Зарипов Альберт Маратович
Ну настоящий полковник. (новая редакция)

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 8.77*15  Ваша оценка:


   " НУ, НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК..."
   сначала идёт класспотом семейство потом отряд ирод потом вид и подвид.
   "Юмористическая" повесть о повелителях бытия, их верных сатирах и слепом Герое...
  
   Предисловие...
   Странно, но командующий Северно-Кавказским военным округом генерал не принял абсолютно никаких мер по уборке окурков, которые в мой огород за зиму набросал его непосредственный подчиненный - полковник Гурвич. Моему возмущению и негодованию не было предела... Конечно... В наше время от этих зажравшихся чиновников можно ожидать чего угодно, ибо они настолько уверовали в свою вседозволенность и вселенскую безнаказанность, что ощущают себя настоящими хозяевами жизни... Но это откровенное издевательство опухшей тыловой сволочи переполнило всю мою чашу терпения... Пора было принимать ответные меры...
   Ведь если босс всячески покрывает подобные выходки своего подчиненного и никак его за это не наказывает, то это означает только то, что сам шеф в курсе всех его проделок и , возможно, даже лично благословил своего исполнительного служащего на их совершение...
   А раз так... То надо увольнять их обоих с действительной службы в отставку к чертовой матери !... И только лишь таким образом можно будет остановить тот военно-бюрократический КАТОК, на котором поочередно меняющиеся и разношерстные чиновнички устроили азартнейшую и увлекательнейшую облаву на совершенно незрячего Героя Российской Федерации...
   Дай им всем Бог здоровья ! ! !
   Итак, уважаемый читатель... Перед тобой - отдельные фрагменты моей борьбы не на жизнь, а на смерть... За право жить на своей земле...
  

Глава 1. Ознакомительная...

   Как почти всегда это бывает, поначалу ничто не предвещало мне появления на моем пенсионном горизонте стремительно развивающихся и бурно размножающихся ужасов мирной жизни... Из-за отсутствия квартир для нуждающихся льготников мне из фонда земель Министерства Обороны выделили участок для строительства и я за счет полученной страховки за тяжелое ранение приступил к возведению двухэтажного особняка с размерами 6,5 на 7,3 метров, более чем скромные размеры которого резко выделяли его из черезчур богатого фона итальянского кирпича да мрамора, испанской плитки да шведской металлочерепицы, немецких окон и американских ворот, африканских пальм и канадских газонов, в общем-то красиво скомпонованных в виде генеральских "дач", дворцов коммерсантов, коттеджей чиновников, а также скромных хижин честнейших Ментов да ГАИшников и еще более неприметных лачуг выкристаллизовавшихся в своей неподкупности прокурорских работников... Вся эта роскошь существовала лишь в натуре и полностью отсутствовала в документальном оформлении, что позволяло кое-кому спать спокойно по ночам, не опасаясь конфискации имущества за... ну скажем... неуплату налогов с полученных взяток...
   В отличие от своих призрачных домовладений, их обладатели со свистом проносились по Стрелковой улице на очень дорогих автовложениях денег и сразу же исчезали за быстро закрывающимися створками... Эти люди очень ценили свою особенную уединенность от остального общества и предпочитали жить маленьким тесным мирком на отведенных им сотках, демонстрируя друг другу при случайной встрече очень вежливые улыбки аи крепко сжатые зубки... И потому появление в марте 99-го года в качестве моего соседа военного человека меня очень даже порадовало... Ну, честное слово - клянусь...
   И ведь при первой встрече начальник Мобилизационно-организационного управления Штаба СКВО показался мне очень даже хорошим и добродушным человеком. И поданные мне для рукопожатия кончики его пальцев я воспринял сперва, как мелкое недоразумение, произошедшее то ли из-за его физической невозможности протянуть чуть дальше руку, то ли из-за моего полного отсутствия зрения. Эта китайская церемония повторилась еще несколько раз, но я не обращал на это внимания. Насколько я знал, такую манеру рукопожатия употребляли азиатские богатеи и кавказские князьки, чтобы продемонстрировать свое превосходство над окружающими, так называемыми, людьми. Как рассказали мне ну явные злые языки, оказывается местные ростовские начальники также не гнушались такого способа самоутверждения в своих же глазах. Ведь подчиненному человечку всё-таки придется чуть подать свой корпус вперед, то есть прогнуться, чтобы в последующем движении его рука смогла-таки пожать в полном объеме барскую ручку шефа. Но я относился к этому весьма спокойно, по философски и иногда даже с юмором, непринужденно изображая из себя слепенького инвалида, изо всех сил пожимающего первые две фаланги протянутых пальчиков.
   Всё-таки мне его было жаль... Как однофамильца Сони Гурвич, которая так трогательно крякала в известном фильме про тихие здесь зори. Как представителя народа, испытавшего и изгнания, и погромы, и гетто, и концлагеря... И опять как однофамильца той девушки-зенитчицы, зарезанной в сердце кинжалом фашистским диверсантом... (* А как командир нашей разведывательной группы я никогда не прощу этим гадам такого злодейства...)
   Кроме того, он же был моим соседом справа и иногда прожившие рядом с нами чужие люди, с которыми испытали вместе горе и радость, становятся гораздо ближе, чем некоторые кровные родственнички...И порой от состояния отношений с постоянно окружающими жильцами или домовладельцами прямо зависят и твоё благополучие в семье, успехи на работе и даже достижения детей... Воистину говорят: "Не дом покупаешь, а соседей приобретаешь"...
   А поскольку на моем левом фланге в прошлом году вспыхнули и теперь уже продолжались вялотекущие боевые действия с периодами затишья, то с товарищем полковником я старался наладить отношения , взаимоуважающие отдельно взятые суверенные наши участки.
   -Ну, послушайте, Евсей Валерианович! - беззлобно возражал я ему при очередной встрече. -Ведь..., какая вам разница какой высоты у меня забор!
   -Потому что он у тебя слишком высокий! -настаивал Гурвич. Твоя стена весь вид моего дома загораживает. Сноси её целиком! Или верхнюю часть...
   -Подождите! Высота этого кирпичного ограждения - два с половиной метра. -терпеливо объяснял я свою позицию. - А двухметровый забор даже я смогу перескочить. И вообще он у меня единственный и стоит он по красной линии, то есть разделяет мой участок и нашу улицу. Как он может вам заслонять дом?
   По логике вещей я в общем-то был прав, но господин полковник видно решил пойти на командирский принцип "продавлю все, как захочу", как более старший по воинскому званию в сравнении с моими старшелейтенантскими звёздочками...
   -Вот может! А твоя крыша на летней кухне!? Думаешь, она нам ничего не загораживает? -перевел он стрелку на другую больную тему.
   -Летняя кухня стоит на углу моего участка. -неожиданно твердо сказал я.
   -Она у тебя построена незаконно! -торжествовал полковник.
   -Конечно, незаконно! - презрительно хмыкнул я. -Вы тогда сами смотрели траншеи под фундамент, говорили, что всё нормально, без нарушений, и обещали подписать письменное соглашение! А когда мои рабочие залили основание и подняли стены, тут вы и начали...
   -Да! Тогда я давал тебе свое разрешение, а теперь не даю! - с некоторой долей злорадства заявил он. -Надо было меня подождать!
   -Мы и так вас ждали неделю, как забор закончили. Вы же видели траншеи! - Я был раздосадован таким поведением соседа. -По ним мы и построили стены. Мы же не знали, что вы сначала дадите свое слово, а потом от него откажетесь!
   -Что хочу, то и ворочу! Мое слово! -закончил говорить Гурвич, развернулся и пошел к своему участку, даже не попрощавшись.
   Высочайшая аудиенция была окончена и я остался стоять рядом со своим забором, размышляя над превратностями бытия. Полковник, естественно, привык командовать младшими по званию. Но здесь уже не казарма и не воинская часть. Да и раньше я с ним никогда не сталкивался... К разведуправлению он не имеет никакого отношения...
   "Интересно! Чем же это я насыпал соли ему на хрен? Взбеленился ведь, как не знаю кто. Вроде бы сам, как нормальный... Дом двухэтажный строит... И чего он выделывается?"
   -Может он свет не хочет давать? - тоже задумчиво произнес стоящий рядом отец. -Я тогда спрашивал у него... Сказал, что деньги надо заплатить... У него там счетчик стоит.
   Я лишь сплюнул раздраженно. Все эти слова Гурвича были гнусной ложью. Через дорогу располагалась воинская часть нашего родного Министерства Обороны, именуемая как Ремонтно-техническая база Службы ГСМ СКВО, и от электрического щита этой тыловой структуры Российской Армии тянулся силовой кабель прямо на личный участок полковника из Штаба СКВО. Ранее таким богатством как переменный ток напряжением 220 вольт обладал лишь начальник городского ГАИ некто Шелагин, прямо-таки умудрившийся договориться с кем-то о подключении своего двойного надела в 12 соток к энергетическим линиям. Но в силу своих природных качеств этот некто супер гаишник города не разрешал никому из соседей никоим образом попользоваться изобретением инженера Эдисона: ни постоянный кабель подключить, ни временный проводок запитать, ни даже вынести пару ведер электричества.
   На всеобщее счастье всех оставшихся двадцати шести обладателей дворов в нашем пока еще зарождавшемся поселке у полковника Гурвич самым расчудесным образом появился свет. То ли командир рембазы напрочь позабыл о Приказе Министра Обороны о запрете каких-либо несанкционированных подключений к электросетям МО, то ли этот же командир стал внезапно страдать непонятной слепотой и потому не замечал протянутого через всю территорию кабеля, то ли у него на столе зазвонил военный телефон... Так или иначе, но мой сосед справа стал хозяином электроположения для всей округи. Человеком он оказался совершенно не жадным и никому не отказывающем в подключении остальных соседских участков к своему щитку с рубильником. И всё это удовольствие и удобство стоило новичку каких-то полторы тысячи рублей за подключение и по пятьсот целковых за каждый месяц потребления электричества. По словам предприимчивого питомца Чубайса, он сам лично выложил на покупку электрического кабеля огромадные деньги, которые он с таким трудом копил долгие-долгие годы, откладывая по чуть-чуть из своей лейтенантской зарплаты.
   -Этот провод же старый и весь потресканный! - по своей наивности засомневался мой отец при своих переговорах.
   -Это последний кусок такой! -с праведным гневом заявил полковник. - А с той стороны забора новый кабель тянется.
   Засомневался и я. Но не сколько в степени изношенности этого многожильного провода, сколько в целесообразности обретения электричества через соседскую подстанцию...
   Ростов на-Дону - город купеческий, что признано вполне официально и потому данное обозначение практически точно определяет значительную часть не занятых производственным трудом его жителей в статус торгашей, так и норовящих любым способом денежку у вас выклянчить, выцыганить, выманить или же попросту выудить её самым наглым и жульническим способом.. Есть, конечно, огромная масса хлебо- да млекопитающихся, добывающих себе это скудное пропитание лишь своими честными и мозолистыми руками, однако за последние пятнадцать лет эволюционного развития они сильно ослаблены, обезличены, обесправлены и попросту загнаны в свои обветшалые норки, где эти бессловесные и безропотные индивидуумы постепенно отмирают, таким вот искусно созданным образом уступая насиженные гнезда и обжитые места проживания не своему потомству, а стремительно развивающимся и быстро размножающимся прожорливым особям... Вроде бы и паразитам, но слишком уж агрессивным.
   Это и есть торгаши, которые, не производя личным трудом абсолютно ничего, своими скоординированными усилиями, ловкими связями и хитроумными комбинациями создали для себя благоприятные условия... Это целая пирамида, возведённая из нескольких слоев, и её изучение желательно начать с самого подножья...
   Наиболее многочисленный вид является уже и самым распространенным по всему ореолу городского обитания, но он заметно отличается по мелким зубкам, тонким губкам, бегающим глазкам и прочим мелкохищническим повадкам, вследствии чего его можно классифицировать одним словом - босОта. Как правило, вы от них никак не зависите и сталкиваетесь с ними в природной среде совершенно случайно или по мере необходимости или крайней нужды. Это продавцы, сантехники, электрики, кондукторы и водители общественного транспорта, санитарки, секретари, делопроизводители, кассиры и так далее. Следующими неслышненько ступают прилизанные человеки из рода приказчиков, от которых зависит принятие решения выдать вам ту или иную бумаженцию, оказать какую-либо услугу или же предоставить вам допуск к определенным благам цивилизации, а то и отпустить вас подобру-поздорову на все четыре стороны. Это участковые мздоимцы и автокаратели, командирчики взводиков и ротные папики из тыловых частей, поликлинические вымогатели и "На ваших же детей!"-крохоборы, мелколапые чиновнички и инспектирующиеся на подножном корму сборщики дани... Ну а гораздо малочисленный, но зато существенно больший по размерам и аппетитам, отряд лавочников практически невозможно ни обойти, ни объехать, ни перескочить, ни отодвинуть без соответствующей подпитки. Именно так, по принципу "Каждая бумага должна дать сок" живут депутатики и ведущие специалисты, вузовские преподавымогатели и разные заведующие, отделоначальники и старшие смен на стационарных постах, спецконтрольные службисты и потрожители с терминалов, а также начинающие комиссарчики. На этом эволюционном фоне заметной упитанностью выделяются электро-телефонно-газо-водо-канализационные монополисты, которым ничем не уступают угнездившиеся на архитектурно-строительных лесах попугаи-ары, оглашающие окрестности воплями "пилястр-р-ры", отчего им снизу вторят гортанными криками их землемеряющие сородичи: "Кодастр-р-ры... Кодастр-р-ры...". Кыш, пернатые...
   Купчики представляют собой еще меньшую популяцию торговатого люда, но их удельный вес перевешивает общую массу всех нижерасположенных слоев, ибо они обладают магической способностью своей закорючкой вкупе с выдохом на печать с последующим шлепком определять судьбу важных вопросов и животрепещущих тем. Шефы департаментов и бонзы управлений, главы то ли рай-, то ли ад-министраций и рукойводители муниципальных предприятий, командиры воинских частей и директора якобы государственных заводов и фабрик, ректоры и заматеревшие военкомы, областные судьи и прокуроры... Все они уже пустили корни в приятную мягкость своих импортных кресел в тайной надежде на полное и безвозвратное слияние их личного ЭГО с занимаемой должностью, вследствии чего вся оставшаяся жизнь теперь пройдет и безмятежно, и сытно, и денежно... А в последний свой путь они отправятся именно из-за своего же рабочего стола под убаюкивающее покачивание мягких колесиков... Благодать!!! А потом щедро проплаченный Харон лично примет столь бесценный груз и благоговейно покатит его по понтонному мосту через Стикс... ( * О купцах, купчинах и купчище как-нибудь в следующий раз...)
   И вроде бы Гурвич являлся заурядным купчиком, умудрившимся по своим канальим связям воровать у Министерства Обороны электрическую энергию. Но при этом еще и зарабатывать немалый капиталец путем перепродажи другим торгашам уже украденный электроток!!! До этого же надо было додуматься!!!
   Сначала данные обстоятельства меня лишь забавляли, но когда настоящий полковник через отца передал свой ультиматум "Сносишь забор и крышу - получаешь свет на общих основаниях", то я несколько минут ожесточенно скрёб свой стриженный затылок, собирая в кучу умные мысли... Получалось, что в случае моего согласия я сам наносил себе материальный ущерб в виде разрушенной стенки и крыши, построенных только что на мои же кровные средства, и тем самым мой соседушка получал явное моральное удовлетворение от достижения своей непонятной цели... Кроме того, не мог я наплевать на свои десять лет действительной службы в боевых разведподразделениях Министерства Обороны, чтобы уподобиться этим тыловым выродкам, воровато сосущим электрическую кровь из взрастившего их ведомства...
   Но свобода и независимость стоят гораздо дороже и я вскоре попросил своего друга подыскать мне для покупки официально списанную армейскую электростанцию. Всё-таки свое родное электротарахтенье лично меня не будет беспокоить. Надоест - так выключу... А что касаемо касатика справа... Ну значит не судьба ему наслаждаться нежными ночными руладами сверчков и цикад... Не судьба!
   И я стал ждать долгожданное счастье в виде бензинового-электрического агрегата... На моей стройке наступила тягостная тишина, поскольку без липиздричества не приваришь и не отрежешь, не просверлишь и просто ничего не поделаешь... Чтобы не терять попусту время, приходилось заниматься тяжелым физическим трудом... Мы с отцом медленно долбили ломом и киркой запекшуюся как цемент землю, пытаясь вырыть яму под необходимый в хозяйстве нужник... Раньше здесь находилась гравийная площадка и бетоносмесительный пункт, на которых складировалось, доводилось до определенной кондиции, а затем уже вывозилось строительное сырьё для возведения военного городка "БолгарСтрой", предназначенного для российских офицеров... Потому и грунт был таким твердокаменным от спрессовавшегося щебня с вкраплениями застывшего раствора... Но мы упорно вгрызались в него радидостижения поставленной цели...
   А справа уже вовсю кипели строительные работы с применением всех подручных для штабиста средств: военный экскаватор с утра до вечера выгребал наружу неподатливую почву, загружая затем результаты своей работы в кузова таких же зеленых самосвалов; вереницы КАМАЗов с негражданскими номерами и водителями выгружали десятки тонн щебня и песка; добросовестные солдатики аккуратно принимали из кузовов Уралов на свои сильные руки мешки с цементом, штабеля неструганных досок, связки арматур, рулоны рубероида, мотки толстой проволоки, бетономешалку и прочий строительный инструмент. Всю эту подготовительную часть завершил автокран с усатым прапором, плавно опустивший наземь армейский КУНГ для охранника-бойца.
   Понятно было, что ни Министр Обороны, ни даже Командующий Северокавказским военным округом совершенно не горели желанием подсобить СКВОлочному полковнику армейской техникой и строительными материалами, которые кто-то с чьего-то соизволения умыкнул для господина штабиста с военных комбинатов стройматериалов или строительных площадок. Видать, подошла очередь Гурвича решать хозяйственным способом свою жилищную проблему...
   Всё это гадство мне явно было не по нутру - ведь родное оборонное ведомство не являлосьстоль богатым, а потому из-за незапланированной шалости этого купчика возникала нехватка средств на строительство квартир для военных очередников, то соответственно длиннющая вереницануждающихся в жилье боевых офицеров отодвигалась вдаль на неопределенный срок. Меня крайне раздражало это наглое и уверенное в своей безнаказанности поведение в общем-то штабной крысы, которая повадилась воровать военное добро средь бела дня. Но я тогда еще не подозревал о способностях военных прокуроров периодически устраивать облавы на уголовничков с большими погонами... может быть потому, что сразу же за полковничьим участком такими же методами велось строительство домика для еще одного сироты из окружной прокуратуры... Воистину, само время было вспомнить народные пословицы: "рука руку моет", "ворон ворону глаз не выклюет" и наконец "Прокурор СКВО никогда не помешает штабнюку СКВО строить незаконно дачу, ибо он также ведет строительство..."
   Как бы то ни было, но от накипающей злости я сильнее долбил ломом твердую землю в странной позе с широко расставленными ногами, чтобы ненароком не пробить свою же ступню. И всё же за несколько дней мы углубились почти по колено... Но потом мне надоело кровавить мозолями свои ладони каждый Божий день и мы изменили свою технологию землеройных работ. Теперь отец заливал водой наш котлован, чтобы за сутки его дно раскисло да размягчилось и дела наши после этого пошли гораздо быстрее. Но как назло нам через два дня попался сплошной и очень даже утрамбованный слой щебня, который на водичку никак не реагировал и в контакт с ней не вступал. Да, тяжело поддается земля слепому да старому... Очень тяжело !
   А у соседа стройка шла полным ходом. Да еще по американской технологии... Молодые и крепкие мужчины гражданской наружности уже соорудили сплошной бетонный квадрат основания для всего дома. Полдня затем четверо строителей полировали застывший цемент до зеркального блеска. Потом на этой же площадке были установлены опалубки для стены с оконным проемом, куда быстренько залили бетонный раствор. На следующий день эта стена уже поднятая вертикально и закрепленная упорами совершенно не препятствовала заливке второй боковой поверхности дома... И эта отливка была поднята и установлена прямо на свое место по краю фундамента.
   -Строят как в сказке! - рассмеялся мой старик. -Как три поросенка... По углу скрутили проволоку и две стены уже готовы.
   -Как карточный домик. - уточнил я, отпив теплой воды из бутыли. -Хорошо, что ветра нет. Кирпичь ведь покупать надо...
   Да, своих кирпичных заводов у Министерства Обороны в Ростове на-Дону ну никак не наблюдалось и в этом плане халява отсутствовала. Поэтому домик на сопредельной территории лепили из того, что было...
   Еще через пару сутокпервый этаж полковничьего коттеджа был почти завершен. Торчащие на боковых стыках стен куски проволоки-шестерки скрутили меж собой и угловые пустоты залили всё тем же бетоном.
   -Красота! - радостно восклицал купчик, удовлетворенно и очень осторожно похлопывая рукой по стенкам.- Ребята! Теперь второй этаж.
   Я уже почти не обращал внимания на расхаживавшего гоголем Гурвича и его супруженицу, поскольку отлично понимал, чтобетон - это далеко не кирпич со всеми его положительными свойствами. Ведь обычный обожженный кирпичик стоит на втором месте после дерева по своей экологической чистоте и полезному воздействию на организм человека. Ведь он имеет такое свойство как возможность пропускать сквозь себя воздух. Говоря попросту - кирпич дышит... А бетонная коробка все выделения конденсирует внутри себя самой. Да и остаточная радиация в бетоне, как ни крути, но всё-таки присутствует. Понимал, видно это и соседушка...
   -У тебя и дом такой высокий! -обратился он ко мне, стоя у своего чуда строительной мысли.
   Судя по всему, друг мой Полкаша уже успел сравнить моё скромное жилище со своими сборными хоромами.
   -Ну и что? - спросил я из ямы, не поднимая головы и продолжая руками сгребать щебенку в старую каску.
   -Да ты еще и из кирпича построил! - не унимался он.
   -А тебя что, жаба душит? - спокойно спросил я, поднимаясь с корточек, чтобы размять затекшие ноги и отдать наполненный шлем отцу.
   -Не душит... Но всё равно обидно! - как-то растерянно ответил работник штаба и молча ушел в непрослушиваемом направлении.
   Господин полковник видимо не ожидал получить такой прямойи откровенный вопрос, да еще произнесенный таким равнодушным и презрительным тоном. Потому то он и ответил именно так, как в действительности и думал.
   Ведь и я задал этот вопрос как-то в сердцах, уже не создавая видимость моего почтительного уважения и покорного смирения перед его важной персоной. Участки у нас практически одинаковые и каждый как хозяин вправе вытворять на своей территории всё, что ему взбредет в голову. Я же ему ничего не сказал по поводу его двух выгребных-сливных ям, которые были выкопаны всего лишь в одном метре от моей летней кухни! Мне конечно придется делать дополнительную гидроизоляцию как снаружи, так и внутри подвала. Ну а что же еще делать? Теперь, видимо, уже для меня не судьба спать спокойно в плане чистоты и сухости в погребе летней кухни. Несудьба...
   Тем временем соседские рабочие приступили к подъему наверх деревянного бруса для сборки каркаса второго этажа. Как-то на перекуре они с добрых полчаса, как будто напоказ, наперебой расхваливали своего хозяина, своевременно обеспечивающего их строительными материалами, электроэнергией, водой, автотранспортом и так далее. И раствор они мешали в бетономешалке, работающей от света, и глину они утрамбовывали в глиняный замок тоже при помощи электрических отбойников, и дерево они сейчас будут пилить ручной электропилой... Иногда они вслух вспоминали своих бывших работодателей, вечно запаздывающих с доставкой материалов или не умеющих с кем-то о чем-то договориться по-людски... Может быть, всё это произносилось далеко не случайно и рядом с ними находились чьи-то уши... Или так они "пели" в мои... И возможно, по их мнению я относился именно к упоминаемым ими неудачникам и недотепам... Не знаю... Но мне тогда было явно не до них...
   "Ну и Бог им в помощь... А у нас своей работы хватает... Хоть и на ощупь, но потихоньку свое кропаем..."
   Меня конечно раздражало такое напускное действо из современного театра абсурда, когда очень даже ладят друг с другом два соседа : штабной вор, который нагло да открыто крадет у государства, и военный прокурор, вообще-то обязанный охранять это самое государство... Но у них обоих сейчас был один интерес - построить побыстрее свои "сиротские хибарки"...
   "Интересно... А прокурорскому начальничку Гурвич тоже перепродает похищенное электричество или нет ?... Или у него льгота ?..."
   Скорее всего, два торгаша не смогли не договориться хоть о какой-то скидке или об определенном бонусе...
   Не выдержав, я обратился к командиру рембазы с просьбой разрешить мне за официальную оплату подключиться к его электросети хотя бы на несколько дней, чтобы сварить металлическую лестницу, но получил отказ. Точно так же повел себя и начальник КЭЧ -2 (* Квартирно-эксплуатационная часть ), который даже не стал обсуждать вопрос подключения к сети уличного освещения...
   -А почему тогда Гурвич запитался от воинской части, если приказом министра Обороны это запрещено, как вы говорите ?- с легкой иронией и большим разочарованием спросил я.
   -Ну это же Гурвич !... - послышался очень убедительный ответ.
   Да... Для начальника КЭЧ - 2 штабной полковник являлся представителем всё той же касты "ИЗ СВОИХ", которым дозволено практически то, к чему доступ обычных смертных категорически закрыт...
   Очередное пришествие соседей не заставило себя долго ждать. Но теперь в атаку первой бросилась легкобронированная БРДМка в виде жены Любы, тогда как основные силы шли следом в образе массивного полкана Евсея...
   -А вы знаете, что один край вашей летней кухни на двадцать сантиметров влез на нашу землю?
   Я невольно поморщился от женской бесцеремонности и подчеркнуто вежливо произнес:
   -Здравствуйте! А с чего бы?
   Мелкая полковничиха подбежала еще ближе и заорала почему-то еще громче:
   -Это наши рабочие заметили. Можете сами посмотреть!
   Я перестал ковыряться в каменном грунте, раздосадовано сплюнул в другую сторону и обперся ладонями об верхний торец лома. Докучливость людская уже начинала окончательно разрушать мои нервные клетки.
   -к вашему сведению, я - совершенно незрячий... А ваши рабочие- это не землемеры. Границ участка своего я не нарушал и к вам не вторгался.
   -А ну и что! Что вы слепой! Ваш отец может сам посмотреть.
   Практически все инвалиды войны, полностью утратившие свое зрение в результате тяжелого ранения, очень не любят, когда их называют слепыми. Слепыми бывают котята при рождении или кроты. Есть люди, которые утратили способность видеть по причине болезни или несчастного случая. А мы сражались на войне, которая и лишила нас нашего отличнейшего зрения. Поэтому приемлемой была достойная уважения формулировка об инвалиде войны, полностью лишенным зрения. Но в основной своей массе мы предпочитали нейтральные слова о совершенной своей незрячести. Вроде бы мелочь, но всё-таки...
   - -Какая разница: слепой или незрячий... Дед! Вот посмотри отсюда на вашу стенку! - послышался голос Гурвича. -Видишь?
   Но мой отец ничего такого кривого не обнаружил:
   -Нету... Стенка ровная.
   -Вы хотите сказать, что моя передняя красная линия и боковая стена кухни не составляют прямой угол между собой? - слегка раздраженно поинтересовался я и вылез на поверхность. -Как были забиты колышки, так мы и ...
   -Дед! А теперь ты вот отсюда посмотри! - раздался издалека командный тон полковника. -Давай-ка сюда!
   Мой старый батя дробной рысью затрусил к новоявленному начальнику.
   " Да...Совсем уже зашугали старого..." -неприязненно подумал я.
   Тут еще раздался заливистый смех жены Гурвича, наблюдавшей за суетливостью и неловкостью моего отца. Это заставило меня принимать более решительные меры.
   -Пап! Иди сюда и стой рядом со мной! Раскомандовались! Вызывайте сюда землемеров из архитектуры, тогда и будем выяснять!
   -Они бесплатно не приедут. -повысил голос полковник.
   -Ко мне приедут? Там люди нормальные работают! С ними и будем разбираться кто и куда залез.
   Так несолоно отхлебавшись незваные гости ушли любезничать со своими работниками, а я принялся отчитывать своего папашу.
   -Ты чего это как мальчик на побегушках у них тут носишься? Пальцем его поманили, а он и помчался!... Рад стараться!...
   -Чего ругаешься? -обиделся отец. - Ну не хотел с ними ссориться... Соседи же...
