Зарипов Альберт Маратович
Прощай, мое мужество

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 8.69*21  Ваша оценка:


   Повесть ПРОЩАЙ,МОЕ МУЖЕСТВО.
   ПРЕДИСЛОВИЕ
   Почти у самой кромки степной лесополосы, в густой пыльно-зеленой чаще находились два молодых человека, будто пребывающих в каком-то странно равнодушном ожидании чего-то неизбежного... Они молча докурили до обжигающего огонька свои самокрутки и только после этого не спеша вышли из-под медленно теряющих прохладу и тень деревьев на залитый жаркими южными лучами проселок. Время подходило к одиннадцати утра и летнее солнце палило уже совершенно нещадно, как это обычно бывает в середине засушливого июня.
   С минуту мужчины постояли на жгучем солнцепеке, быстро привыкая к яркому свету. Затем младший с усилием взял в руку старый вещмешок и они всё также молча пошли по грунтовой дороге вдоль линии защитных насаждений. Слева негромко шумели листвой буйно разросшиеся акации, справа расстилалось бескрайнее подсолнечниковое поле, покрытое пока еще невысокими блекло изумрудными ростками с ярко желтыми шляпками. Под легкими дуновениями ветерка все они волнообразными движениями прятали словно малые дети свои золотистые мордашки, склоняясь пониже к земле, но затем вновь тянулись доверчиво и открыто к родному светилу...
   Где-то в необозримом далеке, за огромным подсолнуховым царством сонными шмелями тихо жужжали двигатели и со свистом шелестели лопасти вертолетов - там, за этим полем располагался военный аэродром.
   Эти двое с большим удовольствием направились бы именно к скоплению авиационной техники, но сейчас они оставили его справа вдалеке и шли теперь проселочной дорогой по направлению к высокому зданию железнодорожного пожарного депо. Идущие преодолели уже две трети пути, но так и не остановились для короткого отдыха. Вещевой мешок был тяжел и младший то и дело подбрасывал его на плече, удобнее берясь за узкие врезающиеся в тело лямки.
   - Стой! Документы! - раздался неожиданно громкий окрик.
   Из посадки внезапно выскочило трое одетых в полувоенную форму людей с пистолетами в руках. В момент своего стремительного появления из кустов они находились в десятке метров от дороги, но через секунды уже были в нескольких метрах от остановившихся на ней мужчин.
   -Руки - вверх! Документы! - громко скомандовал один из нападавших.
   Револьверы их были направлены на подозрительную пару.
   -Паспорт сойдет? Сейчас... Так...
   Старший спокойно стал шарить по карманам, будто бы ищя документы. Но вдруг у него в руках оказалась ручная граната и через мгновенье РГДэшка полетела в сторону вооруженной троицы... Послышался резкий сухой щелчок сработавшего запала и через три-четыре секунды раздался оглушительный взрыв. Тут же с визгом просвистели осколки, пронизывая собой окружающее пространство, а в чистое лазурное небо поднялся черный гриб дыма... Но нападавшие всё же успели броситься врассыпную от места падения гранаты и моментально залечь еще до того, как она взорвалась, и потому остались невредимыми... А теперь люди в полувоенной одежде прижимались к земле и наугад палили из своих стареньких наганов по противнику.
   Залегшие по другую обочину двое мужчин лихорадочно доставали из-за пазух и карманов ручные гранаты и так же не глядя швыряли их через голову во врагов. Вещевой мешок, с которым они ранее шли и в суматохе выпущенный из рук, остался лежать прямо посередине дороги... Но теперь его незадачливые владельцы во что бы то ни стало стремились добраться до него, закидывая неприятеля имевшимся у них боезапасом. Внутри было два автомата и несколько десятков уже снаряженных магазинов... Вот тогда эта гранатно-револьверная дуэль разрешилась бы определенно в их пользу...
   Но нападавшие своей беспорядочной стрельбой из револьверов не давали им высунуться из-за дорожной насыпи и подползти к заветному мешку.
   Внезапно в воздухе раздался гул двигателей стремительно подлетевших вертолетов и вот уже пара МИ-24 зависла над местом угасающего боя. Стволы крупнокалиберных пулеметов старались прицелиться по двум, лежащим среди подсолнухов мужчинам. Их яркая гражданская одежда резко выделялась на зеленом поле и потому представляла собой отличную мишень.
   В двухстах метрах от места перестрелки приземлился МИ-8, из которого начали выпрыгивать вооруженные люди. На бегу они разворачивались в цепь полукольцом, быстро окружая стрелявших.
   -"У меня -последняя!"-достал гранату и запальчиво крикнул младший.
   -"Аллах акбар!"-негромко сказал старший.
   Обстановка сложилась не в их пользу: сверху в них целились два боевых вертолета, к вещьмешку с оружием нельзя было подобраться, а уже в сотне метров к ним бежало два десятка солдат с оружием.
   -"Аллах акбар!"- поняв его, эхом отозвался младший и выдернул кольцо из гранаты.
   Они приникли друг к другу, словно родные братья перед долгим расставанием, и через три секунды между ними приглушенно прогремел взрыв. Обнявшиеся тела отбросило в разные стороны и они запрокинулись на спины. Младший погиб сразу же... А старший в агонии бессвязно что-то еще бормотал.
   Спустя мгновения к ним подбежало несколько человек с автоматами и один из них тутже выпустил две короткие очереди по умиравшему. Пули пробили его грудь и он затих навсегда.
   Под жаркими лучами солнца алая кровь на обоих телах быстро темнела и становилась почти черной... Как и земля, на которой они только что умерли...
   *
   ГЛАВА 1 ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ЭТОЙ ВОЙНЫ.
   Лично для меня этот июньский день с самого утра складывался очень даже хорошо. Вообще-то я был в календарном отпуске, но приехал к десяти ноль-ноль в свою родную воинскую часть получить зарплату и отпускные деньги.
   Долгожданный начфин вернулся из военно-полевого банка с "богатой добычей" лишь в полдень и сразу же на построении объявил всем страждущим да алчущим то, что финансовое у"довольствие он будет выдавать исключительно офицерам и только после обеда. Оголодавшие господа прапорщики публично роптать в присутствии начальства не рискнули, а потому просто тихонько скрипнули своими зубами, ну и после того, как строй распустили они отправились всем кагалом выкладывать на полочку в ряд надраенные челюсти сроком на два дня... По словам финика именно тогда и на их улице настанет радостный праздник... Ну а сегодня должен был веселиться и ликовать не весь конечно народ, но вроде бы служивая да кадровая элита нашего общества... Так сказать, самый спецназовский цвет российских вооруженных сил... Ведь почти пол года прошло... Да и...
   На дворе стоял девяносто пятый год... Молодое якобы наше народовластие весьма активно и целеустремленно отстаивало юные демократические принципы на заскорузлых постсоветских просторах застоявшейся до необходимой кондиции всё ещё великой страны и в данное время увлеченно да старательно наводила конституционный порядок в пределах одной маленькой, но очень гордой кавказкой республики... Помимо отправляемых нескончаемых людских резервов, морально устарелой техники и слегка проржавевших припасов туда также вбухивались и огромные денежные средства из скудноватой государственной казны... Поэтому многомиллионная армада бюджетников подолгу не доедала, не допивала и практически не баловала своих дорогих чад... В таких же условиях находился блестящий офицерский корпус, в котором числился и я своей собственной персоной в звании лейтенанта да на должности командира разветгруппы... Но сегодня был однозначно торжественный день с уже намеченным часом "ИКС"...
   До этого счастливого момента оставалось целых сто двадцать минут и, чтобы побыстрее скоротать это тянущееся время, я сидел в каптерке роты связи, где мы вместе с её командиром не спеша пили тепловатое пиво. Затем хмельной напиток всё-таки закончился и тогда мы решили заняться ювелирно точным делом - стали резать хрупкий и прозрачный оконный материал. В стареньком домике, куда я только что переехал для дальнейшего проживания по найму, оказались разбиты стекла на форточках и мне теперь до наступления зимы срочно требовалось где-то раздобыть четыре небольших прямоугольника. А тут как на грех, в каптерку связистов умелые и заботливые руки бойцов на днях притащили как раз четыре квадратных листа с размерами полтора на полтора метра и из них можно было в принципе нарезать необходимые куски стекла пятнадцать на двадцать сантиметров. Смекалка моя меня же не подвела, а у ротного связи сердце даже и не дрогнуло... Словом, поначалу работа закипела...
   Но стеклянное полотно оказалось как будто специально перекаленным: то ли чтобы его ненароком не умыкнули, то ли потому что военные снабженцы покупали самый дешевый товар... Алмазный инструмент был старым, а мы проявили себя абсолютно неумелыми резчиками да еще сморенными коварным пивом... Именно поэтому стекло совершенно не хотело ломаться по линии надреза, а трескалось и лопалось неправильными кривыми линиями.
   Так окончательно изничтожились два больших листа стекла, которые, как выяснилось в ходе процесса, все-таки свистнули солдатики с соседней стройки ДОСа. Продемонстрировав несгибаемое упорство, мы уже хотели приступить к "разделке" третьего, но в каптерку постучал солдат-дневальный и позвал командира роты к телефону.
   Старший лейтенант Петраков в этот день был ответственным по нашему батальону и обратно он вернулся с новостями.
   -"Так, сейчас сюда придет начальник штаба бригады. Зачем-то будет проверять ружпарк. Пойду его открою.
   Спустя пять минут к нам в казарму действительно прибежал высокий и совершенно седой начштаба части в сопровождении командира нашего батальона и нескольких офицеров. Я продолжал сидеть в каптерке и через открытую дверь смотрел как они сновали от одной оружейной пирамиды к другой и быстро считали пулеметы, автоматы, снайперские винтовки Драгунова и винторезы, прицелы и бинокли. Вся эта кутерьма не была похожа на обычную проверку оружия. А через минуту комбат отправил на склад РАВ офицера и несколько солдат получать боеприпасы: одноразовые гранатометы, ручные гранаты, сигнальные ракеты и патроны. Спустя еще минуту командир батальона отдал распоряжение командиру третьей роты немедленно построить всё подразделение и отобрать людей для формирования четырех разведгрупп.
   Затем в таком же срочном порядке были посланы солдаты на вещевой склад бригады с приказом получить бронежилеты на весь личный состав с офицерами.
   Командир роты связи зашел в каптерку за книгой выдачи оружия и ошарашил меня:
   - В Буденновске местные чеченцы расстреляли весь рынок и захватили город. От нас отправляют четыре группы.
   Эта новость как-то не сразу уложилась в голове. Уже полгода шла война в Чечне, но все непокорные их города уже заняли наши войска и остатки чеченских отрядов оказались загнанными в труднодоступные горные ущелья на юге Ичкерии. И хотя от чехов можно было ожидать чего-угодно, но все-таки захватить целый российский город в центре Ставропольского края - это им следовало крепко постараться.
   Озадаченно размышляя о произошедшем военно-политическом абсурде, которого даже и в принципе не должно было быть, я проследовал в соседнюю казарму, где располагались как моя первая рота вместе со второй, так и персональный кабинет командира нашего батальона. Вот он-то, родимый и стоял на крыльце одноэтажного здания и всерьёз курил сигарету. Подходя к данному источнику повышенной опасности, мой мозг по привычке просчитал несколько вариантов дальнейшего развития событий.
   Сейчас я был одет по гражданской форме одежды и в настоящий момент менее всего походил на командира разведгруппы, который недавно вернулся с войны. Конечно не следовало упускать из виду некоторые обстоятельства... Но вообще-то я находился в своем законном отпуске, утром с боссом уже поздоровкался, каких-либо грехов за мной пока не наблюдалось и потому спокойно прошел мимо комбата.
   Наш командир батальона имел где-то в штабе Закавказкого военного округа очень уж волосатую руку, которая в прошлом году дотянулась из грузинского Тбилиси аж до узбекского Чирчика и по-братски перетянула его в нашу Аксайскую бригаду да ещё с ходу водрузила на столь сладкое местечко. При своем воцарении, как и положено, новоиспеченный комбат прошелся по некоторым непокорным головушкам, в том числе и... Не стоит сейчас о грустном... Короче говоря, по различным обстоятельствам мы не испытывали взаимных симпатий к друг другу.
   Но, когда я проходил мимо него, майор Маркусин демонстративно оценивающе оглядел меня с головы до пят, после чего продолжил всё также молча да сурьёзно смолить свою сигаретку.
   -" Смотри - не смотри, а придется тебе самому понюхать военного дерьма, да еще с необстрелянными командирами групп и с необученными солдатиками" - немного злорадно подумал я, усаживаясь в своей каптерке.
   " Смирно " - крикнул дневальный на тумбочке. Согласно Строевого Устава все военнослужащие, услышавшие эту команду, должны немедленно встать по стойке "Смирно " и повернуться лицом к командиру батальона. Но казарма была пуста, я сидел невидимый ему в каптерке и наш батальоноводец в гордом одиночестве процокал в свой кабинет.
   " Так, месяц отпуска я уже отгулял и впереди еще месяц у меня есть. В принципе можно было бы и слетать в этот Буденновск, тем более там живет мой бывший солдат. А еще пять минут посидеть здесь и в ружпарке разберут все Винторезы. Пора. " - вздохнул я и пошел сдаваться командиру батальона.
   Конечно можно было в тихую отсидеться в каптёрке, потом получить денюжки и преспокойненько догуливать оставшиеся денёчки... Но данный вариант явно не совпадал с моими скромными взглядами на военную жизнь...
   " Ждал меня. Зараза. " - подумал я, войдя к комбату и увидав его довольные и торжествующие глазки, но вслух сказал бодрое:
   -Товарищ майор, разрешите и мне с вами. Командиром группы.?
   - А что, уже отпуск кончился ? - наивно удивился командир.
   - Да отпуска у меня еще целый месяц есть. А у вас нет опытных командиров групп. - Сухо пояснил я.
   - Иди, переодевайся. Лицо комбата вдруг стало озабоченным и деловым.
   Есть. - Отчеканил я и вышел в коридор.
   Теперь осталось только найти во что переодеться и бежать за оружием. В каптерке в шкафу висели только парадные камуфляжи дембелей нашей роты. Непорочной белизной светились свежие подворотнички. Нарукавные шевроны переливались всеми цветами радуги и изображенная на них птица почти была похожа на горного орла, но большой и красный клюв превращал ее в сильно напившегося глухаря. Сама же форма была ушитой и поглаженной. Внизу парадно стояли начищенные ботинки с высоким берцем.
   Отобрав самую красивую и совсем ненадеванную форму какого-то дембеля, ( "Ой, лишь бы не было вошек-блошек"), я быстро переоделся в неё. Ботинки подобрал уже по размеру. Офицерского кожаного ремня не было, но в шкафу нашелся гражданский широкий ремень."Блин, из кожзаменителя. А кепки-то нет ни хрена."
   Повесив свою гражданку на плечики, я оставил ее в шкафу командира роты. Это чтобы у дембеля не возникло дурной мысли об обмене одежды...
   В этом же шкафу я обнаружил древний лифчик, который сохранился еще с афганской кампании. Хотя материал был староват, но эта находка меня очень порадовала.
   В ружпарке все винторезы пока находились в своей пирамиде, то есть еще никто не успел получить эти маленькие снайперские винтовки. Я быстро выбрал себе самый приглянувшийся ствол, естественно прицел к оружию, а также свои штатные пять магазинов и дополнительно прихватил несколько магазинов от другого Винтореза.
   Тут же уложив все магазины в лифчик тире нагрудник, я одел его на себя. Быстро присоединил к снайперке оптику и уже автоматически пошарил треугольником по разным мишеням. Теперь я был почти готов к выезду, оставалось только получить боеприпасы.
   Перед казармой уже была построена третья рота нашего батальона. Ротный указал мне на теперь уже мою группу и я стал осматривать солдат и проверять их экипированность.
   По виду это были обычные бойцы нашей бригады, только-только отслужившие полгода. Среди них заметно выделялись двое крепких и подтянутых контрактника, которые, как выяснилось, перевелись к нам из Асбестовской бригады и теперь ждали дальнейшей отправки на Ханкалу. Спокойные и уверенные взгляды этих младших сержантов контрактной службы показывали мне, что они также спокойно и уверенно справятся и с обязанностями командиров отделений моей группы. Остальные солдаты были в свежеотстиранной форме и выглядели бодро и весело. Обходя строй выделенной мне группы, я переводил свой взгляд поочередно на каждого разведчика, внимательно вглядываясь в глаза в общем-то молодых бойцов, и они отвечали прямыми, слегка настороженными взорами. Эта осознанность и собранность, отображенная в зеркалах столь юных душ, меня только порадовали... Поскольку, по моему убежденному мнению, любой спецназовец должен быть как сильным да выносливым, так и сообразительным да постоянно готовым к выполнению различных боевых задач... Только у одного мелкорослого бойца, так и не сумевшего глянуть ответно в мои карие очи, глазки постоянно перебегали с одного предмета на другой словно капли ртути, выдавая некоторую его неуверенность в своих силах и возможностях.
   - "Ничего...Подтянем" - подумал я про этого солдатика и стал проверять оружие и снаряжение. У каждого воина было свое штатное оружие: автоматы АКС-74 и АКМС, винтовка СВД и один пулемёт ПКМ. За спиной солдат виднелись рюкзаки десантника РД-54,из которых торчали малые саперные лопатки. Внутри также находились общевойсковые комплекты химической защиты: Длинный прорезиненный плащ с капюшоном и высокие сапоги, столь любимые рыбаками да охотниками... Я невольно поморщился от одной только мысли, как бы нам избавиться от этого ненужного барахла. Но сейчас пока было не до этого...
   Сначала следовало разобраться с доукомплектованностью личного оружия группы. На все автоматы и единственную снайперскую винтовку Драгунова имелось всего по четыре штатных магазина, чего было явно недостаточно. Следовало срочно раздобыть дополнительно по такому же количеству автоматных рожков. Ночная оптика, нагрудники отсутствовали начисто...
   - Да, негусто. - Сказал я вслух и стал быстро выдавать ценные указания своим бойцам.
   Владельцы ночных автоматов и снайперской винтовки сразу же бегом отправились в ружпарк за своими ночными прицелами. Они же должны были разжиться и недостающими магазинами на всех автоматчиков.
   У рослого - калмыка на вооружении был пулемет ПКМ, но всего одна пристёгиваемая малая коробка с лентой на сто патронов. Получив приказание он рысью умчался в оружейную комнату за большой пулеметной коробкой, которая не прикреплялась к пулемету, а переносилась отдельно. Кроме того в рюкзак десантника он должен был набрать дополнительные пулеметные ленты с таким расчетом, чтобы у него имелось лент на 1100-1200 патронов.
   - Товарищ лейтенант! Там дежурный нам не даёт на всех... теперь магазины только на одного человека... Под запись в Книге выдачи... И по четыре штуки выдают... - Запыханно сообщил мне возвратившийся обратно ночной автоматчик. - Надо бы ещё послать...
   Я негромко выругался от этой задержки по времени, но делать было нечего. Первая партия гонцов прибежала ко мне, имея на руках только по четыре рожка в дополнение к уже имеющимся четырем. Пришлось еще парочку солдат отправить в ружпарк набрать дополнительных магазинов к автоматам, чтобы у всех оставшихся автоматчиков было не по четыре штатных магазина, а хотя бы по семь-восемь.
   - Скажите Петракову, что это я попросил! Под мою роспись... - Крикнул я им вдогонку. - Сейчас я к нему зайду.
   Третья рота нашего батальона по приказу высокого начальства месяц назад получила новое предназначение. Теперь она считалась ротой антитеррора и должна была бороться с различными террористами. Для лучшего обучения солдат это подразделение полностью освободили от всех нарядов и различных работ и бойцы-разведчики часто занимались учебными стрельбами, полевыми занятиями и физической подготовкой. Несмотря на это, солдаты роты антитеррора отличались от остальных солдат батальона лишь своим свежим видом и чистым обмундированием.
   Спустя десять-пятнадцать минут наши группы уже стояли на плацу воинской части и получали бронежилеты на весь личный состав.
   Нас уже ждали два Урала, рядом с которыми стоял Уазик начальника разведуправления округа. Сам же начальник разведки генерал Чернобоков стоял поодаль в окружении старших офицеров из командования нашей части, что-то обсуждая с ними и наблюдая за подготовкой групп к выезду. Для нас уже принесли сухой паек, боеприпасы и бронежилеты. Сухой паек и одноразовые гранатометы, ручные гранаты и радиостанции нам должны были раздать уже в самом Буденновске, так как все это находилось в ящиках и не было времени раздавать их здесь. А патроны к автоматам и винтовкам были уже в машинах и мы по дороге могли снаряжать ими магазины.
   Моя группа получала бронежилеты последней и на одного человека как раз не хватило бронепанциря. Как мне показалось, этот день по-прежнему благоволил к моей личности и сейчас направлял удачу в нужном направлении. Я с превеликой радостью подозвал этого "беззащитного" бойца и вручил ему свой бронежилет.
   Молодой солдатик немного растерянно помялся и спросил:
   - Товарищ лейтенант, а вы с чем будете?
   - Бери-бери, а за меня не переживай.
   Только вот за малым я едва-едва не похлопал его по плечу со снисходительно-великодушной улыбкой... Многие генералы из других военнизированных ведомств очень любили демонстрировать ( перед телекамерами особенно!) свою поистине отеческую заботу о подчиненных, торжественно и сурово снимая с себя тоненький алюминиевый бронежилет и в приказном порядке вручая его какому-нибудь хлипкому военнослужащему срочной службы, как раз кстати пробегающему мимо с сиротливым видом. НО, как правило, все это вручение происходило где-нибудь в глубоком тылу, да и защитить этот бронежилет может разве что от таких же алюминиевых осколков РГДшки или ВОГа.
   Ну а наш армейский бронежилет был сработан добротно из титановых или же керамических пластин и мог действительно спасти от автоматной и снайперской пули. Но при всех своих достоинствах наш броник весил килограмм под двадцать и поэтому в нем было очень даже удобно сидеть на броне бетеера, подолгу сопровождая автоколонны. Ну а бегать в нем по полю или городу оказывалось довольно тяжеловато и боец становился в нем неуклюжей и медлительной, а потому приятной мишенью для снайпера - любителя пострелять в голову или по низу живота.
   Такая перспектива никогда меня не радовала и поэтому я с большим удовольствием сплавил свой броник солдату. У меня уже имелся лифчик и мне его вполне хватало.
   - Живей-живей! В две шеренги стройсь! - поторапливал я своих бойцов, которые почти облачились во всё необходимое.
   Тем временем солдаты первой и второй групп уже грузились в головной Урал, тяжело взбираясь в кузов во всей своей красе - амуниции.
   Мои бойцы уже побросали последние ящики в кузов и теперь быстро завершали свою экипировку, натягивая с трудом рюкзаки десантника поверх уже надетых на них толстых бронежилетов. Зрелище было точно не для слабонервных...
   Облаченные во внушительных размеров бронезащиту, да еще и с РД-54 за спиной с торчащими рукоятками саперных лопаток и с автоматами на плечах... Мое воинство уже одним своим видом должно и могло внушить страх любому супостату...
   После доклада командиру батальона о готовности моей третьей и четвертой групп, была дана команда и нам взгромоздиться в кузов грузовика.
   - Ну мы как настоящие гоблины! - пошутил Петраков, неуклюже усаживаясь в своем бронежилете у заднего борта кузова.
   Его назначили командиром четвертой группы и он наспех собрался в столь дальнюю дорогу.
   - Лёха! Ты хоть повязку сними! - посоветовал я ему снизу.
   Чертыхаясь, Петраков содрал со своего рукава красную повязку ответственного по батальону и убрал её в карман.
   - И передать не с кем. Что они там?... - сокрушался он, но недолго. - А... Новую сделают. Поехали, что ли...
   - Погоди. - произнес я, с усилием подсаживая крайнего бойца, чтобы тот смог-таки влезть в Урал.
   После этого поднялся и я, потеснил бойцов на лавке и уселся с самого краю, как раз напротив Петракова. Водитель уже успел захлопнуть задний борт, после чего мы чуть погодя тронулись с места.
   На выезде на трассу нас уже поджидали бригадные регулировщики, загодя перегородившие автомагистраль остальному транспорту. Наша небольшая колонна быстро выскочила на широкую дорогу и беспрепятственно понеслась к Ростову.
   Мы сидели в замыкающей машине и наблюдали как солдаты-регулировщики освободили трассу для проезда и длиннющая вереница легковушек и грузовиков постепенно стала нас догонять. По моему приказу разведчики уже вскрыли деревянные ящики, а за тем и металлические цинки, после чего начали раздавать всем бумажные пачки или картонные коробочки с патронами.
   - Смотрите, не перепутайте! У кого семь шестьдесят два, а у кого пять сорок пять... - На всякий случай крикнул я бойцам.
   Во всеобщей спешке и суматохе кто-то мог и ошибиться, но сейчас, Слава Богу, пока всё шло нормально. Военный Урал на всех парах мчался к аэродрому, трясясь и подпрыгивая на ухабах. Сквозь щели в брезентовом тенте со свистом врывался ветер, но каждый солдат сосредоточенно занимался своим делом. По кузову изредка метались бумажные квадратики, которыми прокладывают патроны в пачках и было слышно, как в магазины с клацаньем снаряжаются патроны.
   Я сидел у заднего борта напротив Петракова, брал из солдатской кепки тяжелые девятимиллиметровые патроны и снаряжал ими магазины к своему Винторезу. Когда был готов первый магазин я присоединил его к винтовке, которую затем положил на колени, уперев магазин в живот.
   Внезапно из длинной вереницы автомобилей выскочил на обгон голубой автобус "Мерседес", который сходу попытался обогнать и нашу колонну, но не успел и потому пристроился за нашим грузовиком.
   - Леха, гля, какое счастье привалило! - прокричал я Петракову, продолжая снаряжать магазин.
   - Какое? - спросил он.
   - Да это же самая вредная зараза, которая нас никогда не берет в автобус.
   Петраков только недоуменно или безразлично пожал плечами. Он жил в Аксае и каждый вечер ездил домой на служебном автобусе и не понимал тех офицеров части, которым приходилось добираться до Ростова на рейсовых автобусах из Новочеркасска. На трассе напротив нашей части была построена автобусная остановка, на которой мы дожидались маршрутного автобуса. Большинство офицеров нашей части прошли Афганистан, Карабах и Южную Осетию, а потому на основании тех небольших льгот предпочитали ездить бесплатно на рейсовых автобусах. Однако водители рейса Новочеркасск-Ростов были, наверное, самыми куркулистыми баранкокрутами и постоянно требовали оплачивать проезд, утверждая, что наше Министерство Обороны и даже всё государство не компенсируют никогда их затраты на перевозку военнослужащих. Наше правительство, как эталон прижимистости и скупости, уже приноровившееся постоянно задерживать зарплату военнослужащим, вряд ли раскошелилось бы на компенсацию затрат автотранспортных предприятий на перевозку солдат и офицеров. Если водители других автобусов как-то не особо обращали внимание на бесплатных пассажиров в форме, то водители этого маршрута были самыми жадными и вредными. Они уже приучили офицеров из соседней бригады связи оплачивать проезд и пытались проделать то же самое с нашими ветеранами, которые по доброте душевной и из-за отсутствия зарплаты вежливо и культурно увещевали водителей в их неправоте.
   Ну а наши солдаты, не отягощенные высокой культурой и не желавшие идти пешком пару километров по трассе, заслышав отказ водителя выпустить их на нужной остановке, начинали попросту выламывать двери ногами. Некоторые подзагулявшие дембеля даже умудрялись иногда "уговорить" водителя свернуть с трассы, заехать на территорию бригады, чтобы затем с гордым видом сойти из автобуса прямо на крыльцо казармы. Это считалось особым шиком... Правда спустя несколько минут после отъезда междугороднего "такси" в казарму прибегал дежурный по части и пытался вычислить обнаглевших старослужащих, которые средь бела обычно воскресного дня подъезжают к казарме на рейсовом автобусе. Часто эти поиски были безуспешными и такие истории изредка грели наши сердца, когда мы поздним зимним вечером стояли на остановке и наблюдали, как сияющий голубизной автобус равнодушно проносится мимо нас.
   Но чаще всего в такие минуты мы выражали свое неудовольствие отборным русским матом по поводу самого водителя, его родни и автотранспортного начальства, заканчивая выражениями "благодарности" в адрес далекой Туретчины, где был собран этот автобус.
   Жившие в Ростове командиры групп даже подумывали о том, как бы провести тактико-специальные учения вблизи этой остановки, когда можно было бы из бесшумного оружия пострелять по колесам и двигателям намеренно не остановившихся автобусов. Но иногда было жалко пассажиров битком набитого автобуса, но чаще районы учений
   выбирались за сорок-пятьдесят километров от части... Из-за чего нам только и оставалось скрежетать зубами от бессильной ярости.
   А сейчас самый вредный водитель по прозвищу ТОлстопуз на своем турецком "Мерседесе" пристроился за нашим грузовиком и находился от нас в каких-то трех метрах.
   Автобус и грузовик шли на одинаково большой скорости и я мог бы наверняка несколькими выстрелами из своей бесшумной винтовки разбить фару на крыше автобуса или же левое боковое зеркало. Еще можно было бы прострелить лобовое стекло перед водителем. И при всех этих случаях все пули по восходящей траектории ушли бы дальше в чисто поле. Винторез бы при этом продолжал лежать на коленях и звук от щелчков затвора врядли бы кто услышал во всеобщем грохоте несущегося армейского грузовика и только отверстие калибра 9 миллиметров доказывало бы об умышленной порче автотранспортного средства. Но водитель при этом мог от неожиданности потерять управление и тогда бы пострадали мирные пассажиры, которые в данную минуту, высунувшись в проход, с любопытством наблюдали как наши солдаты спешно снаряжают автоматные магазины.
   Но лучше всех пассажиров нас мог наблюдать водитель. Видел он и меня, ведь мы знали друг друга в лицо и испытывали взаимную "симпатию". Направляясь на службу к восьми утра, я постоянно садился на этот автобус и при выходе каждый раз демонстрировал свое афганское удостоверение в развернутом виде. Ну а поздними вечерами, когда я один стоял на остановке и рядом не было выгодных для водителя клиентов, то теперь он полностью игнорировал меня как пассажира.
   Но если раньше, проезжая мимо, Толстопуз довольно ухмылялся, то теперь его трескавшаяся от жира физиономия пыталась сохранять напускное равнодушие. Однако бегавшие за узенькими щелками беспокойненькие глазки указывали, что это спокойствие лишь показное.
   Я неожиданно перестал снаряжать остальные магазины и почти демонстративно отсоединил первый магазин от винтовки. ( Ведь за оружием нужен постоянный уход...) Затем озабоченно вынув три патрона из магазина, я нажал большим пальцем на оставшиеся внутри патроны, как бы проверяя работоспособность пружины. ( Да еще перед таким важным заданием...) Потом я также медленно вставил вынутые патроны обратно в магазин и сымитировал пристегивание магазина к оружию. ( О, это так несложно...) Я вставил магазин передней частью в гнездо Винтореза, но заднюю попридержал, а потому щелчка не последовало и магазин оказался лишь полувставленным. ( Попробуйте при случае! У вас обязательно получится...) После этого я также медленно и напоказ снял предохранитель и с истинным удовольствием передернул затвор винтовки. Затворная рама клацнула вхолостую, но патрон так и не попал в патронник. Винторез со снятым предохранителем продолжал лежать у меня на коленях и ствол был направлен на уже заметное брюшко водителя. И теперь мне доставляло "райское наслаждение" наблюдать за Толстопузом, ну разумеется криво ухмыляясь и степенно
   снаряжая оставшиеся магазины... Но большую радость я испытывал при периодическом поглаживании черного ствола оружия.
   Голубой автобус резко дергался влево, но затем притормаживал и вновь пристраивался за нашим "Уралом".Это Толстопуз несколько раз пытался пойти на обгон нашей колонны, но встречный поток машин заставлял его вернуться на свое прежнее место.
   -"А глаза у него добрые-предобрые." - крикнул мне Алексей заключительную фразу из анекдота, в котором самый человечный человек точил свой ножичек на камне и ласково поглядывал на проходящих мимо ребятишек.
   - Ну да, доставляю себе моральное удовольствие и держу этого чудака на мушке. - Довольно ответил я. - Попался бы он мне где-нибудь в Ичкерии, я бы ему показал, как нам эти льготы даются.
   - Да этого уже ничем не исправишь. - Сказал Петраков. - Вон какое брюхо отъел.
   - Ничего. Я бы научил бы его Родину любить. Во, гад, все-таки обогнал нас!
   Но Мерседес оторвался от нас лишь на окраине города, где наша колонна свернула на объездную дорогу. Сейчас мы уже ехали по городским окраинам, где вовсю кипела мирная жизнь и лишь водители и пассажиры догоняющих нас автомобилей с интересом разглядывали солдат, которые в глубине кузова снаряжали магазины, укладывали их в бронежилеты и всячески пытались подогнать снаряжение.
   Через пятнадцать-двадцать минут мы уже были на аэродроме. Наши Уралы остановились у военно-транспортного самолета с бортовым номером 76.Я уже знал этот Ан-12 и его командира - майора Тимофеева, который несколько раз подбрасывал меня до аэропорта Северный. Экипаж самолета уже был на месте и я подошел к командиру борта узнать что-нибудь новое, пока солдаты разгружали грузовики.
   - Да говорят, что духи прорвались на нескольких "Камазах", расстреляли весь городской рынок. Сейчас ездиют по городу и расстреливают людей на улицах. Туда уже перебрасывают войска, так что вы можете остаться без работы. - Сообщил мне командир Ан-двенадцатого последние вести.
   - Да мы-то так особо никуда и не рвемся- ответил я- Но если операцией будет рулить какой-нибудь милицейский генерал, то он своих спецназеров обязательно попридержит, а пошлет именно армейский спецназ и как всегда в самое жопное место.
   - Посмотрим... - Рассеянно ответил мне Тимофеев и тут же крикнул своему подчиненному. - Михалыч, проконтролируй-ка там погрузку...
   У самолета уже была открыта рампа и , после дельного совета по ускорению погрузочно-разгрузочных работ, прямо к ней подогнали машины с нашим военным имуществом, которое стали быстро перегружать из кузова Урала во внутрь Ан-12-го.
   После быстрой проверки личного состава прозвучала команда загружаться и нам в самолет. Последним на борт поднялся наш начальник разведки, пассажирская дверь Ан-12 захлопнулась и рампа стала медленно подниматься, отчего в самолете заметно поубавился яркий дневной свет. В иллюминаторы было видно, как наши грузовики с УАЗиком во главе отъезжают от самолетной стоянки и уносятся к КПП аэродрома.
   -Лафа им... Сейчас приедут и сразу на обед. - со смехом произнес кто-то из бойцов.
   А ведь наши солдаты так и не поели своей скромной пищи... Но комбат решил в данную минуту пообещать им манны небесной...
   - Как прилетим, так сразу и пообедаете в самом лучшем ресторане Буденновска! Это я вам точно обещаю...
   Это конечно понравилось почти всем... Но я уже знал разные стороны этой войны и потому постарался скрыть свою скептическую улыбку, отвернувшись к ближайшему иллюминатору.
   Авиационные двигатели самолета ожили и стали набирать обороты, потом натужно взревели и самолет стал выруливать со своей стоянки на взлетно-посадочную полосу аэродрома.
   Через остальные иллюминаторы некоторые солдаты с интересом разглядывали аэродромное хозяйство, транспортные самолеты, проплывающие вблизи вертолеты, штурмовики и истребители.
   Когда самолет разогнался и взлетел метров на 50-100,мы с Петраковым тоже выглянули в свой иллюминатор. Перед этим кто-то удивленно присвистнул и нам тоже захотелось полюбознайничать. Мы сидели по левому борту и сейчас нам был хорошо виден проплывающий сбоку красивейший военный городок, который возводили болгарские рабочие турецких фирм. Все это строительство оплачивалось германским государством и эти заманчиво-идеальные дома предназначался для российских офицеров, добровольно и до срока покинувших объединившийся Бундес.
   - Везет же некоторым. И в Германии послужили и теперь хаты классные получат. - Сказал кто-то из офицеров. - Говорят, что можно дать на лапу пять тонн зелени и получить здесь двухкомнатную квартиру. Главное-быть бесквартирным овоеннослужащим.
   - Да. Городок красивый. - Вздохнул я.
   Красивые дома, выглядевшие игрушечными на фоне остального уныло-безобразного городского пейзажа, постепенно уплыли вдаль и самолет вскоре набрал необходимую высоту. В салоне стало заметно прохладней.
   Солдаты уже успели снарядить все магазины к оружию и только пулеметчик-калмык продолжал пальцами загонять в пулеметные ленты патроны. Заметив болезненную гримасу на его лице,я спросил:
   - Что, пальцы болят?
   - Да есть немного. - Ответил он.
   Я пробрался сквозь скопление ящиков и присел рядом с ним:
   - Смотри, как надо. Ленту держишь в правой ладони так, чтобы узкая часть патронного гнезда упиралась во вторые фаланги указательного и среднего пальцев. Левой рукой вставляешь патрон в гнездо ленты и потом внутренней частью правой ладони, которую нужно сжать, вгоняешь патрон, чтобы пуля вышла промеж этих двух пальцев. Красный ободок пули должен быть по срезу гнезда ленты. Вот так... Понял?...
   Демонстрируя ручной способ снаряжения ленты, я быстро зарядил десяток патронов в ленту, после чего передал её хозяину. Пулеметчик попробовал сам забивать таким методом патроны в ленту и заметно повеселел:
   -Получается... А я тут корячился по одному...
   Я не выдержал праздного безделья и взял из рюкзака пустую ленту, чтобы затем собственноручно снаряжать её маслянистыми патронами. Уж такой работенки мне никогда не приходилось чураться... Да еще и в помощь моему же пулеметчику.
   -Ты привыкни к такому способу... Но потом старайся почаще эти пальцы менять на средний и безымянный... А то мозоли быстро набьешь... Ну а затем попытайся ленту в левую руку перекинуть... И таким же Макаром дальше...
   Пока я вслух делился своими познаниями, мои пальцы и ладони скоро заполнили патронами всю ленту. После этого мне только и осталось бросить её к другим снаряженным лентам и встать на ноги, разминая затекшие колени.
   Калмык посмотрел на оставшиеся две сотни пустых ячеек и вздохнул с еле уловимым облегчением.
   - Товарищ лейтенант, а у пулеметчика должен быть помощник?
   Но я его разочаровал:
   - Это в пехоте по штату есть помощник пулеметчика. А у нас нет.
   - Так как же я буду столько патронов таскать? Они же вРД не влезут.
   Я лишь усмехнулся от такой наивности, но старым боевым опытом поделился с ним щедро:
   - Влезут. В РД помещается восемьсот патронов в лентах. Шестьсот в основной карман и по сотне в боковые карманы. И еще сто -на пулемете в коробке. Когда будут вскрывать цинки с подствольными гранатами, ты возьми штук пять картонных прокладок из цинка. Они как раз влезают по размеру в основной карман рюкзака. Это чтобы не натереть мозоли на спине.
   - А оставшиеся патроны я буду в большой коробке таскать? - уточнил высокий солдат.
   - Посмотрим. Может кому-нибудь из автоматчиков дадим.
   - Во, это хорошо. - Обрадовался пулеметчик -А то тяжело ходить со всем этим добром.
   Может быть я показался ему извергом, но мне сразу же пришлось расставить всё по своим законным местам, чтобы друг степей не рассчитывал на легкую жизнь с пулеметом в руках.
   - Ну кроме этого ты еще получишь четыре гранаты, штук шесть ракетниц, два оранжевых дыма и два огня. И ты не ходить будешь, а бегать и ползать в полной экипировке.
   Из летной гермокабины вышел наш генерал и жестом подозвал комбата вместе с командирами групп. Мы подошли и старались уловить каждое его слово в окружающем нас шуме.
   - Так... Я сейчас связывался с разведцентром. Наши слухачи перехватили одно сообщение, что в Буденновск отправился целый отряд спецназа из 22 бригады. Так что на подлете к аэродрому нас могут духи встретить.
   Вот именно так генерал довел до нас боевую обстановку, которая не принесла никакой особой радости. Мы молчали и слушали его дальше. Затем начальник разведки обратился уже непосредственно к комбату:
   - Маркусин, назначь одну группу, чтобы она сразу десантировалась из самолета, залегла вокруг борта и, если что, могла прикрыть нас огнем, пока мы будем выгружаться. Патрон в патроннике. На месте будем минут через двадцать.
   Комбат перевел глаза на меня, ткнул прямой ладонью в мою грудь и двумя пальцами изобразил перебегающего человека. Я понимающе кивнул.
   Ранее мне уже не один десяток раз приходилось десантироваться с малой высоты с оружием в руках, а с большой высоты обязательно с парашютом... Но ведь когда-то следовало попытаться покинуть борт приземляющегося на взлётку военно-транспортного самолета... Я подошел к своей группе и коротким взмахом перевёрнутой к верху ладони поднял солдат на ноги. Затем также жестом показал на хвост самолета и пошел по направлению к рампе.
   Дождавшись, пока нам освободят место у рампы и собрав своих бойцов, я разбил их на четыре подгруппы по 3-4 человека в каждой. Первыми десантировались две подгруппы, которые должны были с обоих сторон обежать самолет и залечь перед ним. Первая подгруппа прикрывала сектор от носа самолета до левого крыла, а вторая- от носа самолета до правого крыла. Третья и четвертая подгруппы таким же образом прикрывали задние сектора. После десантирования группы самолет оказывался в оборонительном кольце разведчиков, готовых сразу же ответить огнем на любое нападение. Пулеметчик должен был находиться в третьей подгруппе, прикрывающей сектор от левого крыла до хвоста самолета. И именно рядом с ним я определил свою огневую позицию .
   Выслушав задачу, некоторые солдаты насупились и стали деловито проверять свое оружие и магазины.
   Я отлично понимал, что если духи захотят подбить наш борт, то они не будут ждать пока самолет коснется бетонки и тем более откроет рампу, откуда мы будем дружно выпрыгивать. Для автоматчика или, тем паче, гранатометчика заходящий на посадку самолет представляет собой самую лакомую мишень. Если влупить по самолету, который летит по прямой на высоте 100-150 метров, то у самолета появляется много шансов рухнуть на землю или бетонку и сразу же взорваться, если это не удалось ему сделать еще в воздухе. Как правило, почти все пассажиры сгорают вместе с самолетом.
   Если же летчик продолжает управлять самолетом после нападения с земли, то он может спасти всех, лишь прибавив оборотов оставшимся двигателям и дотянув до взлетно-посадочной полосы. Ну а там уже борттехники смогут вскрыть аварийные люки, или двери, или рампу.
   В завершении этого неутешительного прогноза появилась последняя, вселившая некоторую надежду, мысль: "О, в хвосте у них есть кабина заднего стрелка. У него еще там спаренные авиационные пушки, кажется калибра 23мм. Если что, то можно будет через эту кабину выбраться. Блин, там же бронестекла стоят. А... Всё равно ведь первым будет сам стрелок выпрыгивать, вот он-то эти стекла и разобьет."
   Тем временем наш борт уже начал снижение. Вот летчик выпустил шасси. Я поднял свой Винторез и, показывая это солдатам, снял предохранитель и передернул затвор. Бойцы тоже зарядили свое оружие. Дольше всех возился пулеметчик со своим затвором.
   Мы напряженно ожидали дальнейших событий... Наконец-то шасси коснулось взлетки и борт слегка качнуло. Но десантирования по-боевому из самолета Ан-12 у нас не получилось. Самолет благополучно пробежался по бетонке и остановился. Сразу же начала медленно открываться рампа.
   -Вперед! -скомандовал я и первым выпрыгнул из самолета. В лицо ударил зной июньского дня. Я отбежал от борта на десяток метров и присел на колено, держа наготове винтовку.
   Вокруг стояло полуденное марево. Было лишь слышно, как мои бойцы громыхают ботинками по бетонке, залегают наизготовку к стрельбе в сухой траве. Да еще лопасти самолета лениво продолжали вертеться.
   Все было тихо и спокойно и, наверное, только на КДП наблюдали за нашими боевыми маневрами.
   На стоянках военного аэродрома Будённовска в настоящее время находилось лишь пять-шесть штурмовиков и несколько десятков вертолетов МИ-8 и Ми-24. Транспортных самолетов здесь пока не наблюдалось.
   "Первыми прилетели. Начальству плюсик будет"-лениво подумал я. Солнце начало в серьёз припекать мою спину и уже хотелось убраться в какую-нибудь тень.
   Борттехник уже открыл пассажирскую дверь самолета и выпустил наружу длинную металлическую лестницу, по которой сначала спустился экипаж, а вслед за ними наши офицеры и солдаты. Бойцы стали сразу же выгружать из самолета ящики с боеприпасами, сухпайком и прочим имуществом.
   Я встал и не спеша обошел свою группу, подходя к каждому солдату. Мои разведчики невольно жмурились от яркого солнца, но зато с удовольствием посматривали как наш груз выгружают остальные группы.
   - Мы лучше здесь позагораем и за местностью понаблюдаем. А тыловые крысы пусть разгружают борт. - Высказал общую для группы мысль контрактник в темных очках. Очки полностью закрывали глаза и издали напоминали темную повязку. Коротко остриженный и крепко сложенный контрактник Чем-то неуловимым смахивал на братка из бандитской группировки.
   - Ты смотри, очки свои на лоб не сдвигай, а то издали тебя могут за боевика принять. - Пошутил я.
   - Да ничего. Как-нибудь разберемся. - Ответил он. - Кажись за нами едут.
   От стоянок вертолетов выехала колонна "Икарусов", которая повернула в нашу сторону.
   Самолет уже разгрузили и я пошел к комбату за новыми указаниями.
   - Собирай группу. Проверь оружие на разряженность. Сейчас будем грузиться на автобусы. - Приказал комбат.
   Пока прибыла группа и я проверял оружие солдат на разряженность, подъехали автобусы. Водители уже открыли отсеки для багажа, куда стали загружать ящики с гранатометами, патронами и другим хозяйством.
   Загрузившись в "Икарус", мы сразу тронулись. Солдаты в брониках и с оружием неуклюже сидели в мягких креслах междугороднего автобуса. Мое место оказалось, ну разумеется, впереди.
   -В первый раз таких пассажиров перевозите? - спросил я пожилого водителя.
   - да в наше время уже ничему не удивишься. - Вздохнул водитель.
   - А что слышно про боевиков?
   -Народу постреляли много. Сейчас, говорят, согнали в одну толпу людей и куда-то ведут. - говорил он на ходу .
   - А это зачем поставили?- спросил я.
   Мы проезжали по периметру аэродрома вдоль лесополосы. Грунтовая дорога, идущая от взлетной полосы через посадку была перегорожена военным грейдером.
   - Наверное, чтобы боевики сюда на машинах не прорвались. - пояснил водитель.
   Доехав до штаба летной части, мы покинули автобусы. Солдаты тутже стали выгружать наше военное добро из багажных отсеков Икарусов. Начальник разведки пошел в штаб, а комбат приказал здесь же разделить боеприпасы на группы, все пустые ящики бросить, а весь груз взвалить на солдат.
   - Как только нам выделят место, сразу же уходим туда для до экипировки разведчиков. - сказал Маркусин.
   -Так, получаем "Мухи",подходить по одному. - приказал командир третьей роты.
