ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Фокин Ю.М. Кафедра. Часть 2. Судьба: проза жизни в стихах

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фокин Ю.М. Кафедра. Часть 2. Судьба: проза жизни в стихах.- Киев: УСВА, 2018. 96 с. Основной объем книги содержит личные воспоминания и субъективные оценки автора о событиях и личностях, которые служили в Киевском Высшем Авиационном Инженерном Военном Училище. Автор нашел оригинальную форму изложения материала - поэтическую. Главная ключевая фигура в деятельности кафедры - профессорско-преподавательский и инженерно - технический состав. Сослуживцы автора и события показаны фрагментарно в случаях, которые хорошо запомнились автору. Предполагается, что книга, рассчитанная на широкий круг читателей, в первую очередь, на выпускников и постоянный состав военно-учебных заведений, будет издаваться отдельными частями, пока не появится возможность издать ее целиком. Книга оформлена и подготовлена к печати Аблазовым В.И.

   Ю.М.ФОКИН
   КАФЕДРА
   Ч а с т ь 2
   Судьба: проза жизни в стихах.
   Киев - УСВА - 2018
  
  Фокин Ю.М. Кафедра. Часть 2. Судьба: проза жизни в стихах.- Киев: УСВА, 2018. 96 с.
  
   Основной объем книги содержит личные воспоминания и субъективные оценки автора о событиях и личностях, которые служили в Киевском Высшем Авиационном Инженерном Военном Училище.
   Автор нашел оригинальную форму изложения материала - поэтическую. Главная ключевая фигура в деятельности кафедры - профессорско-преподавательский и инженерно - технический состав. Сослуживцы автора и события показаны фрагментарно в случаях, которые хорошо запомнились автору.
   Предполагается, что книга, рассчитанная на широкий круг читателей, в первую очередь, на выпускников и постоянный состав военно-учебных заведений, будет издаваться отдельными частями, пока не появится возможность издать ее целиком.
  
   Книга оформлена и подготовлена к печати Аблазовым В.И.
  
  
  
  
  Оглавление
  Кафедра. Часть 1. Аблазов В.И.
  Кузницы офицерских кадров. Страницы истории и современность.
  Лучшие в ВВС: люди и годы. Штрихи к портретам, субъективные.
  Факультет авиационного радиоэлектронного оборудования (ФАРЭО) - первенец училища, удачный и счастливый.
  Кафедры - основные звенья ВВУЗов.
  Интернационализм в действии.
  "Авиарассказы": Авиашкола. Киев., Авиаученики., Авиашкола. Кабул.
  Путь не близкий: из диполмников - в дипломаты.
   Выжившие после гибели "Помпеи".
  Список авторських учебников и учебных пособий, книг и статей.
  Список личного состава, служившего на кафедре Љ 44 (на 1989 г.).
  
  Кафедра. Часть 2. Ю.М.Фокин.
  Судьба: проза жизни в стихах.
  Пришлось осваивать науки
  Вперед к совершенству!
  Список авторских учебников и учебных пособий, книг и статей,
  
  Кафедра. Часть 3.
  А.Г.Крутиков
  Из истории кафедры Љ 44
  А.П.Новгородцев
  ...Увековечить исторические страницы кафедры было бы лучше при непосредственном общении...
  Машук В.Д.
  Педагогическая работа требует крепкого здоровья.
  Головащенко В.Д.
  ... Может быть, Вы найдете что-нибудь интересное в моей записке
   для Вашей задумки...
  Список учебников и учебных пособий, книг и статей, изданных авторами, служившими в на кафедре Љ 44 ФАРЭО КВВАИУ
   Петров В.К.
  О профессии благородной, трудной, любимой
   Судьба: проза жизни в стихах.
   Пришлось осваивать науки ...
  Приехал в Киев я в июле.
  Стояла пляжная пора.
  Меня родные уже ждали
  В надежде, что останусь навсегда.
  
  Гулять я мог почти что месяц.
  Остался отпуск еще мой.
  Я был здоров и очень весел,
  Что вновь вернулся я домой.
  
  Провел я отпуск превосходно,
  Ходил на пляж, в театр, в кино
  И чувствовал себя свободно,
  С ребятами я пил вино.
  
  Когда закончился мой отпуск,
  Пошел в учебную я часть.
  Сказали, принят я бесспорно.
  Учебу можно начинать.
  
  Попал на факультет радийный.
  Второй сезон он открывал.
  Состав наш был не очень сильный,
  Но каждый долг свой сознавал.
  
  Делился курс наш на две части.
  Различный был в частях состав.
  В одну входили офицеры,
  В другую - рядовой состав.
  
  Учебных было два потока,
  А в них нас более двухсот.
  На лекциях сидело много.
  Не лез, однако, я вперед.
  Мой весь поток был офицерский.
  В него попали и друзья,
  С которыми учился прежде,
  С другими подружился я.
  
  Второй поток из новобранцев.
  Пришли со школьной все скамьи.
  Они любили больше танцы,
  А мы старались для семьи.
  
  У нас учились ветераны,
  Прошедшие уже войну.
  Имели боевые раны
  И на груди награду не одну.
  
  На курсе старшиной был Белодед,
  И звание имел он подполковник.
  Прошел войну еще он с малых лет.
  Командовал в конце девизионом.
  Он награжден был орденом не раз -
  За Днепр, за Украину и Карпаты.
  Но, как и все, входил в учебный класс,
  Экзамены сдавал, как все ребята.
  
  Со мной учился Пасечник Евгений.
  Сбивал на фронте юнкерсы не раз,
  Но, к сожалению, в учебе был не гений.
  Однако, не тянул назад он класс.
  Он раненый дошел с трудом домой -
  Пробила пуля легкое навылет,
  Но жизнь так распорядилася судьбой,
  Что после сделал не один он вылет.
  Имел он званье подполковник,
  Хоть был еще он молодой,
  Играл в футбол, стоял в воротах,
  И рисковал в игре собой.
  Учились с нами два майора:
  Илья Цибульник и Федько.
  Солидные на вид, без спора,
  Учились же сравнительно легко.
  Но колоритней всех, не скрою,
  Был подполковник Белодед.
  Он представлял пример собою,
  Коль в артиллерии служил десяток лет.
  Впервые отличился на Днепре,
  За что имел высокую награду.
  Букринский защищал плацдарм.
  Помог сломить немецкую преграду.
  
  Затем дивизион повел на юг
  И с армией прошел всю Украину.
  Не взяли его немцы на испуг,
  Когда пришел он на чужбину.
  В Карпатских воевал в горах,
  Громя врага на перевалах,
  Где пушки поднимали на руках
  Туда, где горы прятались в туманах.
  
  Средь офицеров больше лейтенантов,
  Таких как я, служившие в частях -
  Из Группы войск, из центра и Востока,
  Которые два года провели в войсках.
  
  Стал лучшим другом Николай Шевченко.
  Сидели мы за партой с ним вдвоем.
  Будил меня на лекции частенько.
  К несчастью, засыпал я даже днем.
  
  Я подружился с Дмитрием Высоцким.
  Он штурманом служил уже давно.
  .Солидный и довольно взрослый.
  Он часто помогал попасть в театр или кино.
  Единственный из всех имел свою он хату,
  И жили в ней жена его и дочь,
  А большинство ютилось в частных хатах
  И проводило в них практически лишь ночь.
  
  На курсе появилися ребята,
  Училище кончавшие со мной,
  И поступленье в ВВУЗ для них была награда,
  И им бы позавидывал любой.
  
  Попали Мамочкин, Ефимав и Орлов.
  Учились в Харькове в одном мы взводе,
  А также был Рябыкин, Колобков,
  Служившие в сеседней роте.
  Был уникален Колобков Вадим.
  Он акробатикой серьезно занимался.
  Я тоже подружився с ним
  И долго с ним не расставался.
  
  Училище работало лишь год,
  И кадры набирали где придется.
  Из Харькова я встретил много лиц,
  Их человек с десяток наберется.
  
  Здесь появился и товарищ Генис.
  Он лампы нам преподавал.
  Поскольку хорошо играл он в теннис,
  Поэтому частенько уезжал.
  
  Из Харькова приехали два зама.
  Наш Борисевич - зам по строевой.
  Полковник Харитонов, как и раньше
  Руководил учебой годовой.
  
  На курсе - подполковник, наш начальник,
  С простой фамилией Лапшин.
  Он был давно уже не мальчик.
  Имел достаточно седин.
  А генерал - ученый Иванов,
  Стал командиром нашей части.
  Мне кажется, совсем был не готов
  К полученной от министерства власти.
  
  Училище тогда считалось частью.
  Имело номер, как у всех частей.
  Хоть обладал наш генерал огромной властью,
  Но очень неумело распоряжался ей.
  
  Еще был командир, но самый младший,
  Из старослужащих, наш капитан Серков.
  Командовал он группой нашей
  И к этой должности, конечно, был готов.
  
  У Колобкова, как не странно,
  Отец в училище служил.
  Политотдел он возглавлял исправно,
  Поэтому наш Вадик не тужил.
  
  Учеба началась, как в школе.
  Мы первого пришли все в класс.
  Во время отпуска по доброй воле
  Учебников купил я прозапас.
  
  Однако, больше я учился по конспекту.
  По каждому предмету составлял.
  Хоть не всегда я разбирался в тексте,
  Да и не все разделы понимал.
  
  Но это не мешало мне учиться.
  Я был достаточно упрям.
  Чтобы чего-нибудь добиться,
  Я разбирался в дебрях сам.
  
  Сначала было очень трудно.
  Не все задания я делать успевал.
  Особенно наш физик очень нудно
  Простые, вроде, вещи объяснял.
  
  Фамилия смешная была -Тхорик.
  Последние с нас соки выжимал.
  Был в жизни он, наверно, трудоголик
  И наши чаяния совсем не понимал.
  
  Давал труднейшие задачи
  И проверял их на занятиях всегда.
  Он требовал от нас большой отдачи
  И знал, где нас прижать, да и когда.
  
  Он измывался на зачетах,
  Не пропускал нас за долги,
  И если не решил ты что-то,
  То лучше на зачет не приходи.
  
  Он отмечал в своем журнале
  Не сдал ли кто задачу иль пример
  И проверял потом на каждой паре,
  И это был какой-то беспредел.
  Решал я чаще все задачи.
  Большого мне не стоило труда.
  Друзьям давал списать. А как иначе?
  Старался помогать я им всегда.
  
  С предметами другими было просто.
  Я многое и раньше изучал.
  Простор для углубления и роста
  Здесь своевременно настал.
  
  Лабораторки выполняли мы бригадой
  По нескольку в составе человек,
  Но для меня была награда,
  Когда один работал я за всех.
  
  Первый семестр прошел успешно.
  Я сдал предметы без долгов.
  Боялся я экзаменов, конечно,
  Но очень верил в то, что был готов.
  
  Успешно занимался я учебой,
  А спорт учиться помогал.
  Был он мне отдыхом, отрадой.
  Я с удовольствием и в волейбол играл.
  Я быстро бегал, прыгал тоже,
  В гимнастике и играх успевал
  И эти качества, возможно,
  Во мне наш тренер угадал.
  
