ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Кафедра. Часть 1

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Основной объем книги содержит личные воспоминания и субъективные оценки автора о событиях и личностях, которые служили в Киевском Высшем Авиационном Инженерном Военном Училище. Настоящее слишком быстро становится прошлым. Что - то и кто - то попадает в историю, а кто - то влипает в нее. В работе подчеркивается, что кафедра является главным звеном высшего учебного заведения, а главные ключевые фигуры в ее деятельности - профессорско-преподавательский и инженерно - технический состав. "Нельзя объять необъятное" - говорил Козьма Прутков. Поэтому сослуживцы показаны фрагментарно в случаях, которые хорошо запомнились автору. Предполагается, что книга, рассчитанная на широкий круг читателей, в первую очередь, на выпускников и постоянный состав военно-учебных заведений, будет издаваться отдельными частями, пока не появится возможность издать ее целиком.

  В.И.АБЛАЗОВ "К А Ф Е Д Р А" Часть 1, Киев: УСВА , 2018. - 68 с.
  Аннотация
   Основной объем книги содержит личные воспоминания и субъективные оценки автора о событиях и личностях, которые служили в Киевском Высшем Авиационном Инженерном Военном Училище. Настоящее слишком быстро становится прошлым. Что - то и кто - то попадает в историю, а кто - то влипает в нее. В работе подчеркивается, что кафедра является главным звеном высшего учебного заведения, а главные ключевые фигуры в ее деятельности - профессорско-преподавательский и инженерно - технический состав. "Нельзя объять необъятное" - говорил Козьма Прутков. Поэтому сослуживцы показаны фрагментарно в случаях, которые хорошо запомнились автору.
  Предполагается, что книга, рассчитанная на широкий круг читателей, в первую очередь, на выпускников и постоянный состав военно-учебных заведений, будет издаваться отдельными частями, пока не появится возможность издать ее целиком.
  
   Фрагменты
  Лучшие в ВВС: люди и годы. Штрихи к портретам, субъективные.
  Факультет авиационного радиоэлектронного оборудования (ФАРЭО) - первенец училища, удачный и счастливый.
  Кафедры - основные звенья ВВУЗов.
  Интернационализм в действии.
  "Авиарассказы":
  Путь не близкий: из диполмников - в дипломаты.
   Выжившие после гибели "Помпеи".
  
  Лучшие в ВВС: люди и годы.
  Штрихи к портретам, субъективные.
  
  Киевское высшее военное авиационное инженерное училище (КВВАИУ) было сформировано в 1951 году.
  Начальниками КВВАИУ до начала 90-х годов прошлого столетия были: генерал-майор ИТС Иванов А.Ф. 04.1951 - 02.1954 гг., генерал-лейтенант ИТС Бондаренко И.И. 02.1954 - 08.1962 гг., генерал-лейтенант-инженер Максимов Н.А. 08.1962 - 10.1975 гг., генерал-лейтенант авиации Челышев К.Б. 05.1976 - 07.1990 гг.
  С каждым их них была связана целая эпоха в жизни училища и каждому из них была определена в ней ведущая роль.
  Генералам Иванову А.Ф. и Бондаренко И.И. предстояло на фундаменте зданий начала века возродить из пепла и послевоенной разрухи материальную базу и сформировать коллектив преподавателей и инструкторов, создать военную школу, способную готовить кадры с высшим образованием для передового вида Вооруженных сил - ВВС.
   Далеко не всем нравились близкие к деспотичным методы руководства того периода. На генерала Бондаренко И.И. было много жалоб от личного состава, присылали даже комиссии "сверху" разбираться с ними. Председатель одной из таких комиссий, оценивая порядок в училище, заявил по-дружески: "Иван Иванович! От ваших цветов на территории души человеческие вянут". Но большинство персонала училища и обучаемых контенгентов с пониманием относились и к завышенным требованиям, и позитивно оценивали результаты деятельности командования училища.
   Гордостью училища всегда были легендарные участники Великой Отечественной войны, служившие в училище, Дважды Герой Советского Союза Недбайло Анатолий Константинович, Герои Советского Союза: Кондрат Е.Ф., Баленко А.А., Лановенко М.Т.,Иотка Ф.А., Шляхтич А.К., Иванов В.А., Голиков Г.И., Карпов А.А., Корнев А.С., Кучеренко А.В., Полупанов В.К.
  На должности заместителя начальника училища служили знаменитые герои - летчики.
  Более 10 лет с 1958 г. по 1968 г. эти обязанности исполнял легендарний летчик - истребитель, Герой Советского Союза Кондрат Е.Ф.
   Емельян Филаретович Кондрат родился 26 июля (8 августа) 1911 года в деревне Косари (ныне - деревня Красные Косары в Мглинском районе Брянской области). Учился в симферопольской гимназии ? 9. После окончания рафбака работал кузнецом Севастопольского судостроительного завода. В 1932 году Кондрат был призван на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. В 1933 году он окончил Качинскую военную авиационную школу пилотов. Участвовал в Гражданской войне в Испании, сбил 2 франкистских самолета и 1 гидросамолет. В дальнейшем участвовал также в боях на озере Хасан и в советско-финской войне. В 1941 году Кондрат окончил оперативный факультет Военно-воздушной инженерной академии. С июня того же года - на фронтах Великой Отечественной войны.
   В 1941 - 1943 годах командовал истребительными авиационными полками, Лётчики его полка особо отличились во время прорыва блокады Ленинграда. Во время этой операции они совершили 330 боевых вылетов на прикрытие наземных войск и борьбы с немецкой авиацией, приняли участие в общей сложности в 27 воздушных боях, сбив 34 вражеских самолёта при собственных потерях в 11 самолётов. Кондрат 8 раз вылетал в качестве ведущего группы истребителей, лично сбив 5 вражеских самолётов.
   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года за "умелое командование авиационным полком, героизм и мужество, проявленные в боях с немецкими захватчиками" гвардии полковник Емельян Кондрат был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
   С июня 1943 года Кондрат командовал истребительной авиадивизией 9-й воздушной армии. Участвовал в советско-японской войне. Всего он совершил 308 боевых вылетов, принял участие в 77 воздушных боях, сбив 16 вражеских самолётов. Был награждён пятью орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды, рядом медалей.
   После окончания войны Кондрат в 1951 году он окончил Военную академию Генерального штаба. В 1958-1968 годах Кондрат был заместителем начальника Киевского высшего инженерно-авиационного военного училища. В 1968 году в звании генерал-майора он был уволен в запас.
   В г. Мглине установлен Бюст Героя.
   В общении в училище Кондрат просил называть его Евгением Филипповичем и, мало кто знал его настоящее имя. Он был страстным рыболовом и охотником. Поэтому с пониманием рассказывали друг другу одну из историй, которая произошла в конце его службы.
   В училище перегоняли бомбардировщик Ту-22, отлетавший весь установленный ресурс, на учебный аэродром, который располагался рядом с училищем, примыкая к летному полю аэропорта Жуляны. Экипаж опытных летчиков обсуждал организационные вопросы с командованием училища. Было два варианта действий. Первый - посадить самолет в Жулянах и перерулить его на учебный аэродром училища. Но в Жулянах взлетно-посадочная полоса была короче той, которая устанавливалась по ТТД для пробега при посадке самолета Ту-22. Летчики решили рискнуть посадить тяжелую машину на короткую полосу, но попросили подарить им резиновую лодку из неприкосновенного авиационного запаса (НАЗ) самолета. Второй вариант предусматривал безопасную посадку на аэродроме в Борисполе, а затем наземную транспортировку огромного бомбардировщика по земле, по автодорогам и городским магистралям, снимая кое-где линии электропередачи.
   Выбран был второй вариант или в пользу безопасности, или потому что лодку не отдали пилотам. Никто не мог утверждать реальность и правильность выбора. Но самолет почти месяц транспортировали ночами из Борисполя до учебного аэродрома.. А лодки в НАЗе уже не было. Какой рыбак согласился бы с потерей такой ценности!
  В 1968 - 1983 гг. заместителем начальника училища был легендарный летчик - штурмовик, Дважды Герой Советского Союза генерал - майор Недбайло Анатолий Константинович.
   Анатолий Константинович Недбайло родился 28 января 1924 года в городе Изюм Харьковской области в семье рабочего, закончил неполную среднюю школу.
   В 1941 году поступил в Ворошиловградскую военно-авиационную школу пилотов, которую закончил в 1943 году.
   В боях на фронтах Великой Отечественной войны принимал участие с марта 1943 года. Воевал на Южном, 4-м Украинском и 3-м Белорусском фронтах в качестве лётчика, командира звена, заместителя командира и командира эскадрильи 75-го гвардейского штурмового авиаполка. Анатолий Недбайло отличился в боях во время Крымской операции и операции "Багратион", а также при нанесении штурмовых ударов по противнику в Восточной Пруссии.
   Капитан Анатолий Недбайло к октябрю 1944 года совершил 130 боевых вылетов, нанеся противнику большие потери в живой силе и технике.
   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года Анатолию Константиновичу Недбайло присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
   К апрелю 1945 года Анатолий Недбайло совершил ещё 89 боевых вылетов.
   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года Анатолию Константиновичу Недбайло присвоено второю звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
   В г. Изюме Харьковской области установлен бюст Дважды Героя.
   После окончания войны Анатолий Недбайло закончил Военно-воздушную академию, преподавал, а затем занимал руководящие должности в военно-учебных заведениях в г. Грозном, Харькове и Казани.
   С октября 1968 года по сентябрь 1983 года работал заместителем начальника Киевского высшего военного авиационного инженерного училища.
   В 1983 году генерал-майор авиации Анатолий Недбайло ушел в отставку.
  В итоге напряженнейшей работы всего коллектива за первое десятилетие было сформировано высшее учебное заведение, способное конкурировать с классическими военными и гражданскими ВУЗами.
  Шесть факультетов, Летательных аппаратов (Самолетов и двигателей ) (? 1), Авиационного вооружения (? 2), Авиационного оборудования (? 3), Авиационного радиоэлектронного оборудования (? 4), Подготовки иностранных специалистов (? 5), Заочного обучения (? 6), готовили и выпускали высококвалифицированные инженерные и командные кадры.