   Солдаты быстро получали одноразовые гранатометы в пластиковой упаковке и отходили в сторону. Я со своими бойцами ожидал нашей очереди, но до неё пока было далековато.
   Штаб летной части сейчас напоминал разбуженный муравейник. Не считая бойцов и командиров нашего отряда, вокруг сновало множество солдат, офицеров и гражданских лиц. Некоторые останавливались и с любопытством глазели на нас лично, а также на наше оружие и снаряжение. Несколько часов назад здесь текла обычная сонно-размеренная жизнь маленького аэродрома, а теперь все изменилось и многим солдатам-летунам хотелось посмотреть на подготовку к военным действиям. При этом мне нужно было контролировать не только своих разветчиков, но и следить за тем, чтобы у нас ненароком что-нибудь не "потерялось" при помощи посторонних лиц.
   Я построил свою группу на газоне перед штабом -на каждого бойца нужно было раздать полученные на группу патроны, гранаты, осветительные ракеты и сигнальную пиротехнику. Цинки с патронами и ящики с гранатами достались каждому. Ракеты, сигнальные дымы и огни прямо в упаковке я бросал солдатам, которые затем укладывали их в рюкзаки.
   - Командир! А ты знаешь как применять эти ракетницы или огни? - услыхал я сзади чей-то назидательный голос.
   Я обернулся и увидел метрах в пяти на аллее двух курильщиков в полувоенной форме.
   -Ну и для чего же? - спросил я на всякий случай. А вдруг этот мужик знает про данную пиротехнику что-то больше чем я.
   -Вот у тебя в руках сигнальный огонь. Им можно ночью дать какой-то знак или обозначить себя. А вот ракетами можно ночью местность освещать. На них еще обозначение есть и белая крышечка. - с важным видом он стал разъяснять мне то, что я уже знал целых восемь лет назад еще молодым бойцом в учебном полку спецназа.
   -Слушай, ты кто такой? - неожиданно разозлился я.
   -Оперуполномоченный Федеральной Службы Контрразведки по Северному Кавказу. - Важно представился знаток ракет и огней.
   -Тебе что, заняться нечем? - опять сердито поинтересовался я.
   -Да есть чем - уже с менее высокомерным видом ответил курильщик.
   -Ну вот иди и занимайся, на хрен, своими делами. Только головы людям морочишь. - Я уже не мог удержать свою речь в рамках приличий. Курильщики с
   невозмутимым видом отвернулись в другую сторону и продолжили свое важное курение.
   -Просрали появление боевиков, бля, а теперь строят из себя умников.- Я уже продолжал разбрасывать ракеты и огни, но не мог остановиться в своем красноречии. Ну еще бы...
   Из обычного сигнального огня можно было сделать естественно сигнальную мину, прочно прикрепив картонный корпус к колышку, а к выдергиваемому колечку приделав обычную проволоку-растяжку. И этот способ являлся далеко не самым интересным вариантом использования его не по прямому назначению. Этим же большим "бенгальским" огнем при определенных навыках умело поджигались трудновозгораемые горюче-смазочные материалы, а также опаливались добытая курица или пойманный в силки заяц, и даже допрашивался злобный пленный. Если конечно не жалко своих пальцев и нервов... А чем же еще следовало продезинфицировать загрязненную открытую рану пострадавшего в бою товарища, если под рукой нет абсолютно никаких медикаментов, а этот очень уж вредный дембель по-прежнему ругается и орет, как недорезанный? Только так и не иначе... При помощи сигнального огня также имелась неплохая возможность развести костер из мокрых или сырых дров. А если вообще отсутствовало какое -либо топливо как таковое, то, разобрав и разрезав на таблетки цилиндр горючего состава, можно было только при помощи одного сигнального огня вскипятить пятилитровый армейский чайник чая. А на двух огнях, что также неоднократно применялось в очень уж пустынной местности, преспокойно и в ускоренном темпе приготавливался большой и тоже пятилитровый казанок супа из сухпайка N5 или N9. Ну а если измельчить горючее вещество до порошкообразного состояния, то в теории его можно было бы использовать как огнепроводную дорожку для того, чтобы огонь мог по ней добежать от минера до капсюля-детонатора КД-8, если у подрывника нет с собой Огнепроводный Шнур, а есть только взрывчатка, капсюль-детонатор и несколько сигнальных огней. Ну и на самый худой конец, данным химическим пламенем производилась тепловая обработка свежесколоченных стен комнат отдыха в казармах, чтобы темноватые разводы хоть как-то облагораживали белую внутреннюю сторону досок из разобранных военных ящиков...
   И меня, знающего столько нетрадиционных способов использования сигнального огня, какой-то полувоенный хмырь будет учить как пользоваться этим огнем для обозначения себя на местности.
   Скоро из штаба вышло наше командование и наши группы пошли к месту доподготовки групп. Нам отвели большую поляну между солдатскими казармами и автопарком. Аккуратно подстриженная трава напоминала английский газон. И хотя было жалко нарушать эту идиллию, образовавшуюся усилиями какого-нибудь ротного старшины и старанием солдатских рук, наши группы оккупировали зеленую лужайку и в разных ее углах появилось четыре солдатских кочевых табора.
   В моей группе уже были розданы ручные гранаты и солдаты вкручивали запалы и укладывали РГД-5 в кармашки на брониках. После того, как я раздал лично каждому разветчику сигнальные ракеты, огни и дымы, у солдат возник вечный насущный вопрос: когда будем получать сухой паек. Бойцы не успели пообедать в бригаде и я сам был не прочь подкрепиться.
   Я подошел к командиру роты: -Валера, у меня все имущество укомплектовано. Пока есть время может бойцы поедят? Да и на офицеров можно сухпай разогреть. Ротный был не против и через пять минут солджеры стали собирать дрова, а двое солдат рыть лопатками место под костровище. Костер нужно было обсыпать землей, а то трава была почти сухая и огонь мог перекинуться на расположенный через дорогу автопарк.
   На каждых троих солдат была выдана одна коробка сухого пайка, в котором находилось три консервные банки с кашей, пакетик чая и сахар. Разведчики быстро разогрели свои банки на костре и стали обедать. Хлеба не было совсем и поэтому кашу заедали кусочками сахара.
   Откуда-то появился комбат, увидал трапезу бойцов и возмутился:
   -Так, я не понял! Вы что, уже все уложили? Чья группа?
   -Моя, товарищь майор. Все боеприпасы уложены.Все магазины снаряжены.На каждого солдата -по два БК. -Доложил я.
   -Понятно. А где тогда обед на офицеров? - продолжал настырно вопрошать Маркусин.
   -Уже остывает, товарищ майор.
   - Я показал рукой на ящик, на котором стояло несколько разогретых моими солдатами банок с кашей. Командир роты даже успел в бригаде запастись двумя буханками хлеба.
   -Товарищ майор, вас ждем. - Не поднимая головы, сказал ротный, нарезая хлеб большими ломтями.
   -А где тогда моя большая ложка?
   Повеселевший комбат уже сидел за ящиком и выбирал себе банку из стоявших на ящике консервов с перловой, гречневой и рисовой кашами.
   Контрактник по моему сигналу уже отправил от нашего костра одного бойца с ложкой. Оголодавший воин дожевывал на бегу кашу, успевая при этом незаметно вытирать о свою штанину алюминиевую ложку.
   Главное оружие солдата было, не глядя, принято, затем автоматически протерлось о рукав камуфляжа и после этого подверглось процедуре контроля за чистотой ложки. Суровый контроль выразил свое одобрение и ложка ринулась в бой с гречкой.
   -Говорят, боевики согнали в городскую больницу тысяч пять народу и держат их как заложников. Ментовку местную тоже расстреляли, а начальство ихнее обедать на природу уехало. Жалко. На четырех Камазах прошли. Народу на улицах постреляли дохрена. - Почти не отрываясь от поглощения пищи, сообщал нам комбат последние новости. -А местные чечены, цыгане и другие кавказцы, оказывается, еще накануне вместе с семьями уехали из города. Значит знали, что будет какая-то заварушка.
   -Всё может быть... - проворчал командир антитеррористического подразделения нашего батальона.
   После этого запоздалого обеда ротный раздал командирам групп радиостанции Р-392 и обычные бинокли Би-8. Себе же - любимому, он оставил одну радиостанцию и ОМС-1(* Оптический монокуляр стабилизированный), посредством которого можно спокойно вести непрерывное и четко различимое наблюдение за целью из летящего вертолета или едущего бетеера. При постоянной тряске, очень характерной для полета Ми-восьмого или передвижения на БТРе, из обычного бинокля особо не понаблюдаешь, поскольку механическая вибрация превращает изображение в неясную картинку с противной мелкой рябью.. .
   -Вещь конечно хорошая, но черезчур уж тяжелая... - прокомментировал я, отдавая обратно эту бандуру хозяину. -Бегать тяжело...
   -Вот вы и бегайте... - радостно хохотнул Валерий Иванович. - А я и свертолета с неё понаблюдаю и с танка...
   А глаза у меня не страдали военной завистью и мне вполне хватало моего оптического прицела "Винтореза", а потому я выделенный мне бинокль Би-8 запросто отдал контрактнику Русину, который всё-таки являлся командиром отделения... Вдобавок он же получил и одну радиостанцию Р-392, предназначенную для связи внутри группы...
   Также на каждого разведчика было получено по радиоприемнику Р-255пп, который позволял ему находится на постоянном приеме. На все радиостанции и приемники имелся комплект батарей. Командир третьей роты всегда отличался своей домовитостью и рачительностью. Но, помимо этих бережливых особенностей его характера, он отличался весьма неплохим умением также и поддерживать вверенное ему имущество в состоянии готовности к его применению в любое время. Все эти радиостанции, приемники и бинокли хранились в каптёрке под его чутким контролем в отдельных ящиках, а аккумуляторные батареи регулярно ставились на перезарядку согласно технического описания и соответствующего приказа.
   После окончания процесса доэкипировки разведчиков я построил группу и отвел её подальше от глаз начальства, чтобы мне никто не мешал лично самому определить то, что же именно должны иметь при себе мои бойцы. Первым же делом мы избавились от совершенно ненужных в данной обстановке комплектов химзащиты и малых саперных лопат, которые были аккуратно сложены, а затем и утрамбованы в пустой ящик из-под "мух". После некоторых раздумий такая же участь постигла и рюкзаки десантника, лишь стесняющие движения солдат. Ведь сейчас моей главной задачей являлось достижение относительно максимального удобства при переползаниях, стремительных бросках через открытое пространство и ускоренных перемещениях, то есть беге, на длинные дистанции. Самым тяжелым, а потому и неудобным предметом военной амуниции был наш армейский бронежилет, избавиться от которого мне не представлялось возможным, посколькуимелся приказ комбата на его постоянное ношение личным составом подразделений. Кроме того, ни у одного разведчика не имелось при себе лифчика, то есть нагрудника, в котором прекрасно размещалось шесть или восемь автоматных магазинов и четыре гранаты. Зато в передней части бронежилета было по четыре вытянутых кармана по одному магазину в каждый, а также в задней половинке - по два или четыре кармашка для гранат. Дополнительно на спине бронника располагался большой карман, куда я приказал положить полученное каждым радиоимущество.
   Пришлось мне глобальную задачу по облегчению массы носимого груза и увеличению военного комфорта решать в комплексе. Поскольку большим запасом времени мы не располагали, то и действовать приходилось быстро и наглядно, следуя армейскому принципу "делай, как он!" Сначала на опытно-демонстрационный экземпляр воина спецназа с автоматом и одним магазином навьючили бронежилет, в который тут же уложили по карманам четыре магазина и четыре гранаты по кармашкам. Затем стандартный подсумок на четыре-пять магазинов, с которым солдаты обычно ходят в караул, я приказал повесить на армейский ремень, то есть на поясе слева. В него-то и поместились оставшиеся у бойца автоматные рожки. Всего у этого образцово-показательного разведчика оказалось девять магазинов, что составило двести семьдесят снаряженных к бою патронов. Положенный солдату боевой комплект патронов составлял четыреста пятьдесят штук и оставшиеся шесть бумажных пачек я распорядился сложить в заспинный большой карман.
   -Молодец! - довольно похвалил я бравого спецназовца, похлопав его по спине...
   -Да тяжеловато... Товарищ лейтенант. - закряхтел он словно старик.
   Но я не обращал на это особого внимания... ( * Мало ли что солдату кажется в первые минуты!.. Через полчаса привыкнет!... По себе знаю!...) Ведь данный аспект был сейчас неактуален еще и потому что меня по причине пустого, то есть незаполненного пространства в заднем кармане обуяла обычная командирская жадность...
   -Дополнительно две пачки положишь! Понял?! Пригодится...
   Военнослужащий срочного призыва мне никак не ответил, очевидно понимая всю суровую правоту моих слов и поступков... Вот за его спиной оказался одноразовый гранатомет и разведчик предстал передо мной во всей своей необходимой для боя экипировке... Бронежилет с четырьмя магазинами и четырьмя гранатами, общевойсковой подсумок с четырьмя дополнительными рожками на левом боку, автомат с одним магазином на правом плече, гранатомет "муха" за спиной и на ней же в большом кармане находились средства связи и оставшиеся патроны в пачках...
   -Всем видно? Вот так и следует экипироваться... Вперед...
   Естественно почти сразу возникли различные вопросы... Все нюансы улаживались немедленно и на месте... Снайпер с СВД свои четыре больших магазина разместил в снайперском подсумке на левом боку, запасные патроны всё в том же заднем кармане бронника, а ночной прицел остался в своем футляре. Точно так же поступили и с ночной оптикой для автоматчиков...
   -Всё равно они днем вам не понадобятся. - пояснил я им. - А если в ночь пойдем, то заранее вечером и достанем... Не в глубокий же тыл идем...
   -А у меня только два кармашка для гранат... - пожаловался один из бойцов на недоработку нашего военпрома. -А куда еще две деть?
   Данный факт меня ничуть не обескуражил и ценный совет последовал тутже...
   -Товарищ разведчик! Хоть вы и позабыли сказать мне такие уважительные слова как "товарищ лейтенант"! Но я вам всё-таки скажу и даже покажу...
   -Спасибо, товарищ лейтенант! - состорожничал солдат. -Вы лучше на словах...
   Однако меня данная просьба не остановила, так как мне было "в кайф" отдаваться полностью своей привычной работе и я собственноручно стал выискивать все возможные варианты укладки гранат...
   -В карманы штанов, это раз! Но не советую... Вдруг потом детей не будет и жена станет ругаться... В подсумок одна над другой - это два! В задний карман броника - это три... Но доставать оттуда не сможешь...
   Но разведчик в этом трудном деле проявил гораздо лучшую смекалку и находчивость...
   -А я вот липучку на задней половинке расстегну и их внутрь бронежилета положу... Можно, товарищ...?
   -Можно Машку через ляжку и козу на возу! - перебил его я и пошел дальше. -Разрешаю... Молодец!
   Пулеметному страдальцу мне удалось успеть только лишь показать, как нужно ослабить зажимы первого патрона в ленте, чтобы затем не мучиться с заряжанием, да пообещать ему выделить впридачу помощника...
   -Товарищ лейтенант! Командир батальона приказал всем переместиться... - проинформировал меня подбежавший гонец. - Во-он туда... Где беседка меж двух казарм...
   -Понял! Скажи ему, что буду через десять минут. Заканчиваем доэкипировку... Живей...
   К пункту сбора моя группа явилась неплохо облегченной, но зато с двумя большими деревянными ящиками с лишним барахлом, которые после недолгих уговоров ротного начальства я сдал на хранение дежурному солдату с уже знакомой мне красной повязкой ответственного.
   -Не дай Бог... Если что-то потеряется! - на всякий непредвиденный случай попугал его эталон бережливости и ску... (простите!) военной экономии...
   Ближе к вечеру выяснилось, что и я бываю запасливо-хозяйственным иопытно-предусмотрительным командиром разведгруппы. Но мне эти качества как назло вышло боком... Да еще каким!... Из всех подразделений только лишь в моей группе каждый ночной автомат, а всего их было два, имели свои ночные прицелы с комплектом батарей. Мой снайпер, кроме оптического прицела, тоже обладал ночником. Лично у меня находился ночной прибор под названием "Квакер".Все это выяснилось поздно вечером, когда прибежал комбат для того, чтобы узнать сколько ночных прицелов и биноклей у нас имеется. Вышестоящее начальство приказало откомандировать в его распоряжение нескольких автоматчиков, с ночными прицелами.
   Узнав о том, что у командира третьей роты имеется всего один ночной бинокль, а все остальные три группы вообще никакими аналогичными "богатствами" не обладают, зато у предусмотрительного лейтенанта Зарипова есть целых три ночных прицела и даже некий спецприбор с чудно-заморским названием, комбат принял суровое и "справедливое" решение:
   -Так, своего снайпера и одного автоматчика с ночниками отправляешь сейчас к начальнику разведки. Свой "Квакер"отдашь контрактнику в очках. Он тоже пойдет с ними. Хотя, нет. Я лучше сам их отведу.
   - Товарищ майор! Я же всех командиров предупреждал, чтобы взяли из ружпарка ночные прицелы...
   Но с растерянно-молчаливого согласия большинства коллег мое сопротивление было подавлено самым жестоким образом.
   - Так! Отставить разговорчики!... У них там, около больницы, ни одного прибора ночного видения нет! Всё! Вперёд!
   По моей военно-хозяйственной запасливости, а также боевой готовности группы был нанесен сокрушительный удар. Еще никуда не ввязываясь, мое спецразведподразделение лишилось самого лучшего, что у нас имелось. Конечно мне было жалко отдавать как бойца с ночным автоматом, а тем паче снайпера с СВДшкой, которая в темноте бьет редко, да очень метко... Но более всего у меня болело сердце по насильственно конфискованному комплекту 1ПН73, ведь его ночные "очки" вместе с лазерным целеуказателем как нельзя кстати подходили к моему бесшумному Винторезу, превращая эту небольшую винтовку в самое грозное средство ведения стрельбы в кромешной темноте... А один оставшийся у меня автоматчик с ночным прицелом много ночью не навоюет.
   Я вздохнул и повернулся к своему поредевшему личному составу:
   -Ну чтож. Будем воевать, как в Великую Отечественную... Один-два человека по очереди выстреливают ракеты, сначала осветительные, а потом какие попадутся. Так они будут освещать нам местность, а мы будем вести огонь по врагу, если его увидим.
   -Товарищ лейтенант, а сигнальные огни последними будем жечь?- пошутил кто-то.
   -Ну конечно. Когда нас бес патронов и гранат окружат духи, то можно зажигать огни и держать их над головой. Чтобы мы не мучались и нас сразу же добили.- мрачно сказал я. После процедуры кастрации боеготовности группы настроение упало ниже нуля.
   С момента нашего приземления и до поздней ночи над аэродромом не смолкал гул от тяжелых транспортных самолетов. Это со всех концов страны в Буденновск доставлялись суперэлитные спецназовские части.
   Теперь в лётной части разношерстного военного люда стало в несколько раз больше... В этом можно было убедиться лично тогда, когда мы втроем во главе с ротным пошли на разведку местонахождения какой -нибудь столовой. Ибо неотвратимо наступал вечер, а следовательно и время солдатского ужина, что для любых бойцов имеет гораздо важное значение, нежели какие-то там злодеи-террористы... По ходу движения нам встречались ВеВешники и ОМОНовцы, чуть реже СОБРовцы и даже десантники... Но мы упорно шли к заветной цели и нам опять улыбнулась Госпожа Удача...
   - А что вы так рано пришли? Я же вашим сказала, что бы через полчаса приходили...
   Случайно вышедшая на невысокое крыльцо миловидная женщина средних лет увидела нас и сразу же обратилась к нам как к позабытым знакомым. Мы втроем какое-то время продолжали молча шествовать ко входу в столовую, молниеносно обдумывая сложившуюся ситуацию... Как и положено по штату командир третьей роты оказался самым смекалистым и он-то нас всех не подкачал...
   - Планы изменились... Времени уже нету... Через десять минут нас отправляют...
   Повариха лишь сплеснула полными руками:
   - Так что же вы одни пришли? Надо было всем сразу прибечь! Покличте их, а мы тут зараз подготовим... Женщина в белом халате побежала внутрь, а ротный повернулся к командиру другой группы.
   - Алексей! Мигом всех сюда! По одному человеку оставить на охране оружия и имущества! Котелки взять на них же! Давай быстрей, а то опередят...
   Через пять минут наше воинство за обе щеки уплетало нерастолченную вареную картошку с жареной рыбой, запивая крепким сладким чаем и заедая хлебом с маслом... Ну а господа офицеры баловались за отдельным столом почти тем же самым, то есть без обжигающих губы очищенных клубней...
   Прощаясь с добрыми женщинами, мы долго и сердечно благодарили их за гостеприимство ... Ни о чем не подозревающие поварихи искренне приглашали нас приходить ещё и от всей души ругали проклятых бандитов... Наши разведчики уже успели раствориться в наступивших сумерках и нам тоже можно было возвращаться на базу... Так и не посмотрев со стороны на тех несчастных, кого мы таким коварнейшим образом обхитрили тире объели...
   - Ничего страшного! Подождут лишний часик и всё равно ведь их накормят... - Хорохорился довольный Маркусин. - Это конечно не ресторан... Но на первый день сойдёт...
   -Товарищ майор, у нас сухпайка осталось на полдня... - деликатно намекнул ротный.
   -Всё уже делается. -сказал комбат. -Война - войной, а обед должен быть всегда по расписанию... Ну, я пошел к командованию...
   Наши четыре группы переместились с обширной лужайки на газон между зданиями. Командиры сидели на разложенных в ряд ящиках, а солдаты - прямо на траве, прислонившись друг к дружке спиной или же попросту откинувшись навзничь... Такая пятиминутная готовность к выдвижению к месту непосредственного выполнения боевого приказа протянулась для нас до позднего вечера -половины двенадцатого ночи. Некоторые разведчики уже попросту спали в бронежилетах на газоне. Остальные довольно-таки сильно клевали носами...
   Затем прибежал всеобщий спаситель - комбат, объявивший об отмене боевых действий лично для нас:
   -Боевики с нами воевать не хотят. Басайка говорит: надоела нам эта двадцать вторая бригада. Им теперь только вевешников подавай.А нас отправили спать.
   Мы нашли пустую казарму с "голыми" солдатскими кроватями.Выставили часового на входе в кубрик, застелили вместо матрацев бронежилеты и завалились спать.
   На сегодняшний день война для нас закончилась.
   *
   ГЛАВА 2 ДЕНЬ ВТОРОЙ: КАЗАЧИЙ КОРДОН.
   - Рота, подъем!- прокричал нам часовой в четыре часа утра.
   Было еще темно и послышалось лишь слабое поскрипывание кроватей под просыпающимися солдатами и офицерами.
   - Подъем! Построение с оружием и бронежилетами - перед казармой через десять минут.- Послышался пробуждающий всех энергичный голос комбата.
   В полной темноте усилилась всеобщая возня... Это бойцы наугад искали свои бронежилеты, оружие и рюкзаки... Поеживаясь от предрассветного холодка, разведчики и их командиры потянулись к выходу... Вот вся третья рота построилась в две шеренги перед крыльцом казармы и внимательно стала слушать приказ комбата.
   - Нашим группам поставлена боевая задача -находиться в пятиминутной готовности у вертолетов, при получении приказа вылетать в указанный район для обнаружения и уничтожения мелких групп боевиков. Через двадцать минут я встречаю вас на КДП аэродрома.
   Мы были уже на полпути к Контрольно-Диспетчерскому Пункту, когда над горизонтом показался узенький краешек солнечного диска. Но слабенькие лучи совершенно не грели нас, а только лишь радовали взор. И наши вытянувшиеся гуськом подразделения продолжали топать по направлению к высокому вагончику с небольшой стеклянной пирамидкой на крыше, пересекая наискось заросший пустырь и "сбивая черным сапогом с травы прозрачную росу"... Когда мы стояли на взлетке аэродрома и командиры групп проверяли свой личный состав, солнце уже полностью показалось на самой окраине небосклона.
   Маркусин действительно ожидал нас у КДП и после доклада командиров групп о прибытии к месту назначения, сразу же вступил в свои права... Сначала он поздоровался с личным составом, что не было сделано во время ещё раньше-перед казармой... Затем из его уст последовали неожиданные директивы по изменению штатного состава отряда Аксайского спецназа...
   По приказу комбата героически настроенная четвертая группа, наспех собранная со всего батальона по принципу "с бору - по сосенке" и которую мужественно возглавлял командир роты связи Петраков, была полностью и без остатка расформирована.
   -Бог ведь троицу любит... - пошутил по этому поводу Алексей. -Вот вы и победите Басаева без нашей помощи... Нечего его баловать таким мощным войском...
   Шестеро обученных солдат-связистов вместе со своим родным и ротным отцом-командиром были названы "группой связи" и теперь они занимались своей непосредственной задачей- прокачать и держать связь с нашей бригадой. Кроме этого выполнения исключительно служебного долга новоиспеченному подразделению дополнительно предписывалось во все глазки присматривать за сохранностью находящихся в ящиках средств связи и наблюдения, а также оставшихся излишков боеприпасов и другого ротного имущества. Такой вариант полного разгрома РГ N4 более чем устроил старшего лейтенанта Петракова, который всю свою сознательно-армейскую жизнь провел в обнимку с любовно подмигивающими и попискивающими радиостанциями, что совершенно не увязывалось с "кровожадными" обязанностями командира боевой разведгруппы спецназа...
   Остальные солдаты из разогнанного "сводного полка" были по братски поделены Маркусиным, а затем им же по-царски переданы в почти сохранившие свою былую военную мощь три группы. Взамен выдернутых начисто с корнем... То бишь вырванных с мясом из ровного строя воинов... То есть злодейски "откомандированных" вчера контрактника и двух солдат ко мне в группу прибыло четверо новых разведчиков. Хотя на мой взгляд, такая количественная прибавка почти не возместила мне урона в качестве...
   "Ну что ж... Будем работать с теми, кто у меня есть... Так..." подумал я по завершению кадровых перестановок.
   Из всех этих перетурбаций меня искренне порадовало лишь то, что вместе с пополнением ко мне в группу попал солдат Василий Ермаков, год назад начавший свою разведчицкую службу именно под моим руководством в славной нашей первой роте восьмого батальона... Тогда он зарекомендовал себя толковым и схватывающим всё на лету смышлёным бойцом... И я понадеялся на то, что Василий не подведет меня и при выполнении боевых задач такого рода...
   Мне и ранее уже приходилось летать в облёты, то есть выполнять в составе разведподразделения воздушный поиск противника с целью его своевременного обнаружения и дальнейшего уничтожения. В Афганистании я принимал участие в этом способе ведения боевых действий, будучи обычным старшим разведчиком-пулеметчиком в разведгруппе спецназа... А несколько месяцев назад -уже в роли командира РГСпН... И поэтому тактика действий каждого бойца при совершении облёта мне была знакома очень хорошо. Как правило, разведгруппа вылетает на облёт на двух транспортных вертолетах Ми-8. Кроме того, группу должны сопровождать два боевых вертолета Ми-24 для огневой поддержки с воздуха в случае необходимости.
   Всё это мне было уже давным-давно знакомо и известно. Но если вчера я готовил группу к ведению боевых действий в городских условиях с целью уничтожения террористов и освобождения заложников, то сегодня мне предстояло изменить тактико-специальную направленность с учетом изменившейся обстановки. Накануне я уже успел разбить всех разведчиков на боевые двойки и тройки, что позволяло резко повысить не только мобильность, эффективность и управляемость подразделения, но также и живучесть разведгруппы... Поскольку каждый боец теперь мог на законном основании рассчитывать в первую очередь не на абстрактного "какого-нибудь солдата" из общего числа наших воинов, а на вполне конкретного боевого товарища, который обязан прикрыть его огнем из своего автомата при перебежке или перезаряжании пустых магазинов, подстраховывать его досмотре объекта или обыске задержанного, физически помогать ему - усталому преодолевать естественные препятствия или взбираться из последних сил на борт вертолета... Да мало ли что бывает...
   Что бы мне ни говорили сторонники монолитно-сплоченного боевого строя, но я являлся непреклонным сторонником ведения военных действий именно вот такими мелкими ячейками, но непременно в составе одного разведподразделения и под грамотным руководством опытного командира... Так что мои вчерашние предварительные шаги считались мной весьма верными и их сейчас менять ни в коем случае не следовало... А вот дальнейшая тактика должна была претерпеть некоторые изменения с учетом вновь поставленной боевой задачи...
   Разбив свое войско на две подгруппы, я приступил к подробнейшему инструктажу разведчиков:
   - Первая подгруппа, которой командую лично я, вылетает на задание всегда на первом вертолете. Теперь и вертолет и моя подгруппа называются первым бортом. Вторая подгруппа под командованием младшего сержанта контрактной службы Русина вылетает на втором вертолете и, соответственно, называется вторым бортом. В полете каждый разведчик через свой иллюминатор должен наблюдать за местностью. При этом смотреть нужно не абы-как или куда придется... Взгляд следует перемещать вдоль линии перпендикулярной направлению полёта вертолёта. То есть смотреть нужно от борта вперёд и перпендикулярно в сторону до куда глаз хватит. А потом обратно к вертолёту... Таким вот образом вы словно змейкой должны буквально обшаривать всю местность в низу... Но делать это нужно очень быстро, потому что вертолёт летит на большой скорости... Понятно объясняю!...
   Стоящие в строю разведчики в разнобой ответили положительно. Я немного перевёл дух и продолжил зачитывать наизусть свою лекцию.
   - Итак... Летим дальше... При визуальном обнаружении противника или чего-то подозрительного вам следует немедленно докладывать командиру подгруппы. То есть действуете по принципу "Увидел - сообщил". При обнаружении явного противника вертолетчики на безопасном для вертолета расстоянии высаживают мою первую подгруппу. После этого вертолёт сразу же поднимается в воздух и летает где-нибудь поблизости. Ещё при высадке моя подгруппа разворачивается полукольцом и короткими перебежками приближается к противнику. Если духи открыли по нам огонь, каждый разведчик на бегу выбирает себе огневую позицию, залегает за укрытием и открывает ответный огонь. При ведении огня не забывать менять позиции, пока противник вас не засек. Если сил моей подгруппы будет мало для уничтожения противника, то по моей команде в нужном месте высаживается вторая подгруппа и с ходу присоединяется к первой. При ведении боя мы будем прикрыты с воздуха боевыми вертолетами Ми-24, которые также будут вести огонь на поражение противника. Все ясно? Вопросы есть? Вопросов нет. Хорошо... Сейчас отработаем тактику десантирования подгрупп из вертолета по-боевому.
   Из длинных пустых ящиков от вертолетных управляемых ракет "Штурм" солдаты под моим руководством соорудили на взлетке примитивный контур вертолета Ми-8 в натуральную величину. В этой конструкции достаточно четко просматривались кабина летчиков, хвостовая часть и, самое главное, дверь вертолета. После этого можно было приступать к наглядному обучению бойцов...
   - Так, в вертолете я сижу на откидном сиденье у кабины летчиков. Справа от двери находятся пулеметчик со своим напарником. То есть я и пулеметчик размещаемся ближе всех к выходу. По правому борту вертолета сидят остальные разведчики по своим тройкам. Оружие, уже заряженное и поставленное на предохранитель выкладывается на пол вертолета стволом в хвостовой отсек. Сейчас мы в составе первой подгруппы "садимся в вертолет", имитируем сам полет и дальнейшее десантирование. Так, заходим в вертолет. Не забывайте! Первыми должны подниматься на борт те, кто потом будет покидать его последними... Чтобы не было путаницы или неразберихи. Начинаем заполнять сиденьяот хвоста к голове...
   Моя подгруппа поочередно вошла вовнутрь воображаемого вертолета, уложила оружие на "пол" и уселась на ящики-"сиденья". Занял свое место и я. Вторая подгруппа в этот момент выступала в качестве сторонних наблюдателей.
   - Сейчас мы летим и имитируем наблюдение в иллюминаторы. Я сказал имитируем наблюдение. Вот так. Летчики обнаружили противника и показали мне его местоположение. Вертолет начинает снижение и на высоте от одного до пяти метров либо зависает неподвижно над землей либо продолжает лететь вперед с небольшой скоростью. В этот момент открывается дверь и я первым выпрыгиваю из вертолета. Когда происходит касание земли ступни ног должны быть вместе. Как только подошвы коснулись земли сразу же совершаете кувырок через правый бок. Ни в коем случае не пытайтесь устоять на ногах. Обязательно должен быть кувырок, как вас этому учили при приземлении с парашютом. Оружие при этом держите перед собой. После кувырка быстро становитесь на ноги и определяете свое местоположение. Как только выяснили где противник, а где свои, перебежками занимаете свое место в полукольце. И атакуете противника до победного конца. А теперь приступаем к тренировке. Вперед!
   Я выскочил из "вертолета" и стал контролировать солдат от момента покидания борта до занятия места в боевом порядке. При этом меня совершенно не интересовала скорость исполнения солдатами тех или иных действий. Наоборот - я сказал им выполнять всё медленно, чтобы они лучше запоминали весь алгоритм... Сейчас для меня было главным отработать правильный порядок действий каждого разведчикав отдельности... Чтобы он смог грамотно и уверенно вставать со своего места уже с оружием в руках, приближаться к двери вертолета и выпрыгивать в нее, обеими ступнями приземляться на землю и совершать необходимый кувырок, быстро подниматься на ноги и точно определить свое положение относительно противника, обязательными перебежками занять место в цепи группы и далее атаковать коварного врага...
   Первая подгруппа не спеша покинула свои места в "вертолете", медленно сформировалась в цепь и трусцой "побежала" атаковать противника. Я проследил за ними взглядом и затем скомандовал им "отбой". Пока они возвращались обратно внутри борта сидела уже вторая подгруппа. Перед этим они прослушали мой инструктаж первой подгруппы, наглядно просмотрели все действия своих товарищей и теперь теоретически были уже готовы к тренировке.
   По команде "Вперед" первым выскочил контрактник Русин, а следом за ним и все остальные разведчики. Я следил за каждым бойцом, указывая в случае необходимости на допущенный им промах. Тренировки подгрупп продолжались поочередно и со следующим разом я старался хоть чуть-чуть , но всё-таки ускорить темп занятия.
   Пример оказался заразительным. Мне и раньше-то были безразличны мнения остальных ротозеев и зевак, когда дело касалось непосредственного обучения бойцов или повышения боеспособности группы. А сейчас я занимался со своим же личным составом, вместе с которым мне предстояло выполнять вполне реальные боевые задачи и поэтому мои подчиненные бегали и прыгали, кувыркались и перебегали от одной позиции к другой...
   Тогда как солдаты из остальных подразделений вместе со своими начальниками предпочитали перекуривать поодиночке и хором, глазеть на нас и дрожать от утреннего холода... Но всё в мире подвержено переменам...
   Через некоторое время такие же макеты соорудили и две другие группы, которые тоже стали на них отрабатывать наземную подготовку.
   После шести утра на стоянку вертолетов пришли борттехники и по моей просьбе открыли для нас двери наших вертолетов. Теперь первая и вторая подгруппы отрабатывали свои действия отдельно на своих персональных бортах. Но теперь практически всё было по-серьезному...
   Взмыленные солдаты заскакивали внутрь вертолета, минут пять выслушивали дополнительные замечания, а потом по команде опять выпрыгивали в проем двери и перебежками разворачивались в цепь.
   Труднее всего было пулеметчику. Рослый калмык Ульджиев даже становился ниже ростом под грузом бронежилета, рюкзака с патронами и пулемета. Во время большого перекура я подозвал его к себе и проверил укладку патронов в рюкзак. Как и следовало ожидать в основном кармане рюкзака находилось всего патронов триста в трех лентах. В боковых карманах по одной ленте в сто патронов. Я показал ему как именно нужно укладывать ленты в основной карман, после чего в нем уместилось шестьсот патронов.
   -Вот, смотри! Сворачиваешь как бы улиткой одну ленту, затем вторую, а потом их пулями вовнутрь соединяешь вместе. Аккуратно так укладываешь на дно основного кармана и слегка утрамбовываешь... Патроны в горизонтальном положении и донышками гильз к спине с одной стороны, а с другой - наружу. Картонка располагается между гильзами и рюкзаком. Таким же образом выкладываешь второй слой, а затем уже и третий. Всё! Шестьсот патронов влезли как миленькие...
   Я привычным жестом поднял рюкзак и резко бросил его вниз, чтобы тяжелые пулеметные ленты утрамбовались под своим же собственным весом.
   -Теперь в правый карман укладываем еще сотню снаряженных патронов и застегиваем клапан на одну петельку, чтобы в случае необходимости ты смог легко достать ленту. - продолжал объяснять и наглядно демонстрировать я столь нужные пулеметчику навыки. -Смотри... Чтобы вот эта металлическая пластинка - наконечник, постоянно торчала из-под клапана... Это для удобного и быстрого вытягивания ленты... Ты лежишь на левом боку и если что - сможешь, не снимая РД, сначала расстегнуть одну петлю, и затем за этот наконечник спокойно вытянуть к себе вторую ленту... Понял?
   -А в другом кармане тоже патроны будут? - уныло спросил сидящий на корточках Ульджиев.
   Я отрицательно мотнул головой:
   -Тебе же объясняли вчера в самолете, что в левом кармане должны находиться четыре гранаты с запалами, ракеты и огни с дымами...
   -Ну, товарищ лейтенант! - -немного оживился он. - А давайте я эти ракеты уложу в длинный подсумок от РД. Всё равно у меня же магазинов нет... И огонь с дымом туда же... А две гранаты положим в короткий подсумок ...
   И всё-таки здравый смысл присутствовал в словах бойца и я своими же руками затолкал всё это пиротехническое добро в оба подсумка. Всё оно действительно уместилось... Но тут меня опять взяло сомнение...
   -А куда ты оставшиеся две гранаты денешь?
   -а я их в свои карманы положу. -находчиво ответил калмык.
   Я был не согласен с такой постановкой вопроса. Всё-таки следовало беречь не только здоровье солдата, но и позаботиться о дальнейшем продолжении его калмыцкого рода... Ведь карманы солдатских штанов являются таким объемным вместилищем разнообразного армейского барахла, которое постоянно достается оттуда и затем обратно укладывается, а в промежутках перебирается там же внутри... Да и при перебеганиях или переползаниях эти округлые "ручные снаряды" будут вечно мешаться... Чтобы не создавать излишней нервозности рассказами о том, как могут случайно срабатывать в карманах срочнослужащих запалы и даже гранаты, я некоторое время подумал молча и лишь затем выдал свое решение.
   -Попробуешь их положить в левый карман сбоку. А если будет неудобно, то постарайся их затолкать под клапаны на рюкзаке.
   После этого мудрого определения судьбы двух гранат, мы уложили еще одну пулеметную ленту в левый карман РД. С чувством хорошо выполненного долга я еще раз взялся за лямки и в дополнительный раз тряхнул рюкзаком.
   -Сойдет!
   Наивно поверив моему бодрому и оптимистическому тону, боец взялся обеими рукамиза две лямки РД, слегка приподнял его над землей... И тут же уронил обратно... В его расширившихся глазах я увидал выражение тихого ужаса...
   - Товарищ лейтенант, ну и как мне с этим бегать?
   разведчик Ульджиев наконец-то обрел дар внятной речи, но был явно огорчен и удручен своей участью тяжеловеса.
   -А что такое? Неужто перевелись богатыри на земле калмыцкой?
   Но рослый солдат совершенно не разделял моего шутливого настроя и продолжал молчать, изредка вздыхая словно паровоз стравливающий излишний пар...
   -Ну что приуныл? -вновь спросил я в том же духе.
   И опять мне не ответили... Это разумеется было нарушением субординации в данное мгновение... Но ведь моя командирская сущность должна всегда знать и понимать даже то, о чем думает подчиненный. Ведь в принципе-то он был прав в вопросе чрезмерной тяжести и мне ради прагматичной справедливости пришлось сделать для него некоторую поблажку.
   - Если сможешь втихаря от ротного и комбата сдать свой бронежилет на хранение связистам, то будешь бегать без броника. И всё! Больше ни на что не рассчитывай! Сначала помощника тебе дали, чтобы он большую пулеметную коробку таскал... Сейчас...
   В этот момент меня прервали...
   -Ну что вы ? Спасибо!... -неожиданно вспыхнув маковым цветом, обрадовался боец.-Большое спасибо. Вот теперь всё будет нормально... А то я думал, что тут меня и похоронят...
   -Ты мне эти разговорчики брось! - решительно прервал его я. -Ишь как ожил! Если будешь плохо бегать, то потом не обижайся на меня... А пока дай-ка мне РД и пулемет. Пошли к вертолету.
   Сняв нагрудник и отдав кому-то на хранение свой Винторез, я одел на себя рюкзак с патронами и взял в руки пулемет. Хоть до борта было всего метров тридцать, солидное оружие тут же перешло в удобное для транспортировки положение, когда моя правая ладонь удерживала мушку в районе живота, пулеметная коробка упиралась сверху сзади в мое правое же плечо, а приклад высоко и под углом вздымался в небо. В этом состоянии идти оказывалось гораздо легче, поскольку ПКМ со снаряженной коробкой весит больше девяти килограмм. Все эти обстоятельства вызвали в памяти даже какую-то ностальгию по давным-давно прошедшим временам и моей щеки так привычно касался при ходьбе теплый металл ствольной коробки.
   Уже в вертолете я показал ему как нужно выкладывать рядом пулемет и сидеть таким щадящим спину образом, чтобы неширокие лямки тяжеленного рюкзака не врезались в плечи. При отделении и приземлении я привычно сделал кувырок через правое плечо с рюкзаком и пулеметом. Завершая кувырок, я сразу же вскочил на ноги и, петляя и пригибаясь, побежал в сторону предполагаемого противника.
   - Вот видишь, я такой маленький, да у меня получается. А ты такой большой и сильный, но у тебя получается пока слабо. Когда ты бежишь, то почти не пригибаешься и совсем не петляешь. Тебя подстрелят в первую же очередь. Из автомата. Так что -работай...
   В половине девятого появился комбат Маркусин и объявил, что на девять часов назначен первый вылет облетной группы. Мои дальнейшие предположения оказались весьма верными. Первой должна была лететь именно моя группа. Вместе с нами также решил летать и сам Меркосин, что для меня стало полной неожиданностью.
   - Во дает. Как в мирное время так я в бригаде самый плохой командир группы. А как на войну попал так только со мной летать хочет. - пожаловался я Петракову после того, как наш строй распустили.
   -Ну жить-то все хотят. Даже комбаты. -засмеялся он в ответ.
   Вылетели мы в девять ровно. В полете меня не покидало какое-то странное чувство. Если в 87-88 годах мне приходилось вылетать на облеты горно-пустынной местности Афганистана, то в нынешнем 95 году я облетал с боевым заданием уже свои российские просторы. Было немного диковато всматриваться в поисках противника в привычные глазу лесопосадки и рощицы, овечьи кошары и колхозные фермы, села и деревни.
   После вчерашнего дня у начальства возник панический страх перед загруженными людьми грузовиками, особенно, Камазами. Вот и сейчас мы летели над бескрайними ставропольскими районами в поисках никем еще не увиденной группы вооруженных кавказцев на автомашине марки Камаз. Обнаружив подозрительный грузовик или автобус, мы опускались ниже и подлетали поближе, стараясь разглядеть сидевших в ней людей. Первый полет прошел безрезультатно и спустя два часа мы вернулись на аэродром.
   Сразу же на двух других вертолетах вылетела наша вторая группа с заданием совершить облет новых районов. Вместе с этой группой вылетел и командир третьей роты.
   Моя группа высадилась из вертолетов, выстроилась в одну шеренгу и я проверил оружие на разряженность.
   -Товарищ майор, когда следующий вылет? - спросил я комбата, направившегося на КДП.
   -Ориентировочно после третьей группы. Если ничего не случится. Так, обедаем там же. - Ответил Маркусин.
   Утром нас покормили в летной столовой,расположенной в палатке у самой взлетки.Если наши офицерыкак белые люди ели в самой палатке-столовой,то наши солдаты со своими походными котелками и кружками подходили к полевой кухне, получали от повара свою порцию и приступали к приему пищи где-нибудь в сторонке от взлетки или же под разукомплектованными и списанными вертолетами. Эти Ми-восьмые и Ми-двадцатьчетвёртые в несколько рядов стояли на площадке между забором из колючей проволоки и взлетно-посадочной полосой. Издали эти боевые машины представляли собой внушительное и грозное зрелище, но вблизи... Хоть кабины и были накрыты выцветшим брезентом, а все двери и люки наглухо заперты, но недавние заплаты вперемешку с древними, еще афганскими отметинами говорили об очень многом... Что им довелось испытать да перенести, но всё-таки доставить свои экипажи до родных стоянок...
   Вот и сейчас группа перешла взлетку и устроилась в тени двух отправленных на заслуженный отдых вертолетов.
   После короткого получасового отдыха моя группа опять приступила к отработке тактики десантирования из вертолета, правильного приземления с непременным кульбитом, развертывания в вогнутую цепь и стремительной атаки противника. Но солнце стало припекать очень уж сильно и через тридцать минут изнурительная тренировка была закончена. Уставшие и раскрасневшиеся бойцы вновь разместились в тени Ми-24...
   На аэродроме появилось несколько десятков вооруженных солдат и три офицера. Оказалось, что это парашютно-десантный взвод из ставропольской бригады ВДВ. Это подразделение из Войск Дяди Васи было придано нашим группам в качестве усиления. Если мы встретим такого противника, с которым не справятся даже все наши три вместе взятые группы, то в этом случае данный взвод десантников должен был прийти нам на помощь.
   -Товарищ лейтенант, а мы ведь не десантники? -спросил меня один из моих солдат.
   Он уже полчаса тихо спорил о чем-то со своим соседом. Краем уха я невольно слышал их разговор, но не обращал на него никакого внимания. Теперь же следовало отвечать честно и доходчиво...
   -Да. Мы- спецназ Главного Разведывательного Управления ГенШтаба Министерства Обороны. А десантники -это воздушно-десантные войска, то есть пехота, но зато крылатая.
   - А мы тогда кто? - озадаченно поинтересовался второй солдат.
   - А мы - разведка специального назначения.
   Мой лаконичный ответ утихомирил спорщиков, но не надолго.
   - Понял?! Короче, был твой компот -стал мой. - тожествующе-довольно сказал первый боец.
   -А почему мы тогда десантную форму носим? - опять спросил второй, все еще надеясь выиграть спор.
   -Разведчики могут носить любую форму, чтобы себя не выдавать. - Лениво произнес я. - Раз с парашютом прыгаем - значит можем носить форму десантников.
   - А прыжков они больше нас делают? - с живым интересом полюбопытствовал кто-то из остальных разведчиков.
   -Да нет.Нормативы воздушно-десантной подготовки одинаковы и для нас и для них.Они иногда еще технику бросают с парашютом. И потом на ней все время учений ездиют.А мы всегда пешком да бегом. Зато...
   Но я так и не смог дорассказать свое видение на плюсы и минусы службы в воздушно-десантных войсках и непосредственно в армейском спецназе...
   -Товарищь лейтенант,с КДП комбат бежит.-предупредил меня разведчик на фишке.
   Я встал и услыхал издалека крик комбата.
   -Группу - на борт! Вылет через пять минут!
