ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Зябкин Павел Владимирович
Солдаты Неудачи

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.51*174  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полная версия с добавлением еще двух очерков.

   СОЛДАТЫ НЕУДАЧИ
  
  
  
   Солдатам и офицерам, воевавшим в Чечне в первую кампанию, посвящается.
  
   От автора
  
  
   Представляю вниманию уважаемого читателя записки о первой чеченской войне 1994 - 1996 гг. События и люди подлинные. По известным соображениям я не называю фамилий героев. Я умышленно не стал выстраивать какую-либо канву повествования, так как это лишило бы записки их подлинности. Я постарался описать войну, так как видел ее сам, будучи солдатом-контрактником, сумбурно и бестолково. Отсюда сумбурность, бестолковость и отсутствие сюжета. Не найдя ничего лучшего я просто решил рассказать о ярких, запавших в память эпизодах тех дней, о личных впечатлениях.
  
   НЕДОЛЕТ
  
  
   Наша разведгруппа сидит на высотке. Ниже идет глубокий овраг или скорее ущелье. Там одноэтажные дома, штук пять или шесть. Местность видна как на ладони. Наша высотка плоская, на краю три деревца. Солнечный день середины весны. В домиках внизу копошатся люди, до них мы еще не дошли. До них около километра. Отсюда видно и что за домами. За домами в лес уходит группа боевиков, тех, что недавно сожгли два наших танка. Мы должны были бы их догнать, но они ушли от нас, это ясно. Командир разведгруппы молодой энергичный лейтенант очень огорчен этим обстоятельством. Он жаждет победы. Я нет, не знаю как остальные, но я не хочу никого сегодня догонять. Мне страшно. При мысли о новых боях мне не по себе. Я уже удачно отстрелял один огнемет и вместе с напарником - Туркменом сумел накрыть ДОТ. Сейчас я лежу на солнышке на этом милом пятачке и не хочу ни в кого сегодня стрелять, я хочу мечтать о красивых девчонках, о водке, о том, как приеду с этой войны в свой город и первым же делом позвоню в эскорт услуги. Но мои мечтания прерваны лейтенантом. Он подзывает меня и Туркмена и, показывая на группу малюсеньких людей, что копошатся где-то за домами и говорит, что мы должны накрыть их с огнеметов. Туркмен радостно соглашается, он вообще-то большой любитель пострелять, тем более минут тридцать назад он взвел огнемет, когда командир по ошибке принял другую разведгруппу за боевиков. Теперь он ходит со взведенным страшным оружием и не знает, что делать. В сердцах он даже просил командира разрешить ему выстрелить по нашей разведке, все равно в таком сумбуре никто ничего не разберет, но понятно, что никто не дал ему возможность реализовать подобное желание.
   Я говорю командиру, что огнемет не дотянет до банды, т.к., бьет он самое большее на 700 - 800 метров, но уж никак не на километр. Командир не хочет верить в это и не приказывает, а просит попробовать. Несмотря на обреченный провал во мне, как и в Туркмене загорается охотничий азарт: "А вдруг да получится?"
   Мы быстро занимаем позицию прямо между деревьями. Туркмен от радости, что наконец-то разрядится, даже забыл поставить прицел и вставить в уши затычки. Страшный грохот, сноп пламени позади и черный предмет подобно теннисному мячику улетает в сторону стоящих на дне ущелья домиков. Снаряд взорвался где-то в кустах между домами, не долетев и половины расстояния до цели. Туркмен как ошалелый, зажав руками уши, катается по земле и истошно орет. Не мудрено, от огнеметного выстрела запросто лопаются барабанные перепонки в ушах, поэтому в комплект и входят затычки. Но я не тороплюсь: вставляю в уши ватные тампончики, ставлю прицельную планку на максимум, встаю в полный рост. Была, не была, а может и получится. Человечки уже едва видны, они скрываются в зарослях, они хотят жить, все хотят жить, сгоревшие танкисты тоже хотели жить. Беру на мушку одного из человечков, затем поднимаю трубу огнемета вверх и жму курок. Такой же грохот, как и у Туркмена. Он мучительно дергается и вновь хватается руками за уши. Я слежу за полетом моего мячика. Он летит в нужном направлении, в сторону уходящей банды, но долетит ли? Очень уж далеко. Нет, мячик, потеряв скорость, плавно идет вниз в направлении домов. Я отчетливо вижу, как он пробивает шиферную крышу крайнего дома. Самого взрыва я не слышу, так как от выстрела у меня заложены уши. Доля секунды и дом подпрыгивает на месте, видно как вылетают стекла, что-то сыплется с крыши. К сожалению, недолет, чехи ушли в лес, мы их упустили. Командир рвет и мечет от неудачи, ему подпевает и Туркмен, а я, я рад. Еще некоторое время мы останемся на этом благословенном пятачке. Я растягиваюсь на теплой земле, кладу под голову автомат и закрываю глаза, есть время отдохнуть и погрузиться в эротические фантазии. Надеюсь, воевать сегодня больше не придется.
  

P . S . Воевать пришлось. В доме как выяснилось жила семья. Мой выстрел уничтожил ее. Испытываю ли я угрызения совести? Да, за то, что не накрыл боевиков.

ГЛУПАЯ СМЕРТЬ.

   Стоял обычный мартовский день, который на равнинной части Чечни бывает солнечным, но еще не жарким. Под ногами хлюпает глина называемая "чечен-земля". Уже не холодно, но еще не жарко. В этот день я и еще сорок таких же солдат находились на блокпосту у населенного пункта Курчалой, километрах в трех от нас находился другой блокпост. Там людей и техники было побольше, и там же стоял временный штаб нашей группы, там же жил и командир батальона.Нашей задачей было сначала перекрыть отступление Радуева из Новогрозненска, а затем обеспечить успешный вход войск в Курчалой. Однако вместо этого мы сами попали в окружение и уже больше месяца сидели в полном дерьме, ничего толком не делая. Пили вино, за которым, несмотря на определенный риск, ходили на винзавод расположенный по соседству, стреляли по ночам в темноту до одурения, ругались и мирились, в общем, ничего не делали. К этому времени Курчалой был уже успешно зачищен от неприятеля, винзавод к глубокому сожалению взорван. Этот акт вандализма совершила разведка Уральского полка. Они теперь и стояли на разрушенном собственными руками заводе и горько сожалели о содеянном. Но поделать ничего уже было нельзя. Мы же к этому времени как лишняя сила, просто сидели на месте, не зная чем заняться.
  
   Пару раз выходили на поиски пропавшего неделей раньше пулеметчика, но так его и не нашли. Зато нашли три трупа: двух русских солдат, погибших полгода назад и чеченскую "джаляб". "Джаляб" настолько разложилась, что мы замучились определять - кто это мужчина или женщина? Вопрос разрешил старейшина села Белоречье - что напротив Курчалоя, он то и разъяснил, что труп их "джаляб"
   Эти дни, несмотря на конец нашего позорного окружения радости не несли. Вина больше не было, стрелять нельзя - вокруг стояли "федералы", по дороге кроме войск никто не ездил. Было что продать, пока мы были в окружении, нас с "вертушек" буквально засыпали консервами, но не кому было, одним словом тоска. Если
   Был бы Володька - пулеметчик, то может быть, он что-нибудь и придумал бы, но именно он и пропал неделю назад вместе с пулеметом и "мухами". Несмотря на все грозные заявления нашего командования о грядущем апокалипсисе для чехов, в виде артобстрела из гаубиц, дело с его поиском с мертвой точки не сдвинулось. Зато была вырыта яма, куда регулярно сажался какой-нибудь грешник, по старинке пытавшийся проникнуть на винзавод, в надежде найти в его руинах несметные сокровища, в виде еще не разбитых банок с вином.
  
  
   Вот в такой мартовский день на штабной блокпост должен был прилететь генерал из штаба группировки и провести там совещание с офицерами нашей группы и Уральского полка. Старший нашего блока - он же заместитель командира батальона дал команду отделению, в которое я в качестве огнеметчика был прикомандирован, готовить БМП к поездке. От желающих сопровождать командира отбоя не было. Это хоть какое-то разнообразие в скучной жизни - возможность проветриться, встретить старых знакомых, может быть заехать к Саиду - дружественному чеху, на земле которого располагались оба блокпоста, а там достать и выпить. Я запрыгиваю на "бешку" одним из первых и занимаю козырное место спереди на башне, к борту машины подвешиваю за ремень трубу огнемета. Сослуживцы постоянно говорили мне, чтобы я с собой эту штуку не возил. Огнемет постоянно бился о борт и все боялись, что когда ни будь он взорвется. Я как мог, успокаивал товарищей по оружию, говорил, что если уж и рванет, то в первую очередь меня, и что корпусом "шмеля" можно забивать гвозди (сам правда я в этом до сих пор не уверен). Кроме меня на броне разместилось еще четверо. Когда командир, усаживаясь на свое место, увидел рядом с собой меня, то подобно умиравшему Цезарю, произнесшему "И ты Брут!", буркнул: "Буратино, и ты тут". Я весело ответил ему: "Ну как я без Вас, Вы же мне жизнь спасли".
  
   Спасение же моей жизни выглядело следующим образом:
   Недели за две до описываемых событий, возвращаясь с винзавода с десятилитровой банкой в вещмешке, я пытался незаметно подобраться к блокпосту. Дело это было довольно-таки нелегкое ввиду дневного времени. Не найдя ничего лучшего я решил зайти со стороны танка, что стоял на углу. К своему несчастью я тут же по пояс провалился в колею и стал увязать в глине. Ситуация осложнялась тем, что я вынужден был держать над головой автомат, что никак не способствовало успешному выползанию на берег. Звать кого-либо на помощь было нельзя - доставка вина - дело секретное, как от командиров, так и от сослуживцев. Таким образом, я подобно киногерою из боевика с автоматом над головой печально хлюпал по пояс в воде, ища выход из создавшегося интересного положения. Вот тут-то меня и увидел капитан Герасименко. Он залез на броню танка и стал надсмехаться над моими усилиями выбраться на сушу из глиняной трясины. Вволю поиздевавшись, он подал мне руку и вытянул на броню, не забыв добавить, что только благодаря его усилиям я спасен от мучительной смерти и теперь по гроб обязан ему спасением своей бестолковой жизни. Мне осталось лишь согласиться с командиром. Кличку "Буратино" он дал мне в тот же день на построении блокпоста. Там вывели меня и еще двоих виночерпиев и долго распекали перед строем. Но в принципе наши отношения были неплохие.
   Будучи "навеселе" зам комбата частенько наведывался в нашу палатку и просил рассказать ему что-нибудь из библейских историй. И шли бесконечные рассказы о Давиде и Голиафе, Самсоне и Далиле и прочих персонажах Вечной книги. Поначалу командир многое не понимал, тогда я взял на себя смелость переложить древний текст на понятный военному человеку язык. Вот, например как выглядела в таком изложении история о битве Давида с Голиафом:
   Евреи воевали с Филистимлянами, это вроде наших чехов. У евреев командиром был Саул, а Давид служил в роте материального обеспечения - пас овец. У него было два брата, те в пехоте служили, на передке. Давид к ним часто ходил, то поесть притащит, то курево. А там, где братья на блоке стояли, был у филистимлян боевик Голиаф, типа Басаева. Он ездил перед блоком на "бешке" и позорил евреев, а снять его никто не мог. Давид увидел это и пошел к Саулу, так, мол, и так я Голиафа завалю. Саул не поверил, но решил, ладно уж пусть попробует. Давид был не слишком здоровым, поэтому "броник" и каску как одел, так и упал. Решил без них идти. Взял одну "муху" и вылез из окопа. Тут Голиаф на "бешке" едет и материт евреев. Увидал Давида с "мухой" и говорит: "Я что, собака, что ты вышел на меня с палкой". "Муху" то он не увидел. А Давид тем временем прицелился и в лоб ему из "мухи" как всадил. Голиаф как сидел на башне, так и улетел.
   Командир, с интересом прослушав историю, заметил: "А что он в лоб то стрелял, надо было бы в "бешку". Вот подобными историями я и развлекал командира.
   Добрались до штабного блокпоста мы без происшествий. Дорога, конечно, ужасная, в одном месте там лежит остов сгоревшего танка и возле него большая яма, в которой машина постоянно прыгала и кого-нибудь обязательно роняла. В этот раз никого не уронила и мы благополучно приехали. Конечная наша остановка имела вид пустыря на окраине фермы Саида. Слева был одинокий холм, где стояла КШМ связи. Остальную площадь пустыря занимали зарытые в землю в хаотичном порядке танки, БМП и прочая техника. Также хаотично были расставлены палатки и вырыты блиндажи. Командир батальона жил в КУНГе, что стоял в середине этого табора. На окраине лагеря
   находилась площадка, куда должен был сесть вертолет с генералом. К нашему приезду напротив КУНГа, метрах в десяти стояла БМП Уральского полка, ее 30 миллиметровая пушка смотрела прямо на стенку офиса комбата. Наш командир спешился и вошел туда. По "бешке" Уральцев лазил их механник-водитель, открывая и закрывая люки, он производил впечатление вокруг машины. Ждали прилета генерала, и как это бывает, строили разные версии визита и нашего будущего (как правило, фантастические). Я встретил Кольку - второго огнеметчика - и от него узнал про ночной обстрел. Стреляли из пулемета с края заброшенного коровника. Убитых и раненых к счастью не было. На Николая события ночи произвели шоковое воздействие: его трясло, он моргал глазами, в общем, был в ужасе. Оно и не мудрено, свист пуль, которые предназначены именно тебе, мало кого обрадует. Пусть читатель не подумает, что коллега мой был трусом. Ничего подобного, во время обстрела он в одиночку с автомата прикрывал экипаж танка, пока те забирались на броню и занимали свои места. Бояться не стыдно, стыдно трусить, а он не струсил. Я как мог, успокоил его, сказав, что свою пулю все равно не слышно.
  
   В это время из командирского КУНГа начали выходить офицеры. "БАХ", раздался оглушающий хлопок. Офицеры попадали на землю. КУНГ подпрыгнул и перекособочился как избушка на курьих ножках. Да что за черт?!
   - Сюда, быстрее! - кричали вокруг.
   БМП Уральцев дернулась, пытаясь завестись, но вот на нее вскакивают люди и из люка водителя вытаскивают трясущегося молодого парня. Парень ошалелыми глазами смотрит в никуда. Вокруг толпились офицеры, медики несли носилки. Нас с Колькой сразу же озадачили бежать в другой конец маленького лагеря. Зачем именно, я сейчас, спустя столько лет и не вспомню. Когда мы вернулись, перед КУНГом лежало три тела, завернутых в плащ-палатки. Судя по форме свертков, их сильно изувечило, кровь, которой пропитался брезент, говорила об этом же. Четвертым, на носилках, лежал незнакомый мне прапорщик. Его левый глаз свисал на нити из кровавой, пустой глазницы. Куртка была залита кровью, левая рука представляла из себя месиво ткани, костей и мяса. По всей видимости, ему вкололи лошадиную дозу прамидола, и он был в сознании, попросил закурить. Наш командир батальона дал ему зажженную сигарету с фильтром. Прапорщик произнеся: "Мне, наверное, не выкарабкаться", жадно затянулся. Он был прав. После трех-четырех затяжек сигарета выпала из его губ. Он умер. Прапорщик был наш, он только вернулся из отпуска по ранению. Дома у него была грудная дочь. Трех погибших офицеров я не знал, они были с Уральского полка.
   Внутри КУНГа царил полный разгром. Это видно было через открытую дверь, болтавшуюся на одной петле. Снаряд БМП прошил фургончик насквозь.
   Водитель БМП сидел на земле рядом со своей машиной и, держась руками за голову, тупо уставился в землю. Его охраняло двое автоматчиков. От них мы и узнали, что водитель залез в башню для каких-то своих дел и зацепил спуск орудия. Снаряд находился в стволе и не замедлил оттуда вылететь. Итог всем известен. В горячке
   механник-водитель, молодой еще парень, попытался завести машину и сбежать, хотя куда ему тут было бежать, ясно, что некуда.
   Не знаю как остальным, но мне лично было жалко несчастного убийцу. Что ждет его дальше? Ясно, что ничего хорошего: следствие, суд и колония. Думаю, мое мнение разделяли и остальные, потому что ничего в адрес убийцы агрессивного не высказывалось.
   Раздался рев двигателя и шелест винтов, в суматохе никто даже не заметил прилета генерала. Генералу видимо доложили еще в полете о происшедшем, потому что, не выходя на землю, он распорядился забрать трупы и вертолет тут же улетел.
   В полном молчании вернулись мы обратно на блокпост. Однако уже через час после возвращения эта печальная история перестала быть темой для обсуждения, и жизнь вошла в обычное русло. Еще через три дня нашу группу убрали обратно в бригаду за ненадобностью.
  
  
   РЕМБО

   Часто видя, американские боевики я со скукой отворачивался во время сцен драк, где положительный герой в одиночку и без оружия раскидывает толпу вооруженных до зубов негодяев. Нижеприведенная история заставила усомниться меня в правильности поговорки "один в поле не воин" и мене скептически смотреть Штатовские фильмы с участием Шварцнегера и Сталонне.
  
   Это было в начале февраля месяца 1996 года. Наша колонна, пройдя маршем трое суток, остановилась между селами Курчалой и Белоречье, где разделилась на две части. Большая часть во главе с командирами поехала куда-то в сторону разбитой фермы. А мы остались здесь, в поле, на котором находился холм в форме замкнутого кольца с замерзшей лужей в центре. Это земляное кольцо как нельзя лучше подходило под укрепление. Наша группа в составе трех танков, трех БМП, миномета и человек сорока солдат стала интенсивно оборудовать место для жизни.
   Время было утреннее и мы со рвением взялись за работу, чтобы к вечеру согреться и просушиться в палатках. Энтузиазм вполне объяснимый тремя сутками пути по заснеженным полям и лесам, ночевкам в снегу без костров, когда мы потеряли одного убитым и одного обмороженным. Каждый и стар и млад, вырывая друг у друга лопату усиленно копал ямы под палатки. Нас не надо было подгонять и понукать, рабочих рук было в избытке, на всех не хватало инструмента. Командовавший нашей группой молодой лейтенант - двухгодичник не нарадовался на нас. Одно из БМП уже поехало в сторону леса за дровами. Быт начал потихоньку устраиваться. Жить здесь предстояло, видимо долго.
  