   -Будешь молчать - они совсем тебе на голову сядут! -отрезал я. -Больше с ними ни о чем не разговаривай и ничего не проси...
   -Как будто они что-то могут дать за бесплатно...- Насмешливо ответил он.
   Держась руками за края, я осторожно спустился в яму, пошарил по дну растопыренными пальцами.
   -Пап, каску дай мне. Ты этот щебень куда выбрасываешь?
   Отец подал мне стальной шлем, найденный им в прошлом году за забором воинской части, то есть с нашей внешней стороны, и какое-то время молчал.
   -У нас там спереди немного гравия осталось. Туда и бросаю.
   -Хорошо. - удовлетворенно выдохнул я и подал ему уже наполненную до краев армейскую железную шапку.
   Одно другому не мешает абсолютно, поскольку гравий - это мелкая речная галька, а щебень представляет собой разные фракции каменных осколков размельченной дробилкой скальной породы. В бетонном растворе они оба будут одинаково полезны и прочны. Но через пару дней дополнительный стройматериал закончился и пошла желтая глина, которая впрочем тоже может пригодиться: хоть в кирпичную кладку, хоть на забутовку фундамента, хоть на утепление потолка. Наши дела пошли побыстрее и вскоре мы с отцом уже закончили рытье котлована, затем установили первый ярус опалубки, после чего залили туда бетон.
   Возвращаясь в этот день домой, мы попали под сильный дождь с ветром... Ну и естественно я основательно простудился, поэтому дальнейшие работы продолжил мой батя уже один.
   Но Гурвич никак не мог успокоиться и через день ко мне в квартиру прибыл уже знакомый мне сотрудник отдела архитектуры Октябрьского района Валерий Шкурыгин, который не стал разводить со мной чайных церемоний и сразу же попытался меня застращать.
   -Вот к нам поступило заявление вашего соседа Гурвича о нарушении вами строительных норм и правил. Что вы поставили свою летнюю кухню по общей боковой меже без его согласия. Я там уже был и всё видел. Вы виноваты в этом.
   Я молча нашарил на открытой полке корпусной мебели два листа бумаги и дал их прыткому чиновничку... Это были напечатанные мной экземпляры Соглашения между мной и соседом о добровольном разрешении на строительство по общей меже.
   -Мой сосед тогда прочитал эти бумаги и сказал мне, что он не возражает против моей кухни по меже... - произнес я, усаживаясь обратно в кресло. - Но полковник в этот день торопился так как уезжал в командировку и заявил, что подпишет бумаги через пару дней, когда приедет. То есть, этот Гурвич в моем присутствии осмотрел уже выкопанные траншеи для заливки фундамента, после чего лично разрешил строительство по боковой границе и мои рабочие выгнали стены за три дня. А потом он приезжает и ставит меня перед фактом, что кухня ему не нравится и вообще он никакого разрешения мне не давал... Как тут с ним разговаривать, я не знаю ?
   Но представитель архитектуры нервно повертел мои листы и опять рванул в карьер.
   -Альберт Маратович, это уже ваши проблемы ! У меня есть поручение - получить у вас ваши паспортные данные и привлечь вас к административной ответственности. То есть вас оштрафовать...
   Здесь он явно перегнул палку, поскольку я хорошо знал то, что данная карательная мера может приниматься только лишь комиссией по административным правонарушениям .Один раз этот вертлявый малый уже "взял меня на понт " своими росскознями о нарушениях строительного законодательства и я тогда по наивности тире доверчивости ему поверил, а через какое то время познал сильное разочарование от осознания того что меня попросту обманули. Но теперь я уже был на чеку и вовсе не собирался своими же руками опять причинить себе ущерб...Хотя развязный и наглый тон Шкурыгина меня немного покоробил, но я всё же предложил ему направить мне официальный запрос, чтобы возникшая ситуация и его претензии были бы отражены в письменной форме, а не в устной, как сейчас. Но мои слова были сразу же встречены в штыки. Бумажный клерк небрежно швырнул мои листы на стол и повысил голос, как хозяин положения...
   -Я сказал, паспорт мне свой давайте ! Вы слышите меня, Альберт Маратович ! И побыстрее...
   Но такой резкий тон, а тем более поведение архитектурного специалиста мне совершенно не понравилось и я сразу же встал со своего места.
   -Ишь ты, как заговорил ! Ну-ка проваливай отсюда, да пошустрее... Пока я тебя вежливости не стал учить...
   Мелкий бюрократ испарился также внезапно, как и появился, но его визит всё равно оставил крайне неприятный осадок на душе... Этот Шкурыгин раньше без предъявления каких - либо документов уже запрещал мое строительство по меже с другим соседом - Чуркасовым, и мне тогда пришлось отодвинуть свою баню на один метр от боковой границы... При этом я потерял из нормального землепользования целых три квадратных метра... А Чуркасову, как мне это стало известно из его же бахвальства, подобная услуга архитектурного отдела обошлась всего-то в триста рубликов... А тут у меня уже завершено возведение кирпичных стен и их теперь никуда не передвинешь...
   Через неделю ко мне в гости приехал мой друг Саша и я с гордостью повел его на выставку достижений своего хозяйства. В завершение экскурсии мы подошли к самому маленькому строительному объекту, который впрочем вызвал некоторые нарекания со стороны опытного и старого завхоза, каковым являлся мой товарищ.
   -Алик! Пол сделан нормально - толщина сантиметров десять. Но вот щель, куда ты будешь целиться... Очень узкая! Так и промахнуться можно. А вот эти отверстия : спереди маленькое и сзади покрупнее... Зачем они нужны?
   Об этих особенностях я совершенно не подозревал, поскольку это время отсутствовал по причине болезни и эти архитектурные фантазии да изыски спроектировал и воплотил в жизнь мой старикан. Здание еще не было сдано в эксплуатацию и я , недолго думая, приступил к осмотру недостатков при помощи своих пальчиков. Как старый прораб, мой отец находился здесь же и комментировал все детали, ощупываемые мной.
   -Это неширокое для того, чтобы ты туда случайно не провалился.
   Отмазка почти прокатила и мной было дано ценное указание раздолбить свежий бетон и придать прямоугольной щелке форму груши. Затем я обследовал крупное отверстие...
   -Это для вентиляции... Чтобы запах уходил наружу.
   Услышанное объяснение тоже почти сработало, хотя данную дыру можно было выполнить в одном из дальних углов... Но как и положено, самый главный сюрприз ожидал меня в конце исследования. Сначала я обнаружил воронкообразную впадину с закруглением внизу, а в самом центре дырочку толщиной с палец...
   -И что это такое? - возмущенно вопрошал я, отряхивая ладони. -
   -Я пластиковую бутылку перевернул - вот и получилось так. -оправдывался отец.
   Мое раздражение всё накипало и выплескивалось наружу...
   -Ты сюда будешь котика на цепочке водить? Так у нас кошаков нету... Или ты надумал платный пансион для мелких животных открыть? Да?
   Батя молчал, потом прокряхтел по привычке перед тем, как заговорить.
   -Зачем кошкам? Я сам примерил сначала... Вот эта щель - для большого дела, а эта воронка - для маленького.
   Мой гнев вспыхнул с большей силой, тем более что Александр стал умирать от смеха.
   -Что? Это мне теперь на колени надо вставать? Чтобы просто поссать?
   Отец был невозмутим:
   -Зачем так грубо? Поссать! Посикать...
   Я уже набирал в легкие воздуха побольше, чтобы разораться на полную мощность когда справа в мое плечо обеими руками вцепился смеющийся Сашка.
   -Алик!... Всё нормально!... Я всё понял!... Подожди... Дай отдышусь...
   Я терпеливо подождал и начал слушать...
   -Ну, представь! Приходят к тебе большие и крутые пацаны... А у них всё же должно соответствовать... Вот зайдёт такой в твой сортир... Не спеша размотает свой пожарный шланг... Вставит наконечник в эту воронку... И аккуратно сделает свои дела... Всё будет как на бензозаправке... Пистолет в горловину бака... И ни капли мимо...
   -Да ну тебя и твои шуточки! - уже беззлобно сказал я и всё-таки огорченно вздохнул. -Это же лишняя трата материалов и денег.
   -Какие тут убытки? - оживился отец. - Дырки можно цементом замазать и всё!
   -Ага. - демонстративно согласился я. А новое отверстие для вентиляции в углу кто будет долбать? А если там арматура попадется?
   -Кто... Я!... -гордо провозгласил отец. - А кто же еще?!
   - Ладно... Сам напортачил - сам и исправляй...
   При этих словах я лишь равнодушно махнул рукой, потому что бороться со стариковским упрямством иногда уже не хватало терпения и сил.
   -Давай-ка пока перекурим. .. А потом и кладку начнем. -предложил мне Саня. А что у твоего соседа брусья торчат так далеко? Как будто трап хочет перекинуть на твой туалет...
   Он проживал в небольшом приморском городке и потому употреблял в своих выражениях отдельные корабельные обозначения. Из свежесказанного мне стало понятно то, что сюрпризы с сортиром еще не закончились...
   -И что? А на какое расстояние? -насторожился я.
   -Около метра. Или даже больше. - мой друг оценил на глаз длину брусьев...
   -Может быть это временно... Для наружной отделки второго этажа. -предположил я.
   -В первый раз такой дом вижу... Чтобы нижний этаж был монолитный , а сверху деревянный каркас.
   -Амэрыканская технология.
   Я пренебрежительно сплюнул и вкратце рассказал про карточный принцип сборки данного сооружения.
   -Да... Современная технология явно прогнулась вперед... -задумчиво пробормотал Александр.
   -Ага. И, повернувшись спиной, стала в интересную позу. -скаламбурил я. - Хотя...Уже приходил сосед жаловаться... Почему у меня дом из кирпича, а у него нет...
   -Кто же ему запрещает? Строил бы тоже... - рассеянно проговорил Сашка, внимательно изучая эталон современного градостроительства. -Хоть небоскреб.
   -Спасибо! Не надо! - отбрыкнулся я от этой идеи. -А то еще на мой домик завалится.
   -Ребята! А вот эти брусья у вас для чего торчат? - обратился мой друг к соседским , видно, рабочим.
   Но те продолжали копошиться наверху, старательно делая вид, что они ничего не замечают. Саша повторил свой вопрос, но уже погромче. Результат оказался аналогичным первому.
   -Они что, глухие что ли?
   -Хуже! -пробурчал я. -Без стыда и совести... Козлы, одним словом.
   -Ну что ты так на них? -вступился Александр. -Я между прочим активный сторонник ГринПиса и животных защищаю.
   -Грин... Чего? - рассмеялся я.
   -Писа... Писа... -отшутился он.
   Тем временем мой отец волоком притащил корыто с цементным раствором и , полив водичкой фундамент, начал укладывать первые кирпичи. Мы присоединились к этому занятию. Вернее, кое-кто замачивал в емкости кирпичи, а кто-то попросту трепал языком... Но вполголоса, чтобы не смущать окружающих...
   -Да, понимаешь... С апреля вдруг ни с того ни с сего начался такой наезд на меня, что даже и не знаю толком... Кому же это я столько соли на хрен насыпал...
   -Чего-чего?.. - полюбопытствовал мой собеседник. -Нахер что ли?..
   -Ну, да... -согласился я и всё же уточнил в более деликатной форме. -То есть кому же я так дорогу перешел... Буквально со всех сторон навалились гады...
   Тут я даже замолк, стараясь подобрать определение помягче и поприличнее...
   -Ну а с этим соседом... Что у тебя получилось ? - спросил Александр, с шумом вытягивая целый кирпич из общей кучи... -Здесь-то что ?
   -Да вроде бы ничего серьезного... - размышлял вслух я. -Как будто бы на пустом месте... Во всяком случае я так думаю... Эти его шабаи... Словом эти парнокопытные дружки сначала мешки цемента случайно покидали в свою машину и уехали домой. На следующий день половину арматуры порезали болгарской пилой и тоже умыкнули, но уже на верхнем багажнике. А потом эти стены проложили проволокой-шестеркой заместо арматур. Их хозяина, конечно, при этом не было... Зато мы с отцом здесь постоянно. И другие косяки у них были... А им же надо как-то себя прикрыть. Вот они, как мне это кажется и раскрыли глаза этому полковнику на наше коварное вероломство... Ведь мы одним краем летней кухни вторглись в его родные пределы... На целых двадцать сантиметров!... Это же какой клин земли захвачен... Вот он - дурачок, теперь и прыгает вокруг нас...
   -Так всегда хитромудрые шабашники делают. - ответил Саня. -Натравят своего хозяина на соседа, чтобы показать, как они-де заботятся об его интересах, а сами его же материал налево толкают. А что же ты ему не сказал об этом?
   -Сначала я не понимал этого, а теперь уже не хочу с ним разговаривать. - равнодушно сказал я. -Он же всё перевернет с ног на голову. Еще решит, что я перед ним заискиваю... Или скажет, что я клевещу на его честнейших строителей. Да ну их всех!
   -С соседями-то лучше жить в мире. - деликатно произнёс мой друг. -Тебе же всё-таки с ними жить.
   Хоть и имелась в его словах определённая резонность, однако принципы житейского сосуществованиянынче продвинулись далеко вперёд... И я стал аргументировано объяснять своему заезжему гостю некоторые особенности местных нравов и обычаев.
   -Ну, во-первых, что в тех коттеджах по Стрелковой, что здесь, везде живут или строятся одни шишки: генералы, прокуроры, менты, военкоматчики, депутатики, чиновники из городской и областной администрации, полканы штабные и прочая тыловая сволочь... Все они, конечно, кристальной чистоты люди... Да вот только клейма негде ставить! Это друг перед другом выделываться по крутизне домов и машин они мастера... Газончики с пальмами и всё такое... А в гости они почему-то не ходят к своим соседям. Может субординация не позволяет или иерархия... Да они между своими участками такие же высокие заборы делают, как и на улицу... Как бы чего не вышло... Или чего-нибудь такое посторонние не увидели... Компромат какой-нибудь... А вдруг посадят соседа и он чего лишнего сболтнёт, чтоб свою душу облегчить и срок скостить. Так что...
   Я даже не удержался от пренебрежительной улыбки... Ибо эти заборы строились с неменьшей капитальностью... Причем из дорогущего итальянского кирпича.
   -А у тебя сетка-рабица... - рассмеялся Саня. -Дешево и сердито.
   -Да. Какие средства имею - так и строю. -философски заметил я. -Весной мы предлагали соседу-полковнику поставить один общий забор, чтобы деньги пополам были. Так у него же свой персональный дизайнер, который всё никак не мог составить общую концепцию... Мы ждали месяцев пять-шесть, а потом плюнули и какой смогли такой и поставили.
   Пока мы перемывали косточки соседские, причем Сашка успевал вовремя окунать кирпичи в воду и затем подавать их отцу, кладка поднялась сантиметров на восемьдесят, а солнце скрылось за опять же Соседской крышей, но уже прокурорской...
   -Хватит на сегодня. -скомандовал старый каменщик. -Пусть схватывается.
   К отъезду моего гостя обратно на свою малую Родину, мы общими усилиями выгнали стены до нужной высоты. Потом Санька укатил на поезде, я опять слег в квартире с простудой, а мой батя стал собирать и готовить подручные материалы для создания соответствующей кровли.
   Как-то вечером, покряхтев больше обычного, вернувшийся отец как военную тайну сообщил мне последние сводки с зарипово-гурвичской границы...
   Оказывается, торчащие брусья предназначались для устройства на них соседского балкона, над которым сейчас вовсю трудятся всё те же серенькие братцы сестрицы Алёнушки. И расстояние между данной выступающей частью полковничьего дома до старшелейтенантского отдельно стоящего здания составляет не более ста сантиметров... Из такого близкого местоположения двух объектов исходят... вернее, будут исходить далеко идущие, то есть далеко несущиеся последствия... Хотя наше капитальное строение типа "Эм и Жо в одном"еще не было закончено, но полковник Гурвич полдня ходил мрачнее тучи.
   -Спросил меня: "Дед! Почему тут туалет поставили?". А я ему говорю, что мы эту яму начали еще в апреле копать, когда твоего дома вообще не было. -рассказывал мне отец. -Потом опять пришел... Злой такой...
   -И что дальше? - От нервного напряжения я даже приподнялся на одном локте, второй рукой придерживая полотенце на голове. -Давай быстрее...
   -Он говорит: "Вот пригоню сюда завтра танк и снесу ваш клозет к чертовой матери!".
   -А потом? -спросил я , с трудом усаживаясь на кровати.
   -А я ему знаешь, как сказал? "Тогда я одним ломом твой дом разберу..." Прям так и сказал! -гордо произнес мой отец.
   -Да ну! Ты такое смог сказать? - рассмеялся я довольным смехом.
   Даже мой тихоня-батя не выдержал словесных нападок этих соседей и набрался смелости дать им отпор.
   -Да! Я так ответил. - мой старик разошелся не на шутку. - я ему еще ... "Тут тебе Россия, а не Палестина..." Сказал...
   -Что-о?!
   Хоть голова моя болела неслабо, но при таком политическом коленкоре я не смог удержаться от смеха. Но он был недолгим...
   -Не надо было так...
   -а сколько можно терпеть?! -продолжал бушевать дед. С разрешением обманул, тебе сколько нервы трепал, мне и маме говорил, что ты здесь наркотиками торгуешь... Сколько можно...
   -Какие наркотики? Когда это было? -сурово спросил я.
   Смех, конечно, смехом, но... есть вещи, к которым нужно относится серьезно. В этот момент мой отец, поняв, что сболтнул немного лишнего, попытался скрыться на кухне. Не тут-то было... Допрос я смог провести даже из своего лежачего положения...
   -Ну, мы тогда с мамой подходили к нему, чтобы насчет света договориться. -после некоторого молчаливого сопротивления допрашиваемый "пленный" стал давать информацию. - "Ваш сын здесь наркотиками торгует. Поэтому он такой дом из кирпича построил." Мы ничего ему не ответили, повернулись и ушли...
   а почему мне сразу не сказали? -процедил я сквозь сжатые зубы.
   -Мы не хотели тебя тревожить. -помедлил с ответом отец. -Тебе и так тяжело... Чтобы еще на них внимание обращать...
   -Понятно. -устало произнес я. -принеси мне воды... Здесь аналгин где-то лежит...
   после приема болеутоляющей таблетки мне стало чуточку легче и можно было поразмышлять о странностях бытия. Ну, в случае с угрозой внезапного танкового наступления на наш сортир, то здесь батя поступил в принципе правильно. Мы свои земляные работы начали гораздо раньше, чем полкаша приступил к сооружению своей коробчонки. Туалет стоит в одном метре от боковой межи и тут нет никаких нарушений Строительных норм и правил. А вот край его балкона удален от границы гораздо меньше, чем один метр. Если быть точнее, то выступающая боковая часть его дома практически нависает над разделительной линией между нашими участками.
   " Это уже штабнюка прошара"... Вот с обвинениями в наркоторговле дела обстояли гораздо интереснее. Конечно, любой здравый ум врядли может представить идущего по тротуару с тросточкой незрячего человека и предлагающего в протянутой руке пакетики с порошком всем страждущим и желающим... Но местные гады-казнокрады, заинтересованные в очернении моей персоны, обязательно постараются выставить меня перед общественностью в таком негативном обличье, как слепой и жестокий наркобарон держит в своих пальцах все ниточки этого грязного бизнеса... И ведь найдутся же подпевалы-провокаторы, которые будут подтявкивать своим начальничкам...
   "Ну и дай им Бог здоровья... -мысленно пожелал я. -Ведь Бог видит всё и каждому воздает по заслугам."
   Видать, очень уж сильно задушила соседушку паразитирующая внутри него земноводная тварь. Но по его поведению выходило, что полковника не просто мучила жаба, а скорее всего, рвала и кусала своей зубастой пастью. А это уже монстр какой-то кровожадный получается.
   Полковник Гурвич и его одностатейники по Уголовному Кодексу, обитающие пока в нашем поселке, отлично понимали: кто на какой жиле сидит и что с нее имеет. Даже футболист с поврежденным позвоночником, продолжающий получать свои шесть тонн баксов зарплаты ежемесячно и обладающий дружбой с директором кирпичного завода, также вписывался в их мироосознание. Но как совершенно слепой Герой России без какой-либо посторонней поддержки и поблажек местных властей умудрился выгнать стены, покрыть крышу и поставить окна-двери?! Этого они не могли осознать...
   К осени полковник уже провел в свой дом водопровод и газовую линию, а проводной телефон у него имелся с самого начала работ. В сентябре 99-го соседи справили новоселье, вернее, въехали в свое жилище с мебелью и вещами. А уже в мае 2000 года ему же от щедрого Министерства Обороны была предоставлена трехкомнатная квартира в центре города Ростова. Это ж какая напасть опять навалилась на Гурвича: бумаги оформляй, мебель покупай, новые замки вставляй... Ужас! Да и только...
   А пока он вместе с рабочими отделывал свой американский коттедж, фундамент которого за долгую русскую зиму просел так, что по углам пошли зияющие трещины в два пальца... Но его чудо-мастера аккуратненько заполнили эти пустоты строительной пеной, точно обрезали её застывшие края, четко заклеили скотчем пострадавшую поверхность, после чего тщательно её закрасили. От такой скоротечной и умелой работы Гурвич восхищенно цокал языком и расхваливал на все лады современные технологии... И только лишь мой старый батя долго скреб свой подбородок от удивления и растерянности, так и не понимая всех прелестей заморских строительных достижений...
   Лично мне тогда всё было до лампочки, благодаря уже третьему соседу, но уже по этажу. Короче говоря, получал я постоянное лечение после злодейского нападения в феврале двух тысячного...
   В августе мне стало особенно худо... Но не от последствий закрытой черепно-мозговой травмы и сотрясения мозга... А от фальшивой и натужной встревоженности телеведущих да неестественно бодрых заключений Главноштабных экспертов... Когда первые утверждали о мгновенной гибели всего экипажа, а вторые утверждали о наличии у ребят закрытого пространства сопоставимого по объему с хорошим спортзалом и вследствии этого кислорода у них хватит чуть ли не на месяц... Я никогда не считал себя специалистом в этой области и у меня имелся лишь третий разряд подводного пловца. Но в моей памяти на всю жизнь впечатался тот панический ужас, когда в акваланге закончилась дыхательная смесь и в легкие пошел не воздух, а вода...
  
  
   Глава 2. Коварная и вероломная...
   В середине августа в полдень у меня раздался телефонный звонок.
   -Алло. Это Назаренков...
   Наш участковый инспектор милиции когда-то давно - на заре моего знакомства с ним, был в общем-то неплохим парнем и при разговоре он даже называл себя старым и относительно честным капитаном ментовки... Ибо такая самокритичность обуславливалась тем, что я совершенно не попадаю в зону его жизненно важных интересов... То есть не держу коммерческие ларьки на подконтрольной ему территории вдоль Таганрогского шоссе с левой стороны и даже не торгую там же пучками петрушки с редиской, что так и норовят сделать отдельные несознательные и до ужаса скупые старушки... Таким он парнем был... Но с некоторых пор он стал открыто дружить с моим первым заклятым соседом по участку Чуркасовым и откровенно принялся покрывать того во всевозможных пакостях, теперь уже совершенно не скрывая своей паталогической любви к зеленой капусте... Такие нежные чувства к свежим витаминам затем способствовали становлению и укреплению ментовских симпатий уже к чуркасовскому подручному по фамилии Климов, который к тому же являлся опять-таки моим соседом, но уже по общему этажу в многоквартирном доме. Полгода назад этот образец взаимовыручки N3 за малым едва не придушил меня и я уже не удивлялся тому, что проводящий проверку участковый Назаренков старательно пытался замять это дело. И после всего этого он еще осмеливается будить меня средь бела дня и разговаривать таким наглым и надменным тоном, издевательски наплевав на все приличия и служебные инструкции. Ну, совсем уж от рук отбился...
   -Ал-ло... Вы меня слышите?...
   Несмотря на нудную головную боль, я был очень вежлив и корректен:
   -Капитан Назаренков, вас в школе милиции не учили вежливости?
   -Чего? - не отвечая мне, почти прокричал мой собеседник.
   -Повторяю: вас в школе милиции не обучали тому, что сначала следует поздороваться и представиться по должности, званию, фамилии, имени, отчеству?
   -учили! Ну и что из этого? - недовольно прорычал сотрудник правоохранительного органа.
   -То... Что я этого не слышал! Потренируйтесь! - хладнокровно отрезал я и нажал на кнопку отключения.
   Да. День был безнадежно испорчен: разбудили, грубо поговорили, к тому же сейчас еще и костерят меня в своем служебном кабинете... А может даже матюкают...жалко, что телефон отключен.
   "Ничего страшного! Ведь Серый - пацан не промах. Потребует добавки... Из-за усложнившегося задания... Всё-таки работа у них тяжелая. Как там, на парадах кричат?... Поддержим отечественного правоохранителя! Ура, товарищи!... Что-то он долго... "
   Не думаю, что блюститель порядка всё это время усиленно штудировал свои талмуды и заучивал наизусть необходимые данные, но я тем не менее успел встать, покряхтеть, одеться, умыться и позавтракать пригоршней лечебных препаратов, запив их стаканом воды. И всё-таки он позвонил опять...
   -Здравствуйте, Альберт Маратович! Это участковый инспектор милиции капитан милиции Назаренков Сергей Анатольевич.
   -Вы не сказали какой отдел и управление. Ну ладно! В следующий раз не забудьте! Слушаю вас.
   Это я уже разухарился, но ведь и он потом нарубит капустки по полной программе и с запасом на долгую зиму. Хотя... Летом день весь год кормит...
   -Мне нужно, чтобы вы подошли ко мне для составления протокола. Но это сегодня надо сделать!
   Я слегка задумался:
   -А это по какому поводу?
   -По материалам проверки, когда вас Чуркасов будто бы оскорблял и угрожал.
   Далее наша беседа продолжалась в режиме телеграфных переговоров...
   Я : -Это было на самом деле!
   Он : -Нету свидетелей и нет доказательств.
   Я : -Ну вы же не приобщаете к делу кассету с голосом Чуркасова.
   Он : -Эта запись сделана незаконно. И не имеет процессуального значения.
   Я : -В УПК написано, что в исключительных случаях аудиозапись должна или может быть признана как доказательство. Ведь я полностью не вижу и не могу самостоятельно определить кто свидетель. Меня неоднократно оскорбляли, когда я находился на своем участке. Вот я в очередной рас и записал всё на диктофон. Разве это не исключительный случай?
   Он : -Нет. Так вы придёте сегодня или нет ?
   Я : -А вы сами не можете подняться со своего первого этажа на мой второй? В одном же доме располагаемся... И подъезд один...
   Он : -Я не могу. Слишком много дел!
   Я : -Вроде бы вы и ко мне собирались не просто так! Я сейчас нахожусь один в квартире и притом болею. Кстати, как там ваша проверка по нападению на меня Климова?
   Он : -Пока никак. Вы так скоро со всеми соседями переругаетесь!
   Я : -Действительно! И как это я раньше с людьми уживался?... А тут сразу с троими начались конфликты, причем все они бывшие и действующие военные.
   Он : -Так... Вы придёте сегодня или нет?
   Я : -Если вы - здоровый, не хотите подняться, то я - больной и незрячий, тем более не могу.
   Он : -Хорошо! До свидания
   -До свидания. - сказал я и тоже отключил телефон.
   Вечером в шесть часов ко мне заглянула мама, которая весь день провела на участке с отцом и теперь возвращалась в свой старый флигель. По её словам, всё было тихо и спокойно. Быстренько так подогрела мне ужин в виде супа и стала собираться в дорогу. Уже попрощавшись с ней и почти закрыв входную дверь, я вдруг услышал непонятную и невнятную фразу.
   -А сетку нам свернули и со столбами положили...
   Почуяв что-то неладное, я вышел в коридор и окликнул уже уходящую мать:
   -Подожди! Какую сетку? Какие столбы?
   С явной неохотой она вернулась обратно и стала напускать туман:
   -Ну, Таня привела солдат и они весь забор убрали.
   Татьяна была нашей соседкой по старенькому флигелю, что на Нальчинском переулке, в котором проживали мои родители, и я вначале не понял ничего.
   -Таня? Там же шиферный забор у нас!
   Тут маман стала постепенно развеивать свою завесу таинственности и недосказанности:
   -Ой, это не она... Это была Люба - жена Гурвича... Здесь, на участке...
   Я внезапно похолодел, потому что всё понял.
   -Когда это было?
   -В два часа. -ответила мама.