   -Всем экипироваться! Подгруппы - каждая на свой борт! - приказал
   я своим бойцам. -Побыстрее...
   Вертолеты уже стали прокручивать свои лопасти,а мощные двигатели
   С нарастающим свистом перешли на высокие обороты. К этому времени группа успела занять свои места и мне осталось только дождаться того момента, когта борттехник втянет за собой лесенку, чтобы затем усесться на свое откидное сиденье.
   -Там на окраине одной деревни видели Камаз с вооруженными
   людьми.Сейчас полетим их досматривать. -Сказал уже в вертолете Маркусин,успевший взять свой автомат.-Так,я прыгаю после тебя.
   "ну-ну" - подумал я, но вслух ничего не сказал.
   Комбат наш окончил какое-то пехотное училище,но старательно изображал из себя бывалого и опытного спецназовского командира.
   - Там у реки есть дорога из деревни.Вот там и видели этот Камаз. -Комбат уже успел выдавать целеуказание вертолетчикам.
   Облетая с нужной окраины деревню Михайловка,мы действительно увидали между околицей и холмами Камаз, рядом с которым стояло около десятка мужчин.В руках у некоторых блестело что-то длинное и металлическое, возможно охотничьи ружья. Эти люди не проявляли абсолютно никакой встревоженности и спокойно смотрели на пролетающие вертолеты.
   Сделав вдалеке от этого населенного пункта разворот, наши вертушки на малой высоте понеслись обратно к Михайловке. Перемахнув через небольшую рощицу и тихую речку, наш Ми-8 резко завис на высоте нескольких метров над заливным лугом.
   -ЕОу!- выдохнул я и выпрыгнул из вертолета.
   Приземлившись, я,пригибаясь и петляя,побежал короткими перебежками по направлению к деревне.Через метров 30-40 я упал на землю и оглянулся, чтобы проверить действия своего свежеобученного подразделения. На моих глазах вертолет стрелой взмыл в чистое небо. А все мои разведчики уже успешно десантировались и сейчас разворачивались в цепь,охватывая дугой околицу с Камазом.Догоняя меня,слева несся Маркусин.
   "Во дает!" - удовлетворительно подумал я и опять рванул вперед. Но на бегу я вдруг заметил, что прежде спокойно стоявшие у большегрузной автомашины мужчины забежали всем скопом за грузовик.
   "Атас! Сейчас оружие похватают и влупят по нам!"- Успел на лету подумать я, упал за небольшой кочкой и занял огневую позицию. Резиновый наглазник прицела привычно коснулся сначала надбровья, затем охватил кольцом весь глаз и я стал ловить на треугольник оптики возможную мишень. Но увиденное меня порадовало...
   Из-за Камаза опять гурьбой выскочили мужики и дружно подняли вверх все свои руки.
   "Мирняк!" -с некоторым облегчением подумал я и вновь побежал вперед. До автофургона оставалось метров сто и теперь можно было бежать прямо, то есть без различных зигзагов, лишь держа винтовку наготове.Слева и справа перебежками неслась моя группа.
   Когда я первым подбежал к грузовику, некоторые из мужиков уже поопускали руки.Было видно,что это было человек 7-8 деревенских жителей,решивших поохранять свое поселение.
   -Руки вверх!-хрипло скомандовал я, остановившись в четырех-пяти метрах от них.
   Все эти доблестные защитники малой Родины дружно вздернули руки повыше. Я не хотел хоть чем-то их обидеть, но так следовало поступить в данной ситуации, пока не была выяснена их миролюбивость. За это время я успел перевести дыхание. Теперь можно было осмотреться и по сторонам. Справа от меня к автомашине были прислонены два охотничьих ружья.На шее одного из них висел старенький бинокль.
   -Кто такие?-спросил я,хотя и так было видно деревенских мужиков.
   -Казаки! Казаки мы!- почти хором сказали эти самые казаки.
   -Разрешение на оружие...-начал было я,но тут сзади подбежал еще один представитель казачьего войска.Это был комбат Меркосин...
   -Ложись!-истошным голосом заорал он и для повышения своего авторитета тут же выпустил из автомата длинную очередь прямо под ноги казакам.
   Те, падая друг на друга, повалились на землю, как подкошенные.
   "Ты гля, что вытворяет!"-изумленно подумал я про своего разбушевавшегося начальника.
   А комбат продолжал вовсю лютовать:
   -Все - лицом вниз! Руки- за спину! - неудержимо зверствовал наш главный "каратель", который к тому же заметил появление своих подчиненных. -Связать их!
   Но подбежавшие бойцы даже растерялись от столь необузданного напора Маркусина и остановились как вкопанные, пребывая в полнейшей прострации от такого зрелища.
   -Я сказал лицом вниз! Живо!
   эти слова комбата относились непосредственно к
   одному толстому казаку, который уже в который раз упорно пытался лечь наземь лицом вниз. Но большой, как пивной бочонок, живот не позволял ему это сделать и усердно-старательный мужик все время западал то на левый,то на правый бок.Несмотря на всю серьезность сложившейся вокруг обстановки, эти тщетные старания толстого мужчины вызвали короткие смешки у меня и некоторых солдат.
   -Я сказал, связать их! - заорал уже на нас комбат.
   -Связать их. - тоже приказал я своим разведчикам и отвернулся в сторону.
   Наши славные молодые воины пошарили у себя по карманам и не нашли там ничего, что хотя бы отдаленно напоминало веревку. Это являлось уже моим просчетом в подготовке личного состава группы и , коротко вздохнув, я доложил Маркусину, что вязать пленных нечем.
   - Обыскать их! Связать ремнями! - быстро вывернулся комбат из нелепой ситуации.
   Через несколько минут из всех поверженных на земь штанов были выдернуты разномастные пояса. С ружей также сняли кожаные ремни. Даже на почти трофейном бинокле обрезали затертый ремешок.
   Спустя некоторое время все казаки были связаны их же ремнями. Толстяку-здоровяку удалось таки лечь лицом вниз, при чем его поддерживали, то есть попросту подпирали с боков, примостившиеся слева и справа товарищи по несчастью.
   Наконец-то победа была одержана и комбат сменил зверское выражение лица на свое обычное.
   - Кто такие? - уже другим, неестественно дружелюбным тоном спросил он лежавших "невольников".
   Те разом повернули свои лица в сторону Маркусина и уже привычным хором выдохнули с обидой и отчаяньем:
   -Казаки! Казаки Мы!
   -Я тоже казак! - сказал, как отрезал комбат. - Что вы тут с оружием делаете?
   -Да деревню свою охраняем! - оскорбленно-Надрывным тоном произнес один казак. -Вам же помогаем.
   На мгновенье наступила почти тишина...
   -Что же с вами делать? - вслух спросил Маркусин.
   Задача оказалась действительно не из легких... Вокруг на небольшой высоте продолжали кружить наши четыре вертушки, автоматически создавая тревожно-военный фон в дополнение к уже имеющейся нелицеприятной картине. На деревенскую улицу метрах в ста от нас уже высыпали женщины и дети. Кто-то начинал уже причитать бабьим тонким голосом. А их мужчины, которые набрались мужества с двумя старенькими стволами защищать своих односельчан, из-за нашего российского "как бы чего не вышло" лежали теперь лицом в толстом слое пыли...
   -Товарищ майор. Надо бы проверить документы: паспорта и разрешения на оружие. - Сказал я вполголоса Маркусину, чтобы потом появился формальный повод всех отпустить.
   -Паспорта проверить, а оружие изъять. С собой заберем. - Развил мысль дальше комбат. - Кто старший?
   -Я! - один из казаков поднял высоко голову.
   -Товарищ майор, давайте я со старшим проедусь к председателю сельсовета или колхоза, привезу его сюда и здесь все выясним.- опять Предложил я комбату уже другой выход из сложившейся ситуации.
   Получив "добро" я со старшим, который к тому же оказался и владельцем Камаза, сели в грузовик и въехали в деревню. На улице уже собралась внушительная толпа местных жителей. В воздухе над нами на малой высоте продолжали носиться четверка наших вертушек. Проехав через всю Михайловку, мы остановились на другом выезде. Там стоял ГАЗон с крытым кузовом, у которого стояло человек пятнадцать вооруженных казаков. Одних только ружей я насчитал штук шесть. Самым внушительным выглядел пятизарядный помповик в руках подошедшего к Камазу казака.
   -Кто старший в этой деревне? - спросил я у него.
   -Я -старший! -ответил обладатель помповика. - А что случилось?
   -Да мы задержали ваших казаков! Надо проверить документы, разрешение на оружие, кто разрешил с оружием стоять! - разъяснил я ему все интересующие нас нюансы.
   -А кто это мы? -сурово и с достоинством спросил казачура.
   -Я командир облетной группы, мы их и задержали. Если вы старший, то поехали с нами, на месте и разберемся.- проговорил я, уже начиная терять терпение.
   Кто-то снаружи открыл дверцу Камаза со стороны водителя.
   - Что, суки, опять водку жрали? - услышал я хриплый и злой голос другого сельчанина.
   -Да мы с утра в рот ни капли! - чуть ли не плачущим голосом завопил водитель Камаза. - На нас налетели, связали, оружие отобрали. Они там сейчас все мордами в пыли лежат.
   Старший передал свой помповик подошедшему казаку и пошел садиться в свой УАЗик. Пока мы разворачивались на камазе я успел оглядеть возбужденную группу людей. Кроме ружей у них в руках были большие колья и охотничьи ножи. Виднелись даже казацкие нагайки. Вся эта масса людей находилась под кроной растущих на околице деревьев и, возможно, поэтому они не были замечены с воздуха. Но, как мне сообщил взволнованный хозяин Камаза, это еще было не всё...
   Через всю деревню проходила широкая асфальтовая дорога, которую на этом въезде и охраняло гораздо большее количество казаков. Кроме этого главного казачьего "кордона", на другом выезде из Михайловки стоял еще и третий пост вооруженных чем попало казаков. Дежурство велось не только днем, но и по ночам...
   -Молодцы! - не удержавшись, похвалил я сообразительных и храбрых сельчан. -Через вас они бы так спокойно не проехали...
   -А то ж... - согласился мой собеседник. -Сейчас надо в первую очередь на себя полагаться...
   Затем, пока ехали обратно, водитель рассказал, что обладатель помпового ружья является председателем колхоза. Со вчерашнего обеда в деревне только и говорят о боевиках, вырезавших весь Буденновск. В их Михайловке тоже жила одна семья чеченцев, но вчера вечером их куда-то вывезли. Про то, куда же подевали казаки чеченцев, водитель Камаза упрямо умолчал.
   Вернувшись на свою околицу, мы обнаружили все также лежавших на земле мужчин. Толстый казак лежал опять на боку, но уже в вольготной и расслабленной позе. Если бы не связанные руки, то он непременно подложил для удобства ладошку под голову... Но условия были суровые и комфортное положение толстому казачине обеспечивало лишь плечо товарища, на которое он и склонил свою головушку...
   Охранявшие "пленных" и потому стоявшие по кругу солдаты с виноватым выражением на лицах предпочитали смотреть по сторонам, но только не на изнывающих в обиде и тоске задержанных...
   Стоявший в сторонке комбат с видом старого охотника, попавшего в оружейный магазин, осматривал изнутри ствол переломленного ружья. Эта двустволка видно больше другой приглянулась Маркусину. Он с большой неохотой оглянулся на меня, чтобы выслушать мое короткое объяснение...
   -Товарищ майор, здесь всё нормально! Это местная самооборона... Вот старший подъезжает.- показал я на приближающийся УАЗ председателя.
   -Оружие конфискуем! - сурово и упрямо сказал мне комбат, как будто это именно я и являлся хозяином этих двустволок.
   Хоть его тон и был очень уж безапелляционно-непререкаемым, но я всё же попробовал его переубедить...
   -Товарищ майор, вот точно также, в январе в Моздоке задержали охотников и изъяли все ружья. Их потом сдали на склад. Там они и пропали. А охотники написали заявы в милицию и потом комбригу прокуратура военная полгода мозги высушивала. Ну вот мы их сейчас привезем, сдадим кому-нибудь на хранение и точно также эти ружья пропадут. А нам потом все это расхлебывать. - Скороговоркой уговаривал я Маркусина.
   Комбат молча выслушал меня, но пока ничего не ответил.
   -На фиг они нам сдались! - опять продолжил я свои увещевания. - Ладно бы помповые попались... "Зауэр" хотя бы... Или "Три кольца"... А то какие-то зачуханные ружбайки...
   Сзади и снизу послышалось чье-то ворчание и недовольное кряхтение... Может быть это настоящие хозяева и выражали свое неудовольствие по поводу моих нелестных слов в адрес их родных "тулок", но мне сейчас было не до них... Убийство зверей и птиц ради их же мяса я никогда не поощрял и к охотничьим стволам я относился крайне осторожно, помня февральскую встречу с комендачами... И сейчас мне лишние проблемы были совершенно ни к чему... Вот если бы мы задержали группу рыболовов, "незаконно" вооруженных хорошими удочками или спиннингами... И их бы я отпустил подобру-поздорову... А тут...
   Тем временем из подъехавшего УАЗика уже выбрался колхозный "голова", на всякий случай приехавший к нам без своего помповика. Он важным шагом обошел по краю лежбище своих односельчан и направился именно к нам.
   Словно расставаясь с любимой игрушкой Маркусин заглянул еще раз в ствол, потом тяжело вздохнул и отложил ружье в сторону.
   -Ладно, все равно они никудышные. - Сказал мне майор и обратился уже к подошедшему председателю. - Что это у вас люди с оружием шастают? Ни документов, ни разрешений! Никого не предупредили... Не колхоз, а черт знает что...
   "Действительно! Ни пирамиды с бирками, ни ружпарка с сигнализацией..."- язвительно-насмешливо подумал я и отошел подальше от договаривающихся боссов, чтобы приступить к сбору и проверке своего личного состава, за который именно я несу полную ответственность.
   Поздоровавшись председатель объяснил, что местные казаки на общем сходе решили с оружием охранять свое же село от боевиков... Командир батальона с минуту еще повозмущался по поводу местного разгильдяйства, колхозный начальник тут же обещал обязательно исправить ситуацию и сегодня же оформить все необходимые документы и разрешения...
   И дело было улажено миром. Маркусин милостиво разрешил дальнейшие дежурства. Ружья передали председателю. Старенький бинокль разыскали и отдали ему же. Казаков развязали и, отряхиваясь, они подняли целую тучу непроглядной пыли.
   -Так, господа казаки, вас вязали такие же казаки. Так что не обижайтесь сильно! - крикнул комбат, напоследок обращаясь к пыльному облаку.
   Оттуда в ответ послышались лишь невнятные возгласы.
   Мы побежали обратно на луг, где уже стояли вертолеты с бешено вращающимися винтами. Борттехник уже установил лесенку перед дверью. Стоя у этого трапа, я сосчитал садившихся на борт солдат. Всё: оружие, средства связи и сами разведчики были в наличии и на месте. Дверь захлопнулась и Ми-восьмой быстро взлетел в небо.
   Пролетая над освобожденным "кордоном" казаков, мы видели как все они о чем-то горячо говорили с председателем, широко размахивая своими руками и показывая то на наши улетающие вертушки, то в разные стороны. Но самое интересное было в том, что по другой стороне холмов к этому посту ползком подкрадывалось человек двадцать, по всей видимости, таких же казаков. До гребня холмов им оставалось проползти метров пять-десять.
   Я пальцем ткнул в иллюминатор, показывая их комбату. Тот поглядел вниз и проорал мне на ухо:
   -Да, вовремя мы улетели оттуда. А то крутая разборка была бы.
   Я удовлетворенно кивнул ему головой, чтобы не надрывать свои голосовые связки. Самым лучшим являлось то, что мы так и не отобрали эти ружья у мужичков, которые решили встать на защиту своей деревни. В противном случае, случись какая-либо беда - все обладатели гражданского оружия будут трусливо отсиживаться по своим домам... А ведь народ, который не способен защищать самого себя без указивки сверху, неминуемо обречен на постепенное вымирание...
   На обратном пути к Буденновску Маркусин "пошушукался" о чем-то с вертолетчиками в их кабине и те согласились обследовать дополнительные районы, которые до этого с воздуха еще никем не досматривались. Авиационного топлива в баках оставалось минут на сорок и мы еще с полчаса носились над Ставропольем. Но все террористы как в воду канули и нам пришлось возвращаться на базу, так сказать, несолоно отхлебавшись...
   Когда мы пролетали над каким-то большим селом, ко мне подобрался солдат Ермаков и указывая вниз прокричал:
   -Товарищ лейтенант. Это мое село. Здесь я живу.
   -Понял. Потом поговорим. - кивнув головой, Ответил я.
   После приземления на взлетно-посадочной полосе аэродрома комбат отдал мне распоряжение построить группу в две шеренги. Когда его приказ был выполнен, Маркусин повернулся к строю и громким голосом объявил всему личному составу благодарность за проявленные в боевой обстановке смелость и мужество. Нестройная разноголосица непонимающих всю важность столь исторического момента бойцов ответила предписанную Уставом фразу о том, что служат-то они именно России...
   - Но в следующий раз чтоб веревки с собой были. Вольно! - закончил он свою торжественную речь.
   Только что сыгранный наобум акт военного спектакля должен был показать всему постоянно околачивающемуся на аэродроме и никуда не летающему люду то, что вот на их глазах с реальнейшего боевого задания наконец-то вернулась разведывательная группа специальнейшего назначения, которая в этом полете совершила такой доблестный подвиг, за который она и удостоилась сразу же по возвращению аж целой благодарности от самого командира батальона... И это вам не хухры-мухры, работники тыла...
   Так оно и вышло... Бойцов моей группы, после того как я всех распустил на отдых, сразу же обступили разведчики из остававшейся тут подразделения вместе с десантниками... Чуть погодя в эту же аудиторию влились бойцы вернувшейся из полета первой группы. Участвовавшие в налете на казачий пост солдаты поначалу стеснялись что-либо говорить, ссылаясь для отмазки на военную тайну, но потом разоткровенничались на полную катушку, красочно описывая зверства "нашего комбата", который чуть было не расстрелял поголовно всех попавшихся ему под руку казаков-разбойников... Затем последовали росскозни об ужасных страданиях пленных и чистой воды бахвальства о том, кто какое количество и чем именно связывал... Но естественно самым главным персонажем оказался всё тот же пузатый казак, который мучался до техпор, пока не заполз между двух своих товарищей...
   Слушая обрывки басен этих "былинников речистых" я лишь слабо улыбался и продолжал молча лежать в тенечке. Но после особо шумной реакции аудитории по поводу злоключений задержанных бедолаг, я не выдержал и попытался остановить всеобщий смех.
   -Ну что вы так свистите? Слава Богу, нашлись смелые люди, которые вышли охранять свое же село от бандитов... Ну не повезло им сначала... Лично я бы их всех наградил...
   От моих слов стало потише и за всех ответил контрактник Русин.
   -Да мы-то всё понимаем... Просто смешно всё получилось... А они - молодцы...
   -И толстому в награду ящик пива... - прогундосил чей-то голос, опять вызвав приступ неудержимого веселья.
   Я улыбнулся и не стал с ними спорить, предпочтя просто перевернуться на другой бок и попытаться хоть немного вздремнуть.
   После обеда от вертолетчиков мы узнали последние новости. Оказалось, что басаевцы содержат в городской больнице в качестве заложников около пяти тысяч человек из числа местных жителей. Часть заложников была захвачена боевиками прямо на улицах Буденновска и согнана огромной толпой прямиком в районную больницу. Ничего не подозревающие медперсонал и больные также оказались в плену у вооруженных чеченцев. На первом больничном этаже находилось родильное отделение и несколько беременных женщин успели сквозь распахнутые окна покинуть здание и убежать через пустырь.
   Среди пациентов больницы находились на излечении и военные летчики, и пограничники-солдаты из местной учебной части, и милиционеры. Первым делом боевики, став хозяевами положения, принялись искать по палатам любых военнослужащих и сотрудников МВД. Эти действия террористов не были безрезультатными... Так они нашли несколько военных летчиков и застрелили их сразу же на больничных койках. Та же участь постигла и одного-двух милиционеров. Молоденьких солдат из учебного полка погранвойск спасли врачи и медсестры больницы, наскоро переписав на них другие истории болезни и представив их своими племянниками и сыновьями. Позже стало известно, что некоторые солдатики-пограничники всё же погибли. Сидя как и все остальные заложники в общем больничном коридоре, вчерашние пацаны как могли шкодили проходящим боевикам, незаметно делая им подножки. Закончилось все плохо-обозлившийся басаевец выпустил в грудь нескольким паренькам по автоматной очереди. После этого стало ясно, что какой-либо пощады от террористов ждать не придется.
   -А я завис над ними и нос опустил. Четко в прицел вижу, как они гонят народ к больнице. Один парень вырвался из кольца,мигом забор перепрыгнул и дальше побежал. Но ему в спину как дали очередь, так он там и повалился на землю. А я ведь уже в боевом положении и запросто из пушки мог несколько боевиков задолбить. Докладываю об этом старшему, а тот приказывает: только вести наблюдение, огонь не открывать. - Запинаясь от волнения, рассказывал командир Ми-24-го.
   В городе боевики совершили нападение на здание городской милиции и почти захватили его. Но находившийся в дежурке один омоновец занял оборону и держался до последнего, так и не дав басаевцам захватить оружейную комнату, где находились автоматы, пистолеты и боеприпасы на всю милицию города.
   Разъезжавшие по улицам на захваченных автомобилях боевики наткнулись на дежурный автобус, отвозивший на обед офицеров и прапорщиков летной части. Некоторых офицеров-летчиков чеченцы застрелили сразу же. Увидев, что один из прапорщиков был дагестанцем, да еще служившим в боевой эскадрилии, бомбившей чеченские города и села, то боевики пришли в бешенство и ногами запинали его до смерти. Один из офицеров, имевший при себе пистолет, успел выскочить из автобуса, залег под стоявшую неподалеку легковушку и открыл ответный огонь. Он получил серьезные ранения, но продолжал отстреливаться, пока боевики не бросили эту долгую возню и, не добив его, поехали дальше по городским улицам.
   Вблизи от Буденновска несколько лет назад, тоже на немецкие деньги, был построен военный городок, в котором проживали семьи как действующих, так и уже отставных военнослужащих. В основном там проживали семьи летчиков. Боевики питали особую ненависть к летчикам, за то, что наша авиация бомбила их аулы и города, в результате чего были жертвы и среди мирного населения. Сбитых и попавших в плен летчиков боевики подвергали жестокой и мучительной смерти. Если бы басаевцы ворвались в этот летный городок, то страшная участь могла постичь многие семьи. Узнав о нападении чеченцев на Буденновск, находившиеся в городке офицеры организовали
   оборону всего городка на контрольно-пропускном пункте, стоявшем на проложенной по дамбе дороге, ведущей в город. Из оружия у них было всего два пистолета Макарова... Но боевики обошли этот городок стороной.
   Подъехавший позже генерал Чернобоков проверил боевую готовность наших групп и довел до офицеров обстановку в городе. Как стало известно, что всего было три группы боевиков, выехавших тремя маршрутами на крупные города юга России. Этими городами были Ставрополь, Краснодар и Невинномысск с его крупнейшим химическим комбинатом, на котором имелись большие запасы высокотоксичных веществ. Две колонны были блокированы и нейтрализованы еще в дороге. Несколько боевиков, ожидавших подхода одной из колонн, устроили один-два теракта в Минеральных Водах.
   Третья колонна с Басаевым во главе уже проехала Буденновск, поскольку захват этого городка не входил в их планы. Но отъехав на несколько километров от города, басаевская колонна была остановлена для досмотра мобильным постом ГАИ. Сидевшие в кабинах грузовиков чеченцы отказались показать инспектору содержимое кузова под тем предлогом, будто бы везут из Чечни цинковые гробы с трупами наших солдат и предложили милиционерам деньги, лишь бы их пропустили дальше. Но сержант-гаишник был неумолим и приказал развернуть грузовики и следовать за ним до городского Отдела Внутренних Дел. По приезду туда Басаев и приказал начать захват города именно со здания городской милиции. Задержавший колонну сержант был убит одним из первых...
   Весь вчерашний вечер и ночь в Буденновск грузовыми самолетами и грузовыми автомобилями перебрасывались войска. Накануне вечером из Москвы прилетела знаменитая и легендарная "Альфа".Чуть раньше прибыло и краснодарское отделение этой группы "А".И в Москву и в Краснодар годом ранее перевелось служить несколько офицеров из нашей бригады и мы надеялись встретить их, чтобы еще больше прояснить обстановку.
   В Буденновске уже находились также многочисленные подразделения Внутренних Войск. Так что, если больницу решат взять штурмом, то там спокойно обойдутся и без нашего участия. Для наших групп боевая задача оставалась прежней - совершать облеты близлежащих районов с целью обнаружения и уничтожения мелких групп противника.
   -Басаев отпустил уже несколько заложников и передал через них свои требования: прекращение боевых действий в Чечне, вывод из этой республики федеральных войск, встреча с представителями России и заключение мирного договора. - Закончил доведение обстановки начальник разведки. - Ну еще для заложников требуют воды и продуктов.
   *
   Глава 3. День третий, пятница.
   Прибыв на аэродром в половине пятого утра, я решил потренировать свою группу по технике оказания первой медицинской помощи раненому и выносу его с поля боя.
   Вчера мы получили на каждого по одному Индивидуальному Перевязочному Пакету и резиновому жгуту, которые являлись предметами наипервейшей медицинской помощи. Ведь в случае огнестрельного или осколочного ранения прежде всего следует остановить кровопотерю... Кроме этого наш доктор выделил на каждую группы по новенькой медицинской сумке, укомплектованной лекарствами и всякими хитроумными приспособлениями. С некоторыми из них мог управляться только опытный врач и сначала я попытался отделаться от сумки, как от ненужного барахла. Но доктор объявил нам, что тоже будет летать и именно с моей группой и в случае необходимости окажет нам же квалифицированную медицинскую помощь, благодаря этой самой сумке. Меня это вполне устроило. Носить ее будет сам доктор и нам она не будет мешать.
   Дотошно досматривая эту "полевую аптечку", я наконец-то обнаружил в ней то, что искал -зеленого цвета косынку, предназначенную для поддержания раненой руки. Из нее я быстро сделал шейный платок, который дополнил мой полувоенный костюм. Некоторые солдаты тоже "родили" для себя такие же зеленые косынки и теперь тоже щеголяли в них как заправские киношные рейнджеры.
   А сегодня этих рембов и ван даммов нужно было научить вытаскивать с поля боя какого-нибудь подраненного шварценеггера их же призыва.
   Построив бойцов полукругом, чтобы всем было всё видно, я приступил к занятию... Сначала нужно было объяснить им то, что же именно представляет собой индивидуальный перевязочный пакет, который есть теперь у каждого из них...
   -Слушайте меня внимательно и смотрите, как можно лучше... Индивидуальный перевязочный пакет, то есть ИПП в сокращенном обозначении, - это обычный белый стерильный бинт с двумя ватно-марлевыми тампонами прямоугольной формы, к которым дополнительно прилагается такая же обыкновенная металлическая булавка... То есть ничего сверхестественного или суперсовременного... Всё это элементарнейшее "богатство" упаковано в прорезиненный материал, который снаружи имеет такой сероватый цвет... И именно вот этой непривлекательной на вид подушечкой, имеющей размеры с ладонь, вы и только вы способны, а также должны и еще как обязаны вытворять чудеса по спасению человеческой жизни... Ясно-понятно?
   С недоверчивыми нотками все потенциальные спасатели почти дружно ответили мне, что всё сказанное только что мной им разумеется ясно да понятно. После такой вводной части мне следовало приступить к основному вопросу...
   -Если ваш боевой товарищ серьезно ранен и он самостоятельно не может оказать себе медицинскую помощь, то находящийся рядом солдат не только должен, но и непременно обязан спасти своего друга-товарища-брата... А чтобы грамотно оказать ему первую помощь, то вам следует сначала скрытно подползти к раненому и достать у него его собственный индивидуальный перевязочный пакет. Первым делом, постарайтесь оттащить его в безопасное место, чтобы вас не накрыло обоих. Если укрыться негде, тогда вам следует находиться за вашим товарищем, чтобы ненароком и вас не зацепило. Все манипуляции вы должны делать в лежачем положении, если вы хотите жить. Не стоя и не согнувшись раком, не на коленках и даже не сидя на заднице... Только лежа... Второе... Разрываете со специально надорванного края прорезиненную оболочку ИПП и внутренней стерильной стороной эту оболочку накладываете на рану...
   Подробно рассказывая эту жизненно важную теорию, Я аккуратно разорвал ИПП и приложил прорезиненную оболочку к воображаемой ране на теле "подстреленного" понарошку бойца. А кровоточащая дырка располагалась в области живота...
   - Напоминаю, что мы сейчас ранение не сквозное. После этого начинаете перебинтовывать его бинтом, пока он сам по себе не закончится. И вам остается только закрепить свободный конец повязки булавкой, которая имеется в комплекте ИПП. Третье... Если ранение сквозное, то оболочка разрывается на две отдельные части, которые раздельно накладываются соответственно на входное и выходное отверстия. Вот на бинте есть два ватно-марлевых тампона в виде небольших подушечек, один из которых пришит к кончику бинта, а второй может перемещаться по этому же бинту. Всем видно? Второй раз показывать не буду... Итак... Неподвижный тампон прикладываете поверх прорезиненной оболочки, которая уже прижата к входному отверстию раны... Всю эту конструкцию прижимаете одной рукой ко входному отверстию, а второй рукой по кратчайшему пути прокладываете бинт и вместе с ним второй тампон до выходного отверстия, где уже имеется вторая часть прорезиненной оболочки... После этого вам следует прижать второй тампон вместе с оболочкой к выходному отверстию и после этого обмотать бинтом всё тело и добраться до входного отверстия... Это было самое трудное... Когда оба тампона худо-бедно закреплены на входном и выходном отверстиях раны, то после этого вам следует перебинтовать товарища таким образом, чтобы каждый новый слой бинта располагался поверх этих тампонов... Потом закрепляете кончик бинта булавкой и всё... Понятно? Запомните главный принцип при сквозном ранении: оба ватно-марлевых тампона вместе с прорезиненными частями нужно закрепить на сквозных отверстиях раны и аккуратно и сильно всё перебинтовать.
   Я терпеливо довел свой рассказ до своего логического окончания, после чего продемонстрировал еще раз перевязанного мной "тяжелораненого" бойца, повертев его пару раз вокруг оси.
   -Попозже подойдет доктор и покажет вам, как нужно оказывать другую неотложную помощь. Как кровь резиновым жгутом останавливать, делать искусственное дыхание или непрямой массаж сердца... Ему можете задавать любые вопросы по медицине. Но запомните, я в бою к вам ползти не буду, чтобы не потерять управление всем подразделением. Разведгруппа без командира считается уже мертвой группой. Поэтому вас будет перевязывать ближайший к вам солдат. А ближайшим к вам разведчиком окажется ваш же товарищ из вашей же тройки или двойки. Ясно? Отлично... Снимайте повязку...
   С бойца аккуратно сняли бинт с подушечками-тампонами и половинками оболочки, которые я распорядился всем лично осмотреть и общупать пальчиками, чтобы у них остались в памяти четкие представления об индивидуальном перевязочном пакете. Тут я объявил небольшой перекур, во время которого эти медицинские принадлежности солдаты смогли обследовать получше. Конечно со стерильностью можно было попрощаться, но я решил не "мелочиться". Ведь мне нужно проводить занятие дальше... Да и при наличии свободного времени мои солдаты смогли бы при помощи этого, уже однажды использованного ИПП, потренироваться самостоятельно на своих же товарищах...
   А ближе к завтраку должен подойти наш добрый доктор Айболит в звании майора медицинской службы, который и продолжит просвещать бойцов всех трех групп по грамотному оказанию первой неотложной помощи... Мои скромные познания в этой области являлись вполне самодостаточными, но я слегка путался при определении артериального и венозного кровотечения, когда кровь может пульсировать алым фонтанчиком или же попросту вытекать бурым потоком... Исходя из чего эластичный резиновый жгут следовало накручивать то повыше раны, то пониже... В случае острой нужды, чтобы не мучить самого себя и тем более раненого солдатика, лично я затянул бы жгутом и выше и ниже места кровотечения... Так, для надежности... Ну а сейчас у меня не было даже учебного конспекта или же полевого блокнота, откуда я смог бы в полной мере черпануть точные сведения. И потому следовало уповать на нашего военного Эскулапа... Всё-таки каждый, по моему личному мнению, должен делать именно свою работу, чтобы затем с чистой совестью есть персональный кусок хлеба с маслом или же заполнять наградной лист...
   Вскоре время отдыха закончилось и по моему приказу разведчики построилась вновь...
   Теперь нужно было показать способы транспортировки раненого. Я вывел из строя рослого пулеметчика и забрал у него пулемет и РД с патронами. Одев на себя рюкзак, я взял в руки ПКМ. По моему приказу пулеметчик Ульджиев, забрав у другого солдата автомат и бронежилет, экипировался и лег на землю, старательно изображая раненого с непременными стонами и криками. В первые минуты над ним потешались некоторые солдаты, но после моего объяснения, что его будут поочередно вытаскивать все разведчики, смешки и приколы разом прекратились.
   Я с пулеметом в руках и РД за плечами подбежал к раненому и плюхнулся рядом с ним."Выпустив" несколько воображаемых очередей из пулемета, я достал все тот же использованный ИПП и стал перевязывать калмыку пробитую грудь. Делать перевязку когда мы оба лежали на земле было немного сложновато. Раненый вошел в свою роль и теперь издавал громкие вопли при каждой моей попытке кантовать его туловище. Наконец-то бинт был наложен и "вколот промедол".Тут уже нужно было приступать к транспортировке.
   -Показываю первый способ. На себе. - Крикнул я своим бойцам.
   Те сразу же оживились от предвкушения увлекательного зрелища.
   -Сначала раненого нужно приподнять на ноги или хотя бы на колени. - С этими словами я поднял раненого за шиворот и взялся своей правой рукой за его левую. - Автомат раненого должен быть за его спиной, чтобы не потерять его оружие. Берете раненого за левую руку и взваливаете его себе на плечи и спину.
   Повернувшись к нему спиной, я подсел так, чтобы левое предплечье раненого оказалось на моем правом плече. Теперь мне следовало своей правой рукой за его левую кисть и потянуть вниз так, чтобы бедолага невольно навалился на мое правое плечо всем своим телом. Затем нужно было позаботиться о своем оружии и я накинул ремень пулемета себе на шею и осторожно встал на ноги со всем грузом. Мои позвонки жалобно взвыли и я с легким ужасом подумал, что одного показа им будет достаточно. Затем я взялся левой рукой за левую ногу раненого и подкинул его вверх, чтобы мне было удобнее его тащить. Ульджиев уже по-настоящему подал голос. Не обращая на него внимания, я повернулся к солдатам:
   - Смотрите. Правой рукой держите его левую руку, а левой рукой, согнутой в локте, захватываете его левую ногу. И бежите изо всех сил в безопасное место. Не забывайте петлять, а то получите пули в спину себе и раненому.
   Пытаясь петлять из стороны в сторону, я пробежал десяток метров и остановился. Повернувшись к группе как к предполагаемому противнику, я перехватил левой рукой левую руку раненого, а правой рукой взялся за рукоятку пулемета.
   -Чтобы не дать противнику возможности очухаться и открыть по вам огонь, нужно изредка останавливаться, освобождать правую руку и выпускать несколько очередей по врагу. Вот для этого и должен ваш автомат висеть у вас на шее. Только очереди должны быть как можно точными, чтобы ваши пули хотя бы пролетали над головами неприятеля.
   После этого я пробежал еще десяток метров и на этом мучения для моего уже многострадального позвоночника закончились. Тяжело дыша, я опустил раненого на ноги и осторожно выпрямился.
   - Ну как? - с трудом переводя дыхание, спросил я калмыка, который держался руками за грудь и живот. - А ты говорил, что пулеметчик не может раненого вытащить. Я, такой маленький, а тебя, бугая вытащил.
   - Да это РД набитое все внутренности отдавил. А так -все нормально было.- Пулеметчик постепенно приходил в свое прежнее состояние. - Может они кого-то другого потаскают, а то я точно раненым стану от этих тренировок.
   Я лишь усмехнулся, вспомнив свои мучения с перетаскиваниями раненых...
   - С тебя еще три ходки, а потом заменим.
   Мы вернулись к группе. Разведчики были заметно огорчены предстоящими тренировками и один из них осторожно спросил:
   -Товарищ лейтенант, а мы тоже будем его пулемет таскать на этом занятии?
   - Нет. Вы будете со своим штатным оружием, а пулемет будет у Ульджиева. Это же его личное оружие.
   После получасовой тренировки вся группа оказалась взмокшей - каждому солдату пришлось по нескольку раз вытаскивать раненого с поля боя. К вящей радости моих подчиненных отрабатывались только два способа транспортировки раненого: на своей собственной спине и на карачках... Буксировка пострадавшего волоком за его же ноги была признана мной приемлимой только в боевой обстановке, а для тренировок - черезчур уж варварской...
   Чтобы тренировка проходила более интенсивно, в группе появилось уже трое "раненых", которых одновременно и в персональном порядке выносило тоже трое бойцов-спасателей. Расстояние между каждой парой спецназовцев являлось вполне достаточным, чтобы одна связка "санитар-больной" не мешала своим пыхтящим да реально стонущим коллегам. Остальные разведчики в это время отдыхали и наблюдали за "работой" трех товарищей, тащивших на себе своих же друзей-братьев...
   Вскоре мной был объявлен перекур и я начал рассказывать сидящим на земле разведчикам про другие способы эвакуации раненого.
   - Второй способ. Раненый в сознании и может держаться за вас. Он стоит сзади своего спасителя. Вы приседаете и он кладет свои руки, то есть предплечья вам на плечи и крепко берется руками за предметы амуниции у вас на груди. Вы встаете и подхватываете его ноги под коленки своими руками. Еще это называется - нести на карачках...При таком способе можете его нести на большие расстояния. Но если у него есть силы и сознание, то пусть лучше сам ковыляет и за вас держится.
   -Товарищ лейтенант, а какой способ самый легкий? - поинтересовался кто-то из бойцов.
   -Ну самый легкий -это за ноги. Перевязали раненого и одели его автомат себе на шею. Иди-ка сюда.
   Один солдат лег на землю вниз лицом. Я забрал его оружие и перевернул его на спину. После этого я встал у него между ног и повернулся спиной к раненому:
   -Берете его ботинки себе под мышки и тащите его за собой по земле.
   Я протащил солдата десяток метров по твердой почве с какой-то колючей растительностью, во время чего "раненый" только охал и кряхтел.
   -Ясно?
   Всем было яснее некуда. Пока я тащил волоком бойца по земле у него задрались бронежилет и куртка. Последние метры затвердевшего грунта, особенно камни и колючки, он прочувствовал своей кожей спины.
   Пока солдат кряхтел и наощупь вытаскивал колючки из спины я оглядел его еще раз. Что-то слишком легко задрался у него бронежилет. Подозвав солдата, я потрогал броник на спине. В прикрывающие спереди грудь, а сзади спину части бронежилета были чешуей уложены специальные пулестойкие пластины, которые и придавали солидный вес всему изделию нашей оборонки. Вернее, должны были быть вставлены. Так и есть, у этого бойца из задней половины были вытащены титановые пластины для того, чтобы бронежилет весил наполовину меньше..
   - Где пластины?- спросил я его. - Фамилия!
   - Рядовой Дегтярев. Мне такой дали. -успев представиться, Начал заливать боец.
   - Не свисти. Я лично каждый бронежилет проверял. -не на шутку рассердился я.
   После проверки всей группы выяснилось, что почти у каждого разведчика отсутствовали пластины на задней половине броника. Оказалось, что эти пластины они подкинули на временное хранение нашим связистам. Можно, конечно, было их тут же укомплектовать по новому, но закончилось время перекура и солдаты были отправлены на тренаж.
   Так как вся группа была разбита на тройки и двойки теперь разведчики тренировались друг на друге. Если бы ранение получил боец из тройки, то второй солдат перевязывал его и эвакуировал, а третий разведчик прикрывал их огнем.
   На очередном отдыхе я объявил свое решение:
   -Ладно. Бегайте с пластинами впереди. Задние пластины пусть
   остаются у связистов, но при возвращении обратно в бригаду лично проверю укомплектованность каждого жилета. Если не будет хватать-заплатите в десять раз больше. По приказам бронежилет приравнен к оружию и в случае потери хотя бы одной пластины, то начфин вычтет стоимость пластины, умноженную на десять.
   Некоторое время все молча обдумывали в своем сознании мои слова.
   -А почему на десять? - спросил контрактник.
   -Десять - это самый высокий коэффициент, по которому финансисты вычитают за утрату, порчу и пропажу оружия, средств связи и наблюдения.
   В Моим мудрым решением при урегулировании этой щекотливой ситуации довольными оказались все, но я добавил себе радости чуть больше:
   -Чтобы передняя часть броника не перевешивала заднюю, в карман на задней половине бронежилета вам следует положить дополнительно патроны, чтобы у каждого было по два боекомплекта. После завтрака проверю.
   Чем таскать тяжелые пластины на задней половине броника, пусть бойцы возьмут с собой дополнительный запас патронов. Так, на всякий случай.
   За несколько часов тренировок моя группа была измотана почти полностью. За час до завтрака был объявлен часовой отдых. Бойцы сразу скинули с себя всю амуницию и растянулись на досках.
   Хоть они и служили в роте антитеррора, но за месяц пребывания в этой роте солдаты научились только бегать с полной выкладкой и отлично стрелять, как утверждал их ротный. Но учить их нужно было многому.
   Поэтому даже тогда,т когда все они лежали вповалку почти без сил, я продолжал вдалбливать в их подсознание элементарные законы выживания...
   -Запомните раз и навсегда. Разведчик должен полагаться в любой ситуации на трех человек: на самого себя, потому что его жизнь находится в его руках, ногах и, особенно, в голове. Второй-это командир группы, потому что он отвечает за жизнь каждого солдата своей группы и он должен предусмотреть все опасности и неприятности. Третий-это ваш товарищ из тройки или двойки, который будет прикрывать тебя огнем или вытаскивать тебя раненого на своей шкуре. Что касается меня. Может видели фильм "Одиночное плавание",когда боевые товарищи с кисло-суровыми рожами приходят к старенькому отцу и вручают ему посмертный орден и известие о гибели сына. Меня такой вариант нихрена не устраивает. Уж лучше я буду с суровым лицом драть вас, как сидоровых коз, на тренировках, а вы с кислыми рожами подыхать на этих занятиях. Зато в бою вы будете перебегать правильно, стрелять куда нужно и живыми-невредимыми уходить на дембель. Ясно?
   Всем было ясно и понятно.
   -Что же касается вашего товарища тире друга тире брата, то здесь всё в ваших руках. Тем более, что вы все одного призыва. Никакого дембелизма и дедовщины. Никто не заставляет вас "рожать" сигареты, водку, еду и другую дребедень. Вы живете в своей роте одним призывом, поэтому вам гораздо легче служить. Вам нужно только учиться и тренироваться.
   Молодежь молча слушала и мысленно переваривала услышанное.А может и не переваривала, а просто лежала и отдыхала. Ну ничего, впереди еще целый день и можно будет довести эти прописные истины через их руки и ноги.
   -Товарищ лейтенант, а в Афгане была дедовщина? -
   Молодых солдат во все времена всегда мучал больной вопрос дедовщины. В третью роту, в качестве эксперимента, были набраны солдаты только одного призыва с самого начала их армейской службы.
   -Конечно была. Дедовщина в разумных пределах даже полезна. Наш главный дед был замкомгруппы. Поначалу всех молодых гоняли для проверки, как мне казалось. Если ты не косишь и соображаешь, то гонять переставали. Зато сразу на войну брали, а там уже свои особенности. На войне если замок поймает молодого спящим на фишке, то задрочит по-черному. войне главное -это не спать на фишке, не тормозить и всегда выручать своего товарища в любой ситуации.
   -А кого на войну не брали, с ними что было? - спросил контрактник.
   -На войну не брали тормозов и шлангов. А кому они нужны, если сдохнут от груза на первом километре. Такие оставались в роте, а когда дембеля возвращались с войны, то пахали на них: рожали еду, форму на дембель, знаки и все остальное.
   -А на войне дембеля как гоняли? - спросил солдат, как мне показалось по голосу - Ермаков из моей первой роты.
   -Как положено после ужина дедушка должен выкурить борзую сигарету,на которой написано столько-то дней до приказа. В нашей тройке было двое молодых и один некурящий дембель.
   -А ему что давали?
   -Ему мы подписывали шоколадки из пятого сухпайка или сок и
   конфетки из девятого.
   -А если дембелю не подадут подписанную сигарету, то что было?
   Эта тема явно заинтересовала солдат.
   -Ну молодой мог ночью за себя на фишке отдежурить, а днем за дембеля. То есть поспать днем у него остается меньше времени.
   -А там и днем спали?
   -Спали, если командир разрешит и если группа находится в за
   саде несколько суток. Днем в пустыне видно далеко и поэтому с утра обычно группа маскировалась на дневке и отлеживалась.
   -А были случаи, когда приходилось друг друга спасать?
   -Ну один дурной пример был. В полку в Чирчике нам один прапор рассказывал, как его с пятью-шестью солдатами отправили копать котлован для продсклада. Это уже на базе, в Лашкаревке. Когда солдаты вырыли яму глубиной в несколько метров этот прапорщик вытащил оттуда лестницу. Мол мешает вам копать. Потом как бы случайно достает из кармана гранату - эфку и сверху спрашивает: что это такое? А солдаты снизу говорят, что это граната Ф-1 с разлетом осколков до двухсот метров. Прапор спрашивает, что будет если выдернуть боевую чеку. Ну тут уже всем понятно, что граната будет на взводе. Прапорщик молча выдергивает чеку и спокойно бросает гранату в яму под ноги солдатам...
   У моих подчиненных всю сонливость как ветром сдуло и все слушали, разинув даже рты.
   -Тут прапор чуть не упал со смеха. Бойцы минут пятнадцать пытались выскочить из ямы. Содрали ногти и кожу на руках. Пока не выдохлись в этой самой яме. А граната лежит себе спокойно на дне ямы и не взрывается. Оказывается, этот прапорюга тонкой стальной проволокой прижал откидной рычаг запала к корпусу гранаты. У эфки корпус ребристый и проволочка незаметна. А солдаты со страху не заметили, что рычаг от гранаты не отлетел и хлопка не было, когда запал срабатывает. По словам прапорщика, ну взяли бы одного и положили бы животом на гранату. Он бы получил звание Героя посмертно, зато все живы остались бы. Или же кто-то из них сам лег бы на"Эфку" ради спасения своих товарищей, так ведь никто же этого не сделал.Как тараканы в банке, метались по этой яме.
   -Ну а как они потом вылезли?
