомого, однако, безуспешно - боеприпасы были на исходе. "Сэйбр" вышел из атаки и последовал по направлению к своей базе. Я перехватил его и, чуть не столкнувшись с ним в лоб, открыл огонь. Он камнем упал на землю и взорвался. К несчастью, парашют Герасимчука не раскрылся должным образом, и этот - двадцатый по счету для лейтенанта вылет - стал для него последним."
   МиГ Герасимчука был сбит старшим лейтенантом Фрэнком Д. Фрезиэром (336-ой БЭИ), а Федорец сбил, судя по всему, F-86F, пилотируемый Кеннетом Поленски (то же подразделение; погиб в бою). По данным ВВС США, обнародованным на следующий день, самолет Поленски стал жертвой "неисправности двигателя". На момент прекразщения военных дейтсивй в Корее, Семен Федорец совершил 98 вылетов, победил в 8 воздушных боях и был удостоен Ордена Ленина - второй по значимости советской военной награды. Выйдя, в конечном итоге, в отставку в звании полковника, Федорец продолжил передавать свой опыт молодым поколениям русских пилотов, на этот раз - в качестве инструктора Харьковской Воздушной школы.

Оценка: 8.42*14  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012