ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Владимир Волошенюк Военно-дипломатические картинки Главы 6 - 7

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История - это не то, что происходило когда-то на самом деле, а то, что об этом напишут писатели - историки и журналисты. Описанные события действительно имели место в жизни,но связь их героев с известными читателю людьми недопустима.

  Владимир Волошенюк
  Военно-дипломатические картинки
  Главы 6 - 7
  
   "История соткана из лжи, в которую все верят."
   Бонапрат Наполеон
  
   История - это не то, что происходило когда-то на самом деле, а то, что об этом напишут писатели - историки и журналисты.
  
   Описанные события действительно имели место в жизни,
   но связь их героев с известными читателю людьми недопустима.
  
   Редактор.
  
  6.
  Самым опытным дипломатом в Посольстве считался советник Геннадий Астахов. Еще при СССР после окончания Киевского университета ему "свезло" поработать в посольстве в Бухаресте. Румынский язык, был для него, как родной. Он стал свидетелем драматических революционных событий и свержения режима Чаушеску. Знал многих участников событий и дружил с ними. В "молодом" украинском посольстве, он "поддерживал штаны" первому послу, милейшему человеку и ученому в области гистологии и эндокринологии. Правда тот почему-то на протяжении всей своей дипломатической миссии называл его "Євген". Далее следовало дипломатическое: "Тьфу ты чорт, Генадій". На следующий день все повторялось.
  Еще он любил гулять по бульвару. Во время прогулок он, должно быть, размышлял о своей "докторской" диссертации на тему "Изучение роли эритроцитов как депо и универсальной транспортной системы биологически - активных веществ, в том числе гормонов в регуляции гомеостаза и адаптации".
  Потому приезд молодого и прогрессивного посла, как характеризовали положительных героев в советской прозе и кино, воспринимался с большим энтузиазмом. К тому же посол был юристом по образованию и за плечами имел опыт нелегких переговоров с россиянами по поводу списания долгов Советского Союза. Правда результат оказался сомнительным, долги списали, но всю зарубежную недвижимость забрали, пообещав в будущем когда-нибудь поделиться по-братски, может быть.
  Посол ценил опыт Геннадия и советовался с ним по всем вопросам жизни и деятельности Посольства.
  Васильеву импонировал стиль Астахова, когда на холерические вспышки "Товарища Первого" на совещаниях он реагировал спокойной обстоятельной аргументацией. Такому еще надо было поучиться. В армии это происходило по-другому. На вопросы начальника, типа, "молчать, я вас спрашиваю" следовали ответы в стиле "есть, так точно, разрешите бегом" или же "виноват, дурак, исправлюсь".
  Эти же формулы существовали и в дипломатической службе, только в более мягких формулировках. Примером этому был безобидный, когда трезвый, и "гусар" после бутылки вина, первый секретарь Любомир. На все предложения Посла он отвечал неизменным: "Прекрасно, прекрасно!".
  - С послом, нам повезло, - так говорил Астахов, когда они после партии тенниса сидели за столиком кафе в парке "Хэрэстрэу" за кружкой пива и полюбившегося Васильеву стаканом "Пригата", негазированного фруктового напитка.
  - Он всегда открыт для дискуссии. Энергичный и настроен на достижение конечного результата. Прежний посол "пролежал на должности" два года.
  Военное выражение, Астахов употребил не просто так. После университета он "загремел" в армию на два года. В университете была военная кафедра. Поэтому со специальностью - военный переводчик и в звании лейтенанта он проходил службу на должности начальника финансовой части отдельного батальона в Киевском военном округе.
  "Фиников" в армии любили и почти не обижали. Другим же его товарищам "двухгадюшникам" или "пиджакам", по выражению отдельных строгих командиров, доставалось иногда. Как-то обидешись на это, последние начали при встрече со старшими по званию вместо отдания воинской чести приподнимать фуражку с легким поклоном.
  Его гарнизон находился недалеко от Конотопа, где служил Васильев в "крылатой пехоте", как называли в строевой песне их, недавно созданный, ДШБ. Таким образом, оказалось, что они почти однополчане и воспоминания об армейских буднях с их чудачествами "цвета хаки" вызывали приятные эмоции, а иногда и здоровый смех. Посол избежал по каким-то причинам службы в СА, но поработал в Африке преподавателем.