   -Нам он не рассказывал. Но если бы я был его ротным, то заставил бы этого прапора выкопать такую же яму для солдатского туалета. А вдруг от удара проволочка соскочила бы или порвалась и граната сработала?... Все бы там и остались. Так вот, это пример дурости и тупорылости. А на всякий случай запомните, если у вас в руках случайно сработала граната или вы нарвались на растяжку от гранаты, то сначала будет слышен громкий хлопок. Это ударник ударил по капсюлю запала и в запале начинает гореть замедляющий состав. Горит он три-четыре секунды. После этого граната взрывается. Если в руках сработал запал, то у вас еще есть три-четыре секунды отбросить гранату подальше от себя. Если вы наткнулись на растяжку от гранаты, то сначала почувствуете, как ногой задели за проволоку. Сразу же слева или справа услышите хлопок сработавшего запала. Если хлопок слышен слева, нужно сразу же сориентироваться и сделать три-четыре прыжка в противоположную сторону, то есть вправо. Если увидите ямку-падайте в ямку. Если камень, то за камень
   нужно заскочить. Если ничего нет, то падаете лицом вниз и ногами обязательно в сторону гранаты, чтобы уменьшить поражаемую поверхность вашего драгоценного тельца. Обычно этого хватает, чтобы спастись. Ну может получите небольшие осколочные ранения. Зато живой останешься. У меня один друг так пару раз нарывался на гранатные растяжки. И ничего - ни одной царапины. Это если на растяжку от мины нарвешся, то можешь только богу молиться за сохранение своей души и тела. На мине растяжка моментально инициирует взрыв самой мины. А с гранатой гораздо проще и легче.
   -А вот по телеку передают, что солдаты и даже офицеры подорвались на растяжке. Столько убитых и раненых. - Спросил контрактник Русин. - А потом находили колышек, к которому гранату привязывали.
   -Так это же тупорылая пехота. Пушечное мясо. Как обычно разинут едальники и идут как лоси. Растяжку очень даже хорошо видно в светлое время. А они...
   Мне вообще-то не очень хотелось высказываться в таком уничижительном и пренебрежительном тоне о других подразделениях, но это приходилось делать для того, чтобы у моих солдат уже на подсознательном уровне закладывалось непременно свое спецназовское мировоззрение, которое должно заметно отличать их от других военнослужащих именно тем, что они являются особо подготовленными разведчиками, имеющими достаточный уровень подготовки, чтобы не допускать глупых и грубых ошибок...
   Что же касается непосредственно самой пехоты... То я конечно же всегда уважал наши многострадальные мотострелковые части, которые в этой войне понесли самые тяжелые потери... И ведь эта массовая гибель военнослужащих и в первую очередь рядовых солдат, являлась прямым следствием преступного бездействия старших начальников, своевременно не обучивших и не натренировавших своих подчиненных... И хотя ротные да взводные командиры и стремились что-то сделать, ведь им-то как раз и идти вместе с солдатами в одной цепи, но они порой из-за груза ответственности за вверенные жизни находились в более худшем положении и испивали свою горькую чашу достойно и до самого дна...
   "Д... Земля им пухом, память - вечная, а царствие естественно небесное..."
   Во внезапно наступившей тишине даже послышалось жужжание каких-то крылатых насекомых...
   - А вы сами подрывались? - осторожно спросил Ермаков.
   -Один раз. Я шел и глядел под ноги. А растяжка была на уровне груди и я ее заметил, когда плечом ее толкнул. Но это была не граната. Потом как-нибудь расскажу. Вперед - на завтрак. После завтрака проверю, чтобы у каждого в заднем кармане было по два БК патронов в пачках.
   Но проверять солдат мне пришлось уже в вертолете - сразу же по окончании завтрака наша группа была направлена на облет с заданием найти и досмотреть крытый грузовик с десятком человек в кузове.
   Полетав в заданном квадрате около часа, мы так ничего и не обнаружили.
   Поскольку информация являлась свежей, а разыскиваемый нами объект ну не мог бесследно пропасть словно иголка в стоге сена, то наше охотничье упорство погнало нас дальше... Обследовав дополнительно уже другой район, мы наконец-то увидали Газ-66 с металлическим кузовом, стоящий на грунтовой дороге вдоль лесопосадки. Рядом с автомашиной стояло несколько человек и смотрело в небо на пролетающие вертушки. Вроде бы ничего подозрительного, но в глубине посадки были два вагончика и еще какие-то домики, еле различимые сквозь зеленую листву.
   Начальство в лице комбата приняло решение досмотреть все это хозяйство. Вертолет уже зашел на посадку, когда я уже через стекло кабины летчиков еще раз взглянул на лесополосу с непонятными объектами. Внезапно догадка прояснила всю картину ия прокричал стоявшему у открытой двери комбату:
   -Там пасека.
   -Ну и что! Досмотрим! - Маркусин был как всегда решителен и неотвратим в своем решении.
   Мне пришлось уточнять со всеми деталями:
   -Там ульи с пчелами. Они нас, потных и бегающих, закусают до...
   Пока я подбирал обозначение состояния, до которого нас могут зажалить разъяренные пчелы, из кабины выглянул наш доктор, только что заскочивший к летунам:
   -Там точно пасека с пчелами. Вас всех закусают.
   Вертолет уже стоял на земле и в открытую дверь залетали клубы черной пыли. Подумав с секунду-другую, Маркусин захлопнул дверь.
   -Взлетаем. - Крикнул он пилотам и повернулся к нам. - Ну что ж, не придется нам медом побаловаться.
   -Это скорее пчелы нами побаловались бы. - Пошутил я.
   -А я бы вас всех вылечил. Все медикаменты с собой. - Доктор похлопал по своей медицинской сумке. - Правда с опухшими рожами вы бы в вертолет не влезли бы.
   Проболтавшись между небом и землей еще час, мы безрезультатно вернулись на аэродром и тут же на поиски таинственного грузовика полетела другая наша группа. Через полчаса, как мы выяснили из радиопереговоров летчиков с КДП, в сопредельном районе ей повезло: подозрительный "крытый" грузовик с людьми всё-таки был обнаружен и досмотрен. Объектом воздушной охоты оказался ГАзон с высокими бортами битком набитый стоявшими людьми. Это были мужчины и женщины, старики и дети. Все они являлись жителями расположенных рядом с Буденновском сел и хуторов. Поскольку эти граждане Российской Федерации по своей национальности были нерусскими, то на время проведения контртеррористической операции они предпочли направиться к своим родственникам, жившим в соседних республиках.
   -Мы мужиков высадили, проверили паспорта. Все - местные. Кузов досмотрели, все чисто. А женщин и детей даже не стали высаживать из машины. Так сразу их и отпустили. - Рассказывал нам командир группы Сарыгин после прилета на базу.
   Затем моягруппа опять полетела на прочесывание ставропольской местности. После нас такую же задачу отправилась выполнять следующая... А вот до третьей пока дело не дошло... Потому что настало благословенное время приема вовнутрь наших организмов горячего первого блюда перед вторым и вдобавок залитых сверху обжигающим сладеньким напитком из сухофруктов...
   Но всё хорошее в мире обязательно заканчивается и нам пора было выходить из душной палаткина свет Божий...
   -Товарищ лейтенант, а вы Вовчару видели? - обратился ко мне разведчик Ермаков, допивая свой горячий компот из железной кружки.
   -Это какого такого... ? -полюбопытствовал я, блаженно потягиваясь в предвкушении коротенького послеобеденного сна.
   -Ну который во время прыжков комиссовался... - начал мне подсказывать солдат Василий. - На вас тогда еще Стрэк сильно обижался... За то, что вы его заставили свой дембельский камуфляж отдать этому...
   -Ха-ха-ха-ха... Конечно помню... - не удержался я от громкого смеха. -Ну и где ты встретил этого вшивого засранца?
   -Да вот здесь... - ермаковский палец ткнулся в сторону слабо дымящейся полевой кухни. - Он там на раздаче стоит... Кашу нам раскладывает по котелкам.
   Честно говоря, в этот момент я даже не поверил своему бывшему и теперь нынешнему подчиненному.
   -Это вот тот бугай? Да не может такого быть! Ну-ка давай его сюда...
   Пока я ждал столь неожиданной встречи, невольно вспомнилась прошлогодняя история с этим якобы болезным солдатиком... Тогда все офицеры моей первой роты поразъезжались по летним отпускам да командировкам, в результате чего мне одному пришлось исполнять обязанности командира роты и одновременно с этим единолично обучать молодых бойцов воздушно-десантной подготовке с последующим выполнением прыжков из вертолетов Ми-6. Эти "коровы" базировались на Азовском аэродроме и мы тогда проживали в палаточном лагере поблизости. А поскольку воздушно-десантное имущество стоит очень дорого при его подсчете финансистами в случае его утраты, то я пребывал в состоянии тихого ужаса лишь первые полчаса после прибытия на прыжки, а затем немного подумал и благоразумно распределил абсолютно все парашюты, грузовые контейнера, временные приборы, укладочные авиазентовые столы и прочее барахло на родимых солдатиков, которые вдобавок еще и расписались в ведомости о получении за каждый экземпляр. Вздохнув посвободнее, я принялся обучать своих подчиненных нелегкому делу сигания с неба на землю и они в конце-то концов стали показывать весьма неплохие результаты, совершая в один день по два прыжка с парашютом со штатным оружием на груди и грузовым контейнером ГК-30 под седалищем... Как оказалось, данный процесс был налажен мной очень грамотно и я ходил гоголем по земле, а мои разведчики парили орлами в воздухе, пренебрежительно поглядывая на остальные спецназовские подразделения, в которых даже и не всем командирам взводов удавалось дважды покинуть борт на высоте восьмисот метров... И в этот самый момент свежеиспеченному комбату с труднопроизносимой фамилией Маркусин вздумалось получать оружие на весь наш батальон... Его видите ли не устраивали взятые напрокат автоматы соседнего 173-го отряда спецназа и он вознамерился обзавестись штатным стрелковым вооружением... Но против приказа не попрешь и мне пришлось отправиться в сопровождении трех сержантов в расположение части, разумеется оставив мою первую роту без должного офицерского контроля и на попечение лишь командиров отделений. Перед отъездом я успел помахать ведомостью перед строем и в проникновенной речи предупредил в смысле постращал всех бойцов неминуемыми огромадными штрафами в случае прое..., то есть промотания ими столь дорогостоящего имущества...
   И вот в течении двух дней мы вчетвером выпиливали распорки в оружейных пирамидах, выклеивали там же бумажные бирочки под прикручиваемых поверх оргалитовыми прозрачными пластинами, получали со склада и закрепляли за каждым солдатиком его уже личное оружие... А сердце-то всё болело и ныло в ожидании обязательныхпроступков моих оставленных на воле молодых, но потенциально опасных "преступников"... Тревожные предчувствия меня естественно не обманули и ко второму вечеру начальник медицинской службы бригады в срочном порядке пригласил меня в санчасть для обозрения моего же молодого солдатика, только что привезенного в тяжелейшем состоянии, ну разумеется, с парашютных прыжков... На негнущихся ногах я всё-таки доковылял но нашего местного лазарета и раскрыл свои зажмуренные глазки только лишь в самой палате, куда меня за ручку привел добрый доктор Айболит... Каково же было мое искренне-восторженное удивление, когда вместо окровавленного куска человеческого мяса, как результата неудачного приземления или же дедушкинского воспитания, я увидал на больничной койке вполне целенького юношу... Правда, почти голенького, но зато в армейских трусишках...
   -Ты чему радуешься? - откинувший, как заправский фокусник, одеяло начмед возмущенно повесил его на спинку кровати и продолжил бурно выражать свое сочувствие. -У него же язва! А вы...
   Со вздохом облегчения я тут же возразил врачу, что в желудок, да еще и солдатский, вообще-то заглянуть сложновато в полевых условиях... Никаких жалоб на здоровье он никогда не высказывал и в санчасть не обращался... Книга записи больных в роте имеется и регулярно мной проверяется...
   Прекрасно поняв то, что на военно-медицинской мякине меня не провести, потомок Гиппократа моментально перешел к санитарно-эпидемиологическим нюансам...
   -Да ты посмотри, сколько у него насекомых ползает! - в благородном гневе вскричал доктор. -Сейчас по всей санчасти расползутся...
   Вот тут-то мне возразить было нечего - ведь я являлся пусть временным, но всё-таки командиром целого подразделения, откуда и поступил этот "ветеринарный донор". Хотя в принципе вещей санитарным контролем и соответственно дезинсекцией солдатского обмундирования должна заниматься всё та же медицинская служба... Да и могли сначала помыть бойчишку в душе, перед тем как ложить его на свеженькие простынки. А сейчас было уже слишком поздно и тучные животинки быстренько разбредались по белоснежному полю, навек оставляя своего недавнего "кормильца" на произвол судьбы...
   -Вот как я его сейчас в госпиталь повезу? - успокоившимся тоном спросил майор медицинской службы. - Его-то камуфляж уже сам собой под кровать заполз... кишмя кишит...
   Ну это было делом поправимым и я строго посмотрел на почти голенького бойца спецназа:
   -кто командир отделения?
   -Младший сержант Стрекинов. - довольно-таки бодрым голосом изрек он.
   Хоть несчастная жертва террора бельевых вшей и лежала в соответствующей страдальческой позе да и разговаривала с невыносимо болезненной гримасой на лице, но его истинную симулянтскую сущность очень хорошо выдавал затаившийся в глазах сильнейший страх... Или даже скорей панический ужас от одной только мысли, что сейчас его раскусят... (тьфу ты... Черт бы тебя побрал... ) то есть разоблачат и отправят обратно изучать сложную и трудную солдатскую науку...
   Но медицина всегда права, а командиры отделений в любое время несут полнейшую ответственность за молодых подчиненных и я спокойно отправился в казарму, где в ружпарке продолжал в поте лица трудиться ни о чем не подозревающий Стрек... Ведь наша жизнь настолько многогранна и неприятные сюрпризы сваливаются порой ну прямо как майский снег на обритую голову...
   Вот и для меня оказалось абсолютной неожиданностью то, что я когда-нибудь столкнуться нос к носу с моим бывшим подчиненным, да еще и при выполнении боевых заданий... Кажется днем ранее я стоял в очереди за своей порцией так называемого офицерского завтрака, когда случайно заметил непонятный мне испуг в глазах молодого здоровяка-повара, внезапно уставившегося на меня словно бедный кролик на голодного удава... А ведь я тогда его не узнал...
   -Вот... Товарищ лейтенант! - еще издали заорал мне Ермаков, тащивший за рукав безропотно переступающее тело в белом халате. -Да иди-иди... Не бойся...
   Следом за ними уже толпой валили наши разведчики, которые успели поесть хлеба да каши и теперь никак не преминули развлечься великолепным зрелищем... Еще бы! Оказывается разжиревший повар, который теперь скуповато накладывает черпаком овсяную жижу в их котелки, в прошлом году являлся их коллегой...
   С минуту мы молча смотрели друг на друга... Исхудавший хищник в уже истрепанной шкурке и откормленное до безобразия длинноухое "белый великан".
   -Не понял! Где доклад и воинское приветствие? А?! - серьезным тоном процедил я сквозь сжатые зубы в полной тишине.
   Если уж играть роль ужасного и жестокого босса, то играть её до самого конца... И рослый повар моментально вскинул к своему белому колпаку правую руку и стал громким голосом рапортовать...
   -Здравия желаю, товарищ лейтенант! Рядовой такой-то по вашему приказанию прибыл! В настоящее время исполняю обязанности старшего повара на солдатской кухне...
   -Вольно-вольно... - не выдержав, я всё-таки залился громким смехом... -Ру-ку... опусти...
   Под веселый хохот и улюлюканье своих прежних товарищей сконфуженный Вовчара убрал от головы выпрямленную ладонь, потом зачем-то сдернул белую шапчонку и стал её мять да переминаться с ноги на ногу...
   -Да ты не волнуйся! Мы тебя с собой не возьмем... -улыбнулся я.
   -В вертолет не влезет... - произнес согнувшийся пополам Ермаков. -Только через рампу...
   Но я тут же пресек всевозможное злословие и неприличные шуточки в адрес кухонного специалиста.
   -Василий! Не смущай своего земляка.
   -Да какой же это земляк! - возмущенно фыркнул Ермаков. - Удавил бы...
   Ну это было уж слишком и я даже шикнул на наглеца, прогоняя его с глаз долой...
   -Кыш... Отсель! Пернатый коростель! Чтоб я тебя не видел полчаса хотя бы...
   Возмутитель спокойствия мигом скрылся в задних рядах зрительской толпы и теперь можно было поговорить почти по душам...
   -Ну, рассказывай как живешь! А то я тебя-то и не узнал вчера... Рожу отъел капитальную...
   Повар поначалу был немногословен:
   -Комиссовали меня тогда... Я еще обратно просился... Но врачи отказались...
   -Ну, конечно!... - сплюнул крепкий солдат из второй, кажется, группы. -От этих "извергов" всего можно ожидать... Ты сопротивлялся изо всех сил... А они тебя насильно отправили домой...
   -Небось и мамка уже за воротами поджидала на машине... -хохотнул уже другой солдат.
   -Цыц! Не мешайте нам общаться... - нарочито грозно прикрикнул я на них обоих, а затем опять ласково вопрошал более мирного собеседника. - А как же твоя язва? Ну давай-давай... Выкладывай всё начистоту...
   -Домой приехал... Работы нигде нет... Вот по знакомству сюда помогли устроиться... - прозвучал невнятный ответ.
   -А болезнь твоя? - громко спросил кто-то из бойцов. -Куда она подевалась... Ты ведь тогда еле ходил... За животик держался...
   -Язва зарубцевалась. - еле слышно произнес Вовчара. -Сейчас не беспокоит...
   -Понятно! - сказал я. -А мы вот сюда воевать прилетели... Твой город от Чеченов защищать... А ведь и ты мог бы вместе с нами быть... Если б тогда не закосил... И не стыдно тебе?
   Здоровенный повар молчал и нам даже сталожалко его...
   -Да ну его! Нормальные пацаны всё выдержали и сейчас сюда приехали людей спасать! А это чмо...
   Так и не договорив, крепыш демонстративно развернулся и ушел к месту расположения своей второй группы...
   Вокруг стало очень тихо...
   Если откровенно... То я даже и не ожидал такого поворота событий, так как намеревался чуточку побалагурить с бывшим бойцом... Ну а тут разговор перешелв очень уж серьезное русло...
   -Ну... Ты уж на него не обижайся! - тоном помягче сказал я повару. - Мы же тут по нескольку раз в день вылетаем на облеты... Вот и устал человек... Брякнул не подумавши...
   -Да ничего... - странно дрогнувшим голосом ответил Вовчара. - я же не знал...
   По нему было заметно, что и мои насмешливые уколы, и искренние издевательски-оскорбительные высказывания бывших товарищей очень уж сильно задели его душу, не говоря уже о самолюбии, уязвленном до самых глубин... Но ведь человек сам является творцом своей же судьбы и личный выбор он сделал в прошлом году...
   -А кто же знал, что всё вот так получится? - философски изрек я. - Только вот надо бы всегда оставаться мужиком...
   -Это точно... -неожиданно с каким-то внутренним вызовом согласился со мной здоровяк и через коротенькую паузу решительно обратился ко мне вновь. - Разрешите идти, товарищ лейтенант?
   -Иди. - ответил я.
   Стоявшие рядом разведчики расступились и пропустили парня в белом одеянии. Затем и они стали постепенно расходиться по своим дневкам.
   Ужена ужине наш доктор тоже сперва не поверил моему сообщению о столь необычной встрече.
   -Это какой-такой Вовчара? У меня их столько перебывало...
   -Которому его командир отделения принес свой дембельский камуфляж, чтобы отправить его в госпиталь... Ну, самый вшивый ваш больной... Как вы сами говорили...
   -А-а-а... Как же, как же... Был такой... - затараторил военный врач. -Он еще полчаса не хотел одевать сержантскую форму...
   -Вот это он... - подтвердил я. -На полевой кухне нашей работает...
   Ну разумеется, наш добрый доктор Айболит обрадовался от всей души и сразу же отправился на поиски своего прошлогоднего пациента. Вернулся он минут через двадцать и немедленно обрадовал нас своим заключением...
   -Ну что?! И всё-таки наша военная медицина способна творить чудеса...
   -Особенно на бумаге... Когда призывают в армию... - мрачно пошутил командир третьей роты, из которой комиссовалось немало солдат.
   -Это уж как почитать... - тут же отпарировал ему начмед. -Ведь почти все язвенники тощие, как смерть... И этот был таким же... А сейчас?! Богатырь! Гвардеец!
   -Отожрался на солдатских харчах... - недовольно поморщился я. -Не следовало его отправлять тогда в госпиталь... Служил бы сейчас в бригаде и защищал свой родной город вместе с нами...
   Подошедший к нам командир группы Сарыгин имел такое же мнение.
   -Стал бы уважаемым человеком... А он тут на кухне ошивается...
   -Каждому - свое... - сказал ротный-3. -Кому кастрюли драить , а кому с автоматом бегать...
   На этом перемывание бойцовских косточек незаметно и прекратилось...
   После ужина все наши группы такой же длинной вереницей отправились обратно в свою казарму, где разведчики могли наконец-то выложить на кровати свои бронежилеты вместе с оружием, выпрямиться в полный рост да вздохнуть полной грудью и наконец хоть как-то обмыть разгоряченные и грязные тела холодной водой из-под ведра. Ополоснуться также можно было и в солдатском душе под открытым небом, который мы обнаружили накануне. Но водичка из нескольких трубок текла очень слабо, а желающих освежиться там всегда толпилось хоть отбавляй и мыльная пена успевала превратиться в стягивающую кожу пленку, пока подходила долгожданная очередь встать под тепловатую струйку...
   И несмотря ни на что, у нас это считалось комфортом...
   Уже ночью мы узнали об одном трагическом инциденте. Для того, чтобы предотвратить массовое появление в городе граждан, не имеющих буденновской прописки, на всех въездах в город были выставлены блокпосты, на которых дежурили милиционеры и солдаты внутренних войск. Эти блокпосты также занимались проверкой всех лиц, прибывающих в город в командировки или по иным служебным делам.
   Вечером на одном из въездов в Буденновск была остановлена автомашина, в которой находилось двое журналистов, направлявшихся к буденновской больнице. Мужчина представился гражданином Германии и корреспондентом одной из западных газет. Вместе с ним ехала его жена, которая также являлась журналисткой, да еще и уроженкой здешних мест.
   Поскольку у них не было с собой каких-то документов оба репортера были остановлены военнослужащими ВВ для выяснения обстоятельств их прибытия в город Буденновск. Но время уже было позднее и никто из дежуривших на блокпосту не мог принять решение пропустить задержанных в город или отправить обратно. Может быть, это ожидание надоело супругам и они решили на свой страх и риск в темноте незаметно уехать от блокпоста. Но их попытка скрыться была замечена и военнослужащие ВВ МВД, как впрочем и другие служащие из других, якобы, военных ведомств, заорали во всю глотку предусмотренные слова:
   -Стой! Стой, стрелять будем!
   А на блокпосту для усиления находилась боевая машина пехоты, в которой тоже дежурил солдатик. Сидевший в башне вевешник услыхал истошные вопли сослуживцев и в прицел ясно различил отъезжавший автомобиль. Курсовой пулемет выпустил одну короткую очередь, убившей наповал супругу немца, управлявшую легковым автомашиной.
   Спустя некоторое время на блокпост прибыло все командование этого подразделения, которое тут же приступило к расследованию случившегося происшествия. Стрелявшего солдатика сразу арестовала военная прокуратура, которая немедленно возбудила уголовное дело по факту убийства журналистки. Следователям военной прокуратуры теперь предстояло установить было ли это убийство случайным или умышленным, группой лиц или одиночкой, по предварительному сговору или ...
   *
  
   Глава 4 ПЕРВЫЕ ВЫСТРЕЛЫ...
   День начался как обычно. В четыре утра группы построились и
   направились на аэродром. Там они разбрелись к своим лежбищам. Из-за утренней прохлады мы разлеглись на досках разобранных ящиков и пытались согреться в слабых лучах восходящего солнца. Заниматься наземной тренировкой и таким образом греться уже не имело смысла. Все разведчики уже достаточно четко усвоили тактику своих действий и теперь нужно было доводить ее до нужной кондиции на реальных боевых вылетах с десантированием из зависшего или низколетящего вертолета с развертыванием в боевой порядок, досмотром местности и последующей эвакуацией.
   Да и силы солдат следовало поберечь, ведь за день мы совершали по четыре-пять двухчасовых вылетов, в ходе которых приходилось по нескольку раз десантироваться и досматривать то автомашины, то группы людей, то отдельно стоящие строения. Длительное пребывание в воздухе сказывалось на всех - первые полчаса на земле мы ходили, шатаясь, как моряки в качку.
   Сегодня должны были состояться похороны людей, погибших в первый день нападения Басаева на город. Пролетая утром над сельским кладбищем, расположенном в нескольких километрах от Буденновска, мы насчитали около двадцати пяти свежевырытых могил, готовых для погребения.
   -Да...Если только на этом дальнем кладбище столько людей будут хоронить, то сколько народу эти чечены поубивали. - Прокричал борттехник после увиденного.
   Досмотрев стоявший в чистом поле Камаз-самосвал и не дожидаясь, пока к нему подойдут работающие вдалеке несколько человек, мы после одиннадцати вернулись на свою базу.
   Но не успели мы еще проверить оружие на разряженность, как к нам подбежал запыхавшийся дежурный по КДП.
   -Только что вертолетчики с двадцатьчетвертых передали. Там у пожарного депо обнаружили боевиков. Идет бой. Команда на вылет. - Прокричал он комбату.
   Загрузившись на другие борта, группа сразу взмыла в воздух. До пожарного депо железнодорожной станции было несколько минут лета и вертолеты даже не стали набирать большую высоту. Я заглянул в кабину летчиков и старался разобрать где боевики. Мы подлетали со стороны широкого поля, на краю которого у лесополосы было четко видно как рвутся гранаты. Сначала ярко-желтым пламенем вспыхивали разрывы, над которыми затем разрастаясь поднимались небольшие клубы черного дыма. Вертолет направился на 200-250 метров вправо от места боя и начал снижаться.
   Я быстро обернулся к своей подгруппе:
   -К бою!
   Бойцы держали оружие в руках и были готовы к десантированию. Их лица выражали суровую решимость и серьезность. Стоя у открытой двери, я дождался нужной высоты, зачем-то крикнул "Гоу" и спрыгнул вниз.
   Зеленое сверху поле внизу оказалось вспаханной землей, засеянной подсолнухом. Бежать по рыхлой почве, да еще сквозь выросший до пояса подсолнечник было тяжеловато. Пробежав метров пятьдесят, я присел и оглянулся назад. Группа уже десантировалась вся и сейчас разворачивалась в дугу, охватывая место боя. Опять слева и сзади бежал комбат. Внезапно впереди на поле боя раздался резкий и сочный взрыв. Сразу же после него раздалось несколько беспорядочных щелчков, похожих на пистолетные выстрелы. Я обернулся и увидал, как у самой лесополосы поднимается черный дымок. Расстояние до него было метров 150.Пригибаясь как можно ниже, я рванул вперед, но не успел пробежать и двух десятков метров, как впереди опять рвануло. Но теперь взрыв раздался на поле, по эту сторону грунтовой дороги. Пробежав свои положенные полсотни метров, я снова присел и огляделся.
   Солдаты, пригибаясь и петляя, делали короткие перебежки. Интервал между бойцами был нормальный - до 10-15 метров. Впереди было подозрительно тихо. Из лесополосы стал осторожно выбираться человек в какой-то полувоенной форме. В прицел я разглядел, что это мужик лет сорока славянской внешности. Из лесопосадки также осторожно выбрался второй. В руках у обоих, похоже, были пистолеты.
   Когда я подбежал к этим полувоенным людям, они уже стояли на проселочной дороге. Но в руках у них было уже по автомату АК-74. На земле лежал армейский вещмешок, до половины набитый магазинами.
   -Вы кто? - подбегая, крикнул я.
   -ВОХРа. С пожарной части. - Оглянулись они на меня.
   -Автоматы откуда? - спросил я.
   По затыльнику было видно, что это были АК-74,с которых были сняты деревянные приклады.
   -Да этих, двоих. Но их сначала было трое, третий куда-то забежал. Или в поле прячется или в посадке.
   -А где эти двое? - уточнил я.
   -Да они вон лежат. - сказал один из вохровцев и выпустил длинную очередь из автомата по кромке поля.
   Пробежав метров десять, я наткнулся на двоих боевиков. Они лежали на спинах, с развороченными животами. Один из них уже затих и не подавал признаков жизни. Второй, который выглядел постарше, что-то бессвязное еще бормотал. Но его тело уже изгибалось в агонии и жить ему оставалось немного. Я обежал их и стал быстро осматривать поле, надеясь по шевелящемуся подсолнуху определить местоположение третьего боевика.
   Внезапно за моей спиной ударила длинная автоматная очередь.
   -"Бля, может от чего-то отрикошетить и меня зацепить"- моментально пронеслась мысль и, оборачиваясь, я заорал:
   - Долба-б! Нах-я стрелять?!
   -Чего?!- стрелявший оказался комбатом Маркусиным, который был явно возмущен и удивлен таким моим обращением к старшему начальнику.
   - Извиняюсь, товарищ майор. Не заметил. Я был тоже удивлен прытью комбата, ненамного отставшего от меня.
   -Собаке - собачья смерть! -сказал комбат сквозь зубы и выпустил длинную очередь в грудь второму боевику.
   По расположению мужских тел стало ясно, что они подорвали
   себя последней гранатой. Полегший вокруг подсолнух оказался густо забрызган их красной, но уже чернеющей кровью. Кожа на животах начисто отсутствовала и хорошо виднелись сизые и почему-то дымящиеся внутренние органы. Убитые были одеты в черные джинсы и клетчатые рубашки с закатанными рукавами.
   Я приказал подбежавшим солдатам осмотреть мертвые тела. Может быть у них оставались документы или еще что-нибудь из оружия.
   На дороге стояло уже несколько вохровцев. К первым двум подошло еще двое охранников пожарного депо.
   -А мы стояли на вышке и вдруг видим, как из леса вышло трое кавказцев. И в руках что-то несут. А идут-то в нашу сторону по грунтовке. Мы по посадке пробежались в их сторону. А когда двое из них поравнялись с нами мы с пистолетами к ним шасть из посадки. - С азартом рассказывал первый вохровец. - Кричим им "Руки вверх".Они подняли. Мы подходим и спрашиваем документы. Он засмеялся и полез в карман. Достал гранату и в нас бросил. А мы упали и один раз стрельнули. Потом она ка-а-ак шарахнет. А мы целые и в них палим с этой стороны дороги. А они залегли с другой стороны и гранаты в нас бросают.
   -А автоматы у них в мешке были? - уточняя детали, спросил я.
   -Поначалу-то мешок у младшего за спиной был. Он его рукой за верх придерживал. Видно когда они от дороги ломанулись он мешок и выронил. А мы его потом уже на дороге подобрали. Если бы мешок с автоматами у них остался, то они и нас застрелили бы и вам досталось бы.
   Эта бурная тирада пожарника завершилась его же нервно-счастливым смешком.
   -Ну а потом? - спросил комбат.
   -А что потом! Мы слышим, что шарахнуло уже у них и стонет кто-то. Мы подумали, что или вы их подбили или вертолет стрельнул. Подходим к дороге, а там мешок и стволы торчат из него. ГЛя, кто-то едет.
   Из лесополосы на грунтовку выехала белая легковушка, оказавшаяся милицейской "шестеркой".Из нее вылезло несколько оперативников, которые после короткого опроса вохровцев направились к телам боевиков.
   -Ребята, надо бы третьего найти. - встревожено Обратился к нам первый охранник.
   -Ну пойдем до вашего пожарного депо, узнаем у вашего наблюдателя куда он мог пропасть. - Сказал Маркусин.
   Вместе с группой мы подбежали к высокому строению, на крыше которого находился наблюдательный пост пожарников. Пока вохровцы выясняли куда мог подеваться третий боевик, к пожарному депо вышла группа ОМОНовцев. Они весьма оперативно были направлены для прочесывания местности для поиска пропавшего боевика.
   Но наблюдатель с вышки не видел никого и наш комбат принял мудрое решение:
   -Берешь с собой четырех бойцов и вместе с милиционерами идешь на проческу. А я с оставшимися бойцами нахожусь в вертушке и прикрываю вас с воздуха.
   Такая задача меня не порадовала - менты могли и самостоятельно прочесать местность, а я спокойно сидеть в вертолете и не хуже Маркусина прикрывать их с воздуха. Но приказ есть приказ и я подозвал к себе четверых бойцов. Ми-8 вместе с комбатом и остатками подгруппы птицей вознесся в небо, а я пошел к милицейскому начальнику согласовывать задачу.
   После совместного обсуждения того, какой именно участок местности нам нужно прочесать в первую очередь, было решено досмотреть прилегающую к месту боя лесополосу и открытый участок местности между этой лесопосадкой и полотном железной дороги.
   Наше совещание происходило рядом с угольной кучей, от которой мы и решили начать прочесывание местности. Я со своими солдатами поднялся на железнодорожный путь. Два бойца пошли впереди меня, а двое прикрывали нас сзади. Идти по шпалам оказалось делом несложным и менее хлопотным, чем продираться сквозь заросли колючей акации в лесополосе, или же брести по пояс в высокой траве, густо поросшей на открытом пространстве между железкой и посадкой.
   Через пять минут бойцы ОМОНа поняли, что родное начальство все равно не оценит их героических усилий по поиску террориста в дремучих и шипастых джунглях ставропольского края. Так они все вылезли из посадки и пошли вереницей вдоль нее. Один из них выпустил длинную очередь из своего автомата по большому и длинному кусту, стоявшему на краю лесополосы. Кустарник зашелестел опадающими листьями и все затихло. Но через несколько секунд этот же куст ожил, зашевелил ветками и именно из него на свет божий выбрался еще один ОМОНовец. На нем не было ни единой царапины. Опешившие от такого зрелища милиционеры сначала онемели, а потом загалдели, кто ругая стрелявшего, кто удивляясь везучести другого.
   -Ни хрена себе, как ребята работают!- раздался возглас одного из моих солдат.
   Я хотел что-то сказать, но справа впереди раздался негромкий хлопок.
   -Из подствольника долбанули. Всем сесть! -быстро скомандовал я.
   Ждать пришлось недолго и через несколько секунд граната от подствольного гранатомета разорвалась рядом с угольной кучей. Как раз в том самом месте, где мы пять минут назад обсуждали с милиционерами задачу.
   -Там блокпост вевешников стоит. Может они и стрельнули на звук автоматной очереди. - Сказал сержант-милиционер.
   Мне оставалось только матюкнуться. Через десять метров мои бойцы обнаружили впереди бетонный колодец рядом с бетонной дренажной трубой под железной дорогой.
   -Товарищ лейтенант, заглянуть? - спросил солдат.
   -Подожди.
   Я подошел к бетонному колодцу, вынул РГДшку и, выдернув чеку, бросил гранату вниз. - Садись!
   В колодце раздался гулкий взрыв и я выдал солдату свое разрешение:
   -Теперь можешь смотреть.
   Но в колодце никого не было и мы подошли к дренажной трубе. Солдат поглядел на меня и стал ждать. Я зашвырнул в трубу вторую гранату и после более громкого взрыва еще выпустил одну очередь из своего Винтореза.
   -Так, смотри быстрее и пошли обратно. Что-то мне не нравится это прочесывание.
   Вернувшись на грунтовую дророгу рядом с пожаркой, я приказал одному бойцу зажечь сигнальный дым. Солдат неуверенными движениями развел металлические усы на одном торце сигнального патрона и дернул за кольцо на втором. Из зеленого цилиндрика повалил густой оранжевый дым. Это был сигнал нашему борту вернуться за нами.
   Через несколько минут на дорогу приземлился наш Ми-8, из которого выпрыгнул Маркусин.
   -Ну что там ?
   -Да эти менты если не своих, то нас случайно подстрелят. Потом расскажу. - Ответил я. - Товарищ майор, нам надо бы эти автоматы конфисковать у пожарников.
   -Зачем? - спросил майор.
   -Ну у них автоматы все равно отберут. А кто принесет трофейное оружие, то тому и результат запишут. Уж лучше мы заберем стволы, чем эти эмведешники. Все равно мы здесь самые первые оказались.
   Комбату эта идея понравилась и мы вдвоем отправились на поиски пожарников. Те сначала пытались возражать, напирая на то, что теперь оставшиеся в живых чеченцы их будут вычислять, а у них есть семьи, которые нужно защищать. Выслушав эту околесицу, комбат молча взял оба трофейных автомата за стволы и попросту выдернул их из рук вохровцев. Я же потянулся за двумя револьверами, заткнутыми у них за поясами.
   -Ребята, вы что? Автоматы берите, а Наганы это наши служебные. -Растерянно попятились пожарники.
   Мы повернулись и побежали к вертолету. Один из вОХРы все-таки увязался за нами:
   -Мужики, ну вы хоть гранаты подкиньте нам! - взмолился он на бегу.
   Я достал на ходу две оставшиеся гранаты РГД-5.
   -На, больше нету. - И мы разошлись довольные друг другом.
   Комбату идея с трофеями явно понравилась и, подбежав к вертолету, он приказал летчику перелететь поближе к убитым боевикам.
   -Мы их тоже заберем. - Радостно и возбужденно прокричал он нам.
   -Товарищ майор, да зачем кровью салон пачкать? - закричал борттехник, но Маркусин уже побежал к трупам.
   Стоявшие у "шестерки" оперативники попытались остановить комбата.
   -Автоматы являются вещественным доказательством и мы должны приложить их к протоколам. - Кричал один из милиционеров.
   Но эта детская уловка нам уже давно была знакома... Майор Маркусин, не останавливаясь, обежал стороной оперов и прокричал:
   -Ни хрена, мальчики! Автоматы мы забираем с собой! Все вопросы -к начальнику разведки Северокавказского военного округа.
   Наш вертолет уже приземлился на поле и солдаты на брезентовом полотнище тащили тела погибших боевиков к двери. Погрузив их, мы сами забрались на борт. Дверь захлопнулась и мы пошли на базу.
   На аэродроме уже знали, что мы везем с собой двух погибших. Сообщивший на КДП эту информацию командир нашего Ми-восьмого не уточнил чьи это трупы и теперь к нашему приземляющемуся борту со всех сторон бежали солдаты, офицеры, официантки из столовой и прочий гражданский народ.
   Когда стало ясно, что наши солдаты и офицеры все живы и здоровы, народное волнение заметно поутихло. Но вот из вертолета вынесли тела погибших басаевцев и оттащили подальше от вертака. Сразу же вокруг них образовалось сборище любопытных.
   Мне было понятно, что никто из них никогда в жизни не видел ни живого, ни мертвого боевика. Людям хотелось наяву посмотреть хотя бы на их трупы. Но почему-то у меня возникло неприятное чувство от этого зрелища. Если бы один из боевиков хотя бы пошевелил рукой или ногой, то добрая половина этих зевак сразу разбежалась бы в разные стороны. Но мертвый боевик совсем не опасен.
   -Сбежались на потеху.- недовольно проворчал борттехник.
   Он поливал из канистры воду на пол вертолета, пытаясь смыть запекшуюся кровь.
   - И зачем только их сюда привезли. Уж лучше бы там оставили, чем вот так лежать под ногами у всякой швали.
   Но вода у бурчащего механика закончилась и он пошел за пожарной машиной. Скоро пол вертушки был промыт водой из брандспойта. После этого мы попросили водителя пожарки направить струю на нас. Было очень приятно смыть с себя грязь и пот, которые мы вобрали в себя за этот вылет.
   -Там у пожарной части через железную дорогу и еще одну посадку находится поворот от шоссейной дороги. А поворот как-раз на кладбище. В двенадцать должна была пойти похоронная процессия на это кладбище. Может эти духи хотели сделать на повороте засаду на траурную колонну. И народу положили бы там до хрена.- выдвинул наш доктор свою версию случившегося.
   -Да, если бы они успели до автоматов добраться, то еще неизвестно на кого бы они так глазели. - задумчиво сказал комбат, сидя в тени нашего борта.
   -Ну их могли бы из пушек расстрелять двадцатьчетверки. - отреагировал наш доктор. - А с другой стороны, чего им нужно было себя подрывать? Сдались бы в плен, потом их на наших обменяли бы.
   -Да нет. Сдаться в плен-это для них хуже смерти. - Сказал я. - Что там нашел?
   От сборища шел наш солдат, который осторожно держал что-то пальцами. Это оказался развороченный корпус от запала гранаты.
   -Еле выковырял. - сказал довольный боец. - Из печенки достал.
   Зазубренный кусок железа был весь покрыт кровью и кусочками чего-то красно-коричневого. Еще на поле у боевиков при досмотре нашли простенький охотничий нож. Сейчас его носил на поясе один из моих бойцов.
   -И охота тебе было ковыряться в этом мясе? - спросил солдата доктор.
   -А что я. - отнекивался разведчик. - Вон кто-то у одного ухо отрезал уже.
   Я коротко выругался и приказал своему кукану:
   -Иди и найди две лопаты. Как эти прокурорские закончат досматривать их, пойдешь со мной трупы хоронить.
   -Это еще зачем? - удивился Маркусин. Оттащить их за колючку, пустьтам собаки их растащат.
   -Нет. - неожиданно твердо сказал я.- Убитого врага нужно уважать. Издеваться над трупами противника-это большой грех. До захода солнца я их похороню. Я не хочу на себя грех брать.
   - А-А -протянул комбат. - Так ты ведь тоже мусульманин. Свою веру соблюдаешь?
   -Может и соблюдаю.- тебе скоро каюк.
   От тел боевиков к нам шел какой-то следователь из военной прокуратуры.
   -Ну что же вы так плохо их обыскали? - спросил он комбата согласился я. -Но если на войне потерять человеческий облик, то значит. - Милиционеры только что нашли военный билет в кармане у одного из трупов.
   -А какая разница, кто нашел? - возмутился Маркусин, Главное, что нашли.
   -Так военный билет милиционеры с собой заберут. - объяснил военный следователь. А у военной прокуратуры нет ничего из доказательной базы.
   -Слышь! Там в больнице еще сто боевиков есть. Ты их попроси сдать документы перед штурмом или вместе с "Альфой" штурмуй больницу. -посоветовал ему комбат. - Заодно будешь смотреть за соблюдением законности при штурмовой операции.
   Военный следователь не стал выслушивать комбата до конца и быстро зашагал обратно.
   -Вот, суки. Устроили социалистическое соревнование - кто больше доказательств соберет. - вырвалось у меня.
   Подошел наш солдат, проторчавший около трупов более часа.
   -Тот, у кого нашли военный билет, местный, .Жил тут рядом с городом. -рассказал он. - Ему двадцать лет. А второму, который помладше, должно скоро восемнадцать было стукнуть.
   -Хрен его знает, и чего ему дома не сиделось.- с досадой сказал и сплюнул доктор.
   На взлетку опустилось два Ми-8 и два Ми-24. Это наша вторая группа вернулась с облёта.
   Из вертолета выскочил командир роты и побежал к комбату:
   -Товарищ майор, там из зеленокумска к Буденновску по шоссе несется какая-то левая колонна машин "скорой помощи".На сигналы остановиться не реагируют. Мы бы ими занялись, но керосин заканчивался на восьмерках.
   -Ладно. Если дежурный по полетам даст добро на вылет, то полетим. Тут до обеда полчаса осталось. - сказал комбат.
   Мы вылетели и на указанной трассе действительно обнаружили десяток машин "скорой помощи",которые на большой скорости неслись к Буденновску.
   Наш Ми-8 развернулся и стал догонять колонну, держась справа от нее. Вертолет поравнялся с головной машиной и теперь мы двигались в одном направлении и на одной скорости, только они по автостраде, а мы по воздуху.
   В открытую дверь комбат несколько раз махнул рукой вниз, давая знак остановиться. Но сидевший справа от водителя дородный врач лишь равнодушно посмотрел на нас. Но сам водитель наш знак понял и тем не менее показал рукой на свое начальство.
   -Дай-ка очередь в воздух! - приказал мне комбат.
   -У меня же бесшумная. -сказал я про свою винтовку.
   -Ну тогда очередь по дороге перед первой машиной. - уточнил Маркусин.
   "Это мы запросто."-подумал я и выпустил три патрона по дороге за десяток метров от автомобиля. Пули выбили мелкую крошку из дороги. Это видел я, это же заметили и в передней "скорой помощи".Водитель дал по тормозам и выехал на обочину.
   Не дожидаясь пока вся колонна остановится, командир вертолета направил Ми-8 через дорогу на поле. Десантировавшись, подгруппа бросилась к каретам "скорой помощи".Я подбежал к головной машине и увидал рядом с ней водителя и важного вида мужчину в белом халате и больших очках.
   -Досмотр автомашин. - коротко объяснил я. - Переведите своих людей на другую сторону дороги.
   Главный доктор попытался что-то возразить, но времени было в обрез и я крикнул своим бойцам:
   -Всех пассажиров - на эту сторону дороги. Убрать всех от машин. Досмотреть и людей и машины.
   Солдаты стали направлять людей в белых халатах на противоположную сторону дороги. Старший колонны тоже пошел на другую обочину и при этом шел так нарочито медленно и важно. Но меня разозлили его надменные и презрительные взгляды, которые он, оборачиваясь, бросал на меня. И в большей мере из-за этого я был вынужден поторопить его:
   -Эй, в очках! На ту сторону -живо!
   Солдат осмотрел изнутри "скорую помощь",но ничего подозрительного не нашел:
   -пусто. Даже спирта нету!
   Другие автомобили также были чисты в плане какого-либо подозрительного груза.
   -Блин, только зря пробегали. - коротко выругался я. - Что у них?
   Я побежал к бойцам, которые досматривали пассажиров колонны. Медперсонал тоже оказался "чистым" от оружия и взрывчатки.
   -На борт! - скомандовал я своим, а людям в белых халатах высказал свое пожелание:
   -Свободны. В следующий раз останавливайтесь сразу.
   Когда мы взлетели медицинская колонна уже трогалась в путь.
   -Этот старший, в очках, нам кулаком не грозит, случайно?
   крикнул я солдату, вместе со мной досматривавшему головную карету.
   Боец сидел по правому борту и наблюдал за автомобилями "Скорой помощи".
   -Нет. Только смотрит как на врагов народа. - ответил солдат.
   -А у них спирта не было? - спросил доктор.
   -Вроде бы нет. - ответил я.
   -Что это за доктора, если без медицинского спирта на такое задание едут? Как они людям помощь будут оказывать? - возмущенно прокричал наш военный Гиппократ.
   -Спирт -это горючее вещество. Можно приравнять к жидкообразному взрывчатому веществу. - констатировал комбат. - В следующий раз обязательно найти и изъять для дальнейшего уничтожения. Способ уничтожения определю я.
   Я лишь покривился - мой организм не воспринимал такого варварского отношения к себе.
   Нам было жарко и в открытую дверь иногда залетали порывы встречного потока. Час назад мы были чистыми и свежими после купания под струей из брандспойта. А сейчас все, кто бегал на досмотр опять были черными от грязи и со струйками пота на почерневших лицах. При десантировании и возвращении на борт нам приходилось пробираться сквозь черную тучу пыли, поднимаемой с земли стремительно вращающимися лопастями вертолета. А земля здесь была добротным ставропольским черноземом...
   -Получено задание. На окраине какого-то большого села обнаружен крытый грузовик с вооруженными людьми. - Из кабины летчиков вышел комбат. -сейчас будем досматривать.
   Наведение на цель было произведено очень точно и спустя несколько минут наш борт прибыл прямо к месту назначения. С ходу пролетев над указанной нам сельской окраиной, мы убедились, что именно на этом въезде в село стоит подозрительный автофургон, рядом с которым находилось до полутора десятка мужчин. У большинства из них на руках виднелись длинные металлические предметы.