   Группу собирали и готовили загодя. Дня три нас мучили различными строевыми смотрами. День отправки каждый раз переносился. За всеми построениями с оружием и снаряжением, проверками содержимого вещмешков мы потихоньку забыли зачем нас вообще собрали. Задача была перекрыть отступление из Новогрозненска банде Радуева и блокировать дорогу на Курчалой до подхода наших основных сил. Наконец долгожданная отправка состоялась. Провожал группу генерал - кто-то из заместителей командующего Группировки. На нашу экипировку и внешний вид, который так усиленно проверялся командирами он и не глянул. Генерал жал всем руку, из чего я сделал малоутешительный вывод, что хорошего тут ничего не жди. Он говорил, что там, куда мы приедем, нет мирных жителей и стрелять надо в каждого кто появится на дороге. Слова же о том, что нам помогут всем, чем смогут и по окончании операции наградят, повергли меня в полное уныние. Можно было бы конечно отмазаться, как делали многие профессиональные герои, но было просто противно и стыдно перед самим собой. В конце-то концов, чем же так ценна своя жизнь, чтобы прикрывать ее чужою, тем что своя что ли?
   Одним словом, мы прибыли на место и обустроились. Зажгли печку, и такое блаженство наступило от тепла, которое подарили нам чугунные бока "буржуйки". Плохо было только то, что видимо такое же блаженство наступило и у вшей, во множестве водившихся в наших одеждах. Скинув форму, воины стали активно чесаться и вылавливать вредных насекомых, которые поболее боевиков доставали федеральных солдат.
   Начинало вечереть. Дорога, которую мы должны были контролировать, была пуста. Связь приносила тревожные известия. Танк и разведка, сопровождавшие нас до места, попали в засаду и были обстреляны. Танк вообще наехал на мину и у него оторвало "яйца", и они огрели механника-водителя. Несколько разведчиков погибло. Маленькой колонне удалось прорваться, но стало ясно, что теперь наша группа отрезана ото всех и помощи ждать не откуда. Это известие повергло в уныние нашего молодого командира. Мы же отнеслись к нему двояко: с одной стороны, конечно плохо, тем более кончилась еда. Нет, остались, конечно, кое у кого небольшие запасы, но это самое большее на день. Но с другой стороны - ожидалась полная анархия, возможность менять и продавать все что угодно. Дорога то, вот она. Слева от нас, на склоне горы раскинулось какое-то небольшое село ( как после узнали - Белоречье), а справа - районный центр Курчалой. Оба села, как было известно, крепко держались боевиками, особенно Курчалой. Такая обстановка не позволяла и отцам-командирам особенно задирать голову и козырять погонами. В общем жизнь обещала быть интересной и мы думали, чтобы еще обустроить в нашем нехитром быту.
   Я вышел на земляной вал и вместе еще с двумя пацанами глазел по сторонам, терпеливо ожидая, когда придет моя очередь курить бычок. Начинало вечереть. К нам подошел лейтенант, и тихим голосом стал объяснять, как будем нести ночью дежурство. Вид у него был совсем не боевой. В это время до нас донесся треск мотоциклетного движка и на дороге показался, стремительно приближавшийся со стороны Белоречья мотоцикл ИЖ с коляской. Вскоре мотоцикл затормозил напротив блокпоста. Из люльки вылез высокий старик в папахе, черном длинном пальто, с деревянной клюкой в руке. За рулем мотоцикла сидел молодой парень обычной кавказской внешности. Вылезя из люльки старик встал на дороге, повернувшись лицом в нашу сторону. Ветер развивал полы его пальто и длинную седую бороду. Колоритный старик стал что-то кричать, сопровождая слова энергичными движениями клюки. Ясно было итак, что нас зовут на переговоры. И мы, возглавляемые лейтенантом, двинулись к старику.
   Шлепая сапогами по мокрому снегу, я, как и все думал "что за цирк". Не дойдя метров десяти до мотоцикла, командир остановил нас и пошел к седобородому патриарху один. Лейтенант был на голову ниже старца. Увидев командира старец, воздев руки к небу возопил "О Алла!" и от голоса его лейтенант вжал голову в плечи и стал казаться еще ниже. После призыва исламского Божества старейшина Белоречья, а это был именно он, произнес эмоциональную речь о том, что неверные, то есть мы, осквернили их святое место, то есть земляное кольцо, и гнев Аллаха в виде боевиков не замедлит сегодня же пасть на наши грешные головы. Еще он говорил, что подобного посрамления их святынь не допускали даже Сталинские гяуры и все в том же духе. Речь старца сопровождалась усиленной жестикуляцией. Он часто тыкал клюкой в сторону командира и танков стоявших вокруг кольца. Стволы грозных боевых машин стыдливо смотрели на разоряющегося пророка. Лейтенант что-то робко пытался возразить, но старец с возгласом "О Алла!" замахивался на него клюкой и тот замолкал.
   Ближе к концу своей речи старец сняв с головы папаху и отчаянно плюясь в нашу сторону, кинул ее на землю и вновь прокричал: "О Алла!". Окончив свой десятиминутный, монолог парламентер забрал папаху, сел в люльку и укатил в Белоречье, обдав нас угарным газом. Сколько мы могли видеть, он на ходу продолжал потрясать клюкой, указывая в нашу сторону. Подавленный командир побрел в нашем сопровождении обратно. Придя на место, он, подумав несколько минут, дал команду сниматься.
   Не передать словами, с какой неохотой мы разрушали только что созданный быт, вновь грузились на опостылевшую броню и уезжали на соседний блокпост, где стоял штаб. Напоследок, чтобы врагу не досталось, нагадили в окопы, где стояли палатки, засыпали и разрушили все, что смогли. Колонна бронетехники печально тронулась в путь.
   На штабном блокпосту, всю ночь, что там провели, мы были предметом всевозможнейших насмешек и издевательств. Утром группу вернули обратно, и печально выковыривая экскременты, мы ставили палатки на прежние места.
  
   Вот и не верь после этого фильмам про Рембо.
  
  
  
  
  
  
   ПОЛЕТ НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИ
  
  
  
  
   Солнечный апрельский день 1996 года. Бестолковое перемещение солдат у скопища палаток и техники. Это лагерь мотострелковой бригады у села Центорой. Наш лагерь стоит между окраиной села и ущельем глубиной метров триста - четыреста. По краю ущелья проходит дорога, на нее же садятся вертолеты, регулярно подвозящие нам продукты и боеприпасы, они же забирают убитых и раненых. Снег сошел, но на горных вершинах Кавказского хребта видны ледяные шапки. Весь наш лагерь занимает места не более школьного двора. Спереди он ограничен каким-то монументом из белого камня с арабской вязью, напоминающим крест, а сзади находится заросшее травой мусульманское кладбище, с покосившимися могильными плитами. Среди обычной суеты заметно некое новое оживление - вернулась разведка и привезла пленного. Их БМП стоит возле нашей палатке, впрочем, на таком пятачке все мы соседи. Бездельничавшие солдаты окружили машину и пялят глаза на захваченного бандита. А пленный лежит на броне позади башни. Он не связан, ни к чему, он парализован. Воин ислама - мужчина неопределенного возраста, у Кавказцев трудно определить возраст, они рано взрослеют и поздно стареют. Полагаю, что ему лет двадцать восемь - двадцать девять. Он в гражданке: какой-то короткой кожаной куртке заляпанной кровью и глиной и таких же грязных черных джинсах заправленных в армейские "берцы". Боевик безучастно смотрит открытыми глазами в небо. Наверняка он надеется, что его отвезут в Ханкалу, там вылечат и выпустят по какой-нибудь очередной амнистии или в знак доброй воли. Надежды его небезосновательны, тогда часто выпускали таких отпетых бандюг, и они снова в нас стреляли, возможно, стреляют и до сих пор. Этот стрелять видимо уже не будет - на затылке у него огромная рана и видимо, поврежден позвоночник, потому он и не шевелится. Где и как его поймали, я не знаю, да в принципе мне это было и не интересно. Поболтав немного и обсудив событие, мы расходимся и продолжаем заниматься своими делами.
   Час за часом проходят в такой же бестолковой армейской суете: что-то роем, что-то таскаем, я уже забыл о пленном. Вот видна подлетающая "вертушка" и сейчас нас погонят ее грузить. Ну, так и есть. Наш ротный, тряся жирком, ведет свое войско к летающей машине. Медики туда же на носилках волокут пленного. Вертушка везет
   раненых откуда-то с Шатоя и села к нам забрать пленного и скинуть нам патроны. Мы быстро выгружаем несколько деревянных ящиков, а медики резко забрасывают носилки в люк и стряхивают с них пленника. Тот что-то мычит, а сидящие в чреве машины перевязанные ребята громко гогочат и пинают его ногами.
   Пять минут и железная стрекоза, заработав лопастями, начинает отрываться от дороги и подниматься в воздух. Я разворачиваюсь и хочу брести в палатку, валяться там и смотреть в грязный потолок, думая ни о чем. Но тут меня останавливает Костик - контрактник из клуба. С ним у меня приятельские отношения, так как оба мы в прошлом были следователями. Будучи в отпуске, он купил видеокамеру, и сейчас снимает хронику событий, надеясь продать ее на НТВ (это удалось ему впоследствии).
   - Подожди, задержись. Не пожалеешь, - говорит он мне.
   Затем, остановившись на краю ущелья, он наводит камеру на вертолет. Возле Костика уже столпилась куча зевак с вожделением глядящих на вертолет. Заинтригованный я тоже начинаю наблюдать за вертолетом. А тем временем вертолет завис над ущельем, не набирая высоту, и стал картинно разворачиваться входным люком к зрителям. Зрители напряжены, они в ожидании долгожданного зрелища. Наконец люк открылся. Люди в чреве железной стрекозы подтаскивают к выходу какой-то мешок, видно как они яростно пинают его. Наконец им удается вытолкнуть груз из "вертушки". А, да это же наш пленный. Недавний паралитик падает на дно ущелья, при этом смешно машет руками словно воробей, куртка его развевается, что придает ему еще большее сходство с птицей. Камера следит за уникальным полетом современного Икара, зрители смеются и подражая летчику-неудачнику, повторяют его взмахи руками. Смеюсь и я, всем смешно и весело. Хорошо видно как недавний боевик падает на землю, прямо в чей-то огород. Да, хороший урожай будет у хозяина. Вертолет тем временем набирает высоту и уходит в сторону Ханкалы. Продолжая хохотать, мы расходимся, при этом кое-кто продолжает махать руками, изображая только что виденный полет. Еще час только и было разговоров, что об увиденном. На следующий день все забылось, начались бои.
  
   Почему я назвал свой рассказ "Полет над гнездом кукушки"? Так назывался фильм о сумасшедшем доме и сумасшедших,
   И это сумасшествие.
  
  
   ВИНЗАВОД
  
  
  
