ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Александров Сергей Константинович
Монгольские Воспоминания

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 8.51*4  Ваша оценка:


   МОНГОЛЬСКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ.
  
   Мне просто повезло. Комнату в Улан-Баторском офицерском общежитии я делил с
  двухгодичником Дживаном Аветисовичем Степаняном. Служил он хорошо и закончил службу
  капитаном. Над кроватью его, в то далекое начало 70-х, висел портрет католикоса
  Вазгена, а любимой песней была песня об Андранике.( "Сасну гавар шат лерноин номок
  чекав Андроникин..." Это - для армян. Надеюсь, они поймут, простят мои ошибки и не
  обидятся.) Дживан окончил астрофизический факультет и работал в Бюроканской
  ообсерватории. Гостевал у него и в Ереване. Но это отдельная повесть и скажу
  только, что лазили мы в горы, смотрели в ночную смену в телескоп и, конечно,
  посетили Эчмиадзин-место притяжения древнего армянского народа. Остались у меня
  самые добрые впечатления.
   Но "вернёмся к нашим баранам". Пригласили мы как-то вечерком третьего и
  засели за преферанс. Играли долго и всё время меня преследовал "монгольский" запах.
  Служившие в Монголии меня поймут. Обнюхал всё, что мог, а партнёры только
  смеялись. "Преф" закончился, гостя проводили, свет погасили и легли спать. Запах
  стал невыносим и тут я вспомнил, что под койкой лежит коврик из дзереновой шкуры,
  уж не протух ли он. Представьте себе широко раскрытые глаза Дживана, когда из под
  кровати я извлёк... монгольского парнишку лет 10-12-ти. Он проник на охраняемую
  территорию, попал в общежитие, залез в запертую комнату и просидел, не
  шелохнувшись, часа три. Украл он всего ничего и тёмной ночью мы его сдали местной
  милиции, а обо мне пошла молва, как о человеке, "вычислившем" монгола по запаху.
   Другая история связана с отпуском, который я проводил в родном Ленинграде-
  Питере. Дживаном был предупреждён, что на моё имя выслана посылка и я должен
  довезти её до Улан-Батора. Посылка пришла. В огромной обшитой корзине под слоем
  сушённых фруктов покоилась... 15-ти литровая емкость с подкрашенным коньячным
  спиртом. Забыл вам сказать, что отец Дживана был главным технологом винсовхоза. Из
  приложенного письма я уяснил, что фрукты могу съесть, а вот спирт обязан доставить
  сыну. Ох и намучился я с этой "баклагой" в самолёте и поездах; сейчас бы меня
  просто не пустили. Когда в купе вошла дама-таможенница, у меня маленько отлегло от
  сердца - всё-таки женщина. Прикинуться наполовину армянином мне, при моей тогдашней
  внешности и месте рождения, было нетрудно, труднее было подделать акцент. Стоило
  больших усилий убедить её пропустить "домашнее вино" для друзей. Слава Богу, "вино"
  она не стала пробовать и отнеслась ко мне благосклонно, а монгольским таможенникам
  всё было "до лампочки". Меня грели мысль об обеспечении спиртным до Нового Года и
  простой человеческий азарт.
   И что... Дживан распорядился по-своему. Мало того, что он объявил о спирте
  всему общежитию, он всех пригласил его попробовать. У спирта была одна особенность -
  пился он легко, а действовал жестоко. Короче говоря, "праздник" кончился на третьи
  сутки. Спирт был выпит до дна, а комсомолец одного отдельного батальона допился до
  инфаркта. Такие вот воспоминания связаны с Дживаном. Пусть он живет долго и если
  кто-то передаст ему сердечный привет, я не обижусь.

Оценка: 8.51*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012