ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Жигунов Валерий Евгеньевич
Поощрение к празднику

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бюрократические проволочки. Как же они порой обидны.


ПООЩРЕНИЕ К ПРАЗДНИКУ

  
   Ноябрь закончился, а настроение у работников одного из строительных управлений было невесёлое. Погода на улице стояла не зимняя, даже как-то давила с верху чем-то неопределённым. Вроде и снег есть, так морозов нет настоящих, чтоб шевелиться заставляли, чтоб щёчки женские розовели. Тихо в конторе, нет того радостного подъёма у людей, который раньше заблаговременно посещал каждый кабинет с персоналом и каждого работника в отдельности.
   Разговоры пошли, что премии к Новому году не видать, так как сработали в этом году не в лучшую сторону. Тут уж не до хорошего, зарплату бы выдали без задержек к празднику.
   На фоне этих удручающих обстоятельств, откуда-то с верху прибежал слушок, что якобы "особо отличившихся", представят к правительственным наградам и большим денежным премиям за заслуги перед отечеством и родным коллективом. Вот тут-то и начался радостный подъём у работников управления, вскоре переросший в нездоровый ажиотаж. Точнее сказать не у всего строительного управления, а лишь в здании конторы, которое населяли почти одни женщины. Здесь всё было точно так же, как и в любом другом дружном женском коллективе. При встрече в коридоре, работницы разных отделов улыбнутся, раскланяются друг другу, а за глаза шушукаются и обезьянничают.
   Отделов в строительно-монтажном управлении было предостаточно. Плановый, технический, бухгалтерия, отдел кадров, отдел техники безопасности и ещё несколько совсем маленьких: завхоз с двумя техничками, юрист, секретарша и программист.
   Мужчин в конторе работает мало, это если только само начальство, да руководители некоторых отделов. Остальные - линейные прорабы да мастера. Они в конторе появляются только чтоб утрясти свои вопросы с отделами да на различные совещания.
   Вот и получается, что контора состоит в основном из женщин. Бывало вывалят они все весной в оставшиеся минуты от обеденного перерыва перед конторой и судачат, как на базаре. Все тётки как на подбор дородные, упитанные. Худышек почти нет, так, промелькнут незаметно две - три. Чувствуется в конторских женщинах порода начальствующая. Рабочие, разглядывая этот сгусток представителей отделов конторы, презрительно называли их просто - жоповоды.
   Бухгалтерия - самый большой по численному составу отдел. Лет двадцать назад, когда из компьютерной техники были только элементарные калькуляторы и деревянные счёты, то количество бухгалтерш было примерно пять-семь. По прошествии стольких лет, в которые происходили смены форм собственности организации, состав бухгалтерии тоже менялся. Было так, что увольняли негодных, сокращали штаты, потом вновь набирали и опять всё заново. В итоге, в век всеобщей компьютеризации, количество работниц осталось прежним.
   Начиная с конца девяностых годов, контингент конторы значительно изменился. Некоторые работники ушли на заслуженный отдых, другие в связи с внезапно открывшимися новыми перспективами, сменили место работы. Вновь набранные сотрудницы приступили к адаптации в новом для них женском коллективе.
   В бухгалтерию почти одновременно пришли две новенькие женщины средних лет. И всё бы ничего, но сам собой для них начался процесс оклиматизации на уровне "молодого бойца". Естественно "дембельский состав" - работницы со стажем на данном предприятии.
   "Молодые" с энтузиазмом приступили к выполнению своих прямых обязанностей, "дембеля" стали всё чаще красить и полировать ногти, больше разговаривать по телефону с подругами, дольше пить чай с конфетами, одновременно перекладывая часть своих обязанностей на "молодёжь". А тем хоть бы хны. Исправно исполняют свою работу за себя и "за ту девчонку", вместе с этим набираясь опыта и осваивая компьютеры, которые к тому времени уже заполнили все отделы. На новичков периодически продолжают ложиться всё новые и новые обязанности. Со временем "старички" не замечают, как "молодёжь" уходит вперёд по своему техническому и профессиональному развитию. Но понты и показуха у "дембелей" остаются на прежнем уровне.