   Нам крупно повезло, возле нашего блокпоста, что под Курчалоем находится винзавод. Завод заброшен, и мы не сразу догадались о нашей удаче. Обнаружено же это сокровище было совершенно случайно. В тот благословенный день, второй или третий день выполнения задачи. За дровами отправились БМП и танк. Возглавил дровосеков лично зам.комбата. Вернувшись через несколько часов, они кроме дров привезли еще множество десятилитровых банок наполненных каким-то напитком. В некоторых банках был сок, поэтому-то зам.комбата и привез их, а вот что было в других банках, никто не знал. На центр земляного кольца прямо на лед, покрывавший лужу, были вынесены банки. Мы соскучились по витаминам и с большим удовольствием поглощали сок. Я, попив абрикосового нектара, собрался, было уходить греться в палатку, как раздался радостный вопль: " Братва, да ведь это вино!" кричал Володька - пулеметчик. В руках он держал изрядно отпитую банку с темной жидкостью. Тут же все сбежались, даже часовые побросали свои посты и устремились разбирать банки с вожделенной жидкостью. Зам.комбата только разводил руками, так уж получилось, что невольным организатором пьянства стал он сам. Остановить солдат было уже невозможно. Вскоре языки у многих стали заплетаться, а мысли начали приобретать авантюрный характер. Этот день стал началом винзаводовской эпопеи. Эпопеи пьяного героизма и запойного мужества.
   В тот же вечер участники открытия нового алкогольного эльдорадо живописали как, случайно заехав за дровами в непонятное полуразрушенное здание, обнаружили в нем несметные сокровища в виде десятилитровых банок с различными крепкими напитками. В воспаленном воображении контрактников рисовались целые винные реки с закусочными берегами. Радость открытия, однако, была омрачена сообщением о том, что частенько там боевики устраивают свой наблюдательный пункт. Это обстоятельство, конечно, не заставило солдат отказаться от намерения проникнуть в сокровищницу, некоторые горячие головы предлагали тут же идти штурмом брать завод, однако их здравомыслящие товарищи предложили перенести окончательное решение вопроса на утро, памятуя, что утро вечера мудренее.
   Ночь прошла в волнении и предвкушении предстоящего похода. Однако утром всех подняли по тревоге. Со стороны завода слышались выстрелы, несколько пуль с противным свистом пронеслись и над блокпостом. Мы быстро рассаживаемся на броне и мчимся к заводу. Минут через пять он уже окружен. БМП и танки заняли свои позиции. Пехота осторожненько пробираясь по сугробам крадется к забору, окружающему здание. Я вместе с Витьком, стареньким мужичком, противно-алкогольной внешности залег у дырки в заборе и жду дальнейших команд. Что произошло, толком никто не знает. Витек объясняет, что вроде как трое из их палатки ушли перед рассветом за вином, а потом пошла стрельба, которую я благополучно проспал, теперь вот выручаем их.
   Далее ситуация развивалась куда как более странно. Откуда-то слева, где находилась заводская проходная, послышалась громкая гортанная речь. Слов было не разобрать, но вскоре после окончания
   монолога поступила команда садиться на броню. Мы с Витьком разочарованные покинули позицию. Разочарование наше вполне объяснимо: мы так надеялись первыми ворваться на завод и напиться. Но не судьба. А вот у БМП наше разочарование переросло в отчаяние. Там стояли трое лазутчиков, пытавшихся раздобыть спиртное. Вид их был довольно жалкий. Андрюха - зам.ком.взвода - стоял с перетянутой левой рукой, бушлат его в этом месте пропитывался кровью, Леха - танкист нервно курил, пальцы его еле держали сигарету. Но хуже всех выглядел Женек - санинструктор - того просто била нервная дрожь. Глаза его казалось, вылезают из орбит. По приезду на блокпост они рассказали следующую историю.
   Оказывается, на винзаводе действительно находится наблюдательный пост боевиков. Располагался он на крыше главного здания. Добытчики шарили по заводу, разведывая, где и сколько вина находится. Все было хорошо до того момента, как они не спустились в подвал. Они даже боевиков не заметили, пока в подвал не вошли. А там, в потемках чехи их и окружили. Несколько выстрелов и Андрюха уже ранен. Чехи им: "Оружие бросайте". Андрюха уже автомат не держал, Леха свой ствол тоже кинул на пол, Женька разоружился. Боевики оружие зашли забирать и тут Женька оказался молодцом. Выхватил гранату Ф-1, что в разгрузке у него была и предъявил чехам: или оружие отдают и всех выпускают или пойдут вместе с ним к своему Аллаху. Чехи, несмотря на заверения, к Аллаху особенно не спешили, и оружие отдали, и отпустили всю троицу. Пока шли эти переговоры мы как раз и окружали завод.
   Для прояснения ситуации я сделаю небольшое отступление в реалии той войны. Отношения с боевиками были очень странными. Политика менялась не по дням, а по часам, а армия металась между противоречивыми приказами то, воюя, то, мирясь с боевиками. Боевики, напротив, во время перемирий открыто ходили в своих селах в форме и с оружием. Наши, скрипя зубами, смотрели на них и не имели права открывать огонь. Во всех средствах массовой информации только и трубили о зверствах Российской армии в "маленькой беззащитной Чечне". Все это сковывало по рукам и ногам войска. Часто после удачных операций мы покидали взятые села, куда тут же входили боевики и устанавливали свои порядки. Такая же ситуация была и под Курчалоем. Вокруг все было напичкано бандитами, но опять заключили какое-то перемирие и стрелять в боевиков было крайне затруднительно. Бандиты спокойно хозяйничали, они не боялись ответственности за свои действия, а с нас чуть что, спрашивали по полной строгости уголовного закона. Вот именно по этому боевики чувствовали себя на винзаводе спокойно и уверенно.
   Андрюхе вкачали лошадиную дозу прамидола, и он снял бушлат. Рана была легкой, в мякоть. Тем не менее, вызвали "вертушку" и его увезли в бригаду. Надо бы еще заметить, что танкисты умудрились взять у чехов в качестве магарыча две банки вина. После обеда началось распитие. Вино взогрело и без того горячие головы. Было решено с темнотой разобраться с чехами и разжиться еще баночками. Быстро набрались добровольцы. И вот стемнело. Женька с восьмой роты, мой земляк, Володька - пулеметчик, Витек и я, вооружившись по полной программе, стояли на земляном валу и договаривались с часовым, чтобы он не завалил нас на обратном пути, перепутав с чехами.
   Наконец тронулись. За день солнышко хорошо подрастопило снег и мы хлюпали по полю, моча сапоги и штаны. Но это все мелочи. Впереди нас ждали несметные сокровища. Пройдя около километра, наконец, дошли до посадки, за которой и начиналась территория нашего эльдорадо. И тут то в немного остудившиеся головы пришла простая мысль, что никто толком то и не знает где конкретно искать и сколько там чехов.
   Первым преодолел нерешительность Вовка. Он перепрыгнул через сточную канавку и, держа пулемет на перевес, подбежал к дверям проходной. Они были не заперты. Помещение проходной было пусто, однако покинули его совсем недавно. Печка горела во всю. Конечно, надо было бы бежать оттуда сломя голову, но кто поймет русскую душу? Отогревшись с минутку у, печки мы продолжаем авантюру и проходим в заводской двор. Тьма хоть глаз коли. Водя стволами автоматов по сторонам, выходим на середину и останавливаемся в замешательстве. Куда идти дальше никто не знает. И тут... Раздались звуки шагов. Кто-то ходил по трубам, проходившим по периметру завода. Всех посетила одна и та же мысль: "Чехи окружают". Чехи, наверное, тоже были в замешательстве от такой вылазки. Видимо они приняли нас за разведгруппу, за которой вот- вот в завод ворвутся основные силы русских, коварно нарушивших перемирие. Чехи просто не смогли поверить, что это новая партия добытчиков спиртного. Этим только я и могу объяснить их замешательство, которым мы и не преименули воспользоваться. Остатки хмеля вылетели из головы, и мы рванули с космической скоростью в открытые двери. Боевики, не поняв такого странного маневра, не сделали ни единого выстрела. Несколько секунд и мы растаяли в темноте. Первых полкилометра мы почти бежали, проваливаясь по колено в талую воду, по сторонам не смотрели. Наконец первый испуг прошел, и как обычно бывает после страшного потрясения, а без преувеличения можно сказать, что были мы на волосок от смерти, все дружно стали смеяться. Однако смеялись недолго. Когда в темноте стали очерчиваться контуры блокпоста, оттуда раздались выстрелы, и пули пройдя по верху, заставили вжаться нас в землю. Видимо сменившийся с фишки часовой не предупредил сменщика о нашей вылазке. Да, вот так то из огня да в полымя. В ответ на стрельбу мы разразились отчаянной руганью на живом великорусском языке. Наличие крепких выражений заставило часового поверить, что перед ним не чехи, а его собратья по оружию и он прекратил стрельбу.
   Безумно хохоча, мы влезли на насыпь и растянулись на земле. Какое счастье, что живы. Только теперь ко мне пришел настоящий страх. Трудно даже вообразить себе, что могло бы случиться, если бы попал в плен. Плена боялись больше смерти. У чехов был дикий обычай насиловать пленных, особенно контрактников. Бывало, отрезали головы и переправляли нам, находили и изуродованные трупы солдат, отведавших кавказского гостеприимства. Свежи были и воспоминания о комнате пыток на Шалинском цементном заводе, где на полу валялись отрезанные половые органы. Посмеявшись мы разошлись по палаткам греться.
   Упав на шконку в теплой палаточке, я продолжал безумно хохотать. Настроение было возбужденное, хотелось еще сильных эмоций. Я был в ударе, травил анекдоты, рассказывал всякие были и небылицы из гражданской жизни, одним словом меня куда-то несло. Тут к великой нашей радости, Олег, механик-водитель БМП приволок откуда-то изрядно потрепанный журнал "Плейбой". Пошло бурное обсуждение достоинств и недостатков заморских красавиц, плавно перешедшее в построение сексуальных планов на будущее. Планы были известно какие - несбыточные. Незаметно я уснул.
   Разбудили меня уже поздно ночью, когда пришло время стоять на "фишке". "Фишку" вместе со мной тащил и Женька. Часа два мы строили планы следующего похода, вовлечь в который решили Вовку - командира танка, вместе с танком конечно. Сам Вовка спал мирно в палатке и не подозревал, какая важная роль ему отводится. О том, что скажет командир, мы как-то и не думали, так как сидели отрезанные от внешнего мира.
   Сменившись с "фишки", я продолжил свой сон и проспал даже завтрак, который сварганили из консервов гречневой каши с добавлением в нее свиной тушенки. Вообще весь наш рацион и составляла консервированная гречневая каша с мясом, в изобилии доставленная нам вертушкой. Был еще и заспиртованный хлеб. Такая мерзость, что есть его без предварительной прожарки было невозможно.
   Днем мой сон вновь был нарушен тревогой. Опять запрыгивание на броню и выдвижение к винзаводу. Что же на этот раз? Оказывается, в этот раз на поиски клада отправились двое срочников. Чехи через местного фермера Саида позвали нашего командира на переговоры, обещая вернуть срочников живыми и здоровыми. Снова окружаем вожделенное здание. Идут. Три человека. Двое наших срочников и с ними чех, их ровесник. Срочники с автоматами, а у Чеха в левой руке зажата граната Ф-1. Молодой чех улыбается, срочники тоже веселые и, кажется поддатые. Чех говорит несколько слов командиру и, оставив срочников, быстро удаляется внутрь завода. Через минуту из проходной выходят два бородатых боевика, увешанных оружием, как рождественская елка игрушками, и с ними два древних старца в папахах и горских сапогах. Начинается разговор с командиром. Речь боевиков сводится к следующему:
   Да, на крыше винзавода регулярно выставляется наблюдательный пост боевиков. Но боевикам было неясно, почему русские в нарушение недавно заключенного перемирия регулярно делали вылазки на винзавод. Однако сегодня, срочники наконец-то прояснили причину такой агрессии. Боевикам стало ясно, что цель русских это не их наблюдательный пункт, а запасы вина, во множестве оставшиеся на заводе еще с советских времен. А раз так, то они предлагают следующее: вот эти два старика бывшие сторожа этого завода, будут находиться на проходной. Пусть русские приходят к ним, и они будут выдавать им банки с вином, сколько ваши смогут унести. А ваши пусть не заходят на территорию завода и особенно не поднимаются на крышу.
   Зам.командира батальона с сожалением огляделся вокруг и увидел, что этот разговор слышали как минимум человек десять солдат и в тайне это соглашение не удержать. Теперь жди каждодневных походов и повального пьянства, остановить которое вряд ли удастся. Еще раз оговариваю, что обстановка была крайне тяжелой и опасной, и в любой момент можно было ожидать нападения, поэтому командир вынужден был быть лояльным со своими подчиненными. В этом была одна из немногих прелестей окружения. "До Бога высоко, до царя далеко".
   Все варились в одном котле и были предоставлены сами себе на свой страх и риск.
   Мы же услышав столь мудрые речи чехов пришли в неописуемый восторг. Воображение рисовало пьяную вольницу. Теперь все хотели, чтобы наше здесь пребывание затянулось как можно подольше. Теперь не придется больше ходить на дорогу и менять на водку что угодно. Нет, на дороге брали, конечно, не только водку, но водка стоила дороже всего. Теперь же алкогольный вопрос был благополучно разрешен.
   С этого счастливого дня началась пьяная эпопея. С самого утра и до вечера на завод только и ходили ходоки. По два - три человека с каждой палатки и приносили литров по двадцать - тридцать вина на свои палатки. Командир поделать ничего не мог и пустил дело на самотек. Чтобы избежать потерь оружия наше отделение врыло в землю пулемет, и он как монумент возвышался на фишке. К нему и ходили по очереди на дежурство, захватив с собой предварительно кружку подогретого на печке вина.
   Вино же было изумительное. Крепленый портвейн, заводского разлива, безо всяких разбавление. Как он прекрасно пился подогретым на печке. Еще иногда попадались банки с напитком вязким и тягучим как сироп, но таким же крепким как портвейн. Этот напиток, по вкусу напоминал нам нектар и веселил наши сердца куда лучше противной водки осетинского разлива. Таким нектаром питались мы, отмечая праздник 23 февраля. Тогда уже пригрело землю, и снег почти сошел. В воздухе начинало пахнуть весной. Мы сидели на миномете, и не торопясь, потягивали вязкую сладенькую жидкость, которая незаметно, но крепко брала голову в хмельной плен.
   Однако не все было так уж безоблачно, как может показаться из этих строк. На почве алкоголя происходило много ЧП. Так уже в марте месяце, отправившись в одиночку за вином, пропал без вести Володька - пулеметчик. Водитель ГАЗ-66 утопил в луже автомат, правда, вскоре нашел его. С ним вообще произошла комичная история. Командир за пьянство посадил его в яму. Полагая, что такое наказание вряд ли вразумит водителя, он пошел на интересный шаг. Из соседнего полка привез сына водителя, который служил там срочную службу и устроил ему свидание с сидящим в яме отцом. ( К тому времени к нам подошел Уральский полк, и изоляция была прорвана). Во время свидания командир неоднократно повторял, обращаясь к сыну: " Ты спроси папу, за что он тут сидит. А то будет дома сказки рассказывать, как воевал. Вот ты и посмотри, как папа воюет". Не знаю, что дома рассказывал сын про отца, но вроде оба остались довольные свиданием.
   Был еще один случай утопления в луже автомата. Эта беда случилась с парнем из нашей палатки. Ромка, так его звали, напился на фишке и проснувшись не обнаружил автомата. Я менял его, и мы вместе стали обшаривать подступы к блокпосту, справедливо полагая, что автомат скоре всего скатился со склона вниз. К нам присоединились и другие часовые, несшие службу в это время. Пока шли поиски, Ромка как--то незаметно исчез в кустах. Наконец, кто-то из ребят с радостью возвестил о находке автомата, который лежал в луже на противоположной от Ромкиного поста стороне. Теперь осталось только найти самого хозяина оружия. Ромка был обнаружен сидящим в кустах. В руке у него была граната. Он сказал, что собирался
   взорвать самого себя, если автомат не найдется. К счастью все обошлось хорошо.
   Был еще случай, едва не закончившийся трагически. Героем этого эпизода был Женька, мой земляк. Уж чего он там и с кем не поделил, не знаю, так как палатке его располагалась на противоположном краю лагеря. Обратить внимание заставили крики Женьки о том, как ему все это надоело и как он хочет домой. Я вылез из палатки в надежде успокоить земляка, но тут увидел, что успокоить так просто его вряд ли удастся. Женька стоял у входа в палатку босиком в одном исподнем. В руках он держал автомат, ствол которого ходил в разные стороны. Скорее всего, патрон находился в патроннике, как у всех нас. Был ли снят предохранитель, я не видел. Но сама ситуация заставила не на шутку испугаться. Если случайно дернет курок, то кого-то мы не досчитаемся. Такие случаи были не такой уж и редкостью в федеральных войсках. Однако стрелять Женька явно ни в кого не собирался. Еще раз, помянув недобрыми словами, командование и их родственников, он перехватил оружие за ствол и, раскрутив его подобно метателю молота, закинул в лужу, что была в центре блокпоста. В общем и в этот раз все обошлось. Несколько часов спустя, протрезвевший Женька, в завернутых по колено штанах лазил по луже и искал автомат, к которому он несколькими часами ранее обещал не притрагиваться.
   Кончилась, однако, эта вольница в один день. Также внезапно, как и началась. Уральский полк, который должен был зачищать Курчалой, внезапно выслал группу саперов и разведчиков на винзавод. Чехи, к этому времени оттуда уже исчезли, остались только два деда. Теперь мы увидели этих дедов, печально бредущих по дороге к себе в село. Наш командир ходил радостный и потирал руки. Вскоре раздалось несколько взрывов и над винзаводом поднялись грибы, наподобие, как от ядерного взрыва, только поменьше. Все обитатели блок поста выскочили на насыпь и с ужасом наблюдали такой акт вандализма. По их грязным и небритым лицам текли скупые мужские слезы. Все, веселая и вольная жизнь окончилась.
   К вечеру выяснились подробности и подноготная этого чудовищного деяния. Оказалось, что наш командир, съездил к Уральцам и сказал их командиру, что винзавод представляет собой логово отпетых боевиков, склад оружия и боеприпасов, что оттуда ведется систематический обстрел наших позиций и прочую чушь. Командир Уральцев, не долго думая, снарядил группу саперов, под прикрытием разведки, причем из одних только срочников, и те уничтожили завод.
   О том, что там действительно находилось, мы не замедлили сообщить контрактникам, служившим в Уральском полку. Всю ночь со стороны взорванного завода до нас доносились крики. То контрактники воспитывали срочников, уничтоживших такую святыню.
   На этом, в общем то и закончилось Курчалоевское окружение. Со времени уничтожения завода жизнь нашего маленького коллектива стала потихоньку входить в уставное русло, а вскоре нас вообще убрали оттуда в бригаду.
  
  
  
  
   КАВКАЗСКОЕ ГОСТЕПРЕИМСТВО
  
  
   Не раз упоминал я в своих записках о варварском и диком обычае чеченов насиловать пленных. Попробую подробнее рассказать о двух нашумевших случаев, которые произошли на моих глазах.
   Первый случай надругательства, ставший известным, не только мне, но и всей группировке, произошел в июне или июле 1995 года. В тот день нас построил командир роты, вернувшийся с совещания, и поведал такую вот печальную историю:
   Дело было в мотострелковом полку, стоявшем в Штатое (это высоко в горах). Там некий прапорщик решил продать чехам пять тонн солярки. Обговорив предварительные условия предстоящей сделки, горе купец - удалой молодец, взяв водителя и заправив бензовоз, поехал на нем в самое логово боевиков. Прапорщик, наверное, надеялся на заключенное в очередной, на уровне руководства страны, раз перемирие, а скорее всего, сыграла роль обычная жадность, так свойственная всему сословию этих неугомонных тружеников тыла.
   Как бы там ни было, прапорщик вместе с водителем успешно достигли села Шатой, где и слили боевикам привезенные пять тонн солярки. Боевики, конечно, поблагодарили прапорщика за его 3неоценимый вклад в дело завоевания независимости и свободы Ичкерии. Тут бы прапорщику уехать, ан нет, он стал напоминать борцам за независимость о том, что долг платежом красен и надо бы им с ним рассчитаться. Одним словом прапорщик спросил: "А где же деньги?" Упоминание о деньгах подействовало на воинов ислама как красная тряпка на быка. Прапорщику и водителю не повезло. Были уведены они боевиками в укромное место, где случилась с ними большая беда. Были они оба хором изнасилованы. После того как боевики удовлетворили свои скотские инстинкты, они связались с командиром полка и выставили требование: за прапорщика и водителя, если хотят получить их живыми, еще пять тонн солярки. Было очередное перемирие, и решить вопрос силовым путем командир полка не мог. Пришлось гнать в Шатой еще один бензовоз и сливать чехам еще пять тонн горючего.
   Чехи слово свое сдержали. Прапорщик и водитель были выданы в полк живыми. А вот невредимыми ли? Как рассказывали очевидцы, шли они оба широко расставив ноги и еле передвигаясь. Да это то еще ладно, а то ведь и вместо формы одеты оба были в мешкообразные женские платья до пяток, а на шеях висели бусы и прочая женская бижутерия. Затрудняюсь предположить дальнейшую судьбу горе торговцев, война полна неожиданностей и сюрпризов, не исключаю, что все у них сложилось и неплохо.
   Другой нашумевший случай соприкосновения с кавказским гостеприимством имел место уже у нас в бригаде осенью 1996 года.
   Тогда тоже было построение личного состава, где вывели парня с выстриженным на голове подобием петушиного гребня. Парень одет был не в форму, а в какие-то гражданские лохмотья. Стоявший рядом с ним офицер ФСБ велел рассказать ему свою печальную повесть.
   Этот парень стоял на одном из блокпостов, во множестве выставленных бригадой по всему Шалинскому району. Как обычно это бывает, завел себе он "друга" из местных жителей, который доставал ему водку и сигареты. И вот однажды, этот "друг" пригласил его в качестве гостя на свадьбу своей дочери. Обещал ему незабываемые впечатления от настоящей кавказской свадьбы. Наш воин, не долго думая, дал согласие, и вскоре сменившись с дежурства, захватив автомат, поехал со счастливым отцом невесты в соседнее село.
   Все было даже лучше, чем он ожидал. Богатый стол, искренняя забота: "Ешь, пей, гость дорогой". Цветистые кавказские тосты. Подношение рога с вином знатному гостю. Такого внимания к себе бедный деревенский парень не видел, наверное, никогда в своей короткой и беспутной жизни. Посажен он был на самое почетное место, и ни разу не обнесен выпивкой или угощением. Расслабившись в такой милой атмосфере, гость дорогой отложил в сторонку автомат и уже порывался плясать лезгинку с невестой. Но тут...
   Тут в комнату вошли вооруженные до зубов боевики, видимо гости со стороны жениха. Весело оглядев комнату, они задали вопрос: "А гдэ жэ нэвеста?" и тут же сами нашли ответ, указав на нашего солдата: "А вот и нэвэста". Дальше все пошло совсем не так как хотелось "гостю дорогому". Боевики, быстренько разоружив его, повели во времянку, во дворе дома. А там четверо боевиков стали склонять нашего воина к выполнению обязанностей невесты. Я думаю, что не стоит уточнять читателю, в чем заключаются обязанности невесты. Уговоры проходили, конечно, не только на словах, но и подкреплялись вескими аргументами в виде прикладом, кулаков и сапогов.
   Вскоре, будучи убежденным столь вескими доводами, наш герой согласился наконец, к радости боевиков стать их "нэвэстой". Как следовало из его рассказа, в течении четырех дней он попарно обслуживал боевиков в естественных и извращенных формах. Думаю, что читатель понял, о чем я говорю. По прошествии же четырех дней боевики ушли обратно в горы. "Нэвэсту" они с собой не взяли, видимо решив, что она недостаточно хорошо выполняла свои супружеские обязанности, однако выстригли ему на голове петушиный гребень, как у панка. Гостеприимный хозяин отвез своего "дорогого гостя" обратно на блокпост, дав ему кое какую одежонку покрыть наготу.
   Не думаю, что командир и сослуживцы были рады увидеть своего товарища в столь жалком виде. Как бы там ни было, но его передали в ФСБ, а те вывели его перед строем, чтобы он всем поведал, что такое на самом деле кавказское гостеприимство и кавказская свадьба. Теперь и ты читатель имеешь об этом представление.
  