  Из офицеров стали набирать команду,
  Кто за училище достоин выступать.
  Она должна пойти на спортокиаду.
  Меня из многох выбрали опять.
  
  Сначала должен был я прыгать
  С командой только в высоту,
  Хоть говорил, что много баллов
  Я за прыжки не принесу.
  
  На стадионе планы изменили.
  Сказали: "Много прыгунов"
  И за меня они решили -
  Сто десять бегать я готов.
  
  Я им твердил: "Нигде не бегал.
  Не для меня барьерный бег.
  Вы не хотите, чтоб в итоге
  Вы получили только смех?"
  
  А мне сказали: "Очень надо.
  Иль мы получим просто "ноль".
  Какая ж для тебя преграда,
  Перешагнуть одной ногой?"
  Попрыгал через стол немного.
  Потом прошел один барьер.
  Хотя была трудна дорога,
  Но я ее преодолел.
  
  Забег наш был совсем последним.
  Средь четверых я стартовал.
  Хоть бег мой был довольно средним,
  Я первый ленточку порвал.
  
  С тех пор на каждом состязании
  Давали мне барьерный бег,
  И при присущем мне старании
  Имел я неплохой успех.
  
  Вторей семестр мне вышел боком -
  Тяжелая нам выпала зима -
  И неприятности весной пошли потоком.
  От них сходили мы с ума.
  
  Сначала заболела мама
  И больше месяца лежала чуть жива.
  За жизнь она боролась так упрямо,
  Что выжила фактически сама.
  
  А в марте, вдруг, скончался дед.
  Лег спать и больше не проснулся.
  Он матери доставил много бед,
  Когда к семье он не вернулся.
  
  В день смерти деда сообщили,
  Что Сталина хватил удар.
  Когда же деда хоронили,
  Скончался наш "отец" и "царь".
  
  
  Страна вошла в недельный траур.
  
  Печаль была видна в глазах,
  И на столичных похоронах
  Стояли женщины в слезах.
  
  Собрали нас в училище на митинг,
  Чтоб выразить печаль и скорб.
  Не говорили, что он был душитель
  И многим он доставил в жизни боль.
  
  В училище носили мы повязки
  Из красной ткани с черным ободком,
  Снимал я дома ту посязку.
  На службу надевал ее потом.
  
  Неделя траура с 8 совпала мартом.
  Я в гости к будущей невесте шел
  И нес букет и торт открыто.
  Умнее я поступка не нашел.
  
  Не обратил никто внимания,
  В глаза никто не осудил.
  Возможно было понимание,
  Коль в это время я кого-то полюбил.
  
  Прошла та скорбная неделя,
  Преобрели мы нового вождя.
  Стал Маленков, глазам я не поверил,
  У старого партийного руля.
  
  Известно, что беда одна к нам не приходит.
  Напасти все приходят чередой.
  Одна напасть прошла, за ней еще одна приходит
  И все кончается бедой.
  
  
  Настало 1 апреля - День юмора.
  Мой персональный день.
  Все шутят. Вот умора,
  Но я не принимаю эту дребедень.
  
  Иду я утром на учебу,
  А мне на входе говорят:
  "Сгорело ваше заведение.
  Ты без учебы остаешься, брат".
  
  Я думал шутка, но смотрю на поле.
  Стоят накрытые столы.
  На белых скатертях, о горе!
  Не видно только лишь еды.
  
  Вхожу я в корпус. Дыма много.
  Пожар пока что не погас,
  А из столовой на дорогу
  Выносят вещи в этот час.
  
  На факультете всем несладко.
  Решил начальник кабели рубить.
  Из класса, где была "посадка",
  Уж стали блоки выносить.
  
  Горел спортзал, где обвалилась крыша.
  Под ним столовая в дыму.
  Еще в столовой люди дышат,
  Таская вещи поутру.
  
  Учебный корпус чудом сохранился,
  Его спасла пожарная стена,
  И пол спортзала устоял, не провалился,
  Вознаградив строителей сполна.
  
  Сгорел спортзал, спортсклад, библиотека.
  Лишились мы инвентаря.
  Уменьшилась солидно картотека.
  Купили, видно, мы учебники не зря.
  
  Прошел апрель. Немного аклимались.
  Невестой я был сильно увлечен.
  Родители невесты добивались,
  Чтоб дочку их подпер своим плечом.
  
  Пред майским праздником гоняли -
  Готовили к параду каждый день,
  А ночью шаг наш проверяли
  В хорошую погоду и капель.
  
  В 3 часа ночи на Крещатик отправляли.
  Мы там ходили до шести,
  И сколько раз пройдем, не знали,
  И сколько времени домой будут везти.
  
  А в девять снова на занятия.
  На лекциях я сразу засыпал
  И погружался в сон, в его объятья
  И, что читали, не всегда я знал.
  
  16 мая состоялась свадьба.
  С невестой и отцом мы посетили ЗАГС.
  Меня с невестой быстро расписали.
  Поздравили в итоге просто нас.
  
  Мы ехали домой на легковушке.
  Шел дождь, и слышали мы гром.
  Как говорили ранее подружки:
  - Нам хорошо будет потом.
  
  На свадьбу вечером собрались
  В квартире тестя моего.
  Поздравить нас друзья пытались
  Из хилого бюджета своего.
  
  Здесь, в основном, были студенты.
  Они подарки принесли:
  Четыре вазы, на них ленты,
  Похожие, как капли две воды.
  
  Мы жить решили в нашей же квартире.
  Отдельную в ней дали комнату для нас.
  Семью отца мы сильно потеснили
  В тот очень трудный час.
  
  В квартире жили мать, отец и брат с сестрою.
  Пришлось занять им комнату одну.
  Им трудно было вчетвером, не скрою,
  И это я принес для них беду.
  
  А в третьей комнате отдельно
  Жила с дочуркой мамина сестра.
  Квартиру заселили мы предельно,
  И в будущем не ждали мы добра.
  
  У тестя с тещей жить нам было б сложно.
  Две дочки оставалися у них.
  Там разместиться было невозможно.
  Нам не хватало места на двоих.
  
  Пред тем, как привести жену,
  Обставил я квартиру.
  Купил я шкаф, двуспальную кровать.
  Потом и стол, два стула,
  А перину нам к свадьбе подарила мать.
  
  Подушку принесла невеста
  И новое пальто, что сшила мать.
  Хоть в комнате немного было места,
  Но можно было сесть и хорошо поспать.
  
   Теперь легко пошли наши дела.
  С женой в различные мы смены занимались.
  Свалилась с плеч моих гора.
  Мы дома вечером встречались.
  
  К концу семестра стало не до шуток.
  Нас задавили чертежи.
  Теперь мне не хватало суток
  И в них уж не было межи.
  
  Шло дело к празднику. Нагрузка нарастала.
  Гоняли по плацу, лабораторки шли.
  Делать проект пора настала,
  А тут, вдруг, подвели мои кишки.
  
  Пришлось ложиться в госпиталь на три недели,
  И пострадал учебный мой процесс.
  Поправился к экзаменам я еле-еле,
  Хоть получил довольно сильный стресс.
  Сдавать мне надо было три зачета
  И пять лабораторок выполнять,
  И кроме этого решать с проектом что-то,
  Чтобы его, в конечном счете, сдать.
  Лабораторки отработал я успешно
  И все зачеты до экзаменов успел я сдать,
  А курсовой проект, как ни прискорбно,
  Пришлось мне осенью сдавать.
  
  Я три экзамена сдал на четверки,
  А за один поставили трояк,
  И этим мне закрыли створки,
  И "красный" мне не получить никак.
  
  Мы практику в июле проходили.
  Для этого ходили в УПМ.
  Там на станке болты точили,
  А делать молоток понравилось не всем.
  
  А в августе каникулы настали.
  Поехали с женой мы в Ленинград.
  От впечатлений часто уставали,
  Но это было выше всех наград.
  
  Еще одно явление случилось.
  Когда я с животом своим страдал,
  Затмение солнца приключилось,
  И я его со всеми наблюдал.
  
  Тень тихо солнце закрывала,
  И яркий свет стал пропадать.
  Вдруг, появился ветер, тень пропала,
  Собаки стали лаять, завывать.
  Закрылось солнце. Лишь ореол светился.
  Теперь оно не стало припекать.
  Я этому, конечно, удивился
  И перестал соседей узнавать.
  
  Но прояснилось солнце понемногу.
  Вдруг, ветер стих, опять стало тепло,
  Увидел поле и дорогу,
  И ощущение трагедии прошло.
  
  Настал учебный год. Опять все закрутилось.
  Мы ходим на занятия вдвоем,
  А тут у нас беда случилась
  И вновь зашла нежданно в дом.
  
  Отцу, вдруг, стало очень плохо.
  Он похудел, не ел совсем.
  Была, наверно, в госпиталь дорога,
  Хотя туда совсем он не хотел.
  
  Обследовав его, врачи сказали,
  Что может быть дает все это рак,
  И как лечить, они пока не знали.
  Решили вскрыть его за просто так.
  
  Отцу подрезали желудок,
  Оставив небольшую часть,
  И только через трое суток
  Ему сказали, что от рака он не мог пропасть.
  
  Не рак в итоге оказался,
  А просто язвочка одна,
  Однако раньше, кто пытался,
  Не знал он толком нихрена.
  
  Отец стал быстро поправляться.
  Сперва постельный был режим,
  Но часто он вставать пытался
  И видел, что успех был достижим.
  
  В дальнейшем он смирился с этим.
  Однако, был теперь он не боец,
  Но говорят, что можно жить на свете
  Средь любящих и понимающих сердец.
  
  Учеба шла моя успешно.
  Я все экзамены сдавал.
  Учиться было интересно.
  Я много нового узнал.
  
  И параллельно занимался спортом.
  Играл с командой в волейбол.
  В прыжках и беге не давал рекорды.
  Роднее был мне баскетбол.
  
  Зимой всегда ходил на лыжах.
  С командой даже выступал.
  Они коньков мне были ближе.
  На них усталости не знал.
  
  Окончил курс второй без троек,
  Хоть трудности немного испытал.
  Однако, на занятиях был боек
  И, в основном, все темы понимал.
  
  Случилась тут коллизия такая.
  Командовать училищем стал новый генерал.
  Порядок бывший он, не принимая,
  Устроил настоящий нам аврал.
  
  Он сразу взялся за порядок.
  Стал дисциплину поднимать.
  Взыскания накладывал, где надо и не надо,
  Показывая кузькину нам мать.
  
  Попал я тоже под раздачу.
  Досрочно снят наш командир.
  Начальник курса наудачу
  Сказал, чтобы его я заменил.
  
  Командовать людьми - одна морока.
  От этого старался уходить,
  А тут пришлось почти три срока
  Уму и разуму учить.
  
  К тому же с молодежью нас смешали,
  Присвоив званье "младший лейтенант",
  И в отделениях узнали
  Их всеобъемлющий талант.
  
