ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Владимир Волошенюк Военно-дипломатические картинки Глава 11

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение увлекательных приключений военного атташе. Хотя это только их начало...

  Владимир Волошенюк
   Военно-дипломатические картинки
   Глава 11
  
   "История соткана из лжи, в которую все верят."
   Бонапрат Наполеон
  
   История - это не то, что происходило когда-то на самом деле, а то, что об этом напишут писатели - историки и журналисты.
  
   Описанные события действительно имели место в жизни,
   но связь их героев с известными читателю людьми недопустима.
  
  
  11.
  
  
  Горьких слов от него услыхать не боюсь.
  Он воспитан на самый изысканный вкус.
  Он руки моей нежно коснется,
  И, конечно, уже не вернется.
  Б.Окуджава
  
  Знакомство с "Кристи" произошло на вечере памяти Т.Г.Шевченко. Зал для проведения мероприятия выделило министерство культуры. Сам же вечер проходил традиционно, как это ни ужасно, в до боли знакомом партийном стиле. Президиум с почетными гостями, трибуна для докладчика. Официальная часть с длинными речами и политическими лозунгами. Потом концерт хора СУР (Спілки українців Румунії). В хоре старенькие люди, некоторые на сцену поднимались с трудом.
  На мероприятии присутствовали сотрудники посольства почти в полном составе и украинская громада Бухареста, разделенная семидесятилетними вождями СУР, поэтому враждующая между собой. Буквально единицы молодых лиц.
  Начало вечера назначено на 17 часов, в полшестого зал был еще полупустой.
  К Васильеву подошел советник посольства, отвечающий за мероприятие, со встревоженным видом.
  - Там Посол в першому ряді один сидить. Військового аташе нема, ти повинен бути поруч, як помічник ВАТ.
  "Шоб я так жил. Во-первых, не помощник, а старший помощник, сколько можно этим гражданским объяснять, во-вторых, бесполезно возражать", - подумал Васильев, кивнул и пошел к сцене.
  В проходе, возле четвертого ряда, стоял Перчик с супругой и бухгалтершей. Превозмогая боль, после перенесенной операции по удалению аппендицита, он не мог не прийти на такое мероприятие.
  Васильев в нескольких словах выразил восхищение его мужеству и свое беспокойство тем, что Посол один в первом ряду. Перчик с пониманием отнесся к сказанному и, оставив компанию, направился к первому ряду. Васильев поговорил пару минут с дамами и пошел на галерку.
  "Боже, когда же это закончится, а ведь еще и не началось", - подумалось ему.
  В это время в зал вошли киевские гости посольства. Врач "ухогорлонос" и одновременно исполнитель оперных арий и украинских народных песен в компании с Любочкой, солисткой Киевского детского оперного театра. Они порадовали украинских дипломатов своим искусством накануне в посольстве, во время празднования 8-го марта. В свою очередь, военные дипломаты порадовали Леонида Андреевича в своем кабинете хорошим виски. Артисту оно пришлось по душе больше чем шампанское, выставленное посольством во время праздничного "утренника".
  Они сели вместе. После десяти минут комментариев Леонида Андреевича, Васильев понял, что вечер, а потом и мир, "спасет юмор практикующего артиста". Своим шепотом, местами превосходящем по силе звучания голос докладчика, маэстро хохмил, стараясь не выйти за рамки приличий. Но через полтора часа и Леонид Андреевич погрустнел.
  - Любочка, а не пойти ли нам немного распеться?
  - А что Вы будете исполнять? - полюбопытствовал Васильев.
  - Да, мы еще не решили. Там что-нибудь придумаем. Володя, а как бы тут коньячком для распевки разжиться?