  
   СМЕРТНИК
  
  
   Мы пытаемся войти в село с этой стороны, со стороны пологого склона. Мы, то есть разведгруппа уже смогли незаметно подобраться почти к самым домам. Чехи нас не заметили, так как мы шли пешком. Пехота, двигавшаяся на броне, была обстреляна из гранатометов и ПТУРов, а мы нет. Еще минут тридцать назад мы лежали за пригорком и над нами летели мины и ракеты, но не по нам. Чехи нас просто не замечали. А позади было видно, как взлетают в воздух фонтаны земли, прыгает с брони пехота и носится вокруг машин. Но теперь это уже почти все позади. Слева, с другого подъема, залегла еще одна разведгруппа. Боевики в этих крайних домах. Мы уже издалека удачно пощипали их из огнеметов. Сейчас надо ворваться в село и ждать пехоту, которая вот- вот подойдет.
   Примерно в полукилометре позади нас по селу работают два танка. Они уже успешно сокрушили несколько домов. Танковые выстрелы стихли.
   Два громких хлопка и через секунду два взрыва и зарево у нас за спинами. Оборачиваемся. Там где стояли танка два гигантских факела. Сработали гранатометчики чехов, тех, что засели в домах на краю села.
   Командир вызывает артиллерию и дает ей координаты окраины села. Сейчас минометы обработают крайние дома и мы сможем ворваться в село. Но не тут-то было. Минометчики кладут мины по закону подлости точно по склону, на котором мы залегли и ни одна из мин не попадает по домам, куда безуспешно пытается навести их наш командир. Мы жмемся к земле, прячемся за деревьями, боясь поднять голову. Во все стороны летят комья земли, сыпятся ветки, кора деревьев. Командир во весь голос орет в рацию. Но мины продолжают сыпаться на нас.
   Кажется, чехи догадались о нашем присутствии. Вот один из них высокий бородач с зеленой повязкой на лбу, выходит на край холма и, заметив нас, вжавшихся в землю, произносит: "А, вас и ващи пэрэбьют", затем картинно поворачивается и ленивой походкой уходит в глубь села. Мы продолжаем лежать.
   Намного лучше дела обстоят у соседней разведгруппы, те уже вошли в село. Наконец и нас перестали обстреливать, и мы бежим на подмогу соседям. Там слышны выстрелы, видимо они нарвались на засаду. Вместе еще с двумя ребятами я бегу на выстрелы. Там виден забор дома. У забора на колене стоит чечен в камуфляже и зеленом берете. Он шпарит с автомата в разведчика, который залег за деревом. Нас чечен не видит. Мы не успеваем еще ничего предпринять, как чечен с криком падает на спину. Правой рукой он пытается поднять автомат, но от боли руки не слушают его. Разведчик, в которого он стрелял и который наконец-то подстрелил самого боевика, ковыляя на правую ногу, подбегает к чеху. Удар ноги и автомат выбит из рук боевика. Он безопасен. Подбегаем и мы. Боевик лежит на спине. На животе у него расплывается кровавое пятно, лицо искажено болью. Разведчик раненый в голень, торжествуя, возвышается над
   чехом. Боевик, видимо забыв о том, что он смертник и носит зеленую повязку, просит разведчика не убивать его. Твердит одно и то же: " я нэ тот за кого мэня принимаетэ, я за брата мстыл". На разведчика речь чеха впечатления не произвела. Он поднимает автомат и в упор стреляет бандиту в голову. Маленькая дырочка и почти нет крови. Труп не успел еще остыть, как убивший его парень ножом отрезает левое ухо, снимает с головы мертвого чеха зеленый берет и заворачивает ухо в него. Победителю досталась и зеленая повязка смертника с надписями арабской вязью. Стоящий рядом со мной разведчик из нашей группы, тут же снимает с трупа "берцы" и выдергивает из штанов ремень. Подходит командир. Заваливший смертника в возбуждении прыгает на здоровой ноге и демонстрирует всем трофеи. Командир достает из кармана трупа документы: паспорт и военный билет. Ни когда не подумать, что ему двадцать пять лет. Лысый череп, густая рыжая борода, аккуратно подстриженная на манер "шкиперской". Подходит пехота. Кто-то из них отрезает у трупа и правое ухо. Но все цирк окончен. Мы продолжаем преследовать уходящих боевиков, отступление которых прикрывал смертник.
   Когда мы после безуспешного преследования бандитов вновь проходили это же место, там стояла пехота. Труп уже раздетый до гола продолжал лежать на том же месте. Возле него сидели двое небритых дядей с сизыми носами и производили какую-то хирургическую операцию внизу живота трупа. Радостный вопль одного из "хирургов" возвестил об успешном окончании сложной операции. Так и есть, доморощенные эскулапы отрезали чеху половые органы и теперь со смехом засовывают их ему в рот. Ну вот и все. Дяди остались довольны своей работой и хохочут, смеемся и мы.
   Труп лежал еще три дня. Для устрашения местного населения. Он был заминирован и возле него выставили часового, чтобы воспрепятствовать похоронам, о чем постоянно просили старейшины села. Что было с умершим смертником после, я не знаю, так как через три дня мы покинули село.
  
  
   СТРАХ
  
  
   Разведгруппа спешилась с БМП. Мы разделяемся на две группы и идем по лесу. Скоро здесь пройдет колонна. По большому счету наша задача зачистить горное село со странным названием Хити-Хутор. Группы идут по разным сторонам дороги. Пока все нормально. Продравшись через заросли орешника мы вышли на лесную полянку. Мартовское солнце уже взошло и достаточно согрело землю. Жизнь прекрасна и удивительна. После этой операции, возможно, я поеду в отпуск. Около года я уже не был дома. Я забыл как жить нормально и даже боюсь возвращения. Но все равно, весеннее солнце делает свое дело и мне начинает хотеться домой. Маленький привал. Я облокачиваюсь спиной о дерево и полностью расслабляюсь. Скорее бы кончилась эта операция.
   Внезапно, благополучие весеннего дня разрывают пулеметные очереди. Стреляют где-то совсем рядом. Слышны крики "Аллах акбар! Сдохни русская сука!" и снова пулеметные очереди. По команде командира мы бежим к дороге, где происходит бой. На обочине дороге наша группа залегла в канаве. Пулемет где-то рядом, метрах в двадцати - тридцати от нас. Но в густых зарослях пулеметчика не видно. Он не один, стреляет еще и миномет. Командир группы подзывает меня и еще Мишку, срочника. Командир ставит заведомо невыполнимую задачу: мне вылезти на дорогу и из огнемета накрыть пулеметчика. Мишка должен при этом меня прикрывать. Я спрашиваю командира, где же конкретно пулеметчик. Командир ответил четко и ясно: "вылезешь на дорогу, там и увидишь его". А пули продолжают лететь над нашими головами. В уши лезет крик "Аллах акбар! Сдохни русская сука!" До меня медленно начинает доходить, что эта русская сука, которая должна сдохнуть это я. Меня охватывает животный ужас. Так не хочется погибнуть здесь и сейчас, в теплый весенний денек, когда уже появились листочки. Дома, наверное, девушки уже бродят по улицам в коротких юбках. Мои знакомые и друзья, наверное, стреляют глазами по ним. Кто-то сидит в кафе или ресторане. И никому нет дела до того, что здесь и сейчас идет война. Возможно, что кто-то сейчас погибнет. Другой мир, другая жизнь. В данный момент и моя жизнь лежит на невидимых весах и в какую сторону они качнутся я не знаю.
   Как бы там ни было, мы с Мишкой пытаемся вылезти на обочину. Мишка сейчас должен первым вылезти на дорогу и огнем из автомата отвлечь боевиков, следующим выскакивать мне и из огнемета бить по пулеметчику. Дрожащими руками снимаю трубу "Шмеля" и устанавливаю прицел. Кладу на землю автомат, мне он сейчас не пригодится, будет только помехой. Действовать придется быстро. Шансов накрыть пулеметчика у меня почти нет, и я это знаю. Мишка вылезает по пояс из кювета и тут же падает обратно. Верхняя часть туловища у него разворочена. Он уже не жилец.
   А солнце светит все ярче и теплее. Командир отзывает меня. Он понял, что дорога плотно простреливается. Чехи насаживают еще пару мин, но ложатся они на другую сторону дороги. Между нашей группой и чехами невысокий холм, он и не дает им стрелять по нам. Пули летят по верху и срезают ветки над головой.
   Труп лежит там же в кювете, сейчас не до него. Группа подбирается к холмику. Я и Юрка, срочник лежим рядом на склоне холмика. Командир по рации вызывает БМП. Несколько секунд и на дорогу выехала "бешка" разведроты. Она занимает выгодную позицию и ведет огонь из орудия куда-то впереди нас. Чехи перестали вопить и вроде бы как затихла стрельба. Не тут то было. Оглушительный хлопок. Гранатометный выстрел. Граната, выпущенная в БМП, путается в густых ветвях деревьев, свисающих над дорогой. Граната теряет скорость и направление. Теперь она летит, кувыркаясь как палка. Четко видно стабилизаторы и сам заряд. Продолжая кувыркаться, граната пролетает над БМП и взрывается где-то позади в лесу. Экипаж БМП отчаянно лупит из пушки. Чехи делают еще несколько выстрелов из миномета.
   Меня трясет. Так поразителен этот контраст между солнечным весенним днем и смертью витающей в воздухе. Юрка дергается и отчаянно чешет ягодицы. Он просит меня посмотреть, не ранило ли его. Нет, его не ранило, просто осколок от мины прожег его ватные штаны. Командир группы по рации наводит артиллерию на засаду чехов. Как только он кончает сеанс, чешские мины начинают ложиться ближе к нам. Они перехватили разговор.
   Звучит самая приятная команда: "Отходим!" Не передать мою радость и легкость, с какой я бегу назад, подальше от всего этого кошмара. В голове одна мысль: "только бы больше туда не идти, пускай идут другие. Пехота, БМП, танки, да кто угодно только не мы". Отошли и залегли за деревьями. Снаряды ложатся на место, где находится засада. Командир говорит мне, что если пулеметчик снова заработает, то мне надо будет накрыть его с огнемета. Страх снова селится в моей душе. Выяснилось, что граната, летевшая в БМП, взорвалась в группе людей, и ранения получило четыре человека.
   Артобстрел окончен. Мы вновь идем прочесывать лес. Выстрелов со стороны чехов не слышно. Держа автоматы у пояса, мы простреливаем лес. С первыми выстрелами, как обычно проходит дрожь в руках и я начинаю действовать как автомат. Я ни о чем не думаю, только стреляю. Луплю, не глядя в лес, от выстрелов осыпаются ветки и отлетает кора деревьев. Я изливаю злобу за моменты страха пережитые минутами раньше. Я словно хочу застрелить свой страх.
   Все тихо. На месте где была засада никого и ничего. Только следы от гусениц трактора. На нем и был установлен миномет - "чечен-танк". Я испытываю сильнейшее облегчение. Ближайшие минуты воевать не придется. На дорогу выезжает танк. Башня его разворачивается в сторону небольшого хуторка, расположенного в километре от дороги на плоской площадке. Танк делает несколько выстрелов. Хорошо видно как они взрываются среди домов и хозяйственных построек. Бегают обезумевшие коровы и падают с разорванными внутренностями. Домики и постройки рушатся. Хороший урок чехам за засаду. Перемирие кончилось. Вновь началась война.
   Уже, после того как вошли в Хити-Хутор, я от своего напарника Туркмена узнал, что же произошло у них. Оказалось, что их группа, двигавшаяся по другой стороне дороги, встретилась лоб в лоб с чеченской засадой. Дальше события приняли вообще фантастический оборот. Чечены вырядились под русских солдат, то есть оделись в "афганки", напялили на себя бронежилеты и каски. В общем оделись, так как должны бы согласно уставу выглядеть Российские военные. Наши же напротив были одеты разномастно, были грязные и небритые. Чехи подумали, что это тоже их разведка, только от другой банды. Наши же в свою очередь решили, что это тоже разведка, только другого полка. Чеченский командир обратился к кому-то из разведчиков: "Эй, старшего позови". Тот пошел звать. Обе группы стояли и пялили глаза друг на друга. Туркмена удивило то, что контрактники, а чехи выглядели именно как контрактники, ходят в касках и бронежилетах. Постепенно обе стороны, почуяв, что дело не ладно, разбежались по обе стороны холмика и открыли стрельбу друг по другу. Интересный момент, что сбежало несколько человек, струсили. Первый убежал командир отделения - контрактник, который постоянно третировал подчиненных ему срочников.
   В Хити-Хутор мы входили как немцы из фильмов об Отечественной войне. Впереди ехали танки и БМП, а позади с автоматами на шее нестройной колонной шли солдаты. При входе в село нас встретил старейшина, державший в трясущихся руках хлеб-соль и еще двое отцов села. На здании сельсовета спешно меняли зеленое знамя ислама на красный флаг. Далее мы заняли село, и так как дело клонилось к вечеру, стали располагаться на ночлег и копать окопы.
   На этот день страхи мои закончились. Ночь прошла спокойно. Еще пять суток мы простояли в этом селе. Правда радости это не доставило, так как погода в горах переменчива и в этот раз она сильно испортилась. Уже ночью стало холодать и начал моросить дождь. А днем пошел дождь со снегом. Палаток у нас не было и мы вымокли до нитки. Все пять суток разведгруппа провела у костра разожженного в ямке, лежа в жидкой грязи и согреваясь чаем без сахара. Стоял такой сильный туман, что не видно было ничего на расстоянии метров трех. Несмотря на конец марта, дождь постоянно чередовался со снегом. Спать было практически невозможно из-за сырости и холода. Все ходили в полусонном состоянии. Я лично переставал уже отличать сон от реальности. Все чувства абсолютно притупились.
   Через пять суток наша бригада вернулась на равнину. При возвращении мы опять понесли потери на радиоуправляемых минах. Тогда на лесной горной дороге взорвалось БМП, механнику-водителю оторвало голову, остальных раскидало с брони в разные стороны. В этот раз разведка тоже ехала первой, но мы постоянно плотно простреливали местность из автоматов, видимо, поэтому чехи не смогли подорвать нас, а вот пехоте двигавшейся за нами не повезло.
   А была весна и девушки в коротких юбках ходили по улицам городов, и парочки сидели в кафе, и обнимались на лавках, и никому не было дела до идущей на Кавказе войны, "...предоставь мертвым погребать своих мертвецов" Лк.9.60..
  
  
  
   МАРОДЕРЫ
  
   Село наконец-то взято. Боевики выбиты, мирные жители разбежались еще загодя при виде колонны федеральных сил, бронированною змеей ползущей по извилистой горной дороге. Теперь пошла самая приятная часть войны: поиск и добыча трофеев.
   Село разорено. Заброшенные дома стоят полуразрушенные. По улицам бродит бесхозная скотина и жалобно мычит. Еще вчера здесь шли бои. Вчера мы как сумасшедшие врывались в дома и лупили с автоматов по окнам и дверям, забрасывали их гранатами. Кое-что удалось набрать и вчера. Вчера я шел по улице, намотав на шею связку копченой бараньей колбасы и периодически откусывал от нее. Вчера мы расположились в кирпичном здании школы и устроили там погром. На доске в одном из классов мелом нарисован мужской фаллос гипертрофированных размеров и надпись "вот вам чечены". Это художество пулеметчика разведроты, бывшего школьного учителя. В кабинете директора устроен сортир, во двор выходить было опасно, работали чеченские снайпера. Окна заложили партами. В кабинете биологии стоял макет скелета человека. Теперь в костяной рот черепа, одетого в ржавую дырявую каску, вставлен пластилиновый фаллос.
   Переночевав с комфортом на матрасах и перинах в теплых школьных стенах, мы ждем, что будет дальше. Командир разведроты ушел на совещание к командиру бригады. Если после его возвращения не будет команды собираться, значит, этот день пройдет здесь, то есть не придется воевать. Я с нетерпением жду ротного и не хочу сегодня воевать. Вот ротный вернулся. Он ничего не говорит. Минут через десять стало ясно, что никто никуда на задание не пойдет. У меня отлегло от сердца.
   Нас с Туркменом подзывает командир взвода. У меня ёкает сердце, неужели сейчас опять куда-то идти на разведку. Нет, дело намного проще и лучше. Взводный показывает на два хлипких домика стоявших впереди школы. Лейтенант говорит, что их надо снести с огнеметов. Ну, это дело простое и знакомое. Два оглушительных хлопка и домики осыпались. Обзор взводному обеспечен. Мы с Туркменом свободны. Туркмен предлагает походить по домам. Он хочет найти телевизор и привезти его в роту. В роте есть электричество от движка. У офицеров есть телевизор, у нас нет, Туркмен хочет, чтобы и у нас он был. Правда до сего дня электроника нам в домах не попадалась. Чехи видимо заранее попрятали все самое ценное. В основном набираем одежду, обувь, еду, одеяла и матрасы. Вчера был королевский ужин из разных разносолов, набранных в домах. Приготовлялись всякие экзотические блюда, наподобие орехов с детским питанием или со сметаной. От орехов у меня к стати теперь дикая потенция и мужское начало выпирает из штанов, что дает повод для Туркменовых насмешек. Мы с Туркменом берем автоматы, вещмешки и идем в село на мародерку, так называется в просторечье собирание трофеев.
   Первым делом мы спускаемся под горку, дома там почти не разрушены. Вместе с нами туда же идут и трое разведчиков. Они хотят найти снайпершу, которой вчера выстрелом из БМП оторвало ноги. Спускаемся к месту, где по расчетам должна быть снайперша. Её там, к сожалению нет. На этом месте огромные пятна крови и следы волочения, ведущие в сторону мечети. Лежит огромный полиэтиленовый пакет. Вытряхиваем его содержимое. Две противопехотные мины, упаковки одноразовых шприцов и ампул, пачка фотографий, какие-то тампаксы и прокладки. Надеюсь, последние ей уже никогда не понадобятся. Разведчики сразу же заинтересовались минами и медикаментами, а мы с Туркменом рассматриваем фотографии. На них на всех присутствует молодая женщина средней привлекательности. Она то в платье, то в камуфляже с оружием, то снята в обнимку с какими-то бородатыми чехами, так же обвешенными оружием. Разведчики уходят по кровавым следам, а я, выбросив фотографии, отправляюсь вслед за Туркменом в первый же дом.
   Дом, куда мы вошли, кажется, еще не осчастливлен присутствием русского солдата. Все в относительном порядке. Беглого взгляда достаточно, что бы понять, что телевизором здесь и не пахнет. Мы переворачиваем постельные принадлежности, опрокидываем шкафы и ломаем мебель, в надежде отыскать, что ни будь ценное. Что именно мы пока еще и сами не знаем. Туркмен в ящике серванта находит пачку денег, но, к сожалению это советские купюры 1961 года выпуска. Да, не повезло. По полу раскиданы фотографии из семейного альбома. На нас с укоризной смотрят носатые лица разных поколений. Наконец Туркмен находит медаль "Мать героиня" и с радостью надевает ее на куртку. Я молча давлюсь со смеху и не объясняю ему, что это за награда. Пусть покрасуется.
   Истошный вопль заставляет нас выскочить на улицу. В соседнем дворе кто-то орет нечеловеческим голосом. С автоматами наготове мы вбегаем во двор. Там наблюдается интересная сцена. Двое пехотинцев поймали осла и пытаются навьючить на него какие-то мешки. Один из солдат держит осла за его длинные уши, а второй взваливает ему на спину мешки. Осел скидывает мешки и истошно орет. Все ясно, в этом доме делать уже не чего. Набив карманы грецкими орехами, рассыпанными по полу веранды, мы продолжаем путь.
   В следующем доме нам везет больше. Я нашел почти новые хромовые сапоги. Тут же сажусь и переобуваюсь. Сбрасываю добытые на прошлой мародерке горские сапоги, которые размокли в грязи и одеваю более подходящие для весны хромовые. Туркмен находит целый мешок новенькой обуви, но, увы, она детская, размера 36-38. В шкафу мы находим новый костюм-тройку серого цвета. Я надеваю жилетку и кладу
   в карманы по гранате, Туркмен накидывает поверх своей куртки пиджак. Смотрим друг на друга и смеемся. Выходим так пофорсить.
   В третьем доме наконец-то удача. В комнате на тумбочке стоит огромный черно-белый телевизор. Проверить его работу нет никакой возможности из-за отсутствия в селе электричества, но Туркмен почему-то уверен, что он работает. Обвязываем телевизор веревками, найденными тут же в доме и волокем его теперь в гору. Мы не раз пожалели, что нам не попался какой ни будь бесхозно бродящий осел. Но ослы видимо представляли для чехов большую ценность, что не скажешь о коровах, те нам попадались постоянно.
   Дотащив телевизор до школы, Туркмен по хозяйски подходит к БМП разведчиков и вышвыривает вещи из десантного отсека. Когда отсек опустел, мы задвигаем телевизор в самую глубь машины. Затем Туркмен забрасывает обратно вываленные вещи.
   Теперь мы вновь уходим мародерить. Теперь наша цель пища. Обойдя несколько домов, уже изрядно разграбленных, мы не находим ничего достойного нашего внимания. Всех этих колбас, сметан, огурцов у нас и так навалом, хочется чего ни будь этакого. Коров на улице поубавилось. Их потихоньку отстреливают на шашлык. Бродившие прежде коровы теперь валяются на улицах и, как правило, у них отрублена одна из ног. Проходя мимо одного из домов, я замечаю вывеску на русском языке "Библиотека". Не может быть. Наконец-то я возьму хоть чего ни будь почитать. Не веря в свою удачу, я забегаю в дом с выбитыми стеклами. Там уже копается Костик, солдат из клуба, бывший следователь милиции. Я приветствую его и тоже начинаю перебирать книги, сваленные на полу. Туркмен равнодушен к пище духовной и торопит меня. Быстро кидаю в мешок томик Бальзака и "Жизнь Магомеда". Идем дальше.
   Нет, в центре села ловить уже явно нечего. Тут похозяйничала пехота и теперь за ними подчищают тыловые службы. А, только этой беды еще не хватало. По главной дороге в село входит колонна внутренних войск. Лица солдат срочников напряжены. Они все в сферах и бронежилетах. Руки, сжимающие автоматы, побелели. Позади БТРов цепью, перебежками двигаются еще солдаты. Что такое? Кого они собрались здесь брать? А вот и разгадка. Позади колонны мы видим оператора с камерой. Все понятно. Снимается фильм о зачистке силами МВД села от боевиков. Решив не искушать судьбу, мы направляемся в глубь деревни, куда еще никто толком не добрался.
   В домах там, однако, такая же нищета, как и везде. Наводим погром и уходим. В курятнике одного из домов перестреляли кур, за то, что плохо неслись. В другом доме завалили огромную кавказскую овчарку. Так мы прошли домов пять. В шестом доме нас ждала удача. Там жила старая бабка, которая не покинула село и пережила, достаточно спокойно наше вторжение. У нее даже корова осталась цела. Туркмен спрашивает у бабки лепешки и молоко. Хитрая старуха жалуется, что нет у нее ни муки, ни сахара. Проблема решается просто. Мы заходим в соседний дом и через пять минут у бабки мешок муки и мешок сахара, плюс связка колбасы в нагрузку. Обрадованная старуха тут же дает нам трехлитровую банку парного молока и вечером приглашает зайти за свежими лепешками. Довольные мы расстаемся.
   Понабрав кое- чего по мелочевке мы вновь на центральной улице. Жители потихоньку возвращаются в дома. Вот у калитки разрушенного дома, возле коровьего трупа с отрезанной ногой, стоит
   старик и курит сигаретку. Вымениваем у него две пачки за мешок сахара, который опять же берем в каком-то соседнем доме.
   Пора обедать и мы с Туркменом возвращаемся в школу. Открываем чеченский сухпаек турецкого производства. Какая гадость. Одна пресная картошка с горохом и ни ложки мяса. Нет, будем лучше есть колбасу и орехи.
   После обеда Туркмен садиться разбирать свои трофеи в виде носков, свитеров, маек и трусов, в очередной раз любовно перекладывая их в чемодане. Я ложусь на матрас и читаю Бальзака "Шагреневую кожу".
   Отдых наш прерывает командир разведроты, он берет людей и едет на БМП в соседнее село, там где-то он видел цветной телевизор и теперь хочет забрать его. Мы с Туркменом попадаем в его команду. Ротный почему-то уверен, что телевизор еще цел. После нескольких минут петляния по горным дорогам мы в нужном селе. Одна заминка, туда уже вернулись жители. Ротного это не смущает. Его смущает другое, он забыл, где нужный дом. С третьей попытки дом наконец-то найден. На наше счастье он пуст. С великими предосторожностями грузим цветной телевизор Российского производства на БМП. Телевизор ротный хорошо упаковал в коробку и обвязал одеялами, позаимствованными у хозяина телевизора. С великими предосторожностями он был доставлен в школу. Далее след телевизора пропал. Наверное, пошел кому-то в подарок.
   Вечером мы опять отправляемся за лепешками. Бабка молодец, неплохо их приготовила. Дала еще банку молока. Так и прошел день. Утром следующего дня мы снялись и ушли в Дарго.
  