   Забот прибавили они мне много.
  Я от проступков их страдал.
  Хотя училось большинство неплохо.
  Им помогал, наверно, школьный капитал.
  
  
  Кончался курс. Шла практика по плану.
  Отправили нас в Муром на завод.
  Поехала вся группа без изъяна
  Смотреть, как там работает народ.
  Шла по конвейеру железная коробка.
  Внутри девчата делали монтаж.
  Нам им мешать было неловко,
  Чтоб сделать операцию, хоть раз.
  Приемник назначался для народа.
  Его включили в ширпотреб.
  Слишком низка была его порода,
  Зато доступен стал для всех.
  
  Монтаж варили, не паяли.
  Он часто просто отпадал.
  Такой приемник в склад не брали.
  Контроль обратно отправлял.
  
  Где делали военное устройство,
  Монтаж вели совсем иной,
  И было качество другого свойства,
  Поскольку применяли здесь припой.
  
  Мне привелось поупражняться.
  Доверили плести "паук".
  В нем провода длиной разняться,
  Но здесь не надо много знать наук.
  
  С ребятами мы жили на квартире.
  Питалися в столовой каждый день.
  На танцы отправлялися в мундире.
  Играть и в баскетбол было не лень.
  
  Мы все поиздержались очень сильно.
  Ведь экономить офицерам не к лицу.
  Однако танцы посещали мы стабильно,
  Хоть практика уж шла к концу.
  Чтобы решить вопрос с деньгами,
  Решили кое-что с себя продать.
  Пошли на рынок продавать мы сами,
  Чтобы в цене не прогадать.
  Продали кое-что немного,
  Чтобы прожить последних пару дней.
  Еще хватило на обратную дорогу.
  С деньгами ехать было веселей.
  
  В конце июля получил я отпуск.
  Решил его леченью посвятить.
  Поехал в Новые Санжары,
  Чтобы живот свой подлечить.
  
  Были Санжары небольшим селеньем.
  В нем санаторий тоже небольшой,
  Но согласился я с врачебным мненьем,
  Что там источник с чудодейственной водой.
  
  Располагался санаторий прямо в роще.
  Среди деревьев деревянные дома.
  Один кирпичный дом был больше.
  В нем этажей всего лишь два.
  
  Когда-то здесь была усадьба.
  В ней барский дом и домики для слуг.
  Однако, не дошло до нас приданье,
  Как коротал помещик свой досуг.
  
  Видать, нашли воду случайно.
  Она из подземелья шла.
  Устроить санаторий здесь реально.
  Об этом месте шла давно молва.
  Жил в комнате с тремя друзьями.
  Кровати, стол стояли в ней.
  Была площадка меж домами.
  Играли в волейбол на ней.
  Ходили мы на пляж,
  Катались и на лодке.
  Досуг и спортом заполняли наш.
  Забыли здесь совсем о водке,
  Здоровья сохранив багаж.
  
  Вернулся я домой почти здоровый.
  Пора готовиться к труду.
  Ждал в сентябре курс новый,
  И снова нас возьмут в узду.
  
  На третьем курсу я старался.
  Освоить много новых тем.
  За что бы я тогда не брался,
  Я всем с успехом овладел.
  
  Лишь раз со мной курьез случился,
  Когда приемники сдавал,
  На первом я билете сбился
  И тройку на втором поймал.
  
  Однако, в следующем семестре
  Ее исправил я на пять
  И в окончательном итоге
  По дисциплине тоже было пять.
  
  Учили сложные предметы:
  Антенны, поле, связь мы стали изучать
  И, чтобы правильно давать ответы,
  Мне приходилось меньше спать.
  
  Закончил год вполне успешно,
  Сдал все экзамены за курс.
  Жизнь шла моя пока неспешно,
  И дома не было обуз.
  
  
  В июле ждали мы ребенка,
  Жена должна была рожать.
  Все подходили к делу тонко,
  Чем роды кончаться, хотели знать.
  
  Субботу все было спокойно.
  Сходили вечером в кино.
  Жена пока держалась стойко.
  Не подавало признаков дите.
  
  Достаточно спокойно пережили ночку,
  А утром "скорую" пришлося вызывать,
  И утром же жена родила дочку
  Наташей стали ее звать.
  
  В июле же Нагорный Коля
  Приехал к нам экзамены сдавать.
  Ему пришлось по доброй воле
  Наташе крестным батькой стать.
  
  Он третий раз сдавать пытался.
  Лишь повезло ему теперь.
  Учиться в Киеве остался.
  Открыл в науку снова дверь.
  
  Он в части задержался дольше,
  Но в звании меня он обогнал.
  Я старшим лейтенантом ходил больше,
  А он при выпуске майором стал.
  
  Служил потом на дальней точке,
  Командовал он частью много лет.
  Попутно вырастил и дочку.
  Полковником стал в сорок лет.
  
  Теперь, после рожденья дочки,
  Жизнь потекла другим путем.
  Бессонные настали ночки.
  На лекциях я добирал потом.
  
  Жене вдвойне пришлось крутиться.
  И днем, и ночью вся в делах.
  Ей надо продолжать учиться.
  Ребенка нянчить впопыхах.
  Но хорошо, что бабки с дедом
  Ей помогали каждый день.
  Кормили нас и завтраком, обедом.
  С ребенком им гулять было не лень.
  
  Четвертый курс - опять заботы.
  Я технику стал изучать.
  Пришли и новые невзгоды,
  Как говорят "ни лечь, ни встать".
  
  Теорию давали нам сначала.
  Потом пришлось осваивать матчасть.
  Мы изучили образцов немало.
  Я их, как правило, сдавал на пять.
  
  Впервые автоматику включили в курс.
  Проекты мы по технике писали.
  Старались все наматывать на ус.
  В конце на самолете полетали.
  
  Жена университет кончала.
  С ребенком было множество забот,
  А на учебу время было мало.
  Бросало иногда ее и в жар , и в пот.
  
  Но, молодец - закончила с отличием.
  Ей красный выдали диплом.
  Поздравили с успехом для приличия.
  Пустили на свободу лишь потом.
  
  Вновь появилася проблема.
  Поскольку мне учиться еще год,
  Стояла сложная дилемма -
  Сидеть ей дома иль пойти в народ.
  
  Пошла искать себе работу.
  С юристами давно уж был завал.
  Юристов выполнили квоту,
  И новых уж никто не брал.
  
  Нашла работу только в штабе.
  Была чертежница нужна.
  Она чертила трассу в небе.
  Пошли такие, вот, дела.
  
  Последний курс давал мне много.
  Пришлося сделать много дел.
  Учил науки понемногу,
  Поездил тоже, как хотел.
  
  Включили в курс нам стажировку.
  Ее я в Краснодаре проходил.
  Там проверял свою сноровку
  На технике, что раньше изучил.
  
  Учебный центр, где штурманов учили,
  Располагался в здании, имевшем форму "П".
  В нем штаб, столовая и классы были,
  И к ним доступен вход везде.
  
  В гостинице втроем мы жили.
  Для нас в ней комната была.
  С жильцами рядом иногда дружили.
  Мы спали там и делали дела.
  
  На аэродроме рядышком стояли самолеты.
  Знакомились мы с техникой на них.
  К нам часто подходили их пилоты.
  Рассказы их воспринимал, как стих.
  
  Стояла скверная погода.
  Шел дождик, ветер завывал.
  Не жаловала нас здешняя природа,
  Здесь постоянно дождик поливал.
  
  Ходили только по бетонке,
  А рядом с ней - сплошная грязь,
  И если ступишь чуть всторонке,
  На сапоге висит, как мазь.
  
  Когда входили в помещенье,
  Усердно мыли сапоги,
  А вечером их от такого рвенья
  С трудом могли снимать с ноги.
  
  Ходил в фуражке и шинели
  На аэродроме и в быту.
  Пока они с успехом грели
  Неделю, даже не одну.
  
  Не донимали нас морозы,
  Сильнее донимала грязь.
  Бывали иногда и здесь курьезы.
  Начальство подводила власть.
  
  Начальник центра раз в полет собрался,
  Чтоб новую систему испытать.
  Бомбить на полигоне он пытался,
  Забыв питание системе дать.
  
  Вернулся с полной бомбовой нагрузкой.
  Ругал он инженера только так.
  Когда он вылез из кабины узкой,
  То понял, что попал впросак.
  
  Со мной случился скверный случай.
  Под самолетом я ходил,
  А ветер резкий и могучий
  Мою фуражку укатил.
  
  Сорвался с места я мгновенно,
  Чтобы догнать любовь свою,
  Но кто-то очень откровенно
  Рванул назад шинель мою.
  
  Преодолев сопротивление,
  Догнал фуражку кое-как.
  Мое, к несчастью, невезенье
  На том не кончилось никак.
  Надев фуражку, оглянулся,
  Чтобы узнать, кто же рванул.
  Смотрю, кусок полы надулся,
  А ветер прямо в дырку дул.
  
  Полой за дверку бомболюка
  Я зацепился невзначай
  И разорвал шинель без звука,
  Приобретя себе печаль.
  
  Кусок полы свисал до низу -
  Он доставал почти земли.
  Разрыв был для меня сюрпризом
  На все оставшиеся дни.
  
  Пришлось пойти с ней в мастерскую,
  Чтобы кой-как ее зашить.
  Поскольку мне шинель такую
  Совсем нельзя было носить.
  
  Нашелся там хороший мастер.
  Он так разрыв заштуковал,
  Что к моей радости и к счастью
  Я не увидел, где порвал.
  
  Прошли последние недели.
  Немного стало холодать
  Дороги, к счастью, затвердели,
  На землю можно было встать.
  
  Узнал я кое-что о части:
  Почем в полку здесь хлеб едят,
  Что технику освоили отчасти,
  Где инженеры бодрствуют и спят.
  
  Пора домой уж собираться.
  Опять впрягаться в старый воз.
  За стажировку отчитаться.
  К экзаменам готовиться всерьез.
  
  Последний был семестр,
  Где что-то изучали.
  Теперь пора все выдать на-гора,
  Что мы учили, что узнали
  В дипломе выложить пора.
  
  Я сдал экзамены успешно -
  Без троек как за третий курс,-
  И было отдохнуть негрешно -
  Гулять, ходить в кино, не дуя в ус.
  Каникулы провел я дома:
  Играл с Наташей и ходил гулять,
  На лыжах иногда ходил фартово
  И больше удавалось спать.
  
  Семестр начался. Нам выдали задание,
  Чтобы начать писать диплом,
  И дали зал в учебном здании.
  На практику поехали потом.
  
  Я выбрал место в Ленинграде.
  Из прочих мест всего он ближе мне.
  Там жили мои тети, дяди, братья.
  Мне было бы вольготнее вполне.
  
  Конечной целью оказалася "Можайка".
  Одна из старых академий ВВС.
  У нас среди друзей ходила байка,
  Что для диплома представляет интерес.
  
  Кроме того, чудесный город.
  Музеев много, можно отдохнуть,
  И был, конечно, веский повод,
  Чтобы к родным по разу заглянуть.
  