   -А вы почему мне ничего не сказали сразу? Что, прийти не могли? -рассвирепел я. -Тут идти пять минут спокойным шагом!...
   -Ну ты же им сам сказал, что отдашь им двадцать сантиметров. -оправдывалась мать. -Это она так сказала.
   Я быстро выпил две таблетки болеутоляющего и стал переодеваться. Затем позвонил в дежурную часть родимой милиции, но в трубке послышались слова о том, что участкового Назаренкова нет и больше сегодня не будет. Я лишь выругался, предварительно выключив связь.
   -Ты только не волнуйся! Ты только не волнуйся! - затараторила мать-старушка.
   Конечно... Мне только и осталось быть спокойным и невозмутимым! Всё уже разрушено и попусту кипятиться даже и не стоит. Более всего меня разозлило не сколько разрушение моего ограждения, сколько странноватое поведение родителей, которые вместо своевременного оповещения меня о случившемся, пошли на сепаратную сделку с подлыми захватчиками и этим как бы предали меня, наплевав на мои интересы. Естественно, они беспокоились о моем здоровье и скрыли от меня этот случай... Лишь бы я не нервничал из-за таких пустяков... А что будет в следующий раз, когда соседи почувствуют в свою полную безнаказанность?
   Я держался рукой за мамино плечо и всю дорогу выговаривал это ей, пока мы не поднялись на крыльцо и не подошли к закрытой стальной двери нашего опорного пункта милиции, где от остального честного люда укрывались поборники законности... Которые всё никак не могли побороть эту законность под себя.
   После долгого звонка и короткой перепалки с металлическим голосом нас всё-таки допустили внутрь оплота правоохранения. Здесь мать подвела меня к заветному окошечку , за которым обитали дежурные милиционеры.
   -Кто дежурный? У меня на участке соседи с солдатами снесли мой забор! Примите меры, пожалуйста!...
   Пока сотрудник лениво интересовался моими данными и адресами, затем соседями, я уже успел немного успокоиться и прийти в себя. Потом начались поиски мобильных патрулей, желающих отправиться на наведение порядка по нашему переулку Бастионный. Но милицейская радиостанция была на стороне "своих" и упорно хранила молчание. Наверно эта радиоигра в кошки-мышки продолжалась бы еще очень долго, пока я не спросил фамилию и звание старшего смены.
   И тут раздался радостный крик:
   -О-о.. Назаренков ! Это же твой участок! Иди и разбирайся! Ты слышишь или нет?
   Затаившийся за стенкой участковый был всё-таки извлечен на свет Божий.
   -Батюшки! Какие люди! -удивился я. -пойдемте быстрее. Пока там не разбежались нарушители...
   -Вы же болеете! - недовольно заявил участковый.
   -Спасибо соседям ! Даже и поболеть не дают спокойно ! - парировал я. - Пойдемте быстрее ! А то сейчас все скроются с места преступления!
   -Мы сейчас будем составлять протокол, о котором я вам в обед звонил. -уперся рогом капитан. -Пройдемте! В мой кабинет...
   -Товарищ капитан Назаренков! Вы отказываетесь отправиться сейчас со мной к месту происшествия? - вежливо сквозь зубы спросил я. -Не слышу ответа!...
   Но старый мент на то и является старым ментом, чтобы запросто так отступить от своего... послышался шорох листа бумаги.
   -Альберт Маратович, я вас официально оповещаю о необходимости вашей явки ко мне в указанные час и дату. Распишитесь о своем оповещении!
   Но я тоже был уже тертым калачом в этих бюрократических пакостях.
   -Тут указаны сегодняшнее число и время, которые уже прошли. Ваш лист просрочен.
   -А мы сейчас всё исправим! Вот так... Пусть ваша мать прочитает его содержание. - продолжал упрямиться участковый.
   -Здесь темно, а я без очков не вижу. - послышался мамин голос.
   Мне уже надоела эта волынка и я чуть повысил голос.
   -Дайте мне сюда ваш подложный документ, а потом посмотрим... Вы идете с нами ?
   Участковый инспектор лист не отдавал и вел себя, как брянский партизан на допросе у фашистов.
   -Молчите? Назаренков! Догоняйте нас! Мы пошли на участок! Адрес вы знаете! Если не придёте, то потом не обижайтесь! Я вас...
   Я пока не стал рисовать менту радужные перспективы его встреч с вышестоящим начальством и дальнейших общений с надзирающими структурами, потому что не было времени. Нам следовало поспешить... Мы с матерью развернулись и быстро направились к выходу.
   Наш путь к домовладению лежал по прямой, но мы шли на своих двоих... Тогда как Назаренков на новеньком служебном микроавтобусе на всех парах мчался по объездной дороге... Нас он опередил на несколько минут. Когда мы появились на участке, остававшийся там отец сообщил нам о приезде милиционеров, которые сейчас вместе с главными фигурантами зашли в дом Гурвича.
   На границе ходили не тучи хмурые, а растерянные военнослужащие срочной службы Родного Министерства Обороны.
   -Вы что, так и сяк вашу мать! Совсем охренели от ужасов мирной жизни! Под трибунал захотели! - набросился я с криком на них.
   -Нам приказали, вот мы... - промямлил чей-то голос.
   -Вам скомандуют, так и по своим родным стрелять будете? - продолжал бушевать я. -Вы что, не можете своими мозгами думать? Или всё уже пропили ?... Я вам покажу !...
   -Э-э-э... -проворчал отец, занимавшийся чем-то неподалеку. -Они же не виноваты...
   Тут всё мое внимание переключилось на него. Судя по характерному лязганью металла об камень, он пытался выковырять лопатой из земли кусок бетона.
   -Ты что там делаешь? - коротко выдохнул я, затаив дыхание от неприятной и тревожной догадки.
   Батя молчал и мне пришлось повторить этот же вопрос погромче. Но он упорно хранил военную тайну, как уже второй брянский партизан на допросе у фашистов, которые перед ним расстреляли первого...А незрячие люди ведь очень не любят, когда от них скрывают истинную суть происходящих событий... И особенно, если это делают их близкие и родные... Пришлось подойти поближе и перехватить в свои руки землеройный инструмент...
   -Остатки наших столбов выкапываю... - обреченно вздохнул батя и потянул лопату вновь на себя. - Давай... Что уже тут поделаешь...
   Такой смиренный и убитый тон ответа отца меня взбесил еще больше и я опять громко и безадресно выругался. Получалось, что эти бесконечные нападки и придирки соседей довели моих престарелых родителей до такого безропотного и по-рабски покорного состояния, что мои папа и мама уже воспринимали эти наглые выходки и издевательства против них самих и меня лично, как какую-то безысходную и беспросветную данность современной жизни...
   -Что-о?! -вскипел я, но почти моментально остыл и хладнокровно процедил сквозь крепкосжатые зубы. -Рассказывай... Всё ... От начала...
   Постепенно прояснилась вся картина произошедшего... Вражье вторжение, как это обычно бывает, оказалось массированным и хорошо спланированным. Самого полковника Гурвича не было...Он отсутствовал вообще и скорее всего в это время находился на своем рабочем месте, создавая таким образом какое-то алиби для себя. Так, на всякий случай... Заодно можно держать свою руку на служебном телефоне и при необходимости либо направлять подкрепления, либо нейтрализовать незапланированные вылазки отрядов военной прокуратуры и милицейских нарядов посредством заключения сделок с другими купчиками, которым подчинялись эти нежелательные гости.
   Итак, штабной стратег отсиживался в стороне, дабы в случае чего изобразить полнейшую невинность и абсолютную непричастность к покушению на имущество слепого Героя России. Но, как это обычно принято у них, для выполнения столь деликатного поручения начальник мобилизационно-организационного управления Штаба СКВО полковник Гурвич направил своего непосредственного заместителя, который, как оказалось, исполнял обязанности своего шефа не только на службе, но и при разрешении некоторых хозяйственных вопросов. Вот он-то и привел с собой солдат срочной службы, которые деловито и не спеша принялись за работу... Несколько бойцов снимали с гвоздей сетку-рабицу и сворачивали её в рулоны. Другие начали было выкапывать из земли бетонные столбы, но это дело оказалось очень трудоемким и долгим, отчего вторжение могло остановиться на этих защитных сооружениях. Тут же последовала соответствующая команда в женском исполнении и потому затем продублированная военнослужащим голосом старательного и услужливого заместителя. Верные долгу и присяге, а также послушные только что прозвучавшему приказу нукеры побросали свои лопаты и стали с разбегу наваливаться или пинать железобетонные опоры, которые не выдерживали мощного натиска бравых вояк и предательски трескались и потом ломались у основания.
   Оставшиеся солджеры экспедиционного корпуса расставленные через определенные интервалы по границе добросовестно копали траншею шириной с полметра, предназначенную для заливки ленточного фундамента уменьшенного варианта разделительной стены ... Каковая когда-то существовала в Берлине, а младшие сестры которой до сих пор высятся на Корейском полуострове и Ближнем Востоке...
   Так боевая операция по захвату соседской земли развивалась вполне успешно под тактическим командованием заместителя на непосредственном рубеже атаки и под стратегическим прикрытием главаря из Штаба округа. Оперативное звено руководства в этой короткой и победоносной кампании было отведено жене Гурвича Любе вкупе с молодой особью мужского, естественно, пола. Данная сладкая парочка горделивым и торжествующим шагом перемещалась от одной группы подчиненных им солдат к другой, отдавая необходимые ценные указания услужливому заму- попугаю, покрикивая на нерадивых военных работников и подгоняя отстающих лентяев. Полковничья жинка и её кавалер были всецело увлечены своими делами и старательно избегали небольшие очаги сопротивления, изредка встречавшихся на их пути...
   То были мои старенькие родители, которые поначалу просто опешили от столь наглого вторжения, а затем хоть как-то попытались защитить нашу землю... Но получалось это у них очень плохо: вместо срочного оповещения меня о вражеском нападении, они, как в заправском индийском кино, стали стыдить, увещевать и уговаривать всю эту ораву негодяев не делать своего черного дела. Но рядовые исполнители по призыву молча слушали мою мать, изредка посматривали на начальство и всё также продолжали снимать, скатывать, крушить и копать... Заместитель невозмутимо крутил головой по сторонам, осматривая местность в поисках неприятельской подмоги, затем, успокоившись, направлял моих стариков к вышестоящему командованию, то есть к полковничихе и её спутнику. А те уже были морально готовы к такому повороту событий и совершенно не стесняясь в выражениях, демонстрировали базарный вариант психологического прессинга... Любища орала, как недорезанная, об их же сыне, то есть обо мне, как о первом нарушителе общей границы, который потом сам признал публично свою неправоту и сам добровольно предложил им, честнейшим и порядочным людям, самим присоединить к своей территории любой понравившийся им участок донского чернозема. Её подельником по самозахвату земли оказался представитель отдела архитектуры и землепользования какой-то администрации, который то наперебой, то одновременно со своей напарницей стал столь же громко декламировать нормы и положения из СНИПов (* Строительных Норм и Правил), Жилищного и земельного Кодексов, а также из прочего российского законодательства.
   Моя старушка со слезами на глазах затравленно перебегала то к орудующим солдатам, то к рослому заместителю, возвращалась обратно к руководящей паре и пыталась урезонить наглых оккупантов своими доводами о том, что наша летняя кухня со стеной в пять метров длиной, которая отклонилась в их сторону на двадцать сантиметров, если это отклонение было действительно на самом деле... То в этом случае полковник и его половина лишились узенького земельного клинышка в форме вытянутого треугольника. А тут они пытаются захватить у слепого офицера целую полосу длиной в двадцать пять метров и шириной в сорок сантиметров, то есть гораздо большую площадь...
   На это Гурвичиха верещала еще громче об якобы заключенной между ними и её сыном - Зариповым Альбертом устном договоре, согласно которого только так и не иначе им, как пострадавшей стороне, должна быть компенсирована потеря такого ценного количества территории у самой дороги... Одновременно с ней архитектурный клерк громогласно цитировал по памяти какие-то постановления и решения судов о равнозначности земельных обменов, переделов и справедливом возмещении причиненного самозахватом ущерба, не тушуясь сгущать краски вплоть до уголовного преследования и даже тюрьмы...
   Моя мать, которая в отчаяньи всё ещё металась вдоль разрушаемого забора раненой птицей, в конце-то концов добегалась до резкого повышения артериального давления, после чего обреченно махнула на всё рукой и , пошатываясь, пошла в недостроенный дом к своей сумке с таблетками. А мой батя, прослуживший всю жизнь в качестве гражданского служащего под командованием военных полковников, даже тут не стал нарушать субординацию и стойко переносил все тяготы внезапного военного вторжения вообще без какого-либо ропота или неповиновения. Однако отваги и смелости ему было не занимать и он, преодолев слабое противодействие агрессоров, сам взялся за лопату... Чтобы собственноручно выкапывать предпоследний бетонный столб и тем самым спасти его от полного разрушения. При этом мой отец также проявил чудеса армейской смекалки и находчивости, умудряясь рулить вражьими солдатами, которые теперь не разбрасывали остатки разрушенного имущества где попало, а аккуратно складывали рулоны сетки и обломки железобетона в строго определенном им месте...
   Затем моя старушка-мать отлежалась и оклемалась, вспомнила о больном сыне в пустой квартире и медленно отправилась подогревать мне ужин... И даже там она хранила гордое молчанье... Лишь бы я не нервничал в лишний раз по таким мелочам... И только после прощания и при закрываемой мной двери она смогла вполголоса произнести коротенькую фразу про снесенный забор, может быть втайне надеясь на то, что я уже ничего не услышу...
   Но враги просчитались и я пусть поздно, но всё-таки прибыл отражать их нападение... И пока доблестная милиция разбиралась с соседями в их же доме, я стоял на поле боя и терпеливо выслушивал сбивчивый рассказ моих родителей... Тут почему-то вспомнился тот холодный осенний день, когда под внезапно налетевшим нудным дождем я с отцом и еще одним инвалидом-афганцем Сергеем Солоповым торопливо вкапывали последние несколько столбов и натягивали металлическую сетку...Конечно мне отводилась роль подсобника, который старательно удерживал столб в вертикальном положении, пока они работали лопатами, а также крепко прижимал верхний край сетки к определённой точке на стоящей опоре... А батя и Серега растягивали рабицу и загибали ударами молотка гвозди... Это я помнил хорошо... Тогда земля была еще мягкой и мы спешили всё успеть закончить до первых морозов... И вот наши мучения вместе с тяжелой работой были пущены коту под хвост... А ведь перед этими мучениями под дождем мы с батей целый месяц занимались отливкой железобетонных опор, смешивая щебенку, цемент, песок с водой, устанавливая арматурины в самодельную опалубку, после чего заполняли её приготовленным раствором. Мы не могли позволить себе купить столбы заводского изготовления по причине их дороговизны и отсутствия у нас наличных и безналичных денежных масс. Поэтому данный вопрос приходилось решать из оставшихся стройматериалов и руками старого отца и его незрячего сына... Получалось, что и тут соседи наплевали на наш труд... Да и не только на него...
   От всего этого мое здоровье, подорванное в боях за жизни мирных заложников и ослабленное постоянной борьбой с местными бюрократами, опять меня подвело и , как назло, в самый неподходящий момент... Голова закружилась, во рту всё пересохло, а руки и ноги стали ватными и непослушными... Пришлось подозвать к себе отца, взяться рукой за его плечо и , покачиваясь, медленно заковылять по буграм и ямам по направлению ко двору... Через десяток метров слева послышались приглушенные голоса солдат, вполголоса спорящих о чьей-то очереди идти в наряд. Тут я поневоле воспрял духом, развернулся к ним и бросился в последнюю контратаку.
   -Из какой части?
   С минуту стояла почти тишина и мне пришлось вспомнить про свой командирский голос.
   -Из какой вы части ? Военные билеты мне ! Живо !
   После короткого шушуканья прозвучал нерешительный ответ:
   -Из Батайска мы...
   Но услышанный тон бойца явно не внушал доверия к его правдивости.
   -Кто командир части ? Я сказал, военные билеты мне !
   Дальнейшие слова и действия срочников были прерваны прозвучавшим справа женским окриком:
   -Не слушайте вы его ! И ничего ему не давайте !
   Тут мне бы дальше надавить на бойцов и получить на руки хотя бы один документ, но как-то само собой мое внимание теперь полностью переключилось на неизвестную мне женщину, голос которой был очень похож на Гурвичиху, но все же чем-то отличался от нее.
   -А вы кто такая ? Это Люба ?
   - Я здесь живу ! И не ваше дело, кто я такая !
   В этих двух фразах в мой адрес прозвучало столько злобы и ненависти, что я по началу даже растерялся и почти опешил от такого крайне негативного отношения к себе со стороны в общем-то незнакомого мне человека, но тут же пришел во взвинчено-отчаянное состояние.
   -Кто такая, я сказал ?
   Но она упорно проигнорировала мой очередной вопрос и стала кричать на бойцов, чтобы те ушли на другую сторону их дома, откуда они не могли бы отвечать мне и реагировать на мои команды.
   -Это дочка ихняя...
   Негромко сказал мне отец, прояснив для меня суть происходящей картины, когда молодая девушка по-хозяйски распоряжается российскими военнослужащими. Как бывшего командира , меня данное обстоятельство еще больше вывело из душевного равновесия... Я конечно понимал, что яблоко от яблони недалеко падает и сгнивает под этим же деревом... Но мне тогда было действительно больно и мучительно обидно за нынешнее состояние Российской Армии, в которой её солдаты превратились в безмолвных и бесправных холопов...
   -У-у-у... -проворчал я, зашагал дальше и, не сдержавшись, на ходу даже слегка выругался...
   Но не матом... Всё-таки это был пятнадцати или шестнадцатилетний подросток, который еще слишком Мал и юн... Холодная вода и сухое полотенце освежили разгорячённое лицо и руки. Можно было и отдышаться...
   "Ну что, Альберт Маратович !? До терпелся ?! Всё ругаться не хотел !? Довели они тебя до ручки?! Уже и на ребенка чуть не наорал! -думал я, стараясь прийти в нормальное состояние лежа на летнем топчане. - Ничего себе девчоночка! Малолетка, а сообразила бойцов отогнать, да и про военные билеты не позабыла... А какой тон был! Давненько я не слышал такого лютого обращения! А что же ты хотел?! Ты же им всю малину обломал... Столько земли чуть не оттяпали! И как только они посмели!? Да... Они теперь везде у руля... Им сейчас всё можно вытворять... Им теперь на любого наплевать... Хозяева жизни!... Ох... Как голова болит... Ну когда же это кончится?! Сколько можно терпеть?! Ох... Где там анальгин был..."
   Затем я занялся кропотливыми подсчетами в уме... Вторглись соседи на ширину в сорок сантиметров в глубь моей территории... Да по длине в двадцать пять метров. Выходило, что десять квадратных метров у меня едва-едва не захватили соседушки... Сосед-душки... Душки по соседству... Душьё, короче говоря... По другому и не скажешь...
   Во все времена границы между различными территориями являлись самым острым и актуальным вопросом. Как правило, более богатый и сильный, а потому и наглый, землевладелец практически всегда так и стремился отобрать у своего слабого соседа кусок земли пожирнее... И ведь предлоги для захвата можно было найти какие угодно... Не так сидишь, не так стоишь, не так лежишь... Не по-нашему разговариваешь... А если разрез глаз не тот?! Или вообще глаз нет ?!
   "Получается, я для них совсем уже никто?! Должен молчать себе в тряпочку и всё терпеть?! Что же это делается?! Да... Я - татарин... То есть нерусский... Но мы же коренные народы России ! И российская земля должна по законному праву хозяина принадлежать всецело русским и татарам, марийцам и удмуртам, чувашам и башкирам, бурятам и якутам, да и всем остальным своим коренным народам... А здесь что получается?! Надо мной - инвалидом войны 1 группы и Героем России, положившим свое здоровье ради российских граждан, будет безнаказанно издеваться какой-то штабной полковник Гурвич?! И я всё это должен терпеть !?"
   Как ни старайся, но кровь закипала вновь и вновь... Если уж наши далекие предки насмерть бились с врагами за каждую пять родной земли, то и я по зову своей генетической памяти должен до последней капли крови отстаивать свой участок...
   "Так... Пядь - это расстояние между кончиками вытянутых большого пальца и среднего... Что составляет около двадцати сантиметров... А у меня они сколько хотели урвать? В ширину две пяти и в длину... В метре пять пядей... Всего двадцатьпять метров... Сто двадцать пядей в длину... А по площади сколько ?... Двести пятьдесят квадратных пядей - это по минимуму... А сколько это в локтях ?... Не знаю... Но двести пятьдесят пядей квадратных ! Многовато ! Да чтоб они подавились...Одним согнутым локтем!... Гады ползучие... "
   Мои страдания и размышления прервал какой-то шум. На соседском крыльце послышался нестройный хор чьих-то голосов, которые спустились в мою сторону, а затем повернули влево к разрушенной границе.
   -Альберт! Они все в огород идут! - поступил доклад с наблюдательного поста, где засел мой старик. -Вместе с милицией...
   Поспешили туда с отцом и мы.
   -Ну что, Альберт Маратович!? - бодрым и деловым тоном начал свою речь участковый. - В действиях ваших соседей ничего противозаконного я не усматриваю. Никакого криминала тут нет. Налицо чисто гражданско-правовые отношения... Если вы не согласны, то можете подавать на них в суд. Как я понял, вы это очень любите...
   Наигранно-молодецкие интонации в голосе блюстителя законности сменились откровенными издевательскими нотками, что вызвало одобрительный смех у достопочтенной публики. Я встретил это милицейское хамство и последовавшую реакцию зрителей весьма равнодушно, поскольку лишь мне было известно о чистой стороне аудиокассеты и свежих батареях в моем экземпляре чуда японской промышленности... Соответственно данному обстоятельству мои эмоции и словосочетания не должны излучать ответную агрессию и злость на всякие там провокации...
   -Капитан Назаренков ! - как можно спокойным тоном обратился я к нему, подчеркивая его служебное положение и наличие определенных должностных обязанностей. - Разве здесь нет признаков такого уголовно наказуемого деяния, как самоуправство? Или вы не видите, что у меня полностью разрушен мой забор, который был, между прочим, на моем участке ?
   Милиционер оказался краток и весьма "объективен":
   -Нет! Они снесли ваш забор на законном основании.
   -Что вы говорите? -от показного удивления я едва не всплеснул руками. -Они вам продемонстрировали решение суда о сносе моего забора, который построен на мои деньги и из моих материалов, да еще и на моей земле?
   Наступила короткая, но многозначительная пауза.
   -Нет, не продемонстрировали... - начал говорить Назаренков, но его перебил молодой мужской голос.
   -Вы сами нарушили общую боковую межу и вторглись на чужую территорию !
   Я с отцом стояли на нашей стороне границы, за которой находилось всё командование оккупационного корпуса вместе с якобы нейтрально настроенными стражами порядка. Поэтому достаточно четко распознавать по голосу и идентифицировать далее из этой оравы каждого нового фигуранта было трудновато... Но делать это следовало...
   -Это кто такой умный? - осторожно поинтересовался я.
   -Я из отдела архитектуры... - последовал интригующий ответ.
   Эта информация не обладала крайне точными и необходимыми деталями, которые в дальнейшем могли перейти в графу "Приметы"... Значит нужно выкачивать из него побольше конкретики, что в недалеком будущем позволит подвесить этого архи-хмыря за его же ... ( Прости меня - грешного... Кажется, так говорил бывший царский таможенник Верещагин... )
   -Из какой администрации? - продолжал допытываться я. - Какого района? Как ваша фамилия, имя и отчество?
   Но новый собеседник предпочел остаться абсолютно инкогнито и вновь забубнил про мое нарушение, которое сейчас можно визуально определить.
   -У вас есть на руках Постановление Главы администрации о моем нарушении ? Или Предписание архитектора района? - не унимался я в своих попытках узнать о наличии каких-либо документов у моих недругов.
   Но ничего у них не было и ретивый архитектор поубавил свою прыть, не подавая более своего голоса.
   -Назаренков! - позвал я капитана милиции. - Вы убедились, что у них нет законных оснований для сноса моего забора ?
   -Какая разница ! - отмахнулся мент. - Всё равно они вам никакого ущерба не причинили! Вот здесь лежит ваша сетка... Столбы аккуратно сложены. Можете подойти и пощ-щупать...
   -Вы также в состоянии убедиться, что все столбы обломаны...
   Я гостеприимно предложил милиционеру подойти к испоганенным стройматериалам, однако тот отказался.
   -Я и отсюда вижу!
   - Чтобы поставить этот забор я платил деньги. - начал аргументировать я свои доводы. - А сейчас ничего бесплатно не делается ! Восстановить его заново - тоже нужны наличные средства. Кроме одного столба, все остальные разрушены и необходимо покупать новые...
   -Да они же все гнилые ! - с издевкой проговорил чей-то пожилой голос. - Сами бы развалились!
   -Какие столбы умею делать, такие и ставлю на своем участке. - сдержанно отпарировал я. Они сетку держали и меня это устраивало. И через десять лет эти столбы стояли бы.
   -Ничего ! Купите себе новые ! - опять изгалялся чужак.
   - У меня денег не так много, чтобы покупать на заводе столбы. А ворованное мне и даром не нужно. -брезгливо процедил я. - Кстати... а вы кто такой?
   Мой оппонент оказался гораздо смелее архитектурно-административного ханурика. Может быть из-за своего статуса...
   - Я - заместитель начальника мобилизационно-организационного управления штаба СКВО.
   - Я так и предполагал, кто это есть, и потому его презрительный тон меня не удивил и не покоробил.
   -Звание и фамилия с именем-отчеством? - хмыкнул я.
   -Подполковник Ссуюнов Сергей Георгиевич.
   -Понятно! Значит, это вы заместитель Гурвича ? - спросил я. - И это вы привели сюда солдат ?
   -Они пришли сюда сами... - как зеленый душок попытался отмазаться подпол. - я здесь ни при чем...
   -Ну конечно! Военнослужащие самостоятельно вошли на их участок, взяли чьи-то лопаты и сами же себе приказали снести мой забор !?
   -Солдатами командовала я ! -гордо заявила Гурвичиха.
   -И какое ваше воинское звание ? - деликатно пошутил я . - Наверное, подполковник ?
   -Да я - жена полковника Гурвича... - практически заорала она. - Мой муж служит в штабе округа... И я имею право...
   -Ну конечно! - съязвил я в ответ. - Кто бы сомневался !...
   Тут они загалдели все разом, но громче всех был заместитель.
   -Товарищ капитан ! - прокричал он участковому. - Ну что мы здесь теряем время ?
   -Всё ! Уже уходим... - подчинился правоохранитель.
   Поскольку участковый развернулся и взял курс на выход, то мне пришлось окликнуть его вновь.
   -Капитан Назаренков ! Я вам официально предлагаю составить сейчас протокол осмотра места происшествия и получить со всех протоколы опроса или объяснения.
   -Я уже взял у них пояснения и написал Протокол административного правонарушения.
   -Всего-то навсего ? Административного ? Они тут что, цветочки мне потоптали или мой забор снесли длиной двадцать пять метров ? Или вы упорно не замечаете того, что здесь признаки умышленного причинения мне материального ущерба ?
   Видимо, у милиционера внезапно начались фатальные проблемы со зрением, раз он так и ничего и не заметил... Ну а с совестью, порядочностью, и добросовестным служением закону все оказалось гораздо хуже, ибо эти субстанции у него начисто отсутствовали... Это констатировалось им же самим в словах и поступках...То есть преступным бездействием...
   -Да нет здесь ничего ! - пренебрежительно сказал он. - Обращайтесь в суд.
   -Назаренков ! -уже угрожающим тоном заговорил я. - Я вам в последний раз предлагаю совершить все процессуальные действия, вплоть до установления личностей всех военнослужащих, которые всё здесь натворили.
   -А военнослужащие мне не подчиняются ! - отбрехнулся капитан. -Для них существует военная прокуратура !
   - Правильно ! - согласился я. Именно в неё родимую вы должны переправить протоколы на присутствующих здесь солдат и этого подполковника.
   Опять поднялся всеобщий галдеж и шум, который утих не сразу... Этим тут же воспользовался сотрудник милиции.
   -Так ! Я уже устал от вашего крика ! У меня других дел много ! Разбирайтесь здесь сами...
   Но я всё-таки не дал ему улизнуть беспрепятственно...
   -Сергей Анатольевич ! У меня к вам последняя просьба ! Вы не посмотрите, пожалуйста, вот сюда ? Горит красная лампочка или нет ?