   Вертолетчики решили не рисковать и поэтому высадили нас в полукилометре от этого грузовика. Десантировавшись, я направил пол-группы охватывать врага со стороны поля, а сам с другой половиной пробежал через посадку чтобы зажать неприятеля слева со стороны шоссейки.
   До фургона оставалось каких-то сто метров когда мы заметили несущийся на нас "Жигуль".Мы уже бежали во весь дух, быстро развертываясь в боевой порядок по расширяющемуся асфальтовому покрытию. Впереди пустая автомагистраль раздваивалась и прямая главная дорога продолжалась до самого села со странным фургоном и уже встревоженными людьми... Ну а влево с плавным изгибом и подъёмом на виадук уходило другое ответвление трассы. И именно от туда прямиком на нас и вылетел этот правнук "Фиата". Увидав нас, водитель резко затормозил в полусотне метров, не останавливаясь, лихо развернулся и сразу же погнал своего стального коня обратно на виадук.
   Ну разумеется "своего" мы никогда не упустим и охотничьи инстинкты сработали моментально.
   -Стой! - раздалось несколько голосов, в том числе и мой.
   Но, заслышав наши грозные окрики, владелец легковой автомашины цвета перезрелых помидоров тут же записался в отчаянные автогонщики и моментально прибавил еще больше газу своему высокоскоростному болиду. В салоне "жигулей" не наблюдалось больше никого, кроме единственного лихача-водителя. Мне показалось, что это какой-то мирный дядька со страху принял нас за боевиков и теперь изо всех сил пытается дать дёру.
   Но остановить и досмотреть зарвавшегося автолюбителя следовало во что бы то ни стало...
   -Стой! Стрелять будем! - Комбат Маркусин опять вошел во вкус. - По лобовому - огонь!
   Слева раздался очень близкий и потому оглушительно-звонкий одиночный выстрел АКСа комбата. Я уже успел присесть на колено и привычно поймать в прицел "свою" цель, но не лобовое стекло, а правый задний фонарь и тоже нажал на курок.
   В оптику было хорошо видно, как наши пули пробили стекла автомобиля, но водитель оказался упертым храбрецом и ни в какую не останавливался даже при прямых попаданиях.
   -По колесам. - крикнул Маркусин и сразу выпустил две короткие очереди.
   Мой треугольник прицела стал подбираться к одному из колес, но было уже поздно... Стрелявший очередями майор проявил очень даже быструю реакцию и неплохую меткость...
   "Жигуленок" как бы нехотя вильнул вправо и , медленно останавливаясь, съехал на обочину. Оставшись без "работы", я рванул вперёд... Из-за пробитых обоих правых колес автомобиль прямо на наших глазах неудержимо кренился вправо. Но водитель решил не сдаваться до последнего... Он мигом выскочил из подбитого автотранспортного средства и трясущимися руками пытался вставить ключ в замок своей двери. По правой половине его лица обильно текло что-то красное.
   -Точно какой-то местный. Куркуль. Его чуть не убило, а он свою машину старается закрыть. - на бегу подумал я. - Чья же пуля его задела? Я же вправо бил.
   Бережливому автовладельцу все-таки удалось закрыть левую дверь, после чего он молниеносно выдернул ключ и крупным аллюром побежал по направлению к злополучному ГАЗ-66, который уже досматривали наши солдаты.
   -Перехвати его! - крикнул мне комбат и по главной дороге понесся дальше к грузовику.
   Я с каким-то бойцом свернул с пологой шоссейки на пустырь и , перескакивая на ходу через ямы да бугры, помчался наперерез... Мы оказались резвее и вскоре остановили громким окриком незадачливого водителя, уже успевшего одолеть половину пути до спасительной толпы...
   -Стой! Руки - вверх!
   Тяжело дыша, мужик медленно остановился и послушно поднял обе руки вверх. Правая половина лица была полностью залита кровью, стекавшей откуда-то с виска.
   -Что же вы от нас убегали? - спросил я его, на всякий случай хлопая по его карманам.
   Водителю было лет под пятьдесят, он с трудом дышал и еще хуже разговаривал:
   -В-в-вы-ыы к-к-т-т-о-оо?
   -Да мы свои! - попытался успокоить его я.
   -Дядь Ваня! Что же вы от нас уехать хотели? - прокричал подбегающий сзади солдат. - Мы же кричали "стой".
   -А-а т-ты от-куда мен-ня з-знаешь? - к мужику постепенно стал возвращаться дар речи.
   -Да я же Васька Ермаков. Сосед ваш. - сказал, отдуваясь разведчик.
   Его черное от копоти и пыли лицо было залито струйками пота и сейчас он менее всего был похож на недавно проживавшего рядом мальченку...
   -Антихрист ты! А не сосед!- воздев в сильнейшем отчаяньи свои руки к небу, искренне возопил куда-то вверх обладатель "Жигулей".- Кто же своих соседей стреляет средь бела дня?
   -Да я не стрелял...- смущаясь, начал было оправдываться мой подчинённый.
   -Надо было остановиться по приказу. - строго сказал я и протянул руку ко лбу пожилого человека.
   Ровнёхонько по середине лба под кожей бугрилось что-то, похожее на маленький кубик. Под пальцем он легко переворачивался и перемещался в разные стороны. В том месте, где лоб постепенно переходил в височную область была небольшая ранка, из которой густо текла кровь.
   -Ой, сынок! Меняж там ранило! - спохватился водитель и совсем как дед Щукарь запричитал: - У меня там пуля застряла... В голове - пуля. Меня ж в больницу, на операцию нужно...
   -Это не пуля. А осколок от стекла лобового. -я ткнул пальцы мужика в прямоугольный бугорок под кожей.
   Тот запричитал еще сильнее:
   -Какое стекло! Я же чую - пуля. Можа маленькая, но пуля.
   Ой, лихо. Тут и помру...
   -Осколок стекла вот тут вошел под кожу, а здесь застрял. - Я провел пальцем мужика от ранки до бугорка.
   Но это его совсем не успокоило:
   -Помру я тут...
   -Дед, беги быстрей к врачам. Пусть тебе пулю достают, может не помрешь.
   - С этими словами я развернул раненого водителя к окраине села, где стоял фургон и уже собралось человек тридцать-сорок. Словно повинуясь моему распоряжению, обливающийся кровью пожилой мужчина ходко побрел к смотрящим на нас людям...
   Теперь нам следовало изучить внимательнейшим образом место происшествия.
   -Ермаков, пошли машину осмотрим.
   Колеса оказались пробитыми комбатовскими выстрелами - это было и так ясно. Свою пулю, то есть отверстия от неё я нашел быстро- они были гораздо больше и по диаметру совпадали с девятимиллиметровыми патронами моего Винтореза. Моя пуля пошла выше на 10-15 сантиметров от заднего фонаря "шестерки" и пробила отверстия аккурат в створе заднего и лобового стекла. От "моих" отверстий было сантиметров пять до нижнего края стекла и, по моему глубокому убеждению, не могли выбить осколок стекла, попавший водителю в голову. Ну а комбатовская пуля попала точно посередине обоих лобовых стекол, но на миллиметры ниже зеркала заднего вида. Диаметр этих отверстий как раз соответствовал калибру 5,45 миллиметров. По высоте эти небольшие отверстия располагались на уровне головы водителя.
   -Смотри, вот моя большая пуля. А вот маленькая -комбатовская. - показал я отверстия солдату Ермакову.
   Но того в данную минуту больше интересовал материальный ущерб, причинённый дорогому соседу...
   -Да машина-то целая. Только колеса заклеить и стекла поменять. - Оценил он убыток нанесенный своему "дяде Ване". - Да и вообще эти дырочки можно болтами закрутить, чтобы трещины не пошли на остальное стекло и все.
   От автофургона нам уже кричали и свистели, предлагая нам поторопиться с возвращением. Основная часть разведчиков уже начала скрываться в лесополосе, сразу за которой на поле садились наши два борта. Лишь Маркусин с кем-то ещё продолжали надрывать свои глотки... Мы оставили в покое легковую машину и побежали эвакуироваться.
   И ГАЗ-66 с цельнометаллическим кузовом и стоявшие рядом с ним люди с несколькими ружьями оказались еще одним казачьим кордоном, выставленным местными жителями на въезде в свое село. Пробегая мимо людей, мы не заметили среди них нашего "соседа".Видно его увезли для оказания срочной медицинской помощи и извлечения из головы "маленькой, но пули".
   Внезапно мое внимание привлёк крепкий парень, явно что-то прятавший в кабине за водительським сиденьем...
   - Так... Что там у тебя? - крикнул я ему, подбегая ближе. - Доставай!
   Одетый в промасленную спецовку молодой человек так же оказался водителем и из бумажного свёртка появилась поллитровка беленькой. Ни капли не сомневаясь, парень добродушно протянул её нам...
   - Ребята! Ну хоть вы возьмите...
   - Спасибо! Нет!
   Это почти дуплетом отказались наши практически не дрогнувшие голоса и мы с Василием побежали к вертолёту. Война войной, но "облико" должно быть всегда "морале" ...
   Второй борт уже поднялся, а на нашем оказалась втянутой и лесенка... Но нас они все-таки дождались и мы устало вскарабкались во внутрь отечественного геликоптера...
   -Ну что там с водителем? - спросил меня в вертолете комбат.
   -Да, пустяк. - махнул я рукой. - Пуля выбила осколок стекла. Он влетел под кожу и застрял во лбу.
   -А чья пуля? - решил уточнить Меркосин.
   -Ваша. - по-честному сказал я. Моя пошла внизу и справа. А ваша как раз справа от головы.
   -А может наоборот? - засомневался комбат.
   Но субординация и есть субординация... Только вот для военного прокурора она почти не важна и в вопросе разграничения содеянного, а следовательно и наступающей ответственности всё должно соответствовать справедливой истине...
   -Нет. У меня - девять миллиметров. Сразу видно. А у вас -пять сорок пять. Маленькая дырочка. - твёрдо возразил я. - Вот Ермаков видел.
   Солдат Василий подтверждающе закивал головой.
   -Да ничего с ним не случится! Стекло вырежут. И на память ему отдадут. -прокричал я Маркусину. - Водила оказался соседом Ермакова. Это у которого сын дезертир.
   Данный факт незаконного уклонения военнообязанного соседского отпрыска от всеобщей воинской службы успел мне поведать на бегу разведчик Вася, который невзирая на неподходящесть момента, всё-таки не смог удержаться от возможности высказать свою обиду на такую большую несправедливость...
   -Да ну?!... Эх, бля. Надо было бы ему по двигателю стрелять. - самым натуральным образом огорчился комбат. Ато мы тут воюем, а его сынок дома отсиживается. Непорядок!
   -Зато сейчас мы его чуток компенсировали... - прокричал я Маркусину...
   Шутки шутками, но на мой взгляд это действительно было так...
   Уже за обедом нашим офицерам стало подробно известно про всю эту историю с соседом дядей Ваней и мы еще долго смеялись над куркулистым водителем, закрывающем под свистящими пулями свою машину, а также над его "маленькой, но пулей".
   -А он еще врачам не поверит когда ему стеклянную крошку дадут. Еще потребует настоящую пулю поискать в голове. - говорил, беззлобно потешаясь, доктор.
   -Ну что, Ермаков, ты почто своих соседей стреляешь? - шутливо спросил я солдата по возвращении с обеда.
   -Товарищ лейтенант, так может заскочим в мое село. - Улыбаясь, попросил Ермаков. - А то этот дядь Ваня на всю округу слух пустит, что я на вертолете летаю и соседей почем зря стреляю.
   -Не знаю. Командир борта должен за каждую посадку отчитываться. - сказал всерьез я. - Если договоримся с летунами -попробуем.
   Послеобеденного отдыха у нас так и не получилось и пришлось вновь усаживаться в нашу "воздушную колесницу", чтобы старательно обшаривать ставропольские поля и лесополки, автострады и проселочные дороги, кустарники и прочие естественные изгибы местности.
   Пролетая через час над обстрелянным "жигуленком", мы заметили рядом с ним отчаянно махавших руками людей. На "нашей" машине
   уже отсутствовали переднее и заднее стекла.
   -Давай-ка приземлимся, так, на всякий случай. - сказал ком
   бат, направляясь в кабину пилотов.
   По его просьбе борт приземлился как можно ближе. Мы благополучно десантировались и вот около подстрелянной машины к нам подбежало несколько возбужденных мужчин.
   -Тут только что чеченцы были. Двадцать человек на "Камазе".С
   автоматами. - загалдели они наперебой.
   Комбат в этот раз с нами почему-то не побежал, а остался на вертушке и оценивать обстановку нужно было мне.
   -Кто видел их? Что они сделали?
   -Мы все видели. Вот, расстреляли эту машину. - докладывали
   наперебой местные жители. - Водителя чуть не убили, до реанимации еле довезли. А потом сели на "Камаз" и во-он туда поехали.
   Я доверчиво посмотрел на виадук, на который и показывали всезнающие селяне, но затем решил всё-таки их разочаровать.
   -В эту машину я стрелял.
   От искреннего удивления у сельчан начали отвисать челюсти.
   -А зачем? - недоверчиво спросил один из них.
   Тут мне пришлось выкладывать всё начистоту.
   -Мы досматривали ваш пост. А он хотел удрать. На команды "стой" не реагировал. Вот и пришлось стрелять по колесам. Стараясь не улыбаться, я доводил до селян истинные причины случившегося.
   Не знаю поверили они мне или нет, но после моего рассказа одним слухом о кровавых злодеяниях Басаева на Ставрополье должно было стать меньше.
   В вертолете я обрадовал комбата тем, что нас приняли за чеченцев, а наш Ми-8 за чеченский "Камаз",в который мы потом сели и улетели на аэродром.
   -А деда, говорят, в реанимацию повезли. - открыто сокрушался я и по-моему от этого комбату было невесело. - Боятся, что не довезут..
   Кое-кто из бойцов стал в этот откровенно ответственный момент стал улыбаться и тут я, не выдержав, и рассмеялся. Маркусин облегченно вздохнул, но показал мне кулак.
   Когда наш борт приземлился на аэродроме и по-автомобильному заруливал на свою стоянку, мы увидали, что лежавшие на траве тела боевиков исчезли. Не было и брезентового полотна, на котором их притащили. Чуть позже нам сказали, что трупы забрали с собой прокурорские и милицейские работники. Там, в городе для хранения трупов боевиков был приспособлен грузовик-рефрижератор.
   А тела мирных жителей Буденновска, погибших в первый день нападения, уже к вечеру того же дня всех свезли в городскую баню. Там на кафельном полу они и лежали, пока не установили личности убитых, после чего их забрали родственники.
   Еще стало нам известно, что в город приехал известный правозащитник, то ли Ковалев, то ли Кораблев. С ходу он предложил свои услуги, как посредника, в переговорах наших властей с Басаевым. Московский правозащитник был категорически против операции по штурму больницы и призывал наше руководство выполнить все условия боевиков. Но наши правители были настроены решительно и воинственно и услуги правозащитника быстренько отклонили.
   На свою беду незадачливый правозащитник стал высказываться против проведения штурма и выполнения всех условий боевиков уже на улицах города, пытаясь собрать вокруг себя местный электорат и журналистов. Но речи заезжего московского гостя, оправдывающего в некоторой степени действия Басаева и его боевиков, явно не пришлись по душе местным жителям, испытавшим за считанные дни столько горя и страданий. Буденновская общественность от услышанного вскипела и пришла в ярость - правозащитник был взят в плотное кольцо женщин, которые от души и вволю намяли ему бока. Проезжавшими мимо милиционерами залетный гость был вызволен из осады и доставлен в безопасное для него место.
   Говорят, что в городе его потом не видели и не слышали.
   *
  
   Глава пятая, ДЕНЬ ВОЕННОГО МЕДИКА.
   -Ну вы можете меня хоть целый день поздравлять, а все равно
   я вам ничего не налью. - Сказал нам утром доктор, потягиваясь и зевая.
   -Это почему же? - спросил Ротный.
   -Потому что сегодня -День медика. А ни вина, ни водки, ни спирта у меня сейчас нет. - объяснил именинник.
   В моей сонной голове сквозь рой различных мыслей стало пробиваться что-то важное и ценное... Но я пока никак не мог понять, что же именно так упорно рвется наружу...
   -Ну давай я тебя хоть поздравлю и руку пожму. - сказал Маркусин, вставая со своей кровати.
   Тут меня наконец-то осенило... Ведь именно сейчас подвернулся очень удобный момент замолвить слово за Васятку:
   -Товарищ майор, мой Ермаков тут недалеко живет. У него этого
   вина -целый подвал. Может заскочим как-нибудь?
   И во всем отсеке воцарила внезапная тишина... Даже солдатские кровати скрипеть перестали... Все ожидали мудрого решения командира... Но пока зря...
   -Ну ты загнул!... Кто же нам разрешит в селе вертолет посадить?... - из-за кажущейся бесперспективности данной затеи комбат пребывал в мрачных раздумьях.
   -А мы сколько раз садились возле населенных пунктов?!... Да и на наших солдат надо пару простыней на подшиву взять. А то ходим - неделю не подшиваемся. - приводил я железобетонные аргументы в пользу своей рационализаторской идеи.
   -Во-во. - подхватил доктор. И подшиву захватим и винца наберем.
   -Да у нас тары нету. - продолжал сомневаться Маркусин.
   -А мы найдем. - сказал свое слово домовитый ротный. - Или всю бочку захватим.
   -Да кто вам столько подшивы даст? - сопротивлялся комбат. - Нас тут за сорок человек.
   -Ермаков! Ты найдешь подшиву? - спросил я в темноту.
   Положительный ответ не заставил себя долго ждать...
   -Хоть пять простыней заберу. - раздался из тьмы голос Василия.
   -Ну ладно, я поговорю с командиром борта. - наконец-то согласился майор.
   После завтрака комбат уточнил у Ермакова название его родной деревни и пошел договариваться с командиром нашей вертушки.
   -Все нормально. - сказал он вернувшись. - Но кроме нашего экипажа, придут еще летуны с нашей второй восьмерки и двух Ми- двадцать четвёртых. Ищите тару побольше.
   Когда мы были на обратном пути из первого облетного маршрута, комбат позвал Ермакова из кабины летчиков:
   -Показывай, где можно поближе сесть к твоему дому.
   Первая попытка была неудачной, едва я с двумя солдатами выскочил из вертушки, как Ермаков развернулся обратно.
   -Мы на другой стороне сели. - сказал он на борту комбату. - Сейчас покажу где ближе.
   Во второй раз вертолет приземлился в десятке метров от чьего-то огорода.
   -На все- про все у вас пять минут. - прокричал мне Маркусин.
   Я мгновенно десантировался из вертолета. В правой руке у меня был Винторез, в левой небольшая пятилитровая канистра. У Ермакова и второго солдата автоматы были закинуты за спину, а в руках они держали всю найденную нами тару для вина.
   По овечьему загону мы забежали в село. На шум вертолета из домов на улицу выбегали сельчане, но, увидав нас, опять пытались скрыться. Несколько испуганных рослых мужиков с легкостью перемахнули через заборы да плетни, растворившись затем среди кустов, деревьев и строений....
   -Ну все, теперь вся деревня тебя боится. - На бегу крикнул я Ермакову.
   Ничего мне не ответив, солдат по спинам и другим частям тела безуспешно пытался определить своих убегающих сельчан.
   Во двор к Ермаковым мы забежали со стороны огорода через широкую калитку, сколоченную из жердин и предназначенную для загона домашнего скота..
   -Бабка! Это я! Где вино!- с ходу крикнул солдат дородной старухе, стоявшей на крыльце дома.
   Она громко запричитала по-старушечьи, но тем не менее указала рукой на сарай, к которому мы тут же и направились. Престарелая родственница пришла в себя и стала медленно спускаться во двор, причем не переставая голосить...
   Вскрыв некрепкую дверь, хозяйский сын и внук быстро открыл люк в неглубокий подвал. Вынув пробку из бочки, Василий опустил внутрь шланг и струя виноградного вина ударила в первую нашу емкость.
   Подбежавшая к нам старуха стояла у входа в сарай и, по-прежнему причитая и громко вскрикивая для разнообразия, рассказывала внуку все последние деревенские новости. Из ее сбивчивых слов я понял, что вчерашний мужик вернувшийся из больницы вечером домой, рассказал всем соседям, что Васька Ермаков встретил его на дороге, узнал в нем своего "родного" соседа и стал стрелять в него из автомата. Изничтожил всю машину, а у соседа пуля в голове застряла, даже врачи рентгеном найти не могут.
   -Да то все брехня! - отпирался Василий, подавая нам первую канистру.
   Затем бабушка стала рассказывать про многочисленную родню Ермаковых, которые за время его отсутствия жениться, родиться, креститься, разводиться и еще переделала много полезных и нужных в хозяйстве дел... Изредка старушка опять начинала причитать и всхлипывать, так что Василию пришлось её успокоить.
   -У меня все нормально. - сказал ей внук. - Сходи лучше принеси две белые и чистые простыни.
   -Это еще зачем? - спросила бабка,с подозрением глядя на отпрыска и на меня.
   Теряя столь драгоценное время, Ермаков-младший был вынужден объяснить причину такой просьбы.
   -Я комбату обещал. У нас белого материала на подворотнички нету.
   -Ох, ты Господи прости и помилуй... А я-то подумала...
   Бабка все поняла и, охая, забежала в дом. Времени прошло уже десять минут, а мы только половину канистр заполнили. Над селом с ревом проносились "крокодилы" и иногда наша вторая "восьмерка".
   С противоположной стороны внезапно послышались уже другие женский плачь и причитания. Моментально обернувшись на эти тревожные звуки, я тут же заметил, как через заднюю калитку во дворе появилось трое селянок. Посередине шла пожилая женщина, ноги у нее подкашивались и она, закатив глаза, громко плакала и голосила как по мертвому:
   -Ой, Васенька. Кровинушка ты моя...И на кого ты меня оставил... Что я без тебя делать-то буду...
   Две женщины помоложе поддерживали ее с обеих сторон под руки и пытались ее хоть как-то успокоить.
   "На хрена мы сюда прилетели. Сейчас хватит мамашу инфаркт. И все тут." - подумал я, глядя на подходивших женщин.
   Но судьба оказаласьвесьма благосклонной к нам всем...
   -Маманя! Здесь я. - подал голос из подпола сын Василий Ермаков.
   Он уже передал заветный шланг товарищу и почти вылез из подпола. Мать вся встрепенулась и с громким плачем бросилась обнимать сына.
   Я отвернулся и, оказалось, вовремя. Вино уже лилось через край нашей канистры. Второй солдат, заменивший Васю, спохватился и переставил шланг в другую бутыль, а я затем стал принимать полные емкости из подпола.
   Василий уже отвел мать на крыльцо, усадил ее там на ступени и стоял рядом с ней в окружении бабки и женщин.
   -А мне позвонили на ферму и говорят. Там твоего Васю привезли. И у меня все сердце оборвалось. Еле дошла. - все-так же плача, говорила мать.
   Она держала Васю за руки и, казалось, что никогда и никуда больше его не отпустит.
   У нас уже были заполнены все канистры и прочие емкости. Боец-виночерпий вылез из подпола и стал загружаться всем этим добром, а я пошел к мамаше.
   -Я, конечно, извиняюсь, я командир Васи. -Мой голос сейчас звучал очень мягко и извиняюще, поскольку старался не огорчить мать.- Но нам пора. Вертолеты ждут. Как получится, так мы его сразу же в отпуск отправим.
   -Может его хоть на денек сейчас отпустите. - говорила мать, не выпуская руки родненького сына.
   -Да вы поймите, вам же лучше будет. Через день-два эта война в Буденновске кончится, а мы из Ростова вашего Васю на две или три недели отпуск дадим.
   Заманчивая перспектива длительного отдыха больше всех понравилась самому Василию и он стал уговаривать мать подождать его приезда в отпуск.
   Наконец расчувствовавшаяся солдатская мать, взяв с меня клятвенное обещание отпустить ее сына в отпуск, позволила нам забрать Васю. Загрузившись канистрами с вином, мы быстро вышли со двора через передние ворота. На улице было полно людей, которые бежали за околицу к нашему вертолету.
   -Вася, здорово. - сказал парень, выглядывая из соседней калитки.
   Во дворе была видна подбитая нами вчера автомашина помидорного цвета.
   -Это ты дезертир? - спросил я паренька.
   Тот испуганно захлопнул калитку и забежал в дом.
   -Да. Это он. - подтвердил Ермаков, несший две тяжелые канистры.
   Кроме простыней бабка надавала ему какой-то домашней снеди, которую он сейчас нес в пакете под мышкой.
   -Надо было его припахать. Помог бы донести канистры. - С досадой сказал я.
   Со дворов, узнавая, кричали Васю. Люди выбегали и совали нам еду, сигареты, какие-то свертки и банки. Но руки у нас были уже заняты и мы отказывались. Тогда один мужик расстегнул мне верхние пуговицы на камуфляже и быстро засунул мне за пазуху два блока сигарет. Я начал возмущаться и говорить, что я все-таки командир. Меня поняли и больше не загружали. Зато пазухи солдат были забиты до отказа.
   Добравшись до околицы, мы растерялись. Вокруг работающего винтами вертолета собралось огромная толпа Васиных односельчан. Продираясь сквозь людскую массу, в которой было большое количество красивых девчат, я даже немного позавидовал своему солдату, который скоро приедет сюда в отпуск.
   У вертолета стоял важный комбат и разговаривал с мужчиной, который сзади показался мне знакомым.
   -Батюшки мои, какая встреча!- Я даже не мог скрыть свое удивление. -Пулю свою маленькую нашли?
   Собеседником комбата оказался наш вчерашний "сосед", который чувствовал себя довольно-таки превосходно. На голове его не было никакой повязки. И только пятна зеленки напоминали мне вчерашние раны.
   -Залазте быстрее. - скомандовал нам комбат.
   Мы подали наверх канистры и солдаты заскочили внутрь вертолета.
   -Ну, дед, будь здоров. Сильно на нас не обижайся. - сказал Маркусин соседу, пожал ему руку на прощанье и вскочил на борт.
   Я влез последним и захлопнул за собой дверь. Повернувшись к салону, я стал искать глазами себе место и ахнул. Весь пол вертолета и часть свободных сидений оказались сплошь заставленными дарами Васиных односельчан: трехлитровыми банками с вареньями и соленьями, стекляными баллонами с соленым салом и самодельной тушенкой, кусками копченого и вареного мяса, Пакетами с огурцами и помидорами, домашним хлебом и обычными буханками, коробками с яйцами и зеленью...
   Всё это изобилие простой и здоровой пищи полностю покрывало свободную поверхность пола и сидений, так что некуда было ступить, и заполняло весь вертолетный салон ароматными и аппетитными запахами. Наверняка вслед за нами в воздухе протянулся длиннющий и соблазнительно благоухающий шлейф...
   Я продолжал стоять у двери и тщетно старался найти для себя точку приземления. На двухместном сиденьи справа от меня стояла большая картонная коробка с дымящимися варениками, которые можно было в принципе спокойно переложить на дополнительный топливный бак рядом...
   -Надо бы их съесть, пока они горячие. - Сказал весьма кстати комбат и запустил в коробку руку.
   Маркусин ловко подцепил своими пальцами скромную парочку вареников и , даже не задумываясь о последствиях о последствиях приема пищи не совсем чистыми ручками, отправил их куда следовало... Через две-три секунды дегустация показала нам большой палец кверху, что означало выдачу разрешения на дальнейшее употребление этого лакомства по прямому назначению... Я тоже взял два дымящихся вареника и жестом показал пулеметчику, чтобы он угостился сам и пустил коробку дальше по салону. Ульджиев всё понял с лёту и вскоре я смог наконец-то присесть на освободившееся сиденье, чтобы дать передохнуть уставшим ногам. Но эти телодвижения проделывались в полуавтоматическом режиме, ибо в данную минуту мои вкусовые рецепторы пищали от удовольствия...
   Впервые в жизни я ел вареники с малиной. После скудной казенной пищи они показались мне верхом кулинарного мастерства. Но, как выяснилось, внутри попадалась и вишня...
   -Блин... Чуть зуб не сломал об эту косточку...
   Но эта досадная мелочь не смогла испортить довольного настроя майора Маркусина, пребывавшего сейчас в отличнейшем расположении духа...
   -Подходит ко мне вчерашний дедок-водитель и начинает мне же рассказывать, как его накануне расстреливали да чуть было не убили свои собственные солдаты... - со смехом говорил, то есть кричал нам командир батальона. - Ну я ему и признался, что это я и стрелял... А дед помолчал... И потом сам же да говорит, что только он и виноват... "А я со страху сбежать хотел"...
   -Ну ничего. Его царапины скоро заживут. - потирал руки радостно улыбающийся доктор. -Сейчас прилетим и можно приступать...
   -Да уже садимся... -похлопал его по плечу Маркусин.
   Вертолетчики в этот раз не стали выкручивать всевозможные фортели с образцово-показательной посадкой, а попросту приземлились с коротким зависанием на свою стояночную площадку, после чего съехали на зеленую травку...
   После того, как вся группа осторожно высадились из вертушки, на глаза комбату попался разведчик Вася:
   -Ну что, солдат Ермаков? Ты теперь первый парень на деревне!.. Как приедешь домой, так девки к тебе в очередь будут становиться!
   Боец Василий только лишь смущенно отводил глаза в сторону и краснел как вареный рак. Помог ему доктор:
   -Товарищ майор, давайте не будем травмировать хрупкую солдатскую душу и отпустим его. А то нас ждут великие дела...
   Тут же выяснилось, что и наш майор Маркусин был не прочь заняться этими самыми великими делами.. Полученные трофеи после приземления мы сразу поделили по-военному: Подшиву - на всех солдат роты; пищевые продукты - поровну на офицеров и солдат моей группы; вино - только на наших командиров и экипажи вертушек.
   Моя группа забрала свою законную половину "трофейного харча" и отправилась пировать под старый вертолет. В суматохе кто-то из бойцов успел таки прихватить двухлитровую пластиковую бутыль вина.
   -Пускай тоже отметят день военной медицины! - махнул на это наш военврач. -Лишь бы она им не пригодилась...
   Гостеприимный борттехник нашего Ми-восьмого расстелил в тени под хвостом вертака большое брезентовое полотнище, на котором все стали раскладывать закуску, кружки и пластиковые бутылки с вином. Канистры пока находились в холодке и дожидались своей очереди.
   Быстренько подошли экипажи наших четырех вертушек и остальные офицеры отряда Аксайского спецназа. Когда участники банкета уже уселись вокруг импровизированного стола комбат вдруг вспомнил про Ермакова и приказал позвать его. Пока разливали вино по кружкам подбежал Василий, которому тоже вручили кружку вина.
   -Так, солдат Ермаков!- на правах тамады Маркусин встал и поднял свою кружку.- Первый тост я предлагаю выпить за твоих родителей и твою семью, чтобы здоровье у вас всех было хорошее, не болели и всегда делали такое отличное вино. Вперед!...
   Все дружно чокнулись и залпом выпили свое вино. Только Ермаков, багровый от смущения или от уже выпитого в подполе вина, медленно допивал свою кружку. Чтобы не смущать солдата дальше, его отправили к группе побыстрее закусить. Ну и после этого понеслось обычное военно-полевое застолье. Второй тост, как положено, подняли за всех медиков, особенно военных и в частности за нашего доктора.
   -Ну где вы еще найдете такого начальника медслужбы бригады, который по собственному желанию оставил свою санчасть и вместе с обычной разведгруппой спецназа летает на боевые задания. - Расхваливал доктора комбат. - Только майор Новиков способен на такие поступки, которые достойны настоящего мужчины.
   Наше пиршество было замечено и другими экипажами вертолетов, дежурившими на своих стоянках. Постепенно нас становилось больше и больше. Единственное, о чем мы просили подходивших вертолетчиков, то это принести с собой свои кружки. Закуски хоть и поубавилось, зато вина еще было достаточно.
   Подошло к нам и несколько летчиков со штурмовиков, дежуривших на аэродроме.
   Мужики, Мне много не наливайте. Я скоро вылетаю.- просил нас летный майор, стараясь выговаривать слова четко и правильно.
   -Спокойно! Ваше пожелание уже учтено и зафиксировано в бортовом журнале...-со смехом ответил ему товарищ по столу и штурвалу. -Всё будет нормалёк...
   Минут через десять взлетающим экипажам налили на посошок и они отправились к своим "Сухарям".
   Мы уже наполнили свои кружки очередной порцией и кто-то начал произносить следующий тост, как по взлетке с ревом медленно проехали два штурмовика с полным боезапасом.
   -Стоп, мужики! Надо проконтролировать их взлет. - Поднял руку один из летунов.
   Все присутствующие разом повернули головы в сторону боевых самолетов, которые уже стояли в конце взлетки, готовые к старту.
   -От винта! - скомандовал кто-то...
   Будто услышав эту команду, взревели мощные реактивные двигатели и штурмовики пошли на взлет.
   Но набранной ими скорости оказалось явно недостаточно для успешного взлета и внезапно взволновавшиеся летчики даже привстали со своих мест.
   -Должны... Да должны взлететь.- неуверенно говорил один из них.
   В конце взлетной полосы штурмовики взревели еще громче и наконец-то оторвались от бетонки. Набрав небольшую высоту, первый самолет вдруг сильно клюнул носом, но затем командир быстро выправил свое положение и дальше он летел уже увереннее. Почти сразу же за первым клюнул носом и второй самолет, но тоже выровнял свой курс. Штурмовики быстро исчезали в белесом небе, превращаясь в исчезающие серебристые точки.
   -Это они штурвал поудобнее взяли. - обрадовано сказал летчик, переживавший за взлет своих собратьев. - Сейчас отбомбятся и обратно прилетят.
   -Ну им сейчас только бомбы и бросать. - Хохотнул один вертолетчик. - Еще заблудятся...
   -А им все равно по площади работать надо. Какая им разница какие горы бомбить. - Махнул рукой летчик. - Перевалом больше -перевалом меньше. Главное - в Грузию не улететь.
   Вскоре все было съедено и выпито и участники военно-полевого пиршества разбрелись в поисках тени и отдыха.
   Несмотря на то, что я выпил всего две первые кружки вина и очень плотно закусил, меня тоже разморило - захотелось хотя бы поспать до вечера. И это было вполне понятным стремлением на несколько часов кинуть куда-нибудь на покой свои усталые кости... Ведь спать мы ложились в казарме около полуночи, а просыпались в четыре утра, после чего сразу же отправлялись на прохладный аэродром... Поэтому иногда хотелось просто выспаться.
   Но в четыре часа пополудни моей группе была дана срочная команда на взлёт. Маркусин вместе с доктором после таких обильных возлияний возможно где-то впали в кратковременный летаргический сон и эта парочка пропала из вида в неизвестном направлении, а потому в этот облет мне пришлось лететь без их развеселой компании. Я сидел на своем откидном сиденье у полностью открытой двери вертолета, перегороженной на всякий случай откидной штанкой с автоматной турелью. В полете меня обдавало почти встречным ветром, под воздействием которого вскоре улетучились и моя сонливость и легкое опьянение.
   Тревожное известие поступило из отдальонного авиационного полигона этого же вертолетного полка, где постоянно проживало несколько военнослужащих. Они с большим трудом смогли сегодня дозвониться до штаба части и сообщить об автоматной стрельбе рядом с их домиком.
   Вот именно туда мы сейчас и мчались со скоростью около двухсот километров в час, чтобы уже на месте проверить полученную информацию и в случае необходимости защитить мирных сограждан и само собой разумеется неотвратимо покарать преступников... Но, как мне думалось, скорее всего мы летели туда для психологической разрядки оторванных от всего остального мира троих военнослужащих, которые теперь целыми сутками наблюдают по телевизору бесконечные репортажи о зверствах чеченских боевиков в самом городе Буденновске и о мужественно противостоящих им доблестных российских правоохранительных структурах... А ведь и они представляют как лакомую добычу для распоясавшихся террористов, так и достойный оплот порядка на дальних подступах к родному городу...
   В бескрайней степи сначала показалось вытянутое поперек озеро, подлетая к которому, я из кабины летчиков заметил на его берегах различные мишени для стрельбы с воздуха. У правой оконечности этого водоема и находилось несколько строений, где и проживали "источники полученной информации". Как обычно, из-за перестраховки под названием "на всякий случай" нас высадили в полукилометре от объекта досмотра и моя подгруппа стала в замедленном темпе вытягиваться на бегу в положенную ей цепь вогнутую по направлению к цели. После сытного обеда бойцы, да еще и под палящим нещадно солнцем, напрочь позабыли про какие-то короткие перебежки и сейчас трусили мелкой рысцой по потрескавшемуся солончаку...
   Мне тоже не очень-то хотелось пачкать белесой солью камуфлированную форму, но всё-таки это был непорядок... И из левого моего полушария, отвечающего, кажется, за логическое восприятие мира, лениво так всплыла мысль о том, что по возвращению не мешало бы устроить разведчикам небольшую головомойку по поводу их чрезмерной расслабленности... Но также не торопясь и уже из правого полушария, ведающего моими эмоциями, проклюнулась слабенькая идея в защиту срочников, которая оправдывала и всячески обосновывала обычную лень бойцов наличием под их бегущими ноженьками неразорвавшихся боеприпасов в виде торчащих под углом хвостовиков вертолетных НУРСов... Как бы то ни было, но неимоверная жара и битком набитые желудки исподтишка сделали свое черное дело...
   До небольших домиков оставалось всего-то каких-то сто метров и солдаты на самых флангах даже перешли на быстрый шаг... Нас уже заметили и даже вышли навстречу... Но, если появившиеся из вагончика двое мужчин спокойно глазели на нас со своих мест, то третий очень уж ретиво метнулся за небольшой бугорок, за которым и залег...
   -К бо-ю-у! - гортанно прозвучала моя команда...
   Как и было оговорено ранее, пулеметчик Ульджиев с ходу плюхнулся на землю и тут же завозился со своим затвором, настойчиво досылая первый патрон в ствол...
   -Возьми их на мушку. - приказал ему я, также находясь в приземленном и прижатом к планете положении.
   Остальные мои подчиненные враз вспомнили про боевую выучку и теперь совершали почти образцовые перебежки, когда один боец на всех парах мчится зигзагом брачующегося зайца к следующему укрытию, а второй разведчик в этот момент старательно прикрывает его огнем...
   "Ишь... Чертяки... " - удовлетворенно подумал я, обозрев от фланга до фланга всё свое войско.
   Теперь уже можно было перевести взгляд на объект атаки... А там прекрасно поняли, что с ними сейчас церемониться не собираются и потому приняли положенные меры... Двое миролюбиво настроенных мужичков уже давным-давно стояли с высоко вздернутыми вверх руками, а любитель всевозможных экспериментов также осознал всю свою неправоту... Из-за невысокого возвышения сначала показались две Схенде-хохАННЫЕ КОНЕЧНОСТИ, А ПОТОМ И САМ ИХ ОБЛАДАТЕЛЬ...
   "Спецназ - не шутка... дорогие мои..." - с лёгкой усмешкой и еще большим удовлетворением вспомнил я старенькую поговорку, медленно поднимаясь на ноги.
   -Находишься пока здесь и держишь всё под контролем!
   Ульджиев не стал со мною пререкаться и с радостью остался на своей уже занятой позиции. Переться вперед на сто метров с пулеметом и тяжеленным РД, затем сурово изображать из себя опытного воина, а в конце-то концов мчаться обратно к вертолету со всем своим грузом... Да уж лучше позагорать на солнышке...
   -Можете не сомневаться, товарищ лейтенант! - заверил он меня в своей боевой надежности. - Даже и мышонок не проскочит...
   Пока я подходил к "подозрительным" личностям, их уже успели обыскать, а помещения тщательно досмотреть. Один прапорщик и двое немолодых контрактника представляли собой постоянную и практически безвыездную смену полигонных операторов, днем и ночью караулящих свое мишенное поле и лишь в редких случаях сооружающих наземные цели для внезапно налетающих в учебном азарте вертолетов и штурмовиков... Продовольствие к ним подвозили раз в два месяца... Вокруг вагончика уже давно были построены подсобные помещения, в которых обитала различная мелкококопытная и крупнорогатая живность...
   -Оружие есть? - сразу спросил я у старшего.
   Ушловатый прапорщик помолчал несколько секунд, вероятно обдумывая те или иные варианты, но потом всё-таки образумился и ответил утвердительно.
   -Да... Пистолет Макарова.
   Каким-то тонким чутьем я понял, что эта карманная пушчонка не является единственным богатством данной троицы и где-то поблизости у них непременно заныкано и охотничье вооружение... Макарыч был положен старшему оператору по военному штату, а вот какая-нибудь двустволочка предназначалась для единственного в этих пустынных краях развлечения... Но времени на тщательнейший обыск у нас практически не имелось и потому мне пришлось довольствоваться наглядной демонстрацией старенького пистолета с двумя обоймами да прочтением такой же ветхой справочки на право ношения этого вида оружия... С прочими официальными документами, сравнительно удостоверяющими их слегка выбритые и совершенно трезвые личности, у них тоже было всё в порядке.
   -Ну и чего вы звонили? - поинтересовался я далее. -Кто тут у вас стрелял?
   Как и водится при таком серьёзном разбирательстве, стрелка с надписью "ВИНОВАТЫЙ" моментально оказалась перекинутой в сторону ближнего, то есть на одиноко видневшийся дом какого-то фермера, проживающего на другой оконечности степного озерца...
   -Вчера поздно вечером... Автоматы стреляли очередями... Кажись и граната у них там бабахнула... Вот мы и позвонили...
   Я терпеливо выслушал эти росскозни об услышанной якобы перестрелке и хотел их допросить более конкретнее, но...
   -А это кто такой?
   Мой взгляд невольно оказался на еще одном обитателе здешних мест, которого только что привели двое разведчиков.
   -Вот, товарищ лейтенант... На сеновале откопали... - радостно прозвучал их доклад...
   Но вид у свежепойманного мужичка был явно невеселый... Изрядно потрепанная и не стиранная одежда, полное отсутствие какой-либо обувки на ногах, всклокоченная косматая шевелюра с остатками сена в волосах, давно не бритые щеки да потухший взгляд - всё это вызывало лишь тоскливую жалость к такому представителю рода человеческого...
   -Это наш помощник... Сам сюда пришел... Помогает нам иногда скотину пасти...
   Такая добродетельная забота о своем ближнем человеке, да еще который изредка поддерживает благожелателей в тяжком труде, меня почти не удивила... В наше время ведь появилось столько великодушных кормильцев, которые ежедневной миской похлебки так пекутся о сирых да убогих, что буквально не дадут им пропасть... Со своего личного подворья, где столько грязной и постоянной работенки... Но чтобы такими крохоборами выступали наши собратья военные!... Это было что-то новенькое...
   Естественно ни паспорта, ни каких-либо иных документов, ни даже сведений о своем прежнем месте проживания этот "помощник" нам так и не предоставил. Внешности он был абсолютно славянской и на мой взгляд являлся уроженцем наших российских просторов.
   -Никуда я не хочу... И никого у меня нет... Мне здесь хорошо... - с трудом произнес Вовка почти позабытые слова и вновь уперся замутневшим взглядом в песчаную почву.
   -Ну как знаешь... -искренне жалея его, сказал я. -А то бы хоть до города подбросили...
   Но мое предложение осталось без ответа. Пожилое лицо, определенное для постоянного проживания на сеновале, было отпущено нами на все четыре стороны, но медленно побрело обратно под "свою крышу"...
   -Жги дым. - приказал я разведчику. - Все - на эвакуацию...
   На длинный оранжевый хвост сработавшего пиропатрона из поднебесья опустился наш борт и мы полетели досматривать фермерское "ранчо", на котором так любят по вечерам баловаться автоматической стрельбой...
   И здесь нас встретили настороженно , а кое-кто совсем уж недружелюбно. Огромный куцый и безухий волкодав так грозно хрипел, брызгая желтой слюной, и рвался с привязи в нашу сторону, что нам даже пришлось остановиться на некотором удалении и принять меры...
   -Запри куда-нибудь собаку! - крикнул я спешно появившемуся мужчине кавказской наружности.
   Цепь казалась нам прочной, но вбитый в землю кол расшатано качался под различным углом от яростного напора пса... Конечно можно было принятьрадикальные меры, что подтверждал мой опущенный на положение "АВТ." предохранитель, но всё-таки мы тут являемся лишь временными посетителями, а в бескрайней степи очень трудно прожить без верного и сильного четвероногого защитника...
   Тем временем хозяин умудрился загнать свое чудище в его же будку и даже закрыть её вход листом железа, которое вдобавок было подперто стальным уголком.
   -Документы покажите свои. - сказал я подошедшему фермеру.
   Тот понимающе кивнул и пошел обратно во двор. Я с двумя бойцами проследовал за ним, внимательно обшаривая взглядом как землю в поисках пустых гильз и ямок гранатных разрывов, так и стены дома и хозяйственных построек, ища на них характерные отметины пулевых и осколочных попаданий. Несколько разведчиков уже успели обойти подворье слева и во дворе они появились с противоположной стороны, показывая мне небольшими кивками, что там, снаружи всё чисто.
   Хозяин спокойно обшарил карманы старенькой кожаной куртки, висевшей на открытой веранде, и за тем протянул мне свой паспорт. Я быстро сличил фотографию с обликом владельца документа и не нашел ничего подозрительного. Запись в графе "национальность" в лишний раз, но весьма убедительно подтвердила кавказское происхождение... Прописка оказалась местной и документ был возвращен обратно...
   - Когда вы ездили в Будённовск в последний раз? Спросил я этого человека. Молодой мужчина озадаченно почесал затылок и, не найдя подходящего ответа, задумчиво посмотрел на небо.
   - Не помню... Кажется, в апреле... Но число забыл...
   - Понятно! - произнес я. - А что там делали?
   - Лампочки покупал, гвозди... - стал перебирать пальцы кавказец. - Соль ещё... Сахар, продукты, да...
   Ясно ! - подытожил я эту познавательную беседу. - Сейчас солдаты в вашем присутствии обследуют ваш дом!
   - Да пусть смотрят... Равнодушно махнул рукой хозяин. - Ничего там нету...
   Но я всё-таки стал настаивать на своем:
   - Нет! Каждую комнату и всё остальное мы должны осматривать только вместе с вами... Что бы потом лишних и не нужных разговоров не было...
   Кавказец опять попытался было увильнуть от такой миссии, взвалив её на плечи вышедшей жены... Но я оказался упрямей...
   - Нет-нет-нет! ... Вы, как хозяин, идёте первым, ну а мы - только после вас...
   Так всё и произошло: Отворил дверь и сначала вошел сам владелец дома, вслед за ним разведчик с автоматом на готове, его прикрывало двое бойцов, и всё это шествие замыкали я вместе с ртутноглазым солдатиком...
   Но в жилище досматривать практически было нечего: первые две комнаты оказались совершенно пустыми, а в последней третьей находились лишь небольшая дорожка, матрац с двумя подушками и одеялом да большой картонный ящик из-под импортного телевизора, на половину набитого различной одеждой. Входов в подвал и на чердак небыло... Затем хозяйка осталась в комнате, что бы уложить обратно вываленные из "мебели" домашние вещи, тогда как мы отправились во двор.