  Пробыл я в Ленинграде две недели,
  Набравши кой-какой там материал.
  Музеи обошел я еле-еле.
  Не отдохнул, а только лишь устал.
  
  Вернулся в Киев, взялся за работу.
  Пришлось усилено писать диплом
  И выдать ощутимое хоть что-то,
  Чтобы не стыдно было бы потом.
  
  А, в общем-то, толково получалось.
  Я сделал неплохой диплом.
  Оригинальностью устройство отличалось.
  О чем комиссия отметила потом.
  
  А между тем пошло распределение -
  Куда направить нас служить.
  Брали в учет и наше мнение -
  На должности какой хотели б быть.
  
  
  Хотелось бы в училище остаться,
  Но понимал, что шанс был невелик.
  Мне не хотелось по стране мотаться.
  Я очень к Киеву привык.
  
  Сказали мне, как патриоту:
  "В частях от инженера больше толк.
  Ты покажи пример народу.
  Езжай-ка инженером в полк".
  
  Пришлось с начальством согласиться.
  Поеду ВВС я укреплять.
  В дальнейшем, что-то может получиться.
  Настойчивости мне не занимать.
  
  Московская комиссия работала в июне.
  На каждого давно уж был заказ.
  На ней конкретно объявили,
  Куда же направляют нас.
  
  Что было ранее, переменилось -
  Не нужны инженеры в ВВС.
  Теперь росла космическая сила,
  И у нее к нам появился интерес.
  Мне предложили ехать на Камчатку
  Или взамен - на озеро Балхаш.
  Я выбрал, что сказали мне спочатку.
  Климат Туркмении не походил на наш.
  
  А после этого, подумавши немного,
  Решил проверить организм,
  Чтоб посмотреть осилю ли дорогу,
  Смогу ли изменить свою я жизнь.
  Когда учился, соблюдал диету.
  Не ел я острого, не пил и молока.
  Что будет там, не знал ответа,
  Хоть внешне был здоров пока.
  Я выпил молока немного,
  И сразу проявился мой колит.
  Я понял, не осилить мне дорогу.
  Уж очень мой живот болит.
  
  Пошел к врачу я показаться.
  Он мне сказал, что в госпиталь пора
  И за лечение там браться,
  Иначе швах твои дела.
  
  Лечился там я три недели.
  Мне прописали первый стол
  И, что-то о здоровье "пели",
  Что хуже будет мне потом.
  
  Слова врачей принял серьезно.
  Лекарства стал я принимать,
  Чтоб не было в дальнейшем поздно,
  С леченьем чтоб не опоздать.
  
  Меж тем, вручили всем дипломы.
  Прошел и вечер выпускной,
  Что было для меня не ново.
  Случился вновь курьез со мной.
  
  Окончил школу ненормально -
  Без выпускного и позднее всех -
  И в ХВАУСе все вышло аномально -
  Я в Забайкалье очутился, как нагрех.
  
  Теперь и с выпуском все тоже.
  Отдельно выдали диплом,
  И с назначением, похоже,
  Мне ясно будет лишь потом.
  
  Вручили в строевом мне предписание -
  Немедленно прибыть в Москву.
  Недолгим было расставание -
  Я оставлял свою семью.
  
  Я в Главное явился Управление,
  Чтобы решить свой кадровый вопрос,
  Однако к небольшому сожалению
  Остался неподвижен персональный воз.
  
  Я показал свое медзаключение,
  Сказал, что, к сожаленью, не Антей,
  И чтобы не было в дальнейшем ухудшения,
  Нуждаюсь в наблюдении врачей.
  
  Заметили, что очень сложно
  Место найти, чтоб обеспечить мне комфорт.
  Однако, к счастью, еще можно
  Вернуть меня в воздушный флот.
  
  Со мной еще два офицера.
  Их кадровый вопрос был не решен.
  У них подобная проблема
  Из-за здоровья у их жен.
  
  Пришлось им тоже отправляться
  Со мною в кадры ВВС
  И там усиленно пытаться
  Преодолеет начальства пресс.
  
  Нам дали в руки предписание,
  Чтоб в штаб явились ВВС.
  Не ведали, какие испытания
  Нам приготовят там хозяева небес.
  
  Сначала пропуска не дали.
  Пришлось начальнику звонить.
  Потом в бюро мы час прождали,
  Пока заявку соизволили спустить.
  
  Зашли мы в кабинет, а там полковник
  Дал вразумительный ответ:
  "Хоть разрешил пройти начальник,
  Но документов ваших нет.
  Придется ждать, пока прибудут
  Сюда на всех ваши дела.
  Другие офицеры будут
  Решать, как сложится ваша судьба".
  
  Я чувствовал - ждать будем долго.
  Пора определяться на постой.
  Найти какой-нибудь притулок
  В Москве вопрос был не простой.
  
  Поездили по городу немного,
  Но не нашли мы ничего.
  Однако показали нам дорогу
  В гостиницу армейской ПВО.
  
  Нам дали комнату большую,
  Втроем в которой стали жить.
  Не тратя времени впустую,
  В музеи и кино стали ходить.
  
  В Москве стояла жаркая погода.
  Шел молодежный фестиваль.
  Ходили в форме, как уроды.
  Наверно, окружающим нас было жаль.
  
  Через неделю в штабе появились,
  Чтобы узнать, как шли наши дела.
  Там, наконец, мы убедились,
  Что вся документация пришла.
  
  На разговор нас приглашали персонально.
  Ребятам не нашлось для службы мест,
  А для меня одно случайно,
  Нашли из старых мест.
  
  Мне предложили на Манжурке
  Служить на станции Борзя.
  Наверное, сказали в виде шутки,
  Но так шутить было нельзя.
  
  Сказал: "Два года в Забайкалье
  Отдал я Родине сполна
  И у меня теперь желанье
  Туда не ехать никогда".
  
  В итоге это посещение
  Для нас не дало результат.
  Сказали, что, к их сожалению,
  В частях заполнен уже штат.
  Ищите сами, коль хотите.
  Быть может вам и повезет.
  В конце-концов свою обитель
  Возможно, кто-то и найдет.
  
  Я сразу тут засуетился
  И подключил свою жену.
  В итоге, к счастью, я добился,
  Чтоб должность мне нашли одну.
  
  В училище в то время
  Был представитель штаба ВВС,
  И на него ложилось бремя
  Авиационный поддержать прогресс.
  
  Начальник кадров за меня вступился.
  Сказал, что должность капитана есть.
  Чтоб я в училище пробился,
  Мне могут оказать такую честь.
  
  Поняв такое положение,
  Конечно, духом я воспрял,
  И представитель мое мнение,
  Прибывши в понедельник, враз узнал.
  
  Он отпечатал предписание.
  Отправил сразу в строевой отдел.
  Там получил я деньги на питание
  И проездной на свой билет.
  
  Через три дня в училище я прибыл.
  Сдал предписанье и билет.
  Сказали, чтобы я явился
  На свой родной радийный факультет.
  
  Меня там встретил с пониманием
  Начальник факультета Акопян.
  Он обратил свое внимание
  На очевидный кадровый изъят.
  Спросил: "В частях, чем занимался?
  Какой в училище писал диплом?
  Хотел бы навигацией заняться?
  На кафедру пошел бы ты потом?"
  
  Естественно, я сразу согласился.
  Была мне навигация милей.
  Когда же должность там освободится,
  Ушел бы с полигона поскорей.
  
  Сказал: "Пока иди, работай.
  На полигоне люди нам нужны.
  Строительство идет там полным ходом.
  Мы сдать весной уже должны".
  Построить надо было здание,
  Где разместить хотели ТЭЧ.
  Нам надо было проявить старание,
  Чтобы столкнуть обузу с плеч.
  Родные очень были рады,
  Что возвратился я в семью,
  И никогда такой награды
  Я не имел за жизнь свою.
  
  Теперь была еще проблема -
  Как обрести свое жилье?
  А обсуждалась эта тема
  В нашей семье уже давно.
  
  Но, к счастью, случай подвернулся.
  В Китай полковник уезжал.
  На время, как ему вернуться,
  Он нам квартиру свою сдал.
  
  Хорошая в училище квартира -
  Две комнаты на первом этаже.
  В большую комнату семья вселилась,
  А маленькая занята была уже.
  Собрал хозяин в нее вещи.
  Закрыл на внутренний замок.
  Квартиру сдал - спасибо теще,
  И тесть немного нам помог.
  Квартира размещалась в старом доме -
  Большая кухня, ванна, туалет.
  Питались газом в ванной бойлер,
  Плита, где мы готовили обед.
  
  Зажили мы теперь с комфортом.
  Была горячая вода.
  На стадионе занимался спортом,
  А после мылся я всегда.
  
  В квартире было много моли -
  Селилась в нише под окном.
  Не мог терпеть заразу больше.
  Замазал нишу лишь потом.
  Но всеже сильно пострадали -
  Ковер поела, шапку и шинель.
  Уж слишком поздно мы узнали,
  Как с ней бороться нам теперь.
  
  Пришлось жене искать работу,
  Чтоб как-то оправдать диплом.
  Найти по профилю хоть что-то,
  А продвигаться дальше лишь потом.
  
  Нашли мы место в институте,
  Где экспертизу делали к судам.
  Работали серьезные в нем люди.
  Нам предложили место там.
  
  Они нуждались в лаборантке
  Для разных несерьезных дел -
  Собрать дела, подшить их в папки.
  Таков научный был предел.
  
  Пришлось на должность согласиться,
  Чтоб глубже экспертизу изучать.
  В дальнейшем можно к лучшему стремиться.
  Зарплату хоть какую получать.
  
  Начальником назначен по приказу,
  На полигоне размещенной РЛС.
  Однако я не принял ее сразу,
  Поскольку нужен был балбес.
  
  Не нужны были мои знания,
  Чтобы месить раствор, возить цемент,
  А только сила и старание
  И слово "есть" в ответ.
  
  Но должность капитана позволяла
  Очередное звание получить,
  И это обстоятельство немало
  Успешней позволяло мне служить.
  
  Лишь через месяц сообщили
  О присвоении звания капитан.
  Представился начальству, как учили,
  Пять лет, ходивший старший лейтенант.
  
  Так проходили дни за днями:
  Солдаты клали кирпичи,
  Раствор мы подносили сами,
  Панели днем возили и в ночи.
  
  Усиленно работали неделями.
  Закончив кладку этажа,
  Хотели крыть его панелями
  Поаккуратней, неспеша.
  
  Пригнавши кран с соседней стройки,
  Панель укладывать решили на этаж,
  Но оказалась нестыковка
  Длина на двадцать сантиметров аж.
  
  Пришлось заказывать панели
  И ждать их новый оборот,
  А я в счет отпуска на две недели
  Решил поехать на курорт.
  
  Ессентуки - курорт был модный.
  Он идеально должен подходить,
  И осенью достаточно свободный,
  Чтоб мог живот свой подлечить.
  
  Поехал я лечиться без путевки,
  Надеясь что-то предпринять.
  Нашел ребят там очень ловких.
  Мне объяснили, что я должен знать.
  