   Я уже достал из своего кармана диктофон и развернул его нужной стороной для обозрения должностному лицу. Оно несколько минут просто пыхтело, сопело, глядело и наконец-то подало свой голос.
   -Ну и что ? У вас всё равно нет санкции на аудиозапись !
   -А я тут самый незрячий и потому не могу самостоятельно определить личности всех участников... И вы это вообще-то знаете... А экспертиза покажет, кто есть кто...
   -Ваши действия незаконны ... - мрачно заявил мент.
   -А это уже прокуратура и суд будут решать! - безапелляционно заявил я. - Я вам предлагал выполнить свои обязанности - вы отказались! Что еще ? Бегать за вами и уговаривать вас я не собираюсь ! Так что вы теперь свободны и делайте, что хотите...
   -Вот только не надо мне указывать свободен я или нет ! - грозно зарычал Назаренков. - Я лучше вас знаю, что мне надо делать...
   -Ой, как страшно!... И запись, кажется, идёт... - невинно произнес я и поднес магнитофончик к уху, чтобы послушать шумит ли внутри лентопротяжный механизм.
   Капитан уже не шутил и не улыбался, а просто молча развернулся и зашагал в сторону выхода. Следом за ним потянулись и остальные... я с отцом тоже было направился к своему двору, но тут меня остановили вопросом.
   -Альберт Маратович ! Ну разве мы здесь не можем всё по решать тихо и мирно ?
   -Ссуюнов ! Вот скажи мне, кто ты по национальности ? -ответил я вопросом.
   -Я ? Русский... -сказал заместитель. -А что такое ?
   -Ну конечно ! И фамилия у тебя типично русская, и акцента у тебя совершенно нет... - подчеркнуто и нарочито демонстративно согласился с ним я. - Да ты не бойся ! Мне это просто интересно, как филологу .
   Подполковник заколебался и выдал свой секрет.
   -Туркмен я.
   -Да ну ?! - изумился я. - У тебя произношение мне непонятное. Я же знаю, как они разговаривают. Чарджоу в трех часах езды...
   -А я ставропольский туркмен. Мы уже обрусели все там...
   -Ясно ! - со смехом пошутил я. - А откуда вы там взялись ? Каспийское море на верблюдах вброд перешли ?
   -Я серьезно с тобой разговариваю. - обиделся подполковник.
   -И я тоже серьезно... Хоть у меня и голова болит, и болею я вообще-то сейчас. Ну это мелочи, правда? Вот скажи мне, Ссуюнов, как у тебя - ставропольского туркмена... Ты еще себя, наверное, и "белой костью" считаешь ? Вот как у тебя хватило совести привести сюда солдат и полностью разрушить мой забор ? А ?
   -Да мы просто разобрали его ... - заявил он.
   -А обратно вы его соберёте ? Что молчишь ? Или из этих обломков уже ничего нельзя сделать ? И ты еще говоришь мне о тихом и мирном...
   Я так и не смог подобрать нужного слова и устало замолчал. Под конец этого дня я чувствовал себя очень плохо. Старательно вышагивая твердыми ногами, я всё же нашел в себе силы для вопроса напоследок.
   -Ссуюнов ! А ты такого Карпова знаешь ?
   -Нет. А кто это? - послышалось откуда-то сзади.
   -Это военный прокурор Ростовского гарнизона... Я тебя с ним скоро познакомлю... Так что не обессудьте... Я вас сюда не звал...
   На этом инцидент практически закончился : милиционеры укатили на своем микроавтобусе, солдатики побросали лопаты через ограждение ремонтной базы и утопали строем в родную казарму. Самым последним укатил заместитель на новенькой иномарке... И наступила долгожданная тишина, под которую я блаженно и бездумно лежал на стареньком топчанчике.
   Вдруг нагрянул обратно Назаренков, которого внезапно появившаяся совесть-зараза замучила так сильно, что он так и не доехал до милицейского отделения несколько метров и повернул назад... Хотя, скорее всего, он проконсультировался с опытными коллегами или самолично прочитал положения Уголовно- процессуального кодекса об использовании аудиоплёнки.
   -Мы забыли с вас взять объяснение. - сурово сказал он и без приглашения уселся рядом.
   Я молчал и ожидал дальнейшего продолжения этого Марлизонского балета. Тем временем яко бы блюститель законности и порядка достал заветный портфель, в котором таинственные и неизвестные науке животные повадились начисто сгрызать некоторые служебные документы, оставляя после себя смятые бумажные шарики подозрительно зеленого цвета, но без вкуса и запаха, зато с характерным шуршанием... Об этом втором обстоятельстве мне сейчас приходилось только лишь догадываться... Поскольку в подтверждение первого момента я точно знал, что официальное заключение судебно-медицинской экспертизы о степени причиненного мне ущерба здоровью исчезло именно у этого участкового и из этого вместилища бумаг и бумажек...
   -Восьмого ноября, кажется... Да ? - не отрываясь от протокола, спросил милиционер.
   Я угукнул положительно, разгрыз очередную таблетку анальгина и запил её тепловатой водой из металлической кружки. Это было единственным уточнением, которое участковый сделал при заполнении исходных данных о дате и месте моего рождения, образовании и семейном положении, национальности, прописке и наличии судимости... Все материалы по проверкам участившихся со мной происшествий направлялись к Назаренкову и он теперь знал эту информацию обо мне почти наизусть.
   Без лишних разговоров и обмена любезностями мы состряпали необходимый документ, после чего я расписался там, где это следовало сделать. И только после этого, я вспомнил о том, что вообще-то надо было сначала прочесть бумагу вслух для меня. Об этом я попросил мать.
   -Вы же не видите в темноте... - съязвил участковый, споро собирая свои пожитки.
   -Ну да ! Сравнили свои казематы с нашим двором... - отшутилась мама. - У нас же тут крыши нет над головой...
   -Конечно... - пробурчал мент. - Можно побыстрее, а то я спешу ?!
   -Неужели в прокуратуру вызывают ? - вежливо осведомился я у Назаренкова, но тот промолчал.
   По моей просьбе мама стала громко зачитывать вслух текст протокола, обращая особое внимание на законченность в написании слов. Как я заметил, заполняя с моих слов объяснения и другие документы как этот участковый, так и другие милиционеры старались всячески не дописать окончания у слов, отчего смысл написанного становился крайне куцым и каким-то недосказанным... Зато потом... В тиши служебного кабинета и без посторонних глаз, посредством собственной руки и всё той же авторучки, да при наличии недописанных слов и больших пробелов... То небольшой опыт в таких делах и определенное шефом или купюрой желание может исказить суть важного документа до нужной статьи, пункта и подпункта...
   Но сегодня милицейский стержень не допустил никаких искажений и описок. Мы вернули капитану протокол, затем я выключил вновь свой диктофон и милиционер уехал прочь.
   На следующий день ко мне пришли мои боевые товарищи : бывший прапорщик Гамлет Мосесов, уволенный после ранения, и тоже инвалид войны 2 группы Олег Резниченко. Вместе со мной и отцом мы вчетвером как смогли вкопали девять столбов в землю и натянули обратно металлическую сетку. На всю эту работу у нас ушло почти восемь часов... Конечно нам было трудно возиться с восстановлением ограждения , когда Гамлет мог трудиться только левой рукой, Олегу нельзя поднимать ничего тяжелого... Но зато вечером, под бутылочку и нехитрую закуску посидели хорошо, да вспомнили наши прошлые приключения...
   Ровно через месяц Назаренков лично позвонил мне домой и сообщил мне, что административная комиссия при администрации Октябрьского района города Ростова на-Дону рассмотрела административное правонарушение моих соседей и приняла справедливое решение оштрафовать лично жену Гурвича. После моего наводящего вопроса он очень долго искал денежный эквивалент этого наказания и, несмотря ни на что, всё-таки назвал его...
   -Сколько-сколько ? Двадцать пять рублей ? - пораженно переспросил я. - Всё с вами ясно...
   Да... Что ни говори, но это оч-чень мудрый и адекватный вердикт нашей Октябрьской бюрократии... Если не сказать издевательство! По рублю за каждый метр моего забора!... Воистину - ворон ворону глаз не выклюет... Нечего даже сказать... А ведь могли ей и выговор влепить... Этой домохозяйке...
  
   Глава 3... Решительная и бескромпромиссная...
   На следующий после этого день отец, который теперь дневал и ночевал на участке, пришел вечером ко мне в квартиру, чтобы подогреть еду и вместе поужинать. Он пробыл у меня минут сорок-сорок пять и затем ушел к себе... Неожиданно он вернулся обратно и с порога обескуражено сообщил мне последние известия из теперь уже приграничной полосы.
   -Там Гурвич опять наш забор разобрал и передвинул к нам внутрь на один метр.
   Ну мне уже было не привыкать к таким выкрутасам соседей и я сначала стал звонить в военную прокуратуру. Но там дежурный следователь упорно не хотел брать в руку телефонную трубку. В двадцать один час в стерегущую наш покой и сон милицию можно было даже и не обращаться... Но я всё-таки позвонил в районный отдел Внутренних Дел. К сожалению результат меня слегка огорчил... Учитывая свежайший опыт с использованием средств телефонной связи, я решил наведаться в наш опорный пункт милиции опять лично. Но и тут меня постигла неудача...
   Бронированная дверь на мои долгие звонки никак не реагировала и абсолютно не желала отворяться. Пришлось проверять её крепость ударами рук и крепкими пинками. Наконец-то затрещало переговорное устройство и чей-то голос сообщил мне, что внутри нет абсолютно никого, дежурный наряд уехал по срочному заданию, а участковый Назаренков "сегодня вообще выходной"...
   Вот так... Предельно удостоверившись в высокой эффективности защиты правоохранительными органами наших прав, мы пошли на фронтбез какой-либо поддержки. Но сдаваться без боя я вовсе не собирался... Ибо у Гурвича в арсенале находилась правда силы, тогда как на моем вооружении состояла СИЛА ПРАВДЫ...
   По дороге отец докладывал мне обстановку... За один час, пока он отсутствовал на вверенной ему территории, полковник Гурвич с женой и двумя гражданскими рабочими демонтировали наши многострадальные бетонные столбы с металлической сеткой в пределах десяти метров, затем вкопали эти же опоры в глубине моей территории в одном метре от межи, натянули сетку-рабицу и перешли к следующему этапу своего вторжения. Оставшаяся после боя месячной давности траншея под фундамент была прокопана до пяти метров в длину и углублена до полуметра. После этого на дно засыпали слой песка, чуть выше связали продольные и поперечные прутья арматуры, установили уже приготовленную деревянную опалубку. И естественно, что логическим завершением данной эпопеи оказалась заливка бетонного раствора по намеченной длине в пять метров.
   Я так и не успел полностью обдумать ответные контрмеры по отражению врага, как мы уже добрались до нашего бастиона. Пока батя отпирал ключом калитку, я внимательно вслушивался в окружающую обстановку. Справа чавкала раствором лопата, визжала от соприкосновения со сталью пила-болгарка, кто-то молотком забивал в дерево большие гвозди... Вражеское наступление продолжалось...
   -И солдат Слава здесь еще есть... -сказал отец и впустил меня во двор.
   -Понятно... - проронил я на ходу. -Пошли... Показывай где...
   Чтобы не потравить клубнику, которая вот-вот должна была дать второй урожай, я осторожно повернул направо сразу за летней кухней и , держась рукой её задней стены, прошел вперед. Сначала я наткнулся на столб и мои пальцы стали шарить дальше по кирпичной кладке, стараясь найти угол здания. Но это мне не удалось...
   -Снимай сетку! - коротко приказал я бате.
   -Сейчас я плоскогубцы принесу...
   По отцовским интонациям я понял, что он совершенно не желает вступать в очередной конфликт с "добрыми" соседями и на поиски необходимого инструмента уйдет уйма времени. Такие пораженческие настроения мне опять не пришлись по душе и я , коротко выругавшись, принялся на ощупь срывать ячейки сетки с загнутых гвоздей...
   -Что вы делаете ?
   Я сразу узнал надменный голос полковника, пришедшего понаблюдать со своих позиций за моей реакцией на их агрессию. Все рабочие шумы там уже затихли, вместе с Гурвичем теперь стояли его рабочие, жена и боец-охранник, которые наблюдали за моими усилиями и вполголоса переговаривались между собой. А я продолжал остервенело срывать сетку-рабицу со столба...
   -Что вы делаете ? - опять спросил штабнюк, но уже гораздо громче.
   -Его тревогу можно было понять. Я добрался уже до середины опоры и нижнюю часть проволочного ограждения выбивал ударами ноги.
   -Не ори ! Я стою на своей земле ! Что хочу, то и делаю ! Тебя забыл спросить...
   С этими словами я окончательно сорвал сетку с первого столба и , взявшись за её край, стал дергать изо всех сил сетку на себя, чтобы она слетела с крепежей уже второй опоры. Ко мне на помощь пришел осмелевший отец и через минуту мы одолели и этот столб.
   - Сворачивай ее... И убирай ее в сторону... - Сказал я, с трудом переводя дыхание .
   Теперь клубничная делянка утратила свое мирное предназначение и превратилась в поле предстоящего генерального сражения. Я ждал подхода дополнительных сил , то есть бати , и обдумывал свои дальнейшие действия .
   - Ну и что дальше ? - Издеваясь , поинтересовался Гурвич .
   - Сейчас узнаешь !... - Холодно отрезал я .
   Соотношение сил и средств было явно не в нашу пользу : не зрячий инвалид со старым отцом против трех здоровых мужиков и одного солдата , а также мелкой стервозины , да еще и "яблочка", возможно ... Для полной картины не хватало только внучки и Жучки ...Чорный котик у них уже имелся ...
   Соседские рабочие Зайнулин и Аракчеев в сложившейся ситуации чувствовали себя далеко не последними людьми , так как непосредственное руководство полковника вливало в них дополнительные силы и отвагу .
   - А сейчас будет новая серия мультфильма !... - Громко пошутил смелый строитель из потомков российского канцлера .- Про крота и жвачку ...
   Глумливое гоготание торжествующих противников меня совершенно не задело . Я и раньше не очень то потешался над не внятно попискивающим и навечно слепым творением чешских аниматоров , который постоянно попадал в различные приключения ... А теперь и подавно ...
   - "Ой, как смешно! Ухохотаться можно!"- презрительно подумал я и демонстративно сплюнул на клубнику .
   - Ну что будем делать ? - тихо спросил подошедший отец .
   - Неси лом сюда .- Также не громко ответил я .
   - Какой лом ?- Удивленно переспросил мой родитель .
   - Железный ! ... - Зло прошипел я сквозь зубы .
   - Толи батяня совсем перетрухал , толи перестраховывался на всякий случай , но через несколько минут он вложил мне в руку кусок толстой проволоки - шестерки , сложенной в три раза .Ну, разумеется , никто не любит , когда его держат за идиота ... Не был исключением и я ...
   - Ты что мне принес ? - В ярости заорал я .- Я сказал, лом принеси !
   - Нету его у нас . - Заартачился старый .
   - А ты чем гравий долбил ? или ты землю пальцем ковырял ? - Иронизировал я .- Это такая большая железная палка ...С одной стороны острый наконечник , а с другой - приплюснутый ...
   - Не знаю ... - промямлил папашка .
   Я громко расхохотался и сам отправился на поиски главного орудия российского народа... Благо, что он всегда хранился у нас в углу, слева от ворот, вместе с лопатами, граблями и метлой... Но меня опередил мой батя, к которому моментально вернулась память, и теперь он чуть ли не на вытянутых руках нес мне лом.
   -Вот... Нашел...
   -Ай, маладес... - насмешливо и с ярко выраженным татарским акцентом похвалил его я. -Пошли... Покажу, как надо работать...
   Хоть я и не видел ничего совершенно и абсолютно, но все строительные работы на моем участке всегда велись при моем прямом участии и постоянном контроле на ощупь... Поэтому моя изредка натыкающаяся на преграды и богатая шишками да матюками персона уже отлично освоилась в прилегающем к дому пространстве. Из сбивчивого рассказа отца стало понятно где именно супостат перешел государственную границу , оккупировал часть нашей исконной земли и приступил к возведению на ней оборонительных сооружений . А по всем законам военного искусства мне следовало перейти в решительное контрнаступление с целью полного изгнания наглых агрессоров из родимых пределов и восстановления поруганных рубежей великой державы ... И только после этого полагалось выпить чарку русской вотки , закусить душистым черным хлебом с крупной солью и начать патрулировать тире прогуливаться вдоль отбитой пограничной линии , весело насвистывая российский гимн и играючи помахивая ломиком испуганно выглядывавшим из-за кордона вражьим перископам и подзорным стерео трубам ... Кстати ... Не мешало бы подумать и о размерах военной контрибуции ( зря что ли мы воевали?...Ведь еще Александр Невский предупреждал всех иноземных жлобов, очень уж охочих до чужого добра, то есть нашего имущества... Кто к нам с чем придет - от того же его и загнет ...)Да будет так! ...
   (Так что ... Нам чужого никогда не надо , но в случае чего всё своё вам отдать придется !...)- в мыслях усмехнулся я , за тем попросил помощи у Бога и решительно пошел на святое дело - отвоевывать обратно свою землю ... Ради этого священнодействия я был готов пожертвовать остатками своего здоровья , этой якобы свободы да и самой жизнью ЛИЖ БЫ ОТСТОЯТЬ МОЕ ПРАВО И ПРАВО МОИХ ДЕТЕЙ ,ВНУКОВ И ПРАВНУКОВ ВОЛЬНО ЖИТЬ НА СВОЕЙ РОДНОЙ ЗЕМЛЕ КОТОРУЮ НЕ ОДНОКРАТНО ЗАЩИЩАЛИ ДО ПОСЛЕДНЕЙ КАПЛИ КРОВИ НАШИ ВЕЛИКИЕ ПРЕДКИ ...В этот момент мной руководила моя ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ , переданная мне по крови предыдущими поколениями коренных россиян : это русские гренадеры ,донские казаки башкирские всадники против наполеоновских войск при Бородино ... Это экипаж Николая Гастелло , направившие свой бомбардировщик на танковую колонну фашистов ...Это бывший детдомовец Александр Матросов закрывший своей грудью амбразуру гитлеровского дзота...
   За слезы наших матерей ... За не доживших жизнь мужей... За светлый путь родных детей... Врага проклятого...
   Да... Фактически я был один против всей этой обнаглевшей банды. Но вечный зов родной земли о помощи, защите и любви открыл мне истинный мой путь, с которого теперь нельзя свернуть... Плевать хотел я на число врагов и всех крышующих козлов... В руках лишь лом, но сталь в душе... Держитесь, суки... Вновь я на войне...
   Пока эти мысли проносились вихрем в моем сознании, я уже успел совершить много оч-чень полезных и нуж-ных д-дел-л... В нужном месте - в метре от левого угла дома, я повернул направо и по любимой клубнике направился на рубеж своей атаки... Моя поступь хозяина своей земли была законно тверда и уверенна... Мое оружие пока использовалось в качестве тяжелого посоха, солидно входящего в грунт и равномерно отмеряющего положенные три-четыре метра... Оставшиеся полметра я был крайне осторожен и вот наконец-то сначала моя левая нога, а затем и вытянутый инструмент, наткнулись на край доски, отозвавшейся глухим стуком. Присев на корточки, я левой рукой определил точное местонахождение деревянной опалубки, и , не обращая никакого внимания на впивающиеся занозы, добрался на ощупь до нужного мне места... Встал и хрястнул со всего размаха ломом по деревянной перемычке, соединявшей две противоположные стороны опалубки... Брусок с треском отозвался на мой удар и почти переломился пополам. Мой второй заход с легкостью довершил начатое дело... Но это было лишь самое начало... Постепенно входя во вкус, я таким же способом нашел остальные распорки и лишил их какого-либо смысла существования в данном виде.
   -Всё!... Больше нету... -прокричал сзади батя.
   Может быть он всё-таки осмелел, или понадеялся на то, что я прекращу свои боевые действия на этом достигнутом рубеже...Не знаю... Но я остановился лишь для того, чтобы перевести свой дух и осмотреться... Если это можно так назвать... Скорее, отслушаться...
   Все эти мои манипуляции от первого взмаха ломом до последнего сопровождались целым хором представителей очень уж противной стороны : Гурвич угрожал мне не минуемой карой в виде уголовного наказания ,как только он науськает на меня своих старых читинских корешей , отбывающих ныне службу в окружной военной прокуратуре ; Гурвичиха официально и в присутствии свидетелей оповещала меня о предстоящем судебном разбирательстве , после чего мне останется только лишь с сумой ходить по миру , ибо я своими действиями причиняю материальный ущерб и моральный вред лично ей , поскольку именно она является полноправной владелицей их участка; Соседские прихвостни Зайнулин и Арабчеев так громко не кричали , а лишь в пол голоса меня материли и всячески пытались поправить крепления между досками , но безуспешно ,так- как их удары молотка вызывали повторный рейд моего лома ; лишь солдат Слава в самом начале был отправлен главарём стоять на стрёме у дороги , чтобы предупредить гурвичскую шайку о появлении нежелательных для них посторонних лиц, и потому он для меня какого -либо интереса не представлял .
   Звать на помощь мне было некого ,а остальные обладатели коттеджей и участков врядли поспешили бы на наш шум-гам в столь поздний час - без четверти десять ...Так что они крепко спали или же старательно изображали глубокий сон ... Ну а охранявшие или живущие в недостроенных домах приезжие работяги и гастарбайтеры тем более поджали свои ушки и даже носа не показывали на улицу...
   Но мне уже не стоило надеяться на чье-то постороннее вмешательство и я рассчитывал только на свои силы. Отдохнув и набравшись дополнительной порции отваги после негромких ругательств соседской мафии в свой адрес, мои дух и тело опять ринулись в атаку... Расчеты оказались почти верными и моя подошва с силой ударила в верхнюю часть деревянной опалубки, которая слегка поддалась моему грубому физическому воздействию, подтвердив тем самым возможность реализации моего плана по полному или частичному на худой конец разрушению вражеского сооружения.
   -Да что вы себе позволяете !... -картинно кричала Гурвичиха, стоявшая в полный рост надо мной.
   А я в этот миг пробовал на прочность доски... Тут цепкие женские руки ухватили мои ладони и попытались оторвать их от дерева. Тщетно... И на меня громким шепотом полился такой отборный мат, которого мне и ранее не доводилось слышать.
   -Ай-яй-яй... И как только у вас язык поворачивается такое говорить... - насмешливо произнес я и с разбега пнул следующую точку приложения своих сил...
   -Прекратите издеваться над честными людьми ! -как в школьном спектакле вопила полковничья жена и тут же переходила на негромкую нецензурщину, которую мог слышать только лишь я.
   Аналогичным же образом поступал и сам штабной начальник...
   -Это вопиющее беззаконие !... - повышенным тоном вещал он на всю округу.
   Ну а для местного потребления, то есть для моего личного восприятия, на значительно пониженных интонациях произносились оскорбления, угрозы расправы и прочая ерунда... Но полковник всё-таки прослужил в нашей армии и многие его речевые обороты мне были давным-давно знакомы... Но что касается лексикона его супруженицы, то в знании ненормативных выражений, бранных слов, всевозможных жизненных ситуаций и интимных поз она обладала гораздо большим, чем он, познаниями...
   Но меня данная грязная словесная мура совсем не задевала, ведь моей главной задачей на этом этапе обороны являлось уничтожение опалубки. Ударами ног и лома, а также при помощи своих рук, мне удалось расшатать длинный деревянный щит с нашей стороны... Затем вогнав свой инструмент под самое основание, я за несколько приемов поддел сбитые доски и вывернул их на поверхность. Чтобы добиться этого, мне теперь приходилось преодолевать активное сопротивление врагов, которые осмелели настолько, что даже пытались вырвать лом из моих рук. Но поскольку все они стояли с другой стороны фундамента, а я стоял со своей, то мне было достаточно развернуть свой корпус и надавить на чужие грабельки, чтобы они сами оторвались от моего орудия возмездия...
   Очень тяжело, но всё-таки мои действия приносили мне положительные результаты... Мой батя достаточно четко выполнял необходимое целеуказание, извещая меня о моих достижениях... Один раз он даже помог мне утянуть наш лом к себе, когда сукины дети попытались вырвать его из моих рук, ухватившись за другой конец...
   -С нашей стороны всё... - услышал я папин комментарий...
   Я остановился для короткой передышки, вытирая рукавом стекавший со лба пот...
   -Может хватит ? - нерешительно спросил меня батя. -Доски уже поломаны.
   -Нет. - коротко ответил я.
   Вот сейчас и началась самая трудная фаза моего замысла. Ширина свежезалитого бетонного основания равнялась сорока сантиметрам, из-за чего мне стало значительно сложнее бить ногами и ломом по противоположной стороне опалубки. Но после нескольких неудачных попыток у меня появились и хорошие достижения. Тут меня пытались остановить уже другими методами : отталкивая руками мое тело и отбивая в сторону ноги, поочередно бившие в доски. Ломом теперь приходилось работать очень осторожно. Я как-то вонзил его острие между деревом и застывающим бетоном, чтобы затем поддеть доски кверху. Это у меня получилось, но лишь наполовину, так как несколько рук вцепилось в железо и стало сильно тянуть на себя... Еле удалось его отбить обратно...
   После очередной рукопашной схватки над фундаментной лентой на мою сторону перескочил один подлец и аморальный тип, который , взявшись двумя руками за середину лома, стал тянуть его на себя. Рассвирепев только от мысли, что мою землю с клубникой топчет какой-то подонок, я по старой привычке вызволять свое же оружие резко крутанул железную палицу вокруг оси, в результате чего чужие пальцы разжались и исчезли. Но обнаглевший противник всё еще находился рядом и мне пришлось идти наугад вперед, размахивая при этом своей дубинушкой, чтобы чужак с позором бежал обратно из моих родных пределов. Я добился этого счастливого момента, передохнул самую малость и вернулся к первоначальной своей позиции, где меня ранее отвлек перепрыгнувший преграду диверсант...
   И опять ждала меня суровая мужская работа. Выгонять всех врагов за ворота...
   -Ой... Вы ударили меня по ноге ! - истошно заверещала Гурвичиха. -Ой-ой-ой...
   Это я в первый раз ударил ломом плашмя сверху по оставшейся части опалубки и отчетливо услышал звук тяжелого металла о деревянную поверхность и если бы под лом действительно попала нижняя конечность этой мелкокалиберной женщины ,то сначала раздался бы хруст дробящейся кости , а потом оглушительный визг , быстро перешедший в душераздирающий вой ... Но ничего этого не было ... Да и сам Гурвич почему то не бросился спасать жизнь погибающей супруженицы ... И рабочие вместе с солдатом тоже не ринулись к ней оказывать неотложную медицинскую помощь или вызывать бригаду врачей ... Поэтому я отреагировал спокойно и безразлично ...
   - Нечего ноги совать куда попало ... Ой ! Гляди-ка ...Кишки на лом намотались .
   -Ах ты...
   Гурвичиха , переполненная благородным гневом , чуть было не заорала , но тут же опомнилась и перешла на громкий шепот , извергая в мой адрес очередную порцию своего богатого словарного запаса. На это я лишь усмехнулся и в крайний раз пнул другой сбитый щит... Он был повержен наполовину и мне можно немного отдохнуть... Целых пять минут я сидел на корточках, откинувшись спиной к стене дома... Вокруг было относительно тихо и я просто наслаждался этим коротким затишьем перед следующей контр атакой... Хоть и ныло всё тело, болели руки и ноги, саднили израненные ладони и немного кружилась голова, но отстоять свою землю нужно было во что бы то ни стало... И я опять набирался сил...
   Судя по шагам и приглушенным голосам, вражье войско находилось всё там же... То есть напротив меня...
   -Ну почему ты такой ? - вдруг громко спросил полковник.
   -Какой такой ? равнодушно переспросил я.
   Времени впереди было много - вся ночь ! Поэтому можно и языком потрепаться...
   -Несговорчивый ! С тобой ведь нельзя договориться !...
   Гурвич жаловался мне, как замполиту... И притом на меня же самого... Смех, да и только...
   -Ты мне уже второй раз забор ломаешь... - презрительно хмыкнул я. -... А я еще с тобой буду договариваться ? Давить тебя надо...
   Тут я хотел добавить еще пару слов, но посчитал, что будет очень некрасиво мне - российскому офицеру, в присутствии своего отца и пусть посторонней, но мадамы, упоминать какую-то бельевую вошь... Всё-таки честь обязывает...
   -Только это ты и умеешь ! - громко и презрительно заявил "друг мой Полкаша". - Лишь горлом брать людей !
