ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Анатолий Кривошлык. На всю оставшуюся жизнь!

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.85*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Валера Аблазов первым опубликовал свой рассказ об учебе в Харьковском ВАИВУ в 1957-1962 гг. "Непревзойденное и непревзойденные. Большое видится на расстоянии". Поэтому нам задача упростилась - дополнить уже имеющийся материал.

  Анатолий Кривошлык. На всю оставшуюся жизнь!
  
   После встречи 17 июня 2017 г. в Харькове, многие выпускники ХВАИВУ 1962 года находились, как под гипнозом: как один миг, пролетели 60 (!) лет с года нашей встречи в Училище, определившей во многом судьбу каждого из нас. Нахлынувшие воспоминания вернули нас в те далекие мгновенья нашей молодости, полной ярких впечатлений и надежд. Наговориться мы долго не могли и приняли предложение Валеры Аблазова изложить то, что осталось в памяти, на бумаге. А Боря Бедный, брат нашего однокурсника Володи Бедного, пообещал использовать эти наши воспоминания в следующем издании книги об истории Училища.
   Валера Аблазов первым справился с взятыми на себя обязательствами и уже опубликовал свой рассказ "Непревзойденное и непревзойденные. Большое видится на расстоянии". Поэтому нам задача упростилась - дополнить уже имеющийся материал.
   В моих воспоминаниях есть и кое-что личное, и моё общее видение того, что позволило нам и стать специалистами достаточно высокого уровня, и оставаться офицерами с незапятнанной офицерской честью, и достойными гражданами своей Родины. При этом я буду стараться не упоминать о событиях, о которых пишет Валера (с его трактовкой и оценкой их я полностью согласен), а только дополнять, на мой взгляд, тоже интересной информацией.
   Итак: из 29-ой средней школы, находящейся в военном городке авиационного училища летчиков, расположенного в районе Острая Могила г. Ворошиловграда (сейчас г. Луганск), в 1957 г. поступало в ХВАИВУ три её выпускника. Они стали продолжателями военных династий.
   Мой отец, Кривошлык Иван Александрович, имел большой опыт эксплуатации авиационной техники в период Великой Отечественной войны, в 1957 году он был инженером эскадрильи в одном из полков Ворошиловградского военного авиационного училища летчиков им. Пролетариата Донбасса. Я же в своих юношеских мечтах и планах хотел строить корабли, занимался судомоделизмом и авиамоделизмом, а потому написал письмо в Ленинградский кораблестроительный институт с просьбой прислать мне программу по подготовке к вступительным экзаменам в этот институт. Я получил эту программу и даже начал готовиться к поступлению. Но оценив материальные возможности родителей, которым было бы трудно поддерживать мое обучение в гражданском ВУЗе, да ещё и в Ленинграде, с учетом того, что у меня к тому времени уже был брат, младше меня на 12 лет, я, посоветовавшись с отцом, принял решение поступать в ХВАИВУ. Почему именно в ХВАИВУ? Дело в том, что мой отец в 1953 году почти год учился в ХВАИВУ на курсах переподготовки инженерного состава по эксплуатации реактивных самолетов. В те годы Ворошиловградское училище уже перешло на подготовку курсантов на реактивных истребителях МиГ-15. ХВАИВУ произвело на него очень сильное впечатление не только уровнем знаний преподавательского состава, но и необычным для него фактом. Он сказал мне: "Ты знаешь, там курсантов называют слушателями и они обучаются вместе с офицерами". Я прислушался к совету отца.
   Среднюю школу я закончил с серебряной медалью, а потому имел установленные преимущества при сдаче вступительных экзаменов.
   Мы поступили на первый курс радиотехнического факультета и учились в 594 учебном отделении. Каждая цифра номера имела определенное значение: 5 - это номер радиотехнического факультета, такой же номер имел в то время одноименный факультет и в академии им. Н.Е.Жуковского, 9 - это номер набора в училище, который отсчитывался от 1948 г., когда оно стало высшим, и 4 - это номер учебного отделения на нашем курсе, их у нас на первом курсе было пять. Причем, 1-3 учебные отделения комплектовались только офицерами, а 4-5 - только рядовыми (выпускниками средних школ, суворовских училищ, солдатами, сержантами срочной службы и сверхсрочники ВВС).