   - Пусть солдаты посмотрят кошару... Почему-то смущенно предложил я фермеру.
   - Да пусть идут. - Согласился он. - У меня там работник есть ... Покажет им всё ...
   Пока четверо бойцов без видимой охоты пошли прочесывать баранье стадо, я решил продолжить опрос местного населения...
   - Вчера что-нибудь слышали или нет? Кто-то приезжал к вам? Я и так уже заметил, что снаружи отсутствовали какие-либо свежие отпечатки автомобильных шин ... Но по моему мнению, этот второй, более тревожащий хозяина вопрос, что бы он уже над подсознательном уровне выдал мне побольше информации в ответ на первый... Никто не приезжал, а моя машина поломана... Вчера стрелял кто-то... Очень много раз...
   Я подождал чуть-чуть и приступил к уточнению: а как стреляли? Как из автомата, длинно так? ... Или по одному выстрелу было? - э-э... Думаешь, я знаю как это из автомата или пистолета? Много раз стреляли...
   Его простоватый ответ меня слегка насмешил: Сейчас уже все знают, как автомат стреляет или винтовка... Телевизор постарался... А в какой стороне стреляли?
   Чтобы уточнить направление хозяину пришлось выйти за ворота, где он, не задумываясь, ткнул пальцем сначала на вагончики военных пастухов тире операторов мишенного поля, а затем уже наподворье другого фермера, видневшееся в нескольких километрах от слева нас. Это соседское хозяйство находилось в окружении высоких деревьев и выглядело более крепким и основательным по сравнению с домом да кошарой моего собеседника.
   Такая игра в кошки-мышки мне была как неприятна, так и непонятна. Военнослужащие по контракту во главе с целым прапорщиком вродебы не могли так сильно попутать направления, если не принимать во внимание многозначительный фактор чрезмерного алкоголизма в войсках... Да и этому кавказцу нет особого смысла мне врать. Как мне удалось выяснить, его богатыми соседями являлись тоже выходцы с Кавказа, но уже другой национальности... Так что, круговой порукой здесь, кажись, не попахивает... И вчера к ним кто-то приезжал на двух-трёх машинах, после чего и началась пальба...
   На мой взгляд, единственно возможным вариантом произошедших на кануне событий было то, что сначала к зажиточным кавказцам на нескольких автомобилях прибыли некие гости, после чего и началась интенсивная перестрелка... Ну а подогретые вечерней дозой военные храбрецы возможно для острастки развоевавшихся соседей так же решили популять в воздух из имевшегося вооружения...
   "Ну не пастбище же они тут делили! - Мысленно усмехнулся я. - Надо бы и туда слетать. Но работать уже всей группой."
   Из кошары вернулась досмотровая подгруппа и стало ясно, что там нет ничего да никого подозрительного, кроме стада овец и ещё одного "помощника" без определённого места жительства...
   Вертолётчики, спасаясь от жары, поднялись на такую высоту, что не сразу -то и заметили условный сигнал к эвакуации. Пришлось поджечь уже несколько патронов, что бы образовалось клубящееся оранжевое облако, хорошо различимое сверху... Но наши старания были тщетны и к нам никто не думал снижаться... Ничего не оставалось делать, как выпустить в небо три ракеты, которые оставили в голубой вышине свои разноцветные дымные следы...
   Будто их насильно согнали с насиженных мест, железные стрекозы слетели к нам внезапно и очень шумно. Моя подгруппа мигом заскочила в Ми-восьмой и я сразу же предложил командиру борта доставить нас к соседнему хозяйству. Но левый пилот категорично замотал головой, совершенно не желая лететь в нужном направлении.
   - Керосина мало! На обратную дорогу едва хватит - прокричал он мне на ухо.
   - Вы нас туда забросте, а сами улетайте. - Предложил я ему уже другой вариант. - С нами "двадцать четвёрки" останутся...
   - А кто вас забирать будет? Опять проорал лётчик.
   - Одну "восмёрку" вышлите за всей группой...
   Но командир экипажа совсем уж наотрез отказался от моих идей и взял курс обратно на аэродром. Мне такое своеволие естественно не понравилось, поскольку именно я, как командир облетной группы, являюсь старшим не только для своих подчинённых но и для приданных моей группе экипажей всех четырёх вертушек. И поэтому только лишь я в зависимости от возникшей обстановки должен принимать решения лететь в том или ином направлении, высаживать там, где необходимо свою группу или же нет... Ведь реальная боевая задача выполнялась непосредственно разведгруппой спецназа, вследствии чего военно-транспортные вертолёты выполняли функции воздушных перевозчиков, доставляющих нас от аэродрома до района воздушного поиска и далее прямо к обнаруженной цели...
   Но многие командиры групп, как и я в том числе, проявляли некоторую нерешительность при определении старшинства в этом важном деле, а подавляющее большинству вертолётчиков из-за своих чисто технических возможностей по управлению железной птицей автоматически присваивали себе право по руководству ещё и разведгруппой спецназа при выполнении наземных боевых задач...
   Ну а в данной конкретной ситуации командир борта сыграл исключительно по техническому фактору, то есть на острой нехватке авиационного топлива, на что он конечно имел право но он ведь упорно проигнорировал и мое предложение перебросить нас всего лишь на два-три километра в сторону, после чего лететь обратно на базу... И потом забирала бы нас уже другая пара Ми-восьмых... А вдруг бы нам повезло и на этой соседней ферме мы обнаружили целое осиное гнездо терроризма, после чего приступили к планомерному его уничтожению...
   Но скромные побеги вечной надежды молодых лейтенантов на бурный карьерный рост и щедрый звездопад на погоны, а то и на левую половину парадно-выходного кителя, оказались грубо вырванными с корнем и унесенными вдаль налетевшим ветром вертолетных лопастей...
   Нда... Что ни говори, но эти два часа мы проболтались в воздухе и промучились на жаркой земле без особой пользы как для моей доблестной разведгруппы, так и для нашего родного Министерства Обороны, а то и всего Государства Российского...
   На нашем аэродроме всё оказалось в точном соответствии с положением военного аэродрома, рядом с которым идут боевые действия: батальонное и медицинское руководство по-прежнему пребывало в полной неизвестности, на наши бортатоплива отсутствовало как таковое, другие две военно-транспортные вертушки улетели на выполнение естественно боевого задания, дежурный по КДП оказался не в курсе событий и никак не хотел брать на себя ответственность направить куда-то дополнительные пары "восьмерок" и "двадцатьчетверок"... словом, с грустью пришлось распрощаться с блестящей затеей слетать и всё-таки досмотреть богатеньких соседей...
   -Завтра может быть тудаслетаем. - пообещал мне за ужином возвратившийся к жизни Маркусин. - Если что-нибудь другое не нарежут...
   я вежливо соглашался с руководством, но в душе сомневался в таком исходе... И не зря...
   К полуночи наш комбат вернулся из штаба, где в 22.00 подводились итоги за прошедшие сутки и нарезалась задача на день грядущий.
   По словам комбата, завтра в понедельник в пять часов утра начнется операция по освобождению городской больницы. Первыми должны будут штурмовать бойцы "Альфы",сразу же за ними должны следовать вевешникии оказывать им всяческую поддержку.
   Нашим разведгруппам тоже была нарезана боевая задача - обеспечивать воздушное прикрытие операции по штурму здания, где вместе с боевиками находится столько заложников.
   Начало операции было назначено на пять утра и к этому времени одна наша группа под командованием Алексея Сарыгина должна будет подлететь к больнице и прикрывать с воздуха наши наступающие войска.
   Если первая атака будет неудачной, то на следующий штурм должна полететь уже моя группа...
   *
  
   Глава шестая. СПАСЕНИЕ В НЕБЕ И ГИБЕЛЬ НА ЗЕМЛЕ.
   Понедельник- день тяжелый и для нас он начал оправдываться еще с трех часов утра, то есть еще ночи. Нас разбудили в такую рань и темень, чтобы мы смогли поднять свой моральный дух и уровень боевой подготовки до таких запредельных высот, которые даже и не снились американской "Дельте" и английскому "САС".
   Протирая на ходу глаза, в пятнадцать минут четвертого наши боевые группы прибыли на аэродром и заняли свои прежние позиции у списанных вертолётов... Солдаты сразу рухнули вповалку досматривать утренние сны. Командиры же групп занимались по плану: кто курил и готовился к вылету на пять утра, кто-то просто лежал на спине с закрытыми глазами.
   В половине пятого появился Маркусин и сразу отправился проверять готовность группы Сарыгина к предстоящему вылету. Вторая группа уже сидела в своих вертолетах и ждала команды на взлёт. Вылет состоялся без пятнадцати пять и вертушки скоро скрылись где-то над городом.
   Наши офицеры, провожая долгими взглядами улетающие борта, стояли молча у одного из разукомплектованных Ми-восьмых. Наши две оставшиеся группы уже были на ногах. Все напряженно прислушивались к утренней тишине.
   Около пяти утра со стороны Буденновска послышался отдаленный и слабый выстрел. Сразу же за ним началась частая перестрелка, которая из-за отдаленности слышалась нам сухим треском ломаемых веток.
   Около пятнадцати минут все вслушивались в далекую стрельбу, которая затихла также внезапно, как и началась.
   Из КУНГа с небольшим стеклянным куполом на крыше, где сидели диспетчер и дежурный по аэродрому, в открытую дверь высунулся военный и прокричал:
   -Первый штурм отбили. Борта возвращаются на аэродром.
   Вскоре на взлетку приземлились два "серых волка" и два Ми-восьмых, в которых и находилось подразделение лейтенанта Сарыгина.
   Как только группа воздушного прикрытия сошла на землю, наши офицеры тутже обступили её командира, который был краток:
   -Мы подлетели. Видим, что кто-то внизу побежал к больнице. Там постреляли и все. Дали отбой.
   Наступал и наш черед... До следующего штурма, назначенного на шесть часов, оставалось не так уж много времени. Через несколько минут после короткого инструктажа моя группа загрузилась в наши борта, которые уже начали медленно раскручивать свои длинные лопасти. По моему приказанию все иллюминаторы, предназначенные для ведения огня из летящего вертолёта, были сейчас открыты для стрельбы с воздуха. Разведчики зафиксировали откидные стеклянные люки специальными упорами и теперь поднимали и закрепляли кронштейны, на которые и следовало устанавливать автоматы. Я быстро выглянул в ближайший иллюминатор и увидел, что подгруппа Русина также пооткрывала окошки и уже ощетинилась в разные стороны воронеными стволами. Такая готовность меня порадовалаи я уселся на свое коронное место...
   Дверь Ми-восьмого тоже отодвинули назад и освобожденный входной проем был перегорожен откидной металлической штангой с кронштейном для крепления автомата. Уже в воздухе я решил установить в кронштейн автомат, но затем передумал и взял у Ульджиева пулемет ПК. После некоторых усилий лапы кронштейна все-таки раздвинулись на всю ширину и только после этого удалось надежно закрепить в кронштейне пулемет. Всё-таки он являлся более мощным и "долгоиграющим" оружием, чем автомат Калашникова с его магазином на тридцать патронов... Да и свой первый боевой опыт я приобретал именно с ПКМом и сейчас мне даже стало гораздо уверенней и спокойней, ощущая в руках давно знакомого стального друга и защитника...
   Стоя в проходе в кабину пилотов, за моими стараниями наблюдал комбат:
   -А пулемет зачем?
   -Нада. - ответил я, стараясь изобразить Василия Алибабаевича из "Джентльменов удачи", а затем добавил уже обычным тоном: -На всякий случай.
   -Без команды не стреляй! - Маркусин дал понять, что, невзирая на мое обладание пулеметом, приказ на открытие огня будет давать именно он.
   Я в лишний раз оглянулся на солдат. Сидевшие у открытых иллюминаторов и выставившие наружу оружие разведчики напряженно хмурились и всматривались в окружающий пейзаж. Те, кому не досталось бойниц- окошек, ожидающе смотрели то на меня, то на комбата, то еще куда-то в сторону. Свои автоматы они держали между ног, уперев приклады в пол.
   -Если что - подашь мне новую ленту.- сказал я на всякий случай пулеметчику. - Мой винторез положи на бак. Только осторожно.
   Пулеметчик-калмык разместил мою винтовку на дополнительный топливный бак желтого цвета, установленный по левому борту. Затем достал из бокового кармашка рюкзака конец пулеметной ленты.
   Внизу показались частные одноэтажные домики - мы уже летели над пригородом. Впереди голубой лентой мелькнула река Кума. Полет происходил на высоте около ста метров и нам были хорошо видны мельчайшие детали проплывающей внизу местности.
   -К бою! - скомандовал я и дернул затворную раму пулемета.
   Сзади защелкали затворы автоматов.
   Как-то сразу появилась городская больница, построенная в виде обратной буквы "Г". Короткое крыло этого здания было обращено торцом прямо на нас. Внизу всё казалось мирным да спокойным и отсутствовали даже слабые признаки насильственного захвата данного лечебного заведения. Лично мне были отлично видены как сам торец короткого крыла здания, так и внутренний фасад длинного основного корпуса больницы.
   Наш борт ещё не поравнялся с этим зданием, которое оставалось заметно правее меня, как снизу раздалась резкая и внезапная стрельба. Опять же на всякий случай я откинул металлическую планку , после чего упёр приклад пулемета в свое плечо и уверенно взялся за рукоятку. Из-за моей спины пытался выглянуть вниз комбат Маркусин.
   -Ну что там? - послышался сзади голос доктора.
   Я хотел было перевести взгляд вниз, как прямо напротив нас в черном проеме чердачного окна появились сверкающие огоньки, будто бы там работала мощная электросварка.
   -"ДШК !" - мгновенно мелькнула мысль, но руки уже сами развернули ствол пулемета чуть влево на упреждение, а палец самопроизвольно нажал на курок.
   Мой пулемет выстреливал одну за другой короткие очереди. Вражеский ДШК также долбил по нам очередями, отчего три ослепительно ярких огненных раструба у его дульного тормоза казались мне убивающе вечными. Расстояние между нами составляло каких-то сто метров и подбить наш вертолет с такой удачной позиции, да еще из ДШК, было делом нехитрым и простым до ужаса. Я же находился на летящем Ми-8 и пулемет мой не имел специального авиационного прицела. При таких условиях попасть из моего ПКМ в перемещающуюся мишень было очень трудно, если не невозможно.
   Поэтому мне только и оставалось в отчаяньи брать небольшое упреждение влево и, совершая пулемётным дулом небольшие круговые движения для веерообразного разлета пуль, выстреливать очередь за очередью в этот сверкающий бешенными огоньками крупнокалиберный пулемет противника.
   Внезапно ДШК умолк и я, никак не веря своим глазам, резко оторвался от своего пулеметного прицела и сразу же посмотрел на пустые гнезда пулеметной ленты, свисающей слева из ствольной коробки. За эти несколько минут отчаянной перестрелки мной было израсходовано чуть больше половины ленты. Но расслабляться оказалось слишком рано...
   -На телевышке - снайпер. По нам долбит. - раздался над ухом оглушающий вопль комбата.
   "Бля"- только и успел автоматически подумать я, но глаза уже привычно выискивали новую и опасную цель. Позади и слева больничного корпуса стояла ажурная телевизионная мачта с установленными на ней тарелками-ретрансляторами. Эти вогнутые металлические чаши были мне хорошо видны и притом сбоку. Две верхние тарелки, направленные в противоположные стороны, оказались "чистыми". С нашего борта четко просматривался профиль этих ретрансляторов. Между двумя другими, расположенными где-то на половине высоты вышки, находилось что-то темное.
   Взяв такое же упреждение я стал поливать из пулемета подозрительную цель, пока в ленте не закончились патроны. Сухо щелкнул пустой затвор и я быстро поднял крышку ствольной коробки и взял у пулеметчика новую ленту. Пока я заряжал пулемет и телевышка и сама больница сместились влево под хвост вертолета, отчего они выпали из сектора обстрела пулемета.
   Ближайшие пять минут мы с особым напряжением вслушивались: не влупят ли нам боевики очередь вдогонку и поймает ли эти пули своим корпусом наш вертолет.
   -Ох_еть! - с дикой радостью выдохнул я, разогнувшись от пулемета.
   Теперь мы отлетели на достаточно большое расстояние и можно было передохнуть. Из пулемета свисала новая лента. На полу лежали пустые фрагменты отстрелянной ленты и пустые гильзы, которые перекатывались в разные стороны в зависимости от крена вертушки.
   Из проема кабины вертолетчиков на меня с такой же радостной миной на лице посмотрел комбат:
   -Молодец. Еще чуть-чуть и нам бы пришел пи_дец.
   -Да тут все-равно падать невысоко.- пошутил справа доктор. - Мы бы недолго мучались.
   -Ага. Какая разница - в воздухе взорваться или на земле. - поддакнул ему борттехник.
   -С земли спрашивают -кто отдал приказ стрелять. - повернувшись к нам, прокричал вдруг правый пилот.
   От такого неожиданного поворота событий я даже замер. Ведь не всякое начальство может грамотно оценить правомерность открытия огня в некоторых ситуациях.
   -Они что, там на земле совсем _банулись? - Взвившись, проорал комбат в открытую дверь летчиков. - Передай, что были сами обстреляны с чердака больницы и с телевышки. Тут по нам в упор _башат, а мы будем у них разрешение на стрельбу спрашивать.
   -Уже доложили. - ответил правый вертолетчик.
   -Если что, приказ открыть огонь дал я!- продолжал храбриться и материться Маркусин.
   Мелкой и противной дрожью в руках напоминала о себе оставшаяся позади опасность гибели. Почему-то страшно захотелось покурить. Скорее всего за этим крупнокалиберным пулеметом стоял неопытный стрелок, абсолютно не умевший стрелять по движущейся мишени, когда необходимо брать некоторое упреждение и наводить пулемет на какое-то расстояние перед вертолетом. На наше же счастье противник целился из ДШК прямо в корпус вертушки и пули все улетали под хвост Ми-восьмого. Если бы он взял хоть какое-то упреждение, то наш борт уже давно лежал бы пылающим костром в частном секторе города.
   Ранее мне приходилось слышать об умении чеченцев сбивать наши вертушки практически из любого вида оружия, кроме пистолетов. Были случаи, когда борта уничтожались выстрелами из гранатомета. Так же поражали наши вертаки огнем из пулеметов ПК и автоматов. В горах один Ми-8 был сбит двумя снайперами, сделавшими всего по одному выстрелу. Они стреляли одновременно -один в левого летчика, а второй -в правого. Получившие смертельные ранения в голову пилоты потеряли управление, из-за чего борт со всеми пассажирами рухнул на дно ущелья и взорвался.
   В теоретическом-то принципе Ми-восьмой можно сбить даже из пистолета Стечкина, лишь бы умело выпущенные пули попали точно в топливный бак с авиакеросином или же в шланг какой-нибудь системы или прямо в высокоскоростной редуктор, передающий крутящий момент на сами лопасти. Есть конечно бронезащита, но она прикрывает снизу только ноги пилотов. Ми-восьмой только внешне кажется крепким да надежным, а на самом же деле сделан из лёгкого авиационного дюралюминия, который может защитить только от камня. Конечно такой разнообразной информацией совершенно не следовало расстраивать бойцов моей группы, но досконально знать её я был просто обязан, чтобы в случаенеобходимости противопоставить свои командирские навыки, знания и умения против вражеской хитрости...
   Тем временем наш вертолет по восходящей спирали набирал высоту и вновь делал заход на больницу. Я задумчиво, сидел на своем откидном сиденье лицом к открытой двери и машинально сгребал ногой рассыпанные по полу пустые гильзы в небольшие кучки, после чего машинально сбрасывал их вниз. Калмык-пулеметчик уже убрал пустые пулеметные ленты в карман рюкзака и сейчас пытался взглянуть на город.
   -У ДШК прицельная дальность -четыре километра. А убойная сила -до семи километров. - Прокричал я комбату, когда он направился опять в кабину экипажа.
   Маркусин на ходу кивнул головой и я отвернулся обратно к двери.
   Теперь наш борт летел прежним курсом, но уже на высоте около двух километров. Отсюда больничный корпус выглядел будто сложенным из спичечных коробков, а злополучный чердак - черной точкой. Данные факторы меня неплохо успокаивали, поскольку вражеский пулемётчик, обладающий возможностью посылать пули на столь большие расстояния, все-таки не сумеет задрать так высоко длинный ствол крупнокалиберного ДШК, чтобы из чердачного проёма достать наш вертолет. А ведь изначально этот пулемёт в далеком 37-ом году замысливался конструкторами Дегтярёвым и Шпагиным как стрелковое оружие для борьбы с воздушными целями... И Слава Богу об этом боевики даже и не догадывались...
   В настоящее время в больнице или всё ещё продолжался штурм или же наши бойцы -антитеррористы вновь пошли в очередную атаку. В некоторых занавешенных чем-то белым окнах вспыхивали огоньки автоматных выстрелов. За больничным зданием поднимались клубы черного дыма.
   -Передают, что во дворе больницы заживо сжигают заложников. -Прокричал мне доктор, выглянув из кабины. - Сейчас беэмпешка должна помочь нашим.
   Мне было отлично видно в ОМС-1, как вдоль длинного корпуса больницы движется темная коробочка боевой машины пехоты. Когда она поравнялась с серединой здания в одном из окон появилась яркая вспышка. Через секунду более мощная вспышка возникла уже на корпусе самой БМП. От страшной догадки у меня враз заныло сердце...
   -С граника долбанули по беэмпешке. - Крикнул я, не отрываясь от прибора.
   Боевая машина пехоты застыла напротив больницы. Из нее показался сначала небольшой дымок.
   -Дай-ка глянуть. - Комбат потянул из моих рук ОМС.
   -Сейчас добьют бээмпешку.
   Мне даже невооруженным глазом было видно, как легкий дымок быстро превращался в столб густого черного дыма. Вдруг на месте подбитой боевой машины образовалась ярчайшая вспышка, за которой повалили большие и всё разрастающиеся клубы маслянистой копоти и чада. Это взорвался боекомплект БМП-шки.
   -Охренеть можно! - сказал Маркусин и передал прибор доктору.
   Солдаты прильнули к иллюминаторам левого борта. Только что мы оказались очевидцами того, как боевая машина пехоты превратилась в груду горящего железа.
   -Экипаж успел выскочить или нет? - задал доктор мучавший нас всех вопрос.
   Ни я, ни комбат не видели отбегающих от поврежденной машины людей. У меня засосало под ложечкой от мысли, что на моих глазах заживо сгорел экипаж. Если их не разнесло на куски взрывом БК, то затем внутри машины обнаружат лишь обугленные обрубки людских тел, без рук и ног.
   -Какого х_я они туда поперлись? - опять заматерился Маркусин. - Они, наверно думали, что у Басаева гранатометов нет.
   -Может, им приказали. - предположил я, говоря об экипаже.
   Густой и черный дым поднимавшийся от уничтоженной БМП производил на нас тяжелое и гнетущее впечатление. Мысль о том, что экипаж погиб из-за тупости и самонадеянности какого-то начальства добавляла в общий настрой ощущение безысходности и обреченности.
   -Да-а-а. Если бы и мы еще ждали разрешения открыть ответный огонь, то мы первые там бы сгорели. - Подвел общий итог доктор.
   -Все за_бись! - комбат хлопнул меня по плечу. - Молодец!
   Скоро БМП выгорела вся дотла и из нее перестал валить густой дым. Это означало только то, что огонь уничтожил практически всё внутри боевой машины пехоты. А дымный столб за больничным корпусом появлялся и затухал с какой-то непонятной периодичностью.
   - Бля, неужели они продолжают сжигать заложников? -Глядя в ОМС, прокричал доктор.
   Никто ему не ответил. Настроение у всех было подавленное и всё оставшееся время до возвращения на базу никто не проронил ни слова. После посадки комбат и доктор умчались к дежурному по аэродрому узнавать последние новости. Я вместе с группой высадился с борта, в который уже раз проверил их стволы на разряженность, а затем устало пошел к своему месту отдыха. На соседних стоянках уже набрали обороты двигатели вертушек с нашей очередной разведгруппой, улетавшей прикрывать с воздуха следующий штурм...
   Когда мы сняли все вооружение и медленно разлеглись отдыхать на привычных досках, ко мне подошел уже знакомый командир взвода десантников, у которого и оказались сигареты. Солдатские папиросы конечно были покрепче, но они меня всё-таки не прельщали и меня по-прежнему потянуло к благородным сортам табака... Стрелок из меня получился неплохой. Выкурив одну, я тут же затянулся второй...
   От лейтенанта-десантника мы узнали, что в пять утра бойцы "Альфы" бросились в атаку на больницу, но из-за сильного встречного огня боевиков были вынуждены сразу отступить. При первой атаке они потерь вроде бы не понесли. Оказалось, что в открытые окна на всех этажах здания боевики выставили женщин-заложниц в хорошо различимых снаружи белых халатах, которые отчаянно махали своими белыми платками и громко кричали заветное "НЕ СТРЕЛЯЙТЕ!", чтобы их отлично видели и слышали практически все люди, кто смотрел на больницу. При этом своих несчастных жертв террористы заставили стоять в полный рост и расставить пошире свои ноги. И находящиеся под таким надежным прикрытием мужественные боевики с подоконника вели ответный огонь по атакующим. Теперь стало ясно, что же это было такое, когда мы в полете наблюдали в окнах больницы непонятные и постоянно колыхавшиеся белые пятна...
   От подошедшего доктора мы дополнительно узнали, что при втором штурме, который моя группа прикрывала с воздуха, бойцы "Альфы" всё-таки прорвались в здание и даже захватили на первом его этаже холл и еще несколько прилегающих к нему комнат. Но и в больничном коридоре басаевцы опять поставили шеренгой заложниц в белых халатах, а сами из-под ног женщин в упор стреляли по атакующим "Альфовцам".
   Однако подразделению антитеррора "А" не удалось закрепиться на только что захваченных позициях. По плану штурма бойцам "Альфы" предписывалось атаковать боевиков и освобождать от них больничные помещения. Вслед за ними должны были следовать вевешники с боевой задачей закрепиться в отбитых у боевиков комнатах. После этого "Альфа" приступала к дальнейшему захвату уже следующих помещений. И поначалу этот замысел стал вполне успешно выполняться... Но только лишь в первые минуты...
   Весь план штурма больничного здания был сорван из-за, якобы, неразберихи в радиосвязи, то есть несостыковки частот соседствующих подразделений и так далее... Что бы там ни говорили теперь, но вевешный спецназ ( Ну никак!) не пошел в атаку вслед за "Альфой" и продолжал оставаться на своих первоначальных до штурма позициях. И встретившись один на один с заранее подготовившимися боевиками да еще без должной поддержки спецгруппа "А" была вынуждена оставить захваченные комнаты, которые достались ей слишком дорогой ценой. Ведь при втором штурме "Альфа" потеряла одного бойца убитым и несколько ранеными, один из которых был тяжелораненым. Своего погибшего товарища они смогли вытащить из больницы даже под плотным огнем боевиков.
   Зловещие утверждения Басаева о том, что в случае штурма он будет сжигать заложников живьем в больничном дворе оказались ложными. Во время проведения спецоперации там горели личные автомобили медперсонала и кареты "скорой помощи", которые были подожжены боевиками для прикрытия своего тыла, на тот случай, если бы наши подразделения штурмовали больницу и с тыльной стороны.
   В боевой машине пехоты, которая на наших глазах двигалась вдоль фасада больничного корпуса находился лишь один майор, сидевший на месте механика-водителя. Зная о грозящей ему опасности, смелый офицер самоотверженно выполнял свою персональную боевую задачу... Стать своеобразным щитом ради спасения других людей... Ведь за легкобронированным корпусом БМП-шки, прячась от прицельного огня боевиков, перемещалась какая-то часть подразделения вевешников. В полусогнутом положении и скученной массой бойцы внутренних войск пытались добраться до другой, более удобной и безопасной позиции... Именно поэтому спасительная броня передвигалась на столь невысокой скорости... Когда же боевая машина оказаласьподбита чеченским гранатометчиком из окна больницы, солдаты ВВ благополучно покинули опасную зону. Но отважный майор из поврежденной машины так и не выбрался. Может он был сразу убит или же тяжело ранен при разрыве кумулятивной гранаты, которая поражает всё живое внутри не только мелкими осколками, но и мощной ударной волной... Или он получил сильную контузию и от этого потерял сознание... Никому не была известна причина... Но очевидной осталась истина в последней инстанции - храбрый офицер он так и остался в БМП...
   -Уж лучше бы его сразу убило. - с неподдельной горечью сказал контрактник. - Чем вот так заживо сгореть.
   -А вдруг его ранило или контузило и он попросту не смог сам вылезти? -спросил всех нас пулеметчик. - Если бы его сразу вытащили -может и живой остался.
   Ему никто не ответил и вся группа находилась в угрюмом молчании.
   -А в Афгане у вас подбивали БМп-шки? - чуть погодя спросил какой-то солдат.
   Несмотря на то, что мы уже несколько дней находились вместе, но я только в своей подгруппе знал каждого бойца по фамилии и даже имени. А вот со вторым бортом, часто находящимся в отрыве, процесс запоминания оказался немного сложнее.
   -Ну конечно. Правда это до меня было. - Ответил рассеянно я.
   В возникшей ситуации срочно следовало хоть как-то сменить эту тягостную тему и мне постепенно вспомнились некоторые забавные эпизоды боевой юности.
   - Моя третья группа находилась на задании и однажды днем подъехала на трех БМП к какому-то непонятному кишлаку. И хрен его знает, чего туда поперлись... То ли проверить есть там духи или нет, то ли еще чего... Остается метров триста и вдруг оттуда кА-ак начал ДШК лупить. Еле-еле смогли развернуться и обратно драпануть. Но в последнюю БМПшку одна такая пуля всё-таки попала - прямо посередине между дверцами десанта. Прошла между двух топливных баков и через передний нижний бронелист наружу выскочила. Хорошо, что над двигателем пролетела, а то бы точно хана! И ведь никто в этой суматохе даже не услыхал того, что в них прямое попадание получилось. Ведь все солдаты сидят сверху на броне и только механик-водитель внизу, рядом со своим двигателем рулит штурвалом. Только тогда, когда они отъехали чуток подальше и спустились в ложбину между холмами, то тут и заметили внезапно, что из башенных люков дымок идет.
   -Ну и что, бросили беэмпешку? - попытался предугадать ход событий контрактник.
   Да хрен там!... Они конечно могли поехать дальше и на двух машинах, но это же оказался бы позор и стыд на весь Ограниченный Контингент - оставить почти целую БМП из-за одного случайного попадания... Группа спешилась, залегла на холмиках вокруг и заняла круговую оборону - до этого кишлака ведь рукой подать. Недалеко отъехали. Начали пожар тушить. Огнетушитель старый и ни хрена не работает. Вот одного молодого по фамилии Кравченко посадили внутрь башни и приказали тушить огонь. Хорошо, что пламя еще слабое было. Ведь снаружи еще один молодой наливает из фляжек воду в котелок и только потом подает его Кравченко. А он там сидит и поливает огонь из этого котелка. Еле-еле потушили. Кравченко затем вылазиет из башни -руки трясутся, лицо белое-белое. Всех дембелей на х_й посылает.
   -Ну и что дальше? - со смехом спрашивает Ульджиев.
   -Ну дедушки сначала помалкивали, думали сам отойдет. А уже после того, как поехали пару раз огрели прикладом-сразу в себя пришел.
   -А представили его к чему-нибудь? - живо поинтересовался контрактник Русин.
   -Да. Наградили медалью. То ли "За отвагу",то ли "За боевые заслуги".Потом, когда он нам рассказывал про этот случай, все-равно руки начинали трястись. А второму молодому, даже и не помню, дали что-то или нет.
   -А в Грозном подбивали технику? - осторожно спросил кто-то из общей массы лежащих тел.
   -А та-ам вооще пи_дец был. Когда войска в город вошли, то все солдаты и офицеры сидели сверху на броне и так они разъезжали по улицам. А духи как начали их долбить с граников из окон и подворотен. Подобьют головную и замыкающую машину, а потом гранатометчики остальные БМПшки и БТРы расстреливают, а их автоматчики со всех сторон по пехоте лупят. Наших танков сколько они там сожгли, охренеть можно.
   -А что, они так хорошо из гранатометов стреляют? - спросил солдат, который по штату был гранатометчиком, но еще в бригаде его вооружили автоматом.
   -А ты не видел, как они только что БМП сожгли? зло сплюнув, задал ему вопрос контрактник.
   Но боец ему ничего не ответил.
   -Стреляют они хорошо. Особенно из гранатометов, даже без оптического прицела. Стрельба из гранатометов у них навроде национального вида спорта.
   -А какие у них гранатометы, как у нас? - бывший гранатометчик был упрям и по-хорошему назойлив.
   Но, как начинающего стрелка из гранатомета, его можно было понять. А потому мне следовало постараться точно всё объяснить.
   -У нас в разведгруппах штатными гранатометами являются РПГ-7ДН. То есть, его можно разобрать для десантирования в РД парашютиста и на нем также имеется насадка для ночного прицела. А на вооружении у боевиков в основном находятся пехотные РПГ-7. Такие же как у нас, только неразборные. Ну еще и одноразовые "Мухи".
   -Товарищ лейтенант, из КДП комбат бежит. - доложила фишка.
   -К нам бежит? Уточнил я и, услыхав подтверждение, приказал. -Экипироваться, живо!
   -Наш Ми-8 сбили! Пошел на вынужденную посадку! - Прокричал нам подбегающий Маркусин.
   От такого известия бойцы облачились в свои бронежилеты за считанные секунды.
   Командир батальона быстро одел на себя амуницию и схватил свой АКС-74:
   -Вперед,на борт!
   Наши вертушки уже набирали обороты, а мы уже сидели внутри "восьмерок", когда над взлеткой показался Ми-8 из обстрелянной пары. Командир нашего борта связался по радио с левым пилотом приземляющегося вертолета и по окончании сеанса связи обернулся к нам:
   -Вертолет сел нормально, на поле. Вот эта вертушка села рядом и захватила ваших людей. Там на поле один борттехник остался. Так что - отбой.
   Вылет был отменен и комбат с остальными офицерами поспешил к севшему борту и особенно к высадившимся разведчикам.
   -Да это мы сами его подстрелили. - Виновато улыбаясь, докладывал командир первой группы. - Взяли уже обратный курс на аэродром и ядал команду "Разрядить оружие".Ну одно тело магазин отсоединило, а затвор не передернуло и механически нажало на курок. Пуля ушла вверх и пробила маслопровод. Масло стало течь и вертолет стал терять управление, но командир успел посадить прямо на поле. Там с потолка масла, ну литров двадцать, пролилось.
   -А кто выстрелил? - спросил строгий Маркусин.
   -Рядовой Степанов.
   Стрелявший солдат весь красный от волнения стоял перед комбатом в окружении других разведчиков.
   -Ты что, Степанов?! Платить за сбитый вертолет вздумал или под трибунал захотел? А?
   От напористых слов Маркусина солдат из пунцового стал белым.
   -Я случайно... - Еле слышно сказал он.
   -Товарищ майор, да он только месяц назад с дисбата вернулся. - заступился за своего подчиненного командир роты. - Полтора года там оттарабанил и у нас еще полтора будет дослуживать.
   -Вот это да! - искренне удивился комбат. -Ну и за что тебя на дизель отправили?
   Моя память сразу же подсказала мне всю историю с этим солдатом. В декабре 93-го я был назначен командиром взвода в роту молодого пополнения, где новобранцы изучали азы солдатского искусства. Армейские порядки не всем пришлись по душе и вскоре из другого взвода дезертировали двое молодых бойцов. Одним из них был Степанов. В окрестных селах силами наших патрулей были проведены поиски сбежавших военнослужащих. Однако безрезультатно. Тогда по истечении времени эти мероприятия стали проводиться уже на гораздо большей территории. Военные патрули были направлены на железнодорожные вокзалы и автобусные станции. Но сбежавших из армии солдат смогла поймать наша доблестная милиция, причем одновременно с этим арестовавшая обоих за разбойное нападение на женщину. Дезертиров передали в военную прокуратуру, где на расследовании выяснилось, что у солдат не было денег и чтобы купить билет домой они пошли на преступление. Вечером в прилегающем к автовокзалу городском парке они, угрожая женщине, сняли с нее золотые сережки и кольца. Спустя сорок минут горе-уголовников по приметам нашла и задержала патрульная машина милиции. Суд над дезертирами-разбойниками состоялся в гарнизонном трибунале - обоим солдатам дали по полтора года дисциплинарного батальона. Свое наказание они отбывали где-то неподалеку, на территории нашей области. Отсидев полностью свой срок солдаты вернулись обратно кнам в бригаду дослуживать свои оставшиеся полтора года срочной службы. Те солдаты, с которыми бывшие дезертиры начинали срочную службу в это время уже демобилизовывались из части и разъезжались по домам. Они сочувственно хлопали по плечам неудавшихся беглецов, отчего те еще больше огорчались и расстраивались.
   Вот и сейчас при одном только упоминании о военном трибунале солдат Степанов побелел как полотно.
   Заметив это, ротный слегка приободрил своего бойца:
   -Ничего, рядовой Степанов! Купишь у механиков маслопровод, взамен пробитого и, может, заплатишь за замену маслопровода рубликов, сколько летуны скажут. И все на этом. Скажи спасибо летчику, что смог нормально посадить вертолет.
   -Да, если бы пуля попала в топливный шланг и керосин попал на работающий двигатель, то еще наверху стали бы гореть. А если бы пуля повредила главный редуктор или управление вертолетом, то сразу камнем полетели. -Объяснял нам вертолетчик, когда мы отходили от борта и оставшихся рядом с ним солдат первой группы.
   Пролетая через час над местом вынужденной посадки, мы наблюдали картину того, как несколько механиков снимали с вертолета лопасти основного винта и готовили поврежденную машину к транспортировке. Уже во второй половине дня сидя на аэродроме, мы заметили подлетающую к взлетке "восьмерку", которая на тросах перевозила подбитого собрата.
   -И хватает же у ней мощности еще одну такую же вертушку тащить. -Удивленно высказался пулеметчик.
   Подстреленный Ми-8 осторожно опустили на свою стоянку, механики отсоединили троса и перевозивший своего сородича МИ-8 сел на другую стоянку. Почти сразу над поврежденным вертолетом уже начали колдовать авиационные механики-ремонтники.
   К вечеру стало известно, что проведенные "Альфой" несколько штурмов оказались безрезультатными. Боевики смогли отбить все атаки этого спецподразделения. Террористы защищались крайне яростно и ожесточенно, цинично и безжалостно используя несчастных заложников в качестве живого щита. Всё это сильно сковывало боевые возможности спецгруппы "А" и приводило к неоправданным людским потерям как среди штурмующих бойцов "Альфы", так и среди захваченных боевиками мирных жителей...
   По итогам неудачных операций по освобождению заложников нашим командованием было принято решение отказаться от дальнейших попыток штурма и сесть за стол переговоров с Басаевым.
   Уже после отбоя, когда мы все спали глубоким сном, в наш кубрик забежал Маркусин. Я проснулся от криков комбата, называвшего мое звание и фамилию и требующего выйти на середину прохода.
   Поскольку все мы спали в одежде мне оставалось только обуться и подойти к радостно кричащему комбату. Еще не отойдя отосна, я с нескольких попыток, наконец-то, понял, что утром огнем из пулемета мы подавили крупнокалиберный пулемет противника, а с телевышки "сняли" вражескую снайпершу. И вот сейчас командир нашего батальона объявляет мне благодарность от командования части.
   Я пробормотал сонно "Служу Отечеству",пытаясь пошире открыть слипающиеся глаза. Несколькими минутами ранее от громких комбатовских криков "Подъем" проснулось пятеро или шестеро солдат, которые как зомби сидели сейчас на своих кроватях, так и не пробудившись окончательно и ожидая дальнейших команд. Другие же бойцы продолжали крепко спать.
   Наконец-то наш батальонный командир понял, что торжественная церемония окончена и отпустил мою руку. Я только успел снять ботинки, как тут же рухнул на койку и уснул здоровым сном.
  
   ГЛАВА 7. ПОКА ШЛИ МИРНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ...
   В четыре часа утра зловредный дневальный из числа наших же охранников ротного имущества опять сделал свое "черное дело" - прокричал нам подъем!"... И вновь ему в ответ послышался лишь легкий скрип нескольких кроватей под проснувшимися солдатами. В утренней тишине где-то далеко кричали первые петухи и изувер на тумбочке еще раз прогорланил свое любимое:
   -Рота, подъем!
   Ну очень уж ему хотелось побыстрее выпровадить наши группы из спального отсека, чтобы затем запереть изнутри дверь и с чувством хорошо выполненного военного долга самому улечься на боковую...
   -Что? Команды "Подъем"не слышали ? -Крикнул в темноту командир третьей роты.
   Естественно это подействовало гораздо сильнее чем надругательское кукареканье дневального среди сонного царства... Все кровати разом заскрежетали от одновременного пробуждения стольких могучих богатырей, после чего послышалась обычная возня бойцов, одевающих во мраке ботинки и бронежилеты. Изредка слышалась уже ставшая привычной негромкая перепалка из-за перепутанной кем-то обувки. Сиротливая электролампочка была единственной на всё помещение, а потому скудно освещала только лишь небольшое пространство перед дверью с тумбочкой дневального и разумеется офицерскими койками и до остальной массы военнослужащих её убогие лучики практически не долетали. Но данное неудобство считалось издержкой военного положения и к нему мы уже привыкли. За неимением матрасов, солдаты стелили на кроватную сетку персональные броники, на которых потом и спали. Свое личное оружие разведчики выкладывали тоже рядом с собой и поэтому времени на экипировку требовалось немного.
   Через пять минут все группы уже стояли строем перед входом в казарму и внимательнейшим образом слушали повторное выступление Маркусина.
   -Так, вчера разведгруппа, с которой я летал на прикрытие штурма, была обстреляна крупнокалиберным пулеметом с чердака больницы и снайпером с телевышки. Ответным пулеметным огнем расчет крупнокалиберного пулемета противника был подавлен, а снайпер - уничтожен. Кстати, это была женщина,одна из "белых колготок".От командования части всей разведгруппе и командиру группы за проявленные мужество и героизм объявляю благодарность!
   -Служим... -пискнул было из группы чей-то слабый голосок и тут же стыдливо замолчал.
   Я недовольно буркнул себе под нос негромкий матерок по поводу этого комариного фальшстарта, но сонные солдаты уже оживились, набирая воздух в легкие, и рявкнули на всю дремлющую округу:
   - С-служим Отечеству!
   -Вот, так-то лучше!- подобрел Маркусин.
   Кроме нас в казарме также проживали ставропольские десантники, которые вслед за нами отправлялись на аэродром и поэтому уже все находились на улице, заправляя обмундирование, протирая ясные очи и конечно же орошая близлежащие клумбы. Благо в отсутствие своих командиров... Пока еще им никто не давал команды строиться и они со стороны глазели на наш армейский церемониал.
   Комбат Маркусин при любом удобном случае обязательно старался продемонстрировать всем без исключения окружающим лицам никем непревзойденные боевые качества батальона специального назначения, которым он же и командует. И в этот раз он никак не мог себе отказать в столь приятном удовольствии. А десантники, которым в Буденновске выпала незавидная участь целыми днями просиживать камуфлированные штаны рядом со взлеткой да охранять какое-то чужое начальство, теперь лишь с нескрываемой завистью смотрели на наших солдат, по нескольку раз в день вылетающих на реальные боевые задания. Но ведь война по своему усмотрению определяет всем как непосредственное предназначение, так и персональный звездный час...
   Пока группы вытягивались в направлении аэродрома наши офицеры подошли к комбату, чтобы узнать поподробнее последние известия.
   -Вчера в штабе мне объявили, что из всех подразделений в Буденновске наши три группы самые лучшие в плане боеготовности. Со штурмом больницы все "спецназы" обосрались, а мы не только вертолет спасли, но и замочили пулеметчиков и снайпершу. Сам генерал нам благодарность объявил. А баба-снайпер, говорят, так и кувыркнулась с вышки. Почему-то в белый халат была одета. Все видели. Так что, орден ты себе заработал. - Закончил Маркусин и еще раз пожал мне руку.
   Я для приличия слегка покраснел и высказался за свою службу Отечеству.
   По дороге к взлетке мы естественно обсуждали детали вчерашнего.
   -Ну с пулеметом всё ясно!... А эта снайперша, да ещё в белом халате!... Ну хрен его знает, была она на самом деле или нет. С какой это дури ей приспичило лезть на эту вышку, которая просматривается со всех сторон. Да еще в белом халате. - говорил я.
   -А может они на ночь снайпера сажали на телевышку, чтобы сверху их прикрывала ?-предположил Сарыгин.
   -Или это смертница оказалась?... Выставили в боевое охранение на случай внезапного штурма. И своих вовремя предупредит и из атакующих кого-нибудь обязательно завалит...
   Эта версия командира первой группы была воспринята нами как одна из многих...
   -А что? Боевики же предупреждали о том, что будут по десять заложников расстреливать за каждого своего убитого. - напомнил Алексей.
   -Не знаю... Времени пока слишком мало прошло. - задумчивосказал я. - Все сейчас взбудораженные сильно и трезво оценить...
   -Да ну! Там же с нашей стороны далеко не мальчики сидят... Должны ведь разбираться в обстановке... - прервал меня командир группы номер один.
   -Когда вся эта заваруха закончится, тогда и видно будет.. - обыденно произнес я, перекидывая уже порядком поднадоевший нагрудник на другое плечо.
   -Раз начальство говорит, что была -значит была. Нашему командованию виднее. -рассудил ротный.
   -Ну раз так, значит была. Но я точно видел что-то темное между этих тарелок, а белого нихрена не заметил. - согласился я с мнением ротного.
   -Ну значит она в тени тогда находилась. Солнце-то еще не взошло высоко в шесть утра. засмеялся Сарыгин.
   По прибытию на свои лежбища мы вновь разбрелись по излюбленным местам, оборудованных из еще влажных досок. Как обычно в это время было зябко, но вскоре теплое светило взобралось повыше на небосклон и стало по настоящему греть наши дремлющие тела...
   На завтраке вокруг комбата толстой пчелой вился местный начпрод. Вчера он и еще несколько летунов подходили поодиночке ко мне с просьбой хотя бы пару раз выстрелить из моего Винтореза. Но я вежливо говорил про острейшую нехватку патронов и отказывал им в их просьбе. Даже налитую вчера за обедом стопку теплой водки я лишь пригубил для приличия и опять отказался доверить свое оружие чужим рукам. Из всего нашего отряда спецназа да и парашютно-десантного взвода Винторез был только у меня и поэтому все остальные офицеры летной части проявляли к нему большой интерес. Но я очень ревностно относился к своему винтарю и даже саморучно его чистил, не поручая это дело солдатам. Всё-таки это была бесшумная снайперская винтовка, а у неё должен быть только один хозяин, который и пользуется ею единолично.
   Сидевший на фишке разведчик еще издалека заметил приближение военных, так охочих до чужого добра...
   -Товарищ лейтенант, к нам сюда идут комбат и этот," угадай, куда смотрю". Мои бойцы слышали вчера наш разговор с начпродом и даже успели ему дать эту кличку, вполне соответствующую её обладателю. У начальника продовольственной службы вертолетного полка было округленькое лицо, на котором, не останавливаясь ни на секунду, рыскали в разные стороны маленькие сероватые глазки. Потерпев накануне сокрушительное поражение, он сегодня решил действовать сверху...