  Высшего расцвета учебная и научная работа в училище достигла при генерал-лейтенанте Максимове Н.А. Возросла численность адъюнктов. Ученые советы по присвоению степеней кандидатов наук и ученых званий доцентов были сформированы на всех основных факультетах и уже готовили научно-педагогические кадры не только для собственных нужд, но и обеспечивали ими новые, молодые военно-учебные заведения. Училище получило право сформировать два межфакультетских ученых совета по смежным специальнистям по приему к защите диссертаций на соискание степени доктора наук и присвоению ученого звания "профессор". Училище обрело не только всесоюзную, но и мировую известность и авторитет. Но... место и должность понадобилось новому кандидату в начальники, поэтому нашли повод и уволили Максимова Н.А в запас в октябре 1975 года.
  Увольнение начальника проходило так скоротечно, что в организации и сопровождении парада 7 ноября 1975 года, в котором традиционно на самом почетном месте участвовало училище, были определенные сбои. Старого начальника исключили из допуска на трибуну, а новый - еще не прошел проверок и его не влючили никуда. По трансляции на всю Украину сообщили, что училище ведет професор, генерал - лейтенант Максимов Н.А., а вел его Дважды Герой Советского Союза генерал - майор Недбайло А.К., котрого расстроило подобное объявление.
  Существовала традиция, что на должность начальника училища с категорией "генерал - лейтенант" назначали генерал-майора, главного инженера - заместителя командующего воздушной армии по ИАС. Так было и в этот раз. Но новый начальник оказался человеком случайным и исчез ранней весной 1976 года как - то неожиданно для всего личного состава, не оставив о себе никакой памяти, кроме слухов.
  Вокруг появившейся вакансии разгорелись нешуточные страсти. Число именитых претендентов на должность генерал-лейтенанта было велико. Среди них были и московские знаменитости, и свои "достойники".
  Первым в списке кандидатов значился Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР Попович П.Р. Он "засиделся" в звании полковника и готов был осчастливить малую родину своей встречей с ней. Но ему в Москве сказали, чтобы он не волновался, т.к. другую достойную должность ему подобрали, ион в мае 1976 года получил звание генерал-майора.
   Решили испытать свою судьбу и воспользоваться благоприятным для карьеры моментом и заместители начальника училища.
   Авторитетный ученый, доктор технических наук, профессор, генерал - майор Чинаев Петр Иванович, заместитель по учебной и научной работе, в числе первых посоветовался со своими, власть имущими, сторонниками в Москве, которые деликатно резюмировали: "Петр Иванович! При таком заместителе, как Вы, любой справится с обязанностями начальника училища".
   Легендарный летчик - штурмовик, Дважды Герой Советского Союза генерал - майор Недбайло Анатолий Константинович, заместитель начальника училища, обратился за поддержкой к своим фронтовым товарищам. В то время на должности заместителя председателя Совета Министров Украины находился Тронько Петр Тимофеевич, который в 1943 году в Действующей армии был помощником по комсомолу начальника Политического Отдела 8-й Воздушной армии. Он был хорошо осведомлен о подвигах молодого летчика-штурмовика, прибывшего служить в 75-й гвардейский штурмовой авиационный полк 1-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии 8-й Воздушной армии. Они познакомились с Недбайло А.К. в период Великой Отечественной войны и поддерживали добрые отношения друг с другом всю оставшуюся жизнь.
   Тронько П.Т. имел доступ к 1-му секретарю КПУ Щербицкому В.В. и сумел доложить ему свое ходатайство в отношении Недбайло А.К. Для принятия, казалось бы, несложного для такого уровня решения, пригласили на беседу командующего 17 Воздушной армии, штаб которой дислоцировался в Киеве на улице В.П.Чкалова, генерал-лейтенанта Андреева А.П. В те годы кратковременно КВВАИУ вывели из прямого подчинения Главкому ВВС и наравне с летными и техническими училищами, базировавшимися на территории Киевского военного округа, включили в состав 17 ВА.
   Командарм, получив задание руководства республики, направился к высшему руководству ВВС в Москву и изложил там суть вопроса, добавив к нему свое личное и должностное представление и ходатайство. Его выслушали и обнадежили неопределенным: "Хорошо!" Вернувшись в Киев в полной уверенности блестящего выполнения задания, Командарм доложил высоким ходатаям и проинформировал самого Недбайло А.К.
   Настал торжественный день и весь личный состав училища был построен на плацу перед главным корпусом. На небольшую трибуну у центрального входа поднялся командарм, сопровождаемый генералами из штаба 17 ВА и заместителями начальника училища. Среди сопровождающих и поднявшихся на трибуну был единственный полковник - начальник Факультета авиационного радиоэлектронного оборудования Челышев К.Б. Он стоял слева, прижатый к краю трибуны, и никто из тех, кто "возвысился над толпой", т.е. стоял на возвышении перед строем авиаторов, демонстративно не смотрел в его сторону.
   Командующий без торжества в голосе, скорее с раздражением, не зачитал приказ, а объявил: "Вышел соответствующий приказ о назначении начальника училища. Вам назначен какой-то полковник Челышев. Командуйте".
   Плац удовлетворенно загудел и нерешительно зааплодировал. Командующий развернулся и, не поздравив нового начальника, спустился с трибуны. За ним последовал весь сопровождавший его генералитет, включая заместителей начальника училища.
   Полковник Челышев К.Б. остался в одиночестве, получил доступ к микрофону и подал свою первую команду: "Училище! Смирно!" И все стояли в положении "смирно" до тех пор, пока командиры - гости не ушли с плаца. Затем последовала привычная команда: "Вольно! Начальникам факультетов развести личный состав по рабочим местам".
   С первых дней вступления в должность Челышев К.Б., в полном смысле этого слова, взял власть в свои руки, потому что хорошо знал положение дел во всех звеньях, факультетах и службах, училища.
   С генералом Недбайло А.К. они смогли "найти общий язык" и легендарный герой продолжил свою полезную службу в училище.
   Генерал Чинаев П.И. не смог смириться с таким назначением, решил, что он не сработается со своим бывшим подчиненным, и добился нового назначения в Центральный НИИ ВВС в Подмосковье. Там он дослужил успешно до конца своей военно-научной карьеры.
   На должность заместителя начальника училища по учебной и научной работе был назначен полковник Котельников Г.Н., доктор технических наук, профессор, представитель Факультета самолетов и двигателей (Факультета летательных аппаратов), который в последующем стал генералом.
   В принятии такого кадрового решения были учтены многие аргументы, в том числе, и то требование, что начальник и его заместитель должны иметь разные военно-учетные специальности. Так, генерал-лейтенант Максимов Н.А. был специалистом по самолетам и двигателям, а его заместитель генерал-майор Чинаев П.И. - представлял факультет авиационного оборудования. А Челышев К.Б был специалистом по радиотехнике, поэтому (и не только поэтому!) его заместителем стал специалист по самолетам и двигателям, представитель факультета Летательных аппаратов.
   Долгое время (1962 - 1975 гг.) заместителем начальника училища по политической части - начальником политотдела служил генерал-майор Попов А.П. Это был не привычный, нудный замполит, а настоящий комиссар, выросший из боевых летчиков. Его заслуги в Великой Отечественной войне были отмечены многими боевыми наградами. Он никогда "не жаждал крови" при разборе персональных дел офицеров, с пониманием, снисходительно относился к их ошибкам и слабостям, оценивая личности по своим, только ему ведомым, критериям. Он был искренне рад, когда при обмене партийных документов, все "грешники" получили партийное прощение, были "амнистированы" и получили чистые учетные карточки без всяких ранее "занесенных строгачей", позволившие продолжить службу "с чистого листа". Он очень мужественно боролся со своими болезнями, последствиями военных ранений травм и перегрузок, даже тогда, когда инсульт стал наносить ему удар за ударом...
   В новой "команде Челышева" на должность заместителя по политчасти был назначен генерал - майор Бжезовский М.П., который прибыл из политорганов 8 Отдельного тяжелого бомбардировочного авиационного корпуса Дальней авиации (8 ОТБАК ДА, Восточного корпуса ДА), с должности начальника политотдела дивизии. Очень решительный, энергичный человек, стал влиятельной личностью, которая во многом влияла и на решения, принимаемые начальником училища. Он остался верен дружбе со своими восточными соратниками и помог перебраться из Сибири для завершения службы в Киеве двум своим сослуживцам - генералам.
   Но для этого пришлось поторопить с уходом в запас Дважды Героя Советского Союза Недбайло А.К. Дело в том, что юношей Анатолий Недбайло, чтобы попасть в авиационное училище прибавил себе возраст на один год, поставив в документах себе год рождения "1923" вместо реального "1924". Такой факт часто встречается в биографиях героев и военачальников предвоенного и военного периодов. Но более предусмотрительные из них своевременно вносили соответствующие изменения в свои личные дела. А Анатолий Константинович этого не сделал. Когда в 1983 году ему настойчиво стали предлагать уволиться по достижении предельного возраста - 60 лет, он объяснял, что реально 60 лет ему будет только в следующем году. Но ему его непосредственные начальники отвечали: "Ничего не знаем, по документам вам - 60, по документам и будем увольнять". После увольнения из рядов военнослужащих Анатолий Константинович не прерывал связь с училищем, работал над книгами своих воспоминаний и издал их на русском и украинском языках.
   Прославленный Герой активно работал в ветеранских организациях, отдавая силы патриотическому воспитанию молодежи и весь свой авторитет на решение сложнейших социальных вопросов ветеранов.
   По представлению Государственного комитета Украины по делам ветеранов он стал полным кавалером Ордена Богдана Хмельницкого (награжден Орденом Богдана Хмельницкого 3,2 и 1 степени), а в 2004 году генерал-майору Недбайло А.К. было присвоено воинское звание "генерал-лейтенант".
   Киевский городской совет по ходатайству Украинского союза ветеранов Афганистана (воинов-интернационалистов) принял решение об установке мемориальной доски в честь легендарной личности на доме на углу Севастопольской площади, где он жил в Киеве.
  