  В лечебнице лечился контрабандой.
  Я клал сестричкам денежки в карман.
  Там принял грязи, промывания и ванны.
  Улучшил самочувствие и стан.
  
  Не радовали здешняя погода.
  Шел постоянно мелкий дождь.
  В Ессентуках была, возможно, мода
  Носить калоши, плащ и зонт.
  
  Я редко видел в небе солнце.
  Раз, когда ехал в Кисловодск -
  Оно светило нам в вагонное оконце,
  И, посетивши раз Железноводск.
  
  Я на курорте подлечился -
  Не сильно мучил мой колит,
  И кой-чему там научился.
  Теперь я знал, где что болит.
  
  Работа в Киеве кипела -
  Построили второй этаж.
  На чердаке строители умело
  Дом крышей покрывали наш.
  
  Успел и я там поработать.
  Стропила к крыши мы возили в грязь
  И поднимали краном тоже.
  Опасно было, просто страсть.
  
  На крышу черепицу клали,
  Но мастера лишь сделали коньки,
  А остальное все укладывалось нами
  По аналогии, что подсмотрели мы.
  
  
  Все это делалось в последние дни года.
  На улице шел маленький снежок.
  Чтобы чердак нам не испортила погода,
  Пришлося сделать небольшой шажок.
  Укладывали черепицу на стропила,
  Чтобы закончить крыше свод.
  Хотя, потратили оставшиеся силы,
  Зато успели встретить Новый год.
  
  Зимой нетрудная была работа -
  Возили негашенку и цемент,
  Еще по мелочи проделывали что-то,
  Играли в шашки в свой обед.
  
  Весной на кафедре шли перемены.
  Начальник отделения ушел.
  Преподавателем он стал, а для замены
  Туда бы с удовольствием пошел.
  
  Начальство не особенно спешило.
  Работа на полигоне еще шла,
  И я, как дополнительная сила,
  Была уж очень там нужна.
  
  Пошел к начальнику я факультета,
  Чтобы напомнить уговор.
  Хотел дождаться от него ответа,
  Когда же даст команду он.
  Сказал, чтоб подождал немного.
  Должны все в кадрах утрясти.
  Быть может, к лету мне откроется дорога,
  И я смогу на должность перейти.
  
  К кому б ни обращался, все темнили.
  Мне в кадрах говорили: "Представлений нет",
  А, Акопян сказал, что представленья были
  И, что они дают неправильный ответ.
  
  На кадрах главным был Егоров.
  Меня с ним познакомили уже.
  Мы жили с ним в одном подъезде дома,
  Он на четвертом, я на первом этаже.
  
  Под нами находился палисадник.
  На нем кой-где росли кусты.
  Егоров хоть и был большой начальник,
  Он сам еще высаживал цветы.
  
  Я помогал копать газончик,
  А вечерами поливал цветы.
  Чтобы цветочком стал бутончик,
  Не жалко было мне воды.
  
  И Акопян жил в нашем доме.
  Он иногда любил гулять.
  Когда к нам подошел по доброй воле,
  Успел я свой вопрос задать.
  
  Сказали мне, что все в порядке.
  О переводе есть приказ.
  Теперь со мною не играли в прятки.
  Мне повезло на этот раз.
  
  Легко проститься с полигоном -
  Мне было нечего сдавать.
  Хотя, в сердцах, его начальник
  Мне приказал матчасть принять.
  
  Естественно, я отказался.
  Сказал, что это ни к чему,
  И заставлять, чтоб не пытался.
  Теперь не подчиняюся ему.
  
  
  Пошел на кафедру для представления.
  Встречал меня полковник Дядюнов.
  Представил он меня, как пополнение,
  А я сказал, что здесь служить готов.
  
  На кафедре меня все знали.
  На ней писал я свой диплом,
  И знания не раз здесь проверяли.
  Были уверены, что разберусь во всем.
  
  Теперь была любимая работа,
  Где мог свои я знания применить
  И новое узнать хоть что-то.
  По-новому в дальнейшем стал я жить.
  
  
  Вперед к совершенству!
  
  Попав на кафедру с мечтою,
  Что дальше будет хорошо.
  Немного жизнь я перестрою,
  Чему-то научись еще.
  
   Определили в отделение,
  Двух техников дав в подчиненье мне.
  Приняв его без сожаления,
  Поскольку техника была знакома мне.
  
  Здесь оборудование стояло бортовое
  Из разных радиосистем.
  Я знал пока из них любое,
  Поскольку нас знакомили со всем.
  
  А техники, хорошие ребята,
  Имели званья старший лейтенант
  И с виду были, как два брата.
  В их помощи нуждался ни один курсант.
  
  Работали без всякого изъяна
  На этой кафедре давно.
  Я в шутку называл их два Ивана.
  Они имели отчество одно.
  
  Один был Спельников и звался он Иваном.
  Василий Зорько был второй.
  Их уважали все недаром.
  Могли ответить на вопрос любой.
  
  Иван знал технику отлично.
  Василий схемы мог паять.
  Сдружился с ними я прилично.
  От них пришлось мне многое узнать.
  
  Обслуживали мы лабораторки
  И помогали составлять отчет.
  Показывали все регулировки,
  Как техника готовиться в полет.
  
  Начальник кафедры полковник Дядюнов-
  Один не кандидат на факультете.
  Божился, что уже готов
  Дать что-то новое на свете.
  
  Полковник Тихонов - наш корифей.
  В изобретательстве "он съел собаку"
  И этим занимался каждый день.
  В итоге не давал он маху.
  
  Был он отличный методист
  И физику знал превосходно,
  И лекцию читал, не глядя в лист.
  Его любили всенародно.
  
  
  Преподаватель подполковник Батин
  Частенько слухи разносил.
  Он увлекался математикой.
  Втолковывал ее, что было сил.
  
  Майоры Головащенко и Аболяев
  Преподаватели хорошие вполне.
  Вели лабораторные занятия
  И часто помогали мне.
  
  Накапливался опыт постепенно.
  Со всеми я на кафедре дружил
  И иногда занятия посменно
  С другими даже проводил.
  
  Начлаб Архангельский был просто "душка".
  Отлично уживалися мы с ним
  И если бы стреляла рядом пушка,
  Он все равно остался бы таким.
  
  Теорию лабораторки подкрепляли.
  На стенды уходило много сил,
  Когда мы базу обновляли.
  Тем отделением Сидоренко руководил.
  
  Громоздким отделением "посадки"
  Майор Чуфарин управлял.
  Наземная в нем техника стояла,
  Которую он в совершенстве знал.
  
  В посадке разбирался капитан Яроцкий.
  Иван Василич звали мы его,
  А иногда я звал Иваном просто.
  Мы возраста с ним были одного.
  
  Когда я разобрался в отделении,
  Мне Дядюнов дает приказ,
  Чтоб сделал стенд без промедления
  Для опытов его - таков заказ.
  
  Он тему разрабатывал крутую.
  Она тогда была еще нова.
  Хотел обосновать систему он такую,
  Чтоб выгоду по точности дала.
  
  Основана на комплексной работе
  Устройств для измеренья скоростей
  И оптимальной результатов обработки
  Для компенсации ошибок и потерь.
  
  Работал я над стендом долго.
  Пришлось приборы доставать.
  Частенько время тратил я без толку,
  Когда мне приходилось ожидать.
  
  Использовал я фоторегистратор.
  Он позволял процессы записать.
  Затем, я как аматер,
  Хотел ошибки подсчитать.
  
  Слишком грубы были расчеты.
  Я выбрал новый к ним подход.
  Пошла работа, как по нотам.
  Частотомеры пошли в ход.
  
  Обрадовал начальника безмерно.
  Его устроил результат.
  Хоть подтверждал теорию примерно,
  Но поздно было отступать назад.
  
  Я иногда вступал с ним в споры,
  Доказывая правоту.
  Начлаб хотел мне это вставить
  В характеристику мою.
  Комиссия не пропустила,
  Заставив аттестацию переписать.
  Поскольку спор в науке сила,
  И это надо понимать.
  
  Срок испытаний состоялся.
  Меня приняли в коллектив,
  И зря я этого боялся.
  Я даже, вдруг, попал в актив.
  
  Но жизнь моя не стала проще.
  Я получил удар под зад,
  Когда мне сообщила теща:
  -Хозяин возвращается назад.
  
  Придется потерять квартиру
  И может встать на прежний путь -
  Вернутся к прежнему сортиру
  И в старое дерьмо нырнуть.
  
  Пошел на факультет я с челобитной
  Просить хоть комнату одну.
  Начальник дал ответ обидный
  И мне поставил все в вину.
  
  Был дан совет мне переехать к тестю,
  Который получал жилье,
  Чтобы пожить с ним вместе,
  Пока не получу свое.
  Я, сдуру, согласился,
  О будущем не думая совсем.
  В дальнейшем с просьбой, как дурак, носился
  И просто надоел я всем.
  Квартиру дали "на куличках".
  "Соцгород" назывался городок.
  Порхал я на работу, словно птичка,
  Но хорошо, что не издох.
  
  Мог сделать я три пересадки,
  Иль часть пути пройти пешком,
  И не всегда легко с посадкой.
  Трамваи набивалися битком.
  
  Пустили, наконец, метро.
  Нам стало легче добираться -
  Автобусом до станции "Днiпро".
  Время поездки стало сокращаться.
  
  Когда до "Дарницы" продлили путь,
  За час на службу добирался.
  Я мог легко теперь вздохнуть -
  Отрезок малый оставался.
  
  Наш дом далек был от Днепра.
  Вблизи лишь несколько строений.
  Из окон видели пока
  ДОТ на песке - унылое видение.
  
  А дальше шел огромнейший пустырь.
  Дома стояли в отдалении.
  На пустыре и вдоль, и вширь
  Ни одного хоть малого строения.
  
  Те двухэтажные дома
  Поселком аварийным назывались.
  За ними зданья ДШК,
  Которые потом образовались.
  
  Зато зимой я, встав на лыжи,
  Пустырь мгновенно пробегал,
  И Быковня мне стала ближе.
  Окрестности быстрей я узнавал.
  
  
  Был дальше лес. Напротив Быковня.
  Меж ними лишь дорога пролегала.
  Из Киева дорога это шла
  И с Дарницей его соединяла.
  Теперь разбитые мосты
  Дорогу эту прерывали,
  И как на пляж без них пройти,
  Вначале мы не знали.
  
  Ходить на пляж нам было далеко.
  Мы по песку шагали и по трубам.
  На остров переехать помогал
  Заплаченный за лодку рубль.
  
  Но был построен новый мост,
  Сварной, по чертежам Патона.
  В строительстве он был непрост.
  Построен из металла и бетона.
  
  Пошло строительство успешно.
  Напротив выросли дома,
  И от построек стало тесно,
  И, к сожалению, испортилась зима.
  
  Здесь вырубали лес и строили массивы.
  Оставили лишь парк, убрав весь молодняк.
  Вложив сюда огромнейшие силы,
  Часть кислорода у людей отняв.
  Построив два моста, Восстановив дорогу,
  Открыли путь машинам и метро,
  Улучшили покрытие немного.
  