   P.S. Телевизор, который Туркмен так искал и после усиленно оберегал до самого конца операции оказался безнадежно испорченным и не подлежащим никакому ремонту. Это выяснилось через пару недель, когда мы вернулись в лагерь.
  
  
   ОШИБК
  
   Колонна движется по горной дороге. Мотострелковая бригада идет зачищать очередное село. Погода прекрасная. Весна вступила в свои права. В этот раз я иду в составе колонны и от этого мне приятно. Сюрпризов и неожиданностей, подстерегающих в разведке, не ожидается. Огнемет лежит на броне БМП, медленно плетущейся за сапером, который с миноискателем проверяет дорогу. Слева от дороги высится горный откос, а справа глубокое ущелье. На дне ущелья видны дома. Там какое-то село. Как приятно вышагивать налегке ни о чем не думая, или думая о приятном. О скором возвращении домой, например. Что и как изменилось там за этот год. Как мои друзья, подруги, которые впрочем, ни разу и не написали, а кто и написал, так какую ни будь гадость, о том, как хорошо там живется, пока тебя нет. Ну да ладно. Денег заработанных здесь хватит купить иллюзию счастья на несколько дней.
   В колонне заметилось оживление. Орудия БМП и стволы автоматов стали направляться вниз, в ущелье. Я тоже смотрю вниз и вижу как в село, расположенное на дне, входят вооруженные люди. Отсюда они видятся маленькими фигурками. Фигурки перебегают от дома к дому, держа оружие наперевес. Кто это такие не разобрать. Командир решает, что чехи и дает команду открыть по ним огонь. Повторять команду не надо. Рядом со мной захлопал подствольник. Гранаты разрываются внизу. Фигурки ошалело мечутся между домов, пытаясь укрыться. Вокруг заработали автоматы. Я беру на прицел одну из мечущихся фигурок. Как в тире. Они практически не могут причинить нам никакого вреда. Стрелять снизу вверх очень сложно и тем более мы в безопасности, все их пули пойдут поверху. Порожденный безнаказанностью азарт охватывает меня.
   Поймав фигурку на мушку, жму курок. Короткая очередь, и фигурка, дернувшись, падает на землю. Рядом падают еще фигурки. Ищу в прицеле следующую мишень. Где-то позади нас разворачивают миномет. Он еще не готов к стрельбе. Фигурки внизу в большинстве
   попрятались за домами. Несколько продолжают лежать. Кто-то из лежащих пытается ползти. Беру его на прицел. Краем глаза замечаю, как из-за одного дома в воздух с шипением вылетает зеленая ракета. Это наши. Они не успели вовремя обозначить себя. И как результат это побоище.
   Командиры кричат: "Прекратить огонь!" Огонь прекратили. Хорошо хоть миномет не успел начать стрельбу, а то жертв было бы куда больше. Мы стараемся не смотреть друг другу в глаза. Не ожидали, что станем виновниками гибели таких же, как и мы русских солдат. Это ведь оказалась разведка другого мотострелкового полка, который также как и наша бригада шел на зачистку.
   Такие ошибки, в общем-то, не были большой редкостью. Мне и самому не раз доводилось попадать под обстрел своих же. В этот раз нам повезло, им нет. Ошибки не исключены в любом деле. Колонна продолжила свое движение и в этот же день достигла цели. Зачистка села в этот раз прошла для нас к счастью очень успешно и без потерь, так как боевики оттуда заблаговременно убрались, не успев даже наставить мин.
   ОТРАЖЕНИЕ
  
  
   Обстрел продолжался минут двадцать. В течение этого времени на село падали мины, и танки прямой наводкой били по окраинным домам. Теперь пришло время идти пехоте. Со стороны села не стреляют. Тем не менее, перебежками двигаемся по пустырю, разделяющему насыпь, за которой мы залегли от крайних домов. Легко бежать по сухой земле, покрытой свежевыросшей травкой. Особенно легко бежать, когда за спиной осталась одна труба огнемета. Вторую я успешно отстрелял часом ранее.
   Рядом со мной бегут другие солдаты. Несмотря на неоднократные крики командира рассыпаться, мы инстинктивно сбиваемся в кучу, так не так страшно. На ходу стреляем из автоматов вперед. Как правило, не прицельно. Также не прицельно, просто вперед стреляю и я. Пули летят куда-то в село. Автомат дергается в руках, и эта его вибрация помогает побороть мой собственный страх. Дрожь в руках проходит после первых же выстрелов. Теперь я ощущаю, что в руках у меня не кусок металла, а грозное оружие, несущее кому-то смерть. Противное ощущение мишени прошло. Это ощущение давило на меня, когда мы лежали за насыпью, вжимаясь в землю, а над головами с противным свистом летали пули. Еще страшней было, когда мина, выпущенная чехами, взорвалась перед насыпью и осыпала меня комьями земли. Теперь я беру реванш за страх, для этого и стреляю очередями не жалея патронов. Их то много, на всех хватит.
   Перебегаем пустырь. Вот крайний плетень. Одним махом как на крыльях перемахиваю его. Первые дома представляют собой сплошные руины. В них никого нет. Двигаемся дальше. Вот летит граната в окно целого еще дома. Хлопок и вылетают стекла. В доме пусто. В разных концах улицы раздается еще несколько хлопков. Это другая рота проводит зачистку. Раздаются автоматные очереди и эвон разбитых стекол. Кто-то стреляет по окнам. Поднимаю ствол автомата и жму курок. Очередь пошла в целое еще окно. Стекла осыпались. В доме тихо. Выбираю еще целое окно в другом доме и стреляю туда. Та же картина.
   Проходим улицу до конца. Оканчивается она спуском в глубокий овраг, заросший густыми кустами. Боевики пока не обнаружены. Для профилактики поливаем кусты очередями. Тихо. Выходим на другую широкую улицу села. По краю улицы идет канава, по которой сливают нечистоты. По обеим сторонам улицы плетни. Пригнувшись, мы идем впереди остальных подразделений. Вдруг крик где-то сзади, где в полный рост шествует пехота. Один раненый. Ранен в почку. Наверняка где-то там, в кустах залег снайпер. Несколько пуль просвистело и рядом с нами. Не дожидаясь команды, падаем в самое безопасное место: в канаву с нечистотами. От волнения я даже не замечаю противного запаха лезущего в ноздри. Теперь ползком двигаемся по канаве к перекрестку. Там полуразрушенное здание, в нем наш командир хочет засесть и вычислять снайпера.
   От перекрестка, быстрыми перебежками, пригнувшись, по одному забегаем в развалины. Огромная дыра в стене, в рост человека выходит на сад, за которым оканчивается село и начинаются заросли кустарника, откуда работает снайпер. А тот небезуспешно продолжает свое дело. В идущей за нами роте убит командир взвода. Бронетехника никак не может развернуться на узких улочках и брать снайпера, видимо придется нам. Эта мысль повергает меня в уныние. Так хорошо стоять здесь, хоть за разрушенной, но стеной. Надеюсь все-таки, что останусь здесь у пролома прикрывать остальных. А остальные семь человек нашей группы один за другим выскакивают в дыру и залегают между деревьями сада. В доме остались я и командир разведроты. Я осторожно выглядываю в пролом и в то же мгновение пулей вылетаю через него, гонимый пинком командира роты. В свободном полете пробегаю несколько шагов и как куль падаю за толстым стволом яблони. Мимо меня пробегает командир роты. Он залег в неглубокой канавке впереди всех.
   Никто не стреляет. Молчит и снайпер. В кустах, где он находится ничего не видно. Одно зеленое поле. Наконец снайпер, видимо не выдержав, дал о себе знать. Два фонтанчика земли взвились возле моих ног, торчащих из-за дерева. Боюсь, что труба огнемета, висящая на спине лакомая цель для снайпера. В случае взрыва накроет всех. Впереди плетень. Ползком, как ящерица подбираюсь к нему. Защиты никакой, зато меня не видно. Приходит чувство защищенности. Впереди, Туркмен делает быструю перебежку и встает у широченного дерева с раздвоенным стволом. Он кричит ротному, что сейчас снимет снайпера, только увидит его. Ротный остужает лихую азиатскую голову и Туркмен остается на месте.
   Видя, что снайпер не хочет снова обозначаться, ротный предпринимает смелый шаг. Он говорит нам, что сейчас пробежит через сад и вызовет огонь снайпера, а наша задача засечь его. Со словами "А, ладно", ротный вскакивает и зигзагами бежит по саду. Не сбавляя шаг, вбегает в недавно покинутый разрушенный дом. Тишина. Ни единого выстрела. По прежнему лежим, вжавшись в землю.
   Наконец в кустах полыхнуло пламя выстрела. Выстрел не в нашу сторону. Куда-то по пехоте, занимающей дома позади нас. Тут же Андрюха - зам.ком.взвода делает выстрел из подствольника по обозначившемуся снайперу. Нас как прорвало. Очереди из восьми автоматов слились воедино. Даже отсюда видно, как крошатся кусты там, где по нашим расчетам сидит снайпер. Больше выстрелов оттуда не было. Мы продолжаем зачищать село.
   Вроде все спокойно. Боевиков и иных людей по-прежнему не наблюдается. Вот под стволом моего автомата, направленного в землю пробегает курица. Жму курок. Курица припадает, словно вдавленная пулей в землю, летит пух. Пуля прошила её насквозь, и тут же сломя голову продолжает бежать дальше. Живучая тварь.
   Впереди три сбившихся в кучу домиков. Выбираю один из них, где полуоткрыта дверь. Пинком открываю ее и даю очередь из автомата вглубь дома. Резко врываюсь в следующую комнату. Автомат наготове. Из глубины комнаты на меня смотрит грязный бородатый мужик в косынке на патлатой голове. В руках его автомат, направленный на меня. Взгляд бешенный. Тут же жму курок и слышу звон разбитого стекла. Это было большое зеркало, стоящее на тумбочке. Вот это дожил, испугался собственного отражения. Подхожу к другому зеркалу, поменьше, стоящему на столе в комнате и рассматриваю себя. За месяц боев я ни разу не смотрелся в зеркало. Теперь вот нагляжусь. Да, вид ничего не скажешь. То ли грязное, то ли загорелое лицо с козлиной бородой "А ля Хо Ши Мин". Грязная, нечесаная грива волос, клоками торчащая из-под синей косынки. Какие-то безумные и испуганные глаза. С трудом узнаю себя. Когда все это кончится, я вновь приду в нормальное обличие, но сейчас мне страшно смотреть на себя. Какой-то звероподобный облик. Во что я превратился.
   Посокрушавшись над произошедшей метаморфозой, выхожу из дома, даже не прихватив ничего. Настолько расстроился.
   Продвигаемся дальше. Простреливаем почти каждый дом. Дурные новости. Пулеметчик с пехоты, заглотив одеколон, найденный им в одном из домов, решил поиграть в "Рембо". Обмотавшись пулеметной лентой и вскинув ПК на руку, отправился в одиночку ловить снайпера, работавшего в глубоком овраге. Товарищи и молодой лейтенант, его командир не смогли удержать "героя", решившего, что в жизни всегда есть место подвигу. Теперь ни пулеметчика, ни снайпера, все пропали бесследно.
   Больше день сюрпризов не принес и на ночлег мы остались в добротном, не разрушенном доме, где спали на кроватях, под теплыми одеялами. Всю ночь мне снился кошмарный сон. Будто я в теперешнем обличие приехал домой, хожу с автоматом по улицам и никто из знакомых не узнает меня, а мать не пускает домой, как бы я не пытался объяснить ей, что я её сын. Все отворачиваются или шарахаются от меня. Со словами: "Да это же я, вы что, не узнаете!" просыпаюсь.
   Утром, в арыке, был обнаружен труп пулеметчика, пытавшегося поймать снайпера. У него была порублена спина. Обломки ребер, словно крылья торчали из спины. Половые органы отсутствовали, одежда тоже.
   Жизнь, однако, продолжалась и мы из села ушли, оставив его внутренним войскам. Впереди ждало еще много работы.
  
