ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Владимир Волошенюк Дипломатические картинки Глава 7

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Владимир Волошенюк Дипломатические картинкиГлава 7.Вместо эпиграфаКомплекс мер по выполнению Минских соглашений6. Обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа "всех на всех". Этот процесс должен быть завершен самое позднее на пятый день после отвода.

  
  Владимир Волошенюк
  
  Дипломатические картинки
  Глава 7.
  
  Вместо эпиграфа
  
  Комплекс мер по выполнению Минских соглашений
  
  6. Обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа "всех на всех". Этот процесс должен быть завершен самое позднее на пятый день после отвода.
  
  
  7.
  Как наши офицеры, так и офицеры российской части СЦКК носили полевую форму одежды. К слову сказать, вид ее и, пожалуй, качество у россиян превосходили нашу.
  Чтобы чувствовать себя в строю, Васильев одевал форму на выезды и на совещания. Этого было достаточно чтобы ощутить ее неудобство. Форма казалась картонной, в ней было жарко и хотелось побыстрее снять. Неудивительно, что на "передке" добровольцы предпочитали иметь б/у западных стран, чем нашу новую.
  Когда-то в училище, вместо простой летней х/б начала поступать экспериментальная форма, пропитанная какими-то растворами, якобы сохраняющая от возгорания в бою при применении противником химического оружия. Она не пропускала воздуха и неестественно блестела, отчего получила обидное прозвище - "гандон". Уважающие себя "вокеры", всеми правдами и неправдами старались заменить ее на нормальное х/б. Благо на складах работали советские прапорщики.
  Лишь замначальника штаба россиян довольно часто являлся на утренние совещания в повседневной тужурке и на груди его могучей красовались колодки медалей, полученных за безупречную службу. Они-то и привлекли внимание наших контрразведчиков.
  После одного из совещаний в номер к Васильеву зашел представитель СБУ и очень удивился, увидев облагороженное в эстетическом плане жилище украинского дипломата. Васильев, вселившись, очень тщательно подошел к созданию полевого уюта. Как водится, сделал перестановку кровати, тумбочки и стола и тщательно вымыл пол. Из соседнего закрытого здания местной школы он, с разрешения коменданта, притащил два маленьких топчана, из ящика и нескольких досок соорудил журнальный столик, покрыл его недорогой скатертью из местного хозмага и водрузил на него два аляповатых подсвечника, купленные там же. Таким образом, получился мягкий уголок. Со стекол он убрал "светомаскировку" из пожелтевших и выгоревших газет и поставил на подоконник два горшка с геранью, реквизированные из коридора, где их редко поливали.
  Стены "гостиной" части номера украсили репродукции Моне, купленные еще в Вене, и пылившиеся на чердаке дачи. Их Васильев привез после первого "увольнения на берег". Над кроватью повесил рисунки детей, а у кровати положил домотканую рогожку, приобретенную на местном базаре. В суворовском училище прикроватные коврики, пошитые из старых одеял, расстилались перед сном, а утром сворачивались трубочкой и крепились к кровати проволокой.
  - Джин, виски, тоник? - радушно спросил он вошедшего офицера.
  - Я на службе, - нарочито серьезно ответил пан подполковник.
  - Извините, водки у меня нет, можно запарити каву.
  Пока Васильев колдовал над кавой, подполковник рассматривал репродукции.
  - Кстати, о живописи, - заметил он. - Одна из цветастых колодок российского ЗНШ - это медаль за возвращение Крыма. Как вам это понравится?
  - Мне это совсем не нравится. "Это какой-то позор, профессор", как говорил товарищ Швондер. А что думает по этому поводу начальник транспортного цеха?
  - Думаю писать нашим предложения по этому поводу. А вы можете своим написать, чтобы поддержать инициативу?
  - Почему нет? Как мне кажется, можно отправить товарища-"возвращенца" домой за нарушение санаторного режима и впредь не давать разрешение на работу в СЦКК таким медалистам.
  - Ну - за содружество родов войск! - подполковник приподнял чашку с кавой, как при тосте.
  
  Приблизительно через месяц выяснилось, что СБУ после доклада своего сотрудника написало письмо в МИД с предложениями принять соответствующие меры, а МИД, в свою очередь, отреагировал на доклад Васильева и написал письмо в СБУ, в котором тоже предложил принять соответствующие меры.
  В общем хотели, как лучше, а получилось, как в феерическом финале спектакля театра им. И.Франко "Тевье Тевель":
  М е н а х е м. Здрастуйте, реб Тев"є! Як кажуть: а ось і ми! (Пауза) Реб Тев"є, у мене таке враження, що ви нам не дуже раді. Ви отримали мою телеграму?
  М о т л. Отримали...
  М е н а х е м. Ну?
  М о т л. Шо "ну"? Ось ваша телеграма. "ПРИЇЖДЖАЙТЕ ПОЖИТИ МЕНАХЕМ З МАМОЮ"
  М е н а х е м. Не "ПРИЇЖДЖАЙТЕ", Мотл, а "ПРИЇЖДЖАЄМО"
  М о т л. Тут "те".
  М е н а х е м. Я отримав від вас відповідь. (Дістає телеграму) "Дякуємо! Вік не забудемо. Сім"я Тев"є".
  М о т л. Менахем, ви здорового глузду чи ні? За що написано "дякуємо"?
  М е н а х е м. Як за що? Я думав, за те, що приїжджаємо...
  Пауза.
  Т е в" є (не витримав, підняв руки до неба). Боже милосердний, і Ти хочеш щоб я мовчав?
  Сміється. За ним починають сміятися інші. Хтось плаче.
  С т е п а н. Ну, народ... З вами не скучиш...
  