   Назначение полковника Челышева К.Б. начальником училища, на должность генерал-лейтенанта, стало беспрецедентным случаем в кадровой практике того времени. Офицер, который прошел по служебной лестнице в высшем учебном заведении от преподавателя до начальника Училища, подтверждая на каждой из ступеней карьерной лестницы свою состоятельность и соответствие, стал образцом для подражания, и открывал перспективы в мечтах о службе себе подобным.
   Челышев К.Б. долгое время сам находился в хорошей спортивной форме. Он единственным из начальников кафедр участвовал в полной полевой форме (в сапогах и портупее) в традиционных весенних кроссах на 3 км на трассе от Поста Волынского до Караваевых дач, обгоняя своих более молодых подчиненных. Константин Борисович возглавил туристическую группу из молодых и зрелых офицеров - выпускников училища в трудном дальнем походе по Камчатке. Познакомившись поближе с ними, оценив их личные качества, он на протяжении всей службы внимательно следил за их карьерой и всячески ей содействовал. Можно без преувеличения сказать, что длительное время и преподавателем, и начальником кафедры, факультета, училища Константин Борисович Челышев был кумиром молодежи.
   В период командования училищем Челышевым К.Б., который последовательно получил звания генерал-майора и генерал-лейтенанта, коллективу удалось, в основном, удержать "завоеванные ранее высоты". В этот период ВВС интенсивно осваивали новейшую военную технику с новыми принципами и физическими основами построения. Преподавательский и инженерно - технический (инструкторский) состав училища "шел в ногу с жизнью", подтверждая свой высокий научный, педагогический и инженерный уровень.
   На этот период пришлась и война в Афганистане. Необходимо было учитывать опыт применения и эксплуатации авиационной техники в боевых действиях, работать над совершенствованием ее образцов, направлять в Афганистан своих подготовленных специалистов и принимать на обучение военнослужащих, прошедших через испытания локальной войны.
   Заслуги целого ряда ведущих преподавателей, руководителей кафедр и факультетов, а также нового контингента слушателей училища были отмечены правительственными наградами.
   Яркими страницами в жизни факультета и училища, укреплявшими коллектив и взаимопонимание в нем, были совместные торжественные вечера и встречи, выезды на природу. В них принимали участие члены семей офицеров. Здесь в неформальной обстановке можно было услышать игру на банджо генерала Максимова Н.А. или аккомпанемент на аккордионе генерала Недбайло А.К. Увидеть в ярком кавказском танце полковника Гаспаряна С.А. Свои стихи читал полковник Передня В.Г. В творческих вечерах участвовали и выдающиеся солистки украинской оперы жена офицера Василия Дмитриева Народная артистка СССР (С 1952 г.) Елизавета Ивановна Чавдар и жена офицера Евгения Графова Народная артистка СССР (с 1965 г.) Евгения Семеновна Мирошниченко. Многие сослуживцы и члены их семей с открытой душой раскрывали свои творческие таланты и способности.
   В коллективах кафедр и факультетов люди дружили семьями, жены и дети офицеров хорошо знали друг друга. Семейные праздники, дни рождения, новоселья, успехи в творчестве и службе отмечали вместе дома, часто ходили друг к другу в гости.
   Позже виды общения и поводы для встреч изменились ...
   Но неуклонно приближались годы, разрушительные для страны и, как следствие, для Вооруженных сил, ВВС и их ведущего высшего военно-учебного заведения.
   Пришедших за Челышевым К.Б. руководителей нельзя назвать его преемниками и последователями. При них произошло полное разрушение ВВУЗа и, когда в 2000 году провожали в последний путь генерал-лейтенанта в отставке Челышева К.Б., все сослуживцы говорили, что вместе с ним хоронят, отправляют в последний путь и училище...
  
  Факультет авиационного радиоэлектронного оборудования (ФАРЭО) -первенец училища, удачный и счастливый.
  