   ПОЧЕТНАЯ ЛЕНТА
  
  
   Дело было летом 1995года, когда бригада наша стояла в районе н.п. Старые Атаги и командовал ею гвардии полковник М. В ту пору, как раз после событий в Буденовске пошла череда массовых увольнений контрактников. Для того чтобы остановить этот отток командование шло на различные меры, подчас и весьма оригинальные. Однажды утром нас построили на плацу ЦБУ бригады. К моменту построения там находился сам командир бригады. Возле него стоял нарытый красной скатертью стол с какими-то бумагами, возле которых возился начальник строевой части. На противоположной стороне плаца стоял ГАЗ-66, приехавший из какого-то мотострелкового батальона. Возле машины стояли двое офицеров из этого батальона и контрактник. Еще неподалеку выстроились солдаты комендантского взвода, с метлами в руках. Мы были в некотором недоумении от ожидавшегося мероприятия. Один из офицеров, приехавших на ГАЗ-66 достал из кузова машины вещмешок и отнес его к столу, покрытому скатертью.
   Представление началось. Командир бригады зычным голосом поведал личному составу, что сейчас состоится торжественное увольнение контрактника из третьего мотострелкового батальона, не пожелавшего служить, как положено до конца срока и разорвавшего контракт. Так как данный военнослужащий своим недобросовестным отношением к обязанностям дискредитировал высокое звание Российского военного, поэтому он и не достоин носить форменное обмундирование. После этих слов солдаты комендантского взвода быстро сняли с увольняемого контрактника форму и оставили его на плацу босиком и в одних трусах. После такого стриптиза увольняемый пошел к столу, а двое солдат комендантского взвода метлами мели следом за ним. Командир бригады объяснил это так: "Мы выметаем его из наших рядов, чтобы и следов его здесь не осталось".
   Однако на контрактника слова командира должного впечатления не произвели. Он счастливо улыбался, что наконец-то уедет из опостылевшей ему горной республики. Мы же, стоявшие на плацу смеялись и с интересом наблюдали продолжение необычного шоу.
   Когда уволенный наконец-то добрался до стола и уже надеялся получить из рук начальника строевой части долгожданные документы, командир бригады продолжил свое выступление. Теперь он взял со стола кусок красной материи и, обратившись к личному составу, произнес, что награждает увольняемого почетной лентой, чтобы дома все знали, как он служил и какими заслугами прославил себя в ходе боевых действий. Комендачи, приняв из рук командира награду, одели ее на награжденного, который видимо из-за природной скромности, вяло сопротивлялся награждению, и уверял в энергичных выражениях, что не достоин такой чести. Наконец награждение состоялось, и все увидели, как грудь героя украсила красная лента, на ней белыми крупными буквами было написано одно единственное слово: "ПЬЯНИЦА". Плац потрясли раскаты смеха. Начальник строевой части наконец-то отдал награжденному его документы. Бывший контрактник взяв бумаги и вещмешок, быстро побежал к ГАЗ-66, матерясь и срывая на ходу почетную ленту. Добежав до машины, он быстро переоделся в гражданскую одежду, что была в вещмешке и вскоре машина увезла его.
   Командир бригады в завершении сказал, что так будут увольнять и остальных контрактников, пожелающих досрочно расторгнуть контракт.
   Подобный способ увольнения был не единственным в арсенале командования. Примерно с июля 1995 года, после позорных событий в Буденовске, командир бригады стал практиковать увольнение "за оскорбление чеченского народа". Под оскорблением чеченского народа подразумевалось хождение полуголыми на виду у жителей окрестных сел. Странно, что при этом командир не замечал оскорбительных надписей на заборах домов, типа "Смерть российским оккупантам" или "Смерть свиньям, свобода волкам!" Излишне, наверное, упомянуть, что под свиньями подразумевались русские, а под волками, конечно же "гордые сыны гор". При следующем командире бригады гвардии полковнике Ц подобные шоу уже не устраивались, то ли из-за зимнего времени, то ли из-за активизировавшихся боевых действий. Тогда уже увольняемым просто делали запись в военном билете, как правило, наискосок по всему первому листу: "АЛКОГОЛИК, НАРКОМАН, МАРОДЕР". Данная запись удостоверялась подписью начальника штаба и скреплялась гербовой печатью части. Однажды я видел и более оригинальную запись, также во весь разворот военного билета: "УВОЛЕН ЗА СРЫВ МИРНЫХ ПЕРЕГОВОРОВ" и также печать и подпись. Пулеметчик второго батальона, обладатель этой записи чрезвычайно ею гордился и всем показывал свой военный билет, чтобы ни у кого не возникло сомнений в его боевых заслугах.
   Увольнению контрактника, как правило, предшествовала его отсидка в яме, где ему предоставлялась возможность обдумать твердость своих намерений. Замечу, однако, что редко кто из желающих уволиться после ямы менял свое решение.
   Как бы там не было, но случай увольнения с почетной лентой показался мне наиболее оригинальным и запомнился надолго. Честное слово, если бы мне при увольнении дали бы такую ленту, я бы не стал её выбрасывать, а с гордостью носил бы ее, какая ни какая, а награда.
  
   ИЗВЕСТНЫЕ СОБЫТИЯ
  
  
  
   Был январь 1996 года наша бригада уже несколько месяцев лагерем стояла у н.п. Шали. Лагерь порядочно врос в землю и покрылся снегом. Жизнь относительно обустроилась. Обустроилась жизнь и в химроте, где мне довелось служить. Кроме трех врытых в землю и относительно благоустроенных палаток у нас в роте еще имелась оружейная комната, представлявшая собой глубокую яму, покрытую шифером. Все это ветхое сооружение имело, однако, деревянную дверь с навесным замком. Ключ от этого замка находился у старшины роты. Кроме того, стоял на краю небольшого лагеря крытый брезентом кузов, где лежало вповалку имущество роты: сапоги, форма и прочее.
   Как уж старшине роты пришла в голову мысль заняться коммерцией неизвестно. Но однажды, в один из январских дней мы перестали получать тушенку, которую выдавали каждый день одну банку на пятерых человек. Старшина объяснил подобную диету перебоями в снабжении. Однако вскоре после начала вынужденного поста в оружейке появились три ящика с водкой, которые старшина регулярно проверял и пересчитывал, куда более добросовестнее, чем находившееся там же оружие.
   Так прошла неделя. В течение этой недели к нам в роту постоянно приходили люди со всей бригады, спрашивали старшину и уходили страшно довольные, унося с собой вожделенную бутылку "огненной воды". Сам старшина и офицеры роты ходили навеселе, и все были довольны, кроме солдат конечно. К вегетарианской диете прибавилось еще и воздержание от курения. А у старшины в оружейке появились новые бутылки спиртного. У наряда, выставляемого на ночь для охраны этой оружейки постоянно чесались руки поживиться сокровищами старшины. И однажды это свершилось.
   Стояли в ту ночь на охране двое огнеметчиков Колька и Витька и двое водителей Олег и Мишка. Водители только получили серьезный нагоняй от техника роты и находились в крайнем возбуждении. Олегу пришла в голову мысль, пользуясь мертвецким сном в офицерской палатке, после пьянки происшедшей там, немного поживиться и выпить бутылочку водки из запасов старшины. Олег справедливо рассудил, что старшина и офицеры вряд ли смогут с утра вспомнить, сколько было выпито и отсутствие одной бутылки не заметят. Весь состав наряда единогласно поддержал такое предложение и через пять минут шиферная крыша лежала на снегу, а Мишка с бутылкой водки в руке вылазил из ямы. Крышу тут же водворили на место, и распили бутылочку, употребив на закуску найденный возле нужника окурок. Однако после выпивки в головы бойцам пришла мысль угостить "братву". Крыша была тут же вновь снята и из оружейки достали ящик водки, который Колька и Витек понесли в палатку огнеметчиков. И тут началось....
   В палатку огнеметчиков набились все солдаты роты, даже срочники Сашка и Вася приняли участие в пьянке. В застольных беседах, не раз недобрым словом поминался старшина роты, продавший тушенку и курево чехам, а теперь спекулирующий водкой (продавал он её по двадцать пять рублей бутылку). Водители в свою очередь стали вспоминать обиды, причиненные им техником роты. Вскоре был извлечен и второй ящик водки. Пьянка набирала новые обороты. В воздухе запахло стихийным бунтом. И вот он разразился. Первым крышу сорвало Кольке он, передернув затвор автомата, вышел из палатки и дал очередь по прицепу, где хранилось имущество. Следом за ним стали палить в воздух оба срочника. От выстрелов проснулись жители офицерской палатки. Еще не придя в себя от пьянки, они увидели вооруженных людей бродящих по лагерю и стреляющих в воздух. Не знаю, что уж они подумали, но первым верно оценил обстановку старшина роты. Он понял, что сокровища его пропали и теперь наверняка контрактники спросят с него за тушенку и курево. Поэтому старшина не мешкая, как был в одних кальсонах и исподней рубахе, босиком убежал в находившуюся неподалеку роту РЭБ, где у него, кстати, и было больше всего клиентов. Командир роты попытался, было образумить своих подчиненных, но тут автоматная очередь пробила верх палатки и ротный, поспешно одевшись потеплее, решил не искушать судьбу и быстренько убежал в окоп, где его было не видать и не слыхать до самого утра. В офицерской палатке остались еще трое обитателей: начхим - молодой майор с непонятными обязанностями, поэтому существо безвредное, молоденький лейтенант-двухгодичник, замполит роты, существо, напротив, в высшей степени полезное, так как оформлял всем отпуска и увольнения, поэтому к этим двум жителям никто претензий не имел и они спокойно продолжали лежать на шконках, не вмешиваясь в естественный ход событий. А вот третий обитатель палатки - техник роты совершенно напрасно надеялся на собственную неприкосновенность, обеспечиваемую погонами прапорщика. Защита эта как выяснилось, была очень уж иллюзорна. Водители, а в особенности Олег, которого техник роты днем назвал непечатным словом и грозился совершить с ним половой акт, за слитую солярку, решили конкретно разобраться со своим обидчиком. Со словами: "Сейчас мы тебя самого отымеем" Мишка и Олег вытащили злосчастного прапорщика из палатки и повалили его на снег. Всю одежду несчастного составляло нижнее бельё. Ему бы бежать, а техник напротив стал призывать своих мучителей к порядку. Не долго думая, Мишка повернул лежащего на земле прапорщика на живот, а Олег сорвал с него штаны и стал тыкать носком сапога в задницу техника. Прапорщик орал, грозился самыми страшными карами обидчикам, но ничего не помогало. Надругательство продолжалось. Вслед за Олегом такую же гнусную и неприятную для техника роты процедуру проделал и Мишка. Хуже всего было то, что на крики потерпевшего сбежались почти все участники пьянки, но вместо оказания помощи лишь надсмехались над несчастным и давали советы насильникам по части техники полового акта.
   Окончив свое богомерзкое дело, Мишка предложил всем желающим воспользоваться прапорщиком, пока тот добрый. Среди огнеметчиков содомитов, однако, не нашлось и техник роты, натянув кальсоны, поспешно скрылся в темноте.
   Колька, решив справить естественную нужду, в окопе обнаружил там свернувшегося калачиком командира роты. Они оба сделали вид, что не заметили друг друга. К ротному Колька претензий особых не имел, поэтому не стал выдавать собутыльникам его местонахождения.
  
   Часа через два, расстреляв по рожку в воздух и окружающие палатки, войско успокоилось и пошло допивать водку, которой осталось еще довольно-таки много. К счастью большинство людей было на операции, поэтому события ограничились только расположением роты. До самого рассвета пьяные контрактники ругались, смеялись и занимались всякой ерундой. Никто из офицеров в роте не показывался.
   Утром, часов примерно в девять, когда все контрактники спали вповалку в палатках беспробудным сном, офицеры потихоньку разоружили их и объявили построение.
   Помятые и толком, не пришедшие в себя контрактники, нехотя покидали свои промерзшие за ночь палатки и неровной качающейся шеренгой строились на снегу. Офицеры и прапорщики роты, воспрянувшие духом подбоченясь и высоко подняв головы, прохаживались перед строем. Так же с гордым и суровым видом стоял техник роты. Контрактникам был устроен словесный разгон. Распалившись ротный не жалел крепких выражений в адрес своих подчиненных. Ему в унисон вторил и техник. Старшина, замполит и начхим молчали с каменными лицами. Из контрактников вместе с хмелем вышла и вчерашняя удаль молодецкая. Они стояли, понурившись и опустив головы. Олег и Мишка подобострастно елейными голосами утверждали, что больше не будут. Окончив свою нравоучительную речь, ротный распустил войско.
   Результатом бурной ночи явилось выведение из строя электрической проводки в палатке огнеметчиков, многочисленный дырки в палатках и порванный в клочья брезент на прицепе с имуществом. Старшина, лишившийся в одночасье своих сокровищ, удалился в прицеп для инвентаризации оставшегося добра. Техник роты с энтузиазмом принялся осматривать машины, при этом, на чем свет стоит крыл Мишку с Олегом и те покорно сносили оскорбления и с энтузиазмом копались в моторах. Огнеметчики разошлись в палатки в ожидании дальнейших действий. В общем все окончилось довольно благополучно.
   Однако не бывает, худа без добра. Теперь все недостачи в вещевом имуществе старшина списывал на "известные события". Даже отсчет времени в роте стал идти так: " До известных событий " и после "Известных событий". Сами "известные события" покрылись легендами и мифами и с присовокуплением невероятных подробностей рассказывались всем новичкам.
  