  Дорогу в трассу превратили.
  Назвали Ленинградское шоссе.
  Ее до Броваров продлили,
  Устроив переходы кое-где.
  
  С жильем немного устоялось.
  Работа все успешней шла.
  Она мне приносила радость
  И денег больше мне дала.
  
  Жена продвинулась вперед,
  Смотря на жизнь смелее.
  Доверили ей просвещать народ,
  Назначив зав архивом и музеем.
  
  Зарплата трошки возросла -
  Без вычетов до девяносто.
  Искала всем она дела.
  В музее объясняла просто.
  
  Четыре года я прошел -
  Старался на работе.
  Немного в хоре тоже пел.
  Спортсменам неплохим был вроде.
  
  Я думал срок раз подошел,
  То мне дадут майора,
  Но снова "поезд мой ушел",
  Я званье получу нескоро.
  
  Вновь категорию снижать
  Решило Министерство.
  Майора отказали дать,
  Чтоб сэкономить средства.
  
  Хотел уйти на кафедру в КИГА,
  Чтоб получить майора,
  И место было там пока.
  Меня бы взяли скоро.
  
  Но тут пришел дурной приказ,
  Чтоб звания поставить в соответствие.
  Училище дало отказ.
  Я должности прекрасно соответствовал.
  
  Я видел лишь реальный путь
  Ускорить продвижение.
  Придется на себя взглянуть
  И проявить умение.
  
  Пока в науке я профан
  И многого не знаю,
  На звания добьюсь я сам.
  "Горшки не боги обжигают".
  
  Сказали: "Время не тяни.
  Назвавшись соискателем.
  Сдавать экзамены свои
  Ты должен обязательно".
  
  Наука - это хорошо,
  Но спорт я свой не бросил.
  Теперь в турклуб еще пошел,
  И свой набор украсил.
  Мы в отпуск ездили на юг,
  Чтоб покупаться в море.
  Там коротали свой досуг.
  Я ж отрывался в волейболе.
  
  Обычно Крым или Кавказ
  Нас привлекал, конечно,
  И "дикарями" каждый раз
  Мы жили там беспечно.
  
  Настал шестидесятый год,
  И вот с подачи Гречко
  Пошел туризм военный в ход.
  Казалось, что навечно.
  
  Сначала Красная поляна
  Дала толчок турбазам всем.
  Тогда их было очень мало,
  А может не было совсем.
  
  Турбазам нужен выход к морю,
  Чтобы привлечь туда народ,
  И вот по министерской воле
  Пустили санаторий в ход.
  
  Вблизи от Адлера, в Кудепсте,
  Был санаторий ВВС.
  Их через год связали вместе,
  Назвав турбазой комплекс весь.
  И это было нам подспорьем.
  Путевки стали доставать.
  В горах ходили и у моря
  Могли комфортно отдыхать.
  
  О турпоходе расскажу я позже -
  Как покоряли мы Кавказ,
  Какие с нами были козни,
  Когда пошли мы в первый раз.
  Семидесятые настали годы.
  Страну ждал новый поворот.
  Очередные армии невзгоды.
  Нас тоже закрутил водоворот.
  
  Прошел серьезный очень Пленум.
  Решил роль партии он в армии поднять,
  Значительно в ней численность уменьшить,
  И нам пришлось все это испытать.
  
  Ушел в запас начальник факультета,
  Уволился полковник Дядюнов.
  Наш Белодед, вдруг, стал не к месту
  За то, что к подчиненным был суров.
  
  Шесть лет командовал он курсом.
  Учились рядовые годик в ШМАС,
  Затем шли инженерным курсом,
  А выпуск был их, словно напоказ.
  
  И многие закончили с отличием,
  А трое вышли на медаль.
  Могли бы Белодеду для приличия
  Открыть по службе голубую даль.
  
  Однако, больше курс не дали.
  Перевели начальником в отдел,
  Где книжки разные, отчеты выпускали,
  И стал он главным типографских дел.
  В училище пришел другой начальник -
  Прислали из "Жуковки" в этот раз.
  А прежний, Бондаренко, хоть опальный,
  Но в наведении порядка был он ас.
  
  Начальник новый , генерал Максимов,
  Вплотную взялся за учебный наш процесс,
  И вкладывал немало силы,
  Чтобы в науке наступил прогресс.
  
  У нас начальство поменяли.
  Начлабом стал Сидоренко наш, Лев.
  Нам нового начальника прислали.
  Полковник Яковлев к нам перешел совсем.
  
  Как будто год прошел спокойно.
  Читались лекции, лабораторки шли,
  И кафедра год провела достойно,
  Но новые, вдруг, указания пришли.
  
  Две кафедры в одну объединили,
  Соединив в ней навигацию и связь.
  Начальника опять нам заменили.
  Он стал читать у нас радиосвязь.
  
  Пришел начальником полковник Щечкин.
  Недавно степень защитил свою,
  И стало кандидатов у нас больше.
  Двумя прибывшими пополнили семью.
  Один доцент у нас остался -
  Дудко Г.К., хороший методист.
  Он навигацией давно уж занимался.
  Летал на фронте, как стрелок-радист.
  Стало на кафедре четыре кандидата.
  Достаточно приличный был набор.
  К нам из Москвы приехали ребята.
  Майорами уж были до сих пор.
  
  С одним я в ХВАУСе учился,
  Но не встречал его я до сих пор.
  Я с ним прекрасно подружился.
  Был Костя Челышев,
  тогда еще майор.
  
  Совместно занимались спортом:
  Играли вместе в волейбол,
  На лыжах ставили рекорды.
  Выигрывал, обычно, он.
  
  Мы даже семьями дружили.
  Имел два сына он и классную жену.
  Не раз друг к другу в гости мы ходили
  И рюмку выпили с ним не одну.
  
  Он шел вперед огромными шагами
  Благодаря таланту и уму,
  Но не терял он связь с друзьями,
  А мы старались помогать ему.
  
  Достиг он званья генерала,
  Пройдя и кафедру, и факультет.
  Училище доверили недаром,
  Поскольку много он имел побед.
  
  Ходили вместе с ним в походы
  Мы на Камчатке были, плыли по реке,
  И вместе с нами он терпел невзгоды,
  Но не давил на нас нигде.
  
  Пришлось ему пройти Чернобыль -
  Он месяц возглавлял войска.
  Чернобыль вышел ему боком.
  Терял здоровье, хоть служил пока.
  
  А тут пришли семейные невзгоды.
  Сначала потерял жену,
  И младший сын в свои младые годы
  В реке случайно утонул.
  
  Уволили его по новому закону,
  Когда ему сравнялось шестьдесят,
  Тем самым ограничив жизненную зону.
  Фактически отбросили назад.
  
  Возможно из-за облученья
  Ломаться стали кости у него,
  И офицеры на его лечение
  Давали деньги, кто ценил его.
  
  К, несчастью, он прожил немного,
  Оставив очень яркий след.
  Не помню друга я другого
  С такою чередой побед.
  
  Второй майор был Новокшанов Миша.
  У нас он навигацию читал.
  Он вместе с Костей из Жуковки вышел.
  Конечно, о полковнике мечтал.
  
  Дорос до подполковника он вскоре,
  А дальше временно был путь закрыт,
  И согласился он по доброй воле
  Поехать в Ригу кафедрой руководить.
  
  Все это было много позже.
  Пока работал с ними я.
  Тянул научные я вожжи.
  Они мне помогали, как друзья.
  
  Готовил кандидатские предметы.
  Английский я упорно изучал.
  Достал техническую книгу где-то
  И постоянно я ее читал.
  
  И в философии пришлось мне повозиться
  С источниками ленинских работ.
  Чему-то все ж я научился,
  Чтоб не смешить честной народ.
  Однако, не прошло все гладко.
  Я первый раз экзамены не сдал.
  Еще пришлось работать для порядка,
  И вот их, наконец, нормально сдал.
  
  Теперь имел я две четверки.
  Лишь философию я сдал на пять,
  И для меня открылись створки,
  Чтоб диссертацию начать писать.
  
  А тут в училище прислали
  С Ирака хлопца одного,
  И мне на кафедре сказали,
  Учить на техника буду его.
  
  Учил его не очень долго,
  Работая с ним я тет-а-тет.
  К работе относился строго.
  В итоге получил я званье "ассистент".
  
  На кафедре добавилась работа.
  К нам поступала новая матчасть,
  И на меня легла забота,
  Какие стенды создавать.
  
  Наукой параллельно занимался.
  Литературу всякую читал.
  С мечтой своей не расставался.
  Я много нового узнал.
  
  Был спорт отдушиной, отрадой.
  Играли летом в волейбол,
  И бег, гимнастика мне не были преградой.
  Не забывал я баскетбол.
  
  К соревнованиям частенько привлекали.
  По легкой выступал не раз.
  В училище давно уж знали,
  Где я могу им показать свой класс.
  
  Я говорил, что занялся туризмом.
  Теперь не ездил в отпуск дикарем.
  Насыщен был полезным оптимизмом
  И видел отдых только в нем.
  
  Впервые я достал путевку в мае.
  Поехали с женой мы на Кавказ.
  Кудепста - Красная поляна
  Достались нам на этот раз.
  
  Был отдых очень интересным.
  Дней десять провели в горах,
  А десять дней на побережье.
  Купались в море только так.
  
  Для нас поход был этот первым.
  Оставил в памяти моей,
  Как щекотались наши нервы,
  Каких узнали мы людей.
  
  Из Красной вышли мы поляны.
  Пошли на горный Кардывач.
  Наверх ребята шли упрямо.
  Не слышен был ничей нам плач.
  
  Остановились на поляне.
  Разбили маленький приют.
  Текла река внизу под нами.
  Ночевку сделали мы тут.
  
  Пока готовили мы ужин,
  Инструктор наш поймал форель.
  Сказал, нам к ужину довесок нужен.
  Вкуснее будет он теперь.
  
  Проснулись утром очень рано.
  Поели завтрак поскорей.
  Пошли вдоль речки очень рьяно,
  Не взяв с собой своих вещей.
  
  Дорога шла все время в гору.
  Нам становилось холодней,
  И больше стало здесь простора.
  Тянуло ветерком сильней.
  
  И вот отрылась панорама.
  Сред гор раскинулся силач.
  От нас вблизи лежало прямо
  Большое озеро с названьем Кардевач.
  
  На небе солнышко сияло.
  Вода стекало прямо с гор.
  Здесь снежников было немало.
  На олимпийский вышли мы простор.
  
  Пройдя сюда немалый путь,
  И предстояла нам обратная дорога,
  Решили мы серьезно отдохнуть
  И оглядеться здесь немного.
  
  На солнышке стало тепло,
  И озеро близи сияло.
  Оно к себе нас всех влекло,
  Но храбрых искупаться было мало.
  
  Однако, пять туристов тут
  Крестились в ледяной купели,
  Но через несколько минут
  Чуть было, враз не околели.
  Пришлось на солнышке стоять,
  Чтобы немного отдышаться.
  Мне довелось на озере узнать,
  Как в ледяной воде купаться.
  