   Радиотехнический факультет был первым основным функциональным подразделением, которое было сформировано в училище. Он, как и другие факультеты, и училище в целом, несколько раз изменял свое название, в связи с расширением функций и уточнением назначения. На Боевом знамени, которое было вручено училищу при его формировании было вышито золотом "Киевское Высшее Инженерное Радиотехническое Училище ВВС". "Радиотехнический" было отражено и в названии факультета.
   Должностная категория начальника факультета была "генерал-майор", начальников кафедр, их заместителей и старших преподавателей - "полковник", преподавателей - "подполковник", учебных лабораторий - "майор", начальников отделений - "капитан". Для этих категорий офицеров обязательным было требование наличия высшего образования, а для профессорско-преподавательского состава - наличие ученых степеней. Инструкторский состав имел категории "капитан" (старший инструктор) и "старший лейтенант" (инструктор) и среднее техническое образование.
   Здесь надо оговориться о том, что наименования званий офицерского состава неоднократно изменялись в Советской армии после Великой Отечественной войны. Особенно это сказывалось на инженерных и других специальных званиях. Например, "инженер - лейтенант" становился "лейтенантом - инженером", а потом и просто "лейтенантом". Правда, от перемены мест слов и их количества ничего не изменялось. Более корректно, конечно, было бы называть звания героев воспоминаний и рассказов званиями, соответствующими времени. Но мы выбрали вариант последнего в Советской армии наименования званий.
   Но "генеральское счастье" свалилось в истории факультета в 1957 году только на плечи его первого начальника Акопяна Г.А., который возглавлял факультет в течение 12 лет.
   Для его последователей категорию снизили до "полковника", а тем самым снизили стимулы для кандидатов на занятие этой должности.
   Первым выдержал такой "удар" полковник Лавров А.С., очень энергичный, компетентный руководитель, который мог отстаивать принципиальные вопросы своих подчиненных, факультета и военного образования, в целом, перед вышестоящими начальниками. "Наклонять" его могли только свои, "факультетские авторитеты" - начальники кафедр. Поэтому, когда стали снижать уровень училища, в том числе, и статус обучаемых (слушатели становились курсантами, а знак о его окончании из белого "академичного" заменили синим наравне с вновь образованными высшими училищами), Лавров А.С. нашел повод уволиться из Советской армии.
   Каждый начальник факультета, как и во всей авиации, имел надежного ведомого - заместителя начальника по учебной работе - начальника учебной части факультета.
   С Лавровым А.С. плодотворно работал полковник Караульщиков П.Х., спокойный, педантичный работник. На это звено управления ложилось решение многих задач контроля и планирования. Самым злободневным из них было регулярное, на каждый семестр, составление расписаний занятий так, чтобы оно отвечало требованиям учебных планов, программ, интересам других факультетов и личным интересам профессорско-преподавательского состава.
   В конце 60-х и в течение 70-х годов прошедшего века механизм факультета работал слажено, без сбоев, обладал способностью самосовершенствования и развития.
   На смену ушедшего в отставку по состоянию здоровья полковника Лаврова А.С. пришел молодой, энергичный и перспективный начальник кафедры ? 47 кандидат технических наук, доцент полковник Челышев Константин Борисович. Под его руководством факультет ? 4 активно осваивал и внедрял в учебный процесс радиоэлектронные комплексы нового поколения и стал "парадными воротами" училища.
   Для достижения этой цели была сформирована бригада из постоянного состава лабораторий всех кафедр, которая занималась исключительно реализацией этого проекта. Обладая бесспорным, врожденным даром эстетического восприятия мира и его соответствующего отображения в делах, Челышев К.Б. стал ведущим соавтором экспозиции, в которой были показаны этапы победного шествия страны и армии и отражены главные результаты деятельности факультета. Информативные, оформленные профессионально и художественно, демонстрационные стенды были размещены на всем протяжении 50-ти метрового коридора на 2-м этаже главного корпуса училища.
   Здесь же, потеснив кафедру ? 44, забрав у нее самые большие помещения, где содержалась наземная аппаратура радионавигационных и связных систем, организаторы создали Музей училища.
   Блестящие паркетные полы, если бы их не натирали перед каждым торжественным случаем, сохранили бы следы шагов известных личностей, в разное время посещавших училище: Дважды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза Рокоссовский К.К., Главнокомандующий Военно - воздушными силами, Герой Советского Союза Главный Маршал авиации Вершинин К.А. Главнокомандующий Военно - воздушными силами, Главный Маршал авиации Кутахов П.С., Командующие войсками Киевского военного округа Дважды Герои Советского Союза Маршалы Советского Союза Чуйков В.И., Кошевой П.К., Якубовский И.И., прославленные асы Великой Отечественной войны Трижды Герой Советского Союза Маршал авиации Покрышкин А.И., Дважды Герой Советского Союза генерал - полковник Скоморохов.
   С офицерами, слушателями и курсантами училища встречались летчики - космонавты Попович П.Р., Глазков Ю.Н., Волынов Б.В., Береговой Г.Т., Титов Г.С., Климук П.И., Быковский В.Ф., Егоров ББ, Хрунов Е.В., Шонин Г.С., Ляхов В.А., Березовой А.Н.,
   Интересна была еще одна, историческая и патриотическая, воспитательная находка творческой группы. Весной 1975 года, накануне 30-тилетия Победы в Великой Отечественной войне, в коридоре факультета была размещена большая карта европейской части мира. Для ее оживления предварительно из государственных архивов были сняты копии и распечатаны в типографии училища сводки Совинформбюро и приказы Верховного главнокомандующего Красной Армии И.В.Сталина. На карте специально изготовленными из красной пластмассы булавками была обозначена линия фронта. Каждое утро перед началом занятий около карты размещалась очередная сводка и приказ, а также перемещалось обозначение линии фронта в полном соответствии с датой 30-тилетней давности. Слушатели, постоянный состав училища и курсанты в перерывах между занятиями толпились около этого информационного стенда, как когда-то наши граждане читали свежие новости с фронта.
   Челышева К.Б. на должности начальника факультета сменил начальник кафедры ? 42 кандидат технических наук, доцент, полковник Крутиков Анатолий Григорьевич. Они с давних времен совместной службы в Харьковском военном авиационном училище связи (ХВАУС) хорошо знали друг друга, долгое время работали вместе на кафедре ? 44, дружили семьями. Бесспорно, в этой "слетанной паре" К.Б. был ведущим, а А.Г. - ведомым.
   Когда Челышев К.Б. стал начальником училища, он ни минуты не сомневался в том, кто же станет его преемником на факультете. Сомневался только сам Крутиков А.Г. Должность начальника факультета по сравнению с должностью начальника кафедры давала небольшие материальные преимущества. Некоторые начальники кафедр с докторской степенью и профессорским званием имели денежное содержание больше, чем их начальник. Зато их начальник имел несоизмеримо больше хлопот и практически отрывался от учебной и научной работы. Ему надо было ежегодно заниматься вопросами набора и выпуска курсантов, их дисциплиной, кадровой политикой и перемещением личного состава факультета, планированием и контролем деятельности кафедр, участвовать в многочисленных совещаниях по всем этим вопросам. Поэтому очереди на занятие освободившейся должности начальника факультета среди начальников кафедр никогда не было.
   Но ведущий сказал ведомому, как в фильме "В бой идут одни старики": "Твоя задача, держаться за хвост ведущего, не отрываться и не потерять его. Потеряешь, сорвешься, собьют, к чертовой матери!". И Крутиков А.Г. стал начальником факультета.
   В помощь Крутикову А.Г. по работе с курсантскими подразделениями "подтянули" подполковника Гаспаряна С.А. Это был беспрецедентный кадровый случай, когда на должность заместителя начальника факультета по учебной работе - начальника учебной части назначали офицера без научной степени и не преподавателя. Сергей Арташевич Гаспарян, очень контактный, любивший искусство и даже сам подготовленный к танцам, имел отличную строевую выправку. Его строевым шагом на торжественных прохождениях и парадах все любовались Он получил высшее образование и работал инженером на кафедре. Затем он был переведен на должность курсового офицера, а далее стал начальником курса у курсантов. Он умело руководил людьми, курс неоднократно отмечался в приказах командования. Поэтому такое решение начальника училища было понятно.
   Когда пришло время заканчивать свою карьеру "ведущему", то и "ведомый" принял решение уходить в отставку и возвращаться в "родные пенаты", на кафедру ? 44, на которой и начиналась в далекие 50 - тые его военная, и научно-педагогическая карьера.
   Вместе с полковником Крутиковым А.Г. освободил свою должность и полковник Гаспарян С.А.
   Опять же, очереди из начальников кафедр, желающих занять должность начальника факультета, не наблюдалось. Из старших преподавателей, отказав кандидату технических наук, доценту, полковнику Передне В.Г., который сам предложил свою кандидатуру, начальники остановили свой выбор на старшем преподавателе кафедры ? 41 уже нового поколения, кандидате технических наук, доценте, полковнике Василевиче Леониде Федоровиче.
   Напутствуя своего преемника, Крутиков А.Г. сказал, что он не поддерживает кандидатур из постоянного состава факультета на должность нового заместителя Василевичу Л.Ф., не видит достойных, а по поводу некоторых высказал категорически отрицательное мнение.
   Поэтому с согласия руководителей Василевич Л.Ф. решил помочь перебраться в Киев, получить звание полковника своему однокурснику, который до этого не работал в военно-учебных заведениях, и ему предложили занять эту должность. Были уверены, что он справится с этой работой. Приняв должность, новый зам. Принес в подарок на кафедру ? 44 книги по технике и организации связи, которые ему теперь оказались ненужными.
   Василевич Л.Ф., добрый, благородный человек и благодарный последователь своих руководителей, с нераскрытой тайной особенности мышления и общения. Он принял на кафедре ? 41 деловую эстафету от безвременно ушедшего из жизни Комиссарова Ю.А. Благодаря высокой научно-педагогической подготовке Василевича Л.Ф., дисциплина "Радиоэлектронная борьба" сохранила свое значение и заметный вес в учебном процессе факультета. На должности начальника факультета он долго не задержался и вернулся к научно-преподавательской деятельности. С его уходом или, одновременно и независимо, с разрушением училища постепенно стал разрушаться и факультет, не только физически, но и морально...
   Его благородство особенно проявилось тогда, когда он бескорыстно стал опекать своих старших товарищей и предшественников и их семьи в трудное для них время. Он много внимания уделял семье Комиссарова Ю.А. Он помогал Сошникову В.И. переживать драмы и трагедии семьи. Он боролся за поддержку и восстановление здоровья разрушающегося под ударами судьбы Челышева К.Б. До последних дней своей, неоправданно короткой жизни, он опекал семью Крутикова А.Г. Настаивал на подготовке и издании очерков по истории факультета. К сожалению, он многого не успел сделать...
   Структура факультета долгое время содержала 6 кафедр и была построена логично, для обеспечения последовательного учебного процесса: общетеоретические дисциплины (высшая математика, физика) предшествовали дисциплинам, содержанием которых были специальные теоретические дисциплины (теоретические основы радиотехники, теория электромагнитного поля, теории построения антенных, приемных и передающих устройств), а затем следовало изучение специальных авиационных радиотехнических систем: радиолокационных, радионавигационных, связи, телевидения, управления вооружением. И в заключение давались основы измерений, и эксплуатации авиационной техники.
   Затем добавили еще 7-ю кафедру, профиль которой изменялся в соответствии с требованиями времени.
   Все кафедры имели примерно одинаковую структуру и численность. По научно-техническим направлениям преподаваемых дисциплин кафедры подразделялись на 3-4 группы (методические комиссии), возглавляемые старшими преподавателями. Старшие преподаватели были старшими (но не начальниками) для всей группы, в которую входили 2-3 преподавателя. Обеспечивало учебные занятия этой группы и обслуживание закрепленной техники и аудиторий отделение учебной лаборатории. Все отделения кафедры были объединены в составе учебной лаборатории во главе с начальником лаборатории (категория - майор, квалификация - инженер). В состав лаборатории входили также гражданские сотрудники - рабочие и служащие Советской армии. В основном, это были лаборанты и лаборантки с общим средним образованием.
   На факультете, в целом, имелся также резерв штатных единиц для гражданских преподавателей (доцентов и ассистентов), которые занимались вышедшими в запас и отставку военными преподавателями. Эти должности были "плавающими" и передавались кафедрам по мере необходимости решением начальника училища.
   Вообще, штатное расписание факультета всегда существенно отличалось от реального занятия должностей офицерами и служащими СА. О том, кто, на какой штатной должности, в каком структурном подразделении находится, можно было узнать только по финансовым ведомостям в день получки, которую всегда без всяких задержек выдавали 15 числа каждого месяца.
   Кадры перемещались по кафедрам и службам в результате глубокомысленных "шахматных" ходов, иногда даже покидая факультетские коридоры (кому-то нужна была подполковничья или полковничья должность), и возвращаясь обратно. Внутри факультета старались выдерживать очередь в переводе преподавателей на должности старших преподавателей, которых было в два раза меньше, чем претендентов. Острая конкуренция возникала в среде инженерного состава при появлении вакансии на начальника лаборатории. Там пирамида имела очень тупой угол - много желающих и достойных инженеров.
   Пенсионное законодательство позволяло военным пенсионерам продолжать трудиться на рабочих должностях без ограничения пенсий, а на остальных, в том числе и на научно-педагогических должностях, действовало правило: сумма пенсии и нового заработка не должны превышать размера денежного содержания, из которого начислена пенсия бывшему военнослужащему. Размер превышения установленного порога вычитался из размера пенсии. Это было не выгодно, поскольку пенсия не подлежала налогообложению. Если же военный пенсионер добровольно отказывался от половины своей пенсии, то ограничений на дальнейший заработок не существовало. Поэтому, как правило, два бывших старших преподавателя мирно делили пополам одну ставку доцента и не очень напряженно продолжали свою педагогическую деятельность. Хотя был на факультете и прецедент, когда выбор был сделан по другому, в пользу одного человека.
  
  Кафедры - основные звенья ВВУЗов.
  