   Как правило, лекции мы слушали всем курсом (офицеры и рядовые вместе). Нас, рядовых, не смущало, что мы сидели рядом с офицерами, а вот многих офицеров первое время это задевало: как это так, что они сидят рядом с курсантами (так они вначале называли нас). А погоны у нас действительно были курсантскими. И только спустя какое-то время они уяснили, что в ХВАИВУ все, кто "очно" обучался, имели должность "слушатель" независимо, с какой должности ты поступил в училище - с офицерской в ВВС или сразу после средней школы. Звания у офицеров были те, с которыми они поступили в училище, а вот у бывших школьников, суворовцев, солдат были звания рядового и сержантского состава: "рядовой", "ефрейтор", "младший сержант" и т.д. до "старшины". Этой, одной из особенностей ХВАИВУ мы, рядовые, очень гордились. Когда, например, находясь в городе в военной форме, нас останавливал начальник военного патруля и требовал: "Товарищ курсант, предъявите ваши документы ", мы с гордостью отвечали: "Я не курсант, я слушатель ХВАИВУ, рядовой такой-то". А на требование предъявить увольнительную записку, мы с не меньшей гордостью предъявляли солдатскую книжку, где на одной из страниц было написано: "Разрешено проживание вне казармы " и заверено печатью ХВАИВУ. Это была ещё одна особенность родного ХВАИВУ.
   И все эти особенности были инициированы и узаконены соответствующими приказами начальника училища генерал-лейтенанта Хадеева Степана Петровича с одной целью - создать все необходимые условия для обучения и подготовки высоко- квалифицированных инженерных авиационных офицерских кадров для ВВС.
   И вот, за все уникальные особенности и возможности учиться, за отеческую заботу о рядовых мы с большим уважением и любовью относились к Степану Петровичу и частенько называли ХВАИВУ "ХДР" - Хадеевская Демократическая Республика.
   Учили нас (да мы и сами учились) очень квалифицированные преподаватели, в основном, военные. У каждого из них были свои методические особенности, манера общения и связь с аудиторией, особенности характера.
   Математический анализ ("матанализ") на первом курсе нам читал начальник кафедры высшей математики полковник Яковлев Иван Александрович, в Великую Отечественную - отважный разведчик. В молодости он серьезно занимался плаванием. Но и внешне, и в манерах поведения не было заметно ни первого, ни второго. Подойдя к "полковничьему рубежу" он воплощал образ настоящего интеллигента - математика. Владея в совершенстве излагаемым материалом, он так увлекался выкладками на доске, мало их комментируя, что мы успевали записать в свои конспекты только то, что он быстро писал на доске, практически, без каких-либо комментариев. Такое чтение лекций мы оценивали как "сухое ", "безэмоциональное ". И мы привыкли к такой манере чтения лекций Ивана Алесандровича.
   И вдруг, в третьем семестре, когда Иван Александрович читал нам элементы векторного анализа (давал определения таким понятиям как "набла", "ротор", "дивергенция"), перед началом одной из лекций он спросил: "А вы знаете, как мы ругались, когда учились на физмате университета? " Аудитория мгновенно затихла, все были удивлены - за полтора года преподавания Иван Александрович никогда не пользовался грубостями, а тем более - ненормативной лексикой, и впервые нарушил традицию и начинал лекцию не с продолжения предыдущих или новых выкладок на доске, а решил рассказать о своих вольностях в молодости. Аудитория замерла и ждала неожиданностей. Но Иван Александрович остался верен себе и привел нам пример "математического ругательства": "Мы ругались так: ах ты, набла дивергенция гравитационного ротора!" Мы от души рассмеялись, во-первых, потому что поняли, что Иван Александрович далеко не "сухарь", а, во-вторых, что только знание векторных понятий, выданных им, даёт возможность оценить тонкость этого "математического ругательства".
   Уникальным у нас был и преподаватель теоретических основ радиотехники (ТОР) подполковник Соколовский Юрий Иванович. Он нам казался немного странным и рассеянным. Он ходил по улице, практически, в любую погоду в ботинках с галошами и, как правило, по самому краю тротуара. Правда, зайдя в аудиторию, галоши он снимал. Другой особенностью его была в том, что Юрий Иванович читал нам ТОР (а читал он блестяще), будучи кандидатом педагогических (а не технических ) наук.
