ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
В.Волошенюк "веня"

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередной рассказ Владимира Волошенюка об уважаемом начальнике Училища, добрая память о котором живет десятилетия.

   В.Волошенюк "Веня"
  К моменту поступления Васильева в КВОКУ в августе 1976 года генерал-майор Ляшко Вениамин Иванович возглавлял училище уже четыре года. На училище он пришел с должности командира гвардейской мотострелковой дивизии имени В.И.Чапаева, в народе - "чапаевской", дислоцировавшейся в Киевском военном округе.
  Курсанты, стоящие в строю на плацу при представлении старым начальником училища генерал-майором Балдуевым Фомой Лукьяновичем нового начальника запомнили навсегда первые слова генерал-майора Ляшко.
  Фома Лукьянович относился к курсантом мягко и по-отечески, даже называл их сынками. После трогательной прощальной речи он передал слово своему сменщику. Вениамин Иванович с грохотом отодвинул стоящий перед ними микрофон и на весь плац громогласно скомандовал: "Училище, РАВНЯЙСЬ!!!"...
  С его приходом в училище началась бурная деятельность по облагораживанию территории, ремонту учебно-материальной базы покраске казарменного фонда и повышению уровня воинской дисциплины курсантов в свете "последних исторических" решений очередного съезда КПСС, а равно, как и решений пленумов ЦК КПСС, решений Политбюро КПСС в деле укрепления Вооруженных Сил Советского Союза.
  В этом смысле старшие курсы, которые доучивались при нем, считались, как бы, "потерянным поколением" и перевоспитанию подлежали только отчасти. С целью профилактики в вечернее время начальник училища делал объезд территории училища на своей служебной "Волге" с выключенными фарами, отлавливая любителей перемахнуть через забор в районе училищного клуба.
  Основная же энергия лично Вениамина Ивановича, командования и политического отдела училища сосредоточилась на молодом поколении, чтобы сделать из них настоящих "курсантов-фрунзенцев" или "фрунзевцев", разные начальники употребляли эти выражения при приветствии в силу своего понимания правил великого русского языка.
  В тот период в Советской Армии было очень популярно строить и демонстрировать образцово-показательные военные городки. Этим искусством славились учебные дивизии, где готовился сержантский состав. Оттуда в народ шли рассказы о покраске травы и листьев перед приездом больших начальников. Очень приветствовалось там и проведение показательных занятий на показательной материально-учебной базе.
  Неизвестно точно, когда за генерал-майором Ляшко Вениамином Ивановичем закрепилось курсантское "Веня", но к поступлению Васильева в КВОКУ, курсанты-фрунзенцы только так называли своего, иногда грозного, иногда трогательного, но всегда с непререкаемым авторитетом начальника училища.
  Под его командованием за четыре года обучения будущие офицеры получили богатейший теоретический и практический опыт в организации и проведении разного рода им рожденных оригинальных мероприятий.
  Показательное занятие по физической подготовке, во время которого комплексы вольных упражнений и упражнения на "снарядах" выполнялись под музыку училищного оркестра (подтягивание припадало на задушевную мелодию "Як тебе не любити Києве мій") при этом физруки следили за тем, чтобы упражнение выполнялось одновременно и в ритме мелодии. Это занятие неизменно проводилось при посещении училища иностранными делегациями.
  Показательное выступление по строевой подготовке представляло собой выполнение строевых приемов с оружием и без оружия на протяжении 15 минут без единой команды, только под бой барабана. Его дебют прошел с большим успехом в присутствии Первого секретаря ЦК КПУ В.В.Щербицкого в п.г.т. Гончаровск в рамках учений Киевского военного округа.
  Сильное впечатление оставляло показательное пение могучего мужского хора в составе всего училища. Песням о Родине и партии, армии и армейском комиссаре (одна из первых песен о дорогом Л.И.Брежневе) раздовалась по утрам, а иногда и вечерам, вся городская округа в течение месяца при подготовке к празднику очередной годовщины Великой октябрьской социалистической революции.
  Хорошо отрепетированное пупури из революционных и военных песен было впервые исполнено на Крещатике после парада войск гарнизона 7-го ноября. Первый секретарь ЦК КПУ В.В.Щербицкий, фактический руководитель республики, на трибуне вдохновенно подпевал и легонько дерижировал сводным оркестром.
  Но венцом строевой красоты и выучки всегда считалось прохождение КВОКУ торжественным маршем на этом же параде.
  Киевское ВОКУ твердым и звонким шагом (на подошвы сапог привинчивались металлические пластины, из-за чего сапоги потом протекали) с идеальным равнением курсантских шеренг (это, когда идущий в шеренге видит только грудь четвертого человека) традиционно закрывало парад и было вне конкуренции среди дислоцировавшихся в Киеве военных училищ.