  
   ПРАЗДНИЧНЫЙ ОБЕД
  
   Тридцать первое марта 1996 года. День этот запомнился мне наверное на всю жизнь. В те дни мотострелковая бригада, в которой я служил, успешно продолжала операцию по зачистке Веденского района на предмет подписания мирных договоров с администрацией сел, осчастливленных нашим пришествием. Как выглядело подписание мирных договоров, я толком не могу объяснить. Села, где находились боевики, брались с боями. Жителей там уже не было и кто, с кем что подписывал я затрудняюсь сказать. Те же села где боевики не обнаруживались, проходились войсками без остановок.
   В тот достопамятный день, разведгруппа в состав которой я был включен командиром роты за вольнодумство, утром выдвинулась пешком прокладывать путь колонне к горному селу Центорой. Как обычно разведчики разделились на две группы по десять человек и стали прочесывать лес с обеих сторон от горной дороги. Все складывалось очень удачно. День был теплый и солнечный. Уже прошло часа три, как мы вышли, и никаких людей и жилищ на пути не встречалось. Солнце порядочно поднялось над горизонтом и становилось жарко. Наконец мы увидели в низине по правую сторону дороги небольшое село. Командир долго смотрел на карту, но никак не мог найти там этот населенный пункт. Плюнув на все и спрятав карту обратно в наколенный карман брюк, командир разведроты решает пройти село. Мы спускаемся по довольно-таки крутому склону вниз. Село как вымерло. Домов совсем мало. Они расположены в один ряд по обе стороны дороги. Нестройной толпой мы идем по сельской улице и глазеем по сторонам. Нет, село не вымерло. Вот кто-то копается в огороде. Это две старухи возятся в земле. На крылечке, опершись о клюку, сидит седобородый аксакал и куря сигаретку, наблюдает за ходом работ. Командир подходит к нему и уточняет название села, после чего с удивлением смотрит на карту. Там это село вообще отсутствует.
   Убедившись в отсутствии боевиков, выкарабкиваемся обратно на дорогу. Теперь наш путь извивается по склону горы. Дорога делает поворот и открывается чудесный вид. С правой стороны глубокое ущелье, дорога походит по его краю. На противоположной стороне ущелья - гора, с редкими деревцами. Слева дорога ограничивается отвесной стеной. Разведрота разделилась на две группы. Первая, в которой я находился, вышла на поворот. На открытое место. Вторая группа, та, куда был придан Туркмен, осталась перед поворотом. Они залегли за пригорком. На вершине горы, что по ту сторону ущелья, между деревьями видны четыре маленьких человеческих фигурки. Расстояние большое и они видятся отсюда величиной со спичечный коробок. Мы останавливаемся, садимся на землю спиной к стене и лицом в сторону горы. Командир пускает зеленую сигнальную ракету. Он полагает, что люди на горе - наши и дает им сигнал, что и мы тоже свои. Человечки на горе, увидев ракету, засуетились. Командир ждет ответного сигнала с их стороны. Его нет. Командир запускает вторую ракету. Ответа нет. Пошарив в разгрузке и не найдя больше ракет, командир говорит зам комвзводу, чтобы тот просигналил. Человечки на горе однако, прекратили суету и попрятались между деревьев. Замок достав ракетницу поднимает ее вверх. Хлопок. И тут я понимаю, что это не выстрел ракетницы. Со стороны горы в нашу сторону медленно летит черный предмет. Люди на горе произвели по нам выстрел, и именно этот хлопок я и слышал. Летящий предмет приобретает очертания. Видна головная часть предмета конусообразной формы и большие хвосты оперения. Я с ужасом понимаю, что предмет летит прямо на меня. Это ПТУРС (противотанковый управляемый реактивный снаряд) он наводится по проводам и поэтому скорость его относительно невелика. Время для меня замедляет свой бег. Доли секунды полета снаряда кажутся минутами. Я отчетливо вижу его приближение. Сейчас, сейчас он взорвется, и от меня останутся клочки. Понимаю, что с двумя огнеметами за спиной я представляю лакомую мишень для стрелков, тем более видно их за версту. В безнадежной попытке избежать гибели падаю лицом на землю, прикрыв голову руками. В момент падения вижу и ощущаю как хвостовое оперение снаряда проносится в сантиметрах десяти от правого уха. Время останавливается. Лежа, вжавшись в землю, жду взрыва, после которого смерть. В голове только молитва "Господи! Прими меня к Себе!" Оглушительный хлопок рядом позади меня и мысль: "П...ц". Сразу же после взрыва чувствую теплую кровь на левой щеке и звон в голове. Теперь ясно, что жив. Мгновенно вскакиваю на ноги. Тут приходит понимание того, что после взрыва снаряда прошло уже порядочно времени, а не доля секунды как мне казалось. Первое что бросилось в глаза - то, что наших нет. Хотя не совсем, вот метрах в десяти лицом вниз лежит Серега, срочник. Да и я сам, оказывается, лежал лицом в противоположную сторону. Взрыв развернул меня. В метре от того места, где я лежал, в отвесной глиняной стене воронка, глубиной около метра, проделанная снарядом. Снаряд летел с правой стороны, а кровь течет из левого уха и левой щеки. Автомат, огнеметы и "лифчик" с магазинами раскиданы вокруг, на голове не обнаруживаю вязаную шапочку. Да хрен с ними. Хватаю автомат и "лифчик" и секунду колеблюсь, брать ли огнеметы, они тяжелые и будут мешать бегу. А я собираюсь уносить от сюда ноги. Тем более что люди на горе опять что-то зашевелились, не иначе опять будут стрелять. Все-таки взяв огнеметы, убегаю со всех ног к холмику, за которым как я вижу, залегла разведгруппа. Они словно забыли про меня и Серегу, который до сих пор не подал признаков жизни. Пробегая мимо Сереги, толкаю его ногой в туловище. Он поднимает голову.
  -- Серега! Живой! - кричу ему. Он поднимает голову и безразличным голосом дает утвердительный ответ. - Бежим Серег, наши уже все убежали.
   Серега, однако, продолжает лежать. Пинками пытаюсь поднять его, но безрезультатно. Время дорого, человечки наверху горы активизировались. А наши? Наши спокойно лежат на холмике, заняв безопасную позицию и не приходят на помощь. До них каких-то сотня метров. Но как её пройти с Серегой, который видимо, контужен и сам не пойдет. Хватаю его за воротник бушлата одной рукой и за ремень другой и волоку по земле. Он стонет. Тут где-то сверху раздается хлопок. Это выстрелян еще один ПТУРС. Все страх берет свое. Бросаю Серегу и бегу под прикрытие холмика к нашим. В это время раздается еще один взрыв ПТУРСа. Подбежав к лейтенанту, говорю ему, что Серега остался лежать и надо его забрать. Лейтенант удивлен, что Серега жив и дает команду забрать его. Первым подрывается Туркмен, вместе с ним еще двое - снайпер Сашка и зам комвзвода Женек. Четвертым побежал и я бросив огнеметы лейтенанту. Серегу вытащили удачно, без происшествий. Ясно, что он серьезно ранен в почки. Видно как его бушлат в поясе пропитывается кровью. Он не может двигаться. Только говорить, но говорит мало. Санинструктор вкалывает ему прамидол. Кто-то тащит жерди и делает импровизированные носилки. Раненого уносят на них в сторону подъехавшей бронетехники.
   Теперь я ощущаю, как сильно звенит моя голова. Я почти перестаю слышать. Ощупываю голову. Так и есть, в левой щеке под кожей застрял осколок величиной с дробину, на затылке тоже вздулся нарыв, там тоже маленький осколочек. Еще лопнула барабанная перепонка в левом ухе. Больше кажется, ничего не пострадало. Становится ясно, какой опасности я избежал и от осознания этого закатываюсь истерическим смехом. Возле кружится Туркмен. От него узнаю, что нас сочли убитыми и бросили. Пролежал я оказывается около десяти минут без сознания. А мне казалось, что я вообще его не терял. Для меня от взрыва и до настоящего момента не прошло и минуты. Ко мне подходит санинструктор и что-то говорит, что я не слышу. Он смотрит на ухо и на места, куда попали осколки. Лейтенант в это время по рации пытается выяснить, кто же нас все-таки обстрелял. До сих пор все полагают, что это были наши, т.е. какой-то соседний полк или бригада, принявшие нас за чехов. Выяснилось что это не наши, а чехи, поэтому вызван танк. С третей попытки танку удается заехать на холмик, за которым недавно лежали разведчики и сделать несколько выстрелов. Командиры совещаются между собой, как и куда дальше идти. Ко мне вместе с Туркменом подходит санинструктор. Они долго объясняют мне, что сейчас я поеду на базу, а там возможно в мед роту или госпиталь. В данный момент я плохо соображаю и почти ничего не слышу. Туркмен забирает мои магазины, и я сажусь на БМП идущее в сторону лагеря. По дороге движется много бронетехники. Я рад, что не пойду сегодня дальше, так как на меня напал дикий страх. Я все время вспоминаю этот снаряд летящий прямо в меня. Перед глазами стоит хвостовое оперение так четко видимое мною. Я чувствую, что не смогу идти дальше. Голова звенит все сильнее. Мы проезжаем через какой-то поселок и останавливаемся возле командирского БТРа. Дальше БМП не пойдет. Командир бригады полковник Ц спрашивает меня, откуда я и что случилось. Объясняю, что попали под обстрел и меня как раненого отправили назад. Командир бригады о чем-то говорит с окружающими его офицерами. У меня сложилось впечатление, что они не в курсе что происходит. После недолгого разговора командир продолжает прерванное занятие - стрельбу по птицам из пистолета с глушителем. Вскоре командир на БТРе уезжает в лагерь. Я тоже еду с ними. Меня начинает трясти и мутить. По приезду в лагерь, осматривавший меня врач, спросил, полечу ли я "вертушкой" в бригаду. Соблазн велик, но почему-то кажется, что если сейчас я улечу, то так и останусь навсегда один на один с этим животным страхом. Я отказываюсь и лежу в палатке, мне поставили капельницу с какой-то жидкостью. Я в палатке один. В голове прокручиваются подробности последнего часа. Все больше и больше осознаю, как близко я был от гибели. Если бы снаряд был фугасный, а не кумулятивный, то меня бы разорвало в клочья. А так только контузило и поранило осколками корпуса, которые и застряли в левой щеке и затылке. Серега, похоже, не выжил, в тяжелом и бессознательном состоянии он "вертушкой" был отправлен в госпиталь, а долетит ли, то Богу ведомо. Осколками этого же снаряда ему сильно пробило почки. Где-то рядом раздаются громкие хлопки, и чувствуется вибрация земли. Меня бросает в дрожь, неужели опять обстрел? Хватаю автомат и вжимаюсь в пол палатке. Вошедший в это время санитар, успокаивает меня. Оказывается, это рядом с палаткой стреляло наше БМП. На склоне горы заметили чехов, вот их и накрыли.
   Вместе с жидкостью в капельнице закончилось и лечение. Сижу возле палатки и курю сигаретку. Мысли ни о чем, только звон в голове, из-за него почти не слышу музыки, раздающейся из приемника. Тут появился Толик, мой старый знакомый, личный повар командира бригады. В руках у него два котелка. Он ставит их передо мною и говорит, что командир сказал ему накормить меня обедом из его кухни. Вот это воистину праздничный обед. В одном котелке чудесный борщ с мясом, от которого я так отвык. В другом - вермишель с тушенкой. Белый мягкий хлеб. Еще Толик достает из карманов пачку чая, сахар и печенье. С радостью и диким аппетитом накидываюсь на этот праздничный для меня обед. Как вкусно. Наверное таким радостным и счастливым я не чувствовал себя ни на одном застолье. Ем один. Не обращаю внимания на окружающих сослуживцев. Да пошли они. Могу же устроить себе праздник. По приемнику передают новости. Оказывается, сегодня закончилось подписание мирных договоров и в Чечне воцарил мир и конституционный порядок. Как бы для иллюстрации этого сообщения над нами пролетела пара штурмовиков бомбить горы. Душа моя ликует. Я счастлив как никогда и искренне благодарен полковнику Ц за обед. Вкуснее я наверное ничего в своей жизни не ел.
   После обеда вместе с ребятами заварили душистого, ароматного чая. Я почти счастлив, если бы только не страх, страх перед летящим снарядом, запавший в душу.
   Все проходит, прошел и страх и боль. Спустя несколько дней осколки вылезли из нарывов. Барабанная перепонка заросла, многое забылось, а вот этот праздничный обед помню уже несколько и наверное буду помнить всю оставшуюся жизнь.
  
  
   ПРАПОЩИКИ ЗАЛЕТЧИКИ
  
  
   Хмурым дождливым утром разведка рассаживалась на броню. Предстояло опять идти впереди колонны, которая тронется несколькими часами позже. Выезжаем как обычно двумя машинами. БМП стоят наготове. Сейчас, наверное, тронемся. Откуда ни возьмись, появляется Юрка - срочник и с ехидной улыбкой на грязном лице сообщает, что с нами в разведку пойдут три прапорщика, которые сидят в яме. И якобы
   Командир бригады приказал никакого оружия кроме гранаты и "мухи" им не выдавать. А наказаны они так за то, что по пьянке издевались над срочниками, своими подчиненными. А сами прапорщики с ПХД (кухни).
   История эта выглядела малоправдоподобной, хотя, да пьянка прапорщиков с последующим беспределом имела места и вроде бы виновные действительно сидели в яме, но что бы вот так их отправят с разведкой почти без оружия выглядело фантастичным. Не сорок первый год же в конце концов.
   Однако слова Юрки подтвердились буквально через мгновение. В сторону нас нестройной колонной, с трудом передвигаясь по вязкой глине, двигались трое небритых прапорщиков с сизыми носами, ведомые
   конвоиром из комендантского взвода. Грешники поеживались и кутались в бушлаты. Конвоир подвел своих подопечных к командиру разведроты, и тот распределил внезапно свалившееся на его голову подкрепление по машинам. Прапорщикам действительно было выдано по "мухе" и две гранате. Двое прапорщиков разместились на первой машине, а третий сел на нашу машину. В "падшем ангеле" я с удивлением узнал своего бывшего командира огнеметного взвода. Он командовал нами несколько дней, после чего был переведен начальником столовой. Вот так встреча. Бывший командир подтвердил сказанное Юркой, при этом подчеркивал, что он лично попал в яму случайно, а били срочников и стреляли над их головами из автомата те двое других прапорщиков. Думается, что те двое рассказывали и про него нечто подобное. Каким-то образом про их пьяные забавы узнал командир бригады и вот итог - после трех суток в яме они отправлены на такое исправление. В качестве альтернативы им было предложено возбуждение уголовного дела за злоупотребление служебным положением и превышение власти. Прапорщики единодушно выбрали первое.
   Когда БМП подъехали к нужному место, и мы спешились, командир разведроты распределяя группы и ставя задачи, дал указание поставить прапорщиков впереди, сразу же за сапером. Патроны всем дослать в патронник, саперу и разведчику идущему следом за прапорщиком снять предохранитель и с ехидной усмешкой пояснил: в случае чего мочите сразу прапорщиков. Кандидаты на мочение угрюмо поплелись пешком впереди разведгрупп.
   Ходили прапорщики-залетчики с разведкой где-то около недели. Ничем особым себя не проявили, да и боев больших не было, а в тех мелких перестрелках постоянно прятались. На третий день, когда появились раненые, прапорщикам, как твёрдо вставшим на путь исправления, выдали автоматы. А через четыре дня после этого сочли их исправление оконченным и грешники были вновь допущены в свой рай, то есть кухонное и складское хозяйство.
  
  
  
   КОМАНДИРСКАЯ КУХНЯ
  
  
  
   Солдатская мудрость рекомендует держаться подальше от начальства и поближе к кухне. А мне вот случилось попасть на кухню и при этом ближе некуда к начальству - на личную кухню командира бригады полковника М., слывшего большим бабником и самодуром.
   Случилось это знаменательное событие летом 1995 года. Это было время после Буденовска, и активность наши войска не проявляли. Наступило очередное непонятное и одностороннее перемирие. Огнеметный взвод, в котором я служил, за ненадобностью убрали с блокпоста у Гикаловского, где мы неплохо, в общем-то, проводили время, охраняя тылы бригады и сопровождая колонны в Грозный. Теперь началась рутинная служба в хим.роте, состоявшая из караулов и работ. Уборок и окапывания и прочего армейского время провождения. Через пару недель от такой жизни я дико заскучал, не могла развеять тоску и водка, которую иногда привозили водители водовозки. Однажды, будучи в угрюмом расположении духа, я обратился к командиру роты с просьбой перевести меня в пехоту. Ротный конкретно ничего не пообещал, но и не отказал в моей просьбе.
   Прошло несколько дней. Однажды утром придя с совещания, командир роты повел меня на ЦБУ (центр боевого управления). На вопрос, зачем мы туда идем, ротный сказал, что я же сам хотел перевестись из роты, вот и дождался. На ЦБУ мы подошли к коменданту, возле которого уже стоял солдат-срочник и какой-то дядя - контрактник алкогольной внешности. Ротный без всяких объяснений передал меня коменданту и быстро удалился. И тут выяснилось, что перевели меня не в пехоту, как я просился, а на кухню к командиру бригады. Известие сие повергло меня в уныние. Я тогда только начинал службу и жаждал романтики, а тут на тебе - кухонным работником. Мысли эти высказывать вслух я не стал, но твердо решил при первом же случае вырваться оттуда.
   Тем временем комендант отвел нас к палатке, из которой чадил солярочный дым. Из недр палатки вылез сухонький, старенький контрактник со сморщенным загорелым личиком. Он был голый по пояс, сильно загоревший и покрытый сажей. Теперь наше войско комендант передал этому кухонному мастеру. Он представился Толиком - поваром командира бригады. С ним вместе на кухне ковырялся срочник Леха, с отсутствующим взором он машинально мыл тарелки в грязном чане. Второй срочник, пришедший со мной оказался Женька из третьего батальона, а контрактника звали Олег, он был поваром второго батальона. Обязанности наши состояли в обслуживании командирской кухни и столовой. Срочника Женьку сразу же поставили официантом, он должен был подносить тарелки командиру и его приближенным, я напросился на посудомойку, так как больше все равно делать ничего не умел, а таскать тарелки командиру это уж слишком. Олег понятно стал помогать Толику по стряпне. Толик из какого-то мешка достал нам белые нижние рубахи и объяснил, что теперь это будет наша униформа и если полковник М увидит нас без нее, то посадит в яму, как наших предшественников. Пришлось надеть исподнюю рубаху и идти на помощь Лехе. Леха по-прежнему стоял прямо, как лом проглотивший, и методично протирал тарелки. Из разговора с ним я узнал его удивительную судьбу. Оказалось, что он второй раз уже попал сюда на кухню. Здесь он начал свою службу в Чечне. Однако, через некоторое время у полковника М случился сильнейший понос, мучивший его несколько дней подряд. Угрюмо сидел в столовой грозный командир, размышляя над причинами подобного недуга. Женька же в это время расставлял на его столе тарелки с обедом. К его несчастью взгляд полковника упал на ногти Женьки с траурной каемкой. В болезненном мозгу командира вмиг сложилась логическая цепочка умозаключений. В траурных ногтях Женьки он увидел причину расстройства желудка. Тарелки полетели в горе вредителя, так коварно подорвавшего здоровье командира мотострелковой бригады выполняющей ответственную боевую задачу. Что последовало дальше нетрудно догадаться. Женька тут же был водворен в яму, откуда дня два спустя переведен в минометную батарею. А там судьба его сделала крутой вираж. Десантникам, которые должны были высадиться в горах, на усиление придали минометный расчет, в который входил Женька. В горах вертолет разбился. Причины толком никто не знал, Женька тоже ничего путного пояснить по этому поводу не мог, хотя из всех находившихся в вертолете живым остался он один. Причиной своего чудесного спасения он считал одетый бронежилет. При падении Женька все-таки повредил позвоночник. Отлежав некоторое время в госпитале Женька, несмотря на то что с трудом сгибался и не мог поднимать тяжести, комиссован не был, а снова попал на командирскую кухню. Теперь держали его на посудомойке, подальше от высочайшего взора. Моя задача заключалась в помощи Женьке в тяжелых работах, то есть я таскал ему воду. Всю грязную, но легкую работу Женька добровольно взвалил на себя.
   Леха был человеком еще более занимательной судьбы. Он представлял из себя экземпляр грамотного, но несколько наивного молодого человека. Его родители умудрились приехать к нему и остановиться жить в чеченской семье в Гикаловском. Дальше все развернулось в духе того времени и реалий непонятной войны. Леха несколько раз наведывался в гости в дом, где находились родители, познакомился с хозяевами - чеченами и те стали склонять его к дезертирству. Надо заметить, что в ту пору дезертиры с чеченской войны объявлялись, чуть ли не национальными героями. Престижнее считалось бросить своих товарищей, чем честно выполнять настоящую мужскую работу. Кто не верит мне, почитайте свободную и демократическую прессу тех дней. Одним словом Леха решил стать очередным "национальным героем" и поддался на уговоры чеченов. Они обещали ему и его родителям устроить быструю и надежную доставку домой. Договорились, что Женька в уплату за их услуги оставит им свой автомат. В назначенный день он, взяв с собой автомат, и под покровом ночи пришел к гостеприимному дому. А там ждал его весьма неприятный сюрприз в виде поджидавших его боевиков. Родители были взяты заложниками, и быть бы Лехе и его легкомысленным предкам, поддавшимся уговорам "мирных чеченцев" вкупе со "свободной" прессой очередными рабами. К его счастью, за ним с самого начала следили "особисты", они то и арестовали всю гостеприимную семью и боевиков. Как часто было в то время, боевики и хозяева, вскоре разошлись, одни в горы, другие домой. Родители несостоявшегося дезертира, на чем свет стоит, кляня "правдивых" журналистов, вещающих о зверствах военных в Чечне и благородстве боевиков, уехали на родину, а сам Леха, прошедший в яме курс лечения от пацифизма, попал на кухню. Нет, худа без добра.
   Олег просто был пьяницей, неоднократно и безуспешно кодированным дома от своего недуга. На кухню его отправил командир батальона, так как военная служба не смогла заставить Олега избавиться от пагубной привычки.
   Наш начальник Толик оказался почти, что моим земляком, что нас как-то сразу сблизило. Он с самого начала начал службу личным поваром командира бригады. Был он уже стареньким для солдата - сорок лет. Мужичком он оказался добрым, склонным, как многие алкоголики, а на гражданке он им и был к философии и самоанализу.
   Жить поселились мы вместе с Толиком в огромной яме покрытой большим куском брезента. Ложем нам служили ящики со всевозможной провизией. При виде этого добра, мое дурное и унылое настроение стало потихоньку улетучиваться. Обед окончательно развеял его. На обед командиру поданы были жареные котлеты. Конечно же они достались и нам. После скудной солдатской пищи - пшенки, сечки да перловки это было настоящее яство.
   Я смирился с участью кухонного работника и в общем-то был вполне доволен. Дня через два мои недавно спадавшие брюки с трудом застегивались в поясе. Во время трапез полковника М я благоразумно прятался в яме, где жил и вылазил оттуда после его ухода.
   Однако через неделю фортуна повернулась к нам другим боком. У полковника М, было правило: еда должна подаваться без промедления и горячей. А прийти есть, полковник М мог в любое время. Распорядка для него не существовало. Толик, зная о привычках командира, всегда держал порцию в духовке. В тот злополучный день после обеда, на котором командира не было, так как он был где-то на выезде, Толик и Олег уехали получать продукты. Мы, с Лехой курили на солнышке, а Женька как обычно мыл тарелки. Громом небесным показался нам шелест колес БТРа, на котором приехал командир. Он решительным шагом направился в столовую. Вскоре оттуда раздался начальственный рык. Я, смекнув, что дело неладно и голодный командир подобен голодному льву, поспешно ретировался в густые кусты, окружавшие кухню, и оттуда стал наблюдать за дальнейшим развитием событий. А события развивались более чем драматично. Никто из нас не знал, где именно Толик хранил командирскую еду, да и желания попадать на глаза разъяренному М ни у кого не возникало. Когда в столовой стали переворачиваться столы и стулья, Леха подбежал к плите и стал лихорадочно искать тайник с едой. За этим занятием и застал его М. На беспутную голову Лехи, тут же подобно каске была одета пластмассовая миска. Затем командир решительным шагом прошел на посудомойку и тут, увидев своего "отравителя" моющего посуду остолбенел. Дальше М разразился гневным монологом, после чего пришли солдаты с комендантского взвода и оба кухонных работника тут же были водворены в яму, которая, кстати, находилась в нескольких метрах от кухни. Я встретил приехавших с продуктами Олега и Толика и поведал им о происшедших бурных событиях. Через несколько часов комендант отправил меня и Олега обратно в свои подразделения. Туда же, спустя несколько дней из ямы отправились и Леха с Женькой. Толик, по-прежнему продолжал кормить командование.
   С Толиком мы вновь встретились полгода спустя и опять на кухне. Тогда мы стояли на территории одного из Уральских полков, готовясь идти на зачистку Веденского района. От нашей роты на кухню к командиру бригады, теперь уже полковнику Ц, должен быть выделен один человек. Новый командир роты, зная от старого о моем кухонном прошлом, отправил меня туда. Я уже к тому времени хлебнувший военного лиха и избавившийся от ложной романтики, с радостью согласился. Через пару часов я с гордостью носил поверх бушлата белую исподнюю рубаху. В этот раз я продержался в столь хлебном месте всего лишь два дня. За это время я отъелся, ужасно возгордился. Стал дерзить командиру роты, что и привело меня в конечном итоге к попаданию в разведку.
  