  Обратный путь был много легче -
  Мы вниз шагали вдоль реки,
  И солнышко нас грело мягче.
  Тень помогала нам идти.
  
  Осталось нам два перехода.
  Идти придется по горам,
  Где снег лежит в то время года,
  А лес уж зеленеет там.
  
  Маршрут прошли благополучно.
  У трассы новый ждал приют.
  В сарае разместились кучно.
  Машину ожидали тут.
  
  Сарай стоял у самой трассы.
  Внизу заметили вдали
  Дом одинокий в белой краске.
  Сквозь лес не видели земли.
  
  Сказали нам, что эта дача
  Для Сталина построена была,
  Но не дождались от нее отдачи.
  Ни разу он не приезжал сюда.
  
  Автобус подкатил к нам утром.
  На нем поехали мы вниз.
  Доехали до Рицы спуртом,
  Хоть справа был от нас карниз.
  
  Я Рицу посетил когда-то.
  Она оставила неизгладимый след.
  Об этом рассказал ребятам.
  Теперь же был не тот эффект.
  Здесь почему-то стало грязно.
  Заметил на воде мазутное пятно.
  Купаться в озере, я думаю, опасно,
  Хоть не давали в нем купаться все равно.
  
  На катере по озеру катались.
  Зашли и в ресторан перекусить.
  Затем в обратный путь собрались,
  Поскольку надо было нам спешить.
  
  В Кудепсте встретили компотом.
  Теперь обычай был такой.
  Инструктор доложил об окончании похода,
  И нас определили на постой.
  
  Мы десять дней здесь отдыхали.
  На пляж ходили каждый день.
  Купались, в волейбол играли.
  Соревноваться было нам не лень.
  
  На пляже проводили состязания.
  Играли в волейбол, бросали мяч в кольцо,
  Различные давали испытания.
  Команда наша не упала в грязь лицом.
  
  В один из вечеров на танцплощадке
  Вручал начальник нам туристские значки.
  Играли туш там для порядка.
  С тех пор у нас копилися они.
  Впоследствии ходил во многие походы.
  Бывал и на Кавказе, не раз ходил в Крыму,
  Но поглядев на прожитые годы,
  Первый поход мил сердцу моему.
  Рассказ закончу о туризме.
  Пора к науке прейти
  И рассмотреть ее сквозь призму
  Прошедшего тернистого пути.
  
  Пока читал литературу.
  Искал в ней нужное зерно.
  Работал много я в ту пору,
  Но веру не терял я все равно.
  
  Пока я к верху подбирался,
  Жене достался новый пост.
  Пришлось ей экспертизой заниматься,
  И это был хороший рост.
  
  Имея звание научного сотрудника,
  Должна была науку продвигать вперед,
  Изображать пред всеми умника,
  Не сомневался чтоб народ.
  
  Пока я грыз гранит науки,
  Жена родила еще дочь.
  Достались ей предродовые муки,
  Но, к сожалению, не мог я ей помочь.
  
  Назвали дочь мы просто, Ольга.
  С рожденья крупная была.
  Как дети все, она болела только,
  Добавив нам домашние дела.
  
  Стало жене не до науки.
  Домашними делами занялась,
  И не было с дочуркой скуки.
  Приобрела над нами власть.
  В училище открылась адъюнктура.
  В нее попали, кто имел задел,
  И у меня губа была не дура.
  В нее попасть я захотел.
  
  Однако, ждать пришлося долго.
  Через два года снова был прием,
  И мест в ней оказалось много,
  Но конкурс был. Участвовал я в нем.
  
  Оценки кандидатские считались.
  Учитывались в конкурсе они,
  Но преимущества, к несчастью, не давали.
  Не высоки были оценочки мои.
  
  Решил сдавать экзамен по предмету,
  Чтобы повысить общий бал.
  Я отвечал по сложному билету
  И на отлично свой экзамен сдал.
  
  На кафедре нас было двое,
  Прошедшие по конкурсу отбор.
  Теперь владел моей судьбою
  С моим начальством уговор.
  
  После тяжелых обсуждений
  Решили шанс обоим дать.
  Учли и факультета мнение -
  Двоих на кафедру принять.
  Экзамены сдавали в мае.
  Срок начинался в сентябре.
  На диссертацию всего два года дали,
  Но времени хватило мне вполне.
  
  Над темой я уже работал.
  Руководитель тоже был.
  Я чувствовал его заботу.
  Работать с книгой научил.
  
  За математику серьезно взялся.
  Брал очень сложный интеграл
  И в векторах немного разобрался,
  И кое-что я дополнительно узнал.
  
  Пришел сентябрь. Мне тему утвердили.
  Руководитель, к сожаленью, стал другой.
  Профессора мной нагрузили.
  Хотя наукой занимался он иной.
  
  Мы полюбовно с ним договорились,
  Что тему мне не будет он менять
  И если что-то в его силах,
  Он непременно будет помогать.
  
  Над темой стал усиленно работать.
  Нашел и направление, куда идти.
  Теперь одна была забота
  Не сбиться лишь со взятого пути.
  
  Руководитель первый отстранился,
  Хоть в навигации был корифей.
  Над темой в одиночку бился.
  Пока хватало наглости моей.
  
  Отчет давал на кафедре два раза.
  Заслушивал преподавателей состав.
  Серьезных замечаний не было ни разу.
  Оценкой ограничились, лишь пожеланья дав.
  
  Не только занимался я наукой.
  Совсем не оставлял и спорт.
  Он для науки был прислугой,
  Совсем же не наоборот.
  
  Зимой, играя в баскетбол,
  Сломал я левую лодыжку.
  Когда мне сделали укол,
  Я к матери пошел вприпрыжку.
  
  Наутро наложили гипс,
  Оставить захотели в лазарете.
  Сказал, что здесь живу я близко.
  За состояние свое я сам буду в ответе.
  
  Недели три работал дома.
  Там написал я пятую главу.
  Теперь вся рукопись была готова
  К большому счастью моему.
  
  Мне сняли гипс. Вернулся на работу.
  Остался у меня эксперимент.
  Я быстро сделал установку,
  Чтоб подтвердить полученный ответ.
  
  Громоздкие я делал вычисления.
  Использовал впервые ЭВМ.
  Вначале появилися сомнения,
  А правильно ли выбрал алгоритм.
  
  В училище была старинная машина.
  Название имела "Минск",
  И при расчетах часто подводила.
  На ней решать большой был риск.
  
  Решить не мог задачу сразу.
  Машина дважды мне давала сбой.
  В душе назвал ее заразой.
  Не мог я справиться с собой.
  
  В конце работы выдала рулоны
  Подобные берем мы в туалет.
  Найти мне надо было зоны,
  Где подтверждался бы полученный ответ.
  
  Руководителю принес записку,
  Чтоб результаты показать.
  Он сделал в ней свою приписку
  Оставить что, а что изъять.
  
  Сказал, что в Харькове есть доктор Сиробаба,
  Который может на работу отзыв дать.
  Он будет первым оппонентом.
  Второго здесь будем искать.
  
  Вторым стал кандидат Данилов.
  Для Новокшанова хороший друг.
  Мы не нашли других кумиров,
  Чтоб дали отзыв и прочитали б вслух.
  Искать пришлось мне предприятие.
  Ведущим стало бы оно.
  Не благодарное занятие.
  Нашел его я все равно.
  Три отослали диссертации
  И рефераты по различным адресам,
  Чтоб получить на них нотации,
  А отзывы чтобы прислали нам.
  
  На предприятие поехал в Рыбинск,
  Чтоб объяснить работы суть.
  К проблеме их я подобрался близко
  И правильный я выбрал путь.
  
  Все лето проводил в заботах.
  Трудился вплоть для сентября,
  До срока окончания работы.
  За штат, вдруг, вывили меня.
  
  За штатом доводил работу.
  Чертил плакаты и писал доклад.
  В учебном я процессе делал что-то,
  Вносил на кафедру посильный вклад.
  
  Мне поступали предложения
  Пойти в научный иль учебный наш отдел.
  "Нет",- отвечал без сожаления.
  Быть педагогом я хотел.
  
  Старания мои прошли недаром.
  Преподавателем решили все же взять,
  На кафедре оставить старой,
  Затем и на майора представление послать.
  А в октябре пошла защита.
  В училище создали лишь Большой советь.
  Собралась в нем научная элита.
  Знакомая с наукой много лет.
  Состав Совета очень пестрый.
  Ученые входили разных профилей,
  И защищаться нам было не просто,
  А им понять еще трудней.
  
  В училище адъюнктов было много.
  Защита шла два месяца подряд.
  Трудна досталась мне дорога.
  Готовился я к ней, как на парад.
  
  Последний в декабре я защищался,-
  Я помню, было, первое число,
  И кворум обеспечить постарался,
  Хотя переживал я все равно.
  
  Для кворума в Совете нехватило члена.
  К профессору пришлось домой ходить.
  Сказать ему, что нужен он для дела.
  Мне удалось его уговорить.
  
  Проблема встала с Сиробобой,-
  Он отзыв не успел прислать,
  И эта сторона защиты была слабой.
  Заставила меня переживать.
  
  Но утряслось, в конце концов, с защитой,
  И первый оппонент свой отзыв дал,
  И кворум был со всей элитой,
  Но все-таки немного я дрожал.
  Прошел доклад, казалось бы, успешно.
  Подумал, что успели все понять.
  Однако, вывод сделал я поспешно.
  Пришлось повторно объяснять.
  Спасибо Сиробаба тут вмешался.
  Ему на пальцах удалось им объяснить,
  А я так рассказать им побоялся,
  Чтоб простотой не оскорбить.
  
  Данилов замечание мне сделал,
  Что не учел случайный я процесс.
  Однако, возразил ему умело
  И прекратил вопросов пресс.
  
  Прошла защита диссертации успешно.
  Мне бросили один лишь черный шар.
  Ее обмыли в ресторане мы неспешно,
  А для меня она была, как божий дар.
  
  Пришлось мне обработать стенограмму,
  Чтобы немного в ней подчистить текст.
  Убрать все ляпсусы, изъяны,
  Ряд непонятных мест.
  
  На всех в Совете оформляли документы,
  Чтобы потом отправить в ВАК.
  Я был последний. Вы уж мне поверьте,
  Не мог ускорить оформление никак.
  
  К томе же отпуск оставался.
  Не смог его я отгулять.
  Но, наконец, его дождался.
  Куда-нибудь поеду отдыхать.
  
  В санчасти предложили мне путевку.
  Могу поехать в Ленинград.
  Свой организм там подлечить немного,
  И получить энергии заряд.
  Зимой там, знаю, много снега,
  И этот шанс подарен мне судьбой.
  На лыжах я смогу побегать.
  Продеться лыжи взять с собой.
  
  Забрали барский дом под санаторий.
  На острове он Каменном стоит.
  Однако, был он не совсем устроен,
  Зато имел прекрасный вид.
  
  Палаты в нем, как в доме старом.
  Железные кровати были в них,
  И если ты приедешь парой,
  То не найдете здесь номер на двоих.
  