  Если бы у советских женщин были в моде чепчики, и дело было не в ноябре, они, конечно же, полетели бы в воздух от восторга. Вместо этого слезы умиления смахивали на трибуне ветераны партии и армии. Кстати, попасть на Крещатик во время парада можно было только по пропускам. Все подходы блокировались оцеплением - доблестной милицией и людьми в штатском. Как-то студентки подшефного института инженеров гражданской авиации чтобы посмотреть на своих женихов и ухажеров в парадном строю, попытались проникнуть на парад по закоулкам и подворотням. К их большому огорчению у них ничего не получилось. Позже они встречали своих героев, получивших заветные увольнительные записки, в общежитии института, приготовив "вкусненькое".
  Если же говорить о боевой подготовке "вокеров", то тут не было никакой "показухи". Каждый месяц одну неделю роты проводили в лагерях. Курсанты стреляли днем и ночью до "усеру" из всего, что стреляет. Синея от холода, и, приняв "сибирскую стойку", они воевали на картах, водили боевые машины в условиях пересеченной местности зимой и летом. И все это тоже благодаря "Вене" - фронтовику.
  Общение "Вени" с курсантами осуществлялось на систематической основе. Каждый понедельник утром проходило построение училища на плацу. Сначала, как и положено, в развернутом строю со встречей, докладом заместителя начальника училища полковника Мелихова и приветствием: "Здравствуйте, товарищи курсанты-ФРУНЗЕВЦЫ!". Курсанты-ФРУНЗЕВЦЫ отвечали громогласным: "Здрав, ГАВ - ГАВ, товарищ генерал-майор!!!"
  После этого училище перестраивалось "в каре" перед трибуной. На трибуну поднималось командование училища. По тому, как "Веня" начинал свою речь, курсанты сразу чувствовали настроение своего воинского начальника в утро понедельника. Вначале провозглашались дежурные здравицы по поводу очередных судьбоносных решений партии и правительства под одобрительное кивание начальника политотдела полковника Шкода. Потом доводились задачи училища в свете этих же решений на текущую неделю. В заключение осуществлялся грозный "разбор полетов", если такие происходили в выходные дни.
  Самым типичным и запомнившимся "героем нашего времени" для Васильева стал курсант 12-й роты 4-го курса Шура Белоус (Белый), с которым судьба свела его потом, уже в Конотопе в Десантно-штурмовом батальоне.
  Для вынесения взыскания нарушителю воинской дисциплины существовала своя высокая драматургия. Наказание за грубейшее нарушение воинской дисциплины, совершенное за стенами училища, по своей тяжести было сродни опере. Поэтому увертюрой звучало:
  - Где этот "БЕЗОБРАЗНЫЙ" курсант?! (или "курсанты" в зависимости от количества "влетевших" - тон генерала был грозен и подобен бульканию кипящего гейзера. Этим подготавливался выход на авансцену главного героя. И дальше, как выстрел:
  - Курсант БЕЛОУС выйти из строя!!!
  Курсант Белоус в ушитом по самым высоким требованиям "вокерской" моды х/б и фуражке со спущенной тулией, как у белогвардейца, выходит из строя, чеканя шаг, как часовой при смене караула у мавзолея Ленина, зная, что демонстрацией отличной строевой подготовки хоть немного смягчит гнев своего генерала.
  Далее следовало громовое бурчание "Вени" с перечислением нарушений воинской дисциплины, которые совершил этот "БЕЗОБРАЗНЫЙ" курсант в воскресенье или субботу.
  "Либрето" нарушений не баловало стоящих в строю курсантов своей новизной и разнообразием. В нем традиционно значились: РАСПИТИЕ спиртных напитков, драка с патрулем комендатуры Киевского гарнизона, задержание и доставка не только "БЕЗОБРАЗНОГО", но и пьяного курсанта Белоуса в КПЗ Киевской комендатуры.
  Из гневной речи не всегда можно было четко определить, за что больше всего "разносит" генерал курсанта: за пьянку и драку или за доставку его в Комендатуру. Тем более, что, как потом рассказывал Шура, в тот вечер "Веня" был в гостях у его родителей, они дружили семьями. Но не всем было такое счастье.
  После гневной тирады звучал финал на самой высокой ноте как приговор:
  - Курсант БЕЛОУС, на гауптвахту на 5 суток БЕГОМ МАРШ!
  Курсант Белоус четким командным голосом отвечал:
   - ЕСТЬ!!!
  Отдавая воинскую честь, он подносил руку не к козырьку фуражки, как требовал строевой устав, а чуть ниже виска, как это делал "Веня"-фронтовик из-за ранения и трусцой бежал к углу плаца, где его ожидали довольные представители комендатуры.
  После этого следовало прохождение торжественным маршем перед трибуной по-ротно под строгим оценивающим взглядом "Вени". Некоторые роты заворачивались на второй круг. При этом командиры, огорченные "незачетом", применяли все свое ораторское мастерство, иногда с широким использованием неуставных выражений, чтобы взбодрить подчиненных перед повторным прохождением. После успешного прохождения роты следовали на завтрак и там, в столовой все отличались отменным аппетитом.
