ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Владимир Волошенюк Дипломатические картинки Глава 2

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "15 февраля, в день окончания Афганской войны, святой для каждого афганца, министр организовал встречу с сотрудниками, которые участвовали в жестоких событиях в далекой восточной стране. Бокал шампанского и конверт с маленькой премией. Все это было очень по-человечески, кстати, в первый и последний раз в здании МИД Украины".

  Владимир Волошенюк Дипломатические картинки
   Глава 2.
  
  На привокзальной площади Славянска атмосфера прифронтового гарнизона с интенсивным передвижением армейских грузовых и легковых машин, большим количеством прибывающих военных с баулами и отъезжающих с сувенирами местного керамического рынка, дивно переплелась с обыденной привокзальной жизнью провинциального городка, наполненной людскими хлопотами и тревогами.
  В поезде Васильев по мобильному телефону связался с руководителем СЦКК и тот ему сказал, что отправил в Славянск свою машину с офицером для встречи и указал место, где она его будет ждать.
  Автомобиль с нанесенными на бортах огромными белыми буквами НМ (наблюдательная миссия) он увидел сразу, выйдя из здания вокзала.
  Моложавый, как ему показалось, подполковник приветствовал его с улыбкой.
  - Зичу здоровья! Как доехали? - вежливо спросил он.
  - Спасибо, нормально. А давайте попьем кофе, можно из моего термоса с киевским печеньем, звиняйте торта нет, или в кафешке. У нас же есть немного времени?
  - Да, конечно. На обед уже все равно не успеем.
  - Обед будет по плакатам, как говорили иногда курсанты КВОКУ.
  - А Вы в ГУРе служили?
  - Да, было дело. Ну как вы тут живете?
  - Как в санатории. У вас будет отдельный номер.
  Васильев знал, от своего мидовского коллеги, которого он менял (тоже офицера запаса), что СЦКК, размещен в здании санатория, специализировавшегося раньше на профилактике и лечении болезней органов дыхания в соляных шахтах Соледара. В отдельном крыле этого же здания размещалась группа военнослужащих ВС РФ.
  - Да, давно я не виделся с "братьями по оружию", последний раз в Бухаресте в прошлом веке. И, как они?
  - Говорим на разных языках, хотя и по-русски.
  - Да, без 100 грамм не разберешься. Ну, что идемте на кофе.
  - Хорошо, здесь рядом с собором есть неплохое.
  Кофе, действительно, оказалось совсем неплохим. В машине, сидя на заднем сидении, взбодрившийся им Васильев достал из рюкзака папку и стал просматривать документы, которые взял с собой для работы чтобы освежить в памяти ключевые моменты перед встречей с генералом, руководителем СЦКК.
  Работа СЦКК была направлена на выполнение Комплекса мер по минским соглашениям, и это, пожалуй, был основной рабочий документ. Он был подписан в феврале 2015 г.
  