   -Меня учили брать не людей, а противника... - бесстрастно ответил я. - И притом голыми руками... Кто на что учился...
   -А зачем тогда лом взял ? -продолжал наглеть Гурвич.
   -Это для бетона. Непальцем же его ковырять... Если хотите меня проверить - перейдите на мою сторону при мне... Я вас всех троих тут раком поставлю... Что ? Очко играет ?
   Но оттуда послышались короткие смешки Гурвичихи и какие-то непонятные мне звуки.
   -Что там расфыркались ? Боитесь ?!... Или сюда танк пригони... Ты же так пугал моего отца !... Вот и поглядим кто кого... Я тебя живо ломиком достану через смотровую щель...
   Ну здесь я , конечно, блефовал: всё-таки на танк с ходу не заскочишь... если только сзади вскарабкаться или с рядом стоящего дерева перепрыгнуть, как мы это делали в училище на первом курсе... Но вот выплеснуть полное ведро горящего бензина на грохочущее железо... Это уж мы смогём... И уж точно не промахнусь... Теоретические знания и небольшой опыт противотанковой обороны у меня есть... А умения ориентироваться в кромешной темноте и отчаянной храбрости, вернее, храброго отчаянья у меня вполне хватает... Где наша не пропадала тире погибала?... Разберемся и с танком...
   "Ну не зря же я тогда "пятерку" получил... Вот и пригодится... Да... И всё-таки правильно дембеля пишутв своих альбомах... Спецназ - не шутка... Дорогая моя..."
   Но любимые жена и двухлетний сын, ради которых я и строил дом, сейчас находились на постое у тещи, спали себе рядышком сладким сном и даже не догадывались о том, что я тут вытворяю... Мои губы невольно растянулись в слабой улыбке...
   "Всё нормально ! Я же их единственная защита и опора ! Муж и отец ! И кому, как не мне, оборонять моё и ихнее жильё ? Справимся... С Божьей помощью... Я им покажу, что может сделать слепой русский офицер... Радисвоей земли, старых родителей, жены да малого ребенка !..."
   Тут мой батя принес мне воды попить... Я отпил ровно три глотка и затем шумно прополоскал горло, выплюнув остатки теплой жидкости прямо перед собой. И тут мне в голову пришла одна занятная идея...Но с начала следовало ещё рас поработать стальным инструментом. Спустя пару минут я уже стоял на своем привычном месте и совершал отвлекающие маневры , нащупывая ногой уже раскуроченные доски ...На мое счастье , яркий свет уличного фонаря, как мне по большому секрету шепнул отец , освещал только лишь полковничью территорию , тогда как разрушенная опалубка , бетонный раствор и я с вороненым ломом находились в затемненной зоне , что давало мне незрячему человеку некоторые преимущество перед этими отлично видящими негодяями .Поэтому мне удалось почти точно прицелиться и силой воткнуть металлическое остриё в середину начавшего схватываться бетонного раствора ,после чего я стал налегать на лом ,как на рычаг ,чтобы расколоть ещё не крепкий фундамент ...Неизвестно , получилось ли это мне сделать так как неприятель понял мое желание и с ещё большим усердием стал вырывать орудие моего труда из моих же рук ...Пришлось спасать лом ...с глухим рычанием сквозь крепко сжатые зубы и устрашающими прямыми ударами ногой в пустоту с права и с лева от стального друга ...Победа была за мной и мой боевой товарищ оказался в надежных руках.
   Эта изнурительная борьба окончательно выбила меня из сил, отчего мои наступательные действия пришлось временно прекратить для отхода назад с последующей перегруппировкой сил и средств. После короткой передышки тактика борьбы со вселенским злом чуть-чуть усовершенствовалась и , подобно опытным монахам шао-линя ,занятно размахивающих своими шестами и копьями перед стремительным решающим ударом ,я сначала двумя горизонтальными взмахами ,как палицей ,расчищал пространство перед собой ,после чего мой лом описывал крутую дугу и вонзался в крошащийся бетон ...Сразу же приходилось выдергивать железный наконечник обратно ,так как через секунду -другую налетала стая стервятников ,которую можно было отогнать лишь новыми упражнениями ...
   Не знаю на сколько я справился с этим делом , но я изо всех сил постарался расколоть застывающий раствор... Вот теперь можно было с чистой совестью сказать то, что я потрудился на славу и выложился на все сто процентов... Правда и сил у меня оставалось ровно настолько, сколько мне оказалось нужно, чтобы устало дотащить свое оружие до стены и тут же усесться на перевернутое ведро, на котором ранее расположился мой старый...
   Никогда еще я не ощущал себя таким измотанным и обессиленным как морально, так и физически... Но это еще было не всё... Ведь борьба пока не закончилась, а всего лишь перешла в другую фазу... Теперь настала пора применять природные средства защиты моих кровных шести соток... Так называемое экологическое оружие...
   -Бар ! Китер шлангны ! Сувны ач!( * Иди ! Принеси шланг ! Открой воду !) - по-татарски сказал я бате.
   Он смущенно потоптался на месте, негромко повздыхал пару раз, но после повторного предложения, всё-таки пошел выполнять приказание.
   -Что это значит ? Зачем вам вода ? - грозно поинтересовался штабной начальник со своей стороны.
   -Ишь ты ! Какой полиглот выискался ! - язвительно пошутил я.
   -Я много лет прожил в Узбекистане и знаю, что "су" - это вода. - с еще большими гневными интонациями произнес сосед.
   А мне почему-то оказалось безразличным сердится сейчас полкан или нет... Это уже его личные проблемы... Пусть кипятится от своей же злости и зазря переводит свою кровь на мочу... А мне - плевать !... Не я начал эту войну... Пусть получает по заслугам...
   -Сейчас узнаешь... - почти ласково пообещал я ему.
   С тихим шорохом батяня притащил резиновый шланг и вручил мне прикрученную к нему металлическую трубку... Через минуту с легким журчанием полилась вода. Я подождал, пока не протечет теплая жидкость и лишь потом напился под самое горло.
   -Положи его сразу за бугорком... - попросил я отца и отдал ему шланг.
   Только теперь Гурвич понял, чем это ему может аукнуться, и сразу же подал голос.
   -Ну что же вы делаете ?
   -Кулубнику поливаю ! -ответил я с характерными интонациями актера Папанова из фильма "Берегись автомобиля" -Выращенную на своем собственном огороде...
   -А зачем ? -спросила уже Гурвичиха.
   Как у змеи хвост, так и у нее, наверное, отросла дополнительная нога взамен поврежденной мной и теперь на радостях от этого у страдалицы дополнительно появился волшебный дар - разговаривать человечьим голосом... Все маты-перематы остались в далеком прошлом и её речь можно было даже понимать... Правильно говорят в войсках старые прапора, что лом в умелых руках способен творить чудеса...
   -Так днем очень жарко... Листья могут обгореть... А ночью - в самый раз...
   Хоть эти люди и причинили мне раньше и сегодня столько неприятностей, не говоря уж об оскорблениях, но я отвечал равнодушным тоном на их вопросы именно так, как это и следовало делать добропорядочным соседям.
   - Сейчас вода не испаряется... - объяснял им я. - а очень хорошо пропитывает почву... Знаете... Это так полезно... Для растений...
   Конечно моим тайным умыслом являлось всего лишь стремление при помощи обычной воды полностью залить свежий фундамент, расположенный в канаве. Может аш-два-о хоть чуть-чуть размоет цементное молочко, которое при застывании выступает на поверхности, и такой ослабший бетон будет легче разбить при демонтаже... А это рано или поздно, но придётся делать...
   В наступившей тишине струя воды сначала с шипением лилась на мою настрадавшуюся землю, которую мне с таким трудом почти удалось отстоять... Затем, после появления небольшой промоины, постепенно возникло веселое для моего сердца журчание... И Слава Богу... Теперь можно сидеть хоть до самого утра...
   -Ну как же так можно поступать ? Ведь я не всю жизнь служил в штабе... Я воевал... как и ты...
   Это заслуженный полковник вдруг стал будить мою спящую совесть или воображаемую жалость, которая вообще у меня отсутствовала... по отношению к нему.
   -И где же ты воевал ? - мой тон прозвучал равнодушно и механически, потому что мне было всё равно, что он там болтает...
   -В Афганистане. - напыщенно ответил штабной ветеран.
   -И кем же ты там был ?
   -Командиром танковой роты. - Горделиво уточнил он. -Да я там...
   -Это ты своей жене и рабочим рассказывай, как ты в Афганистане воевал и по горам на танке за духами гонялся ! А я-то хорошо знаю... Что твои танки стояли закопанными на блокпостах и в лучшем случае раз в полгода ездили на сопровождение колонн. - спокойно перебив его, без остановки начал рассказывать я. -Как брезентовые тенты налево списывали... Как вы с зампотехом соляру продавали духам...
   - Я не продавал... - обиженно заявил бывший ротный.
   -Ну конечно... Зачем тебе ручки пачкать !? Ты же предпочитаешь, когда другие на тебя работают... Небось много барахла понавез домой ?
   Мое пренебрежение и презрение приобрело настолько очевидное звучание, что у самого афганистанистого участника тех событий появились добровольные защитники... вернее, защитница...
   -Прекратите ! - почти завизжала Гурвичиха. -Ведь мой муж вам в отцы годится...
   И ведь ни одного ругательного слова не прозвучало в её исполнении... Пусть громко, но зато без мата... Хоть клинику по женскому перевоплощению открывай !...
   -А что это вы так нервно реагируете ? -мои слова всё также выражали саму невозмутимость. - Я же на вас не кричу. И мне такие папашки совершенно не нужны... У меня свой родитель есть... Который чужие заборы не ломает... И соседям не пакостит...
   -Ну ты же тоже афганец... - попытался урезонить меня полкан, пропустив мимо своих ушей мои слова.
   -А ты меня с собой не равняй. - сурово произнес я. -Я по каптеркам да канцеляриям не тарился(* скрывался)... Я был старшим пулеметчиком в обычной разведгруппе спецназа... И этих пустынь там насмотрелся вдоволь... На войне всегда солдатам бывает хуже всего...
   -Но мы же вместе служили... - не унимался мой оппонент по этому странному диалогу у моего разрушенного ограждения.
   -Тамб... Э-э... Туркме... -Начал было я, но вовремя спохватился и не стал обижать огромное количество хороших людей. - Шакал паршивый с тобой пусть служит... Твоим подлизой и холуём... Хотя...
   Тут я неожиданно вспомнил его черезчур услужливого заместителя и меня аж передернуло от внезапного отвращения к этой мерзопакостной личности... Но я сидел в темноте и этого никто не заметил. А Гурвич в это время продолжал распинаться о своих боевых похождениях...
   -Да я и в Чечне служил... Вот недавно вернулся оттуда...
   -И там я знаю, как вы воюете... -вдруг расхохотался я от этого известия, но сразу же заговорил зло и горячо. -Приказом Командующего объявили зоной боевых действий свой штаб группировки в самом центре Ханкалы... Вокруг войск понатыкано, как грибов после дождя!... А вы сидите в самом центре и всё воюете и воюете... На картах!... И вам конечно, положено боевые получать!... Настоящие мужики в горах отпахали по-черному и после увольнения свои же деньги получить не могут... А вы - тыловые крысы... Или же слетаете на один день в Грозный, что бы отметку сделать в командировочном... И в этот же день обратно съ_бываетесь!... Так потом здесь, в Ростове жыреете и за это, как за целый месяц боёв, получаете "свои боевые"... Даже слушать противно...
   -А ведь ты пользуешься дорогой, которую я построил !... И за нее ни копейки же не заплатил... И ходить тебе по ней! не противно...- с некоторой злорадностью заговорил штабной деятель, хоть как-то пытаясь меня укорить в чем-то и одновременно с этим показать свое всемогущество.
   -Ну и что с этого ? - с сарказмом спросил я.
   Действительно, две недели назад в наш Бастионный переулок внезапно нагрянуло неизвестное дорожно-строительное подразделение и в авральном темпе защитного цвета грейдер разровнял разбитую грунтовую дорогу, военные самосвалы привезли сначала желтую тырсу, которая так же быстро была разровнена и утрамбована... А после обеда одинаковыми кучами выгрузили и свежедымящийся асфальт... К концу рабочего дня, когда мы с отцом пошли в квартиру, новенькое дорожное покрытие так приятно прилипало к моим подошвам... Не то что раньше приходилось шлепать по лужам и скользить по грязи...
   И тем не менее эти упреки Гурвича в моей неблагодарности меня совершенно не устыдили. Ведь я не просил его об этом и полномочий ему никто не давал... А пролетать над ней по воздуху или же обходить её по чужим газонам только лишь из-за его причастности к её строительству я отнюдь не собирался...
   -Да что ты говоришь ? "Я построил..." - скептически усмехнулся я в ответ. -Что-то именно тебя тут не видели, ковыряющего землю... Или лопату с моторчиком не нашел ?...
   -Это я договорился, чтобы у нас дорогу построили ! -злился местный князёк.
   -Принеси мне договор... И квитанции или платежки о том, что именно ты оплатил эти работы... -равнодушно предложил ему я. -Мы посчитаем и я внесу свою долю... Мне твои подачки на хрен не сдались. Есть у тебя бумаги ?
   Но на мой вопрос он так и не ответил... Хотя всё слышал отлично и стоял там же...
   -Что ? Молчишь ? Вот то-то и оно... - резюме мое было почти немногословным. -И вообще... Строительством дорог занимается целое федеральное министерство...
   Видя, что на меня практически не действуют его доводы и аргументы, штабной полковник Гурвич решил прибегнуть к самому излюбленному ими приему убеждения нашего населения... То есть к спаиванию...
   -Да ты же в старости ко мне будешь в гости приходить! Чтобы сто грамм выпить !
   -Сейчас я не пью. Это раз. У меня хватает своих нормальных друзей, чтобы с ними выпивать. Это два... - презрительно отсчитывал я. - Чтобы ты кому-то налил сто грамм водки за просто так ? Да в жисть не поверю... Это три. А если и нальешь - только чтобы отравить человека и своего добиться !... Так что пей сам с собой...
   На этом наша разлюбезнейшая дискуссия закончилась. По моему мнению, все психологические атаки противника были мной отражены блестяще и без особых потерь... Опять наступила тишина и лишь из далека доносились редкие звуки проносящихся по Таганрогскому шоссе тяжелых грузовиков...
   Вода всё текла и текла... Спустя минут десять я не поленился и сходил проверить, в каком положении был открыт водопроводный вентиль. Как и следовало ожидать от моего старого тихушника, регулятор потока находился в среднем положении. Добродушно посмеиваясь над его незамысловатой уловкой, я увеличил напор на полную мощность, после чего медленно побрел к своему командно-наблюдательному пункту... После жаркой схватки мое тело уже начало остывать и на повороте, где на меня налетел легкий сентябрьский ветерок, почувствовался небольшой озноб... Перед тем, как усесться на свое место, я потрогал внешней стороной ладони свой лоб и убедился в наличии у меня повышенной температуры.
   "Вот только этого мне сейчас не хватало... - недовольно подумал я. - Нет... Никуда я не уйду отсюда... "
   В нескольких метрах передо мной бил сильный фонтан, отчего мне пришлось попросить отца принести какую-либо металлическую посудину и направить в нее водную струю, чтобы она ненароком не подмыла корни оставшихся в живых кустиков клубники.
   -Канава с бетоном уже наполовину полная...- сказал мне отец, подошедший поближе к сооружению на меже.
   -Хорошо... -ответил ему я. - Это оч-чень хорошо...
   -Что же здесь хорошего ? -взорвался полковник. -Она же сейчас зальёт всю траншею...
   -Еще минут десять... - недовольно проворчал один из рабочих. -Делать вам больше нечего...
   -Какие проблемы ? -простовато произнес я. - Я поливаю свой огород. Вы на моей земле выкопали длинную яму и сейчас моя водичка наполнит эту канаву... Моя вода, моя земля, значит и траншея моя... Какие еще вопросы ?...
   -Мы тут работали, а вы... - заявил мне свою претензию второй строитель.
   -Лично я вас сюда не звал! - холодно отрубил я. - а вот завтра вас позовут уже другие люди... По повестке... А пока вы можете идти и посмотреть мультфильм... про своего слепого кротика и жевачечку...
   Хоть я и ощущал себя полностью опустошенным и очень больным, но бьющая в старое ведро мощная струя воды наглядно демонстрировала мне, да и всем остальным гаврикам, что ситуация на границе переменилась в мою пользу... Вражья сила уже ничего не могла предпринять такого, что помешало бы мне в моих намерениях и действиях.
   Спустя полчаса Гурвич вновь появился со своей стороны.
   -Вода уже начала переливаться на мою территорию... - почти закричал он.
   -Повежливее !... - процедил я. -стройте еще одну стенку... У вас это так ловко получается... И раствор уже готов свежий...
   -Да она подмывает мой дом !... -еще громче зарычал полкан из Штаба СКВО. -Немедленно закройте воду !...
   -Уже бегу... И даже спотыкаюсь... -Насмешливо ответил я, совершенно не собираясь даже приподняться со своего перевернутого вверх дном ведра. -Выковыривайте свой бетон...
   -Он уже застыл... - раздался чей-то голос.
   -Ничем не могу помочь !... -прокомментировал я слова соседского прислужника. -Вы натворили - вы и расхлебывайте...
   Общий уровень моего участка был на полметра выше соседского, потому что у меня не имелось лишних денег на вывоз грунта из котлована под дом. Отсутствовали у меня и личные водители-альтруисты на военных КАМАЗах и тогда экскаваторщик по моей просьбе попросту разбросал всю вынутую землю рядом с фундаментом, а потом в течении целого года мои отец, мать и иногда я постепенно раскидали навалены в кучи чернозём по всей нашей территории. А Гурвичу лишнюю породу бесплатно вывезли армейские самосвалы и его участок остался в прежнем состоянии по высоте.
   Так и теперь он тут сетует на то, что моя вода, которой я сейчас поливаю свои клубничные кустики, приступила к планомерному и методичному разрушению основания его коттеджа ! Когда он сам виноват в том, что его строение расположено так близко к боковой меже, что его участок гораздо ниже моего, что он уже в который раз вторгается на чужую территорию, что он опять причинил мне материальный ущерб и огромный моральный вред в виде испытываемых мной значительных физических и душевных страданий...
   "Да... Если бы наглость человеческая в чем-то измерялась... То она измерялась бы непременно в Гурвичах!... Это факт !..."
   Для меня наступила Божья благодать... Поскольку всё в мире относительно... Синяки и шишки, полученные мной в недавнем сражении, потихоньку переставали болеть... Горящие ладони, остуженные в холодной воде, тоже напоминали о себе всё меньше и меньше... Взбудораженная острым азартом боя моя нервная система полегоньку успокаивалась... Меня хоть теперь и бросало то в жар, то в холод, но это были уже мелочи... Враги отброшены за пределы моей земли и там они беснуются в бессильной злобе да ярости, высекая искры своими зубами ... Из поливочного шланга, пусть уже с меньшим напором, но продолжала извергаться ласково журчащая и оживляющая мои раны влага... Кра-со-та...
   -Может закрыть воду ? -осторожно предложил подошедший батя. - Уже напор кончается...
   -Точно ?... А ты случайно не перекрыл вентиль чуть-чуть... - лениво пробормотал я.
   -кто ? Я ? - обиженно заявил он. -Уже половина первого... Ночью всегда меньше течет...
   Отойдя в сторону по малой необходимости, я затем на обратном пути завернул к водопроводному крану и лично убедился в том, что ничто не преграждает путь столь необходимой жидкости... Правда, в подвале нашего дома имелся еще один вентиль, которым мы перекрывали воду на зиму, но я не мог самостоятельно до него добраться из-за сложенных там ящиков, досок и листов фанеры... А вот для отца это не составило бы особого труда... Ведь он всё еще надеется на то, что наши дражайшие соседушки наконец-то успокоятся и будут вести себя по-людски... как все человеки...
   Но водичка текла и текла... И это меня вполне устраивало...
   На той стороне границы слышались чьи-то шаги и практически неразборчивая речь... Вскоре ко мне с докладом прибыл мой батяня...
   -Этот Зайнулин куда-то ушел... В сторону нашего перекрестка со Стрелковой...
   Вообще-то там находился водопроводный коллектор, к которому была подведена труба и из нашего переулка. Несложно оказалось догадаться о цели его действий...
   -А там люк как-то закрывается ? - спросил я всезнающего отца, исходившего местные окрестности вдоль и поперек.
   -Там нужен специальный ключ... Как у слесарей... На загнутый болт похожий...
   Дело ясное... И это нехитрое запорное устройство на крышке колодца долго не продержится и гурвичскому холую удастся перекрыть воду... Но ничего страшного для меня здесь не наблюдалось... Как говорится у разведчиков, безвыходных ситуаций не существует... Есть только лишь паникеры и трусы...
   -Приготовь еще один шланг и принеси сюда электронасос. - распорядился я.
   -Это "Малыш"? - удивленно спросил батя. - А свет ?
   -Нет... Крепыш... -с некоторым раздражением передразнил его я. -А в сарае у тебя какой агрегат стоит ?
   Там в полной боевой готовности затаился стокилограммовой двухкиловаттный бензиново - электрический гибрид , способный добросовестно перерабатывать низкооктановое топливо в ток переменного напряжения . Это страшненькое порождение советского военно-промышленного комплекса при резком нажатии ногой на пусковой рычаг мог , как Щелкунчик в сказке, преобразится в доброго помощника хороших людей ("Истина не должна молчать никогда!...") и подарить своим владельцам тепло двигателя, яркий свет лампочки, бесперебойную подачу воды электронасосом из артезианской скважины ...Ну а выхлоп двуокиси углерода в сторону соседского дома мной в расчет даже не брался . Ведь это такие пустяки!... Равно, как и громковатое, зато весёленькое тарахтение на всю округу... Если уж все остальные обитатели посёлка добропорядочно заснули крепким сном во время недавнего пограничного конфликта ,то и звук работающего движка переносной электростанции ни чуть не помешает им спокойно дрыхнуть в своих кроватях ...
   Но до этого дело еще не дошло, вода все ещё лилась из шланга, хотя уже гораздо слабее. чувствовалось ,что через какое то время этот источник иссякнет окончательно .
   Мой отец уже притащил дополнительный шланг и достал новенький погружной насос, когда наша калитка загрохотала под чьими то ударами . Нам пришлось прерваться ...
   - Кто там ? недовольно спросил я .
   В столь поздний час ,а время начало подбираться к четверти второго , как то не принято ходить по гостям ...тем более без приглашения...Но тут меня ожыдал сюрприз ...
   - Это милиция ! Октябрьськое РОВД ! Откройте дверь ...
   Я два раза провернул ключ и вышел наружу:
   - Я вас слушаю!
   - Здравствуйте! К нам только что поступило заявление от ваших соседей о том ,что вы заливаете водой их дом , то есть фундамент ... И причинили вред здоровью хозяйке ...
   -Понятно! - вздохнул я.- Можно ваши документы ?
   - Конечно ! - ответили мне. -Вот...
   Отец взял в руки служебное удостоверение и при уличном освещении стал громко и по слогам зачитывать его данные :
   -Ка-пи-тан ми-ли-ции... Сы-ров... Алек-сей Пет-рович... ОВД Октябрь-ского района города Ростова на-Дону... Дол-жность... Тут не разборчиво .
   - Оперуполномоченный .- Подсказал сотрудник .
   - А почему вы ? это же входит в обязанности участкового ... - Настороженно осведомился я. - И где ваша патрульная машина с серенной ?Как вы сюда добрались?
   - Это ваш сосед полковник сам приехал в рай отдел ... - Стал объяснять опер.
   -Это на Юфимцева что ли ?удивился я .
   - Ну да !... А у нас все патрули на выездах ...
   -Что ? до сих пор ? -улыбнулся я .
   - Почему это "до сих пор"? -спросил милиционер.
   - Да я еще в девять часов звонил в вашу милицию ,потому что они уже во второй раз сносят мой забор .И ваш дежурный мне прямо сказал , что бы я завтра утром обратился к участковому инспектору... Мол вы такие инциденты не рассматриваете ... Там же сегодня капитан Калинин? правильно?
   - Ну да ... Опять подтвердил милиционер .- Короче говоря , прислали сюда меня ...Мне нужно все осмотреть и взять объяснение с вас .
   -А с них?- Спросил я.
   - Потом возьму... - Пообещал мне ночной гость.
   - Хорошо пойдемте со мной.- Сказал я и направился во двор .
   Подойдя к месту происшествия ,я в кратце рассказал оперативнику про конфликт месячной давности с последовавшим административным штрафом. О нынешнем случае со всеми признаками рецидива я говорил очень подробно. Не забыл я и о своих обращениях по телефону в райотдел, в местный опорный пункт милиции ,в военную прокуратуру и об отказах дежурных сотрудников принять необходимые меры. И только затем я перешел к объяснению причин и характера моих ответных действий...
   - А почему вы ударили ломом женщину по ноге? От этого вопроса представителя правоохранительного органа я не довольно поморщился .
   - Если бы я попал ей хоть по пальцу ,то на её визг сюда сбежались люди со всего Болгарстроя и съехались все кареты скорой помощи города Ростова, а также Батайска и Таганрога ...Вот мой лом ...Можете его подержать ...А тут все тихо ! и не ведать ни одного врача ,ни одной носилки с санитарами...
   Но капитан милиции не разделял моего весёлого настроения ,ведь он был на обычном выезде на "бытовуху" (* мелкий бытовой конфликт) и по тому задавал привычные вопросы ...
   - А за чем вы били ломом ?
   - Потому что соседи совершили самозахват моей земли и залили на ней фундамент для своего забора .И я стал демонтировать деревянную опалубку и раскалывать застывающий раствор ...
   - Ну и зачем ? Построили бы они забор ...И что из этого ? - с какой то непонятной мне досадой произнес мент .- На их же деньги ...
   - Нифига себе ! - искренне Оскорбился я .-Вот на своей территории пусть строят что угодно ! Но ко мне нечего лесть ! Они же захватили полосу в сорок сантиметров шириной и двадцать пять метров длиной ,а это уже десять квадратных метров по площади если считать...
   Моя несложная арифметика представляла собой некоторую смесь житейской логики и обычного житейского прагматизма, присущего нормальному и здравому смыслу жизни... И тем не менее эта точка зрения оказалась непонятой...
   -Подумаешь ,десять больше - десять меньше ! Зато бесплатно для вас...
   Но примиренческие доводы милиционера на меня совершенно не подействовали. И вызвали лишь отрицательную реакцию.
   - Здесь...На моей земле стоял мой забор из бетонных столбов и сетки ...И это меня вполне устраивало! -неожиданно загорячился я. -Полтора года назад ему мы предлагали поставить ограду, чтобы затраты на нее были пополам... Так он же тогда не согласился... "У меня свой дизайнер... Он еще общую концепцию не придумал..." Я подождал шесть месяцев, а потом плюнул и поставил забор... Какой смог по своим средствам... А их бесплатный сыр мне нахрен не нужен ! моя земля для меня гораздо дороже !...
   -Ну... Как знаете... - разочарованно произнес оперативник. -А я бы не упрямился...
   -Вот на своем участке раздавай по десять метров направо и налево! - внезапно разозлился я. - Все соседи будут довольны... А ты и твоя семья окажешься у разбитого корыта... Ты этого хочешь ?
   -Да не будет у меня участка никогда... - с коротким смехом констатировал капитан милиции. -Потому что я не ворую и на лапу не беру...
   Его простой и откровенный ответ меня даже обескуражил, но ненадолго.
   -И это плохо ! -с каким-то внутренним жаром произнес я.
   -Почему?... Потому что не беру и не краду ? - вновь негромко рассмеялся оперуполномоченный. -Что-то вы не верно говорите...
   -Ты не понял... -пояснил ему я. -Плохо то, что такие люди, как ты, прослужившие всю жизнь ради государства, так и не могут получить от этого же государства хоть какую-то землю для строительства... Чтобы хоть в старости пожить нормально... А эти жулики и участки получают на каждого члена семьи... И квартиры...
   Невдалеке послышались недовольно ворчащие голоса Гурвичей... Как оказалось, они всё это время таились в полной тишине словно в засаде. Лично меня данный факт совершенно не обеспокоил, но ведь я находился здесь уже не один...
   -Ну вы потише... -заступился за них блюститель законности и правопорядка. -Зачем так людей обижать ?
   -А мне с ними детей не крестить ! -равнодушно отмахнулся я. - Я их пока еще не трогал... Вот завтра я начну...
   С минуту мы оба молчали...