  Васильев указал ему на скучающего Ивана Ивановича, на нем лежала вся ответственность за организацию бокала шампанского после торжественной части.
  - Завгосп артиста не обидит.
  - Любочка, я решительно настроен на распевку.
  Они потихоньку выходят из зала вместе с Иван Ивановичем. Васильев остается один и сосредотачивается на наблюдении "объекта" -это молодая компания, сидящая в ряду перед ним. Парубок, лет двадцати пяти, со стрижкой американского сержанта, и две дамы. Одна, помоложе, судя по всему, его подружка. А вот вторая, "дама, приятная во всех отношениях". Она красива, причем ее внешность очень нетипична для Румынии: русые волосы, светлая кожа и тонкие черты лица.
  В зал заходит Астахов. Васильев ему машет и тот присаживается рядом.
  - Вы много пропустили, было так интересно, аж жуть.
  - Оставался в "присутствии", "срочное" завдання Центра.
  Начинается концерт. На сцене несравненный Леонид Андреевич с Любочкой.
  - Он для распевки, выпил полбутылки коньяка, я как раз пришел, когда они репетировали. Сейчас "Остапа понесет".
  - Вы думаете?
  - Я знаю. У вокалистов - это диагноз, их не остановишь.
  И Леонида Андреевича "понесло". Он лихо исполнил три украинские народные песни, затем перешел на итальянские арии и, "шкандаль", русские романсы.
  Несколько раз он срывал голос.
  - По соседям, - прокомментировал Астахов, когда певец не попал очередной раз в ноты.
  В заключении Леонид Андреевич предложил всем вместе спеть "Реве та стогне Дніпр широкий".
  - Это апофеоз, - замечает Васильев.
  - Это "грандо пиздецо", - отвечает Астахов.
  Концерт окончен. Всех приглашают в холл на бокал шампанского. В зале вздох облегчения. Действо продолжалось почти четыре часа.
  В холле народ дружно направляется к столам с напитками и закусками. Общество разбивается на кружки и оживленно общается.
  В компании с "таинственной незнакомкой" ведущая концерта и первый секретарь по культуре Любомир. Он блещет красноречием. Васильев подходит к ним и приветствует поднятием бумажного стаканчика с шампанским. Любомир представляет Васильева.
  Парубка зовут Штефан, он студент, говорит на прекрасном английском, и еще может общаться на французском и итальянском.
  Ее зовут Кристина. Она с интересом изучает визитку, Васильева, а Васильев ее. Красивые длинные пальцы, безукоризненный маникюр, изящные кольца, обручального нет.
  - Это служебный телефон или домашний? - вопрос звучит иронично.
  - Это служебный телефон, - серьезно отвечает тот.
  - А это Ваша супруга пела на сцене? - она имеет ввиду Любочку.
  - Нет, это гостья нашего посольства. А ваша профессия связана с искусством?
  Она улыбается. Штефан хихикает и отвечает за нее:
  - Кристина работает в военной академии.
  - Это плохо для вас? - снова ирония в голосе.
  - Нет, почему же? Очень даже интересно, - и снова неуместная серьезность в ответе и жар на лице.
  - Ля мульцань, - бодро восклицает Любомир. Все чокаются бумажными стаканчиками.
  "Теперь можно дипломатично удалится", - почему-то с облегчением думает Васильев.
  Мероприятие он покидает с Астаховым. Возле машины тот предлагает покурить.
  - Ну, очень интересное у меня получилось знакомство.
  - С девушкой?
  - Да, со всей компанией.
  - Одна из барышень - Аница, она активистка СУР. Штефан ее брат, толковый парень. Они всегда бывают на мероприятиях посольства. Вторая, наверное, ее подруга.
  - Да, ее зовут Кристина. Вы будете смеяться, она преподаватель военной академии.
  - Как интересно, а не выпить ли нам пива на "островке"?
  - Не хочу образити вас відмовою, як казав Тев"є Тевель.
  