   Главбух - женщина "ягодка опять" неопределённых форм. Вот вроде и не толстая она, а какая-то безразмерная. Оденет костюм строгий - вроде бы ничего. Спереди похожа на грустного клоуна, сзади на рыжего. В кабинет уже вошла сама, а задница ещё в коридоре висит. Оденет платье - доярка-пятитысячница вырядилась на первомайскую демонстрацию. Всё в ней какое-то не естественное. Всегда хочет казаться лучше, чем она есть на самом деле. Вот вроде и перед начальством расшаркается, и каждому заглянувшему в отдел улыбнётся при решении вопросов, а сама нет-нет да и устроит распродажу сельхозпродуктов, привезённых в выходные дни из деревни. "Берите - берите! Сметанка и творожок свеженькие. Вчера только привезла от мамы."
   Остальные женщины в бухгалтерии ничем примечательным не выделялись, ну разве что "дембеля" более раскованные, менее стеснительные. Незнакомому человеку их отличить очень даже просто. Они крикливы, ярко раскрашены, постоянно что-то жуют, да ещё и не довольны друг другом, ворчат.
   Слух о наградах внезапно влетел в контору и только раззадорил женщин. В каждом отделе начали подбирать кандидата. Пошли закулисные разговорчики с рождением новых сплетен.
   Слушок заставил бухгалтерию не чесаться, а побыстрее принять решение. "Молодые" уже давно обжились, приняли статус "постоянного состава", но всё равно где-то там, в подсознании, попахивали "зеленью". Было ясно, что борьба развернётся между "старичками". Так оно и вышло.
   Каких же прилежных работниц начали они из себя выделывать. Как только с утра пропикает радио, известит о начале рабочего дня, а они уже за столами шуршат бумажками. Раньше-то пока не накрасятся, за столы не сядут. Чай пить не в обеденное время отказались вообще, ссылаясь на большую загрузку по работе. По окончании рабочего дня из конторы выходили только последними.
   Судьба распорядилась иначе. Начальник управления вызвал к себе на совещание руководителей отделов и сам назначил достойных.
   В бухгалтерии к награде была представлена Тамара Александровна. Когда она хотела сама, то могла работать за двоих, а то и за троих. Что сейчас и происходило. Рвение к постоянному труду, так и лезло наружу. Бухгалтерша с красивым именем Снежана поникла. Её постоянно звенящий голосок на телефоне куда-то пропал.
   На следующий день, всем стало известно, что из себя представляет будущая награда. Оказалось всё просто. Золотой и серебряный значки. К одному десять, а к другому восемь тысяч рублей соответственно.
   "Ну и ладно!" - подумала Тамара. "Всё равно впервые в жизни награждают. Пусть будет значок. Хотя всем и так понятно, какой будет у меня за многолетний и безупречный труд." С такими мыслями у неё поднялось настроение, которое потом ещё больше улучшилось, едва узнав, что награждение будет происходить не в родном коллективе, а в тресте. В арендованном по этому случаю зале какого-то ДК, с выпивкой и закусками.
   За неделю до торжества, Тамара Александровна была полностью экипирована. Новые туфли и платье, были приобретены в солидном магазине. За несколько дней, походка изменилась в лучшую сторону. Теперь роскошный зад Тамары гулял почти как у настоящих манекенщиц. Ближайший салон красоты привёл её руки в идеальный порядок.
   За пару дней перед означенным днём, сверху сообщили, что значок будет одинаков для всех, так же как и денежное вознаграждение. "Вот и ладненько. Нечего людей на разряды делить." - вновь подумала Тамара обрадовано.
   На торжественный и последующий дни, она взяла отгулы, рассчитывая в первый основательно подготовиться, а на следующий отдохнуть после гулянки.
   Всё получилось почти как и было задумано.
   К вечеру Тамара Александровна закончила окончательную подготовку к торжеству. Великолепная причёска красовалась на голове, выполненная мастером своего дела. Волосок к волоску, локон к локону, завитушка к завлекашке, к искусно выполненному макияжу ни капельки не придраться. На отполированных ногтях цветные узоры. Вечернее платье сидит на стройной фигурке просто замечательно, подчёркивая все её женские достоинства.
   Выходя из такси, шикарная женщина расплатилась с водителем и медленно, с достоинством вошла в здание. Её вежливо встретили, помогли раздеться в гардеробе и встречающие указали на персональное место за столиком, который был празднично сервирован различными закусками и напитками.
   К сожалению её соседями оказались совсем незнакомые работники треста, которые по счастью оказались неплохими собеседниками. В общем, вечер начинался совсем даже не плохо. В зале слышался лёгкий гул от разговоров, негромко играла музыка.