  - Евгений Иванович привез мне в квартиру из "внутренних резервов" рабочий стол и небольшой книжный шкафчик. Сказал, что это по поручению посла и я должен это ценить.
  - Забота о личном составе налицо, улыбаясь заметил Астахов.
  После нескольких бесед Васильева с послом в неформальной обстановке о театре и литературе появилось ощущение, что посол оттаял по отношению к аппарату ВАТ. Жена Посла тоже неожиданно обнаружила проблески КВНовского таланта у военного дипломата после экспромта на одном из "междусобойчиков" по поводу дня рождения кого-то из сотрудников. На вечеринке даже устроили танцы в каминном зале.
  В перерывах вели "светские" беседы в комнате ВАТ. Жена Посла сидела на краю дивана с ровной спиной, как сидят балерины, еффектно збросив ногу на ногу, и курила длинную тонкую сигарету. Васильеву сразу же пришла на ум фраза из бестселлера "Ледокол" Виктора Суворова, кстати, тоже выпускника Киевского ВОКУ. Звучала она примерно так: "Не люби никого кроме членов Политбюро, не пожелай жены брата и сотрудницы аппарата".
  - Хотя Посол мне не брат, - ответил тут же на это внутренний голос.
  Узнав, что Астахов с Васильевым играют в теннис, Посол сразу же вызвался дать бой обоим. Организовали выезд в дипломатический клуб с "завтраком на траве" и теннисом. Посол остался собой доволен после сыграных нескольких сетов. Несмотря на легкую полноту, он резво "носился" по корту.
  - Мне предстоит скоро первый "пятьсот километровый марш" по маршруту Бухарест - Черновцы. Как вообще эта дорога? - Васильев чувствовал легкий мандраж. Ладно бы еще ехать самому, а тут надо везти заместителя руководителя.
  - Дороги по Румынии нормальные, но только всего две полосы и при обгоне надо быть внимательным. Еще часто по дорогам едут крестьянские "каруцы", запряженные лошадьми или осликами и в темное время на скорости они представляют собой опасность.
  - Мы как-то ехали со старым послом в Черновцы и возле Сучавы встретили такую цыганскую "каруцу", но самое интересное, что она была с голубым дипломатическим номерным знаком сзади.
  - И чей был номер?
  - Вы будете смеяться, это был номер Посольства Украины. Предыдущий завхоз его потерял.
  - И шо вы сделали?
  - Выкупили его за умеренную плату.
  - А цыганские уроды на проезжей части в Бухаресте? Это шо за явление? - спросил Васильев, думая о румынских дорогах.
  Картина эта была не для слабонервных. Калеки буквально ползали по осевой линии во многих местах города, выпрашивая милостыню. Их уродство было сродни тому, что он видел во французских фильмах о мрачном средневековьи.
  - Это род цыганского бизнеса, их калечат специально так чтобы сильнее давить на нервы. Конечно, цыганская проблема в стране существует, как и в других балканских странах. В Румынии цыгане составляют от 3 до 9 процентов населения, в Болгарии чуть меньше. При этом болгары в представлении значительной части украинцев - это славянские братушки, а румыны - цыгане, - Астахов, немного заневничав достал очередную сигарету.
  К столику подошел официант и с улыбкой поменял пепельницу. Кафешки в сквериках, улыбающиеся продавцы и официанты, говорящие "Буна зиуа" всем входящим, это приятно удивляло Васильева вначале.
  - Румынская дипломатия имеет уникальный опыт противостояния с сильными мира сего. После первой мировой была создана "Великая Румыния" с новыми отошедшими к ней территориями. После второй мировой они вовремя оказались в лагере победителей и тоже кое-что прихватили. А такое впечатление, что в нашем МИДе не воспринимают всерьез ситуацию и за это можно сильно поплаттиться.
  - Кстати, о Болгарии, мне говорили, что туда наши на "шопинг" ездят, заинтересовано спросил Васильев.
  - Да в Русу, раньше чаще ездили, теперь реже. Это рядом с границей. У консула там угнали машину, у послицы вытащили кошелек в супермаркете. Цыганские барышни там работают с вдохновением. У дверей на выходе из магазина они втроем блокируют покупателя и за считанные секунду освобождают от кошелька или наличности в кармане.
  - А машину нашли?