  В августе 2014 Васильев, еще находясь в Минске, встречал передовую группу АПУ для подготовки встречи нашего президента с Путиным. Ситуацию в посольстве в этот период нельзя было назвать простой.
  Накануне из Центра пришла вказівка с целью экономии сократить количество телефонов в Посольстве до минимума, это же касалось и интернета. Служебные автомобили по той же причине были поставлены на "прикол".
  Васильев написал заяву про оплату своего служебного телефона, интернета и бензина за власний рахунок.
  Посол лежал в военном госпитале.
  Буквально, через несколько дней после саммита из посольства по ротации одновременно должны были уехать две три дипломатов.
  В общем, выходила "картина маслом", как говорил Давид Маркович Гоцман из "Ликвидации".
  Дальше, больше. В нашей передовой группе было три человека (в российской семьдесят). У наших, как выяснилось в аэропорту, не было денег на мобилках, но гонору было в достатке. Некоторые обиделись, что их не встречал исполняющий обязанности руководителя. Васильев привез их к "т.в.о." и пожелал военного счастья.
  Вечером к нему в кабинет пришел старший передовой группы, извинился за поведение невыдержанного товарища. Они распили бутылку виски под песню "Батальонная разведка", уж очень она нравилась старшему.
  С президентом в делегации должен был прибыть недавно назначенный министр иностранных дел. Двух предыдущих Васильеву уже довелось лицезреть за этот период в стенах посольства.
  Очень эпичной еще в Киеве оказалась первая встреча с импозантным и суровым министром "старой" школы, назначенным на министерскую посаду во второй раз. Васильев буквально только приехал в посольство.
  До этого в МЗС министр провел встречи в каждом управлении, нагоняя страх на дипломатов и их начальников. Как ни странно, Васильеву импонировал его стиль, основанный на высочайшем профессионализме и опыте. А показная строгость и конкретность даже согревала военную душу Васильева.
   15 февраля, в день окончания Афганской войны, святой для каждого афганца, министр организовал встречу с сотрудниками, которые участвовали в жестоких событиях в далекой восточной стране. Бокал шампанского и конверт с маленькой премией. Все это было очень по-человечески, кстати, в первый и последний раз в здании МИД Украины.
  В Минске у министра была очень насыщенная повестка дня, тем не менее поздно вечером встреча с коллективом посольства все же состоялась.
  Министр стремительно вошел в зал заседаний, где был собран дип. состав. Все встали.
  - Ви ще довго будете писати кляузи друг на друга? Я бачу вам тут більше зайнятися нічим. - это было сказано повышенным тоном.
  Васильева эта форма приветствия привела в полное недоумение.
  - Сідайте.
  - Пане посол, розберіться з цим, і щоб я більше нічого подібного не бачив.
  - Вже розібралися, пане міністре, - спокойно ответил посол.
  Это был первый посол, с кем, начал работать Васильев. Он приехал в посольство на несколько месяцев раньше его.
  Про историю двух дипломатов, увлекавшихся эпистолярным жанром по написанию обличительных писем в МИД друг на друга, Васильев узнал позже. К этому моменту их уже не было в посольстве.
  Министр продолжил свое выступление на той же ноте.
  - Я хочу, всім нагадати, що ви тут знаходитися у відрядженні і отримуєте добові. Зарплатню вам платять в Києві. У разі необхідності ваше відрядження може закінчитися протягом 24-х годин. Якщо хтось стомився, заяву на стіл.
  - Зараз кожного прошу представитися і доповісти, за які питання відповідаєте.
  Заслушивание началось с левого фланга стола. Дипломаты вставали по очереди представлялись и кратко излагали свои служебные обязанности, некоторым из них министр задавал короткие вопросы.
  Когда очередь дошла до представителей торгово-экономической миссии, в голосе министра появилось еще больше стали.
   Совсем недавно вышел указ о расформировании торгово-экономических миссий при посольствах, как говорили злые языки, с его же подачи. Процесс их сокращения и реорганизации находился в самом разгаре.
  Первый секретарь ТЭМа Георгий Михайлович, ветеран многих компетентных служб, как он о себе рассказывал, считался непревзойденным гуморыстом посольства и главным по линии, где, что достать. Его возраст клонился к пенсии, поэтому он и переживал больше других в этот исторический момент. Когда очередь подошла к нему, на лбу у него уже выступила испарина. Он встал и с обреченностью в голосе стал рассказывать об успехах на экономическом поприще.
  - Вам скільки років? - вопрос прозвучал, как удар молота по наковальне.
  - Сорок сім, - слегка поперхнувшись, ответил докладчик.
  - Скільки? - в небе запахло грозой.
  - П"ятдесят сім, вибачаюсь.
  Народ начал прятать улыбки.
  Поскольку Васильев сидел справа от министра, то он держал ответ последним. Доложил он четко и кратко.
  - Прибыл для прохождения службы в посольстве три дня назад, - мол, что с меня взять...
  - До этого работал в ДКОВТС.
  Департамент, занимавшийся вопросами военно-технического сотрудничества и проблемами экспортного контроля был детищем министра, так что Васильев, докладывая, применил военную хитрость.
  Министр кивнул и ничего не стал спрашивать.
  После этого он стал говорить о задачах посольства, постепенно меняя гнев на милость. Послу он ставил вопросы и внимательно слушал ответы и предложения. Когда посол выразил свое мнение о недостаточном применении современных видео технологий для обмена информацией между посольством и министерством и стал увлеченно говорить об их преимуществах, министр прервал его.
  - Не гомоніть, не на Майдані. Я зрозумів питання.
  Прозвучало это, как назидание всем присутствующим. Далее министр обратился снова к аудитории и даже обозначил улыбку.
  - Ну, що налякав я вас? - зал молчал.
  - Добре, які є проблеми? Зарплатню своєчасно отримали?
  - Добові, - ответ у Васильева сам слетел с языка.
  Министр ухмыльнулся и внимательно посмотрел на него. В зале засмеялись.