   Тяжело вздохнув, я стал морально готовиться к следующему бою, который обещал быть не из легких...
   Отозвав меня в сторонку, комбат выслушал мои отнекивания и сразу же напомнил, что именно этот "военный кормилец" распорядился кормить нас в офицерской столовой, что на самой взлетке, а для бойцов пригонять целую полевую кухню. В противном случае нам пришлось бы каждый раз пешком телепать за полтора километра в солдатскую столовую в расположении летной части. Мое упрямство было немного поколеблено и после слов о продуктовом могуществе этих ртутных глазок, пошло на политический сговор.
   Кликнув парочку бойцов, я с донельзя обрадованным начпродом отошли к ограде аэродрома. Там вдоль колючки находилась старая полузасыпанная траншея, на одном конце которой солдаты установили пустой ящик с тремя консервными банками.
   Я аккуратно извлек из десятизарядного магазина семь патронов и передал свою винтовку млеющему от счастья баловню судьбы...
   -У вас целых три патрона калибра девять миллиметров... А теперь смотрите вот сюда...
   Я терпеливо объяснил сидящему на корточках за другим ящиком местному королю тушенки и сгущенки то самое необходимое, что верхний треугольник прицела нужно аккуратно подводить под цель.
   -И в этот момент плавно жмете курок...
   Я всегда считал себя неплохим преподавателем и сейчас в этом убедился дополнительно. Раздался первый щелчок выстрела и одна банка мгновенно слетела с ящика. Та же участь постигла и две оставшиеся "мишени". Мои душевные муки закончились и я даже не удержался от радостного возгласа...
   -Отлично! Пять баллов...
   И всё-таки следовало отдать должное... Моей быстрой методике обучения, дающей столь поразительные результаты... Даже невзирая на некоторые мелочи... Стрелять с оптическим прицелом да еще с десяти метров- тут только слепой мог не попасть. Да и то, хоть одну, но сбил бы. Но здесь же был особый случай!...
   -Вот это да!...
   Начальник продовольственной службы от удовольствия жмурился так, что не было видно глаз. Высказав свое "большое спасибо", он вернул мне винтовку и, счастливо улыбаясь, побрел к Маркусину, на всякий подстраховочный случай наблюдавшему за нами издалека. Потом они ушли в по направлению к естественно столовой.
   "Ну прямо как два брата - акробата... Один начпрод - другой... ком... бата..." - раздосадовано подумал я, отворачиваясь от этой разве что не обнявшейся парочки.
   -С трех патронов -все три банки сбил! - сообщил эту новость группе, возвращаясь, один из бойцов.
   -Как это ему удалось?- удивился пулеметчик.- У него ведь глаза в одну точку смотреть не могут. Как у нашего Доржика.
   -Да ну, наш Доржик секунд пять может смотреть, не отрываясь. Заступился контрактник за солдата по прозвищу Доржик, который имел тщедушную фигуру и вечно испуганный вид. - Вот он теперь выучится на начпрода, будет у нас в бригаде служить и тебя гонять, когда ты в наряд дежурным по столовой пойдешь. У начпродов и начфинов глазки уже потом начинают бегать, а у него уже это сразу есть.
   С этими словами контрактник поддерживающее хлопнул по плечу солдата Доржика, отчего тот еще больше засмущался...
   Но секундой спустя он собрался с духом и решительно протараторил:
   -Не. Я начпродом быть не хочу. Я лучше начальником гражданской столовой стану.
   -Правильно! - одобрил его слова Русин. - Там поварихи толще...
   Эти добродушные подначки вызвали улыбку и у меня и у прочих спецназовцев, невольно представивших худенького паренька с дородными жрицами общепита.
   -Они его... грудью... будут кормить... -зашелся прерывистым смехом Ульджиев. -... Когда он проголодается...
   Фантазии у него было хоть отбавляй, что породило громкий хохот среди товарищей... Но я недовольно нахмурился...
   Разведчик Доржиев тоже являлся достойным представителем калмыцкого народа в моей группе, пусть слегка и мелкокалиберным... Поэтому высокий пулеметчик частенько беззлобно подшучивал над своим соплеменником, который впрочем, несмотря на "бараний" вес, никогда не отставал в полной экипировке от остальных разведчиков...
   -Да ты чё! - внезапно закипятился Доржик. - Я после армии знаешь каким стану?!...
   -Ну ещё бы! - продолжал зубоскалить пулеметчик. - Столько кормилиц... Ути-пути маленький... Тебя и в спецназ-то взяли, чтобы через форточки пролезать в захваченное здание...
   Ну это был откровенный перебор...
   -Ульджиев! Хватит лясы точить!
   Мое вмешательство в этот разговор сразу навело должный армейский порядок в вверенном мне подразделении. Хоть они и были одногодками и даже земляками, но шуточки должны иметь свои границы...
   Я уже достал из пулеметного приклада ПКМа промасленный ершик и стал протирать им газовый поршень своего Винтореза. После этих нескольких выстрелов нагара было немного, но его следовало сразу же счистить, пока он не въелся в блестящий металл.
   На взлетке взревели несколько штурмовиков и стремительно "ушли" в небесную даль.
   -Полетели бомбить, пока полный мир не объявили. - сказал, глядя на исчезающие самолеты, контрактник.
   -А что, товарищ лейтенант, могут войну отменить? - спросил меня ставший серьезным Ульджиев.
   -Да хорошо бы.- ответил я, полируя чистой тряпочкой газовый поршень. - А то уже сколько народу положили ни за что, ни про что...
   -Товарищ лейтенант, а сколько погибло вы не знаете? - обернулся к нам контрактник.
   -Ну сейчас я не знаю сколько. А в марте, в начале месяца, только наших солдат и офицеров погибло больше четырнадцати тысяч. И это только те, кто через моздокский морг прошли. По официальным спискам. А сколько наших просто сгорело или закопано в братских могилах, этого ведь никто не знает. И никогда не узнает. Так что, быстрей бы она закончилась.
   Для разведчиков наверное было странным слышать такие миролюбивые речи из уст самого командира группы, да еще и кадрового офицера, чья жизнь и предназначена только лишь для военной деятельности...
   -А мы как? Мы даже не повоюем?- огорчился какой-то вояка.
   -Ты летал - значит воевал.- прикрикнул на него контрактник.- Вон десантники всю неделю просидели под вертушками и тоже, вроде бы, воевали.
   Ближе к полудню на аэродром подъехало несколько "Икарусов",из которых выгрузилось около сотни каких-то военнослужащих. Новенькая амуниция и обмундирование новоприбывших солдат очень резко контрастировали с нашей пообтрепавшейся формой и снаряжением. Вевешники табором столпились у военно-транспортного ИЛ-76-го и ждали отправки. Кто-то стал загорать под лучами жаркого солнца, другие предпочитали перекуривать в тени. Двое принялись изображать образцово-показательный спарринг, картинно размахивая руками и ногами.
   -Вот что менты любят, так это порисоваться. - высказал свое неудовольствие контрактник. - Такая жара, а они тут бой изображают.
   -Товарищ лейтенант, а это вевешники? - спросил мой боец. - А вот эти жилеты у них получше чем наши броники или ваш нагрудник?
   -Этот жилет у них называется разгрузка и в него ты сможешь уложить только два магазина от АКС-74,пистолет Макарова, которого у тебя нет и не было, и еще одну или две гранаты. Ну еще сзади карман есть. А в твой броник сколько магазинов и гранат влезает? - предварительно объяснив, спросил я затем этого любопытного солдата.
   -Четыре магазина и четыре гранаты. Еще в кармане сзади четыре магазина есть. Патроны в пачках тоже там. Но наш-то тяжелее. - разведчик считал досконально все свои плюсы и минусы.
   -Тяжелый. - согласился я. - Зато твой броник может спокойно пулю от АКМа выдержать, а ихний броник нет. А эта разгрузка тем более. Просто тряпка с карманами.
   -Товарищ лейтенант, а вон какая-то снайперская винтовка с магазином в прикладе. - показал мне Ермаков.
   Я быстро выискал глазами требуемый предмет и сразу же выдал ему характеристику.
   -Это СВД-У. Простая эсведешка, только укороченная. Убрали деревянное ложе и приклад подогнали под задний торец ствольной коробки. Да пистолетную рукоятку вынесли вперед под цевьё. Ну еще на стволе какой-то пламегаситель сделали. Удобная конечно стала винтовка... Но обычная наша СВДшка бьёт куда лучше...
   -А почему у нас такой нет? Ведь укороченная снайперка как раз нам пригодилась бы. - спросил контрактник.
   -У них Министерство Внутренних Дел богатое - ведь в Чечне сейчас не война идет, а "наведение конституционного порядка"... То есть полицейская операция внутри государства. Поэтому денег им выделяется немерено. Вот и закупает и оружие новое и форму и снаряжение. А наше Министерство Обороны вроде бы здесь ни при чем... Нигде не воюет и деньги на него выделяют по мирному бюджету... Поэтому военных рублей на всех нас не хватает. Вот этот лифчик еще с Афгана остался. - показал я на свой нагрудник. - А у них всё новенькое и свеженькое.
   -Так они может раз в год достают свое оружие и форму, чтобы не портилось. - усмехнулся Русин. Поэтому все новое и целое. А к нам попадет, то через пару выходов боевых от их красоты одно название останется.
   Вевешники тем временем по-хозяйски тормознули проезжавшую по взлетке пожарную машину и теперь вовсю плескались под мощной струей воды. Некоторые были абсолютно голышом, отчего вышедшие поглазеть на это воинство официантки со смехом ушли обратно в столовую.
   -Водила пожарки - такая зараза. - от увиденного зрелища пулеметчик Ульджиев зло сплюнул в сторону взлетки. - Мы сколько раз просили полить на нас после вылета, так он отказывался."Воды нету -воды нету".А этих поливает и поливает.
   Через полчаса, якобы, спецназовцы от МВД загрузились в транспортник и улетели. Мы с некоторой завистью продолжали смотреть на исчезающий в небе бело-голубой самолет.
   -Вот у них лафа! Пробалдели здесь неделю, улетели раньше всех и еще за это боевых больше нашего получат. - Подошедший Леха Сарыгин тоже посмотрел на блестящую точку в небе. - Война еще не кончилась, а менты уже разбегаются по домам. Пошли что ли на обед.
   Я посмотрел на часы и лениво поднялся на ноги, отряхивая и заправляя обмундирование.
   -Айда и мы... - распорядился контрактник. - Наша кухня тоже подкатила. Дегтярев! На охране имущества.
   За обеденным столом мы узнали от наших офицеров, что за несколько недель до буденновского рейда Басаева какие-то эмведешные подразделения провели зачистку чеченского села Самашки, в котором проживало много родственников самого Шамиля Басаева. В этом населенном пункте с первых же дней располагалось армейское подразделение, которое затем переводилось в другое место и потому их должны были заменить милицейские части. Уезжавшие из Самашек наши солдаты-федералы, предупреждая мирняк о намечавшейся зачистке, орали жителям, чтобы они на время покинули село из-за предстоящей спецоперации. Кто имел возможность - те это сделали. Но большинство людей нет... Перепуганный мирный контингент попрятался в подвалах своих домов. А потом... Проводившие зачистку эмведешники, особо не утруждаясь поисками хозяев жилья, открывали люки подвалов и , боясь туда спускаться, предусмотрительно бросали вниз несколько гранат...
   Так в Самашках было убито много мирных жителей, включая большое количество женщин, стариков и детей. По пока еще непроверенным данным, Басаев потерял там почти всю свою родню. Он лично приезжал на их похороны и на их могилах поклялся отомстить...
   -Да, теперь понятно почему Шамилька со своими головорезами попер на Кав Мин Воды. Кровь -за кровь. - высказался Маркусин. -С одной стороны Басаев -бандит и террорист, а с другой - пройти в наш глубокий тыл и устроить здесь такой тарарам, это ж надо суметь!
   День выдался как обычно. Двухчасовые вылеты с заданием найти и обезвредить так и шастающие, по слухам, по ставрополью крытые грузовики с вооруженными чеченцами.
   Но таковые нам больше не попадались и мы опять высаживались то на поле, то на степь. Но более всего нам нравилось садиться на асфальтовые дороги, когда требовалось досмотреть какую-нибудь толпу мужчин, черезчур уж мирно сидящих под деревьями и подозрительно так глазевших в небо. А вдруг это замаскировавшиеся чеченские боевики, отдыхающие после своих ежедневных рейдов на КАМАЗах? Правда, когда у них на глазах прямо на дорогу перед ними же внезапно садился военный вертолет и из него выпрыгивала орда солдат с оружием наперевес, то селяне предпочитали не искушать судьбу и, ломая заборы и плетни, рассыпались в разные стороны. Нам сразу становилось ясно,что это были мирные граждане нашего государства, которые просто обсуждали происходящие у них под боком боевые действия. МЫ без лишней пыли и грязи возвращались в наш Ми-восьмой, который все время ждал нас на асфальте и мы улетали прочь. Главной особенностью такой посадки на дорогу являлась опасность задеть винтами за электрические провода на столбах вдоль автострады...
   Как-то с воздуха мы заметили небольшой автобус, в салоне которого отсутствовали пассажиры, но зато по самые стекла загруженный подозрительным грузом. По нашему сигналу водитель немедленно остановился и терпеливо ждал, пока мы высадимся да подбежим к нему для досмотра. Без лишних слов молодой мужчина раскрыл для нас дверь в салон и тут же обнаружилось, что он заполнен небольшими картонными коробками с женскими электрофенами. По нашей просьбе водитель расковырял до самого пола эту массу упаковок, чтобы мы смогли убедиться в том, что под ними нет ничего подозрительного. Выходя из автобусного салона, молчаливый парень прихватил с собой несколько коробок, которые нам же и протянул...
   -Ты чего? - раздраженно спросил я.
   -Да берите! Подарите кому-нибудь. - недоумевающее произнес щедрый даритель.
   -Спасибо! Не надо! - отрезал я и развернулся обратно к борту.
   Разведчики также последовали за мной и на дороге остался один обескураженный водитель.
   -А вы что, не рэкет?
   -Нет. - ответил ему на бегу Ермаков.
   -А я подумал, что это рэкет на вертолете прилетел. - сконфуженно прокричал нам мужчина. - Спасибо...
   Нам и так было трудно бежать по песчаной почве, когда ботинки по самые щиколотки проваливались в сыпучий грунт, а тут еще и пришлось поневоле смеяться на ходу от такой нелепой ситуации...
   После обеда наша боевая задача значительно обмельчала и теперь нам было дано указание искать белую "Ниву" с сидящими в ней вооруженными боевиками, которых нам следовало немедленно задержать или уничтожить в случае оказания ими сопротивления. Обнаружив несколько таких автомашин, мы добросовестно досмотрели их, но наши усилия оказались тщетными...
   В одном из случаев мы почти до смерти напугали старого пастуха, решившего сперва то, что "военные солдаты" хотят загрузить его старенькую "Ниву" в наш вертолет и улететь вместе с ней. Узнав про обычный досмотр автомобилей, старик-кавказец оказался ужасно рад и начал было совать нам початую бутылку с мутноватой чачей, запечатанную свернутой в пробку газетой. Держа в руке этот "падарак", настырный долгожитель даже пытался нас догнать, но молодость была быстрее, а военный вертолет тем более.
   Еще два раза подозрительная "Нива" обнаруживалась нами стоящей у частных домов на отшибе. Находящиеся рядом черноволосые мужчины лишь усиливали нашу бдительность. Высадившись в сотне метров и затем окружив не внушавшие доверия дома, мы быстро приступали к досмотру: солдаты обследовали машины, а я с двумя бойцами и хозяином направлялся в дом. Несмотря на предварительные объяснения и наличие с нами главы их семейства, темноволосые женщины принимались истошно вопить как по покойнику. Мелкие ребятишки, судорожно ухватившиеся за материнский подол, тоже надрывались им в помощь. Мужчины лишь растерянно разводили руками в ответ на вопрос об оружии. Быстро проверив паспорта мужчин и заглянув во все комнаты, мы споро покидали дом. Пожалуй только эти женские вопли и истеричный плач детей доставляли ощущение неловкости и недовольства своей задачей при досмотре таких же граждан нашей страны.
   -Ну, кто следующий? - прокричал я бойцам, когда вертолет взял обратный курс.
   -Я! - решительно сказал один из разведчиков и медленно подошел к открытому дверному проёму.
   -Садись! Автомат закрепи! И наблюдай за обстановкой! - приказал ему я, уступая солдату своё место.
   Было очень заметно, что разведчик всё-таки побаивается стоять так близко у открытой двери летящего вертолёта. Его неловкие и слегка замедленные движения показывали некоторую неуверенность бойца при выполнении своего первого в жизни занятия по отработке способов ведения огня с откидной турели. Но я был рядом и помогал ему побыстрее освоиться в непривычной обстановке.
   -Всё!? Наблюдай! Увидишь какую-нибудь цель - прицелься и сопровождай её!- крикнул я и уселся сбоку на сдвоенное сидение.
   Перед этим солдат под моим контролем и вполне самостоятельно закрепил свой автомат в зажимных лапах турели, передернул затвор, поставил оружие на предохранитель, затем уселся на откидное место и теперь обозревал проносящиеся внизу на большой скорости бескрайние просторы России... И глаза его выдавали огромное внутреннее волнение от такого опасного соседства с распахнутой дверью, да и руки потом подрагивали... Но чем попусту болтаться в небе, уж лучше провести вот такое немного экстремальное занятие в реальной почти боевой обстановке...
   Других повторных указаний я им не давал и ждал того момента, когда солдаты постепенно привыкнут к такой огневой позиции, а потом уже сами, то есть без моих понуканий, прильнут к автомату, чтобы навести его на какую-нибудь случайную цель...
   -Время! - прокричал я разведчику по истечении пяти минут.
   Теперь он действовал уже гораздо увереннее: стоял без страха, автомат отсоединял решительнее да и на свое место возвращался более смелой походкой... А уж его гордой и радостной улыбке в этот момент могли позавидовать самые крутые киногерои...
   -Следующий! Побыстрее! - поторопил я очередного обучаемого.
   Подлетного времени до аэродрома было маловато и я старался пропустить через это учебное место человека три-четыре...
   Зато на твердой поверхности мои разведчики уже ощущали себя настоящими спецназовцами, которые всегда готовы к проведению различных занятий и теперь в любой ситуации ощущают себя уверенными и грамотными бойцами... Солдаты из других групп молча выслушивали их рассказы о новой затее их командира и откровенно им завидовали... что естественно льстило моему практически неприметному самолюбию...
   -Да я по пояс высунулся, чтобы посмотреть... А у меня кепку сорвало... Еле поймал! - громко бахвалился пулеметчик. - А Доржика-то вообще чуть было ветром не сдуло! Хорошо, что бронник тяжелый... а то бы так и улетел...
   -Да тебя самого за ноги только успели поймать!
   Семафоривший поначалу то красным, то белым цветом лица невысокий калмык всё-таки не выдержал и вступил в словесную перепалку с рослым пулеметчиком, чем прибавил еще больше смеха окружающим солдатам...
   Тут я уже не вмешивался. Работа у нас была напряженная, можно сказать, нервная и такое грубоватое веселье хоть как-то снимает накапливающийся у бойцов стресс и моральную усталость...
   -Уж лучше пусть смеются, чем дерутся... вспомнил я вслух чью-то командирскую поговорку...
   После пяти вечера над аэродромом показался огромный белый Ми-26, который медленно вращая своими внушительными лопастями, по-самолетному приземлился на взлетку. Пробежав положенные ему метры, вертолет повернул с бетонки и съехал на травяное покрытие. Гигантские лопасти с затухающим свистом резали воздух и этот Ми-26 показался нам великаном на фоне пузатых Ми-8-ых и поджарых Ми-24-ых. Затем в левом борту откинулся вытянутый люк, превратившийся в длинный трап на вантах, по которому сошел на землю экипаж. Медленно стала открываться рампа вертолета и стало видно, что этот тяжеловоз был доверху наполнен картонными ящиками и коробками.
   -Товарищ лейтенант, наверное харч привезли для летчиков. предположил пулеметчик.
   -А вон, как раз начпрод на ЗИЛе едет. - подметил контрактник.
   Действительно это оказался начальник продовольственной службы с четырьмя солдатами, которые незамедлительно принялись разгружать вертолет. Точнее срочники перетаскивали ценный груз, а "Угадай, куда смотрю" наблюдал над тем, чтобы ничего ненароком не пропало.
   Пока они загружали ЗИЛ, подошло время ужина и, оставив фишку охранять оружие и имущество, я повел группу к столовой.
   А там уже стоял Маркусин, издалека обозревающий Ми-26. Я подвел солдат к палатке-столовой и дал команду разойтись. Обернувшись к нам, комбат пальцем поманил одного из моих солдат.
   -Видишь, там начпрод. Добеги до него и передай ему привет от меня.
   Солдатик с места рванул в карьер. По тощей спине я определил Доржика. Сзади заржали наши бойцы.
   -Атас, Доржик побежал к своему старшему брату. - взахлеб шутил пулеметчик Ульджиев. - Щас будет смертельный номер. Наш Доржик и начпрод будут смотреть друг другу в глаза.
   -Доржик победит. Он голодный. - сострил Ермаков.
   Еще не добежав до толстенького начальника продслужбы, щуплый Доржик уже вытянул свою правую руку в направлении комбата и стал что-то кричать. Обернувшийся к нему продовольственный босс скользнул практически неуловимым взглядом по бойцу, потом по нам и наконец-то по Маркусину, опознавая его в качестве положительно-полезной личности. Вся эта идентификация длилась несколько секунд, после чего они оба подошли к заветным ящикам и начпрод стал загружать чем-то Доржика.
   -Яже говорил - Доржик победит. - торжествовал Василий.
   -Э-Эх... Надо было кого-нибудь покрупнее отправить! - стал сокрушаться кто-то еще. - Ну что этот заморыш сможет притащить! Пару банок тушенки и всё!
   -Я не понял, чего вы ржете? -Строго спросил комбат, обернувшись на эти возгласы.
   Бойцы затихли и я попытался объяснить нашему майору, что Доржик и начпрод имеют общую для обоих особенность - бегающие по сторонам маленькие глазки. А солдатам интересно, как они будут друг с другом общаться.
   Даже не улыбнувшись, Маркусин повернулся опять к вертолету. Невысокий спецназовец уже был на обратном пути и это было гораздо интереснее.
   Оглядев груз Доржика, комбат остался недоволен. Неслыханная щедрость "утреннего стрелка" оказалась двумя палками полукопченой колбасы, парой банок сгущенки, сыром, дюжиной йогуртов и двумя картонными упаковками кефира.
   -Они должны были коньяк привезти.- высказал свое искреннее огорчение комбат. -Так, отнеси-ка это все нам за стол.
   Солдат кивнул головой и мелкой рысью понесся к столовой.
   -Я ему целых три патрона дал выстрелить, а он всего две палки колбасы подкинул. - Притворился я раздосадованным.
   На самом же деле "ченч" оказался явно с перевесом в нашу пользу и я уже был не прочь провести еще с кем-нибудь занятие по огневой подготовке...
   -Да что твои три патрона. - Майор продолжал смотреть на Ми-26.- Там сейчас спиртное должно показаться.
   -Можно Винторез притащить и в прицел понаблюдать. Когда ящики с коньяком пойдут- тогда и надо начпрода раскручивать.
   -А если он заметит, что мы за ним в прицел наблюдаем, а прицел на винтовке, то что он подумает. - Загадал комбат и вздохнул -Ладно пойдем ужинать чем Бог послал.
   Вечерний приём пищи получился хорошим. Казенная сечка с килькой в томате уже давно всем приелась. Полукопченая колбаска оказалась как нельзя кстати. Наш доктор успел днем съездить в город и запастись бутылкой местной водки.
   По словам военного медика, в городе сейчас было относительно тихо и спокойно. Все уже привыкли к большому количеству солдат на улицах. Выпивкой и закуской теперь угощают значительно меньше. У больницы лишь изредка слышна дежурная перестрелка, чтобы не забывали о присутствии боевиков. Все ожидали, чем же закончатся мирные переговоры между Басаевым и высоким гостем из Москвы.
   А Шамиль Басаев перед телекамерами раздраженно и зло говорил, как будто гранаты бросая, короткие фразы:
   -Если нас не пропустят в Чечню. Я молчать не буду. Мне терять нечего. Я вам такое расскажу про московских чиновников...
   -Шамиль Басаев... Шамиль Басаев... - Почему-то испуганно взывала к нему другая договаривающаяся сторона. - Давайте продолжать переговоры...
   И переговоры продолжались.
  
   ГЛАВА 8 ВОЙНЕ - КОНЕЦ.
   Утром стало известно, что переговоры закончились миром. Басаев согласился отпустить всех заложников и покинуть Буденновск. Взамен наши власти клятвенно пообещали прекратить боевые действия в Ичкерии с последующим выводом наших войск, а также предоставили Шамилю Басаеву междугородные автобусы с водителями и гарантии беспрепятственного проезда до Чечни. Кроме того, в каждом автобусе должны были ехать добровольцы из числа журналистов, нынешних депутатов Госдумы и будущих кандидатов в депутаты Госдумы. Эти добровольцы были гарантией Шамилю Басаеву того, что по дороге на его колонну не нападут федеральные войска.
   От такой развязки событий наши офицеры буквально онемели, а потом выплеснули свои эмоции наружу. Как и положено по старшинству, колоритнее всех оказался комбат...
   -Да-а-а... Шамилька Басаев трахнул всех нас вот таким членом!
   При этом пальцами правой руки Маркусин демонстрировал диаметр равный поллитровой бутылке.
   Общими протестующими возгласами эта незавидная участь была от нас всех отведена. После непродолжительного перебора министерств и ведомств выбор остановился на нашем многострадальном государстве.
   Это определение понравилось нашему майору, так любившему эффектные сцены. Отойдя к командному составу десантников, он опять повторил эту глубокомысленную фразу. Но эмоции росли как на дрожжах и поперечное сечение теперь демонстрировалось уже обеими комбатовскими руками и этот размер был равен диаметру двухлитровой пластиковой бутылки.
   Время уже подходило к десяти утра. Все вылеты отменили и на всем аэродроме наступила непривычная тишина... Мы просто сидели в тени полуразобранного вертолета и болтали между собой о предстоящих буднях в бригаде.
   -Надо будет сразу по возвращению написать рапорт на отпуск, а то могу пролететь. - погрузившись в приятные раздумья, сказал лейтенант Сарыгин.
   -Мечтать не вредно - пскептически рокомментировал его желание командир третьей роты, в которой и служил Алексей. - В батальоне командиров групп не хватает. В караул ходить некому.
   -Валерий Иванович, у меня по графику отпуск должен быть в июле. - добродушно улыбаясь, напомнил ему Сарыгин. - Сами же график отпусков подписывали...
   -Может в июле и поедешь. Но 31 числа. - находчиво ответил ротный. - А то ишь ты...
   -А в июле тридцать дней. - пошутил настойчивый лейтенант.
   Из сидящих неподалеку наших групп послышался передразнивающий комбата голос:
   -Шамилька трахнул нас во-от таким...
   Мы невольно обернулись в поисках Маркусина. Он стоял метрах в пятидесяти от нас и разговаривал с какими-то летунами. О чем они говорили мы конечно же не слышали, но именно в этот момент наш майор руками показывал что-то круглое, но с размерами уже ведра.
   Услыхав наш громкий смех, комбат оглянулся и, заметив, что и его солдаты и офицеры смотрят на него, погрозил бойцам кулаком.
   -И тут Остапа понесло! - Усмехнулся Сарыгин. - Может пойдем-послоняемся по аэродрому, а то все равно делать нечего.
   Я согласился и для начала мы решили осмотреть стоявший неподалеку "крокодил".В кабине вертолета сидел дежурный летчик и от него мы могли узнать что-нибудь интересное.
   Естественно в первую очередь нас заинтересовал четырех ствольный авиационный пулемет на носу "крокодила",похожий на шестиствольный пулемет американского образца. В боевике голливудского производства такая шестиствольная машинка была в носимом варианте, когда лента с непрерывной подачей патронов находилась за спиной у пулеметчика. В нашей же версии этот пулемет был всего с четырьмя стволами, да и то, им был вооружен целый вертолет огневой поддержки.
   -А вот раньше на двадцатьчетверках была спаренная скорострельная пушка 2А42. А здесь что?... - спросил я у сидевшего в кабине вертолетчика.
   -То был МИ-24. Его уже сняли с вооружения.- пояснил нам скучающий летчик. -А это теперь Ми-28. У него из вооружения вот этот пулемет скорострельный авиационный. И под крыльями находятся управляемые ракеты с НУРСами.
   Но отложившаяся в моей памяти картинка была не чета этому пулеметику и прочему боезапасу, подвешенному сбоку.
   -Ну там же помощнее вооружение было! Он из этих двух пушек как даст очередь -так вертолет в воздухе приостанавливался на время стрельбы.
   -Ну конечно. Там такая отдача была от этих пушек, что на конструкцию вертолета дополнительная нагрузка оказывалась. - оживился летун. - Я раньше летал на двадцатьчетверках. Эти ж вертолеты у вас в Ростове переоснащались. А сейчас только с таким пулеметом выпускают.
   Мне раньше доводилось видеть как работают "серые волки",когда из спаренных пушек калибра 30 миллиметров велся такой массированный и почти непрерывный огонь, по сравнению с которым управляемые ракеты и НУРСы оказывались малоэффективными и даже безобидными. Ну а эта скорострельная, пусть даже с четырьмя стволами машинка выглядела детской игрушкой.
   такое откровенно нелестное сравнение слегка обидело хозяина:
   -А вы же из под-Ростова?! Мы как-то в январе летали за вашими, хотели их забрать а они уже в плен сдались, оказывается.
   История с пленением нашего третьего батальона в горах под Алхазурово мне была известна и даже очень. Я тут же перешел в атаку.
   -Они в плен спускались когда вы во второй раз за ними прилетели. А когда они ждали эвакуации и вертушки прилетели в первый раз, то боевики были еще у подножия горы. И наших можно было всех снять с горки.
   -Так там же туман был. - Этот вертолетчик, судя по всему действительно, летал туда.
   -Туман был от подножия горы, где боевики наших окружили. А на самой вершине тумана было немного и они даже несколько костров развели для обозначения площадки приземления. Что же вы, испугались садиться?
   -Да мы видели эти дымы! А вдруг там лес?! Лопастью зацепишь за дерево и все. - С досадой ответил он.
   -Там костры горели по углам площадки и по рации с вами связывались для корректировки посадки. Так что можно было сесть и забрать кого-нибудь даже в Ми-24.
   -Рискнуть конечно можно было. - согласился вертолетчик.- Но нам сверху начальство запретило посадку.
   Если это было действительно так, то здесь уж ничего не поделаешь... Ведь оно получает очень достоверную информацию о реальной обстановке не только от летающих в данном квадрате летчиков, но и еще от кого-нибудь... Например, от метеорологов, срочно запустивших свои зонды... Или же от пролетающих сверху военных летчиков тире космонавтов... Да мало ли от кого...
   После недолгого молчания из кабины послышалось снова:
   -А вы же спецназ!... Что же вы не отстреливались? Вас всему учат и вы всё умеете!...
   Такой исключительно обывательский подход вызвал у нас с Алексеем небольшую иронию...
   -Учат... - презрительно хмыкнул я. - А их было там пятьсот человек с ДГБ, еще пятьсот стволов "абхазского батальона" во главе с Басаевым и также пятьсот из отряда самообороны с Алхазурово подошло. То есть всего -полторы тыщи боевиков, а наших на горке сидело пятьдесят шесть человек. Из которых двое было убито сразу же в первой перестрелке и трое ранено. В полном окружении особо не повоюешь... А людей-то спасать надо!... Ведь командиры и так уже два-три часа переговоры вели с боевиками, чтобы время протянуть, и всё вертолеты ждали... Когда же вы за ними прилетите?... До последней минуты надеялись... А вы появились, когда они уже вниз спустились и оружие стали сдавать... Вот тогда вы и прибыли... Во второй-то раз... Покружили-покружили да уже поздно...
   Моя постепенно копившаяся злость и ярость от осознания такой чудовищной несправедливости выплеснулась волной с этими словами и потихоньку пошла на убыль...
   -Ну кто же знал.- словно оправдываясь, сказал вертолетчик.
   -Да уж понятно. Жить-то все хотят!... Вы сесть побоялись, а они не захотели, чтобы им ордена и медали посмертно присвоили. Да и то, не всем, наверное, дали бы. Вот комбат и принял решение сдаться. А за что там им погибать нужно было, за эту поганую войну?
   -А что с ними потом было? - спросил подошедший второй вертолетчик с этого же борта.
   -Они месяц просидели в КПЗ в Шали, а потом их обменяли на чеченцев, которых по нашим тюрьмам и лагерям набрали.
   -Да... - сказал стоявший рядом пилот. - А комбату что?
   -Его ДГБешники сразу эже в грозный увезли. Там пытали, хотели чтобы он на них работал. А он ни в какую... -от внезапно нахлынувших воспоминаний мой голос стал глухим и прерывистым. - Держали его в подвале и постоянно его мучили... По очереди... Потом стали Бить молотком по голове. В конце-то концов пробили ему череп. Потом и его обменяли. Сейчас он уволился по инвалидности. Одна половина тела у него частично парализована.
   -Ну а квартиру хотя бы дали ему по увольнению?- с откровенным сочувствием спросил первый вертолетчик.
   -А как же!... - съязвил я.- Как жил в служебной квартирке в расположении части в чистом поле, так до сих пор и живет. У нас ведь за плен жильё хрен предоставят!... Все бригадные тыловые крысы уже давно квартиры в Аксае и даже в Ростове пополучали. Но ему с семьей ничего не дают. А то, что он ценой своего здоровья целый батальон спецназа от смерти спас, так это никто уже не вспоминает. А у него жена и двое детей.
   -Вот и сиди теперь дома и проживи-ка на голую пенсию по инвалидности. -Вставил Алексей. -На работу не устроишься, с палочкой ходит все время.
   -У нас так принято: пока здоров -иди служи, а получил инвалидность, так иди и подыхай, где хочешь. - согласился подошедший ранее вертолетчик.
   На эту сущую и горькую правду и возразить-то оказалось нечем...
   Мы с Сарыгиным поневоле стрельнули у него по сигарете и пошли обратно к группам.
   -И чего ты на него взъелся? -спросил на ходу Сарыгин.
   Алексей по своему характеру являлся добродушной натурой... Тогда как мне до его уровня человеколюбия было далековато.
   -Да ни хрена ж себе!... Вот так тебя если забросят в горы и духи обложат со всех сторон!... Ведь тогда наши уже без шифровок, а открытым текстом по рации требовали эвакуации. А эти мудаки прилетели для соблюдения формальности на место и доложили своему начальству, мол мы на месте, но сесть не можем из-за сильного тумана. Но про то, что для них уже площадку обозначили и по 853-ей станции готовы корректировать посадку наверняка забыли доложить. И как положено в этих случаях... Высшее начальство дает им запрет на посадку и эти вертушки спокойненько улетают обратно. На аэродроме они ждут пока туман рассеется... А в это самое время наших уже долбить со всех сторон готовятся, если они не сдадутся. Потом вертолеты опять для показухи прилетают на площадку эвакуации, а спецназовцы-то уже в плену. И вроде бы все хотели помочь, старались вытащить их оттуда, но, как обычно, погода подвела... И всё на этом... И духи довольны, что столько разведчиков в плен взяли. И начальство наше радо, что отмазалось от обвинений в бездействии... Как в сказке - все довольны, все танцуют и хлопают в ладоши. А комбат ведь на всю жизнь остался инвалидом. Одно сплошное блядство... И сколько раз оно же повторится!...
   -Да не бери ты это всё в голову. - философски изрек Сарыгин, выбрасывая окурок. - Пошли лучше послушаем, что там у КДП болтают.
   Но спустя каких-то десять минут уже нам пришлось краснеть за неудачно заданный вопрос.
   Я случайно познакомился, как оказалось, со своим земляком из башкирских Туймазов. Он с первого дня был в этой заварухе и мне не удалось удержаться от вопроса про злосчастный служебный автобус с вертолетчиками, на который напали боевики.
   -Да какой там на хрен обед!... Достали уже все!... "автобус с летчиками, которые возвращались с обеда".
   Капитан-вертолетчик, никого и ничего не стесняясь, излил на нас накопившуюся злость и обиду:
   Да наш полк с утра должен был лететь в Ханкалу на замену отвоевавших свой срок экипажей. Все уже с вещами приехали на аэродром. С семьями попрощались. Из-за погоды вылет задерживается и мы ждём... Весь народ по учебным классам разбрелся. Тут вдруг выбегает дежурный по части и орет дурным голосом:"Все - на построение!"... Ему уже позвонили из Буденновска и еще вдобавок два мента на милицейской машине приехало."Мужики, выручайте! Там бандиты в городе!". Ну наш командир полка быстро выбрал из нас человек тридцать. Приказал им всем срочно получить пистолеты Макарова и по две пачки патронов. Мы затем заскочили в наш автобус и поехали наводить порядок в Буденновске. Надо же выручать своих! Автобус был забит до отказа. Ехали и вертолетчики, то есть командиры бортов, и штурмана и даже за мкомандира полка нашего. На ходу заряжаем патроны в обоймы. Впереди нас ехала милицейская машина со включенной мигалкой и, как только въехали в город, менты куда-то резко свернули и мы дальше поехали одни. Едем по центральной улице и вдруг видим, что рейсовый автобус стоит поперек пустой дороги. Мы стали объезжать его и тут по нам как начали поливать из пулеметов и автоматов...
   Наш собеседник неожиданно замолчал... Мы с застывшими выражениями на лицах терпеливо ждали...
   - Стекла сыпятся со всех сторон. Стоявшие в проходе мужики, раненые и убитые, на нас, сидящих валятся. Кто-то закричал:" Суки, по своим же стреляете!" То есть подумал, что это менты по нам долбят. Мы же не знали, что это боевики с автоматами и пулеметами. Автобус остановился и только стоны наших слышно. И вдруг тишина мертвая. Я голову поднял и выглядываю в окошко. А у гостиницы стоит бородатый дух в камуфляже с пулеметом наперевес. Уцелевшие ребята только стали подниматься в салоне и тут опять как стали нас поливать. Кто-то заорал, что это духи. Ну мы, кто еще живой, ломанулись в дверь и окна. А по нам продолжают стрелять. Я выскочил наружу, а этот бородатый стоит себе спокойно и поливает нас из пулемета. Мы бежим в противоположную сторону и я на ходу... Не оглядываясь, бегу и стреляю куда-то назад из своей пукалки. Тут впереди меня вдруг падает лейтенант. Из его горла кровь хлещет фонтаном. Я тут же инстинктивно падаю и лежу рядом с ним. Сверху очереди... Вокруг пули летят со свистом... Я лежу, не двигаюсь и только смотрю, как у лейтенанта кровь уже не сплошным потоком... А так... Какими-то рывками льется... Бля-а...
   Горячо говоривший вертолетчик вдруг закашлялся от табачного дыма и затем отвернулся от нас в другую сторону.
   -Вот лежу и плачу... Смотрю как он уже в агонии дергается. А я и помочь ему не могу ничем... Если пошевелюсь, то и меня прикончат... Потом стрельба прекратилась. Сзади какой-то шум. Я осторожно повернул голову и вижу, как из кустов к этому бородатому еще четверо с автоматами выходят. Потом они сели в какую-то легковушку и дальше по городу поехали. Я подбегаю к лейтенанту, а он уже всё... Уже и не дышит... Стал я других наших звать. Кто раненый рядом лежит, кто тоже убитый... Некоторые успели далеко убежать, но большинство выживших тут рядом за кустами... Подошли все они и стали мы проверять, кто убит, а кто ранен. Короче говоря, в нашем автобусе сразу шестеро убитых.И раненых человек десять или больше. Зам командира полка еще в автобусе был убит.Мой командир борта тоже убит.Ну мы еще стоим на обочине и тут проезжает мимо "девятка" и из окошка по нам еще одна очередь... Опять у нас убитый и раненые. Ну мы тут стали останавливать машины с гражданскими, какой-то автобус "Кубань" попался... Мы раненых стали срочно загружать и отправлять... А куда отправлять?... Конечно же в больницу... Мы же тогда не знали, что туда духи уже заложников гонят...
   Вокруг стояла июньская жара, но от услышанного у меня буквально мороз по коже прошелся... Но стиснув зубы, я слушал его дальше...
   - Отправили всех раненых в больницу. Начали погибших туда же... Тормознули какой-то "ИЖ-пирожок" с открытым кузовом. Загрузили в него первых шестерых убитых и опять в больницу отправили. Водитель - молодой ведь парень, привез трупы в больницу, выбегает за санитарами, а там уже боевики с автоматами... "Ну что, кого это ты привез? Иди сюда." Ну этот парень каким-то чудом оттуда убежал и до нас добрался. Кричит, что в больнице уже духи хозяйничают. Тут все от ужаса за головы схватились - мы же туда своих раненых самыми первыми отправили. Смотрим, что вокруг такой бардак, ни одного мента не видать. Никто ничего не знает. Бабки и женщины бегают вокруг, орут и плачут. И мы пошли к городскую милицию. Приходим туда,а она тоже вся разбомбленная боевиками. Но телефон работает. Сразу же позвонили в часть командиру полка и доложили про всех раненых и убитых. Командир от такого рапорта чуть с ума не сошел, но приказал нам больше никуда не ввязываться и срочно возвращаться обратно. Нас всего несколько человек осталось и мы на попутках добрались до части. Командир полка увидал остатки от тридцати человек, которые в город на подмогу ментам поехали... Сам чуть не плачет, матерится. На нашем аэродроме ведь еще штурмовой полк базируется, так они же никого из своих в город не отправили и остались все целые. А мы...Поехали ментам помогать наводить порядок в Буденновске...
   Капитан с горечью махнул рукой и закурил новую сигарету...
   -А прапорщик-дагестанец, которого насмерть запинали? - спросил я.
   Сделав несколько глубоких затяжек, мой земляк заговорил вновь...
   -А он по городу на топливозаправщике ехал старшим. И прапорщик и эта ТэЗуха тоже должны были в этот день в Чечню ехать. Их боевики останавливают, а водитель-то гражданский и с перепугу показывает им все документы, что он не военный... Ну духи водителя не трогают, но в путевом листе успевают заметить, что там маршрут на Ханкалу указан. Сначала они разорались на старшего машины, что он сам родом из Дагестана, а служит в авиационном полку, который бомбит их Чечню... Что еще в Ханкалу сегодня должен ехать... Ну и запинали его ногами насмерть...
   После затянувшегося молчания Сарыгин спросил про раненых, которые оказались в буденовской больнице.
   -Их как раз до появления боевиков туда доставили. И почти сразу вслед за ними и чечены прибыли. Хорошо, что врачи и медсестры с них всю форму окровавленную быстро содрали и документы свои медицинские как на гражданских оформили. Да и то, духи как то пронюхали про наших. Один старший лейтенант уже перевязанный лежит на койке в палате. И тут заходит боевик с автоматом и сразу к нему: "Ну что, Бес?! Вставай! Пошел за мной!" А у этого старлея кликуха была Бес. Он лежит и молчит, не знает что и сказать... Тут на его счастье чеченца кто-то из своих позвал и он из палаты вышел. Ну этот Бес не стал дожидаться его возвращения, кое-как встал и напялил на себя больничный халат. А у него ранение серьезное-то ли в живот, то ли в грудь. Весь перевязанный. Добрался еле-еле до первого этажа, выломал стекло на окне, кое-как перебрался и смог эту больницу оставить. Короче говоря, повезло ему, что до наших доковылял. А остальные сейчас там, в больнице сидят. Вместе со всеми заложниками...
   Мы еще не успели закончить разговор, как прибежал солдат с моей группы. Договорившись с вертолетчиком встретиться уже вечером, мы побежали к своим дневкам.
   Там уже стоял комбат и наш военный доктор. Разведчики уже были полностью экипированы.
   -Где ты ходишь?... Живей давай... - стал выговаривать мне Маркусин.
   Я быстро взял из протянутой мне солдатской руки сначала нагрудник, мигом одел его на себя, застегнул на спине стягивающую резинку, вооружился автоматом и оказался готовым к бою...
   Командир батальона при этом выдавал мне ценную информацию о предстоящем вылете:
   -Так, сейчас подъедет какой-то авиационный генерал и с нами полетит. Боевики уже сели в автобусы и выезжают из города. Мы будем наблюдать за их маршрутом.
   Минут через десять разведгруппа уже была в воздухе. Генерал молча прошел в кабину летчиков и закрыл за собой дверь. Уступивший начальству свое место борттехник сел было на вообще-то моё откидное сиденье у выхода. Но комбат тоже попер его оттуда, сказав, что мы в открытую дверь будем наблюдать за вражеской колонной, а он, борттехник, будет нам мешать это делать. Он махнул спокойно рукой и пересел в хвост вертолета. А у открытой двери, перегороженной штангой с турелью встали комбат, доктор и я. Солдаты тоже принялись выглядывать в свои иллюминаторы в поисках колонны автобусов, на которых боевики победителями покидали Буденновск.
   Вскоре эта "торжественно-похоронная процессия" была нами обнаружена. Она медленно, как нам виделось с такой большой высоты, ползла по шоссе, которое оказалось полностью освобожденным от посторонних машин. В замыкании этой колонны шел Камаз-рефрижератор, в который были загружены трупы убитых боевиков.
   Сначала все автобусы следовали друг за другом ровной цепочкой.Но на значительном удалении от Буденновска мы заметили как резко затормозил один автобус в середине колонны. Еще не успела открыться автобусная дверь, как к нему из боковой улицы подъехала белая легковушка. Кто-то быстро пересел в автомобиль, который тутже рванул в сторону от колонны. А притормозивший на секунды автобус резко набрал скорость и вскоре догнал остальные "Икарусы".
   -Смотри, местные чеченцы сваливают из автобусов. - Догадавшись, заорал комбат.
   -Может их потом менты вычислят и отловят. - предположил было доктор, но потом сам махнул рукой на эту безнадежную мысль.
   Нам оставалось только наблюдать с большой высоты, как поочередно приостанавливались "Икарусы",от которых сразу же отъезжали легковые автомобили.
   -Да..., Человек шесть-семь слиняло. - подсчитал комбат.
   Из кабины летчиков высунулся генерал и прокричал комбату:
   -Вы видели эти легковые машины? Марки автомобилей не заметили? Услыхав отрицательный ответ на второй вопрос, он опять захлопнул дверцу кабины.
   -Может еще и номера ему разглядеть? - пошутил доктор.
   Мы летели на высоте полутора-двух километров, отчего легковушки оказались трудноразличимы даже в ОМС-1. Да и батареи в приборе разрядились и в этот оптический монокуляр было сложно что-то увидеть детально. После включения кнопки первые десять секунд появлялось достаточно чёткое изображение, но потом качество картинки резко ухудшалось.
   Колонна с боевиками тем временем не поехала прямой дорогой в Чечню, а повернула налево в сторону дагестанского Хасавюрта.
   -Боятся, что на дороге в Чечне наши войска засаду могут сделать. - сказал Маркусин.
   -Да там вместо заложников теперь всякие депутаты-кандидаты, журналисты и всякие правозащитники сидят. - уточнил доктор.