  - Да, повезло, полиция сработала оперативно.
  - В Румынии, кстати, отсутствует проблема рэкета. Сюда попыталась зайти интернациональная русско-украинская "братва" и "поработать" на дорогах. Полиция расстреляла ребят и фамилию не спросила. На этом заезжий рэкет закончился. Остался только свой, полицейский.
  - Знакомый метод, где-то это уже было....
  - В отличии от "братанов", наши "ночные бабочки" завоевали себе здесь "место под солнцем"....
  - Так, так, а поподробнее для знания оперативной обстановки в городе.
  - А посетите вечером дискотеку в парке "Хэрэстрэу", там все и будет проистекать.
  - Да, надо будет организовать культпоход ассоциации ВАТ.
  В машине по дороге домой Астахов включил сборник песен Кашина, о котором Васильев никогда до этого не слышал.
  - Песня китайских цыган, - назвал он зазвучавшую композицию. Цыганской в ней была разве что партия скрипки, ноющая и зовущая. Текст же напоминал фантазии в стиле Гребенщикова.
  - Да, актуально. А что в Китае тоже есть цыгане?
  - Их есть везде. Приехали... "К машине!".
  Возле подъезда, куда они подъехали, стояла машина Ежи. Они с Астаховым были почти соседями. Ежи жил этажом выше. Он доставал вещи из багажника своего "Полонеза", а его сын заносил их в дом. "Полонез" - чудо польского автомобилестроения, похож был на наш Москвич-412, только габаритами побольше и в движении ревел, как трактор. Ежи часто возил его на станцию тех. обслуживания и ругал румынских слесарей "на чем свет стоит".
  - Дзень добрый, пан майор! Вы с сервиса приехали? - Астахов спросил его, улыбаясь, с легкой иронией.
  - Добрый день, господин советник! Дзеньки богу, не. Курва то, а не сервис.
  "Теплые чуства" Ежи испытывал не только к автослесарям, но и к сантехникам дипломатического сервиса. На одном из недавних приемов, что проводился в дипклубе на лужайке, Ежи взял в баре кружку пива и направился к "военному кружку". По пути он наступил на крышку канализационного люка, как оказалось, не совсем плотно закрытую. В результате почти все пиво оказалось на парадном мундире польского офицера. Картина была не для слабонервных. Дамы в легких декольтированных платьях, мужчины в светлых костюмах и Ежи весь в пиве.
  При всем желании соблюсти дипломатической протокол, военным дипломатам трудно было скрыть всхлипования от смеха, который они "давили" в себе.
  Когда Ежи подошел к Васильеву с почти пустой кружкой пива и лицом, полным ненависти к врагу, как на плакатах времен войны, тот предложил ему выругаться по-польски чтобы полегчало.
  В ответ сквозь зубы прозвучало: "Еб твою..." и далее по тексту на великом и могучем.
  - Привет, Володя! Ты видишь, как меня сосед подкалывает?
  - Честь, пан подпулковник! Еще Полска не згинева! - Васильев отдал честь по-американски без наличия головного убора на голове.
  - Так, идете до меня сейчас! Эльжбета сделала шарлотки.
  - Это украинский творожник?
  - Да, но сделанный по-польски. "Пригата" у меня для тебя нет, будешь коньяк пить. Или ты только "пепси" пьешь с русскими братьями?
  - А ты откуда знаешь?
  - Твой шеф моему рассказал.
  - Генадий, вы еще у меня не были, то не по-соседски.
  - Ежи, не могу обидеть тебя отказом, я только переоденусь.
  Васильев уже привык, что военные дипломаты в Бухаресте ходят друг к другу в гости по протоколу. Этому предшествует целый ритуал: согласование по телефону возможности, уточнении даты, присылка приглашения. Но с Ежи все было по-другому, по-нашему. Как-то они приехали с приема домой одновременно и Ежи буквально "затащил" его к себе. До полуночи они сидели на мягком уголке за столиком в гостинной, что называется без галстуков. Эльжбета накормила их польским капустняком, который после бутербродов на приеме пошел "на ура", запивали его польской холодной "Зубровкой".
  Поговорили обо всем, начиная с битв между козаками и шляхтой под Желтыми-Водами и Берестечком, заканчивая судьбой героев любимого военного фильма "Четыре танкиста и собака".
  "Независимая Украина, это залог назависимости Польши", это был коронный и любимый тезис Ежи во всех политических дискуссиях.
  После этого дружеского вечера они работали что называется "плечом к плечу", встречаясь то в офисе ВАТ польского посольства, то украинского для обмена мнениями и информацией.
  