   А каким прекрасным методистом был подполковник Егоров П.М., читавший нам теоретические основы электротехники (ТОЭ)! Это тот самый Егоров, который "почистил" наш курс во втором семестре. Он поставил почти 50 % двоек на курсе, из которых только около 25 % смогли пересдать экзамен повторно, поэтому почти четверть курса была или отчислена, или переведена в другие училища. А вот лекции он читал великолепно! Конспекты по ТОЭ были у нас с прекрасно вычерченными схемами, детальными выводами формул и тщательно зафиксированными пояснениями. Доской он пользовался образцово - ничего лишнего, все записи четкие, аккуратные с возможностью все зафиксировать в конспекте. Я хранил у себя эти конспекты лет 20, как образец методики чтения лекций. Что было важно: Егоров не диктовал материал, он выбирал такой темп чтения лекции, который позволял и слушать, понимая излагаемый материал, и записывать пояснения. Такой подход к чтению лекций я старался использовать и в своей педагогической деятельности.
   Но мы не только осваивали дисциплины, нужные нам в будущей профессиональной деятельности. В свободное от учебы время у нас была возможность заниматься различными видами спорта.
   Весь наш курс, без исключения, приобщили к спорту с первых же дней после зачисления в училище. Но мы ходили на стадион, который теперь называется "Звезда", не тренироваться и соревноваться, а строить его. Мы ровняли склоны оврага под будущие трибуны, обшивали их дерном, рыли канавки и засыпали щебень в дренажную систему футбольного поля. И очень скоро сами воспользовались плодами своего малоквалифицированного труда в составе спортивных команд и на зрительских трибунах.
   В ХВАИВУ были очень сильные сборные команды по игровым видам спорта: баскетболу, волейболу, ручному мячу (впоследствии - гандболу), футболу, которые признавались сильнейшими не только в Киевском военном округе, но и на первенствах ВУЗов и Вооруженных Сил СССР. А боксеры, борцы, штангисты и легкоатлеты также неоднократно становились призерами этих первенств.
   И, естественно, и нам хотелось стать членами таких солидных спортивных школ, попробовать и себя на этом спортивном поприще.
   Дальнейшие свои воспоминания я посвящаю именно этой теме, т.к. со спортом у меня связано очень многое.
   Спортивными играми я начал заниматься с 8-го класса в школе и практически закончил регулярно играть в волейбол, когда мне исполнилось 70.
   Поступив в 1957 г. в ХВАИВУ, я стал играть за свой курс в ручной мяч (11х11 ), в баскетбол и волейбол. Капитаном нашей курсовой команды по волейболу был капитан Плоткин М.А. Миша Плоткин тогда одинаково хорошо бил и правой, и левой рукой, и частенько кричал на площадке: "Все пасуйте только мне! Я забью!" Он так любил завершать атаки! И у него это классно получалось! А вот, в защите должны были "пахать" все, кроме Миши.
   А когда наша курсовая команда по ручному мячу в 1958 г. выиграла первенство училища среди курсов, ребята-болельщики нашего курса на руках занесли каждого из нас на второй этаж казармы.
   А как мы с Володей Бедным, Геной Запорожцем, Геной Алешиным, Левой Аврушиным, Славой Игнатовым, Сашей Самозванцевым сражались за честь курса на первенстве училища по баскетболу!
   Внушительных успехов в штанге добивались и Витя Коваль, побеждавший в очной дуэли кандидата в мастера спорта подполковника Плащинского В.Н., и старший лейтенант Артур Чумаков, успешно сочетавший увлечение спортом и напряженной учебой.
   Остался в памяти нашего курса неординарная личность, достигший в своей карьере больших успехов как ученый, педагог и спортсмен, Анатолий Погорелов. Он окончил ХВАИВУ на два года раньше нас, но все выпускные фотографии нашего "рослого" отделения были сделаны в любезно предоставленном им парадном мундире.
   Первооткрывателями радиоспорта в училище были наши однокурсники коротковолновики Женя Ермаков и Юра Хромов, которые в ночное время (лучшее время для прохождения радиоволн КВ диапазона) на коллективной радиостанции с позывными UB5KCF устанавливали радиосвязь с радиолюбителями многих стран мира. Подтверждением факта установления радиосвязи были присланные ими QS-льки, специальные открытки, которых у ребят были сотни со всех стран мира.