  Но рядом с ним был Парк культуры.
  На лыжах можно там ходить,
  Иль заниматься физкультурой,
  Или без дела побродить.
  
  Отсюда шел трамвай до центра,
  Где был "культурный" Ленинград.
  Торговый центр там был, наверно.
  Я этому был очень рад.
  
  Поехал я пред Новым годом.
  Хотел я встретить праздник у родни.
  Использовать хорошую погоду
  И на природе провести все дни.
  Договорился с Фокиным Володей,
  Чтобы пустил меня он переспать.
  Могли бы покататься на природе.
  Потом и Новый год встречать.
  
  Мы 31 поехали на трассу,
  Где был их заводской приют.
  Добрались до него не сразу,
  Поскольку длительный туда маршрут.
  
  Тяжелую здесь трассу выбирали.
  Она прошла по Пулковским горам.
  По ней с Володей пробежали,
  Хоть сильно мы разнились по годам.
  
  Ее мы проходили дважды.
  Конечно, сильно я устал.
  До этого тренировался я однажды.
  Усталость все ж свою не показал.
  
  
  Потом мы пили чай в приюте
  И отдыхали где-то час.
  Хоть в примитивном, но уюте.
  Немного подсушили, обогрели нас.
  
  Володя предложил мне прокатиться
  Вместо того, чтоб сесть в трамвай.
  Пришлось, конечно, согласиться.
  Ему сказал: "Пойдем, давай".
  
  Домой добрались без помехи.
  Помылись, сбросили белье.
  Володя мне сказал для смеха:
  "Пойдешь ли утречком еще?"
  
  Я возразил: "Опять работа?
  Смогу ли утром рано встать?
  У нас теперь одна забота -
  Как будем праздник отмечать?
  
  Сказал мне: "Выпьем понемногу.
  Всего по рюмке и шабаш,
  А завтра вновь с тобой в дорогу,
  И это будет праздник наш.
  Ты извини, что я волнуюсь.
  Турнир по лыжам на носу.
  Ведь каждый дня я тренируюсь.
  Я двадцать пять еще пройду".
  
  Поставил водку и закуску,
  Себе и рюмку с перстенек.
  Мы водке не давали спуску.
  Потом смотрели Огонек.
  
  Вели себя достаточно прилично
  И улеглись в двенадцать спать.
  Хоть чувствовал себя отлично,
  Но утром не хотел гулять.
  
  Володя встал довольно рано.
  Я спал почти без задних ног.
  Он лыжи тер на кухне рьяно.
  Подняться сразу я не смог.
  
  Сказал мне, чтоб не суетился.
  Пройдет всего лишь три часа.
  Домой он должен возвратиться.
  Продолжим мы свои дела.
  
  
  Пойдем и навестим мы брата.
  Двоюродный мне - Славою зовут.
  Наверно там нам будут рады,
  Поскольку редко я бываю тут.
  
  Когда Володя возвратился,
  Он объяснил, где Слава наш живет.
  Я б не нашел его, не зная
  К нему дорогу наперед.
  
  Работал Слава в институте -
  Он был военным моряком.
  Не первый год служил на флоте
  И старше в звании был он.
  О многом говорили долго.
  Мы вспоминали прошлые года.
  Володя рассказал, как ездил он на Волгу
  С ребятами на велосипеде, как всегда.
  
  Вернулся вечером к Володе,
  Чтоб лыжи захватить свои.
  Прекрасно отдохнул я, вроде,
  За эти праздничные дни.
  
  Вновь для меня настали будни.
  Я лыжные пробежки продолжал.
  Хоть не было здесь судей,
  Бежал, как будто норму я сдавал.
  
  Чтоб провести спартакиаду,
  Команды выставляли от частей,
  И санаторию иметь команду надо,
  Хорошую, конечно, и скорей.
  Бежать придется там на лыжах,
  А лыжников им стало нехватать.
  Мои отказы не хотели слышать.
  Сказали, что я должен их спасать.
  
  Соревнования проводили на Разливе,
  Где сохранился Ленина шалаш.
  Десятку пробежал ретиво,
  Не опозорив санаторий наш.
  
  Увлекался я не только спортом.
  Еще и уровень культурный повышал.
  С ребятами и в одиночестве я гордом
  Театр, кино, музеи посещал.
  
  Ходил я в "Мариинку", Петропавловскую крепость,
  В Русский музей, два раза в Эрмитаж.
  В моей одежде проявил я смелость -
  Мороз крепчал и доставал до тела аж.
  
  Была экскурсия и на Аврору.
  На ней нас встретил капитан.
  Сказал, чтобы не верили мы вздору -
  Авророй холостой лишь выстрел дан.
  
  Закончилась путевка скоро.
  Вернулся в Киев в январе.
  В училище шли методические сборы.
  На них пришлось участвовать и мне.
  
  Мне позвонил домой начальник.
  Сказал, что на меня пришел приказ.
  Присвоили мне звание майора,
  И должен ехать я в Черкассы в этот раз.
  Прибыть мне надо в повседневной форме.
  Взять лыжи и еще одно белье.
  Не нужно мне заботиться о корме.
  Путевки взяты все давно.
  
  С тех пор стал ездить я в Черкассы -
  В дом отдыха, в Сосновке, каждый год.
  Работали на сборах педагогические массы,
  И отдыхал, конечно, наш народ.
  
  Отметили там присвоенье званья,
  Устроив вскладчину банкет.
  Попутно отмечали и признанье
  Моих, хоть небольших, но все-таки побед.
  
  В Черкассах мы пробыли лишь декаду
  Вместо положенных в путевке дней.
  К работе возвращаться было надо,
  И к новой должности моей.
  
  Меня забросили, как будто, в омут,
  Доверив на потоке лекции читать.
  Хорошую прошел в семестре школу.
  Она в дальнейшем стала помогать.
  
  Мне в марте утвердили степень.
  Стал кандидатом я технических наук.
  Хоть защищался я последним,
  Но получил ее со всеми вдруг.
  Через два года уже стал доцентом.
  Я много лекций прочитал.
  Работал я с различным контингентом,
  И несколько пособий написал.
  За двадцать лет работы педагогом
  Полезных много знаний приобрел.
  Я улучшал свою работу год от года
  И не одну научную работу вел.
  
  За эти годы происходило много
  Различных дел, событий и побед,
  И хорошо, что выбрал эту я дорогу,
  Которая меня кормила много лет.
   2 мая 2012 г.
  
  Список учебников и учебных пособий, книг и статей, изданных авторами, служившими в на кафедре Љ 44 ФАРЭО КВВАИУ
  Дядюнов Н.Г. Комплексные навигационные устройства. Киев: КВВАИУ. 1961 г. - 131 с.
  Дудко Г.К., Соломяный В.П. Автономные радионавигационные устройства. Киев: КВВАИУ. 1961 г. - 103 с.
  Дудко Г.К., Резников Г.Б. Допплеровские измерители скорости и угла сноса самолета. М.: Сов.Радио, 1964 г. - 341 с.
  Дудко Г.К., Новокшанов М.И., Соломяный В.П. Авиационные радионавигационные устройства и системы. Учебник. Киев: КВВАИУ. 1969 г. - 400 с.
  Батин А.В., Фокин Ю.М. Радиовысотомеры. Киев: КВВАИУ. 1969 г. - 80 с.
  Машук В.Д., Фокин Ю.М. Посадочная радиомаячная группа ПРМГ - 4. Киев: КВВАИУ. 1971 г. - 88 с.
  Дудко Г.К., Фокин Ю.М. Допплеровский измеритель путевой скорости и угла сноса самолета ДИСС - 7. Киев: КВВАИУ. 1978 г. - 84 с.
  Дудко Г.К., Фокин Ю.М. Руководство к лабораторным занятиям по дисциплине "Авиационные радионавигационные устройства и системы". Киев: КВВАИУ. 1981 г. - 74 с.
  Дудко Г.К., Фокин Ю.М. Самолетное оборудование радиотехнической системы ближней навигации РСБН - 7С. Киев: КВВАИУ. 1983 г. - 112 с.
  Фокин Ю.М. Радиовысотомер больших высот РВ - 18. Киев: КВВАИУ. 1978 г. - 68 с.
  
  Публицистично - художественное издание
  Юрий Михайлович Фокин
  
  Кафедра
  Часть 2.
  Издается в авторской редакции
   Ответственный за выпуск Аблазов В.И.
  Подписано в печать 01.08.2018 г.
  
  
  
  Издательство УСВА
  01054, м. Киев, ул. Ярославов Вал, 36 Е.
  Свидетельство о внесении субъекта издательской деятельности в Государственный реестр издателей, изготовителей и распространителей издательской продукции
  ДК Љ 6239 от 18.06 2018 г.
  
  
  
  
   Фокин Юрий Михайлович
  1. Сентябрь 1936г. - июль 1946г. - средняя школа, ученик.
  2. Сентябрь 1946г. - февраль 1947г. - Киевский мединститут им. акад. Богомольца, студент.
  3. Февраль 1947г. - июнь 1950г. - Харьковское Военное Авиационное училище связи, курсант.
  4. Июнь 1950г. - март 1951г. - г. Чита, начальник радиомаяка, лейтенант.
  5. Март 1951г. - август 1952г. г. Нерчинск, начальник радиопередающей части радиомаяка, лейтенант.
  6. Сентябрь 1952г. - июнь 1957г. - г. Киев, Киевское Высшее Авиационное Инженерное Военное училище (КВАИВУ), слушатель, старший лейтенант.
  7. Июнь 1957г. - июнь 1958г. - г. Киев, КВАИВУ, начальник радиолокационной станции, капитан.
  8. Июль1958г. - июнь 1965г. - г. Киев, КВАИВУ, начальник отделения лаборатории кафедры 44, капитан.
  9. Июнь 1965г. - ноябрь 1967г. - г. Киев. КВАИВУ, адъюнкт кафедры 44, капитан.
  10. Ноябрь 1967г. - декабрь 1974г. - г. Киев КВАИВУ, преподаватель кафедры 44, майор, подполковник, доцент, кандидат технических наук.
  11. Декабрь 1974г. - август 1985г. - г. Киев КВАИВУ, старший преподаватель кафедры 44, подполковник, полковник, доцент, кандидат технических наук.
  12. Сентябрь 1985г. - август 1987г. - Киевское Высшее Зинитно-ракетное Артиллерийское училище , преподаватель кафедры 6, доцент, кандидат технических наук.
  13. Сентябрь 1987г. - февраль 1991г. - старший инженер службы Электронно-информационного оборудования (ЭИО) Киевского Дворца спорта.
  14. Февраль 1991г. - июнь 1995г. - начальник службы ЭИО Киевского Дворца спорта.
  15. Июнь 1995г. - январь 2000г. - ведущий инженер службы ЭИО Киевского Дворца спорта.
  16. Январь 2000г. - октябрь 2001г. - инженер первой категории службы ЭИО Киевского Дворца спорта.
  17. Октябрь 2001г. - июнь 2010г. - заместитель начальника службы ЭИО Киевского Дворца спорта.
  18. С июня 2010г. - неработающий пенсионер.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018