  Это был 2015 год, что уж говорить про безоблачный 2008-й. В тот год Васильев вернулся из венской длительной командировки и продолжил службу в Департаменте международной безопасности, ДМБ в простонародье, под руководством начальника, считавшегося в МИДе бо-о-ольшим оригиналом.
  Одним из самых ярких событий его посольской деятельности была драка и погром в полицейском участке, куда его доставили за вождение автомобиля в нетрезвом виде.
  - Какой шкандаль. И что было потом? - живо интересовался Васильев подробностями неординарного события в украинской дипломатической практике, беседуя на перекуре с Астаховым.
  - Как что? Его отозвали и позже наградили за укрепление украинско-польской дружбы с последующим назначением послом в одну из латиноамериканских стран.
  - Для укрепления украинско-латиноамериканской дружбы, я так понимаю? Да, не хотел бы я работать в той латиноамериканской стране.
  - Ну, вы же знаете золотое мидовское правило, выбирают для работы не страну, а посла. А вам, по-моему, хватит и работы с ним в вашем ДМБ.
  Прогноз ветерана УПАП Астахова, что в переводе означает Управление политического анализа и планирования, сбылся в лучшем виде.
  А началось все с ноты посольства, очень дружественной в ту эпоху страны.
  В сфере служебных обязанностей Васильева находился, как и в Вене, Гаагский кодекс поведения. Суть его заключалась в том, что страны-участницы оповещали венский контактный пункт ГКП о запусках баллистических ракет. Россия к тому времени, обидевшись непонятно на кого, перестала информировать контактный пункт о своих запусках, как та маленькая, но гордая птичка из тоста в фильме "Кавказская пленница", что оторвалась от коллектива.
  Уведомления о запуске украинских ракет наше космическое агентство направляло через МИД, в общем, рутинное дело. Получив информацию НКАУ, Васильев переадресовал ее в ГКП. Но, как оказалось, "в пачпорте ошибка". Запуск на самом деле произвели россияне, но на стартовой площадке присутствовала украинская делегация, потому что какие-то части двигателя были изготовлены на Южмаше.
  В ноте "старших космических братьев" украинская сторона клеймилась позором. С праведным гневом указывалось на то, что мы суемся не в свое "баллистическое" дело и посягнули на суверенное право великой космической державы самой решать оповещать или не оповещать.
  Директора ДМБ от прочитанного охватила паника. Крайним во всем оказался Васильев, потому как не досмотрел. А шо не досмотрел, было непонятно. К тому же стал вопрос написания ответной ноты с покаянием. Покаяние у Васильева не получалось. Проекты ноты перечеркивались и рвались начальником.
  В общем, как в популярной комедии Гайдая: "Шеф все пропало...! Клиент уезжает, гипс снимают". Крайний вариант был подан курирующему замминистра на утверждение. Хоть тут повезло. Он был, как это говорится по-русски - умница, интеллектуал и либерал. Десять лет преподавательской работы несомненно сказались на стиле его общения с подчиненными. Он носил отпечаток старой доброй интеллигентности.
  Когда замминистра пригласил Директора с двумя исполнителями ноты к себе, у того началась истерика с извержением молний гнева в сторону Васильева. В кабинете же зама потекла спокойная работа по анализу произошедшего и проекту ноты. Васильеву дали слово, и он, разбалованный в Вене возможностью свободно выражать свои мысли Послу (тоже из категории "умниц") и демократическим стилем замминистра начал излагать свое видение, заключавшееся в том, что несмотря на произошедшую ошибку НКАУ, запущенная ракета, сделана не без участия Украины, а Кодекс - дело добровольное и не надо нас срамить, как нашкодивших школьников. В этот момент он почувствовал, что начальник под столом колотит его по ноге.
   No comment.
  Остановились на том, что надо подредактировать еще немного ответ. Через час Васильев снова пошел к заму, теперь в гордом одиночестве. Руководитель перестал его замечать и отдавал свои распоряжения через начальника отдела.
  Когда Васильев постучался и вошел в кабинет к заму, тот его встретил весело фразой Мюллера, обращенной к Битнеру:
   - Случилось что-нибудь невероятное. Мы заняли Москву.
  В отличие от Битнера Васильев позволил себе кисло улыбнуться, хотя на душе полегчало.
  Зам взял текст, повертел его в руках затем посмотрел в окно.
  - А почему мы, собственно, должны отвечать на эту хамскую писанину?
  - И я о том же, - Васильев облегченно вздохнул.
  - Ну, вот и решили. Не дождутся.
  С того дня Васильев стал "persona non grata" для своего непосредственного начальника-дебошира и гордо пронес это звание "через тернии к звездам" (вплоть до очередной ротации).
  