  Ну, а на следующий день Георгию Михайловичу удалось рассмешить теперь уже помощницу министра. Он сделал ей обзорную экскурсию по городу в своем автомобиле. Васильев присоединился к ним, чтобы тоже увидеть город. Во время поездки ветеран всех спец служб старался произвести впечатление на помощницу и вдохновенно рассказывал о достопримечательностях Минска. Самым ярким получился рассказ о Доме-музее 1-го съезда РСДРП. Рассказчик поведал об истории любви Владимира Ильича и Надежды Константиновны Крупской, которая тесно была переплетена с партийной работой на съезде. Драматургия повествования не уступала шекспировской истории о Ромео и Джульете, только с хорошим концом. Заинтригованный рассказом, Васильев через какое-то время посетил музей и устранил белые пятна в собственных знаниях об истории партии. Как оказалось, ни Владимир Ульянов-Ленин, ни Надежда Крупская не были участниками съезда.
  Васильев впоследствии часто вспоминал об этой истории, видя на улицах столицы грузовики с яркой рекламой яиц Минской птице фабрики имени Н.К.Крупской.
  Новый, крайний, "smart" министр был назначен в июле и почти сразу обратился с видеообращением к дипломатам. Красной линией в выступлении прошла тема реформирования МИД (очередного) и твердое намерение превратить его в уникальную европейскую дипломатическую службу. Васильев уже стал свидетелем нескольких реформирований. В них всегда были неотъемлемые общие черты: менялись таблички с названием кабинетов, народ переезжал с этажа на этаж с недипломатическими выражениями на устах, департаменты становились управлениями (если надо было убрать неподходящего начальника и отправить куда-нибудь подальше в посольство) или наоборот, управления превращались в департаменты, для чего, нетрудно догадаться. Рабочий дипломатический люд пугали аттестациями в свете самых современных требований и сокращением кадров. Особо одаренные, только что испеченные руководители, даже высчитывали процент балласта, от которого надо избавиться, чтобы достигнуть звездных вершин на международной арене.
  Слушая министра, Васильев невольно вспомнил героя кинофильма Москва слезам не верит, уверявшего, что через двадцать лет ничего не будет, ни кино, ни театра, останется одно сплошное телевидение. В данном случае телевидение было заменено соц. сетями. Министр даже иронично заметил, что мы не можем обмениваться нотами, как в 19-м столетии.
  "Неужели ноты отменят", - наивно подумал Васильев.
  В заключение, в соответствии со смарт подходом, министр сообщил, что у него будет отдельный е-mail, на который все смогут писать ему письма, читать их будет только он. Должно быть бывшие члены КПСС помнили отдельное постановление ЦК КПСС о работе с письмами трудящихся, им тоже предлагалось писать письма.
  Еще более наивным оказался Васильев, думая, что министр использует возможность, поделиться в коллективе посольства своими передовыми идеями через месяц после видео обращения. Ан не нет, не судьба.
  Министр пару раз уединялся в кабинете с послом и общался с членами прибывшей передовой группы во дворике посольства. Дипломатов посольства он как-то не замечал.
  - Наверное, он ждет писем, надо будет написать пару строк, - решил твердо Васильев.
  День саммита он провел на боевом дежурстве у телефона, благо, что телефон в его кабинете не был отключен.
  Около 24 часов поступила информация, что делегация выехала из президентского дворца в аэропорт, и Васильев, как он полагал, с чистой совестью покинул боевой пост и убыл до дому, до хаты.
  Каково же было его удивление, когда утром, зайдя к коменданту, он увидел, что тот рассматривает в Интернете фотографии Президента Украины и других официальных лиц в знакомом интерьере. Это был зал совещаний посольства.
  - Не понял...Что это? - обратился он к коменданту.
  - Это пресс-конференция в посольстве.
  - Как интересно? А когда это было?
  - Часа в два ночи, - бесстрастно ответил прапорщик пограничных войск.
  - Шоб я так жил, - только и ответил Васильев.
  - Посол назначил совещание на 10 утра.
  - Понял не дурак.
  Совещание посол начал с обращения к Васильеву, кто бы сомневался.
  - Так...Я все понимаю, товарищ Васильев у нас дембель. Дембель в маю - все по ....
  Васильев ожидал гром и молнии, но все прозвучало непривычно миролюбиво. Он и не стал оправдываться, только заметил.
  - Я же был на связи, а мне никто не позвонил.
  Далее посол устало подвел итоги визита, оценка была выставлена вполне удовлетворительная.
  Некоторые живописные подробности Васильев узнал от коллег после совещания.
  Никто правда толком не мог сказать, когда было принято решение о проведении пресс-конференции. Колонна чуть ли не с пол дороги развернулась и поехала в посольство. Правда, первой у ворот посольства среди ночи оказалась Верховный комиссар ЕС Кэтрин Эштон, принимавшая участие в переговорах. Комендант какое-то время смотрел на тетку возле ворот и не хотел ее пускать вовнутрь.
  Когда все собрались и приехали представители прессы, возникла проблема с переводчиком. И тогда на амбразуру кинули ни в чем не повинного дипломата посольства, ответственного за культуру. Он в университете на заре своей юности изучал английский и еще даже давным-давно поработал в англоязычной стране, но от профессии переводчика он был весьма далек, что вполне естественно. В общем он старался, как мог.
  - На его месте должен был быть я, - подумал Васильев, как герой фильма Бриллиантовая рука. Для посла это было бы естественным решением, потому как до этого подчиненный проработал в Вене четыре года и здесь выполнял завдання по підготовці тез англійською мовою. - Одним словом, береженого бог бережет.
  
  Когда после почти часовой езды с проверкой на КП, расположенных на трассе, въехали в Соледар, Васильев спустился с гор воспоминаний на бренную землю. Городок напомнил ему свой родной город детства, тоже шахтерский.
  Остановились на площадке перед санаторием. Машины стояли на стоянках в строгом порядке, как и положено в парке боевых машин воинской части. По углам зданий находились БТРы охраны, накрытые маскировочными сетями. Справа от здания в армейской палатке был развернут узел связи. Васильев почувствовал себя сразу же на двадцать лет моложе, словно он вернулся в армию. Вот только его гражданская одежда теперь вызывала внутренний дискомфорт.
  Перед входом были оборудованы две "курилки". В одной из них находились наши, а в другой люди в форме, в которой он впервые увидел "зеленых человечков".

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018