   Поражали нас стайерские способности и выносливость на кроссах и в беге с препятствиями старшего лейтенанта Коли Бардина, который неоднократно побеждал и занимал призовые места на легкоатлетических соревнованиях высокого уровня.
   Но и большинство слушателей нашего курса, не входивших в состав сборных команд, имели хорошую физическую форму. Этому способствовала и обязательная утренняя физзарядка, на которую нас, рядовых слушателей, выводили к нашему неудовлетворению старшины. Но были и энтузиасты физкультуры. Валера Аблазов как-то убедил старшину курса и курсового офицера, что после общей для всех зарядки он будет ещё выполнять и свой комплекс упражнений. И, когда мы в зимние морозные утренние часы в 10-20 градусный мороз на зарядку одевали на себя одежду потеплее, Валера выходил на зарядку, мало того, что с обнаженным торсом, так ещё завершал ее обтиранием снегом или обливанием холодной водой... из чайника, который где-то раздобыл для этой цели.
   В общем, курс у нас был довольно спортивным. Были у нас и "блуждающие форварды", имевшие высокие спортивные показатели, но не имевшие способности и позитивных результатов в учебе, которых нам временно приписывали к курсу. Не всем и нашим однокурсникам удалось сочетать занятия спортом с успешной учебой. По этой причине, к сожалению, отстал от курса Витя Коваль.
   В 1960 году я стал членом сборной команды по баскетболу ХВАИВУ, с которой в 1961 году участвовал в первом чемпионате среди ВВУЗов Вооруженных Сил СССР в Москве, где играли команды ВВУЗов первой зоны, а затем в Ленинграде - второй зоны, там же проводился и финал победителей каждой из зон.
   В нашу зону входила команда инженерной академии им. В.Куйбышева. В нашей команде играл один из лучших разыгрывающих г. Харькова Изя Дубов (единственный гражданский человек в команде), который не только выводил отличным скрытым пасом для завершения атаки нападающих (и меня в том числе), но и сам часто забивал почти с центра поля. И вот, в процессе этой игры неожиданно для всей нашей команды в команде академии на замену выходит (только подумать!) чемпион мира и олимпийских игр, многократный чемпион СССР, заслуженный мастер спорта, капитан сборной команды СССР, бессменный капитан ЦСКА, но ... по волейболу Юрий Чесноков (все эти титулы он уже имел) и вдруг - баскетбол. Но и в баскетболе он, оказывается, был хорош, конечно, не так, как в волейболе. Прыжок у него был, конечно, будь здоров! И вот во время игры, опекая Дубова, Чесноков говорит Изе: "Изя, я знаю, что ты любишь пирожки с повидлом. Я тебе куплю, сколько хочешь пирожков, только не попадай с центра поля в наше кольцо". Услышав эти слова, мне, да и всей нашей команде, трудно было удержаться от смеха. С юмором был Чесноков, да и Изя тоже, но продолжал забивать. Мы победили в этой игре и поехали на финальные игры в Ленинград. Вот с каким легендарным спортсменом мне пришлось встретиться на баскетбольной площадке.
   В 1962 году в составе сборной команды ХВАИВУ по ручному мячу я стал чемпионом Киевского военного округа. Это был последний чемпионат нашего округа по ручному мячу. С 1963 года я стал членом сборной команды уже ХВКИУ и уже по гандболу (7х7). И в 1964 году в составе этой команды я играл опять в Москве и опять на первенстве среди ВВУЗов ВС СССР.
   Параллельно с членством в сборной команде училища по гандболу я играл за сборную своего факультета по волейболу. Мне было по спортивному приятно, когда курсанты, члены сборной факультета, просили меня играть вместе с ними за сборную факультета (им - до 22 лет, а мне тогда уже было к 45 годкам, был уже 4 года полковником).
   Но годы шли и, начиная с 90-х годов уже прошлого столетия, я играл только в волейбол в любительских коллективах в своё удовольствие, где побеждает - дружба.
   Я уверен, что такое долголетие в спорте было достигнуто благодаря тем возможностям , которые были предоставлены нам в период обучения в моем (думаю, и нашем) родном ХВАИВУ.
  
  Анатолий Иванович Кривошлык,
  Выпускник ХВАИВУ 1962 г.,
  кандидат технических наук, доцент,
  полковник в отставке.
  Декабрь 2017 года, г. Харьков.
  

Оценка: 7.85*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018