   Кафедры возглавляли признанные ученые и профессиональные военные педагоги, авторитетные начальники. Каждый из них был Личностью (с большой буквы!) с индивидуальными достоинствами и качествами, но все они имели общие черты преданного, честного служения делу, которому они посвятили всю свою жизнь - воспитанию и профессиональной подготовке молодежи и кадров для Военно - воздушных сил.
   41-ю кафедру возглавлял доктор технических наук профессор полковник Сошников Виктор Иванович, который был больше ученым и педагогом по жизни, чем воинским начальником. Он ценил в людях трудолюбие и порядочность, "горой стоял" за подчиненных, подчеркивал, что человеку надо создать условия, чтобы раскрылись его способности, и не требовать от него больше, чем он может сделать. Он говорил: "Пусть каждый делает хорошо то, на что он способен".
   Так он смело и обоснованно и больше других руководителей кафедр выдвигал на преподавательские должности офицеров, не имевших ученых степеней, но показавших достаточную квалификацию и склонность к педагогической работе, кропотливой работе с курсантами. Одним из таких уникальных офицеров был Лимонов Петр Александрович, который стал старшим преподавателем и доцентом, не имея ученой степени кандидата технических наук.
   Однажды, когда освободилась должность начальника лаборатории, Виктору Ивановичу предложили несколько кандидатов. Он ответил однозначно, что на эту должность он планировал начальника отделения РЭБ. Ситуация усложнилась тем, что именно в этот период, случайно или не случайно, на этого офицера наложили взыскание от заместителя начальника училища - "выговор за нарушение формы одежды - не расшитую встречную складку шинели". Начальники стали аргументировать и состоялся интересный диалог:
   - Будем назначать другого. Вот, видите, у вашего кандидата взыскание.
   - Будем ждать, когда снимут взыскание.
   - Нельзя же ждать, кадры подпирают.
   - Тогда назначайте со взысканием.
   - Так нельзя же со взысканием назначать.
   - Тогда снимайте взыскание.
   И взыскание, действительно, было "снято" таким же "левым" способом, как и наложено: просто убрали рапорт с доносом и резолюцией, не успев занести в карточку поощрений и взысканий. А начальник отделения стал начальником лаборатории, что позволило ему получить звание "майора".
   В тоже время Виктор Иванович умел различить и развить научные таланты в своих молодых учениках. Достойным преемником его стал Козловский Валерий Викторович, который развил научные направления своего учителя, возглавил кафедру, защитил докторскую диссертацию, получил ученое звание профессора.
   Методическим группам, возглавляемым старшими преподавателями, была предоставлена полная свобода действий в реализации учебных планов и программ, в творческой деятельности. И это было не потому, что Сошников В.И. самоустранялся от управления, а потому, что он полностью доверял проверенным соратникам, которых сам подбирал на кафедру.
   Виктор Иванович, как и большинство начальников кафедр, мягко говоря, не любил пустой бумажной работы, нужной только для формализации учебного процесса и контроля за ним со стороны учебных частей и отделов факультета и училища. Но вся положенная документация кафедры, была в полном порядке, благодаря преподавателям - секретарям кафедры, которым поручалось это дело.
   Сошникова В.И. любили (любимый преподаватель) все курсанты и слушатели, уважали подчиненные и даже те начальники, с которыми он вел острые дискуссии и с мнением которых не был согласен.
   Дисциплину "Теория элетромагнитного поля", очень сложную по физическому представлению и математическому описанию, на кафедре читал кандидат технических наук, доцент полковник Череп Петр Романович. Он в коллективе держался обособленно, ни с кем не сближался, и мало, кто знал о его личной жизни. Все годы ходил на службу с одним потрепанным портфелем, по внешнему виду, хуже, чем у известного писателя Михаила Жванецкого. Коллеги несколько раз ко дням рождения дарили ему и новые портфели, и модные кейсы, но Петр Романович с благодарностью принимал подарок, а на следующий день приходил на работу ... со старым другом - потрепанным портфелем. Он никогда не писал конспектов лекций, несмотря на дружеские уговоры начальников, на занятиях не пользовался никакими подсобными материалами и записями, поражал всех своей феноменальной памятью.
   Нелогичным было наличие в составе теоретической кафедры, преподаватели которой давали азы радиотехнических наук первокурсникам, дисциплины "Радиоэлектронное противодействие". Но и в этом структурном решении была своя историческая логика. В конце 50-х и начале 60-х годов, в период прошедших массовых сокращений Вооруженных сил, искали любую возможность уменьшить численность военнослужащих даже в ВВУЗах.
   Возникла угроза того, что кафедру, а, следовательно, и весь персонал сделают гражданскими, такими же, как общетеоретические кафедры математики, физики, иностранного языка. Общими административными усилиями руководства кафедры, факультета и училища было найдено "Соломоново мудрое" решение. Из состава кафедры ? 46, готовившей специалистов на заключительном этапе обучения, дисциплина "Радиоэлектронное противодействие" вместе с обеспечивающем ее личным составом и техникой была переведена на кафедру ? 41.
   Терминология в этой области теории и техники и название дисциплины в последующем несколько раз изменялось. На Западе использовали термин РЭВ - радиоэлектронная война, у нас устоялась аббревиатура РЭБ - радиоэлектронная борьба. Составными частями РЭБ являлись радиоэлектронная разведка (радио и радиотехническая) и создание активных и пассивных помех соответствующим радиотехническим системам.
   Во главе этой группы был кандидат технических наук, доцент полковник Комиссаров Юрий Александрович. Он был руководителем, полным творческих планов, постоянно сам генерировал идеи и всегда поддерживал начинания своего дружного коллектива, направленные на развитие учебного процесса и реализацию научных идей. Кроме того, он обладал большими организаторскими способностями в обеспечении кафедры новой, самой современной, техникой и проведении испытаний новых образцов техники.
   Коллективом под его руководством на кафедре был создан и испытан в строевой части передатчик шумовых помех для самолета Миг - 21, в котором не была предусмотрена возможность индивидуальной защиты.
   Этим же коллективом были созданы устройства и организовано проведение испытаний в ГКНИИ ВВС помехи компенсационного типа. В этот раз не обошлось без курьеза. Мы установили наши устройства "помехи Комиссарова" в кормовом отсеке самолета Ту-22 П. Самолет поднялся в воздух, а на перехват его направили истребитель Су-15, пилотируемый летчиком-испытателем, который хорошо знал сотрудников училища, поскольку учился в нем на заочном факультете. Результаты первого испытательного полета оказались сверх всяких ожиданий. РЛС перехватчика под воздействием помехи несколько раз срывала сопровождение и теряла цель. Но радость наша оказалась преждевременной, т.к. при детальной расшифровке и анализе записей бортовых самописцев, оказалось, что срыв сопровождения производился принудительно летчиком-испытателем, который хотел помочь и "подыграть" своим педагогам, а на самом деле оказал им "медвежью услугу". До получения реальных первых положительных результатов было еще далеко.
   Особенно поражали личные качества Юрия Александровича. Он вел себя так с подчиненными, что они никогда не чувствовали его превосходства, "на равных". Он естественно никогда не создавал искусственной дистанции в общении. А понимая сложность изучения его дисциплины, требующей знаний всех предварительно пройденных и не всегда хорошо освоенных дисциплин, умел находить у слушателей и курсантов те крохи знаний теории и техники, которые обеспечивали получение положительных оценок.
   Однако он был принципиален в оценке знаний бездарей и бездельников. Был случай, когда он поставил на экзамене перед самым выпуском "двойку" сыну Главного маршала авиации. На Юрия Александровича "стали давить" повторно принять экзамен. После повторной индивидуальной беседы результат не изменился. Начальник факультета полковник Лавров А.С., поняв бесполезность "полюбовного" решения этого вопроса с Комисаровым Ю.А. и его непосредственным начальником Сошниковым В.И., сказал с вызовом: "Хорошо! Я сам приму у него экзамен". Никто ему не возражал.
   В области технической реализации идей и занятий он полностью полагался на инженерно-технический состав своего отделения, доверял инженерам проведение практических занятий, прием зачетов и даже практической части экзаменационных вопросов, помогал им в подготовке и издании учебных пособий по технике РЭБ.
   Юрий Александрович тяжело заболел и, уже находясь на больничной койке, до последних дней безотказно консультировал своих бесцеремонных адъюнктов, спешивших все, что можно, "выжать" из своего руководителя.
   Уникальные офицеры - инструкторы, мастера, способные "подковать блоху", при проведении сложных комплексных лабораторных работ, требующих уникальных тонких настроек, осмеливались говорить: "Юрий Александрович! Вы все рассказывайте, это у вас получается, а руками, пожалуйста, не трогайте. Это мы сами".
   Для капитанов Литвинова Владимира Ивановича и Мамонтова Ивана Александровича не было технических задач, которые они не могли бы профессионально выполнить. В этом была их уникальность. Им были подвластны все виды инструментов, станков и методов обработки любых авиационных материалов. Металл, пластмассы, дерево, стекло, клеенки и ткани, технические жидкости и краски, в применении всего этого у них был накоплен богатейший жизненный и профессиональный опыт. Изготовление рациональных конструкций приспособлений и устройств, радиотехнических схем, ремонт радиоаппаратуры любой сложности, все это было им "по плечу".
   Они щедро делились своим опытом с молодежью и учили прилежанию в работе своих более молодых начальников. После получения и уяснения задания они, не спеша и основательно, готовили рабочее место, заготавливали все необходимые материалы и элементы, и только после этого приступали к работе. Попытки подгонять их, требования ускорить подготовительные процессы всегда наталкивались на решительное сопротивление и убедительный ответ: "Не волнуйтесь, мы все успеем". И, действительно, успевали в срок. "Святыми" для них были регулярные занятия по физподготовке, на которых все без различий должностей и званий резались в волейбол, и обеденный "козел" в домино при закрытых дверях в секретных лабораториях отделения.
   На 42-й кафедре также собралось созвездие Личностей: профессор полковник Герасимов С.М., признанный авторитет и автор одного из первых учебников по авиационным передающим устройствам, кандидат технических наук, доцент полковник Резников Г.Б. - бесспорный классик в области авиационных антенно-фидерных устройств и доктор технических наук, профессор полковник Мигулин И.Н.
   В руководстве кафедрой Мигулина И.Н. сменил кандидат технических наук, доцент, полковник Крутиков А.Г., переведенный на эту должность с кафедры ? 44. А затем, им на смену, после продвижения Крутикова А.Г. на должность начальника факультета, пришел из НИЛ-6 защитивший докторскую диссертацию и в дальнейшем ставший профессором полковник Огороднийчук Н.Д.
   Рассказывали, что Анатолий Григорьевич Крутиков "страшно сопротивлялся" новому повышению и назначению на должность начальника факультета, планируя по жизни завершить свою карьеру на научно-педагогической должности с небольшим объемом административных обязанностей. Однако "ведущий" сказал твердое: "Толя, надо!". И никаких аргументов против не последовало.
   К 43 - й кафедре было приковано особое внимание в течение длительного времени. Она под руководством доктора технических наук профессора полковника Яковлева В.Н. стала "пионером" в освоении авиационной техники нового поколения. На ее базе был разработан и развернут тренажер прицельно-навигационного комплекса (ПНК "Пума") самолета - бомбардировщика фронтовой авиации Су - 24. К этой, очень важной для ВВС, работе было приковано внимание не только руководства училища, но командования ВВС.
   Яковлев Василий Николаевич упорным трудом продвигался по служебной и научной лестнице. Первую попытку выйти на защиту докторской диссертации он сделал, когда работал преподавателем на кафедре ? 44. В последующем добился достижения высокой научной цели и гордился успехами в службе, тем, что стал полковником в свой день рождения, в 40 лет, 11 января 1964 года.
   Василий Николаевич строго и принципиально боролся за чистоту научных кадров, заставлял считаться со своим мнением, которое не всегда совпадало с мнением соратников и начальства, которому он никогда не подыгрывал. Он знал себе цену и мог сказать: "Я высказал свою точку зрения и не собираюсь ее доказывать. А ваше дело, прислушиваться к ней или нет, принимать ее или не принимать".
   В воспитательной работе с подчиненными и их семьями он также находил оригинальные ходы. Однажды к нему, начальнику кафедры, пришла женщина с жалобой на мужа, инженера лаборатории, "не любителя выпить". Василий Николаевич выслушал ее и сказал: "Спасибо, что вы пришли и все рассказали. Если будет еще что-нибудь подобное, вы, пожалуйста, сообщите мне, и мы уволим его моментально и ... без пенсии". Больше до конца службы этого инженера она не приходила... Или он исправился, или перспектива жить без пенсии мужа ее не устраивала.
   Одним из старших преподавателей этой кафедры, которых ставили в пример всему факультету, был кандидат технических наук, доцент полковник Войчук В.А. Однажды, когда к нему подошел молодой преподаватель с просьбой, разрешить посетить его лекцию, чтобы перенять опыт, он ответил: "Чужой опыт, безусловно, интересен. Но вы не перегружайте им себя. Создавайте свой стиль преподавания, а не подражайте другим". И он был прав.
   На кафедре ? 44, как и на большинстве других кафедр факультета, проводились занятии с широким спектром обучаемых контингентов. Главное, конечно, это были курсанты факультета авиационного РЭО (? 4) и факультета авиационного оборудования (? 3). Большая нагрузка приходилась на работу с иностранными слушателями и курсантами спецфакультета (? 5). Следующим по объему занятости был контингент заочного факультета (? 6). И наконец, нерегулярные занятия с офицерами запаса. К каждому из них нужен был свой особенный подход в организации и проведении занятий.
   Кафедру возглавлял общепризнанный лучший методист факультета кандидат технических наук, доцент, полковник Щечкин Евгений Сергеевич. Он обладал романтической натурой и артистичной внешностью и манерами. Прекрасно читал лекции, перед которыми говорил своим молодым последователям: "Вот, иду и не знаю, что я буду им говорить в этот раз. Куда меня вывезет кривая...". Многие лекции по одной и той же теме у него могли быть не похожими одна на другую, совсем с другим содержанием и аргументами. Поэтому позже, его ученики стали понимать, что человеку с широким кругозором и большим объемом знаний, действительно, трудно работать в "прокрустовом ложе" тематического плана и содержания лекции.