   -А кто их туда гнал? Сами ведь напросились! Им же рейтинг нужен перед выборами. Если что, то сами же и виноваты будут. И вообще... Их можно и на боевиков списать. - резонно рассудил комбат.
   Всё это время я лишь молчал. Начальству-то ведь виднее...
   Через полтора часа наши вертолеты вернулись на аэродром. Но садились мы в этот раз не по-самолетному с плавным приземлением на взлетную полосу с неизбежным пробегом по бетонке и долгим заруливанием на свое место. Видимо для тренировки командир вертолета принял решение сесть исключительно по-вертолетному. Наш борт завис рядом с КДП и стал медленно опускаться точно на свою стоянку. Только теперь я заметил, что на взлетке аэродрома стояло несколько грузовых самолетов и поэтому наш Ми-8 садился вертикально.
   Я устало сидел на откидном сидении, упершись правой рукой о штангу, и нетерпеливо ждал того момента, когда же можно будет сойти на твердую землю. В открытую дверь вертушки мне очень хорошо было видно наших и летных офицеров, стоявших у КДП. Между ними и будкой контрольно-диспетчерского пункта по направлению к казармам шли уже знакомые нам солдаты, вытянувшиеся в походную колонну по-одному. Это с аэродрома уходил взвод десантников, которые так и просидели всю неделю без дела. Мой взгляд непроизвольно остановился на фигуре пулеметчика, несшего ПКМ коробкой на правом плече и дулом вниз. Это мне напомнило что-то и я невольно улыбнулся, вспомнив афганские будни...
   -Всё! Войне-конец. Даже десантники уходят. - обрадовался доктор.
   Через десяток секунд наш вертолет коснулся колесами земли и двигатель резко сбросил обороты. Не дожидаясь борттехника с его лесенкой, я откинул штангу обратно и спрыгнул вниз.
   -Укачивать меня стало... - крикнул я Сарыгину. - Или кормят здесь плохо, или летаем слишком много...
   -И то, и другое. - ответил мне Алексей. - Пора домой...
   Тем временем к нашему Ми-8 уже приставили трап и я прекратил свои вольности. Но авиационный генерал, не обращая ни на кого внимания, быстро пересел в подъехавший УАЗик и умчался в свой штаб. После его отъезда все почувствовали себя гораздо спокойнее и комфортнее.
   -Товарищ майор, генерал-то насмотрелся у боевиков... Теперь будет прямо на ходу с вертушки на УАЗик перескакивать. - пошутил я.
   Однако комбат Маркусин скорей всего уже твердо вознамерился хоть когда-нибудь, но всё же облачиться в заветные штанишки с красненькими лампасиками и потому не разделял моего не очень-то уставного отношения к вышитым погонам и звездам.
   Как всегда я построил группу в одну шеренгу и проверил оружие на разряженность. Отсоединив магазин и оттянув назад затворную раму, бойцы стояли в полоборота ко мне и предъявляли моему взору отсутствие патрона в патроннике автоматов, устремленных в небо под углом в сорок пять градусов. Убедившись в разряженности оружия, я хлопал по плечу подчиненного и быстро говорил "Осмотрено!", после чего слышалось клацанье отпущенного затвора, дополненное затем легким щелчком поднятого предохранителя.
   Комбат с доктором стояли рядом и смотрели на действия солдат.
   Внезапно со стороны КДП раздался чей-то крик. Мы обернулись и увидели бегущего к нам дежурного по полетам. Видимо произошло что-то неординарное, если он решился покинуть свою будку...
   -А вы что? Здесь чтоли? - выпалил запыхавшийся дежурный.
   -А где мы еще должны быть? - то ли осторожно, то ли вкрадчиво переспросил его комбат.
   -Да только что звонил какой-то генерал! Отдал вам приказ, а я ему доложил, что вы уже покинули аэродром.- обескураживающее заявил нам дежурный по КДП.
   Командир батальона первым пришел в себя от такой наглости и отреагировал должным образом, наглядно опровергая недостоверную информацию...
   -Вот эта группа только-что прилетела. А две остальные вон под вертолетами сидят. - показал рукой Маркусин. - А что за приказ?
   И вот тут началось самое неожиданное...
   -Все группы посадить на борта, догнать колонну с боевиками. Высадиться перед колонной и сделать засаду на боевиков. Всех заложников освободить, а боевиков -уничтожить.
   Это дежурный довел до нас содержимое только что полученного им приказа.
   От такой новости я сначала онемел, а потом ошарашенно переспросил:
   -А боевиков всех уничтожить или кого в плен взять?
   -Не знаю! - произнес дежурный. - Я доложил генералу, что вы покинули аэродром. А он стал матом орать, что под трибунал вас отдаст и из армии всех уволит.
   Ну разумеется эта угроза высокого начальства по степени подчиненности дошла в первую очередь до нашего командира батальона.
   -Так, какие борта с нами полетят? - начал уточнять Маркусин у дежурного.
   Тот стал оглядываться по сторонам, стараясь разглядеть бортовые номера вертушек. В это время комбат действовал уже по своему личному плану. Одного солдата он уже послал за остальными нашими группами. Такой поворот событий мне сразу же не понравился.
   Десантники уже ушли с аэродрома. В наших трех группах наберется с офицерами человек сорок пять. Из солидного оружия имеется только один пулемет ПК в моей группе. Есть, конечно "Мухи", но все солдаты ведь зелень-зеленью. А у боевиков личного состава сто человек. Снайперов и гранатометчиков дохрена. И пулеметчиков с ПК, наверняка, не один десяток. Да и ДШК они врядли оставили на чердаке больницы, а с собой захватили. Да и время уже было около пяти вечера. Ну мы может быть высадимся и устроим засаду на скорую руку. Завяжется бой. К вечеру нам никого в помощь не подбросят. Ночью вертолеты летать не могут. И только утром доблестные спецназеры из других военнизированных ведомств прилетят собирать от наших групп героические остатки, останки и трупики. Ну офицерам, конечно, дадут по ордену... посмертно...
   Конечно заманчиво... Но лично меня такая перспектива абсолютно не обрадовала и я побежал догонять комбата, пока мы еще не связались с басаевскими головорезами в два раза превосходящими наши собственные силы.
   -Товарищ майор! У нас всего человек сорок пять наберется, из которых все солдаты зеленые и необученные. А там сто боевиков, которые уже полгода воюют с нашими войсками. И оружия у них до чертовой матери. А у нас только ПК и "Мухи".Да они нас там всех положат и дальше поедут.
   Мои пораженческие аргументы оказались весьма бледными перед яркой панорамой победоносной битвы за родное Ставрополье...
   -Прорвемся. - на ходу отмахнулся от меня комбат.
   Он быстрым шагом шел к КДП и мне пришлось от безысходности привести самые весомые доводы, которые затрагивали лично его...
   -А положим солдат - ведь обязательно станут разбираться... Кто именно отдал приказ сделать засаду на колонну?... Все же начальники всю ответственность на комбата свалят...
   Маркусин внезапно остановился и многозначительно посмотрел в небо. Дежурный по КДП тоже встал с ним рядом и тоже зачем-то поглядел вверх.
   -А эти генералы откажутся от своих приказов, а вы будете крайней...
   Для соблюдения хоть каких-то военной этики я попытался подобрать сравнение поприличнее, но комбат сразу все понял. Его взгляд становился всё более углубляющимся внутрь своей личности.
   Я не стал ждать его ответа и показал на дежурного:
   -Пусть дежурный напишет на бумаге, что получен такой-то приказ, от такого-то начальника и поставит время, число и свою подпись.
   И это направление второстепенного удара оказалось выбрано точным.
   -Не буду. - замахал головой дежурный. - Я не знаю, кто это звонил. Он не представился.
   Дежурный оказался весьма скромным человеком и абсолютно не хотел стяжать на себя лавры главного победителя басаевской армии...
   -Вот видите!... Он даже не хочет на себя такую бумажную ответственность брать. - обрадованно сказал я. - Надо созвониться с нашим начальником разведки.
   В сложнозапутанном клубке всевозможных отношений различных ведомств и родов войск появился тоненький лучик надежды на здравое урегулирование навалившейся проблемы.
   -Это наш прямой начальник, а на остальных неизвестных генералов мне плевать.- моментально решил Маркусин.
   Он с дежурным полез в вагончик КДП и стал накручивать ручку военного телефона ТА-57. Я не выдержал и тоже полез наверх. После короткого разговора комбат положил трубку.
   -Нашего генерала там нет. Он к нам уже едет.
   Через пять минут на взлетку вылетел УАЗик с нашим начальником разведки. К этому моменту все три наши группы стояли рядом с вертолетами в полной экипировке.
   Военный автомобиль заскрипел тормозами и остановился. К вышедшему генералу подошел Маркусин с автоматом за спиной и бодро доложил о готовности групп к выполнению дальнейших задач.
   Генерал был немногословен и строг:
   -Маркусин, где вы были пятнадцать минут назад?
   Комбат уже морально подготовился к этому вопросу и четко доложил, что четверть часа назад он с одной группой только-только возвратился из полета, где вместе с авиационным генералом наблюдали за передвижением колонны. А две оставшиеся группы в боевой готовности находились на своих местах, то есть на аэродроме.
   Спокойный и уверенный тон Маркусина весьма благотворно подействовал на Чернобокова. Стоящие в строю разведчики в подогнанной амуниции да полное отсутствие разгоряченных и потных лиц, будто от быстрого бега... Эти факторы также показывали то, что командир батальона никоим образом не врет старшему начальнику.
   Но еще более уточняющий вопрос оказался задан:
   -А кто уже покинул аэродром?
   Четкий ответ комбата, что это приданный взвод десантников по приказу своего парашютно-десантного начальства ушел с аэродрома понравился нашему генералу. Он облегченно вздохнул и спросил насчет приказа на постановку засады.
   Комбат подтвердил, что действительно дежурный по КДП передал ему какой-то приказ о засаде на пути боевиков, однако не мог указать фамилию и должность начальника, отдавшего этот приказ.
   -Мы уже были готовы вылетать, но он отказался даже на бумаге написать приказ и расписаться. Я не знаю, кто будет нас поддерживать или нам самим атаковать эту колонну. Я пошел вам звонить, чтобы уточнить.
   Маркусин на одном дыхании выпалил эту истинную правду, прямо глядя в глаза начальника разведки, после чего замолчал... Мы замерли в ожидании дальнейшей реакции...
   -Всё понятно!... Молодец!... - генерал подобрел и улыбнулся.
   Нам стало ясно, что он не мог отдать такой приказ своим подчиненным.
   Отдав предварительно честь и представившись на ходу, к стоящим генералу и комбату подошел командир роты,а затем и доктор.Из командиров групп мне было ближе всего идти к ним и я быстро подошелк офицерам,козырнув рукой.
   Выслушав вполне обоснованные доводы комбата о преимуществе боевиков в личном составе и в вооружении,генерал махнул рукой.
   -Всё нормально! Пошли они все на х-й... Своих солдат имеют тысячи человек,а засаду делать отправляют наших пятьдесят.
   У нас у всех сразу отлегло от сердца.Но начальник разведуправления от долго копившейся досады лишь сплюнул смачно и зло:
   -Тридцать лет служу в армии,а такого блядства никогда не видел! Колонна только тронулась - надо боевую задачу планировать,а они сели водку жрать!... Нет, пора мне увольняться из армии...
   Переговорив еще минут десять с нами и отдав указание готовиться к отъезду в Ростов, начальник нашего разведуправления уехал обратно в многострадальный город.
   Вот таким вот образом разбушевавшийся на военной карте зеленый змий потерпел свое полное фиаско в роли главного архистратега, а вместе с ним не удался и эффектный финал всей этой спасательно-карательной спецоперации с красочной стрельбой, морем алой крови, горой дымящихся трупов и абсолютно незапятнанной честью Государства Российского... Но наш небольшой отряд спецназа даже и не догадывался об этом, а просто посчитал свою миссию выполненной вполне достойно и теперь нам можно было со спокойной душой отправляться на зимние квартиры...
   После того, как УАЗик вышестоящего командования окончательно скрылся из оптического поля зрения, комбат Маркусин сразу же приказал командирам групп проверить личный состав на сохранность оружия, боеприпасов, радиостанций и другого армейского имущества.
   Услышав про проверку военно-полевого добра, мои солдаты сразу ринулись к нашим связистам за сданными им на хранение пластинами от бронежилетов. Бойцы других групп тоже сдали им свои пластины и мои разведчики теперь торопились укомплектовать персональные броники, пока все пластины не разобрали другие группы.
   Через полчаса я доложил комбату о сохранности оружия и всего прочего имущества у личного состава моей группы.
   Стоявший около связистов Маркусин выслушал мой доклад и затем полез во внутренний левый карман камуфляжа. Достав оттуда титановую пластину от броника, он бросил ее связистам.
   -Ну всё теперь!... Война кончилась. Пора возвращаться к мирной жизни.
   -А зачем пластина? - спросил я его, прикидываясь наивным лейтенантом.
   -Ну как?! Чтобы сердце прикрыть от снайпера. - Недоуменно ответил Маркусин.
   -Снайпера стараются в голову попасть, чтобы наверняка. -стал серьёзно объяснять я. - Или в живот. А бабы - снайперши первую пулю обычно в пах засаживают, чтобы помучился перед смертью.
   Комбат посмотрел вертикально вниз:
   -Это по яйцам что ли?
   -Ну а куда же ещё? - ухмыльнулся я. -А вторую потом уже в голову вгоняют.
   Маркусин лишь озадаченно сплюнул:
   -Бывают же такие стервы...
   В столовой я опять увидал своего земляка. Он уже съездил на опознание трупов погибших неделю назад вертолетчиков.
   -Этот грузовой "Иж" с трупами стоял как раз напротив БМП, когда ее подбили. Она вся дотла сгорела, а жар от нее такой был, что трупы в ижевском кузове аж обгорели. Ну еще и неделю на такой жаре пролежали. Еле опознали некоторых. Я своего соседа только по желтым ботинкам опознал.
   -А в беемпешке кто-то был? - спросил сидящий рядом доктор. - Там же один майор был внутри?
   Капитану не очень-то хотелось говорить на эту тему в присутствии ужинающих вокруг людей, но он был откровенен до конца.
   -Он там так и сгорел. Одно только туловище достали. Ни рук, ни ног нету.
   На нашем же столе пока было пусто и мы продолжали задавать тяжелые вопросы.
   -А при штурме были погибшие заложники?
   -Я в подвал больницы спустился. Там этих трупов заложников человек сто, а может и больше, лежит. Прямо вповалку. Я в первый день в морге был, там еще человек двести лежало. Не сосчитать было. Столько народу загубили.
   -А вправду говорят, что заложников было пять тысяч? - спросил я у него.
   -Ну под пять тысяч будет. Но не две тысячи, как сейчас власти и газеты говорят. А духи там еще столько растяжек оставили. Море!... Сейчас туда никого не пускают, только тех, кто на опознание приехал.
   -Эх, нам бы на чердак слазить! - размечтался Маркусин.
   -Или на телевышку... -поддержал его я, прощаясь с торопившемся по делам земляком.
   Наконец-то появилась официантка, подавшая нам заметно оскудевший ужин. Если раньше сечку хоть поливали жиденьким соусом с редкими мясными прожилками, чай слегка сластили, а на ломтик хлеба можно было намазать кусочек масла... Что гордо именовалось боевым рационом военных лётчиков!... А теперь нам полагалась только лишь голая до неприличия сечневая кашка, тепловатый и совершенно пустой напиток да два сиротливых кусочка хлеба...
   -Вот, сразу видно, что война кончилась. - пошутил по этому поводу Сарыгин.- Раз так кормят, значит пора по домам...
   Мы в крайний раз поужинали в летной столовой и отправились в казарму за остальным нашим имуществом. А там бравые ребята - десантники уже вынесли наружу свое барахло и вовсю ждали грузовых машин для отъезда в Ставрополь.
   В нашем спальном кубрике бойцы постепенно вытаскивали на улицу нехитрый скарб, который мы привезли с собой в Буденновск. Рачительность да домовитость главы третьей роты сказалась и здесь и его солдаты стали сворачивать матрасы, на которых спали офицеры.
   -А вдруг самолета до утра не будет и нам придется ночевать прямо на взлетке?
   Ермаков, который был единственным разведчиком из моей первой роты, тоже проникся хозяйственностью и простодушно предложил забрать с собой и белые плафоны для нашего родного подразделения.
   -Во всей казарме плафоны разбиты, даже лампочек нет, а эти два висят и всю картину портят. -сказал он, показывая на сиротливо висевшие матовые стеклянные абажуры.
   Я меланхолично махнул ему рукой, давая свое разрешение. Мыслями моя натура уже была далеко от этих мест.
   -А вдруг на взлетке будут гореть очень яркие лампы, так хоть плафонами их накроем.
   С охраны нашего командования вернулись мои разведчики во главе с контрактником-братком в черных очках. После проверки оружия и имущества они влились в ряды своих товарищей.
   В полной темноте наши группы выдвинулись уже знакомой тропой на аэродром. Узенькая тропинка за истекшую неделю превратилась в утоптанную дорожку и мы шли по ней в крайний раз.
   Дальнейшая ситуация оказалась весьма банальной и до ужаса привычной: война окончилась и мы теперь были здесь никому не нужны. Самолетов для нас естественно не имелось и нам оставалось теперь ждать попутного борта до Ростова.
   Несколько раз приходил комбат и материл летное начальство, которое не может отправить нас обратно. Метрах в двухстах от нас загружался какой-то Ан-12,который по разведданным летел на ростовский аэродром Военвед. Но в него загружали какой-то секретный груз и летчики наотрез отказывались взять нас на борт своего грузового самолета.
   -Ну что я говорил! - Сказал нам ротный и приказал солдатам притащить матрасы для офицеров.
   Мы растянулись на них и приготовились ночевать прямо на взлетке под открытым небом.
   -Ну сейчас еще тепло. А вот утром мы тут дуба дадим. - сказал Сарыгин, докуривая свою предотбойную сигарету.
   Наши бойцы расстелили под собой бронежилеты и уже спали, сбившись в кучу. Только дежурная фишка охраняла покой и сон нашего отряда.
   Через час прибежал комбат и объявил срочное построение. Ему, наконец-то, удалось уломать упрямых летчиков этого Ан-12 взять нас собой до Ростова. Какие-то проверяющие уже уехали и у нас имелось несколько минут для жэкстренной загрузки...
   -Живо-живо! -торопил всех Маркусин. - Если мы не успеем загрузиться, то они без нас улетят.
   Но мы успели и через пять-десять минут самолет стал выруливать на взлетку.
   Военный транспортник благополучно взлетел и мы все стали устраиваться в грузовом отсеке Ан-двенадцатого для короткого сна. Кто-то из солдат попытался прислониться к накрытому брезентом секретному грузу, который огромной кучей возвышался посередине салона. Но ему это не удалось... И боец, неожиданно охнув, отодвинулся от опасного имущества.
   Я осторожно приподнял край брезента и был ошарашен. Там находились сложенные железные колья и множество мотков черной стальной и блестящей алюминиевой колючей проволоки.
   Остальные наши офицеры тоже оказались немало удивлены особой секретностью этого железно-колючего барахла.
   На наш уточняющий вопрос проходивший мимо бортмеханик сделал строгое лицо и, заговорщицки приложив ладонь ко рту, громко прошептал:
   -Это для пленных боевиков собирались концлагерь строить... Сейчас обратно везем. Секретно...
   Услышав такую шокирующую подробность запланированной спецоперации, кто-то из командиров рассмеялся, а кто-то зло выругался.
   Конечно никто из нас не ожидал такого умопомрачительного финала... Но он состоялся именно в таком виде, в каком и состоялся...
  
   Глава 9 ПРОЩАЙ,МОЕ МУЖЕСТВО.
   Будучи ещё в Буденновске, предусмотрительный комбат Маркусин умудрился связаться с нашей бригадой и на ростовском аэродроме нас уже поджидало несколько "Уралов". Мы быстро перегрузились в грузовики и через час бешеной езды по пустым дорогам отряд высадился у родных казарм.
   Было около двух часов ночи, когда мы начали сдавать оружие. Поставив в ружпарк свой Винторез и магазины, я дождался сдачи оружия моей группой и отправился в свою казарму восвояси.
   Солдатское спальное помещение в это время оказалось совершенно пустым, поскольку все бойцы нашей роты были отправлены в Ханкалу. Поэтому я спокойно проспал до семи утра.
   Разбудивший меня дневальный уже притащил ведро горячей воды и мы отправились в умывальник смывать с меня военную грязь.
   Когда в восемь утра появился мой командир роты капитан Малахов я уже сидел в своей гражданской одежде и допивал утренний чай.
   Я четко доложил о своем возвращении из служебной командировки и попросил у него разрешения убыть для прохождения дальнейшего отпуска на свою историческую родину.
   -А где мой чай? - пожав мне руку, поинтересовался ротный.
   Я молча указал на стоявшую рядом вторую кружку крепкого чая. Вообще-то он был заварен для Лехи Петракова, но он опоздал на полчаса и им теперь можно было пожертвовать.
   -Ну езжай. - отпустил меня ротный. - Там у начфина твои отпускные лежат. Только на глаза начальству не попадайся. А то припашут куда-нибудь.
   На плацу бригады уже выстраивались подразделения для утреннего развода на занятия. Я обошел его стороной и попал в каморку нашего прапорщика-финансиста, где на мое счастье сидел денежный король всего восьмого батальона. Я быстро получил причитающиеся мне деньги и, обойдя казармы самой дальней стороной, отправился на автобусную остановку.
   Стоя на автотрассе, я надеялся увидеть голубой "Мерседес",но Толстопуз пронесся по противоположной стороне, никоим образом даже не поприветствовав меня.
   В снимаемом мной флигеле я обнаружил свою сестру, которая уже неделю болела и потому не ходила на работу в нашу же бригаду, где она трудилась библиотекарем. Теперь ее болезнь пошла на поправку и в полдень я уже сидел в плацкартном вагоне дальнего поезда, увезшего меня подальше от всего Северного Кавказа.
   Через месяц я вернулся обратно и опять моя сестра сидела без дела дома. Из её слов стало ясно, что после болезни она вновь вышла на работу, но ее прямой начальник - замполит бригады потребовал от нее предоставить больничный лист. Но прописана она была причасти в Аксайском районе, а проживали мы в Ростове. Кроме того, сестра не имела медицинской страховки, которую еще не успели оформить. Поэтому вызвать участкового врача на дом она не могла.
   Уже в служебном кабинете своего начальника она попыталась было объяснить ситуацию замполиту, но тот был строг и непреклонен. И под его диктовку сестра написала заявление об уходе по собственному желанию.
   Выйдя на службу на следующий день, на утреннем разводе я услыхал, как замполит бригады объявил о свободной вакансии библиотекаря, которую может занять жена какого-нибудь офицера. После команды "разойдись" я на полпути к штабу перехватил замполита и попытался объяснить всё, но он безапелляционным тоном заявил, что должность уже занята женой штабного офицера.
   -Майора Загнойко? Так после построения к вам я же первый подошел! Когда вы с ним успели поговорить?...-удивленно начал было я.
   -Это уже моё дело! - отрезал замполит. -Всё! Место уже занято...
   Я хотел еще что-то сказать, но потом мне стало всё ясно и пришлось махнуть на это рукой. Обычная штабная возня.. Так моя сестра потеряла работу, а я в лишний раз убедился в том, что замполит Гена Болотский по-прежнему продолжает жить по своему старому принципу: -"чем сильнее я нагажу людям, тем больше они меня будут бояться, а значит и уважать!..."
   Война окончилась и началась обычная служба. Сразу же меня отправили заменить моего командира роты, который с несколькими солдатами охранял в городе генеральский дом. После Буденновских событий везде мерещились чеченские боевики и террористы. А наши генералы и их семьи хотели спать спокойно.
   Увидав меня, ротный начал чертыхаться. Оказалось, что в тот день на построении командиром бригады было принято решение отозвать меня из отпуска и отправить охранять дом генералов. Но я уже успел уехать из части и крайним оказался мой ротный, которого и отправили на охрану генеральского дома.
   Это недоразумение мы быстро уладили меж собой и через неделю я вновь вернулся в часть. Наше начальство теперь уже успокоилось и необходимость охраны дома отпала.
   Также из отпуска вернулся солдат Вася Ермаков и даже передал мне большой привет от своих многочисленных родственников. Но я приехал несколькими днями позже и за это время весь "привет" был выпит моим командиром первой роты. Капитан Вова Малахов от души расхваливал весь Ермаковский род и особенно домашнее вино их собственного приготовления. Я тоже был немного доволен - хоть в этом, но мы с ротным всё-таки оказались квиты.
   Еще больший привет, но только на словах, мне и комбату передавал сосед Васи Ермакова, то есть тот самый дядя Ваня... Этот ставропольский куркуль был официально признан потерпевшим в этих событиях. Его старую "шестерку" объявили непригодной для дальнейшего использования и взамен нее Буденовский райвоенкомат выплатил ему деньги на покупку новой машины.
   -Так он себе новую четырехдверную "Ниву" купил, а на старой машине теперь его сынок-дезертир ездиет. - искренне Возмущался солдат Василий.
   - Да, зря мы тогда по двигателю не стреляли. - "чистосердечно" огорчился Маркусин. - Такие жуки везде проживут...
   Обступившие комбата разведчики одобряюще кивали головами и обещали в следующий раз его не подвести...
   На разведчика Василия Ермакова капитан Малахов собственноручно написал наградной лист, чтобы скромной солдатской медалью отметить большой вклад этого труженика войны в дело борьбы с сепаратизмом и терроризмом. Комбат, доктор, командир третьей роты и я были представлены к награждению нас орденом "Мужества".Остальные командиры групп и отличившиеся солдаты заслужили представления к медалям. Как командир группы я отметил своего пулеметчика и еще несколько бойцов, которые тоже оказались вполне достойны награждения медалями.
   Наградные листы на нас всех уже были отправлены в штаб Северо-кавказского военного округа, но две недели спустя были возвращены в бригаду для исправления ошибок.
   Вскоре все орфографические неточности и огрехи были устранены и через несколько дней наградные листы должны были снова отвезти в штаб округа для дальнейшей отправки в Москву. Но, как на грех, я пошел в наряд начальником караула...
   Быть в наряде начкаром - это дело нехитрое ,но имеющее свои военные особенности. Солдаты-часовые по ночам любили поспать на посту, забившись в какое-нибудь укромное место. И начальнику караула нужно было периодически проверять посты чтобы солдаты не спали, вернее, чтобы поймать заснувшего солдата до того момента, когда это сделает проверяющий из штаба бригады.
   Караульная служба в этот день началась вроде бы нормально. Из-за нехватки солдат в караул со мной отправились бойцы из моей буденновской группы.
   В два часа ночи я пошел проверять посты.С собой я прихватил пистолет АПСБ, который так и не успел почистить после утренних стрельб и потому взятый в караул. А пистолет Стечкина -машинка очень даже отличная и оставлять его в караулке было рискованно. Поэтому я захватил его с собой, когда пошел проверять часовых.
   Четвертый пост, на котором стояли склады ВДС, вещевой службы и других служб, был заставлен длинным рядом автоприцепов и кунгов. Именно между ними обычно и спали часовые.
   Бесшумно ступая своими микропористыми подошвами ,я шел вдоль ряда автоприцепов и заглядывал в промежутки между ними, стараясь увидать там спящего часового. Ночь была тихая и я слышал только легкий шорох деревьев в посадке. Вдруг из-под стоявшего на земле кунга на меня с рычанием бросилась здоровенная дворняга. От неожиданности я отпрянул назад, но собака продолжала наседать. Я тут обиделся на нее и достал из-за пояса пистолет с накрученным глушителем. Передернув затвор, я прицелился и плавно нажал на курок. Раздался хлопок и псина без звука завалилась на землю. При слабом свете фонарика стала видна небольшая дыра во лбу собаки.
   Из ближайшего проема выскочил часовой и, даже не спросив положенное"Стой! Кто идет?", подошел докладывать о состоянии дел на посту. Солдат Дегтярев явно спал за кунгом, но я не дошел до него каких-то несколько метров. На шум из-за склада выскочила стая диких собак и с лаем бросилась на нас. Все бродячие псины бригады обитали именно на этом посту, где они чувствовали себя полноценными хозяевами. Чтобы утихомирить распоясавшуюся свору я еще раз выстрелил по самой крупной собаке. Пуля лишь слегка задела дворнягу, отчего та с визгом отскочила назад. Стая тут же умчалась обратно. Победа оказалась за нами и теперь можно было спокойно выполнять служебные обязанности...
   Я с часовым прошелся по посту и проверил сохранность печатей на складах, дверях и прицепах. Потом солдат получил задачу после смены принести на пост лопату и закопать убитую зверюгу где-нибудь подальше.
   Через полтора часа он доложил мне, что приказание выполнено. В общем ночь в карауле прошла спокойно...
   Но утром в караулку прибежал прапорщик -ведеесник. Я уже спал в своей комнате начкара и никак не мог понять, что же он хочет.
   -Алик! Ты зачем нашу Машку убил? У нее ведь щенки были.
   Наконец-то я понял, что убиенная собака была "своей в доску" животинкой на складе воздушно-десантной службы. Выслушав жалобные причитания прапорщика, я опять завалился спать после его ухода. Мало ли что привидится в тяжелом сне начальника караула...
   Но спустя десяток минут в дверь караульного помещения вновь забарабанили и я распорядился впустить визитеров. И опять в мою комнату беременным колобком вкатился всё тот же прапорщик Генка Рахимов. Сопровождала его местная общественность в лице таких же ВеДееСников...
   -Моя Машка! Ну зачем ты её застрелил? - опять жалобно взвыл пузатик.
   Может быть он так надеялся на то, что от его громких стенаний их всеобщая любимица чудесным образом воскреснет и бросится лизать ему ручки... Лично я так не думал, поскольку здесь уже ничем несчастной Машутке не поможешь. Даже прапорщицкими воплями...
   -Я проверял пост и она на меня бросилась. - кратко объяснил я. - Не давала пройти. Вот и получила... Откуда я знал, что у неё потомство имеется?
   -Да ты же её прямо в лоб! - возмутился собаковод-любитель.
   -Так уж получилось. -сказал я. - Темно ведь было...
   -Пошли с нами! Хоронить её будем! - повысил голосок прапор.
   -Щас-с... - мрачно процедил я сквозь зубы.
   Поняв то, что от меня они так и не дождутся искренне-слезливого покаяния, воздушно-десантная диаспора улетучилась к себе на склад.
   Как и во всех бригадах специального назначения, так и в нашей 22 ОБРСпН имелась своя Воздушно-десантная Служба, которая являлась самой многочисленной тыловой структурой, обеспечивающей совершение парашютных прыжков боевыми разведподразделениями. Но эта горячая пора продолжалась лишь несколько летних месяцев, а в остальное время года вся орава начальничков, прапорщиков да сверчков периодически встряхивала пыль с парашютов, еще реже сдувала её же с приборов, ну и совсем уж нечасто латала всё-таки обнаруженные дырки на куполах и ранцах... Служба ВДС всегда держалась особнячком и имела определенный вес в штабном балансе сил и средств...
   "Так... Все уже отпрыгали... Остался только наш батальон... Вот зараза... Они же могут все прыжки запороть... Бляха муха..."
   Поворочавшись пятнадцать-двадцать минут без сна, я не выдержал и пошел на четвертый пост.
   Войдя на склад, я протиснулся через спины столпившихся ВДСников. На полу в мешковине барахталось несколько пищащих щенят.
   -Ну куда их теперь?! - увидав меня, вновь завопил прибегавший в караулку прапор-на-сносях. - Иди и топи их!...
   Вокруг стояла со скорбными лицами почти вся служба ВДС, не хватало только самого начальника ВДС бригады. Сперва я даже растерялся... Но спустя пару секунд... Почему-то вспомнились улицы январского Грозного, рука автоматически потянулась подправить пояс, а я ощерился в злой и презрительной улыбке.
   Стоявший рядом офицер осторожно развернул меня и тихо сказал:
   -Ты иди... Мы сами разберемся.
   Уже снаружи я выругался грубо и на полную катушку. Тогда, в январе улицы чеченской столицы были завалены трупами. Издалека мертвецы улыбались нам зловеще дико и страшно. И только вблизи было видно, что губы, щеки, носы и уши были объедены одичавшими собаками. Когда-то домашние, а нынче голодные твари сжирали всё лицо у мертвых людей, которые прежде кормили их с рук. Больше всех нам попадались "улыбающиеся" трупы наших солдат и офицеров. Как-то мы наткнулись на двух собак,
   которые пожирали лицо хлипкого солдата-десантника. От такого зрелища мы не выдержали и пристрелили псин на месте. После этого мы стали стрелять всех бродячих собак, которые попадались нам в городе.
   Даже в нашей бригаде было несколько случаев, когда одичавшие твари кусали двух- и трехлетних детей офицеров за щеки, губы и носики. Меня поразила картина когда заместитель нашего комбата по ВДС майор Сорокин едва не убил своим сапогом щенка, который, играясь, подбежал к его трехлетней дочке, отчего та пришла в дикий ужас...Отогнав щенка и успокоив ребенка, майор объяснил нам, непонятливым, что полгода назад дикая дворняга искусала всё лицо его девочки. Тогда то нам и стали понятны розовые шрамики на личике ребенка...
   И вот теперь меня упрекали в бесчеловечном отношении к "четвероногим друзьям" ВДСников, а также к "братьям их меньшим"...
   В караулке я вызвал солдата, который эту псину закапывал и стал его допрашивать. Но боец заявил, что он добросовестно выполнил приказ и зарыл собаку далеко от поста. И только по кровавому следу прапорщики нашли могилу своей Машки, раскопали землю и вытащили кормилицу.
   Но при более детальном рассмотрении этого вопроса выяснилось, что "добросовестный" солдат оттащил многострадальную Машку на десяток метров от поста и лишь слегка присыпал её землёй в свежевскопанной водопроводной траншее. От этого печального известия об игнорировании приказа командира моё настроение пошло на ноль. Над караулкой стали сгущаться зловещие темные тучи.
   -Товарищ лейтенант! Да эти ВеДееСники сами своих собак потом режут. - Сказал мне мой бывший пулеметчик. - Когда они на прыжки выезжают, то пару собак с собой берут. Там ее режут и едят... Как корейцы...
   Я смотрел сквозь распахнутую дверь на Ульджиева, который стоял в общем коридоре, и задумчиво просчитывал все варианты дальнейшего развития этого происшествия. Ничего хорошего никак не получалось...
   -Корейцы таких собак держат в специальном вольере и кормят свининой да говядиной. - будучи заочно знаком с деликатесами корейской кухни, я говорил об этом равнодушно и отрешенно. -Так что...
   Но мой бывший пулемётчик всё ещё пытался разрядить напряжённуюобстановку:
   -Ну, товарищ лейтенант! А они местных собак жрут,которые здесь по помойкам бегают. Они ведь начинающие корейцы- у них и глазки с каждым выездом на прыжки все уже и уже становятся.
   Однако столь любопытнейшие детали меня уже не интересовали. Поскольку все остальные последствия становились мне более чем понятны.
   -Ну ладно. Идите отдыхать. -устало произнес я и закрыл дверь в свою комнату начкара.
   "Это они для того тут псарню развели, чтобы сухпаёк на прыжки не выписывать и потом ещё и деньги пайковые получить? - догадался я. - Вот блядство какое! а? Доложат начальству или нет? Хотя... Тут, как говориться, и к бабушке не ходи! Э-эх!.. Четвероногие друзья службы ВДС!"
   Невзирая на всю трагикомичность... Ну, что великие идеи северо-корейского Вождя Ким Ир Сена по наиполнейшей самодостаточности своего, в общем-то, трудолюбивейшего народа... Который должен и обязан обеспечивать свои потребности в полной изоляции от внешнего мира... Одним словом, идеи Чучхе в самый разгар всероссийской демократии сталинебезуспешно претворяться в жизнь не где-то там... В глухомани или одичавшем крае... А в одной тыловой структуре 22-ой ОБрСпН. Которая подолгу службы обязанаобеспечивать личный состав боевой бригады всяким имуществом для воздушного десантирования...
   "А на самом-то деле... -думал я, бесцельно разглядывая караульный потолок. -А на деле они снабжают себя- любимых... Диетически полезным продуктом... И самое главное - бесплатным! Нда-а... Стуканут, как пить дать!.. Ну, ихренс ними!.. Что сделано - то уже сделано! Впаяют мне ещёодин выговор в личное дело... Который снова снимут по результатам учений... Хотя!.. Что-то уж больно погано надуше! Иэту Машкужалко, и её щенят... Да и..."
   Моё настроение ухудшалось иухудшалось с каждой минутой. Особенно после того, когда я подсчитал какой сегодняденьнедели. Ведь как всегда по пятницам в нашей солдатской столовой проводилось общебригадное собрание офицеров и прапорщиков, на котором подводились итоги прошедшей недели. И как раз сегодня была пятница...
   "И надо же было так совпасть! Вроде бы конец тяжёлой недели. И завтра вторая половина дня будет свободна. В воскресенье надо прибыть только к инструктажу наряда. А тут пятница какая-то выдалась!.. О-о... Уже народ потянулся в столовую!"
   Выглянув в своё окно начкара, я минут пять понаблюдал за тем, как мимо караулки проходят товарищи начальники тыловых служб, а также товарищи строевые командиры и товарищи прапорщики. Потом мне это занятие окончательно наскучило и я продолжил нести свою нелёгкую вахту начальника караула. Хотя все мои мысли так и витали вокруг собрания по подведению итогов. Что было, в общем-то, делом неудивительным. Поскольку там могли запросто разнести в пух и прах... Скажем так, кого угодно! Особенно из славного числа бравых представителей младшего офицерского состава и тем паче разгильдяистых прапорщиков.
   Не в пример другим неделям это собрание началось с торжественной части. Ведь командование Северо-кавказского военного округа после некоторых событий стало относиться к нашей бригаде с вполне определённым уважением, признавая все бесспорные заслуги отдельных боевых подразделений. Вот и сейчас... Открыв собрание, высокий и седой начальник штаба с извечно грустными глазами напомнил всему офицерскому составу бригады об успешных действиях нашего небольшого отряда спецназа в городе Буденновске. Не забыл он и про крупнокалиберный пулемет, подавленный таким-то лейтенантом З., и про снайпершу, уничтоженную всё тем же лейтенантом З., и про двух боевиков, автоматы которых были с почетом доставлены в нашу часть как военные трофеи. Эти эпизоды оказались боевым результатом разведгруппы опять же лейтенанта З..
   -Наградные листы на всех офицеров отряда подготовлены и в понедельник будут отправлены в штаб округа. - Закончил он свою речь.
   Комбат Маркусин вместе с доктором сидели победителями в первом ряду и довольно улыбались голливудскими улыбками.
   После этого собрание пошло по общему сценарию: зачитывались результаты стрельб и учений, внутренней и караульной службы, подготовки солдат и офицеров.
   Ничто не омрачало благодушного настроения нашего комбата. Но гром грянул в разделе "Разное", который заслушивали в конце собрания.
   Слово попросил сам начальник воздушно-десантной службы бригады полковник Ершиков. Прибывшие к нам из узбекского Чирчика ведеэсники-знатоки корейских блюд не стерпели такого изуверства над друзьями человека и доложили ему обо всем подробно, детально и красочно. Разумеется начальник службы поддержал благородные начинания своих подчиненных...
   И в своей гневной речи ВДС-ный полковник стал изобличать сегодняшнего начальника караула лейтенанта Зарипова, который вместо того, чтобы добросовестно исполнять свои обязанности начкара, бегает по четвертому посту с бесшумным пистолетом и самым коварным образом стреляет по собакам, честно и добропорядочно проживающим на этом же посту. От Ершикова досталось и командиру роты, не инструктирующему должным образом своих подчиненных, и комбату, который не в состоянии обеспечить сохранность боеприпасов и своевременную сдачу неотстрелянных патронов после стрельбы.
   По окончании своего праведного монолога полковник Ершиков степенно присел на место и вокруг повисла мёртвая тишина. Временно исполняющий обязанности командира бригады начальник штаба молча и как всегда печально посмотрел на красного Маркусина.
   Тот быстро встал:
   -Товарищ полковник, разрешите разобраться лично и потом доложить?...
   -Да что там с лейтенантом разбираться? - подал свой гневный голос царь воздушно-десантной службы.
   -На что он был представлен? - все также грустно спросил начальник штаба у Маркусина.
   Командир восьмого батальона вздохнул, поняв всё:
   -Орден "Мужества".
   Начальник штаба меланхолично ткнул пальцем в майора Загнойко, который по долгу своей службы занимался наградными листами:
   -Наградной лист на него никуда не отправлять. А сам лист разорвать.
   На этом подведение итогов было закончено...
   Моя скромная персона сразу оказалась вызванной на ковер к командиру нашего батальона. Тяжело вздыхая, я пошел к казарме и на ее углу столкнулся нос к носу лично с Маркусиным.
   -Ну что, раздолбай!? Даже собаку пристрелить не можешь? - задохнулся от внезапной ярости комбат.
   -И пристрелили, и закопали - всё нормально сделали! Они же по следу пошли и нашли эту заразу. - Покорно и смиренно ответил я.
   Этот залет был явно не в мою пользу и крыть мне оказалось нечем.
   Комбат стал набирать воздух в легкие для очередной порции разноса, но я успел проговорить:
   -Да они сами этих бродячих псин на прыжках режут и жрут.
   По лицу командира было видно, что он старательно вникает в смысл только что услышанного.
   -Зачем? -спросил он.
   -Это чтобы сухпай не брать и пайковые потом получить...
   Но моя слабая попытка перевести разговор в другое русло не увенчалась успехом.
   -Да ты знаешь, что из-за этой собаки тебя ордена лишили? - со злостью почти выкрикнул Маркусин.
   -Не может быть! - От такого известия я опешил. - Что они там охренели?
   Командир батальона видно пожалел меня и теперь говорил уже помягче.
   -Сам Ершиков доложил на собрании бригады.
   -Бля, он что, тоже их жрёт? - разозлился я. - Из-за какой-то бродячей суки лишить меня ордена?
   -Вот тебе и сука и наша служба ведеэс. - высказал комбат свое резюме.
   -Да хай они подавятся этим орденом. Разрешите идти сдавать караул? -спросил я у комбата.
   -Иди...- Маркусин лишь махнул рукой.
   Я, позабыв про пистолет на ремне, козырнул ему правой ладонью, четко развернулся кругом и пошел готовить караул к сдаче.
   Но едва я вошёл в караульное помещение, как сразу же прозвучал боевой сигнал тревоги, то есть о коварнейшем нападении на самыйдальнийпост. И дежурная смена тутже ринулась оказывать помощь ни о чём не подозревающему часовому. Когда запыхавшиеся караульные возвратились обратно и доложили об успешном выполнении боевой задачи... Всё на том же далёком посту случился пожар... И впрягшись в двухколёсную конструкцию с длинным баллоном-огнетушителем рядовой Дегтярёв вместе со своими невезучими товарищами понёсся в жаркую пыльную даль...
   Когда взмыленные горе-пожарники "прискакали" на своей двухколёснойтачанке ярко красного цвета... В караульном помещении возникла новая "напасть"... И теперь приходилось спасать от "разбушевавшегося" стихийного бедствия дорогостоящее казённое имущество военного караула: пирамиду, топчаны, кровать начкара, все столы и лавки... Включая бачки, термоса, чайники, миски и ложки... Даже неработающий радиоприёмник... Ну, и всё ту же противопожарную колесницу, только-только прислонённую в угол коридора.
   Так что... Когда с развода прибыл новый караул, то он обнаружил в помещениях только лишь голые стены. Всё остальное имущество находилось в недосягаемом для "наводнения" месте. Как раз на возвышении дороги рядом со складом ВДС.
   На этом и закончились учебно-тренировочные занятия по повышению боевого мастерства у должностных лиц суточного караула. Понятное, конечно же, дело... Что весьэтотвзъ_б-тренаж проводился не на показ для всевидящего ока начальства. А исключительно из любви к искусству. К искусству войны. Где ничего не бывает просто так. Разве что какая-нибудь досаднейшая случайность... Которая вопреки самому здравому смыслу способна перековеркать самое благое дело.
   Вот так-то!..
   *
   ЭПИЛОГ.
   Буденновские события еще раз напомнили о себе спустя месяц после лишения меня ордена.
   -Слушай, тебе нужно съездить в военную прокуратуру гарнизона к следователю Коломейцеву, который курирует нашу бригаду. - Почему-то глядя в сторону, проговорил остановивший меня майор - помощник замполита бригады. По своим служебным обязанностям он еще занимался и совместной работой со следователями военной прокуратуры.
   -А что такое? - насторожился я.
   -Да там на тебя уголовное дело завели. За Буденновск. Ну за то, что ты без разрешения стрелял там где-то.
   -Так я же в ответ стрелял. - Сказал я.
   -Ну вот съездишь, там все напишешь. У следователя уже все бумаги есть, только тебя осталось допросить. Да ты не переживай, там ребята нормальные. Может замнут дело. За магар. - Все также не глядя на меня, быстро проговорил майор.
   -Товарищ майор! Вот у меня уже на руках командировочное в Москву. -Вспомнил я про свои командировки. -А потом я на Ханкалу еду. Пусть приезжают в Грозный и сколько хотят меня там допрашивают. А сейчас у меня поезд через два часа.
   -Ну как знаешь. Это ведь военная прокуратура.- попытался урезонить меня майор.
   -Да и хрен с ними. Разрешите идти?
   Не дожидаясь ответа, я повернулся и пошел в свою роту. Жизнь в нашей бригаде била ключом всегда и всех, но обязательно по голове.
   -Что за херня !Вчера наш особист, этот майор "Молчи-молчи" в автопарке всё допытывался, а куда это мы третий автомат дели. Два мы привезли, а третий, наверное, на сувениры разобрали или пропили. - Пожаловался я в роте. - А сейчас этот помощник замполита уговаривает меня съездить в военную прокуратуру, а там, оказывается, на меня уголовное дело возбудили. За самовольную стрельбу с вертолета. Нужно магарыч ставить, чтобы замяли. Взбесились они что ли?
   -Всё может быть. Как раз-то в такую жару приступы бешенства и усиливаются. - иронично изрек сидевший в нашей каптерке командир второй роты. -Может ведеесники их тоже шашлычком из Машки угощали вот и страдают теперь. А если серьезно, то это у них общепринятая практика. Чтобы боевой офицер после войны не расслаблялся, эти тыловые суки начинают всем скопом на него давить и на мозги капать. Чтобы он понял, что война войной, а управляют всегда и везде они, господа тыловые крысы.
   -Всё будет нормально. - утешил меня ротный Вова Малахов, с которым я сегодня уезжал в Москву. - Билеты, водка, закуска в наличии. Я договорился с Серегой насчет машины -через час будем на вокзале. Давай-ка с нашим водителем-командиром второй роты намахнем по сто за успешный отъезд, а там в вагоне продолжим. И забудь ты про этот Буденновск -таких пострадавших городов еще будет до хрена. Главное - это здоровье. Ну, ... Будем живы?
   Мы тоже подняли свои стопки и, чокнувшись, синхронно выдохнули:
   -Будем здоровы!
   Май 1999г. - ноябрь 2001г.
   Редакция июнь-июль 2006 года

Оценка: 8.69*21  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных материалов, обращайтесь напрямую к автору