  По вечерам, если не было "работы на картах", Васильев общался с домом и затем с бокалом вина смотрел на служебном ноутбуке очередной сериал или фильм для души.
  Как-то на него по одной из соцсетей вышел товарищ по училищу. Сдружились они на почве любви к танцевальному искусству. Сергей стал "примой" в ансамбле народного танца 4-й роты "Березка", которым руководил Васильев. Коронным номером ансамбля был одноименный танец, исполнявшийся в платочках и сарафанах, которые не скрывали волосатые ноги артистов. При этот зал клуба содрогался от рева и хохота.
  Переписку с Сергеем Васильев перечитал через семь лет после начала войны со смешанными чувствами горечи и боли. Сергей писал ему тогда из Горловки.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Из переписки 2015 года
  
  [27.11.2015] Владимир: Здорово, Серега! Я сейчас в Соледаре работаю в Совместном украинско-российском центре по контролю за прекращением огня. Как дела у тебя? Ты сепаратист или мирный военный пенсионер?
   Сергей: Вова, привет. Мне хватило 28 лет при погонах, баста, почти 10 лет удалось прожить без военщины, но вот уже второй год война не даёт покоя - лезет прямо в мой дом. 13 февраля пересёк 57- летний рубеж, а 14 февраля родная армия прислала подарок (за 10 часов до "прекращения огня") обстреляла родительский дом, 86-летняя мама чудом осталась жива. В связи с этим у меня к тебе вопрос, коль ты в совместном украинско-российском центре. Когда ждать реального прекращения огня? Конечно вопрос наивный, но всё же.
  
  [28.11.2015] Владимир: Привет, Cережа. Я тебе очень сочувствую по той ситуации, в которой оказался ты и твоя мама. Вот уже почти три месяца каждое утро я получаю информацию о погибших и раненых, морально это нелегко. Ночь офицеров как украинских, так и российских проходит в постоянной работе по гашению огня.
   Что касается моей оценки, я пессимистичен. К сожалению, все идет к затягиванию такой ситуации. Главным мне кажется, является прекращение воздействия и подпитки извне, закрытие границы. Я считаю украинский народ сам в состоянии навести лад в своем доме. Но раны будут залечиваться долго. Я был в Боснии там тоже была война, трагедия и жертвы, но к миру пришли, как ни труден был путь.
  Сергей: Вова, привет. Я в вопросе нынешней ситуации тоже пессимист, во многом с тобой согласен. не согласен в вопросе границы. Закрытие границы - это голодная смерть для местного населения. Сейчас практически все товары у нас из России. Украина отгородилась от нас практически полностью, въехать или выехать проблема, нужен пропуск, да и с пропуском приходится сутками и с ночёвками в чистом поле, под дождём и в холоде. Товары и продукты не пропускают, автобусы не пропускают и т.п. У нас мультивалютная зона, но фактически - рублёвая, всё за рубли, гривну брать не хотят (куда её после девать, товар с Украины не идёт, выехать самому потратить - проблема описана выше). Добраться из Горловки до Артёмовска (Бахмута) - огромная проблема. Добраться в любой город России (хоть в Москву, хоть в Крым, хоть куда) с обычным украинским паспортом - без проблем. Регулярные автобусные рейсы во все концы. Действия нынешней украинской власти можно охарактеризовать лишь одним принципом - "Назло врагам сожгу родную хату".
  
  Владимир: Сережа перекрытие российско-украинской границы не означает ее закрытие, а только ее контроль с целью закрыть свободный доступ российской б/т, войск и т.д. Это же означает открытие для свободного передвижения внутренней линии соприкосновения. По сути сейчас территория за линией является оккупированной отсюда и все проблемы.
  
  [28.11.2015 18:44] Сергей: Ты ролик посмотрел, что я сбросил? Весь ужас, что это сказано на ТВ, что это возможно на украинском ТВ. Гиви воюет за свои убеждения, рискует собственной жизнью, а эта гнида просто так запросто предлагает ликвидировать полтора миллиона лишних людей, сидя в тепле в студии, небось, когда принесли повестку в армию, удрал за кордон. Самое страшное, что такие будут решать, кому жить, а кому нет. А таких как показали последние два года в Украине очень много.
   http://argumenti.ru/world/2014/08/356032
  
  [28.11.2015 19:09] Владимир: Серега, я посмотрел. Он мудак, но он не говорит, о том, что надо убить 1,5 млн. Он говорит о ликвидации определенной категории. Чем он хуже того, кто говорил о мочилове в сортирах? Гиви и Моторола убивали пленных тоже по своим убеждениям? Они военные преступники и подонки. Даже у войны есть свои правила. Серега еще раз говорю, давай не бередить раны скальпелем. Я тебя спросил про встречу выпускников.
   Сергей: На встрече не был, хотя 5 лет ждал и готовился. Причина всё та же - отсутствие на тот период пропуска и возможности доехать.
  

Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018