  Через неделю в посольстве проходила встреча с активистами СУР по обсуждению каких-то совместных культурных проектов. Васильев увидел Аницу после окончания мероприятия в холле. Она разговаривала с Любомиром.
  - О, а це наш помічник Військового аташе, полковник Васильєв, ви ж знайомі, - Любомир в обществе женщин, как всегда излучает молодеческий задор.
  - Так, - Аница улыбнулась. Добрий день, пане полковнику.
  - Пан Любомир підвищив мене у військовому званні, оскільки я поки що підполковник і водночас понизив по посаді, я ще старший помічник Військового аташе, - Васильев тоже улыбнулся Анице.
  Любомир захохотал, и похлопал дружески Васильева по плечу.
  - Пане полковнику, ви проводите пані Аницю, я маю йти до посла.
  - Авжеж, із задоволенням.
  Они вышли вместе к центральному входу.
  - Пане Володимире, можна я буду до вас так звертатися? Мені це ліпше.
  - Звичайно. Як вам вечір? Сподобався?
  - Так, але задовго. Вам передавала вітання Крістіна.
  - Дякую і ви переказуйте їй привіт.
  - Вона ще просила запитати, якщо я вас побачу, чи не могли б ви з нею зустрітися. Вона хоче дещо запитати про іспанське посольство.
  - Безумовно, вона може будь коли прийти в наше посольство.
  - Так, я їй казала, але оскільки вона працює у військовій системі, то краще зустрітися поза межами посольства.
  - О"кей, я готовий, скажіть, де буде краще і коли.
  - Добре, тоді завтра. Я вам зателефоную.
  - Домовились. Передавайте привіт Штефану.
  - Дякую! До побачення.
  Аница перебежала дорогу, повернулась и помахала Васильеву рукой. Он тоже помахал ей и вздохнул облегченно. Как только речь зашла о Кристине, он сделал непроницаемое лицо и старался держаться, как "железный Феликс", чтобы не выдать ни одним мускулом волнение или не покраснеть. Он замечал этот признак беспокойства в общении с некоторыми людьми.
  В прошедшую неделю после встречи, он не раз думал о ней. Знаменитая фраза из "Крестного отца": "Ничего личного, только бизнес" в данном случае не работала.
  В кабинете он кратко изложил обстановку начальнику. Тот, нахмурившись, дал санкцию на встречу.
  - Готовься. Пиши цель, задачи и т.д., потом - звіт. Надо быть осторожным. Ничего здесь случайного не бывает. Думаешь они не знают,как ты дома с женой разговариваешь. Все наши квартиры обслуживает дипсервис. Никто их не проверял.
  Васильев устроился на диване и начал набрасывать на черновике вопросы на встречу. Псевдоним - "Кристи".
  Вопросы: з"ясувати причину інтересу "К" до Рудольфа; з"ясувати сімейний стан та окремі біографічні дані; з"ясувати вірогідність "підстави" в особі "К".
  "Бог любит троицу", - хватит для начала, решил Васильев.
  Он вышел из кабинета и поднялся на второй этаж. Это по сути была мансарда. Там были оборудованы несколько кабинетов, в том числе Астахова. В кабинете тоже был уголок психологической разгрузки, состоящий из двух старых кресел и журнального столика. В течение дня Васильев обычно пару раз поднимался туда на "поговорить за жизнь" за чаем или кофе. Красный ароматный чай каркаде Астахову, как советнику, любезно готовила секретарь посольства Маргарита.
  Васильев зашел в кабинет.
  - Паяете? - сочувственно спросил он пишущего Астахова, затем устроился поудобнее в кресле и, окинув голову на спинку, продолжил.
  - Штирлиц встал спозаранку и отодвинул занавеску. Он еще не знал, что Позаранку и Занавеску были румынскими шпионками.
  - Что это вас потянуло на старые анекдоты?
  - Кризис жанра. Я снова хочу в Париж. Я гулял там в районе Мулен Руж. Приятное место. Навстречу идут милые дамы улыбаются тебе и говорят всего два слова: "Бон жур!" А сколько за этим романтики.
  Астахов только хмыкнул иронично. Васильев же налил из заварника в маленький стаканчик уже остывший чай, полюбовался его рубиновым цветом и продолжил свои размышления.
  - Вот румыны говорят, что Бухарест - это маленький Париж, а почему тогда здесь нет Мулен Ружа? Триумфальная арка есть, а Красной мельницы нет.
  - Это тяжелое наследие режима Чаушеску. Кстати, а вы знаете, что отцом-основателем румынской разведслужбы, по одной из версий был потомок запорожских казаков, переселившихся в район дельты Дуная после расформирования Сечи в 1775 году.
  - Нет, первый раз слышу.
  - Михаил Морузов. В двадцатых годах служба называлась SSI, Секретная информационная служба.
  - Понятно. Теперь - SRI, похоже и звучит мелодично, не то, что КГБ.
  - Он погорел во многом из-за женщины, Елены Лупеску, любовницы румынского короля. Его убили в 40-м году.
  - Москали?
  - Нет, Антонеску, за, якобы, работу на британскую и советскую разведки.
  - То есть, за связь с москалями... Да, поучительная история. Надо будет почитать. Ну, что пора начинать заканчивать рабочий день. Пойду-ка я домой пешком через Париж, а завтра подкинете меня на службу.
  - Ниче проблемэ.
  Выйдя из посольства, Васильев пошел домой по длинному маршруту: по улице Дорабанцилор, на которой находилось посольство, и дальше через очень симпатичный маленький район, где все улицы носили названия европейских столиц. Там была и улица Париж. Почти все дома на улочках были довоенной постройки. Много красивых вилл. В одной из них размещалось Дунайское пароходство.
  Во время визита Главного керивныка они с ВАТом показали ему этот район. А позже Васильев сфотографировал с десяток этих вилл, без разборов с полицией не обошлось, потому что там были и посольства. Перед отъездом высокого гостя они подарили ему альбом с фотографиями (Главный керивнык мечтал построить когда-нибудь дачу).
  Как правило, в субботние дни, Васильев ходил по этому маршруту в посольство, заходя в немецкий хлебный магазин с аппетитной выпечкой и луковым хлебом, необычайно вкусным. В Киеве такого не было.
  Теперь он шел и обдумывал завтрашнюю встречу с "Кристи".

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018