  
  
  
  7.
  Исторически сложилось так (фраза Астахова), что даты визита в Бухарест Главного руководителя и Министра иностранных дел совпали. А по сему, к подготовке совместной культурной программы подключилось Посольство. Ну, а офицеры "аташаата", как некультурно выражался Посол этому были только рады.
  Предложения дип. состава творчески развивал Посол на летучих совещаниях в ходе подготовки к встрече.
  - Прекрасно, прекрасно, - звучало с противоположного края стола.
  Прием в Посольстве с варениками был обязательным пунктом программы, не подлежащий обсуждению. Мобилизация для лепки вареников всего "женского личного состава", обычно напоминала переход воинской части в повышенную степень боевой готовности.
  На субботний день после всех официальных мероприятий запланировали выезд к озеру Снагов, недалеко от Бухареста, где на небольшом острове находилась старинная церковь, а возле нее могила Господаря Валахии в 15-м столетии графа Влада ІІІ Цепеша, в народе известного под демоническим именем Дракула.
  Прозвище "Дракул" в переводе с румынского "дьявол" он унаследовал от своего отца, который был рыцарем ордена Дракона, созданного Королем Венгрии. В последствии в ходе междоусобиц венгры отрубили голову отцу Дракулы, а старшего брата закопали в землю живьем.
  Сам же Дракула провел много лет в походах и войнах в борьбе за трон господаря Валахии. По историческим сведениям после сражения с одним из своих противников он приказал посадить на кол уже убитых в бою воинов и всех женщин, следовавших в обозе, а грудных младенцев привязали к посаженным на кол матерям. Также он поступал, воюя с турками, уже будучи правителем, но на кол сажал теперь пленных. Эта казнь тогда была очень "популярна" в Турции. И прозвище "Цепеш", в смысле "колосажатель", в переводе с румынского "цапэ", означает "кол", Дракула получил от турок. Вампиром он стал позже у литераторов.
  О времена, о нравы... Живописать холодящую ужасом историю поручено было Астахову. В нагрузку он должен был также рассказать историю из недалекого румынского социалистического прошлого. "Памятник социализму и его вождю" представлял собой запущенный полуразрушенный городок по типу советских совхозов, находящийся на пути в Снагов.
  Сюда планировалось заселить в добровольно принудительном порядке крестьян и немного пролетариев чтобы под руководством коммунистической партии Румынии создать образцово-показательное хозяйство. С падением режима крестьяне разбежались по своим родным селам также, как и пролетарии с коммунистами.
  На берегу озера советским посольством была построена дача для отдыха дипломатов, перешедшая по наследству российскому посольству. Военные российского посольства тоже часто выезжали туда на шашлыки, о чем не забывали похвастаться при встречах. Наверное, было весело потому что, как стало известно из достоверных источников, в течение полутора лет в озере утонуло два шифровальщика.
  Завершающей стадией подготовки к приему высоких гостей стала генеральная уборка посольства силами штатной уборщицы и админ-тех состава женского пола. Ну, а финале на парадном входе появилась первая леди посольства с белым платком в руке. С грацией балерины и суровостью боцмана она протерла им мраморные панели, поднялась по лестнице и повторила операцию в холле после чего проследовала в кабинет посла.
  Команда "свистать всех наверх" из кабинета последовала через несколько минут.
  "Танцуют все!". Только и можно было сказать по результатам общего сбора. Далее последовало, как говорят в армии, устранение указанных недостатков, закончившееся "девичником" с чаем и слезами в подвальном помещении посольства.
  Прием для гостей и приглашенных начальников из румынского МИДа и Мин. обороны провели в каминном зале с выходом на широкий балкон.
  Стояла теплая для октября погода поэтому постепенно все переместились для общения на балкон. В общем, мероприятие получилось камерным. Гости хвалили вареники, обращаясь к жене Посла, как будто она их делала. Все остались довольны, особенно посольские дипломаты и офицеры, потому что в памяти еще свежи были воспоминания о недавнем "ураганном" приеме по случаю Дня независимости Украины, проведенным тоже на территории Посольства.