   Внезапно на сцену вышел начальник треста и все присутствующие дружно зааплодировали. Большой начальник поднял руку вверх, попросив тишины, прокашлялся и начал заготовленную приветственную речь. Закончив её перешёл к перечислению достижений треста и в заключении предложил подняться на сцену "особо отличившимся" работникам. Всем стало понятно кому подниматься на сцену.
   С грохотом отодвигающихся стульев, с шуточками и под овации собравшихся, к сцене потянулись цепочки отличившихся на "трудовом фронте". Тамара тоже встала и под восхищёнными взглядами мужчин двинулась на встречу "с прекрасным". Её грациозную походку, гордо нёсшую своё тело нельзя было не отметить.
   Группа награждаемых выстроилась в нестройную шеренгу и торжество вступило в следующую фазу. Начальник зачитывал фамилию по списку, к нему подходили награждаемые, получали коробочку со значком и конвертик с купюрами. Всё празднично и как обычно. Вот только у Тамары вдруг отчего-то слегка испортилось настроение. Вроде бы и не из-за чего! А вот только по алфавиту, уже давно прошла её фамилия.
   Она начала нервным взглядом изучать свои холёные пальчики. По мере исчезновения на сцене награждаемых, нервное напряжение возрастало всё больше и больше. Когда она на пьедестале почёта осталась одна, в ожидании своей фамилии гордо выпрямилась, высокая грудь подалась вперёд, а руки сами собой скрестились сзади. Осанка в этот момент была не дать ни взять - по царски величественная.
   В зале наступило неловкое молчание. Сквозь тишину, было слышно лишь позвякивание вилок нетерпеливых о тарелки с салатами, урчание голодных желудков да язвительный шёпоток некоторых участников торжества.
   Большой начальник подошёл к женщине, улыбнулся во всю красную морду и дыхнув свежим перегаром ей в лицо, удивлённо спросил: "А Вы у нас кто?"
   Вопрос на сцене был услышан всеми. В зале наступила тишина.
  -- Мухина. - с достоинством ответила Тамара Александровна.
  -- Вы из какого управления? - продолжал допытываться начальник.
  -- Я из десятого.
  -- Понятно. А Вы по собственной инициативе или Вас выдвинули?
  -- Мне начальник управления лично объявил заранее и сказал, что внёс в общий список.
  -- Разберёмся! - твёрдо и уверенно произнёс начальник треста. Затем повернул к залу и громко обратился к кому-то. - Иванова, посмотри пожалуйста список, нет ли там Мухиной?
   Тамара Александровна готова была в этот момент провалиться сквозь землю, исчезнуть с этой ненавистной сцены бесследно. Она ненавидела себя, начальника - который отправил её на это награждение. Она ненавидела окружающих, которые не переставая хрустеть капустой, разглядывали её с головы до ног.
  -- Николай Иванович! - раздался женский голос откуда-то из глубины зала. - Мухиной в списке нет! Это какая-то ошибка! После праздника будем разбираться!
   В глазах у Тамары потемнело. Весь свет стал не мил ей. Губки поджались сами собой. Пальцы обеих рук сцепились в крепчайший замок.
  -- Вы слышали? После праздника будем разбираться с недоразумением. - слегка наклонившись вперёд и разведя руками в стороны, поведал Тамаре начальник.
   Едва кивнув в ответ красивой головой, женщина словно птица летела прочь от этого места. Никакая сила не могла удержать её в этом зале. Ловко проскочив между столиками и ни разу не задев сидящих, она быстро спустилась в гардероб. Там пожилая женщина, размешивая в кружке чай с сахаром, негромко буркнула: "Сами берите."
   Выскочив из ДК она почти побежала в сторону стоянки такси. Холодный ветер кидался в лицо колючими снежинками. Глаза слезились то ли от их колких прикосновений, то ли от обиды. В любом случае - ей хотелось плакать. Почти не видя перед собой дороги, немного согнувшись вперёд навстречу ветру, она быстро очутилась в такси. Теплота салона, негромкая музыка, молчаливый водитель - всё это сопутствовало, чтоб Тамара разобралась в своих мыслях.
   Сидя на заднем сиденье она не видела ни дороги, ни того, что происходило вокруг. Она сейчас вспоминала ушедшее время, месяц назад, когда ещё никто не думал ни о каких поощрениях. Как же было тогда легко и просто. А сейчас ...
   На следующее утро Тамара Александровна как обычно пришла на работу. Запланированный выходной ей был совершенно не нужен. Сослуживцы встретили её недоумёнными взглядами, расспрашивать же не решался никто. Все отчётливо видели, что случилось что-то из ряда вон. Вот только приятельница Снежана никак не могла спокойно усидеть на месте.