   -А воду зачем открыли ? - будто внезапно вспомнив о своем служебном долге, настойчиво продолжил допытываться РОВДешник.
   - Мне нужно было залить полностью канаву... Чтобы они больше не могли здесь ничего сделать... В смысле - работать или строить... - устало объяснил ему я. -И тогда вода размоет цементное молочко и сам бетон... Насколько можно... Хоть чуть-чуть.
   -Ясно!... -сказал он и пошел обратно. -Пойдёмте... Мне нужно бумаги составить... Где тут у вас светло ?...
   Мы с отцом догнали милиционера на перепутье - между входом в летнюю кухню и крыльцом дома, когда он остановился, чтобы узнать, куда же ему идти...
   -У нас нет освещения... -на ходу отвечал ему я, еще не зная о том, что он нас поджидает, стоя на полдороге. -Надо идти на улицу... Под фонарь...
   -Как это?... У вас нет электричества ?
   Услышав его удивленные вопросы, я лишь рассмеялся....
   -Представьте себе... Нет...
   -А вы действительно Герой России ? - решил уточнить свои предположения опер.
   -Почему-то так все говорят... - отшутился я. - Вам показать удостоверение ?
   -А почему у соседей есть электричество, а у вас нет ? - искренне поинтересовался капитан милиции.
   -Сам не знаю почему... - продолжал смеяться я. - по всей нашей улице освещение есть... По столбам ток идет... У соседа-полковника электричество подведено к дому. У него всё подключено... Также у депутата, военкоматчика и буржуя... И даже у фудболиста! А вот у меня ни газа, ни света, ни канализации, ни телефона до сих пор нету... Сам удивляюсь...
   -Понятно... - вздохнул милиционер. - придется идти под фонарь...
   Но случайно встреченный нами на улице полковник Гурвич любезнейше предложил привезенному им "гостю" посетить КУНГ, в котором обитал его охранник Слава... Где ему было бы очень удобно написать все необходимые документы... Сыров согласился сразу же...
   Пока сотрудник милиции заполнял протокол моими данными, совсем неподалеку зубоскалили гурвичские рабочие... Их хамские реплики вызывали явное одобрение босса и громкий смех хозяйки, у которой вообще-то была перебита одна из ног, а другая все росла и росла...Но Гурвичиха мужественно стояла на третей и ничто не могло помешать ей искренне радоваться жизни.
   Все они вели себя, как торжествующие и самодовольные победители, которым уже всё дозволено... И сейчас эта компашка негодяев в волю потешалась на до мной - ведь они смогли-таки найти управу на слепого Героя...
   Столь наглое поведение соседей и их прислужников, которое так старательно игнорировал занятый писаниной оперативный сотрудник, в конце-то концов привело к тому, что я уже не смог сдержать ответную неприязнь и мне пришлось их одернуть, чтобы привести в нормальное состояние...
   -Я чего-то не понял... Тут всё-таки находится представитель органов власти, а вы здесь языки распустили... Сейчас и до вас очередь дойдет... Вот тогда-то и поглядим на вас...
   Двое холуев моментально затаились. Зато послышалось язвительное изречение самого господина полковника.
   -Да-да... Конечно, поглядим... Только вот интересно, как это у вас получится сделать ?...
   Такое явное издевательство и глумление над моим физическим недостатком меня , разумеется, неприятно резануло, но мой ответный тон оказался безупречно-невозмутимым.
   - Э-э-эх... Все мы под одним Богом ходим... А вы, как будто особенные...
   Дальнейшее заполнение бумаги происходило при полной тишине... Поначалу капитан милиции Сыров почему-то упорно не хотел записывать то, что господин полкан вместе с остальными подельниками снес мою ограду и самоуправно построил свой фундамент на моей земле...По его словам, эти обстоятельства не имели ни какого отношения к моей хулиганской выходке с водой... Но после моего повторного предупреждения о том, что я попросту ничего не подпишу в случае полного отсутствия этой информации, он был вынужден внести эти факты в протокол... Лишь после этого всё остальное пошло, как по маслу... Я диктовал милиционеру одну лишь сущую и неприкрытую правду, которую он аккуратно записывал своим почерком в бумажный лист...
   После того, как мой отец зачитал мне вслух содержимое только что написанного документа и я лично расписался на каждой стороне листа, оперативный уполномоченный капитан милиции Сыров быстренько засобирался обратно в свое родное подразделение МВД.
   -Подождите!... - попытался остановить его я.- а с других фигурантов вы не будете брать объяснения ?
   -Сейчас нет. Их будет завтра опрашивать ваш непосредственный участковый.
   Правоохранительный орган быстро уселся в заведенную полковничью иномарку, которая тут же рванула с места...
   Я мысленно обматерил нерадивого опера, который поначалу показался таким честным и неподкупным, а после попросту меня обманул, как школяра, и предпочел не совершать никаких необходимых процессуальных действий в отношении истинных нарушителей... Видно, уж жизнь у нас пошла такая, что прежде всего виноват тот, кого уже ограбили, избили или обманули более сильные мира сего, каковыми себя считают чиновники, прокуроры да менты... Вот и оставалось мне только лишь выругаться, да и то не вслух... А затем мы с батей пошли хоть как-то временно поставить проволочную ограду на прежнее место...
  
   Глава 4. Мечты прекрасны, но быт суров...
   Через час мы уже шли обратно в мою квартиру и я размышлял вслух и в мыслях о превратностях нашего нынешнего бытия...
   Мне уже совершенно не казалось странным то, что дежурные работники военной прокуратуры Ростовского-на-Дону гарнизона вместе с сотрудниками Отдела Внутренних Дел Октябрьского района, а также менты из местного о"порнопункта, как будто заранее сговорившись, очень таки дружно нашли различные причины и отговорки для того, чтобы не приехать к месту нашего столкновения... Хоть в нашем южном городе и проживает свыше полутора миллионов жителей, не считая беженцев, вынужденных переселенцев и просто приезжих, но иногда отдельные общественно-правоохранительные группировки из состава официальных органов власти очень даже способны координировать свои действия... Точнее свои полные бездействия в возникающих конфликтах интересов... И, как правило, такие непредвиденные якобы совпадения отказов в принятии мер случаются либо по выходным дням, либо в вечернее или ночное время, когда в прокуратурах и милициях почти полностью отсутствует штатный личный состав... А начальнички этих так называемых силовых структур, занимающие, помимо служебных должностей, еще и места в иерархической лестнице ростовского купечества, смогут в случае необходимости... При официальном разбирательстве свыше, громогласно заявить о своей полной непричастности к случившемуся... Ведь они в это время вполне законно находились не на работе...
   Так что для Гурвича и его приспешников все обстоятельства складывались сегодняшним вечером очень даже удачно... Но лишь поначалу... Ведь, если бы не моя упертость в отстаивании своей земли, огромнейшее желание дать достойный отпор распоясавшемуся противнику, дополненные наличием обычного лома, как средства обороны и наступления, а также вовремя пришедшие ко мне идеи по эффективному применению в общем-то простейших вещей... То полковник Гурвич праздновал бы скорую победу над слепеньким инвалидом...
   Ведь в этот прошедший уже вечер отсутствовали не только дежурные маневренные патрули на милицейских УАЗиках, которые каждые полчаса объезжают все улицы и переулки нашего элитного поселка... Не знаю, как на других въездах... Но, по словам моего отца, когда мы только-только спешили к взломанной нашей границе, нигде не было видно и скромненьких, вечно запыленных ВОЛГ с длиннющими антеннами мощных радиостанций в багажниках, за рулями которых и рядом постоянно сидели натренированные молодые люди в цивильной одежде...
   Была конечно абсолютно случайная вероятность заезда в наш тупиковый Бастионный переулок заплутавшего кортежа Генерального Прокурора РФ или же Министра Внутренних Дел Российской Федерации, которые из окна автомобиля случайно увидят наш пограничный конфликт, дадут строгую команду водителю остановиться, выйдут к нам с суровыми лицами, внимательнейшим образом выслушают нас обоих и по доброте душевной прекратят произвол тире беспредел зарвавшегося господина полковника , после чего погрозят ему пальчиком и может даже поставят его в угол ... Но такие чудеса возможны только лишь в телевизионных сериалах... Перед выборами в Государственную Думу...
   А еще менее всего Гурвичу и его подельникам грозило залиться горючими слезами стыда и искреннего покаяния от внезапного сошествия с небес обаятельнейшей улыбки и лучистого сияния из глаз , а также светящегося ореола вокруг фигуры самого Их Высокопревосходительства , который перед сном или просто из любопытства решил полетать ночью на непременно боевом вертолёте ...
   А что?... Вы ведь должны отлично понимать , что постоянные спортивные тренировки для поддержания необходимого имиджа так утомляют... Вы только представьте !... естественно безукоризненный скоростной спуск на горных лыжах с высочайшей вершины всего побережья по заботливо усыпанной снегом сложнейшей трассе с ювелирно точным попаданием у подножья на трамплин с последующим молниеносным взлетом в лазурное сочинское небо с показательно-красивейшим раскрытием парашюта в самой верхней точке полета, а затем с непременно эффектным планированием над городскими кварталами с восторженными жителями на крышах вкупе с разинувшими глаза и рты отдыхающими на пляжах с дальнейшим идеально-пологим снижением и образцовым приводнением на белые барашки ласковых, то есть старательно откалиброванных волн Черного моря, причем горизонтальная скорость передвижения настолько высока да самодостаточна, что так и не отцепленные горные лыжи продолжают безупречно скользить уже по водной поверхности еще пару-тройку сотен метров, во время чего можно элегантно освободиться от лямок парашютной подвесной системы и, весело помахивая ладошкой, так же грациозно перехватить сильной рукой свободный держатель на конце буксирного троса позади проплывающего поблизости мощного, ну разумеется, адмиральского катера ВМФ и стремительно умчаться вдаль... За горизонт... Где уже случайно всплыла очередная стратегическая подводная лодка, экипаж которой не в пример прижимистым североморцам с их целовальной кувалдой и кружкой забортной водички приготовил уже несколько бочонков с камчатской красной икоркой и прочими дополнительными дарами щедрого океана, рачительно и прилежно конфискованными у хитро... глазых японских браконьеров нашими строгими пограничниками, зорко стерегущими российские биоресурсы и прочие экономические интересы... Красота, да и только !... (* Уф... Еле выговорил... Поражаюсь и одновременно восхищаюсь вашим терпением...)
   Правда, злые языки конкурентов-неудачников по страшному секрету поговаривали, что однажды развлекающийся на сверх новейшем торпедо-носителе пловец в штатском слегка замешкался и не сумел вовремя передать буксир, поменять горные лыжи на водные и принять парашют... А на военном катере в этот момент, как назло, закончился привезенный высокооктановый бензин и в двигатели пошла разбавившая его местная солярка с морской водой... Боевое подводное транспортное средство пересилило надводный маломерный кораблик, который внезапно поплыл кормой вперед, мощно увлекаемый рыскающим по морю чудо-парашютом...
   Но разворачивавшееся на глазах у ошарашенной публики необыкновенное зрелище было, к их сожалению, недолгим, так как российский аналог импортного суперкиногероя Бетмена напоследок решил протаранить собой борт небольшого прогулочного теплохода, который оказался не в то время и не в том месте... Разноцветный купол накрыл собой и капитанский мостик, и часть надстроек, и даже одну из трех девушек, загорающих абсолютно голышом на самой высокой крыше...
   Под рев морской сирены, под крики соревнующихся с ней женщин и соленые выражения капитана несколько матросов попыталось обрезать крепко натянутые и уходящие за фальшборт парашютные стропы... Они уже выполнили свою задачу ровно наполовину, когда снаружи, то есть из-за борта, а еще вернее из-под корпуса судна послышался очень громкий, но до ужаса знакомый всем голос из телевизора...
   Все присутствующие на палубе люди оцепенели от жуткой мысли, но перегнуться и посмотреть вниз не осмелился никто !... Над ними уже сгущались тяжелые тучи, из которых вынырнула и пошла в пике пара истребителей-бомбардировщиков... На всякий случай зависший с того же самого борта дежурный парапланерист захлопнул свой черный чемоданчик и отлетел на безопасное расстояние... По радиостанции прошло срочное сообщение о приближении палубных вертолетов, способных садиться и на воду...
   " О Господи ! Спаси Его и сохрани..."
   На этом злоключения команды и пассажиров атакованного парашютистом-одиночкой гражданского судна отнюдь не закончились: из-под воды на палубу полетели маленькие крючья, вслед за которыми появилось около десятка бравых крепышей, одетых в маски, трубки, плавки и ласты, но зато вооруженных странными автоматами, длинноствольными пистолетами в зубах и черными ножами "под коленками"... Всех, включая капитана и рулевого матроса, положили лицом в палубу, после чего старательно заклеили им глаза, уши и рты липкой лентой... Тут же раздался шум винтов и гул двигателей, но никто из них вертолета не видел... На нем и исчез парашютный лихач... Заодно пропал и судовой кок-грек с подозрительно орлиным носом... Затем с гражданских подозреваемых были поодиночке взяты расписки о неразглашении гостайны, после чего морские сынки дядьки Черномора дружно попрыгали в свою стихию и на этом эпопея практически закончилась... По вечерним теленовостям проскользнуло коротенькое сообщение о том, что в прибрежной акватории было проведено плановое учение по нейтрализации коварнейших террористов на борту пассажирского теплохода с бескровным освобождением невиннейших заложников. И в этой специальной операции принимали участие не только сотрудники спецподразделений... На этой таинственной ноте молоденькая дикторша делала многозначительную паузу, после которой переходила к новостям из российского правительства...
   Но это было уже вечером... А днем...
   А в первые мгновенья после случившегося у ответственных лиц и его окружения моментально активизировались все рефлексы выживания в междоусобных конфликтах и межведомственных войнах, интуитивные размышления о поиске сверхнадежных способов спасения своего седалищного нерва, а заодно и личного кресла от нежелательных репрессий... Но особую тревогу вызывали мрачные предчувствия фатального исхода из служебного кабинета... Уж лучше бы выноса ногами вперед...
   Так на земле, в небесах и на море, а также чуть повыше - в гостиничных и санаторных номерах-люкс готовились к мощнейшей буре, способной сорвать головы, погоны и всё остальное...
   Первыми признаками надвигающейся катастрофы стали небольшие группы подтянутых мужчин в штатском, которые появлялись, как призраки, чтобы опечатать двери кабинетов и складские ворота, металлические сейфы и горловины топливных цистерн и баков... Едва причаливший к стенке незадачливый катер тут же был взят под строжайшую охрану, а долго собиравшуюся, но затем все-таки сошедшую на берег команду любезно пригласили по-одиночке на беседу... Перед тем, как усесться в разные автомобили, бодро держащиеся моряки даже помахали ручками... "На прощанье" - решили отъявленные пессимисты...
   Всё вокруг притихло и все замерли в ожидании начала арестов... Даже чайки перестали кружить над волнами, дружно приземлились и , как привиделось всё тем же унылым меланхоликам, принялись гуськом и по кругу выхаживать по прибрежной гальке, да еще как один подобрав ногу и заложив свои крылышки за спину...
   Но высший командный состав на то и являетсявысшим, чтобы все кадровые перетурбации и карательные меры навечно остались всё на той же высоте, где они и происходили... И нам - смертным ничего не суждено узнать... Ни одной фамилии из расстрельных списков, ни строчечки из секретных Указов или Приказов, ни эпизодика из допросика с пристрастьицем... Ничего...
   И нам остается лишь довольствоваться описанием событий из дальнейшей жизни земноводных...
   Начальник службы ГСМ, проклиная свою привязанность к бензину-экстра, наглухо заперся в своем гараже и вышел оттуда совершенно седым только при первых звездах, после чего тайком разбросал на ближайшем пустыре почти все запчасти от своего свежеразобранного внедорожника... Все оставшееся время он ездил на работу лишь на рогатом троллейбусе... И притом в белоснежнейшем кителе, на котором не то что пятнышка какого... Даже углеводородной молекулы не наблюдалось !... Ну и глаза, разумеется, перестали блестеть так подозрительно маслянисто...
   А его подручный мичман по старой привычке сразу же залег на дно, пока не зашло солнце, затем осторожно всплыл на поверхность, чтобы узнать последние новости, и в ту же ноч обменял свой верный дизельный автофургон с парой закамуфлированных двухсотлитровых бочек на старого осла у двоюродного брата - пастуха. К утру он, мучаясь от кровавых мозолей на изнеженных окороках, лихим "джигитом" догарцевал на горячем и дробно цокающем скакуне до своей трехэтажной сакли , где упрямая скотинка, как вкопанная, встала перед бесшумно поднявшимися автоматическими воротами и , привычно заикаясь, принялась истошно орать на весь квартал... Началась упорная борьба... Настрашный рев животного прямо из своей спальни на лифте спустилась полусонная жена, которая сначала была шокирована видом мужа, толкающего вниз по пандусу забуксовавшее транспортное средство под самый его хвост... Потом она взглянула внутрь сиротливо опустевшего гаража и только тут ошалело заметила засыхающие бурые пятна на штанах родимого кормильца, который продолжал упорно добиваться своей целив полусогнутом положении... В этот момент, не отрываясь от точки опоры, её любимый мужчина отодвинулся чуточку в сторону и позвал благоверную супругу на помощь... В этот миг слабое дамское сердце не выдержало и ,испугавшись до ужаса за себя и всю семью, несчастная женщина стала громко причитать по поводу состояния умственного и всего прочего здоровья дорогого ей человека... Пока не получила хорошую затрещину за чрезмерное паникерство... Но нет худа без добра... Опасаясь всеобщих насмешек, микроадмирал вовремя опомнился, потом облегченно вздохнул и попросту выгнал пинками облезлого ишака со двора на все четыре стороны. Плачущая от радости жена на его плече и исчезающая в рассветной дымке неблагодарная тварь привели ГСМщика в состояние неописуемого счастья, но ведь грех-то остался и его нужно было срочно хоть чем-то искупить... Он сначала захотел было уволиться и смыться на просторы малой Родины, но мгновенно передумал... Альтернатива явилась ему вместе с жуткой болью при опрометчивой попытке сесть. Свежие раны подсказали верное решение и честнеющий на глазах страдалец истово поклялся ходить на свой любимый склад только лишь пешком, но и этого ему показалось слишком мало. Тогда его совесть спас дополнительный обет : никогда, ни при каких обстоятельствах, ни морской водой, ни обычной газировкой не разводить больше НИЧЕГО ... Даже медицинский спирт... На что-то гораздогероическое: типа явки с повинной, и тем паче самоотверженное: как добровольная конфискация имущества, у него не хватилодуха... (" Ну не с голоду же помирать мне... А на что я буду детей своих кормить, поить да обучать... Это уж слишком... Ой, лишь бы пронесло... ")
   По окончанию вселенского светопреставления и воцарения добра да покоя во всем мире, на атакованном теплоходике еще долго не могли прийти в себя участники незапланированных учений. Мужчины костерили отечественный скотч, оставивший после себя горящие и ноющие полосы-просеки посреди местной волосяной растительности... Некоторые предпочли полностью сбрить жалкие остатки усов и бородок... Женщины не стеснялись выражать свои эмоции более откровенно, особенно после осмотра своего прелестного личика с начисто выщипанными бровями и сильно прореженными ресницами. Чтобы хоть чем-то успокоить пострадавших пассажиров и компенсировать им душевные травмы вместе с телесными муками, дальновидный капитан притащил огромную Почетную Книгу, быстренько переименовал доселе пустовавший раздел "Морские скитальцы" в новый - "Морские страдальцы" и начал записывать в него фамилии, имена и отчества новоявленных великомучеников... Некоторым отдыхающим эта затея очень даже не понравилась, но своевременное капитанское обещание "бесплатно прокатить каждого записавшегося в следующем году по квоте одна прогулка в месяц" усмирило недовольных и порадовало всех остальных... Наконец-то всё более-менее успокоилось и теплоходик принялся тихонько подгребать к пристани... На прощание рулевой матрос со слезами на глазах сфотографировал на долгую память дружное единение их немногочисленной команды с стойкими отдыхающими, которые теперь уже никогда не смогут забыть эту веселенькую прогулочку... Даже если очень сильно захотят...
   Но на этой трогательно-волнительной ноте приключения для членов экипажа еще не завершились. И они очень даже поспешили обмывать казалось бы счастливый финал этой прогулки.
   Ведь только с наступлением полной темноты покинули свое высочайшее убежище на крыше капитанской рубки отважные нудистки, всю одежду которых смело в море внезапно налетевшим вертолетным ветром. На их счастье, у перекинутого на причал трапа нес свою почетную вахту старый морской волк, который от всего пережитого за этот незабываемый день был сильно навеселе. Но мощная доза алкоголя его не спасла и при виде обнаженной троицы, как ни в чем не бывало вышагивающих по палубе, его нервная система дала окончательный сбой, отчего он потерял сознание. Доставшиеся трофеи поделили честно. Первой достались форменные брюки-клеш, другойвезунье - длиннополая белая рубашка, а третьей лишь семейные трусы в цветочек и когда-то белая фуражка... А красную повязку вахтенного добрые девчонки оставили своему благодетелю, признательно повязав её на самое достойное место... Проснувшись поутру старый матрос даже хотел подчистую списаться на берег, но команда внесла его имя в ту же Почетную книгу судна, как пример бессменного несения дежурства, и торжественно поклялась хранить тайну до самого его гроба.
   Вскоре мальчишка-курьер принес на теплоходик пакет с похищенной формой и новенькой трехзначной купюрой в кармане в знак благодарности... На радостях она тут же пошла на всеобщее дело поправления здоровья...
   Перепуганного морского повара продержали с неделю в служебном пансионате без какой-либо связи с внешним миром в постоянно запертом номере. Как-то в предрассветный час его зачем-то вывели на задний двор и полчаса продержали лицом к бетонной стенке... Бедняга с ужасом рассматривал дырки от пневматики и зловещие пейнбольные пятна и уже прощался по второму кругу со всеми своими многочисленными родственниками, когда его также неожиданно, но уже милостиво отпустили на волю. Он всё никак не мог поверить своему счастью и на всякий случай разыскал на побережье стоящее на рейде греческое торговое судно, чтобы ночью подплыть к нему, по якорной цепи вскарабкаться на борт, затаиться в трюме и только лишь в нейтральных водах запросить у капитана политического убежища...
   Были и светлые моменты и , Слава Богу, для служивого люда...
   За это чудеснейшее спасение первого лица, то есть политического имиджа... естественно всего нашего государства главный вожак стаи морских котиков, своевременно пришедших на помощь хорошему человеку, получил орден на грудь и ордер на квартиру в самом городе... Остальные штатные ластоногие млекопитающие скромно удостоились медалями, звездочками, благодарностями и снятием ранее наложенных взысканий... (" Остальное - в следующий сезон...")
   Экипаж винтокрылой машины взлетел, естественно, выше всех ! Ведь еще никому не удалось за один прием поднять на борт связку из одного парашюта, двух человек, четырех лыж и нескольких десятков лошадей, упрятанных в длинном сигарообразном корпусе Торпедо-носителя... Это ж надо суметь ! Ребятам, конечно, пришлось повозиться с застрявшими поперек двери горным спортинвентарем... Но ведь обошлось ! И любимые лыжи были втянуты в целости и сохранности... За это мужество и умелое руководство левый пилот благополучно перескочил через две ступеньки служебной лестницы и приукрасил свою форму красными полосками на брюках, а лавровыми веточками на петлицах... Правый летчик смог внеочередно одолеть лишь одну ступень, но тоже остался доволен...
   Заслужил поощрение и кавторанг, который был временно откомандирован на военно-морской катер для надлежащего руководства операцией под кодовым названием "Морская лыжня". Ведь это именно он лично скомандовал обрубить трос в тот самый момент, когда корма стала подниматься вслед за улетающим вертолетом... За спасение боевого корабля ему досрочно присвоили звание капитана первого ранга. Остальные члены экипажа получили по благодарности в личное дело...
   А самого главного виновника данной катавасии в первые минуты, конечно, крепко обматюкали вплоть до расстрела, затем слегка пожурили и почти не наказали... После присвоения внеочередного звания он отправился патрулировать подводные подступы к
   одному из портов или военно-морских баз на очень даже крайнем Севере...
   Вскорости произошедшая в реальности история стала превращаться в обычную для этих мест легенду и уже мало что напоминало о ней... Хоть вмятина в борту уже знаменитого теплоходика и была аккуратно выправлена изнутри в присутствии представителей портового руководства, но хитроумный боцман повадился каждую неделю облагораживать контуры человеческого тела краской-серебрянкой... Законы бизнеса очень жестоки и это делалось для того, чтобы нечестные конкуренты не сбивали клиентов с верного курса и любопытные отдыхающие могли воочию убедиться в особой исключительности их морской прогулки НА ТАКОМ судне...
   А на Красной Полянке всё осталось по-прежнему: лыжи, пальмы, парашюты и даже подводный носитель... Только вот набранных для его вождения и отобранных по великому блату аквалангистов-любителей заменили опытные и немногословные профессионалы с солидным послужным списком... И экстремальный туризм по устоявшейся схеме "гора-трамплин-парашют-водные лыжи-подлодка" продолжил свои триумфальные спуски и взлеты, планирования и скольжения вместе с дальнейшими погружениями... И ничто не могло помешать величайшему спортсмену в осуществлении его грандиозных замыслов.
   Ведь уже вроде бы наказаны все виновные в том конфузе перед заморскими друзьями, а такие небольшие погрешности случаются почти у каждого в нашем динамичном сообществе землян.
   Но память-то по прежнему хороша !... Несмотря на добрейшую душу и лучезарную улыбку... Сверкающую особенно хищно... (Чур меня... Чур... Простите, бес попутал!...) ... то есть, особенно притягательно при виде отъевшихся взяточников и казнокрадов...
   И как бы я хотел того, чтобы наш Верховный ГоловойКомандующий внезапно воспылал такой жаждой всероссийской справедливости и неотвратимости наказания вороватых чиновников... И наши военные ученые почти моментально придумают для него специальный прибор ночного видения, способный издалека различать зеленьюсветящиеся лапищи любителей американских дензнаков, разноцветнофосфорицирующие руки сторонников евровалюты и еле заметные светлячки рублевых патриотов...
   Вот иногда по вечерам оплот нашей стабильности и эталон государственной мудрости практически неузнанным усаживается в кресло штурмана-стрелка наисовременнейшего боевого вертолета, тихим голосом разрешает взлёт и, повозившись с авиакартой, компасом и офицерской линейкой, определяет летчику высоту и скорость полета, а также самое главное - курс на один из российских регионов, предварительно обесточенных рыжимТоликом... Чтобы там, в полной темноте определять по огромному зареву или же среднему сиянию местонахождение будущих фигурантов громких антикоррупционных дел и крайне желанных обитателей Матросской Тишины и Крестов, Владимирского Централа и нашего местного Сизо, что на Кировском...
   До предстоящих выборов еще оставалась уйма времени и мне можно было вольготно помечтать о светлой перспективе дальнейшего развития страны... Но я в своих иллюзиях так и не дождался неминуемого разоблачения коварнейшей личности моего соседушки вместе с непременной конфискацией незаконно приобретенного имущества с последующей передачей его коттеджа какому-нибудь детскому садику... Мой организьм , видите ли, очень устал от пережитого за этот вечер и почти сразу же провалился в спасительный сон...
  
   Глава 5. БИТИЕ ОПРЕДЕЛЯЕТ СОЗНАНИЕ...
   В семь тридцать утра ко мне в квартиру приехал мой друг Олег и мы немедленно отправились осматривать поле битвы и оценивать понесенные мной потери. Еще ночью мы условились о том, что не будем терять ни минуты, поскольку ему еще нужно было успеть к началу своего рабочего дня...
   Открыв калитку своим ключом, я быстро поднялся в дом, чтобы разбудить отца...
   -Алик! Я пока тут всё осмотрю... А вы подходите потом сюда же...
   С этими словами мой однокашник по Рязанскому десантному училищу пошел к месту ночного боестолкновения.
   -Ладно... -ответил я уже из прихожей и громко позвал. -Па-ап ! Вставай...
   Мой батя успел одеться и уже умывался, когда на пороге появился Олег.
   -А ты знаешь, что тебя писали ?
   - Как писали ? -не понял я. -На диктофон что ли ?
   -На видеокамеру... Там у твоего соседа окно открытое на первом этаже... Как раз напротив... На подоконнике у них сейчас стоит камера на подставке... Дядя Марат ! Идемте сюда...
   Он уже забежал на один лестничный пролёт и встал у окна, выходящего прямо на разрушенный вчера участок забора.