   Он с юмором относился к потугам сотрудников планирующих и контролирующих органов "завалить" всех преподавателей ненужными бумагами, в ущерб творческой деятельности. Но, тем не менее, надо отдать должное, что комплект учебно-методической документации кафедры всегда был в таком порядке, что "комар носа не подточит". Своим подчиненным он полностью доверял и практически не вмешивался в их деятельность.
   Евгений Сергеевич длительный период работал над написанием учебника, уединялся, работал на дому, брал неофициальный творческий отпуск, но в соперничестве со специалистами из Военно-инженерной авиационной академии им. Жуковского Н.Е. не выиграл, они не дали позитивной рецензии, а потому учебник не увидел свет.
   Его ближайший соратник кандидат технических наук, доцент, полковник Дудко Георгий Кириллович, имел суровую внешность, которая никак не гармонировала с его добрым и отзывчивым характером. Он был человеком практически бесконфликтным и более рациональным в своих действиях. Первым делом, в 1969 году он в соавторстве с Новокшановым М.Н. и Соломяным В.П. подготовил и издал учебник "Авиационные радионавигационные устройства и системы", который полностью обеспечивал теоретическим материалом дисциплину, которую он вел. Когда от него требовали тексты или конспекты лекций, протягивал учебник и говорил: "Здесь все есть".
   Провожая своего молодого коллегу в загранкомандировку в страну, положение в которой было небезопасным, Георгий Кириллович советовал: "Берите справки везде, где можете, и обо всем, что было и не было". В мудрости этого предостережения, к сожалению, не выполненного, молодой коллега убедился по возвращении из сложной командировки, в многолетней борьбе с бюрократами в своем же ведомстве.
   В служебные командировки в культурные центры и большие города он всегда ездил вместе со своей супругой.
   В "навигационной паре" с Дудко Г.К. многие годы работал Фокин Ю.М., выпускник училища, выросший в нем до кандидата технических наук, доцента и полковника. Важной чертой Юрия Михайловича была его верность делу, которому он служил, и товарищам - сослуживцам.
   Ему можно было доверить любое сложное дело в полной уверенности, что оно будет выполнено точно и в срок, как это было записано в уставе. Дополнительного контроля не требовалось. Если его сослуживцы - "вольнодумцы" допускали себе свободное трактование методов исполнения указаний, то Юрий Михайлович твердо и неуклонно шел "по вешкам", выставленным начальниками.
   Верность его друзьям хорошо иллюстрируется тем, что он не расширял круг своего общения, в котором были Кудрицкий В.Д., Передня В.Г., Родионов С.С., Третьяков Б.К., Аблазов В.И. Именно при участии этой компании, к сожалению, с годами трагически поредевшей, и после увольнения со службы, отмечалось его и 60-летие, и 70-летие, и 80-летие, и 90-летие (!). К своему 80-летию Юрий Михайлович подготовил на компьютере в цифровом виде свое поэтическое жизнеописание. А в день 90-летия, подправил шуткой тостующего, пожелавшего привычное: "Лет до ста расти Вам без старости", вопросом: "Почему так мало?"
   Евгения Сергеевича Щечкина на должности начальника кафедры заменил, кандидат технических наук, доцент, полковник Третьяков Борис Константинович, "выросший" на кафедре после окончания адъюнктуры в Военно-инженерной академии им. Н.Е.Жуковского. При новом, молодом, начальнике более интенсивно стали рассматриваться в теории вопросы "нелинейной фильтрации", принципы цифровой связи, реализации кодов с исправлением ошибок, в том числе Рида - Соломона, Боуза - Чоудхури - Хоквингема (БЧХ) и др.
   В шутку говорили, что для того, чтобы получить "удовлетворительно" по дисциплине "Авиационные радиосвязные устройства" надо было назвать основной принцип связи и внятно назвать коды с исправлением ошибок. Основной принцип связи Борис Константинович в неформальной обстановке формулировал так: "Чем громче крикнешь, тем дальше слышно".
   В эти же годы были получены новые образцы и стали интенсивно осваиваться комплексы связи самолетов Дальней и Фронтовой авиации. За короткий срок были подготовлены и изданы все необходимые учебные пособия, издана коллективная монография Аблазов В.И., Гупал В.И., Згурский А.В. "Преобразование, запись и воспроизведение речевых сигналов".
   Но главное - появились ощутимые результаты в подготовке научно-педагогических кадров. Было подготовлено три доктора технических наук. Двое из них С.Я. Жук и А.В.Бессалов сделали свои работы на основании глубоких теоретических исследований в новых, современных областях науки. Кафедра лидировала по количеству адъюнктов, завершивших свои квалификационные работы успешной защитой. Среди них был и преемник Третьякова Б.К. кандидат технических наук, профессор, полковник Гупал Валерий Иванович. За успешное выполнение задач по подготовке авиационных кадров и освоение новой авиационной техники начальник кафедры полковник Третьяков Б.К. был награжден орденом Красной звезды.
   Во внеслужебном общениии, на офицерских собраниях и "междусобойчиках", Борис Константинович придерживался паритетного начала. Он готов был угощать товарищей, но никогда(!) не позволял угощаться за чужой счет или вносить за него "долю". Простые люди тянулись к нему и считали за честь общение с ним. Обладая не ангельским, а архангельским характером, для начальства и соперников он долгое время был "крепким орешком". После завершения военной карьеры Борис Константинович, к стати, как и большинство начальников кафедр, в том числе и его предшественник, и его преемник, продолжил педагогическую деятельность в гражданских ВУЗах, за пределами училища.
   Крутиков А.Г., уволившись с военной службы, вернулся на кафедру, занял свое привычное место в преподавании на 5-м факультете, не совсем корректно потеснивши с этого направления того преподавателя, который все это время вел занятия с иностранным контингентом.
   А вместо "компенсации" они вместе с начальником кафедры предложили этому преподавателю на финише своей военной карьеры поставить новую дисциплину для курсантов 3-го факультета "Авиационные радиоканалы передачи развединформации". Это была новая специализация, которая должна была обеспечивать инженерными кадрами Разведывательную авиацию.
   Получилось, как бы, "обрамление" службы преподавателя в училище, поскольку начинал он ее с Радиотехнической разведки и радиопротиводействия, а теперь заканчивал ее всеми другими видами Авиационной разведки - фото, телевизионной, инфракрасной и т.п.
   Бортовая и наземная техника Разведывательной авиации были совершенно другими, структура, боевое применение имели свои особенности. Но после знакомства со всем этим во время целевых командировок в строевые части были и своевременно подготовлены методические материалы, и прочитан курс лекций, и издано новое учебное пособие.
   Такие случаи, когда преподаватели кафедры после нескольких шагов вверх по карьерной лестнице возвращались в "родные пенаты", бывали и прежде. Поэт Владимир Высоцкий предостерегал: "...Лишь мгновение ты наверху и стремительно падаешь вниз...". Но разрешалась ситуация по - разному. В данном случае "возвращенцем" был бывший "хозяин факультета", а интересующее его место занимал преподаватель, которого, может быть, и по этому поводу, уже наметили к увольнению. Так стоило ли интересоваться его мнением?
   В другом случае "возвращенец" претендовал на свою дисциплину, хотел, как и раньше, быть лектором на основном потоке. Но место было занято молодым, перспективным преподавателем с докторскими и профессорскими амбициями, который оказал решительное сопротивление. Начальник кафедры поддержал его, а "возвращенцу" было указано его место. Свободное, не занятое в учебном процессе место.
   Так же было указано "свое место" и новому "назначенцу", который прибыл на кафедру "со своим начальствующим креслом" с руководящей должности.
   Начальником лаборатории и ветераном кафедры был майор Дохленко Вячеслав Петрович, опытный хозяйственник и руководитель большого и разнообразного коллектива, некоторые представители которого доставляли ему много хлопот.
   На фоне традиционной текучести кадров среди молодых лаборанток, выделялись своей добросовестностью и трудолюбием Валентина Белоха, Ольга Самойлова и Инга Широбокова. Их без преувеличения можно было назвать соавторами всех печатных работ, выпущенных сотрудниками кафедры. Они и печатали на машинках малоразборчивые преподавательские тексты, чертили всевозможные чертежи и иллюстрации на кальках. На их долю выпадало и офрмление огромных схем новой техники на обычной детской клеенке, которая традиционно использовалась для этой цели.
   Тяготели к кафедре, не будучи штатными ее работниками, и две другие уважаемые женщины: Кошлачева Валентина Александровна, сыновья которой были дипломниками кафедры ? 44, укреплявшая общение кафедры ? 44 с кафедрой ? 47, а также Закутаева Зоя Ивановна, бессменный серетарь ученого совета, помогавшая всем сотрудникам в реализации их творческих усилий.
   Списки личного состава, служившего на кафедре ? 44 в разные годы (обобщенные на 1989 год) представлены в приложении в конце книги.
   На кафедре ? 45 соседствовали две основные специальности: казалось бы, мирное телевидение, и радиотехнические системы управления авиационным вооружением. Возглавлял кафедру кандидат технических наук, доцент, полковник Ушанкин Владимир Иванович.
   Вместе с ним славу кафедры и факультета "ковали" авторитетные военные педагоги полковники, кандидаты технических наук, доценты Соломяный Василий Прокофьевич и Загуменный Юрий Ильич. Когда провожали в запас Загуменного Ю.И., он сказал крылатые слова, которые запомнились надолго:
   - Часто спрашивают: что такое счастье? Не всегда мы можем получить на этот вопрос вразумительный ответ. А я нашел ответ на этот вопрос. Счастье - это состояние, когда ты утром встаешь и быстро, с огромным желанием бежишь на работу. А когда заканчивается рабочий день, ты с таким же огромным желанием бежишь домой.
   Несколько позже к педагогам кафедры присоединился молодой, энергичный, перспективный выпускник адъюнктуры, ученик Комиссарова Ю.А. майор Родионов Сергей Сергеевич, кандидат технических наук, а в последующем доцент и полковник, настоящий полковник, хранитель офицерских традиций, памяти Букринского плацдарма и архивов Черкасских методических сборов факультета, на которых он был бессменным начальником штаба. Он сердцем привязан к своей родине, ежегодно навещая родительский дом, черпая от родной земли свою силу и уверенность в будующем.
   Когда Аблазов В.И. был в длительной служебной командировке в Афганистане, Сергей Сергеевич внимательно заботился о его семье, в первую очередь, о подрастающих сыновьях. Это доброе общение семьями сохраняется и по сей день.
   Сергей Сергеевич бережно хранит и сборник стихов своего коллеги, одаренного поэта Владимира Гавриловича Передни.
   Преподаватель этой кафедры полковник Белодед Виктор Владимирович получил свое воинское звание за заслуги как участник Великой Отечественной войны. Молодым лейтенантом артиллерии он принимал участие в боевых действиях в 1943 году на Букринском плацдарме под Киевом, был награжден правительственными наградами. Он был большим энтузиастом увековечения памяти защитников Отечества и воспитания молодежи на примерах героизма советских воинов.
   Он стал инициатором и организатором создания мемориала славы на высоте около села Балыко-Щучинка. На первом этапе это стало делом чести факультета, поддержанного всем училищем. Силами и средствами слушателей и курсантов под его непосредственным руководством на месте событий был поднят многометровый стальной шпиль - стилизованный штык.
   Традиционно там факультет отмечал День Победы при стечении благодарных жителей со всех окрестных сел. Их щедрая украинская благодарность и напитки "кружили головы" некоторым молодым людям в погонах. Но за это их никто не наказывал...
   Позже комплекс реконструировали с участием известного скульптора Валентина Знобы, перенесли шпиль на другое место, придали святому месту государственный уровень, зарегулировали ритуалы праздника, но при этом исчезла его народность...
   Следующим начальником кафедры ? 45 стал подполковник Барсков В.В., который пришел на кафедру с должности начальника НИЛ-5, не имея опыта преподавательской работы. Поэтому у него были трудности в подготовке и проведении лекций на основных потоках факультета.
   46-я кафедра наставлениями и инструкциями по эксплуатации, важными документами инженерно - авиационной службы (ИАС), руководством практиками и стажировками завершала процесс подготовки авиационных инженеров. Руководил ею кандидат технических наук, доцент, полковник Синица М.А. Фундаментальность задач и процессов соответствовала и педагогам этой кафедры - "крепкому орешку" кандидату технических наук, доценту, полковнику Попову Александру Ивановичу и доктору технических наук, профессору, полковнику Кудрицкому Вячеславу Дмитриевичу.
   На смену Синице М.А. с должности начальника управления ГК НИИ ВВС из Ахтубинска прибыл кандидат технических наук, старший научный сотрудник полковник Кирмасов И.М., личность очень яркая и хорошо известная командованию училища и факультета. Игорь Митрофанович имел большой опыт испытательной работы и руководства коллективами военных и гражданских специалистов. Коллектив факультета принял этого интеллигентного человека с большим уважением.
   47-я кафедра "Авиационных средств поиска подводных лодок" была сформирована на факультете по требованию времени и начальства. Она стала давать курсантам дополнительную подготовку, позволяющую им служить в ВВС ВМФ. "Морскую" кафедру возглавил доктор технических наук, профессор, полковник Литвиненко Олег Николаевич (1968 - 1969 гг.), который перешел на эту кафедру вместе с "лазерным" направлением, техникой и личным составом с кафедры ? 41. Олег Николаевич был одним из самых талантливых и целеустремленных в когорте ученых факультета. Он отдал предпочтение науке, не стал продолжать свою военную карьеру, ожидать предельного возраста для увольнения.
   Ему на смену пришел с кафедры ? 44 перспективный, молодой полковник, кандидат технических наук, доцент Челышев К.Б.(1969 - 1972 гг.), которого сменил полковник, кандидат технических наук Загородников А.А., защитивший докторскую диссертацию и ставший уважаемым профессором (1972 - 1977гг.). С его мнением всегда считался его предшественник, ставший к тому времени начальником училища.
   В 1977 году "морское направление" было передано другому ВВУЗу, а на существующей структурной базе под тем же номером стала функционировать кафедра "Математического обеспечения автоматизированных систем управления", которую возглавил Кудрицкий В.Д. Он упорно работал, в научных боях защитил докторскую диссертацию и стал профессором. Романтик по натуре, любитель природы и дальних туристических походов от крайнего Запада до Дальнего Востока, он был не только начальником, но и душой возглавляемого им коллектива. Однако в вопросах оценки качества и уровня научных работ Вячеслав Дмитриевич был всегда принципиальным и иногда даже не в меру жестким.
  