   ТУРКМЕН
  
  
   Несколько слов о Туркмене, так часто упоминаемом в записках как мой напарник. С этим человеком военная судьба упорно сводила меня в течение полугода. Вся ирония заключалась в том, что трудно было бы разыскать двух более противоположных по характеру и жизненным установкам людей, чем мы. И вот мы вынуждены совместно сотрудничать. Трудно сказать, чем мотивировалось решение командира прикомандировывать нас в паре. Ни дня, когда мы были вместе, не обходилось без ругани, по самым пустяковым причинам. Но, тем не менее, Туркмен это тот человек, с которым действительно пойдешь в разведку и в ком можно быть уверенным как в самом себе. Итак, о нем.
   Туркмен и в самом деле был бывшим гражданином Туркменистана, более того, он и срочную службу проходил в Туркменских погранвойсках. Он еще любил показать свой военный билет с соответствующими записями. Было ему в ту пору около 25 лет. Богатырского телосложения, с типично азиатским лицом, несмотря на чисто русские имя и фамилию. По-русски говорил свободно, но с сильным акцентом. Бог весть, какова была его национальность, но, несмотря на все его уверения в славянском происхождении, кличка "Туркмен" закрепилась за ним. Он и был туркменом по характеру и обычаям, даже обрезан. Хотя и уверял, что к религии это отношение не имеет. Вообще к религии и чисто духовным сферам он был не просто равнодушен, а, пожалуй, и враждебен.
   Впервые появился у нас в роте он где-то в ноябре 95. Тогда я впервые увидел его, когда он с двумя вещмешками всякого добра после госпиталя возник у нас в палатке, я подумать не мог, что мы станем "злейшими друзьями". А так и вышло. Ну ничего общего между нами не было.
   Туркмен по натуре своей был сугубый материалист и хозяйственный мужик до мозга костей. Сферой его интересов было стяжание материальных благ, насколько это, конечно, стало возможным в той обстановке. Содержимое пресловутых двух мешков, привезенных из госпиталя, составили какие-то тряпки и солдатское одеяло. Добыто это добро было в госпитале во время лечения от "желтухи". Весьма удивительно, что такие коммерческие способности не нашли своего применения в гражданской жизни.
   Мечтой жизни его было заработать денег побольше и построить свой собственный дом, именно дом и именно построить. Долго и упорно, в течении нашего знакомства он объяснял мне все тонкости исполнения своей мечты. Казалось, что рассчитано было все до последнего гвоздя. Рассказы сии навевали на меня дикую тоску. А больше говорить с ним было не о чем. Главной, бесившей меня, чертой являлась пламенная нелюбовь к книгам и вообще всяческим носителям информации. О, сколько из-за этого происходило скандалов. Однажды, находясь на блок-посту, Туркмен использовал для гигиенических целей, найденную мной книгу "Угрюм-река". Скандал был грандиозный. Более того, он еще и гордился уничтожением книги.
   Еще злило меня упрямство Туркмена и патологическая страсть к порядку. Из палатки он сделал подобие юрты и вечно восседал по-турецки, с видом восточного хана на спальном мешке. Однако, нельзя не заметить, что страсть к порядку имела и положительные стороны. Все-таки приятно жить в чистой и благоустроенной палатке. А в рытье земляных ночлежек он не имел себе равных. Шедевром его копательного зодчества явился окоп с очагом и спальной нишей. Он неоднократно предлагал мне поселиться в нем, но, памятуя о его скандальном характере, я благоразумно откопал себе отдельную земляночку, пусть и менее комфортную. Каким-то хобби было и заготовка дров. В их пилении он не имел равных. Распилка доставляла ему какое-то непонятное мне удовольствие. Он наверное сутками мог пилить их. Одна беда, трудновато было найти партнера на такое занятие на целый день. Тем более все его не устраивали, то пилу не так тянет, то не так держит, и т.п.
   Отличала Туркмена и любовь к оружию. С первых же дней занялся он изготовлением "рейнжерских" приспособлений. Соединил вместе не два, а сразу три магазина, обмотал жгутом приклад АКС, отчего автомат его стал напоминать фантастическое оружие из компьютерной "стрелялки". На цевье было выцарапано ЮЛЯ.
   Тайна этой надписи разрешилась быстро. И тут открылось человеческое лицо Туркмена. Оказалось, что у этого мужлана, ну кто бы мог подумать - неразделенная любовь, которая доставляла ему не меньше страданий, чем Шекспировскому герою. Корявыми, но искренними словами была поведана эта The lave store Туркмена и неизвестной Юли.
   На мой взгляд, здесь материалистом оказался Ваш покорный слуга, вся эта история яйца выеденного не стоила. Но чужая душа - потемки, и что для одного пустяки - дело житейское, другому - муки и душевные страдания.
   Как я понял, мой "злейший друг" собирался жениться на этой Юле и года два за ней ухаживал. И представьте себе: у них ничего не было!!! Он к свадьбе ее готовил. Вот и доготовил. Устроил тест на верность. Перестал встречаться какое-то время, а потом "застукал" как она с кем-то целовалась. И все. Развод и девичья фамилия.
   Она ему: "Прости, извини. Я тебя люблю, но думала, что ты меня бросил!"
   А он: "Все кончено между нами!"
   И вроде все нормально, и "пломба" не сорвана и любовь обоюдна, а Туркмен в страшной тоске здесь. Вот сюрприз. Уж от кого ожидать, да только не от него. И ведь любит, даже имя вон на автомате написал, и она вроде как любит, даже письмо прислала, а простить не может. Письмо, так не читая и сжег.
   А уж как заговорит о ней, так и преображается весь, даже акцент пропадает.
  -- А приедешь домой, может, и закружишь обратно с ней? - Спрашивал я его.
  -- Нет, Паша, я не могу простить измены.
  -- Да какая измена? Подумаешь, поцеловались, и что, свету конец?
  -- Нет, я ей доверял. Я ее для себя, для свадьбы берег. Я, я,.... И т.д. и т.п..
   Черти что! Говорят женщин не понять, а мужиков, пойди тоже пойми. У меня тоже "в миру" не все гладко было с этим делом. Ну, так я там свою девчонку вообще под и над другом не раз заставал. Да они меня еще и посылали куда подальше. И что? И уходил. Да за ней еще бегал, а она от меня. Вот это я понимаю, неразделенная любовь. Хотя может и наоборот, разделенная на три и более. Я тогда тоже ту девушку вспоминал, а что хотите, любовь зла - полюбишь и козла. Письма писал, ответа так и не дождался. Автоматное цевье, правда, не портил, но и имя подлиннее было, если бы только на прикладе может, поместилось бы. Ну да ладно, не обо мне сейчас речь.
   Так вот насчет автомата. Туркмен мало того, что его преобразил до неузнаваемости, он еще и "разгрузку" самодельную где-то достал. Вида весьма жалкого. Но день упорного труда и выглядела она как новенькая. Выглядел он в своем облачении весьма устрашающе. И на словах был герой хоть куда. Обычно словами у многих все и заканчивается. И здесь, грешным делом мне, да не только мне, казалось, что эта бравада, словами и закончится. Но и тут Туркмен разрушил сложившиеся стереотипы и преподнес сюрприз.
   Храбрость его граничила с "отмороженностью" и бесшабашностью, плюс полное отсутствие дисциплины, которое проявлялось в стремлении увильнуть, от скучных и бессмысленных, по его мнению, стояний на посту. Ночью он был практически неподъемен, и каждая побудка его на пост происходила с сильнейшей обоюдной бранью. Шла буквально посекундная тарификация времени отдыха и времени службы. Плюс еще долгие сборы. Одевался на пост он как девушка на свидание. Но что касалось "боевых". Тут откуда только прыть бралась. Только кликнут куда ни будь на выезд добровольцев, он уже первый бежит. Хоть зовут, хоть не зовут. Делом чести, да да, вот так без кавычек, для него было участие в реальных боях. После своего первого попадания в перестрелку он совершенно серьезно сказал:
  -- Вот, теперь можно в военный билет писать "принимал участие в боевых действиях", теперь мне не стыдно будет эту запись иметь.
   Вот тебе опять же загадка. Вроде и сугубо заземленный человек, а есть в душе романтические струнки. Другой бы как, был да был. А довелось ли воевать непосредственно, да какая разница. Главное ведь свои задачи выполнял. Армия механизм, где каждая деталь нужна. И без повара с писарем не повоюешь. Все нужны на своем месте. А Туркмену именно бой подавай.
   Не забуду, как однажды, во время обстрела из минометов, Туркмен травил байки лежа на травке под солнышком, в то время когда в опасной близости разрывались мины, поднимая в воздух комья грязи и осыпая их на нас. В другой же раз он с полной серьезностью спросил:
  -- Паша, вот если что со мной случится, ты за меня будешь мстить?
  -- Нет конечно, - отмахнулся я, - нужен ты мне очень. Хоть отдохну наконец-то.
  -- А я буду, за тебя, - ответ не носил и намека на иронию.
   Вскоре мне и представился случай убедиться в его правдивости. Когда меня ранили, то по рассказам очевидцев, он первый бросился за мной, не дожидаясь команды.
   С "боевых" он всегда привозил целый воз всякого барахла, набивая им почти весь десантный отсек БМП. Жадность Туркмена равнялась его смелости. Однажды, он даже отступая (в составе отделения) под Чеченским огнем не расстался с чемоданом позаимствованным на "мародерке" и несмотря на все опасности не бросил его. "Сокровища", так упорно им оберегавшиеся, представляли собой три пары носков, свитер и полотенце.
   В другой раз, в этот же чемодан (а носил он его с собой не расставаясь, недели две) были набиты: гражданский костюм-тройка, уже б\у и несколько рубашек. Сам же в гражданском плаще и шляпе, с автоматом на плече и пресловутым чемоданом в руке, он расхаживал по селу, ища, чем поживиться в брошенных домах. Тащил он и матрасы, которые в пути терялись, и телевизор, что в итоге оказывался нерабочим и черти что еще.
   Вот так удивительным образом хорошее и плохое сочеталось поразительнейшим образом в этом человеке. Я ведь поэтому и специально отдельно написал про него. Ведь несмотря на все свои недостатки Туркмен был самым настоящим БОЕВЫМ ТОВАРИЩЕМ, да именно так с большой буквы, в самом прямом смысле этого слова. Можно быть уверенным, что человек этот не бросит тебя в опасности, не предаст. А что до всего остального? Ну не могут же все быть рыцарями без страха и упрека, прекрасными телом и душой и всем нравится. Однозначно, что вновь доведись попасть мне на что-то подобное, я без сомнения предпочту общество Туркмена, чем многих из моих знакомых милых и приятных в общении людей, что также мило и приятно бросят тебя в опасности.
  
   СЛАВИК.
  
   А вот еще тоже интересная личность, которых немало собралось в Чечне. Слава был самым старым солдатом не только в роте, но, наверное, и в бригаде, а может быть и во всей группировке. У нас он справил свой сорок первый день рождения. У Славика, не то что дети, а внучка уже была лет трех. Выглядел он тоже старовато. Ну, вылитый дед. Худощавый, морщинистый. Форма его скорее не молодила, а еще больше старила. Нет, конечно, будь у него на погонах большие звезды, то может он и сошел бы за молодого маршала, а так.... А призвался из своей глубинки он уже на предельном возрасте - сорок лет. Сами обстоятельства попадания его сюда были по его словам, весьма фантастичны. Вызвали якобы в военкомат и сказали, что на сборы посылают, а на сборы это оказалось в Чечню. Это конечно полная сказка. Для непосвященных объясню, что вопреки слышанных на "гражданке" мнений, что контрактником в Чечню чуть ли не добровольно принудительно загоняют. Вызывают в военкомат, уговаривают т.д. На самом деле, сами соискатели сей престижной должности обивают пороги военкоматов и несут "магарычи" чтобы, наконец, уехать в "горячую" точку. А в военкомате еще и поломаются. "Да ты "физо" не сдал, или тесты не так прошел". Но все устаканивается и оказывается что физически и морально ты годен хоть куда и хоть во что. Да хоть даже и силком кого отправят, то все равно контракт, то подписывать никто его не гонит. Скорее наоборот, не хочешь, да не служи. Вон их на плацу сколько. Вот поэтому рассказ Славика и вызвал у меня, да и не только, подозрения в сказочности.
   Но во всем остальном Славик был "мировой" мужик. Спокойный, добродушный, работящий, как все крестьяне. Эти его таланты, конечно, были замечены командирами, и Слава всю службу был заместителем по хозяйственной части. Такому взлету его карьеры способствовало то обстоятельство, что в роте завели корову. Кроме Славы никто толком не знал, как с ней управляться. Правда прожила корова совсем недолго, но весь недолгий срок жизни ее старейший солдат ухаживал и доил ее. В общем, с учетом преклонного возраста и таких талантов от Славика ничего больше и не требовалось, как заниматься хозяйством в роте. Делать всякий ремонт и прочее. Никто лучше него не мог обустроить быт. Палатка нашего взвода превратилась в уютный домик. Из всякого подручного материала сделана баня. Конечно не им одним, работали над этим все вместе. Но справнее всех выходило у него.
   Здесь я сделаю небольшое лирическое отступление. Может кто то полагает, что в военной обстановке больше всего ценятся бойцы, герои, сорвиголовы или просто хорошие стрелки, гранатометчики, пулеметчики и прочее. Нет, сколько видел, ценнее всего это были простые работящие мужики, которые могли выжить в любой обстановке. Война это не только стрельба. Это еще и долгая жизнь в открытом поле. Зимой и летом, в дождь и снег, жару и холод. Это поломки, которые просто исправить дома, но крайне трудно, не имея ничего под рукой. Вот почему я решил сказать хвалебное слово о таких как Слава, незаменимых тружениках войны, которые буквально из ничего делают конфетку.
   Однако и старуху бывает проруха. Подчас Слава поражал впадением в детство. Так он поддался моде изготовлять сувениры из боеприпасов. Все шло хорошо, пока он потрошил автоматные патроны. Но однажды, чудесным зимним вечерком, когда в палатке остались мы со Славой, я увидел его, увлеченно сбивающим зубилом ободок со снаряда 20-мм пушки с БМП. Причем вся эта работа проходила возле жарко горящей печки. Было весьма смешно видеть такого рассудительного и степенного дядю столь увлеченным этим занятием.
  -- Слава, а у тебя я слышал, внучка есть, - решил я приколоться.
  -- А как же, с позапрошлого года дед, - отозвался он, продолжая наносить удары по непокорному ободку.
  -- Слав, а вот если твоя внучка со спичками играться будет, ты чего ей скажешь.
  -- Я, да ей руки повыдираю, не хватало еще, дом сожжет.
   Ободок наконец поддался, и снаряд был извлечен из гильзы. Теперь он стал вытаскивать порох и аккуратно раскладывать его на полочке возле печи.
  -- А вот показать бы ей, чем дедушка занимается, чтоб она посмотрела. - Дальше я не мог сохранять серьезный вид и покатился со смеху.
   Теперь и до Славы дошла вся комичность ситуации. Мы долго смеялись. Вот уж действительно будет чего ему внукам рассказать.
   А другой раз в бане я застал Славу в обществе "местного художника". Перед ними были разложены тетрадные листочки с образцами татуировок. Ну как обычно: горы, автоматы, летучие мыши и группа крови на фоне патрона, само собой. Тут же были приготовлены зловещие инструменты "мастера" в виде иголок скрепленных спичками, механической бритвы, подозрительного вида и туши.
  -- Вот эту - Слава ткнул в летучую мышь на фоне гор, - коли здесь. Правая ладонь легла на левое плечо. - А вот эту, - теперь он указал на самолет в облаках, - сюда. Это за "срочную". И напиши ДВО 73-77. - Теперь руки поменялись.
   Во дела! Подумалось мне. Этак он к увольнению в картинную галерею превратится. Группа крови уже украшала левую половину Славиной груди. В течение недели желанные картинки были изготовлены. Впрочем, не он один их делал. Многие этим увлекались.
   Уволился Слава по "дедовской" болезни - радикулиту. Уезжая домой он еще раз впал в детство. Украсил свой камуфляж, который достал с большими трудами (в ту пору выдавали "афганку") аксельбантами, значками и подпоясался белым парадным ремнем. Учитывая его возраст, можете представить, как нелепо и смешно он выглядел.
   Несмотря на всю комичность, Слава был отличным солдатом и прекрасным надежным товарищем. Уверен, что в любой критической ситуации он вел бы себя спокойно и деловито. И выполнил бы несмотря ни на что поставленную задачу. А это куда лучше, чем бесшабашные сорвиголовы.
  
  
   ПОСЛЕСЛОВИЕ
  
  
  
   Вот уважаемый читатель, так увидел автор записок первую чеченскую кампанию. Наверное, возникло ощущение брезгливости и неприязни к антигероям, выведенным в повествовании. Но пусть читающий вспомнит, что эти антигерои и оказались единственными защитниками от чеченского беспредела. Как бы ни были они плохи, но именно они защищали Вас, когда хорошие ребята сидели дома и делали "бабки" или просто наслаждались жизнью. Может герои рассказов и плохие, но это Ваши защитники. Других у Вас нет, потому что "хорошие ребята" будут сидеть дома и рассуждать в компании девочек за стаканом вина, какие они крутые и бесстрашные. Герои повествования не крутые и не бесстрашные, они просто солдаты проигранной войны - солдаты неудачи.
  

Оценка: 6.51*174  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017