  Дворик посольства с ухоженной лужайкой и клумбой с розами вполне подходил для проведения протокольного мероприятия. Каменный забор был увит диким виноградом. У одной из стен под металлическим навесом, выкрашенном в зеленый цвет стояли служебные автомобили, которые на время мероприятия переместили на близлежащие улицы.
  Во время обсуждения сценария обсудили все детали, включая цвет салфеток и воздушных шариков для декора. Кто-то даже намекнул, на изменчивость погоды, из чего следовало, что не помешали бы легкие палатки. У завхоза это вызвало кислую гримасу. Но поскольку идея не принадлежала послу, она не нашла широкой поддержки. На том и порешили. Вроде, как такого не может быть, в смысле дождя, потому что не может быть никогда.
  Буря, в прямом и переносном смысле слова, грянула через пять минут после речи Посла, когда приглашенные "потянулись" к накрытым столам.
  Шквал ветра, сопровождаемый ливнем обрушился с невиданной силой на столы и гостей, бросившихся под спасательный навес. Тем, кто стоял ближе к балкону на который можно было подняться по ступенькам и с него попасть в каминный зал повезло больше. Они оказались в безопасности и тепле. Этим же путем посол ретировался в свой кабинет.
  Оказавшиеся под навесом, ежась от сырости, грустно наблюдали за разгулом водной стихии на белых скатертях и в тарелках с закусками. Особенно страдали женщины в праздничных платьях. Дождь не утихал.
  Первыми нашли выход из положения военные. Ежи короткой перебежкой приблизился к бару и, прихватив бутылочку и пару стаканов, ускоренным шагом вернулся под навес, где был встречен одобрительными возгласами коллег. Его пример вдохновил других. Дождь постепенно утихал. На горизонте показались официанты и под командованием взволнованного завхоза начали убирать последствия стихии и сервировать столы в зале. В общем, "праздничек блыснул".
  У окна в кабинете иногда появлялся силуэт Посла. Горечь от произошедшего "Ватерлоо" на дипломатическом фронте с ним делил, как сказали бы в романтические времена Сервантеса, верный оруженосец. Второй секретарь, Перчик, он же помощник Посла по всем нерешенным вопросам.
  Истинный юрист (в армии не служил). Имел свою позицию по всем вопросам, но готов был мгновенно принять позицию начальника и обосновать ее правильность с юридической точки зрения. Глаза и уши Посла, а иногда и голос. К военным относился уважительно, не упуская случая, информировать босса о всех нарушениях воинской дисциплины ВАТом и его старшим помощником в части "неуставного" распития спиртных напитков первым и "аморального" образа жизни вторым. А в остальном - добрый малый, пропагандирующий позитивный подход ко всему.
  Вообще, если нарисовать "генеалогическое древо" руководства МИДа за годы независимости, немало там окажется бывших помощников. Многие из них сделали стремительные карьеры, в отличие от простых дипломатов, "потом и кровью" добывающих свой хлеб насущный. "Зри в босса", как говорил Козьма Прутков.
  Главный руководитель провожал начальника румынской разведки до машины. На прощание они обнялись и еще минут пятнадцать рассказывали друг другу о национальных особенностях проводов гостей под веселый смех сопровождающих. Многое было схоже. Переводила капитан управления внешних связей МО Румынии по имени Анка, конечно, не пулеметчица. Она говорила на прекрасном русском языке, до этого четыре года, поработав в Москве.
  Проводив гостей, вернулись в кабинет ВАТ. Главный руководитель обошел и пристально осмотрел небогатое ватовское хозяйство. Затем расположился на кожаном диване.
  - Сідайте хлопці, в ногах правди нема. Да, ви тут як на долоні у румунських контррозвідників, не сховаєшся. Ну то їхня робота. Закривайте жалюзі, вмикай Анатолій радіо, телевізор голосніше, трохи поговоримо.
  - Шо робити ви знаєте, повторюватися не будемо. Тепер кажіть, які є проблемні питання?
  - Пане генерале, було б краще як би ми мали окреме фінансування, - ВАТ озвучил первый наиболее болезненный вопрос из тех, что они подготовили к встрече с начальником.
  - Проблему знаю, ми над цим працюємо. Шо посол гроші не дає? - Главный руководитель улыбнулся.
  - Дає, але зручніше було б якби Центр давав.
  - Розумію, потерпіть. Ми зараз працюємо і над законом про розвідку. Там має бути все враховано. Де плануєте проводити прийняття до дня Збройних Сил?
  - У Будинку офіцерів.
  - Гарне місце.