  Интернационализм в действии.
  
  КВВАИУ многие годы успешно занималось подготовкой иностранных специалистов. Добрая слава о советской высшей школе на Украине разлеталась вместе с ее выпускниками по всему миру. Авторитет педагогического коллектива, уровень технического оснащения - все это привлекало в Киев представителей вооруженных сил социалистических и развивающихся стран.
  Кадры офицерского состава для иностранных армий готовились в целом ряде высших и средних военно-учебных заведений СССР. Высшие командные и инженерные кадры ВВС для стран Варшавского Договора готовили в Краснознаменной военно-воздушной академии им. Гагарина Ю.А. (г. Монино, Московской области) и в Военно-воздушной инженерной академии им. профессора Н.Е.Жуковского (г.Москва). Для армий других стран задачу подготовки кадров ВВС по академическим программам решали в Киевском высшем военном авиационном инженерном училище. Такое разделение было связано, в основном, с тем, что в эти группы стран поставлялась техника различных типов и модификаций, с различным вооружением и оборудованием.
   30-летняя работа по подготовке специалистов для армий социалистических и развивающихся стран занимала особое место в работе коллектива училища. Для выполнения этой важной государственной задачи в 1961 году было создано спецотделение, преобразованное через два года, в 1963 году в факультет.
   Первым начальником спецфакультета был инженер-полковник Ф. П. Супрун (1963 - 1969 гг.). Затем факультет возглавляли заслуженный военный летчик СССР генерал-майор авиации М. С. Кобяков (1969 - 1974 гг.), генерал-майоры авиации П. И. Червинский (1974 - 1982 гг.) и Н. А. Полуйко (1982 - 1987 гг.). В связи с важностью выполняемой задачи, увеличением числа слушателей и курсантов на факультете его начальнику были предоставлены права заместителя начальника училища. В 1987 - 1989 годах заместителем начальника училища - начальником спецфакультета был заслуженный военный летчик СССР генерал-майор авиации П. Т. Эхтов. В 1990 голу на эту должность назначен полковник В. Т. Чернецов.
   Первыми слушателями спецфакультета были офицеры вооруженных сил Афганистана, Алжира, Ирака, Египта. Сирии. В июне 1966 года состоялся торжественный церемониал вручения дипломов авиационных инженеров 19 офицерам армий этих дружественных стран.
   В 1982 - 1983 учебном году на факультете проходили подготовку 318 представителя 20 государств: Алжир - 31 чел., Ангола - 8, Афганистан - 46, Бенин - 4, Гвинея - 5, Гвинея - Бисау - 4, Ирак - 39, ЙАР - 8, НДРЙ - 30, Кампучия - 2, Конго - 11, Лаос - 1, Ливия - 27, Мадагаскар - 3, Мозамбик - 13, Мали - 4, Никарагуа - 6, Сирия - 28, Танзания - 13, Эфиопия - 25.
   В 1983 - 1984 учебном году на факультете проходили подготовку 252 представителя 20 государств: Алжир - 18 чел., Ангола -7, Афганистан - 48, Бенин - 3, Гвинея - 3, Гвинея - Бисау - 4, Ирак - 8, ЙАР - 6, НДРЙ - 23, Кампучия - 2, Конго - 12, Лаос - 4, Ливия - 21, Мадагаскар - 4, Мозамбик - 13,Мали - 3, Никарагуа - 6, Сирия - 37, Танзания - 7, Эфиопия - 23. На подготовительном курсе готовились 98 человек. В 1984 году обучение закончили и получили дипломы 50 иностранных военнослужащих.
   К концу 1985 года планировалось звеличить численность переменного состава 5-го факультета до 500 человек.
   С 1963 года, наряду с подготовкой авиационных инженеров было организовано обучение по командно-штабному профилю. Учебные планы для групп этого профиля включали совершенно новые для училища дисциплины - "Служба штабов", "Вопросы военной стратегии", "Военная экономика", "Характер современной войны", "Тактика ВМФ и авиации ВМФ" и другие. Расширилась специализация обучаемых не только по полному курсу обучения, но и слушателей курсов усовершенствования офицерского состава.
   Серьезными помехами в работе на факультете были слабое знание слушателями русского языка, а нередко - и недостаточная общая подготовка, неоднозначное отношение к социально-общественным дисциплинам. Все это предъявляло повышенные требования к работе переводчиков, преподавателей кафедры русского языка и других кафедр, начинавших занятия с подготовительного курса.
   Исходя из важности решаемых спецфакультетом задач, специфики учебно-воспитательного процесса, в училище стало традицией закрепление для работы на факультете наиболее опытных преподавательских кадров. Уже в начале 60-х годов преподаватели с учеными степенями и званиями составляли более половины, а затем их число возросло до 2/3 от общего числа занятых на факультете.
   Значительная часть профессорско-преподавательского и инженерно - технического состава четырех профилирующих факультетов (Самолетов и двигателей, Авиционного вооружения, Авиационного оборудования, Авиационного радиоэлектронного оборудования) была занята в учебном процессе на спецфакультете.
   На факультете Авиационного радиоэлектронного оборудования (ФАРЭО) работой по обеспечению учебного процесса с иностранными военнослужащими в период 1960 - 1990 гг. руководили начальники факультета полковники А.С.Лавров, К.Б.Челышев и А.Г.Крутиков, а также их заместители по учебной работе П.Х.Караульщиков и С.А.Гаспарян. На их плечи ложилась сложная организационная работа по координации и "стыковке" деятельности педагогического и инженерно - технического состава факультета при одновременной подготовке специалистов для ВВС Советской армии и авиации многих развивающихся стран по широкому спектру специальностей. Конкретная работа по разработке учебных программ специальных дисциплин, проведение лекционных, лабораторных и практических занятий проводились на шести кафедрах ФАРЭО.
   На кафедре ? 44 Авиационных радиосвязных и радионавигационных устойств и систем, которой в тот период руководили полковники Е.С.Щечкин и Б.К.Третьяков, учебная нагрузка профессорско - преподавательского состава в интересах 5-го факультета составляла значительный удельный вес в общей нагрузке кафедры. Многие преподаватели принимали участие в подготовке командных и инженерных офицерских кадров для вооруженных сил Алжира, Анголы, Афганистана, Гвинеи, Индии, Ирака, Лаоса, Мали, ЙАР (Северный Йемен), НДРЙ (Южный Йемен), Сомали.
   Основную учебную нагрузку в проведении занятий с иностранными слушателями - офицерами и курсантами и непосредственное участие в них принимали полковники Ю.М.Фокин, В.Д.Машук, В.И.Аблазов, подполковники В.Д.Головащенко, В.В.Медянников, майоры В.П.Дохленко, П.С.Белоусов, В.А.Дибров, капитаны И.Г.Плохута и Б.М.Лукьяненко.
   На кафедре были разработаны и изданы учебные пособия, а также использовались особенные методические приемы для более полного усвоения материалов сложных технических и теоретических дисциплин иностранными слушателями.
   Преподаватели кафедры руководили практиками и выезжали вместе с иностранными военнослужащими на войсковые стажировки, выступали в качестве руководителей курсовых и дипломных проектов на заключительных этапах подготовки иностранных специалистов, а также обеспечивали научное руководство диссертационными работами адъюнктов - иностранцев.
   Четире преподавателя кафедры были в разное время направлены в длительные специальные правительственные командировки для работы в иностранных военно - учебных заведениях: подполковники Б.К.Третьяков - в 1976 г. в г. Дамаск в Командно - штабную академию ВС Сирии, В.И.Аблазов - в 1979 - 1981 гг. в г. Кабул в Училище ВВС и ПВО Афганистана, В.К.Петров - в 1988 - 1989 гг. в г. Нячанг в Летно - техническое училище ВС Вьетнама, И.И.Емец - в Ирак. Все они успешно справились с поставленными задачами подготовки кадров в странах с тяжелыми климатическими условиями в обстановке повышенной военной опасности.
   В связи с развитием авиации, созданием авиационных военно-учебных заведений в ряде стран обучаемого контингента училише с 1968 г. приступило к подготовке педагогических кадров для этих стран. Первыми адъюнктами стали четыре офицера Афгани?стана, двумя годами раньше окончившие училище с золотыми ме?далями или дипломом с отличием. В 1971 году они также успешно завершили обучение в адъюнктуре и досрочно защитили кандидат?ские диссертации. Среди них был будущий Вице-президент Афганистана Абдул Мухтад, который выполнил и защитил кандидатскую диссертацию на кафедре ? 44 под руководством полковника Крутикова А.Г.
   В последующие годы в КВВАИУ было подготов?лено еще 18 специалистов с педагогическим уклоном для ВВС Аф?ганистана, Алжира, Ирака и Сирии. Обучение иностранных специалистов в адъюнктуре училища продолжалось и в последующие годы.
   Одновременно с совершенствованием учебного процесса коман-дование, постоянный состав училища, преподаватели накапли?вали опыт воспитательной работы со спецконтингентом.
   Реализация задач воспитательной работы осуществлялась комплексно всей системой повседневной работы командования училища, факультетов, политических органов, профессорско - преподавательского состава. Но некоторые национальные группы по указанию своих руководителей не включали в программы обучения социально - экономических и политических дисциплин.
   Учебный процесс в училище носил профессиональный характер. А это значит, что мировоззрение слушателей формировалось в процессе их профессиональной подготовки. Поэтому все специальные, общетехнические, общенаучные дисциплины должны были иметь воспитательный характер. В каждой лекции, каждом практическом занятии каждой дисциплины последовательно проводился воспитательный принцип преподавания, реализовывались методические, педагогические приемы, направленные на воспитание слушателей.
   Преподаватели кафедры радиосвязных и радионавигационных устройств и систем ФАРЭО успешно работали над решением этих задач с учетом особенностей аудитории, используя только вполне определенные формы и специальные приемы проведения воспитательной работы.
   Преподаватели кафедры ? 44 вели на 5-м факультете целый ряд специальных дисциплин: Авиационные радиосвязные устройства, Войсковые средства связи, Проводные средства связи, Радиосвязные системы, Авиационные системы радио и радиорелейной связи, Авиационные радионавигационные устройства и системы.
   Особенность аудитории 5 факультета заключалась в ее многонациональности, принадлежности к различным общественным классам, существенным различиям общественного строя в странах, которые делегировали слушателей для обучения.
   В одной учебной группе могли быть слушатели с различным мировоззрением, идеологической платформой, в целом ряде отличающейся, а иногда и противоположной мировоззрению преподавателя.
   Поэтому преподаватель должен быть всегда вооружен глубокими знаниями политической обстановки в каждой из стран, знать политику своего государства в отношении каждой из них и даже в отношении политических групп внутри этих государств.
   С большим удовольствием и удовлетворением принимались слушателями поздравления с их национальными и религиозными праздниками. Однако вступать в дискуссии по религиозным вопросам, особенно в отношении Ислама, в рамках занятий считалось нецелесообразным, нежелательным.
   В ходе подготовки материалов слушателям ставились вопросы о том, как повлияло колониальное господство в их странах на развитие родного языка, на ограничение применения родного языка внутри страны.
   Слушателям из полиязычных развивающихся государств, в которых государственным языком является один из европейских языков, предлагалось исследовать возможность использования их родного языка в качестве общегосударственного, оценить такую возможность с точки зрения научно - технических подходов. Такой анализ позволял малочисленным языковым группам избавляться от националистических подходов, а представителям преобладающих языковых групп убедиться в сложности решения этой проблемы. И, наконец, слушатели еще раз убеждались, на сколько сложен процесс фактической деколонизации, сколько сложностей стоит на пути построения реально независимого государства.
   Благоприятные условия для работы складывались у профессорско - преподавательского состава при руководстве военно - научной работой слушателей. Здесь имелись большие возможности индивидуального подхода, что позволяло избегать ряда трудностей, возникающих на лекциях, практических и лабораторных занятиях.
   На кафедре Авиационных радиосвязных и радионавигационных устройств и систем был создан специальный кружок ВНО для слушателей 5 факультета. Руководил военно-научной работой иностранных слушателей на кафедре полковник Аблазов В.И. Тематика предлагаемых работ учитывала индивидуальные способности и возможности слушателей, а также национальные интересы и носила прикладной характер. Ряд работ выполнялось по направлению математической лингвистики, например, "Статистические характеристики родного языка". В них активно участвовали слушатели Азизулла Гулям Азиз из Афганистана, Сидибе Абубакар из Гвинеи, Мухаммед Бин из НДРЙ, группы слушателей из Лаоса и других государств.
   Работы проводились по методике, разработанной совместно с преподавателями кафедр русского и иностранного языков. В работах первым рассматривался вопрос о сравнительных характеристиках звукового и синтаксического строя русского и родного языка. Затем производились расчеты некоторых статистических характеристик родного языка - вероятностей букв и буквосочетаний, энтропии языка по неадаптированным первоисточникам. В качестве реализации исследований слушателями разрабатывался оптимальный (с точки затрат времени) телеграфный код для данного языка и оценивалась его экономичность по сравнению с кодом Морзе, который является оптимальным для английского языка. Кроме того, разрабатывались рекомендации по конструкции клавиатур (размещении букв на клавиатуре) национальных буквопечатающих устройств.
   Методами и критериями, используемыми в теории связи, было количественно оценено влияние степени освоения русского языка слушателями на объем воспринимаемой информации и необходимые затраты учебного времени в зависимости от степени освоения русского языка. Материалы исследования использовались при составлении учебных планов и программ, а также был предложен ряд методических приемов снижения "языкового барьера" в процессе обучения иностранных военнослужащих.
   Слушатель из Ирака Шихаб Ахмад проектировал радиорелейную линию Багдад - Киев, а также исследовал возможность увеличения дальности связи при использовании пассивных ретрансляторов. Другой иракский слушатель Малик Радиф Аль - Саттар предусматривал возможность использования солнечных источников питания для наземных коротковолновых радиостанций. Слушатель Осорио Гомес Луис Оскар из Никарагуа работал над модернизацией связного оборудования вертолета армейской авиации. Материалы работ были использованы ими в дипломных поектах и получили высокую оценку Государственной экзаменационной комиссии.
   Слушателям лаосской группы Фу Тхонг, Сонгсамай, Хам-Ки была предложена работа по составлению частотного словаря по авиационной радиосвязи на 1400 словоформ распространенного в Лаосе тайско-кадайского (тайско-лаосского) языка к учебному пособию "Авиационные системы радиосвязи". По результатам работы решением руководства училища учебное пособие было переиздано дополнительным тиражом с приложением указанного словаря.
   Результаны работ в ВНО докладывались на научно-технических конференциях, были опубликованы в Сборниках Трудов Училища, получали высокие оценки на конкурсах и реализовывались в курсовых и дипломных работах.
   В целом, на лекциях, практических и лабораторных занятиях, в кружках ВНО учебная, научная и воспитательная работа ставилась так, что ни одно занятие, объективно содержащее в себе возможности целенаправленного воздействия преподавателя на формирование специалиста и его мировоззрения, не проводилось без реализации таких возможностей.
   Иностранные слушатели регулярно встречались с фронтовиками, работавшими в училище, с Дважды Героем Советского Союза А. К. Недбайло, Героями Советского Союза К. В. Суховым, А. А. Карповым, А. В. Кучеренко, с заслуженным деятелем науки УССР, доктором технических наук, профессором Л. 3. Криксуновым, конструкторами и летчиками-испытателями ОКБ им. Антонова, передовиками производства, депутатами республиканских и местных Советов. Они участвовали в мероприятиях, проводимых училищем в Украинском государственном музее истории Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. и на мемориале "Героям Днепра" в Балыко-Щучинке на Букринском плацдарме.
   В период проведения зимних и летних каникул для слушателей организовывались ознакомительные поездки в города СССР - Мо?скву, Ленинград, Минск, Брест, Волгоград, Одессу, Баку, Ригу, Фрунзе, Ташкент, Львов.
   В это же время появилось больше возможности и открытости в вопросах военного сотрудничества с зарубежными странами для курсантов и преподавателей училища. Из года в год ширились и крепли интернациональные связи личного состава училища, обмен опытом с авиаторами социалистических и развивающихся стран.
   Курсанты училища встречались с представителями Болгарской Народной армии и Чехословацкой Народной армии.
   Летом 1974 года училище посетила делегация авиаторов Войска Польского во главе с командующим ВВС.
   Высоко оценивали учебно-лабораторную базу иностранные военные атташе, многократно посещавшие Киевское ВВАИУ в 70-х и 80-х годах.
   В ноябре 1990 г. училище посетил верховный главнокомандующий Объединенными воору?женными силами НАТО в Европе.
   Неоднократно и представители училища выезжали в социалистические страны, знакомились с постановкой учебного процесса и воспитательной работы в авиационных военно-учебных заведениях. Эти взаимные визиты помогли лучше узнать друг друга, поделиться достижениями и положительным опытом Организации Варшавского Договора.
   Осенью 1975 года возглавляемая начальником Факультета авиационного радиоэлектронного оборудования полковником-инженером К. Б. Челышевым делегация в составе полковника-инженера В. А. Секистова, подполковника-инженера В. А. Протопопова, курсантов Ю. А. Андриевского, С. И. Овчаренко, Б. П. Рычило, Н. В. Рубана, С. И. Петриченко, Н. И. Чухлова побывала в Италии. Они посетили подразделения и учебные центры военно-воздушных сил в Неаполе, Лечче и ряде других городов страны, возложили венок к могиле Неизвестного солдата в Риме.
  Представители училища с честью выполнили возложенную на них почетную миссию. Безупречным поведением, широкой эрудицией, выдержкой и тактом они убедительно продемонстрировали высокие политические, деловые, моральные качества.
   Делегации личного состава КВВАИУ неоднократно посещали ввузы дружественных стран и в последующие годы: в 1988 г. - Выс?шее военно-воздушное народное училище имени Георгия Беньковски в Болгарии, в 1989 г. - Высшее военное авиационное училище имени Словацкого национального восстания в Чехословакии, в 1990 году - Высшее военное училище ВВС и ПВО имени Франца Меринга в ГДР. В состав этих делегаций входили начальник КВВАИУ генерал-лейтенант К. Б. Челышев, заместитель начальника Училища по учебной и научной работе генерал-майор Г. Н. Котельников, начальник Факультета авиационного вооружения полковник В. К. Вялов, начальник учебного отдела Училища полковник Ю. П. Целищев и подполковник А. В. Кавешников.
   Всего с начала 60-х годов в училище были подготовлены многие сотни специалистов по инженерному и командному профилям для ВВС и ПВО 33 стран различных регионов планеты. 31 слушатель и курсант окончили училище с золотой медалью и дипломом с отличием. 121 - с дипломом с отличием. Многие из них занимали руководящие посты в государственном аппарате и вооруженных силах своих стран, являлись главнокомандующими, начальниками штабов, главными инженерами ВВС и ПВО, возглавляли управления генеральных и главных штабов, военные округа, военно-учебные заведения, удостоены высоких воинских званий и наград.
  