   Сначала она многозначительными взглядами кивала в сторону Тамары, давая понять окружающим, что беда случилась. Потом она начала как "услужливый заяц" предлагать Тамаре то конфетку, то чай, то ещё какую-нибудь мелочь. Ближе к обеду она начала рассказывать, как ещё учась в школе ей вручали золотой значок ГТО. Как она старалась бегала и прыгала, а потом случайно увидела у учителя по физкультуре целую коробку со значками, которые можно было получить и не напрягаясь.
   Тут Тамара не выдержала, сложила документы в стол и вышла из кабинета. Быстро поднялась на второй этаж и осведомившись у секретарши, на месте ли начальник, решительным шагом вошла в его кабинет.
   Валентина - бессменный секретарь, взяла баночку с водой и подошла к цветку, который стоял у начальствующей двери. Она сделала вид, что поливает растение, на самом деле весь её организм превратился в одно сплошное ухо. Но за дверью разобрать было не чего. Слышны были только обрывистые фразы, вскрики, всхлипы.
   Минут через пять дверь отворилась и из кабинета выскочила растерянная Тамара. В руке у неё Валентина заметила зеленоватую бумажку.
   Влетев в свой кабинет, Тамара Александровна упала грудью на свой стол и негромко заплакала. Её просто душила обида. Дома, вчера вечером она проплакалась в подушку и думала, что всё кончилось. Зачем она пошла к начальнику?! Ведь вчера было недоразумение, а сегодня уже издевательство!
   Снежана подошла сзади и нежно обняла за плечи. Ещё не зная всего произошедшего, она тихо произнесла: "Ну, что ты подруга, не расстраивайся. Всё будет хорошо."
   Всхлипнув ещё пару раз, Тамара распрямилась и швырнула на стол тысячную купюру. Затем достала зеркальце, носовой платочек и промокнула слёзки.
  -- Я думала он поймёт меня, а он только открестился от меня. - произнесла Тамара.
  -- Да кто он то? Ты про кого говоришь? - спросила Снежана.
  -- Про начальника нашего. - печально произнесла Тамара Александровна.
   Едва прозвучала эта фраза, дверь открылась и в кабинет вошёл начальник управления. Весь он был какой-то обескураженный, извиняющийся.
   Для работников бухгалтерии ситуация была вообще не ясна. Заплаканная бухгалтерша, нелепого вида начальник в дверях, в головах сумбур.
   Собрав волю в кулак, главный бухгалтер выступила с вопросом.
  -- В чём дело, уважаемые? Объясните пожалуйста.
  -- Да чего тут говорить. - начала Тамара. - Вчера опозорили на сцене, будто бы я сама за значком приехала, а сегодня вот за позор компенсацию из личного кошелька начальника получила тысячу.
  -- Ну я же от чистого сердца! - взволнованно лепетал начальник. - Я пытался хоть немного успокоить Вас и чуть-чуть компенсировать затраты на подготовку к торжеству. Извините, что получилось так некрасиво.
  -- Да ладно! - Вдруг повеселела Тамара. - Может на следующий Новый Год меня не забудут отметить. Вот только на торжество я больше не поеду, пусть награды передают по месту жительства.
   Ситуация разрядилась и все разошлись по своим рабочим местам. Тамара стояла у окна и смотрела в даль, туда где высились строительные краны и сновали грузовики. По щеке медленно катилась слеза. Ей было не жаль затраченных впустую денег. Она не могла понять, почему так получилось?
   В её молодые годы, когда грамоты и вымпелы с гордостью вешали на стены, награждали в основном работников строительных специальностей. Бухгалтеров как-то не замечали. Да она и не стремилась тогда к наградам. Когда чествовали передовиков производства в связи с юбилеем и многолетним трудом, искренне радовалась за них и опять же не ждала похвал в свою сторону. Но когда настал её черёд, всё вышло как-то глупо, нехорошо. Тамаре Александровне не значок с премией был нужен! Она просто хотела немного побыть одной из королев предновогоднего вечера. Почувствовать на себе восторженные взгляды мужчин и всех присутствующих во время награждения!!!
   Тамара села за свой стол, взглянула в монитор, потом улыбнулась и громко радостно произнесла: "Девчонки! Сегодня гуляем на всю начальственную тысячу. В обед покупаем большой торт и под конец работы устраиваем мощное чаепитие. До конца жизни далеко, а значит, награды ещё нас найдут!"

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2009-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2008