   -Идите быстрее ! Оп-па-на... Видеокамеры уже нет... Ну бегом давайте... А вот и подставку забрали... Обнаженная женская ручка появилась из-за занавески...
   -Мой старик уже поднялся к нему и осматривал всё вокруг.
   -Где ? Ничего же нету...
   -Опоздали... Вот только что тут стояла видеокамера на такой подставочке на трех ножках...
   -Подожди! Там же темно было!- растерянно сказал я. -Она же не сможет...
   -Алик! Сам ты тёмный... -рассмеялся Олег. -Сейчас на видеокамерах есть инфракрасный режим... И запись получается такая же хорошая и качественная, как светлым днём. Совсем ты от жизни отстал...
   -И в его окне ничего не горело. - вспомнил батя. Темно там было у них...
   -А зачем им лишняя засветка! Они и так всё снимут, как им хочется. - уверенно подтвердил мой друг, который очень хорошо разбирался в технике.
   Тем временем мы втроем уже спустились на первый этаж...
   -Вот это полковничек !... -мое изумление было таким сильным, что я не сразу пришел в себя... -Ай да Гурвич !... Ай да щучий сын...
   -А ты что думал ? - произнес мой друг. -Они далеко не дураки. И подготовились по полной программе... Ты же тогда ходил тут и громко матерился... В этот раз они тебя хотели поймать за язык... А потом тебя же прессовать по уголовной линии за оскорбления...
   -Да тут похуже будет... -помрачнел я. -Ведь, когда мы тут валтузились, полкан вместе с женой очень громко так возмущались моими безобразиями... "Что вы себе тут позволяете !... Это полнейшее беззаконие !... Мы будем жаловаться на вас !... Караул!... " ну прямо как актеры в театре...И тут же меня материли и по маме-папе, по моей национальности, и моей незрячести... Чего только они мне не сказали ! Но это произносилось уже шепотом...
   -Правильно!... Им же не нужны ихние ругательства на пленке... Вот они тебя и провоцировали...
   -А я-то думаю, что за странная ерунда получается ! - размышлял вслух я. -Ну не своих же рабочих они так стеснялись... Те тоже особо так не скромничали в выражениях... Тоже вполголоса... Нет... Тут у них расчет другой был... Когда Чуркасов меня обругал по моей национальности, то я тогда не выдержал и послал его далеко и надолго... А они между собой общаются... И Гурвичи меня оскорбляли... Еще как оскорбляли... Ах, ты... Такой-сякой да разэтакий... Морда ... И по обычной житейской логике я им должен был отвечать тоже матом и уже по ихней принадлежности к такой то нации... Это вы сами эдакие... Вонючие да пархатые...
   -И Христа продавшие... -добавил Олег. -И спокойненько подпадаешь под действие статьи "Антисемитизм"... А уж по ней тебя стали бы раскручивать с таким усердием, что мало не показалось...
   -Точно ! И на следующий же день наши доблестные миллиционэры возбуждают против меня уголовное дело, которое расследовали бы похлеще, чем мои обращения по их пакостя... -поражался я такой хорошо продуманной комбинацией... - Вот это да !... Это же единственный случай, когда я никак не реагировал на такие вещи и не отвечал матом на чьи-то оскорбления!... Я только говорил им "Дай вам Бог здоровья!..."
   -Вот Бог тебя и отвел от беды. - подвел итог беседе майор Антоненко. -Пошли ставить твои столбики... А то я опоздаю...
   -Нет... Раз пошла такая песня... -твёрдо сказал я. -Надо мне писать заявление по второму разу... Ведь это уже рецидивное деяние... Или как там у них ! А там пусть всё остается в прежнем виде... Менты должны всё тут осмотреть и составить протокол осмотра места происшествия...
   В этот же день я подал письменные заявления как в Октябрьский райотдел милиции и в наш опорный пункт якобы правопорядка, так и в общегражданскую прокуратуру. Не обошел я стороной и их милитаризированных собратьев - военных прокуроров Ростовского-на-Дону гарнизона. Ну, ведь должна быть на них управа и на земле...
   Глава 6. РУКА РУКУ МОЕТ, ДА И ВОРОН ВОРОНУ ГЛАЗ НЕ ВЫКЛЮЕТ.
   Но прошел-пролетел целый месяц и теперь можно было констатировать то, что ни одно из этих правоохранительных структур абсолютно никак не отреагировало на мои обращения . Втайне от меня отец своими силами восстановил наше ограждение ...
   Все те же соседские рабочие - Зайнулин и Арабчеев приступили к строительству нового капитального забора ... И почти на полковничьей территории ...Ведь и здесь человек с фамилией Гурвич не удержался от соблазна хапануть чужой земли ,но уже спереди и с другой боковой стороны... От красной линии своего участка штабной деляга отсчитал восемь метров по направлению к асфальтовой дороги, самозахватив таким образом 1,6 сотки донского чернозёма ... С другим своим боковым соседом предприимчивый военачальник предпочел договорится на взаимовыгодных условиях : Гурвич передвигает свой боковой забор на несколько метров вглубь чужого участка ,а его обладатель таким же Макаром переносит свой противоположный забор на вдвое большее расстояние за счет пустыря и еще дополнительно выносит свой передний забор в сторону улицы вровень с полковничьим ограждением и после всего этого армейский бизнесмен помогает ростовскому футболисту оформить все необходимые бумаги в различных инстанциях.
   Что бы понять всю коммерческую выгоду этого делового предложения даже не нужен калькулятор или мнение тренера .Ведь тут не страшны ни красная карточка, ни свисток арбитра, ни удаление на скамью штрафников ...Как в стародавние времена лавочник да купчик ударили по рукам и спустя две недели гордо обхаживали свои новые владения...Как по команде остальные хозяева тоже ринулись в перед, самовольно захватывая лишние куски государственной собственности. А администрация Октябрьского района с молчаливого согласия земельного комитета мерыи старательно изображала строгий вид при проведении очень справедливой проверки на предмет соблюдения законности по вопросу узаконивания изменившихся размеров земельных участков, принадлежащих целому ряду положительно характеризующихся граждан. Ну, естественно наши власти, идя на встречу пожеланиям своих же трудящихся, им не отказала... Разумеется, что возникшие не большие нюансы по чисто техническим моментам переоформления документов и чертежей были урегулированы путем заключения дополнительных соглашений ...
   И лишь мой не оштукатуренный передний забор остался стоять на прежнем месте, резко выделяясь своим честным видом на фоне остальных продвинутых выскочек...
   Началась незаметная глазу, но очень ощутимая для меня затяжная позиционная война, в которой на стороне Гурвича широким фронтом против меня выступили разнокалиберные начальнички и руководители... Организованной шакальей стаей они приступили к мелким тайным пакостям и откровенному саботажу при исполнении своих служебных обязанностей...
   Начальник КЭЧ -2 нашего Болгарстроевского района Генка Смирнофф упорно отказывался дать свое разрешение на подключение моего дома к электрической сети, утверждая о том, что именно наш Бастионный переулок не входит в подчиненную ему энергосистему... Честно говоря, я ему тогда поверил и заплатил инженеру-посреднику денежную сумму, равную четырем моим ежемесячным пенсиям, лишь бы в моем доме появился свет... Чтобы наша семья всё-таки восстановилась и я вместе с женой и трехгодовалым сыном въехали в построенное мной жилище...
   Каково же было мое удивление и разочарование, когда для непосредственного подключения электрического провода к линии прибыла электротехническая машина с военными номерами, откуда вышли Главный энергетик КЭЧ-2 Калинин вместе с дежурными электриками, которые за пятнадцать минут выполнили необходимую работу...
   Мое заявление с просьбой подключить отводную трубу из моего участка к общему канализационному стоку Смирнофф опять отклонил, как необоснованное... Пришлось начать пользоваться отдельно стоящим сортиром...
   В начале ноября 2000 года... Аккурат к моему дню рождения из Октябрьского райсуда пришло письмо с одной лишь повесткой, из которой следовало то, что Гурвичиха в качестве хозяйки сопредельного домовладения подала на меня в суд с целью привлечения меня к уголовной и материальной ответственностям... Поскольку это было лишь приглашение на беседу с судьей, тоя его спокойно проигнорировал ив назначенный мне час сидел за праздничным столом...
   Но уже через пару дней мной перед военным прокурором Ростовского на-Дону гарнизона был поставлен официальный вопрос о законности предоставления полковничьей жене земельного участка из фонда Министерства Обороны, к которому она вообще-то имеет лишь косвенное и самое отдаленное днем отношение... Вторым пунктом моего заявления являлась просьба проверить соответствие действующему Законодательства РФ выделение опять же Министерством Обороны тому самому же полковнику Гурвичу и его жене с детьми отдельной трехкомнатной квартиры в центре города Ростова на-Дону, тогда как они уже обладают ранее выделенным земельным участком с двухэтажным коттеджем. Меня конечно мучили небольшие угрызения совести... При составлении данного документа... Ведь Гурвичи теперь будут верещать на каждом углу что их сосед - слепой антисемит пишет на них кляузы, доносы и анонимки со зловещей целью подвергнуть их невинную и бедную семью страшнейшим притеснениям и всяческим гонениям но с другой стороны мои действия представлялись мне хоть какой то попыткой внести честный и справедливый порядок в процесс распределения земельных участков и выделения квартир нуждающимся российским офицерам и их семьям, которые всю жизнь мыкаются по чужим углам в ожидании своей очереди на получение жилья от родного оборонного ведомства...
   Но сотрудники военных прокуратур тоже получают квартиры за счет проверяемого ими же Министерства обороны и по тому они совершенно не горят желанием соваться с проверками во внутренние дела Квартирно - Эксплуатационного Управления СКВО, что бы им ненароком не перекрыли доступ к вожделенным квадратным метрам. В этой связи мое обращение рассматривал и принимал по нему решение военный следователь Коломийцев Колян, которому уже посчастливилось получить квартирку в военном городке Мин Обороны, отодвинув для этого неизвестного командира... А поскольку военно - прокурорская семейка росла, плодилась и размножалась в нерастягиваемых стенах, то теплые отношения к поднадзорным частям, отделам и персональным кабинетам нужно сохранять во что бы это ни стало.
   И прислал мне Колюня письмо : запаздали с ответом мы, но... Проверяли все так, как могли - нарушений нигде не нашли... Полковник Гурвич чист и бел, а совесть у него как мел...Квартир он раньше не имел... И эту получить сумел...
   *
   Ничего иного и не следовало ожидать... Но из суда более никаких весточек не приходило...
   В январе 2001 года по нашему переулку стали прокладывать многожильный телефонный кабель, по причине отсутствия которого начальник Ростовской АТС Юрий по фамилии Метла еще с августа 1999 года отказывался установить в моем доме домашний телефон. А теперь напротив почти каждого участка выкопали телефонный колодец, от которого почти до каждого коттеджа проложили отдельную телефонную линию... Кроме одного участка с самым маленьким домом... Правильно !... Кроме скромного жилища слепого Героя России, то есть моего... Руководивший работами прораб скороговоркой заявил мне то, что строить для меня отдельный колодец вовсе необязательно, поскольку строение Гурвича расположено почти рядом с моим домиком, и в случае острой необходимости проведения телефонного провода ко мне, я должен обратиться к своему соседу за разрешением подключиться к кабелю в его персональном колодце...
   -Спасибо ! - сказал я тогда пронырливому электромеханику. -Но я лучше поднакоплю деньжат, чем обращаться...
   В феврале 2001 года ко мне прибыл Главный Энергетик КЭЧ-2 Калинин, чтобы предъявить претензии по поводу того, что электрический провод от моего дома проходит над сопредельным участком Гурвичей к бетонной опоре, что на боковой границе между полковником и футболистом. Из-за сильного провисания моего провода штабной босс написал письменное заявление начальнику Смирноффу с просьбой устранить нависшую над ним опасность... Это обстоятельство требовало немедленнейшего вмешательства и потому Калинин предложил мне в течении трех дней самому устранить эту серьезнейшую неполадку...
   -А не вас ли я тогда просил подключить мой провод к ближайшему столбу ? - участливо спросил я неадекватного супер электрика. -Ведь он стоит как раз на моей правой границе ! И по электропроекту подключение должно быть там...
   -Меня в тот день не было. - не моргнув глазом, заявил он. -Я ничего не знаю...
   -Подождите... А с кем же я заключал Договор на электроснабжение ? - так же вежливо любопытствовал я. - Или у вас есть еще один Главный Энергетик по фамилии Калинин ?
   -Не знаю... Все вопросы - к Смирноффу. -испуганно залопотал инженер, убегая по своим неотложным делам. -Я вас предупредил...
   И опять мне пришлось подавать заявление военному прокурору гарнизона с просьбой проверить соблюдение норм действующего законодательства при первичном подключении электроэнергии к моему дому, а также обоснованность отказов Смирноффа и странноватое поведение Калинина. В дополнительной проверке также нуждались противозаконные действия самого Гурвича, самовольно передвинувшего свой передний забор и захватившего таким образом 1,6 соток земли из площадей Министерства Обороны...
   Когда через три дня истек срок предъявленного ультиматума, в полдень опять приехала та же самая электротехническая машина во главе с Калининым и те же электрики без лишних разговоров перекинули мой провод к ближней бетонной опоре. От моего приглашения на чашку чая главный энергетик деликатно отказался и тут же умчался прочь... Мне было искренне жаль этого в общем-то нормального человека, который в силу своего служебного положения позволяет этим начальствующим уродам использовать себя как им заблагорассудится... Увы... Но таких людей у нас слишком много...
   В марте 2001 года пропала моя собака-поводырь, специально обученная навыкам сопровождения полностью незрячих людей при необходимости посетить магазины, поликлинику, аптеку и прочие жизненно важные места... Для этих целей отбираются добрые и неагрессивные животные, которые сильно привязываются к своим слепым хозяевам. Этого верного помощника я получил в декабре 99-го... Но из-за полученной в феврале 2000 года черепно-мозговой травмы я, проживая один в квартире, не мог её выгуливать и поэтому она всё это время находилась на моем участке, охраняя его и дополнительно отпугивая прохожих по ночам... И холодным весенним днем, когда она осталась одна, а мы отправились спозаранку упаковывать домашние вещи, загружать их вместе с мебелью в автофургон для долгожданного переезда, то по прибытию обнаружилось исчезновение собаки. По отпечаткам лап на снегу стало ясно, что она забежала на земляную кучу у многострадального забора и зачем-то перескочила через провисшую сетку на соседний участок. Словно её поманили... У Гурвичей тогда еще не были установлены металлические ворота и умная немецкая овчарка так и не обнаружилась и не вернулась обратно... Искренне её жаль...
   В начале апреля 2001 года гостившие у меня друзья заметили поздним вечером две горящие угольками точки, которые поочередно залетели в мой огород из гурвичской форточки. Утром выяснилось, что около сотни окурков разбросаны по моей землянике... Снег сошел талой водичкой, но вся земля была усеяна беленькими сигаретными фильтрами... Которые предпочитал брать в рот полковник Штаба СКВО Гурвич... (* Я, конечно, дико извиняюсь перед уважаемым читателем... Ну не курит он сигареты с другими фильтрами... Да еще через нос...)
   И поскольку лично я по причине своей полной незрячести не смогу убрать весь этот мусор, а мои родители слишком стары для того, чтобы подбирать с рыхлого грунта небольшие шалости господина полковника, то поэтому мне и пришлось обратиться с очередным письменным заявлением не только в вышеперечисленные учреждения, но и прямо к Командующему Северо-Кавказским военным округом ... Я конечно, извинился перед товарищем генералом зато, что отвлекаю его от важнейших государственных дел, но вопиющие безобразия полковника Гурвича, повторяющиеся с регулярной переодичностью, а особенно его последнее хамство с окурками, вынуждают меня просить товарища Командующего провести воспитательно - профилактическую работу со своим непосредственным подчинённым с целью дальнейшего пресечения подобных наглых выходок. Кроме того, по указанным выше обстоятельствам, то есть моей незрячести и преклонном возрасте отца с матерью, возникала острая необходимость уборке этих обслюнявленных сигаретных останков с привлечением желательно самого господина полковника или же других военнослужащих... Например, его личного заместителя... Ну а так как данный факт излагался мной в самом последнем пункте моего заявления, то из предыдущего текста данный вышестоящий начальник в полном объёме и в ярких красках ознакамливался с такими эпизодами деятельности своего подчиненного, как то : баловство с электроэнергией, использование в личных целях автотранспорта, стройматериалов и солдат Министерства обороны, а также прочие художества...
   Но это мое обращение либо вовсе не попало к Командующему, либо было рассмотрено им не серьезно, либо попросту спущено в низ на тормозах.
   Зато очень серьёзные проблемы начались у моих родственников...
   В августе 2001 года начальник отдела по призыву военного комиссариата Ленинского района майор Дзюба совместно с работником Ростовского облвоенкомата внезапно озадачились проблемой нехватки юношей мужского пола для срочной службы в рядах наших Вооруженных Сил... Проведя полнейшую ревизию своих картотек, они обнаружили злостного уклониста от священного воинского долга в лице родного брата моей жены... Прокуратура быстренько так возбудила уголовное дельце, доблестные милиционеры приступили к прочесыванию местности... Как на грех, у Димы "совершенно случайно" украли паспорт и водительские права и в конце-то концов закон "О всеобщей воинской обязанности..." восторжествовал в полную силу... Дело тут же передали в суд и 11 сентября оно было рассмотрено аж самим председателем народнейшего суда Ленинского района Иваном Васильевичем Бельченко... Студента Донского Государственного Технического Университета, в стенах которого цветет и пахнет целая военная кафедра, приговорили к условному сроку и солидному штрафу в пользу Министерства же Обороны... Так нижестоящие структуры продемонстрировали Мобилизационно-Организационному Управлению СКВО всё свое рвение и абсолютную непредвзятость при подготовке предстоящего осеннего призыва... К сожалению, моя супруга и её родители , не желая меня расстраивать очередной, с подачи военных проблемой, не ставили меня в известность и об этом я узнал лишь за два дня до заседания суда...
   А через пять дней мой тесть, возвращавшийся поздним вечером к себе домой, был избит на небольшом пустыре неизвестным мужчиной, который методично наносил удары арматурным прутом по седой голове, вскинутым в защите рукам, худому телу старика... Когда жертва упала без сознания, нападавший сбросил бесчувственное тело в старый полузасыпанный котлован, после чего зашвырнул подальше в темноту свое орудие, быстро сел в свой автомобиль, где его напряженно поджидали женщина и девушка, прогрел остывший двигатель и затем скрылся на улицах большого города...
   Спустя час-другой стонущего тестя обнаружили случайные прохожие, вызвавшие тут же "Скорую помощь". Родные разыскали его в полдень следующего дня в тяжелом состоянии среди неопознанных больных в приемнике обычной городской больницы. Вечером ему сделали операцию по удалению поврежденных мозговых тканей и он уже навсегда остался инвалидом...
   Несмотря на мои личные обращения и просьбы, прямоглазый начальник Медслужбы СКВО Ру Доль Фан предпочел самоустраниться и не принять абсолютно никаких мер по оказанию необходимой медицинской помощи силами нейрохирургов Ростовского военного госпиталя... (Дай Бог здоровья этим людям...)
   Когда-то давно, еще в юности, меня буквально шокировал рассказ одного хирурга о том, что человеческий зародыш уже в возрасте нескольких недель способен воспринимать всё вокруг почти как взрослый... Он может улыбаться и возмущаться, выражать удовольствие или тревогу... А еще он в состоянии отчаянно сопротивляться надвигающейся смерти... С непонятным мне тогда надрывом в голосе врач говорил, как малыш старается оттолкнутьот себя приближающиеся к нему хирургические инструменты, как широко раскрывает в безмолвном крике свой ротик, как корчится от страшных мучений... Но всё еще продолжает сопротивляться... Пока хирургический пинцет не раздавит пополам головенку так и не родившегося человечка...
   Тогда я быстро оставил одного своего странного собеседника, совершенно не желая его слушать и испытав чувство какого-то леденящего ужаса... Я почти и забыл об этой встрече, пока ...
   Спустя несколько месяцев после трагедии с тестем моя жена вновь вернулась домой вся в слезах и с ходу обрадовала меня известием о своей беременности... Но тут же она огорошила меня о своем решении её прервать... Срок был чуть менее двух месяцев и я на коленях умолял супругу сохранить жизнь нашему долгожданному ребенку, обещая ей всевозможные блага в виде переписанной на её имя квартиры, большей помощи её родителям, найма няни для новорожденного, не говоря уже о прочих мелочах... Лишь бы выносила и родила второе дитя...
   Жена молча плакала и выслушала от меня всё... А затем вперемежку со всхлипами стала говорить мне о том, что её отец находится в тяжелом состоянии после операций, на его лечение нужны опять деньги, её мать вынуждена постоянно ухаживать за ним, почти забросив свою работу, военно-призывная судьба её брата толком еще не определена и его могут весной забрать в армию, она сама недавно устроилась на работу и она просто не может оставить её, нашего сына тоже только-только приняли в детский сад, а мне самому военкомат очень часто задерживает выплаты по инвалидности, так что вопрос о няне очень призрачен...
   Да. В её словах было очень много правды... Горькой и оттого ещё более жгучей... Потом я вновь умолял, обещал и даже угрожал разводом... Но жена была непреклонной - по видимому это решение было принято после обсуждения со своей матерью...
   Чтобы успокоить обстановку в доме, мне было обещано ещё раз сходить к врачу и окончательно убедиться во всех признаках... Но через два дня у меня внезапно заныло сердце и самопроизвольно полились слёзы... На работе жены не было и её коллеги отвечали мне по телефону о скором её появлении... И так до самого вечера... Она появилась дома обессиленная, сослалась на сильную головную боль и сразу ушла в спальню. Во мне ещё теплилась слабая надежда, но на следующее утро и она была уничтожена коротким положительным ответом.
   На какое-то время моя жизнь остановилась. Внешне всё вроде бы оставалось как и прежде, но изнутри меня корёжили и выворачивали наизнанку назойливые картинки страшного калейдоскопа... То Лии рентгена, то ли аппарата УЗи... Как крохотного ребеночка размером не больше ладони... Дьявольская сила выдирает из родного материнского чрева... А моё беззащитное и невинное дитятко отчаянно упирается своими малюсенькими ручками и ножками и изо всех сил старается вжаться в тело матери... И что есть мочи кричит...
   "Боже мой! Как же ему было больно!... ЕЩЕ НЕВИННОМУ ЧЕЛОВЕЧКУ!.. ПЕРЕД СМЕРТЬЮ! "
   Этот беззвучный крик родного мне существа убитого в силу сложившихся вокруг меня обстоятельств... Сопровождал меня очень... очень долго... Да и сейчас...
   *
   Глава 7. ЭТО ЕСТЬ НАШ ПОСЛЕДНИЙ И СПАСИТЕЛЬНЫЙ БОЙ!
   Надо было жить дальше... Невзирая ни на что... И двигаться хотя бы по уже накатанной колее... Чтобы не свихнуться от горя... Чтобы не попытаться забыться в пьяном угаре и соответственно не опуститься на дно жизни... Чтобы сохранить себя как личность и спасти себя для своей семьи...
   А значит следовало мне утереть свои сопли и слёзы кулаком, заглотнуть поглубже горький ком в горле и крепче стиснуть зубы... Хоть и пошатываясь поначалу, но всё же подняться в свой последний решительный бой с этим чиновничеством. И за себя, и за других инвалидов, стариков с сиротами... И за того парня иль лапочку-дочку, невинно убитых ещё в материнском чреве... Словом... За всё!
   Пришлось мне снова перейти в контратаку. Пусть сперва по уже знакомой схеме, но зато сразу по нескольким направлениям...
   В гражданскую прокуратуру уже областного значения поступило мое новое заявление по бездействию милиции и райпрокуратуры в отношении проделок Гурвичей. При этом поднимался вопрос по поводу умышленного сокрытия преступления одним участковым инспектором. Разумеется, моя бумага вернулась в те же структуры, на которые я и жаловался... Полковника с женой, естественно, никак не репрессировали, а Назаренкова даже и не расстреляли... Но свежеиспеченного майора, простите, милиции без лишнего шума перевели на новое место службы в Ворошиловское ОВД, отчего бабульки с укропом и огурчиками вздохнули посвободнее, перейдя в подчинение старлея с меньшими потребностями и запросами...
   Окружная военная прокуратура оказалась самой непробиваемой, правда ко мне домой приехал лично сам Колюня и притом уже в должности заместителя гарнизонного прокурора. Пописав пять минут свою бумажку, он внезапно вспомнил про неотложные дела и моментально превратился в ветер в поле...
   Заказным письмом потревоженная Главная Военная Прокуратура по своим инстанциям направила ко мне военного дознавателя с редчайшей фамилией Шапито, который уже будучи в предпенсионном возрасте, всё никак не мог понять значение юридического термина "рецидив" и тем более не усматривал его наличия в деяниях Гурвича при повторном разрушении моего забора...
   Зато военная прокуратура гарнизона отреагировала крайне быстро в тот день, когда в начале декабря сильнейшим ветром повалило металлическое ограждение между полковничьим и футболистским участками, на починку которого прибыло пятеро молодых солдат.
   -Холод такой собачий... А у них даже перчаток нет. Голыми руками железо носят...
   Я выслушал короткий и по-военному четкий доклад отца, негромко выругался, после чего мы вышли на улицу и остановились у распахнутых ворот соседа...
   -Эй ! Бойцы !... -Громко крикнул я.
   Через секунду-две мой старик щелкнул спуском фотокамеры, а потом еще раз...
   -Все головы подняли и на тебя посмотрели... Один даже рукой помахал...
   -Привет ! - поздоровался я с ними и повернул обратно...
   Мы не поленились пройти в такую сильную стужу до моей квартиры, где у меня находилась телефонная связь, и я тут же набрал номер военного прокурора гарнизона...
   -... Вот я и говорю вам... Не могли бы вы направить побыстрее своего следователя или дознавателя какого-нибудь к дому Гурвича, чтобы он зафиксировал это безобразие ?... Всё-таки военнослужащие срочной службы Министерства Обороны должны заниматься своей боевой учебой, а не работать на хозяйстве в личных интересах этого полковника... Правильно я говорю ?
   Ну, разумеется, прокурор Ильдюганов всецело поддержал мое справедливое негодование и пообещал немедленно принять предусмотренные законом меры.
   На подходе к своему дому мы заметили у двора соседа чей-то автомобиль, в который спешно загружались бойцы.
   -Побыстрее... А то мне сейчас звонили из прокуратуры... -Говорил кому-то любитель бесплатного солдатского труда. -Инструмент тут оставьте...
   Взревев двигателем и завизжав колесами по подмерзшему снегу, Жигуленок рванул с места и скрылся вдали...
   -Эх, надо было номер машины записать... -недовольно проговорил я. - Я бы их вычислил...
   -Э-э... Они же не виноваты... - упрекнул меня батя. - Они опять в окошко нам помахали...
   -За это - спасибо... Я бы командира части нашел, который солдат в такой мороз гоняет...
   Через день поваленный забор стали поднимать молодые и коротко стриженные парни, поголовно замаскированные в одежду явно с чужого плеча... Но хитроумная уловка на меня не подействовала и прокурор гарнизона, почему-то настаивавший на гражданской сущности этих рабочих, после моих случайных слов о ведении мной аудиозаписи вдруг резко переменил свою точку зрения и все-таки согласился прислать своего сотрудника для проверки документов у каждого молодого человека, так подозрительно похожих на переодетых бойцов...
   -А у них опять перчаток нет... Обуты в армейские сапоги... И не кормит он их вообще... На обед в свою солдатскую столовую ходят... -продолжал возмущаться я по телефону.
   На повороте нам повстречалась группа гурвичских работяг, одетых в то же самое рванье и передвигающихся почему-то в колонну по-два.
   -При минус пятнадцати лучше в казарме сидеть ! -командирским тоном произнес я, когда мы поравнялись с ними.
   -Эт-точно... Ат-то гоняют... Туда-сюда... - просипел один из них сквозь стиснутые зубы. -Сами не знают, чего хотят.
   На следующий день у соседа начали копошиться наши старые знакомые : Аракчеев с Зайнулиным. Уж эти два брата - акробата свою работу делали основательно и никуда не спешили, подолгу отогреваясь в своей иномарке.
   На мой взгляд, это было правильно. Если уж брать служивых на работу, то их надо обеспечить хотя бы теплой сменной обувью и одеждой, да еще при таких тяжелых погодных условиях, а также непременно накормить их всех плотным обедом...