  "Авиарассказы"
  (Из рассказов, опубликованных в книгах Герасименко В.Д. О войны пожарищах, о друзьях - товарищах (2018 г.)).
  Путь не близкий: из диполмников - в дипломаты.
  
   На кафедре дипломников обычно подбирали еще из курсантов третьего курса на этапе курсового проектирования. Темы курсовых проектов выдавали так, чтобы они были частью будущего дипломного проекта. Далее с добросовестными и трудолюбивыми курсантами продолжали работать в Военно-научном обществе. При определенной настойчивости руководителя и соответствующей отзывчивости курсанта, как правило, получали интересные результаты, которые можно было доложить на очередной конференции ВНО и опубликовать в училищном сборнике статей. А на финише учебы курсант уверенно успешно защищал свой проект и выходил подготовленным к своей профессиональной деятельности.
   Формирование таких творческих пар "руководитель-курсант" проходило тремя путями: первый - преподаватели сами подбирали себе наиболее успевающих курсантов, но на всех преподавателей отличников не хватало; второй - курсанты сами обращались к преподавателям с просьбой взять их "под свое крыло", но к некоторым преподавателям желающих было больше установленных норм (2-4 дипломника) и отказывать было очень трудно; третий - самый простой, когда курсантов распределяли по кафедрам, а там они заполняли свободные места у преподавателей.
  Костя пришел на кафедру к молодому преподавателю, Валерию Ивановичу, с использованием первого и второго пути, их выбор был взаимным. Руководитель прекрасно знал биографию своего ученика.
   Косте на роду было написано стать авиатором. Он родился в династийной авиационной семье. Его оба деда были авиаторами. Дедушка Ваня - летчик - истребитель, закончивший свою летную карьеру начальником Луганского военного авиационного училища летчиков. Дедушка Костя - инженер по ремонту самолетов, пик карьеры которого тоже связан со службой в авиационном училище на должности заместителя начальника училища по ИАС (инженерно-авиационной службе). По службе их жизненные пути пересеклись в Сталинградском военном авиационном училище летчиков, которое базировалось в первые послевоенные годы под Новосибирском. Там познакомились и пошли вместе в школу Костины родители. Прошли десятилетия... и 9 июля 1969 года у них родился первенец, которого в честь старшего дедушки назвали Константином.
   Когда Косте исполнилось 10 лет, его отца направили в Афганистан военным советником, а через несколько месяцев разрешили приехать к нему семье. Рано взрослеющий мальчик, попавший в воюющую страну, тайком от отца небезопасно осваивал оружие, которым жилища военных советников были буквально напичканы. Вечерами он осваивал восточные единоборства с тренерами - первоисточниками. С утра под вооруженной охраной дежурной смены родителей на военном автобусе ездил в посольскую школу на уроки. А днями под маминым руководством он дополнял свои знания в английском, чтобы не отстать от программы своей киевской школы с углубленным изучением языка. Моральная нагрузка нового быта и информации о происходящих событиях на детское сознание была выше всяких норм.
   На советских военных советников в афганской армии было возложено множество не свойственных им служебных обязанностей, потому дома они бывали редко и о своих делах рассказывали мало. Встретив Ограниченный контингент в Афганистане, они оценили обстановку как "более, чем рискованную". Отец Кости понял, что он не имеет права рисковать в Кабуле, в такой непредвиденной обстановке, своими детьми, а потому при первой же возможности отправил семью на родину.
   Костя закончил с медалью престижную киевскую школу, получив, кроме Аттестата зрелости, удостоверение переводчика английского языка. При выборе дальнейшего пути он сделал попытку сойти с "начертанного авиационного пути", поехал в Москву "на разведку" в МГИМО (Московский государственный институт международных отношений), готовивший дипломатических сотрудников. Но убедился, что у дипломатов есть свои дети, свои династии, и прорваться в их круг в те времена было практически невозможно, "имей ты, хоть семь пядей во лбу".
   Костя успокоился и, следуя совету родителей, поступил в Киевское высшее военное авиационное инженерное училище. Медаль позволила ему при поступлении получить определенные привилегии. Председатель комиссии доктор технических наук, профессор, полковник Кондратенко В.А., принимавший у Кости экзамен по математике, заметил немногословно: "Толковый, перспективный парень".
   Курс этого набора был особенным по двум параметрам: он формировался в год Чернобыльской катастрофы, когда из Киева все, кто мог, разбегались, как "крысы с тонущего корабля", но, тем не менее, набор был огромным (в два потока).
   Учился Костя успешно, работа в Военно-научном обществе была результативной. Участвуя в республиканском конкурсе студенческих работ, они (с руководителем!) заняли призовое место и получили соответствующий диплом. В целом, по результатам учебы он мог бы претендовать и на диплом с отличием.
   Но на 5-м курсе, на последнем экзамене последней сессии преподаватель по дисциплине "Радиоэлектронная борьба" неожиданно поставил ему "удовлетворительно". Такое бывало редко в жизни пятых курсов.
   Костин отец в это время на физподготовке блаженствовал в бассейне, арендованном училищем в КИСИ (Киевский инженерный строительный институт). Он наматывал на водной дорожке традиционный километр, для чего надо было пройти 40 раз 25 - ти метровый отрезок бассейна. После очередного разворота на водной дорожке к нему подплыл тот самый преподаватель РЭБ и улыбаясь сказал: "Я вашему поставил тройку". Сообщение было неожиданным, тем более, не радостным. Плавательные очки скрыли выражение глаз и лица. Отец Кости ничего не спросил, ничего не ответил, а только, набрав воздуха в легкие, нырнул в воду и продолжил свой "брасс" по дорожке.
   Может быть, молодой преподаватель ждал, что его попросят принять или повысить... Но никто этого не сделал. Тогда он сам стал предлагать пересдать (неофициально) экзамен, но Костя отказался. Ни на защиту диплома, ни на последующее распределение это не сказалось. Просто осталось в памяти.
   А руководитель Кости, который со временем стал профессором, полковником и начальником кафедры и бывший курсант расстались друзьями, и по сей день поддерживают добрые отношения.
   Полученная подготовка и высокий уровень образования предопределили назначение Кости в "нестандартное авиационное соединение" в экипаж "самолета судного дня", как называли воздушные "Ноевы ковчеги" высшего командования.
   Молодой инженер знакомил своих старших коллег с новыми принципами построения аппаратуры, которую они эксплуатировали, как когда-то в училище, забавлял их названиями кодов с исправлением ошибок. Не все с первого раза запоминали коды Рида - Соломона или Боуза - Чоудхури Хоквингема.
   Интересная служба и возможная карьера были прерваны "преобразованиями страны советов". Рушилась могучая держава, ее армия и славные Военно-воздушные силы. Вновь встал вопрос: Что делать? Самолеты не летали. Личный состав занимал сам себя, кто, как мог. Костя совершенствовался в знании языков. А со временем стал готовиться к новой жизни и пробовать себя в качестве летающего менеджера в международных авиакомпаниях, использовавших самолеты Военно-транспортной авиации. Новые командиры - хозяева с удовольствием использовали возможности специалиста со знанием иностранного языка.
   Но "Его Величество Случай" сделал резкий поворот в его судьбе. Со временем возник прецедент, когда Костя встречал украинскую делегацию во главе с министром иностранных дел Украины А.М. Зленко. Руководитель секретариата министра после непродолжительной беседы сказал: "Что вы тут делаете с вашими знаниями и данными? Пришло время послужить Украине. Переезжайте домой. Мы найдем вам работу".
   Увольнение из армии затягивалось. Этот процесс, как и раньше, проходил не в пользу человека: если он хотел служить, то его по решению начальства увольняли "молниеносно", а если он хотел уволиться, то с увольнением "волынили". Наконец, через полгода Костя уволился из армии, вернулся в Украину. Но возникли новые неожиданные преграды.
   Президент России всем военнослужащим, оказавшимся на территории государства, дал российское гражданство. А теперь, кандидату на дипломатическую службу в Украине надо было выходить из него и восстанавливать гражданство Украины. В сжатые сроки справились и с этой задачей.
   Вручая соответствующие документы, начальник департамента МВД неожиданно предложил Косте продолжить службу в его ведомстве. Но Костя справился с соблазном и новых должностей, и званий, и перспектив, и поспешил навстречу воплощения в жизнь юношеской мечты.
   Новое испытание ждало Костю на пороге желанного ведомства. Пока он делал к нему шаг за шагом, в руководстве МИДа произошли существенные изменения. Вместе с А.М.Зленко ушло и большинство его команды, члены которой знали о джентльменском разговоре с кандидатом на работу. Но обратного пути уже не существовало и Костя, проявив упорство и настойчивость, начал путь карьерного дипломата. Правда, пришлось начинать с должности и дипломатического ранга атташе (не путать с должностью военного атташе), хотя предварительно предполагали стартовать с позиции третьего серетаря, на одну ступень выше.
   Обладая способностями полиглота, Костя мог без особого труда в короткие сроки осваивать разные европейские языки: английский, французский, итальянский, испанский, немецкий... Но для дипломата мало знания языка. Костя окончил Дипломатическую академию, ряд авторитетных зарубежных курсов. Он последовательно преодолел 8 ступеней дипломатической лестницы, работал в зарубежных учреждениях Украины и побывал во многих странах мира и очередная его площадка оказалась в представительстве Украины в ЮНЕСКО, в Париже. Он опытный дипломат, счастливый отец счастливого семейства.
   С супругой Оксаной Косте просто повезло создать такую гармоничную пару. Они долго, по современному, "дружили" и жили в "гражданском браке", не отваживались оформить брак юридически. Наконец, романтик Костя, который в то время работал в Посольстве Украины в Италии, пригласил Оксану в Рим, на площади перед собором Петра и Павла объяснился в своих чувствах и сделал ответственное мужское предложение. Консул Украины в Италии оформил это решение, выписав Свидетельство о браке, сотрудники посольства поздравили Костю, а сотрудницы, молча, позавидовали Оксане: такого жениха увела!
   Вернувшись в Киев в порядке ротации, молодые порадовали своих родителей долгожданным сообщением: "У нас будет ребенок". А несколько позже: "Это будет мальчик". Этому мальчику 1 октября 2014 года родители дали звучное имя - Александр. Он растет, с каждым днем прибавляет во всех жизненных позициях, а главное - делает счастливыми как своих родителей, так и бабушку и дедушек. Ждут встречи в Киеве и общения с ним его старшие братья Егор, Тимофей, Евгений. И все меньше надежд на то, что это мужское пополнение авиационного рода продолжит его военно-воздушные традиции...
  
  Выжившие после гибели "Помпеи".
  
   Подошло время очередного выпуска из бывшего училища, а теперь - института (КИ ВВС). Обучение закончили курсанты, которые при поступлении первыми приняли Военную присягу на верность молодому независимому государству.
   Состояние дел в ВВУЗе наиболее полно отражалось картиной Карла Брюллова "Последний день Помпеи". Рушилось и горело все, что было создано трудом и моралью предыдущих поколений.
   Но на службе военной продолжал реализовываться принцип - гори все огнем, а ВВУЗ свое дело должен делать и обеспечивать очередную порцию молодых офицеров для ВВС. Авиация Украины тоже переживала нелегкие часы, поэтому найти место службы для выпускников становилось проблематичным.
   Для некоторых из них это было радостным сообщением, и они ушли в запас сразу после выпуска, найдя себе занятие, которое с большей степенью удовлетворяло их материальные запросы.
   Небольшую группу, безусловно, талантливых выпускников, приняли в адъюнктуру, и не без внешнего вмешательства добились исполнения этого решения. Воспользовались влиянием легендарного ветерана войны, генерала армии Герасимова И.А. на тогдашнего молодого министра обороны.
   Министру - танкисту пришлось долго объяснять разницу между высшими училищами Сухопутных войск с четырехгодичным обучением и элитным ВВУЗом ВВС. Он четко представлял себе путь будущего адъюнкта: училище - строевая часть - академия - строевая часть, а только потом можно надеяться на начало научной или научно - педагогической карьеры в адъюнктуре. Нашлись люди, которые сумели мягко и тактично разъяснить министру эту разницу.
   На имевшуюся вакансию в институте в учебной лаборатории начальник кафедры, Валерий Иванович, тоже предложил назначить выпускника, получившего специальность инженера - математика. Долго и упорно добивался решения этого вопроса, но, наконец, его заверили, что выбранная им кандидатура лейтенанта, которого звали Иван, непременно будет назначена на должность инженера учебной лаборатории кафедры.
   Главным препятствием для новых назначений того времени, доставшегося по наследству от прежних времен, было требование иметь жилую площадь в Киеве и не претендовать на обеспечение жилплощадью от министерства обороны. Количество бесквартирных офицеров по всей стране "зашкаливало".
   Для устранения этого препятствия родители "переписали" свою трехкомнатную квартиру на своего сына Ивана, будущего доблестного офицера, т.е. юридически оформили его ответственным квартиросъемщиком своего единственного материального достояния - объекта недвижимости. Оставалось только ждать выпуска и объявления приказа.
   Молодой начальник факультета, встретив как - то на перекрестке отца будущего выпускника, спросил его:
   - Ты хочешь, чтобы твой сын остался на кафедре после выпуска?
   - Да, конечно!
   - А что же ты не ходишь, не приходишь к нам?
   - Не хотел лишний раз вас обременять. Начальник кафедры мне сказал, что, вроде бы, все требования выполнены.
   Молодой начальник, молча, пожал плечами и удалился.
   Пришел торжественный день выпуска. Возбужденные выпускники, их родственники и друзья заняли свои места на плацу перед зданием главного корпуса училища. Прошел ритуал посвящения в офицеры, вручены дипломы, отшумели праздничные банкеты по поводу окончания института.
   Только на следующий день, уже в рабочей обстановке, выпускникам объявили приказ министра обороны о первичном назначении на должности.
  Иван получил хорошее назначение, но и не в Киеве, и не в институте, и не на кафедре. Начальник кафедры смущенно говорил выпускнику, что не может найти причину и место в иерархии, где произошел сбой и было отвергнуто его обоснованное ходатайство. Молчали об этом и другие начальники, подчеркивая, что назначение Иван получил достойное.
   Все оказалось "очень просто": "более глубокая разведка" - в Главном управлении кадров министерства обороны показала, что "доброжелатели" на факультете и в институте "просто изъяли" из личного дела кандидата документы о наличии жилплощади в Киеве. А теперь изменить что - либо очень сложно, поскольку приказ о первичном назначении выпускников ВВУЗов подписан министром обороны.
   Все - таки, есть Бог на свете, и справедливость восторжествовала. Не тратя времени на выяснение личностей "доброжелателей", начальник ГУК МО подал на подписание министру новый приказ о назначении и к новому учебному году молодой лейтенант появился в штате учебной лаборатории кафедры.
   Начальник кафедры не пожалел о выбранной кандидатуре инженера, у которого, кроме хорошего образования, были черты, присущие потомственному офицеру - порядочность, усердие в службе и стремление сохранить воинские традиции даже в сложном периоде их разрушения.
   Трудолюбивый, бесконфликтный Иван быстро стал полноправным членом коллектива. Он по-настоящему увлекся педагогической работой с курсантами. Ему стали доверять проведение практических и лабораторных занятий. Начальник кафедры привлек его к научно - практической работе по исследованию вопросов электромагнитной совместимости традиционных радиотехнических систем и новых, получающих все более широкое практическое применение, мобильных систем связи. Эксперименты в интересах всех ВВС Украины проводились и на земле, и в воздухе. Работа получила позитивные отзывы от заказчика.
   Но грянул новый "подземный толчок", который окончательно разрушил, снес с лица земли "Помпею": было принято решение о ликвидации Киевского института инженеров ВВС и переводе его остатков в состав Военного авиационного университета в Харьков.
   Кафедра практически была ликвидирована. Не успевший постареть профессор, начальник кафедры уволился в запас. Оставшиеся кадры подверглись переаттестации и назначены на новые должности, как правило, с понижением в занявшей помещения института академии.
   Отбросило назад этим "кадровым взрывом" и Ивана. Капитан, начальник отделения вновь стал инженером лаборатории кафедры. Но главным в изменениях было не реформирование, от которого пострадали многие, а отношение коллег, служебные отношения в коллективе. Постаревшие и состарившиеся бывшие старшие преподаватели и бывшие начальники стали ставить молодого капитана, уже получившего опыт и навыки в научно-педагогической деятельности, "на место": покрась двери, подай мел, вытри доску, распечатай материал, начерти схемы - задания, с которыми справлялись лаборантки - первогодки. Старые "доброжелатели" знали, что и почему они это делали. Понимал это и Иван, не все это относилось к нему лично.
   Делу помог случай. Это, скорее - судьба, которая отрезала "хвост недоброжелателей". Начальник международных курсов при академии попросил подыскать ему специалиста по компьютерам с хорошим знанием английского языка. Этими качествами как раз и обладал Иван. Он перешел в новый коллектив с благоприятной обстановкой. Освоил проведение занятий на английском языке, прошел несколько ступеней переподготовки и повышения современного образовательного уровня, которые включали зарубежные курсы, Дипломатическую академию при МЗС, оперативно - тактический уровень Национального университета обороны имени Ивана Черняховского.
   Следующим новым шагом Ивана стало поступление в адъюнктуру Военно - дипломатической академии. Квалификационную работу на соискание степени кандидата военных наук он выполнил досрочно, за два года из положенных трех. Кадровые органы не знали, что с ним делать, а научный руководитель предложил не спешить с защитой работы и переделать ее на соискание более универсальной степени - кандидата политических наук. Несколько месяцев ушло на изменение направления и переоформление работы. Защита диссертации прошла успешно.
   Прошли годы и не достигший сорокалетия Иван стал начальником кафедры, полковником, кандидатом наук и доцентом. Его первый начальник кафедры Авиационных радиосвязных и радионавигационных устройств и систем своим воспитанником может гордиться.
   А сам Иван с благодарностью вспоминает его помощь и поддержку на крутых поворотах истории и рассказывает о ней в кругу своей семьи. Энергичная и красивая Ольга, жена Ивана, прекрасно знает, кто такой Валерий Иванович, а два их сына Егор и Тимофей, скоро будут задумываться, продолжить ли авиационную династию...

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018