  Дом офицеров в Бухаресте размещался в одном из красивейших зданий, построенном в 19-столетии. Вообще все, что касалось представительских функций в румынской армии, было продумано до мельчайших подробностей и вызывало уважение. После родной военно-бытовой аскетичности Васильев был приятно поражен, когда впервые пришел получать почту в румынское управление внешних связей Разведуправления.
  В комнате для гостей ему было предложено кофе и печенье. Его и представителя управления, с которым они беседовали, обслуживал официант "в бабочке". Кофейный сервиз на столе был типа "Мадонна", как говорили в СССР. Невольно вспомнились наши бедные "направленцы" в Управлении внешних связей МОУ, бегающие по кабинетам в поисках чая или кофе чтобы предложить пришедшему военному дипломату. У нас почему-то считалось, что только в кабинетах высоких начальников позволительна "такая роскошь". Почти конфуз произошел и на военном аэродроме по прибытию из Киева делегации ГШ. Полковники и подполковники очень смутили группу "стюардов" Мин. обороны Румынии, когда ускоренным передвижением со своими чемоданами двинулись к стоящим на отдалении автомобилям, предназначенным для перевозки багажа. Стюарды здесь и находились с целью погрузки личных вещей офицеров Генерального штаба ЗСУ.
  - Шо брати московські? Дошкуляють? Їх тут багато.
  - Закликають до слов"янського братства.
  - Вони ніколи від нас не відчепляться. Події з Мєшковим в Криму це тільки початок. Нам вдалося втримати Крим зараз, але без мудрої державної політики все може повторитися.
  Весной 95-го Васильев в составе большой группы офицеров ГУРа был отправлен в Крым для отслеживания ситуации и информирования Центра. Он неделю провел в Феодосии. Обстановка там была спокойная, но ощущался вакуум украинской государственности. На дачах на краю города, владельцами которых в основной своей массе были военные отставники, реяли флаги ВМФ СССР. В их разговорах ощущалась ностальгия по утраченному величию и апатия ко всему украинскому, как к чему-то временному.
  - Ну шо збирайся у відрядження до Чернівців, - генерал обратился теперь к Васильеву. Зустрінеш там голову Комітету, він має попрацювати на кордоні.
  Первое, что пришло в голову Васильеву после услышанного, это кадры из Семнадцати мгновений весны, когда Штирлиц выехал на границу готовить "окно" для пастора Шлага.
  Комитет по разведке создан был совсем недавно и возглавил его бывший ВАТ Украины в США. Что это такое толком еще никто не знал.
  - Зрозуміло, - ответил Васильев автоматически, хотя ничего не было ему зрозуміло.
  -Ну, шо ще?
  Васильев и Каденюк переглянулись, оставался личный вопрос Васильева. Он написал рапорт на отпуск с местом проведения его в Париже. Это было ново для "молодого" ГУРа. Керівник в Центре, Георгий Тимофеевич в своем эмоциональном стиле побурчал на ВАТа за "борзость" подчиненного. В результате не отказал, а дипломатично предложил подписать рапорт у Головного керівника во время его визита в Бухарест.
  - Це рапорт старшого помічника на відпустку, - Каденюк протянул листок генералу. Тот прочитал его и ухмыльнулся.
  - А чому в Париж?
  Простота вопроса смутила Васильева. Это было мечтой его жизни. Еще в училище на занятиях по научному коммунизму мучал вопрос. При всем согласии с марксистско-ленинской теорией, непонятно было, неужели, будучи членом партии и офицером советской армии он не сможет поехать в город, овеянный мушкетерской славой.
  Ответ Васильева последовал самый, что ни на есть нелепый.
  - Побачити, де жили мушкетери.
  - Ну, добре. Ми, слава богу, почали позбавлятися від бєрієвсько-єжовських інструкцій. Їдь дивись, - генерал написал резолюцию на рапорте и отдал его Васильеву.
  Через две недели Васильев на ПП "Порубное" встречал Главу Комитета. Широкий лимузин "Форд" вишневого цвета з затемненными стеклами на большой скорости лихо подкатил к терминалу погран. контроля.
  Из машины с переднего сидения вышел товарищ в кожаном пальто. Они пожали друг другу руки.
  - Едем на ту сторону. На мебельной фабрике будем смотреть мебель начальнику, четко по-военному отчеканил он.
  - Зрозуміло, - кивнул в ответ Васильев.
  - Мы с оружием, - заметил прибывший.
  - Вы шо ковбои? - вырвалось у него от удивления. Надо сдать его погранцам.
  
  
  
  
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018