   Я сам когда-то служил срочную службу и по себе знал, как именно должен компенсироваться подневольный труд бойцов. Ну а эти случаи являлись не иначе, как откровенным и наглым издевательством. Я гордился тем, что на моем участке не работал ни один срочник и это было вдвойне приятно...
   -"А что делать ? Кому сейчас легко ? Всем тяжело !"-мысленно вздохнул я и принялся вписывать этот дополнительный пунктик в электронную копию своего первого заявления к генералу армии...
   Ну а повторное письменное обращение к Командующему округом пришлось подкрепить большим, в человеческий рост плакатом с лаконичной надписью "Генерал такой-то - шагом марш в отставку", которое было выставлено мной в собственном сопровождении прямо у входа в Штаб СКВО... Началась упорнейшая борьба...
   Когда я, как на привале, отогревался в квартире, где уже жили мои родители, прозвенел телефонный звонок и знакомая журналистка попросила меня ответить на ряд вопросов из социологического исследования.
   -Как я - Альберт отношусь к антисемитизму ? Ну, Наталья, я даже не знаю... Вот ты послушай сама и определи... У меня есть сосед, который два раза ломал мой личный забор... Всю мою кровь выпил через одно место... В суд на меня подавал... А сколько он...
   Минут пятнадцать я жаловался ей на своего заклятого "приятеля", пока она не настояла на подведении итогов...
   -Короче говоря, я поняла всё так... У тебя с ним идет бытовая разборка... То есть обычный житейский конфликт... Антисемитизмом здесь и не пахнет.
   Я обрадовано засмеялся:
   -А ты уверена ? А то ведь меня совесть может замучить !...
   -Уверена. - тоже заулыбалась она. -Можешь спать спокойно...
   Хоть она и торопилась по своим делам, но я не смог не вспомнить один эпизод из своей прошлой жизни...
   -Это хорошо. А ведь я в 93-ем усыновил одного мальчика новорожденного и сколько лет уже плачу на него алименты. Хоть и не живу с первой женой да с ним, но зато он живет теперь не в детском доме, а в нормальной семье... Да... Кто теперь на это будет обращать внимание...
   --Что верно, то верно... - поддержала Наталья мои сомнения. -Никто.
   Но по своей некоторой наивности и простоте я всё-таки решил просветить себя больше в этом очень щепетильном вопросе и уточнить кое-какие детали.
   -А вот если все остальные его родственники сбегутся и опять начнут разрушать мой забор или по другому мне вредить ?... А я ведь молчать не стану !... Как это будет называться ? То есть мои ответные действия...
   Но она так и не ответила прямо на это и предпочла перевести стрелки на другое...
   -Не бойся ! Не сбегутся... Ты мне лучше скажи, во сколько ты завтра заступаешь на свое дежурство ?
   А я ведь только-только отогрелся горячим чаем и меня аж передернуло от одной только мысли о следующей вахте с плакатом.
   -В двенадцать и до упора...
   -Я обязательно подойду и тебя сфотографирую. Так что до встречи.
   Я тоже попрощался и положил трубку.
   "В наше время за свое место под солнцем должны побороться даже слепые!... А что делать ?... Кому сейчас..."
   Итак, четкий ответ на самый главный российский вопрос мне уже был известен и теперь приходилось, несмотря на мерзкий холод и пронизывающий ветер, развязно-хамоватых Ментов и чересчур уж исполнительных военных из охраны Штаба СКВО, отстаивать свою позицию до последнего и привлекать внимание общественности к бездействию командования...
   Но заинтересовалась мной наша Федеральная Служба естественно Безопасности в Российской Федерации. Ведь нынче все кому не лень усиленно сражаются со всевозможными ваххабитами и вездесущимиисламскими экстремистами. А мусульманин-татарин, хоть и слепой Герой России, всё же подпадает под оперативную ориентировку по вскрытию тщательно законспирированных сетей международного терроризма. Ещё как подходит...
   -Альберт Маратович, я - следователь по особо важным делам Драников. -говорил вкрадчивый голос в телефонной трубке. -Из Ростовского УФСБ. Не могли бы вы подъехать в Управление, чтобы мы с вами побеседовали?
   Я внимательно выслушал пожелания особо важного следака и спокойно отреагировал контрвопросом:
   -О чем беседа?
   -Ну... -Замялся было Драников, но очень быстро нашелся. - По поводу вашего отношения к Министерству Обороны и к армии вообще.
   Что ни говори, а наша армия да ещё и Штаб СКВО в данный момент являлись моей излюбленной темой и в принципе можно было согласиться. Однако... Хоть я и имел представления о мрачных подземельях Серого Дома, что на Большой Садовой улице Ростова, тем не менее не эта осведомленность сыграла свою роль в аргументации моего отрицательного ответа...
   -Встретиться конечно можно... -говорил я, слегка задумавшись. - Только я сейчас очень занят. Да и ехать к вам надо двумя маршрутами. А для инвалида войны 1 группы - это тяжеловато!.. Если уж так хотите побеседовать, то подходите ко мне к Штабу СКВО. Я там бываю с одиннадцати и до двух, иногда до трёх-четырёх часов. А вам там пройти переулком да по Пушкинскому - всего-то ничего!
   Однако Драников совсем не пожелал ходить куда-то своими ножками, причем по морозу. Он решил проявить свою напористость в отстаивании интересов, скажем так, государства в Российской же Федерации.
   -Нет. -отчеканил, как отрезал "важняк". -Мне нужно побеседовать с вами в моём служебном кабинете. Как положено!.. С протоколом и ...
   Я подождал немного, однако после многозначительной буквы "И" более ничего не последовало... Выходило то, что меня попросту брали на испуг... Что ж... Тогда мне могут понадобиться вещественные доказательства. Ведь протокол он оставит непременно у себя...
   -А вы мне повестку пришлите. -простодушно предложил я следователю. - Если хотите, чтобы было всё как положено. Только напишите её правильно...
   Теперь пришел черёд задуматься особо важному представителю Ростовского УФСБ. Но ненадолго... Профессионал же, всё-таки...
   -Получается... Что вы отказываетесь побеседовать со мной...
   Но эта явно надуманная констатация якобы существующего факта опять оказалась пустышкой. Раз уж следователь не хочет вызывать меня предусмотренным законом документиком, то значит все его действия являются ни чем иным, как злоупотреблением своим служебным положением... В интересах кого и следует...
   -Наоборот! -еле заметно усмехнувшись, я стал уговаривать Драникова, чтобы тот всё же исполнил свой "служебный" долг. -Я же сам вас приглашаю: или к Штабу СКВО, или же ко мне домой! Адрес вы знаете... Подъезжайте ко мне в девять утра. А потом и на службу поедете...
   Следователь колебался... Но через пару минут мы всё же условились встретиться на следующий день в девять утра... У меня дома.
   Но к условленному часу Драников так и не приехал... Потеряв всякое терпение, я в 9.40 узнал у Дежурного служебный телефон Драникова, но меня постигла неудача...
   -У нас нет бензина на служебной машине. - сообщил мне отмазку выпускник юрфака РГУ. -Пожэтому и не приехал.
   Я не стал выражать по открытой линии связи все свои сомнения по случаю недостаточного обеспечения горючесмазочными материалами такой госструктуры... Но всё же пригласил Драникова ко входу в Штаб СКВО, однако и тут меня поджидала засада... Ходить пешком следователь отказался наотрез... Зато пообещал мне выкроить для меня время в другой раз...
   На том мы и расстались... Уже положив трубку, я вспомнил то, что так и не успел передать свой заочный привет товарищу Драникову-старшему... Который добросовестно трудится в областной администрации и по совместительству курирует именно наши правоохранительные службы и в частности всё то же Управление УФСБ, где не щадит ни своей жизни, ни личной крови его дитятко...
   Вот так не оправдались мои надежды и чаяния встретиться со следователем ФСБ, а заодно и подъехать до Штаба СКВО на попутном автотранспорте... Пришлось опять добираться рейсовым автобусом...
   Борьба продолжалась и продолжалась... Несмотря на холод и пронизывающий ветер... А я день за днем отправлял и отправлял в отставку самого главного генерала в округе... День за днём и час за часом...
   Хоть я и слёг с сильной простудой в конце второго месяца, но мои многочасовые стояния на своем боевом посту в декабрьский и январский мороз принесли мне все-таки неплохие результаты. По итогам проведенного внутреннего расследования полковник Гурвич был уволен со своей хлебной должности в запас...
   Его подчиненный - подполковник Ссуюнов тоже был уволен, но уже в отставку и при том по самой выгодной статье - ухудшением состояния здоровья с дальнейшим получением группы инвалидности...
   "Да ещё и войны!.. А вы разве не знали, что Штаб Северо-кавказского военного округа является самым востребованным боевым подразделением, сотрудники которого днюют и ночуют в чеченских горах, а генералы при свете ракет в окопах пишут свои записки ? Вот то-то и оно !... Теперь знайте!.."
   Заслуженный фронтовик Ссуюнов получил по увольнению повышенный размер компенсации вреда здоровью и страховки, затем в Ростовском облвоенкомате оформил необходимые бумаги на начисление военной пенсии по максимальной шкале, как инвалид войны, что однако не помешало ему в дальнейшем устроиться на тепленькое место в коммерческой структуре...
   Но мои уличные пикеты не смогли не сказаться и на мне лично... Ведь я осмелился публично выражать свое отрицательное мнение против самого генерала армии... И такое не забывается...
   Заместитель Ростовского облвоенкома полковник Севрюк наконец-то набрался мужества и всё-таки выдал мне бесплатные Проездные Талоны инвалида войны 1 группы... Только вот на бланках розового цвета, которые используются для перемещений по территории Российской Федерации, им была сделана надпись "Талоны выданы для проезда только по территории стран СНГ" !... А точно такая же гербовая печать и уже другая запись "Талоны выданы для проезда только по территории Российской Федерации" оказалась написанной на бланках зеленого цвета, которые вообще-то предназначены для проезда по странам СНГ !...
   Такая идиотская формулировка вводила бедолаг-кассиров в крайнее состояние ступора, которое, Слава Богу, постепенно, но проходило и уступало место уже привычному мне возмущению в адрес всех тыловых крючкотворов... И в зависимости от профессионализма кассиров мне где-то оформляли бесплатно билеты, а где-то нет. Спасибо - опытным специалистам, а молодых я ни в чем не виню...
   Не только в Ростове на-Дону нашлись военные деятели, которые посчитали крайне необходимым принять непосредственное участие в развернувшемся противостоянии...
   Узнав о существовании Всероссийского Национального Военного Фонда, а также о его деятельности в поддержке инвалидов чеченской войны, я обратился к ним с просьбой оказать мне материальную помощь в доведении строительства моего дома до благополучного финала. В заявлении мной было детально указано то, что я уже с 1998 года стою в очереди на получение жилья, которого всё нет и неизвестно, когда оно появится у администрации Ростова на-Дону... Что я своими силами строю дом, на который у меня не хватает средств, поскольку мне ни одним органом власти не предоставлялось абсолютно никакой помощи... Что я сейчас вместе с женой и малолетним сыном просто вынужден жить в этом недостроенном жилище без полов и внутренних перегородок, без канализации и телефона, без нормального отопления, которое требует капитальной переделки, и так далее и так прочее...
   Но мое обращение даже не стали рассматривать в этом благотворительном заведении и вернули их мне обратно со словами, что моя персона не подпадает в категорию лиц, кому они оказывают помощь...
   Я набрал заветный для многих инвалидов войны московский телефонный номер 953-65-74, где меня любезно переключили на ведущего специалиста рассматривавшего мое обращение, - тоже бывшего полковника из Министерства Обороны Бульдина Геннадия Леоновича, который более чем имел представление обо мне и потому не стал долго рассусоливаться:
   -Насколько мне известно, вы там в Ростове воюете со штабом СКВО и областным военкоматом?
   -Ну и что ? - спросил у него я. - Какое это имеет отношение к вашему Фонду и моей просьбе ?
   -А вот вы теперь подумайте хорошенько об этом ! Денег от нас вы не получите ? Вот так ! - торжествующе заявил столичный упыреныш, вообще-то получающий зарплаты, премии и кое-что иное за счет средств, выделяемых коммерческими структурами непосредственно для инвалидов, вдов, сирот и родителей погибших воинов.
   -То есть, вы официально от лица вашего Фонда отказываетесь предоставить материальную помощь мне - инвалиду войны первой группы и Герою России ? - четко выговаривая каждое слово, уточнил я.
   -Да. - гордо ответил Бульдин.
   -Хорошо ! Дай вам Бог здоровья ! Я об этом обязательно напишу статью или что-то другое...
   -Желаю вам творческих успехов ! -наглым тоном произнес Геннадий Леонович и положил трубку.
   Я с печальным вздохом отключил звукозапись, которую производил на всякий случай, и , после коротких раздумий, сел писать заявление уже в Главную военную прокуратуру, поскольку в действиях Бульдина четко просматривались признаки дискриминации по признаку инвалидности и национальности, мошенничества и злоупотребления с превышением должностных полномочий. Но московские военно-прокурорские храбрецы, которые в первых рядах воюют в горах с чеченскими террористами, наверняка тоже рассчитывают на получение деньжонок от Национального Военного Фонда и потому проверку даже инее проводили...
   "Подумаешь !... Какой-то там слепой командир разведгруппы спецназа... Ведь даже и не дознаватель..."
   Затем я несколько раз пытался связаться по телефону с самим Президентом... этого Национального Военного Фонда Моляковым Алексеем Алексеевичем, но тот так и не смог побороть старые привычки ФСБешного генерала и на какие-либоконтакты личные или безличные не шел, на явки тоже не приходил, а на условные пароли и метки вообще не откликался... ("Старость - ведь не в радость ! Ну вы же это должны понимать...")
   А его секретарь, обладающая очень уж широкими полномочиями и не менее полными правами, в любой час рабочего дня утверждала в трубку о чрезмерной занятости своего шефа, который, если не сидит на совещании, то непременно проявляет очередную свою заботу о нуждах изувеченных и израненных военнослужащих...
   -Ничуть в этом не сомневаюсь ! Лично в этом убедился ! Лично ! -ответил я ей, после чего она бросила трубку.
   Произошедшая неудача меня нисколько не удивила. Ведь годом ранее мне отказала в предоставлении материальной помощи потребительская кооперация с таким звучным и благороднейшим названием - "Линия жизни". Ведь эти скооперировавшиеся потребители денег, выделенных для инвалидов, вдов и сирот, только-только закончили капитальнейший ремонт своего огромного офиса, выполненного из импортных стройматериалов по строгим европейским стандартам... Да еще приличная мебель, чтобы безногие да безрукие смогли бы хоть у них посидеть с полчаса в покое и уюте... Да еще японские Сплит-системы, то бишь кондиционеры по-нашему, чтобы уставшимвдовам дышалось у них вольготно и легко... Да еще компьютерное оборудование с лазерными принтерами и жидкокристаллическими экранами, чтобы бедненькие осиротевшие детишки смогли хоть одним глазком взглянуть на современнейшие игры, в которые так азартно...
   "Какие инвалиды ? О чем вы говорите ? Я вас умоляю... Мы ведь так заняты... Да мы для сирот..."
   Действительно ! Как я мог забыть ?! Ведь попечительский совет благотворительной организации "Линия жизни" выдает детям погибших именные сертификаты на право получения одной тысячи долларов США по достижению ими совершеннолетия... И с малолетства осиротелые ребятки вынуждены любоваться красивыми бумажками с водяными разводами и цветными голограммами... А ведь восемнадцать лет им стукнет, ой, не скоро !... И где они тогда будут искать эту самую "Линию жизни" ?...
   . В январе 2003 года я после долгих раздумий написал заявление об уходе по собственному желанию с работы в одной из воинских частей, где я трудился в качестве гражданского служащего. Да, мне не приходилось каждый день выходить на работу, как это делали обычные служащие, и я трудился у себя дома, с 16-ти до 23-х часов прослушивая и записывая нужные радиопередачи, чтобы затем по крупицам вычленить из полученной аудиозаписи необходимые сведения и наощупь набрать её на клавиатуре для дальнейшей распечатки. Поначалу было трудно поспевать за "вражьими голосами", активно вещающими для русскоязычной аудитории на многочисленных радиочастотах и в разное время, но интересная деятельность по сбору, анализу и дальнейшей обработке пропагандистской информации увлекала меня настолько, что я корпел над радиоприемником, магнитофоном и компьютером далеко за полночь, чтобы к утреннему построению результат моего труда попадал в нужные руки. Это происходило не только ежедневно, но даже в выходные и праздничные дни, а также за несколько часов до Нового года. И лишь единожды долгожданный вечер 31 декабря оказался для меня исключительно семейным торжеством, когда мне не пришлось отвлекаться для прослушивания эфира... У нас опять внезапно отключили электричество и нам пришлось сидеть, как в старину, при свечах... Но это были мелочи, ведь я ощущал свою полезность для нашей страны, так как мои трудовые достижения вливались в общее дело поддержания обороноспособности России...
   С середины 1997 года я, на мой взгляд, честно отрабатывал свою заработную плату гражданского специалиста в разведподразделении Министерства Обороны. Но спустя несколько лет мне начинают недвусмысленно давать понять то, что уточняюще-наводящие звонки-вопросы из Штаба округа "интересуются" законностью приёма на работу и дальнейшей целесообразностью нахождения слепого инвалида на должности референта 4-го отдела Отряда специальных психологических операций... Затем всвязи с острейшей необходимостью у меня забрали выданный ранее армейский радиоприёмник "Интеграл" и все аудиокассеты МК-60, так мной и не распечатанные... При этом я хотел было предложить мобилизовать для нужд второй чеченской кампании и мой двухкассетный магнитофон, подаренный мне в госпитале в качестве гуманитарной помощи... Но я передумал, подключил самодельную антенну к старенькому "ВЭФу" и продолжил свою трудовую деятельность для своей Родины, ну никак не виноватой в наличии и процветании в Ростове бюрократов и коррупционеров-торгашей... Мое упорство вызвало очередное воздействие, когда мне открыто заявили о том, что отныне мои прошитые и пронумерованные обзоры уже не нужны и теперь попросту складируются в архиве... Еще несколько дней я скорее по инерции занимался своей деятельностью, но информация подтвердилась... Как и до моего появления, так и сейчас радиоголоса прослушивались самим дежурным по части поочередно с солдатиком из очередного наряда...
   Тогда я и принял решение "уволиться по собственному желанию", поскольку работать вхолостую не могу, да и не хочу...
   Ранней весной 2003 года один мой бывший боевой товарищ, с которым мне довелось хлебнуть немало военного лиха, в приватной беседе поведал мне о первопричине всех тех неприятностей, проблем побольше да и настоящих бед, которые с регулярным постоянствомвстречались мне на жизненном пути в эти годы. Как я и предполагал, всё началось с того, что я в апреле 1999 года закончил писать свою первую автобиографическую повесть с лаконичным названием "Первомайка", в которой были до мельчайших деталей воспроизведены трагические события у дагестанского села Первомайское с мужеством и трусостью, верностью долгу и предательством, самоотверженным героизмом российских спецназовцев и неприкрытой тупостью отдельных "начальников"... Моя рукопись очень не понравилась влиятельным военным и политическим руководителям, которые и отдали команду : "пустить каток"... В отличие от многотонного и громоздкого асфальтотрамбовочного механизма, бюрократическая машина по подавлению инакомыслия еще в советские годы была отлажена до совершенства и намеченный к закланию человек становился объектом травли сначала у себя на работе, когда от него в массовом порядке отворачивались друзья и коллеги, товарищи и малознакомые сотрудники, в результате чего он становился каким-то прокаженным изгоем. Если "наш заблудший друг вовремя одумается" и публично покается перед всем коллективом, естественно, в присутствии мудрого руководства, да еще непременно заклеймит себя позором и в конце торжественно поклянется впредь не совершать подобных ошибок, то постепенноон вернется в "дружеский круг соратников", которые будут по-прежнему ему улыбаться, здороваться, и , разумеется, уважать. И впоследствии воскрешенный к жизни человек сам будет воспринимать свою прежнюю точку зрения, как вредную и ошибочную... А "протянутая ему рука помощи" лишь спасла его от неминуемого падения и дальнейшей гибели.
   Но если подвергшийся гонениям упрямец всё еще продолжал отстаивать свою позицию и тем самым лишил изнывающих от любопытства зрителей такого приятного зрелища самобичевания и самоуничтожения, то в этом случае морально-психологическое давление принимало очень даже разносторонний характер, когда "загонщиками" с готовностью помочь государству становились соседи по месту проживания, сотрудники жилищно-коммунального хозяйства, почтальоны и участковые, "случайные хулиганы" и телефонные анонимы... Если "безумец" и после этого всячески упорствовал, то под медленно надвигающийся каток попадали сначала близкие и верные друзья, потом дальние родственники и не очень, а затем уже родители старенькие, красавица-жена и "обязательно" родные дети... Как бы это не звучало бесчеловечно, но это именно так и мне пришлось самому убедиться в данном диком цинизме и холодном расчете...
   Как это верно замечено мудрыми и любимыми руководителями, потерявший друзей, родителей и семью индивидуум-одиночка становится легкой добычей автокатастрофы или нападения вооруженных грабителей-отморозков, а то и суицидального акта.
   С тяжестью в сердце и горечью в душе я теперь могу констатировать тот неоспоримый факт, что и в наше время любой человек в России может стать жертвой произвола объединившихся чиновников, которые организованной и улюлюкаещей сворой способны убить человека сначала морально, а затем и физически...
   Вот и "ну настоящий полковник" Гурвич в общем-то оказался самой наглой и самой жестокой особью из этой стаи верных исполнителей... Он не был вожаком... Нет... Лидер сидит повыше... Но из всего количества пятнистых и рыкающих сородичей с мощными клыками и трусливыми повадками Гурвич являлся самой крупной и самой безжалостной тварью...
   В июле 2004 года при попытке получить заграничный паспорт мне в этом было отказано в связи с существованием до сих пор не закрытого уголовного дела, возбужденного в отношении меня милицией Октябрьского района всвязи с заявлением гражданки Гурвич по фактам причинения ей мной значительных телесных повреждений в сентябре 2000 года. Мне, разумеется, стало страшно интересно ознакомиться с данным делом, поскольку ранее я и слыхом не слыхивал об , оказывается, уголовном преследовании моей персоны, и само собой о непосредственно самих телесных травмами этой гражданки... Но ни в милиции и прокуратурах района и области этот документ никак не могли найти. Устно мне нашептывали о том, что дело будто бы еще тогда передали в Октябрьский суд и даже называли исходящий номер... Но и в суде меня ожидало горькое разочарование : ни в канцелярии, ни в архиве никак не находили даже упоминаний об этом деле, а сам председатель суда попытался забаррикадироваться в своем кабинете за двумя дверьми... Пришлось мне первую оставить в приемной на руках двух судебных приставов, как сорванную с петель и нуждающуюся в восстановлении, а вторую распахнуть ударом ноги... Господин Беньковский потерял дар речи и не смог со мной поговорить по интересующему меня вопросу...
   Зато через два дня мой загранпаспорт уже был в полной готовности и лично мне вручен...
   Мои недруги, конечно, понадеялись на то, что я уеду втихомолку в какую-нибудь процветающую и сытую страну, где обязательно попрошу политическое убежище... Но, как я отвечал на осторожные расспросы, так говорю и сейчас... И в будущем своего мнения не изменю... И не потому, что оставшийся без семьи и одинокий слепой человек никому не нужен там, на Западе или Востоке...
   А просто потому, что МОЯ РОДИНА - ЭТО РОССИЯ, как ни было бы мне здесь тяжело и трудно жить... Но ведь также тяжело и трудно сейчас живут и все остальные честные люди, которые со мной одной крови : русские и татары, буряты и башкиры, кабардинцы и балкарцы, чуваши и дагестанцы, осетины и адыги, карачаи и мордва, марийцы и удмурты, ненцы и якуты, манси и ханты, чукчи и эвенки, и многие другие коренные народы нашей страны...
   Да... Вроде бы именно мы являемся хозяевами своей земли, которая очень огромна не только по своим размерам, но и по заложенному в ней потенциалу: лесам и полям, рекам и озерам, нефти и газу, углю и алмазам... Но именно из-за этих неисчерпаемых и несметных богатств МЫ - КОРЕННЫЕ НАРОДЫ РОССИИ ЖИВЕМ НА ПОЛОЖЕНИИ БЕЗРОДНЫХ И БЕЗРОПОТНЫХ РАБОВ ! ! ! И ЭТО НА НАШЕЙ ЖЕ РОДНОЙ ЗЕМЛЕ, КОТОРАЯ ПРИНАДЛЕЖИТ НАМ ПО ПРАВУ КРОВИ, КОТОРУЮ ПРОЛИЛИ НАШИ ДАЛЕКИЕ ПРЕДКИ И НАШИ ОТЦЫ И ДЕДЫ, ОТСТАИВАЯ НАШУ РОДИНУ ОТ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ ВНЕШНИХ ВРАГОВ ! ! !
   И МЫ НЕ ТОЛЬКО ДОЛЖНЫ, НО И ПРОСТО ОБЯЗАНЫ ВЕРНУТЬ НАМ ОБРАТНО НАШУ РОДИНУ ! ! !
   Ведь когда-то алчные и жестокие конкистадоры ради своей наживы полностью уничтожили процветающие империи коренных жителей Центральной и Южной Америки, безжалостно истребив многие миллионы и миллионы мирных и невинных жизней... Европейские переселенцы такими же методами истребили свыше десяти миллионов индейцев Северной Америки... Жалкие остатки когда-то многочисленных племен теперь обитают в безжизненных резервациях и на потеху туристам исполняют еще не забытые национальные обряды и ритуальные танцы... Ради нескольких жалких монет...
   Неужели и вы допустите ?!... Чтобы ваши родные дети и внуки оказались где-нибудь в Заполярье или на Крайнем Севере в качестве аборигенов ?!... Которым милостиво разрешено добывать остатки нефти и газа для нужд процветающих колонизаторов ?!...
   Нет ! Если уж мне - полностью незрячему человеку, удалось с верой в Бога и в свои силы отстоять свою часть родной земли... То и У ВАС ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОЛУЧИТСЯ ОТСТОЯТЬ НАШУ ЗЕМЛЮ И ВЕРНУТЬ НАШИМ ДЕТЯМ И ВНУКАМ НАШУ ОБЩУЮ РОДИНУ ! ! !
   ГЛАВНОЕ - ЭТО УВЕРОВАТЬ В БОГА, ПОВЕРИТЬ В СВОИ СОБСТВЕННЫЕ СИЛЫ И СПЛОТИТЬСЯ ВМЕСТЕ В ГРОЗНУЮ РАТЬ,
   ЧТОБЫ ВРАГОВ С РОДНОЙ ЗЕМЛИ ИЗГНАТЬ ! ! !
   ДА ХРАНИТ ВАС ВСЕХ ГОСПОДЬ ! ! !
   *
   Послесловие...
   Не очень-то большую радость доставило мне написание этих строк - ведь вновь пришлось прокрутить через себя неприятные и печальные эпизоды моей жизни. Да и в Российской Армии,Министерстве внутренних дел, в органах прокуратуры и других государственных структурах трудилось и поныне трудится очень большое количество честных и порядочных людей, которые каждый день достойно выполняют свои должностные обязанности... Просто представленные на ваш непредвзятый суд экземпляры и экземплярчики из среды продажного и коррумпированного чиновничества, их истинная сущность и настоящие обличья, их нечеловеческие повадки по отношению к нам - людям и их неуемные аппетиты... И моё противодействие им... Вся эта информация может быть кому-нибудь да пригодится... (* Вы правильно подумали... Не дай-то Бог...)
   А ведь оказалось, что Гурвич так и не ответил в должной мере за свои злодеяния... Он же после увольнения из Штаба СКВО был переведен на другую работу - начальником отдела кадров в Полномочное Представительство самого Президента России в Южном Федеральном Округе... Как и следовало ожидать, ПолПред Казанцев приблизил к себе, как можно ближе, своего верного и преданного сотрудника, назначив его на важную должность в своем Аппарате... Так что "ну настоящий полковник" теперь трудится в Администрации Президента и , наверное, не покладая своих рук помогает окружающим людям... А такого человека, да еще под такой мощнейшей кровлей, нельзя обижать... Грех большой...
   Дай ему Бог здоровья...
  
   P.S. Интересно!.. А знает ли обо всём этом Сам Президент?.. Какиеу него сотрудники?!.. Думаю, что обязательно знает...

Оценка: 8.77*15  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных материалов, обращайтесь напрямую к автору