  Кроме того, "Веня" лично руководил парадными тренировками на заключительном этапе во время слаживания батальонных коробок. Находясь на трибуне, он нагонял страху своим "булькающим" басом на "пронумерованных" курсантов. На груди и спине у каждого строевика были номера, как у спортсменов во время соревнований. Их изготавливали из старых простыней и на них через трафарет краской наносили цифры. Таким образом, все были под неусыпным генеральским оком и, если им делалось адресное замечание курсанту по его номеру и номеру шеренги за плохо поднятую ногу или за отсутствие равнения в шеренге с обязательной традиционной характеристикой, на "НЕРАДИВОГО и БЕЗОБРАЗНОГО курсанта" набрасывались с криками, иногда с воплями, семенившие возле коробки офицеры батальона. Иногда же проштрафившийся курсант вызывался прямо к трибуне на личное собеседование с "Веней". Каждый в этот момент думал:
  - Не дай Бог!
  Иногда "Веня" появлялся на вечерних тренировках с его гостями после задушевной беседы в генеральском кабинете с коньячком, согласно правилам традиционного общевойскового гостепреимства.
  В такие моменты он на трибуне был "душкой" и не мог нахвалиться перед гостями бравой выправкой и строевой выучкой его "Фрунзевцев". Батальоны на "бис" наматывали круги под подбадривающие добродушные реплики "Вени". Иногда он, чтобы окончательно ублажить гостя, ласково давал команду пройти батальонам с песней. У каждого батальона была своя коронная песня на этот случай. И тут уже само собой возникало песенное соревнование, чтобы заслужить похвалу "Вени". Все от этого приходили в восторг и генерал, и курсанты, и, особенно, гости.
  Однажды таким гостем оказался то ли водитель, то ли ординарец полковника Леонида Ильича Брежнева времен Великой Отечественной войны, умевший, к тому же, играть на гармошке. Как позже выяснилось, не случайно, на юбилей дорогого, теперь уже маршала, он
  написал песню со словами "Армейский комиссар, гвардейский комиссар идет всегда впереди..." В Москве знаменитому Ансамблю имени Александрова, наверное, большого труда стоило исполнить эту песню, ибо рифмы в тексте находились с трудом, как и ритмы в музыке. Тем не менее, песня маршалу понравилась, и ординарца приняли в Союз композиторов. И вот теперь он "с барского плеча" решил подарить эту песню курсантам-фрунзевцам.
  Чтобы даже не оставалось никаких сомнений о подарке, песню про Армейского комиссара хор КВОКУ проорал 7-го ноября после парада перед трибуной с почетными гостями, правда, в хор для повышения музыкальности и мастерства были внедрены переодетые в курсантскую форму солисты ансамбля Киевского военного округа.
  Последняя встреча курсантов-выпускников 1980 года с "Веней" произошла в конце июня перед государственными экзаменами. Он в это время лечился в госпитале, но приехал в училище и пришел на плац на построение выпускного курса вместе с председателем Государственной комиссии. "Веня" выглядел похудевшим и непривычно грустным. На трибуне он пожелал своим курсантам-фрунзенцам успехов при сдаче государственных экзаменов. Потом было прохождение торжественным маршем. Батальон шел, уверенно и красиво, чтобы показать председателю Госкомиссии, что значат "вокеры" и, главное, чтобы порадовать "Веню".
  Позже стало известно, что "Веню" ждет операция...
  18 июля курсанты и выпускники-лейтенанты узнали, что "Веня" умер.
  19 июля училище в клубе войсковое сообщество прощалось с начальником Киевского высшего общевойскового командного дважды Краснознаменного училища имени М. В. Фрунзе генерал-лейтенантом Вениамином Ивановичем Ляшко, для курсантов-фрунзенцев - "Веней".
  20 июля "новоиспеченные" лейтенанты 3-й и 4-й роты после окончания церемонии вручения дипломов прошли торжественным маршем мимо трибуны на которой находилось командование училища и гости. Все понимали, что этот последний торжественный марш посвящается "Вене".
  
  Встреча выпускников 1980 года 4-й роты КВОКУ произошла через двадцать лет, в 2000 году в Киеве, возле памятника Славы. Оттуда все вместе выехали на Лукьяновское кладбище, где возложили цветы на могилы "Вени" и первых однокашников, погибших в Афганистане - Володи Василькова и Олега Янковского.
  Но пришли другие времена. Весной 2017 года дипломат Васильев навестил на участке Лукьяновского кладбища захоронения погибшего в новой войне ветерана 56 - й одшбр Героя Украины Михнюка О.И. и умершего от тяжелой болезни ее бывшего командира генерал - майора Раевского В.А. Дальше память сама привела его к могиле "Вени". К ужасу Васильева современные нелюди наругались над ней, ограбили ее - сорвали с нее бронзовый бюст легендарного генерала. И никто не ответил за это ...
  

Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018