ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Цеханович Борис Геннадьевич
8ое Марта

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.22*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вчера был Женский праздник и вспомнился мой конфуз с выбором подарка.

  8ое Марта.
  
   - И последнее, - командир батальона, закончив ставить задачи на парко-хозяйственный день, внимательным взглядом обвёл шеренгу офицеров и прапорщиков батальона, - завтра женский праздник и вы свои половинки, конечно, поздравите. Но нужно и от нашего офицерского коллектива тоже поздравить. Поэтому у нас с замполитом есть предложение - сегодня скинуться по десять марок. Завтра закупим небольшие сувениры и цветы и секретарь комсомольской организации пройдёт по всем семьям с поздравлениями. Как, товарищи офицеры?
   - Нормально..., Согласны...
   - Ну и хорошо. Прапорщик Мунтяну.
   - Я..., - из строя высунулся секретарь комсомольской организации Толик Мунтяну.
   - Собрать деньги, закупить подарки и завтра поздравить женщин батальона. Понятно? - Поставил задачу командир батальона.
   - Так точно, товарищ подполковник. Только я в немецком ни Бум-бум... В школе французский изучал. Может, кто другой закупит, а я вручу и поздравлю. - Мунтяну не хотелось заниматься этим делом и он сделал попытку открутиться. Толик выдал на лицо выражение честной и деловитой готовности к выполнению любой задачи, но с оговоркой, типа - я готов, но не могу.
   - Прапорщик, - по лицу командира пронеслась тень неудовольствия и раскатистый голос комбата был наполнен ядовитым сарказмом, - скоро год как ты здесь и пора бы выучить хотя бы элементарное.
   Подполковник повернулся к замполиту: - Юрий Петрович, следующий раз когда вы с прапорщиком поедете на очередную "Дружбу" с немцами Мунтяну лично мне сдаёт немецкий язык. Пока не сдаст - никуда не поедет. Понятно, прапорщик?
   - Так точно, товарищ подполковник, - у Мунтяну сразу стало кислое лицо, хотя голос был таким же бодрым и говорил обратное - "выучу, выучу же завтра". Строй сдержанно рассмеялся, потому что Толик был как и все молдоване несколько туповатый, но старательно-исполнительный и лелеял мечту - после окончания службы уехать к себе в Молдавию и стать секретарём горкома комсомола. Это ему пообещал высокопоставленный родственник, но сказал: - Но, Анатолий, надо тебе по комсомольской линии послужить в армии....
   Так что, чтобы не заработать минусы в лице командира батальона, теперь Толик будет упорно и безуспешно зубрить немецкие слова. В это никто не сомневался, поэтому и смеялись.
   - Цеханович, - комбат уткнулся взглядом в меня, - завтра поможешь со своим немецким языком купить комсомольцу... Ну и поздравите вместе.
   До обеда Мунтяну развил кипучую деятельность и задолбал меня разными вопросами - А что мы будем покупать? А куда пойдём? А сколько нужно взять солдат?
   Короче достал он меня и я его послал. Послал до девяти тридцати следующего утра и до КПП, где мы и встретились. Там уже меня ждали и пятеро моих солдат. По большому счёту хватило бы и одного таскать подарки, но я всегда, когда шёл в город, брал солдат по максимуму и устраивал им небольшое увольнение. На трамвае доехали до центра города и через час бесцельных шатаний по магазинам пришли к горестным выводам. Во-первых: 10 марок это чрезвычайно мало для хоть даже маломальского сувенира. Во-вторых: поздно покупки делать. Цветов, какие мы могли купить на эти жалкие деньги, уже нет.
   Последующие два часа прошли довольно бурно и в беспорядочных метаньях по торговым точкам, в ходе которых мы с Мунтяну переругались вдребезги и не раз. И только приказ командира батальона помог нам найти какой то консенсус. Так что к часу дня мы двигались к трамвайной остановке всё таки нагруженные пакетами с немудрящими сувенирами, которые было не стыдно подарить. Мы уложились в восемь марок и семьдесят пять пфеннигов. А на оставшиеся марку двадцать пять просто ничего не нашлось, поэтому решили с Толиком банально их пропить завтра в гаштетте.
   Бойцы устало плюхнулись на остановочную лавочку, а мы с Толиком решили зайти в небольшой магазинчик напротив, с незатейливой вывеской "Тысяча мелочей".
   - Пошли, Толик, посмотрим точно там тысяча мелочей или меньше. Всё равно до трамвая пять минут.
   Дверной колокольчик звонко тренькнул и на его звук из подсобки вышла опрятная молодая немка и поздоровалась с нами.
   Внутреннее содержимое магазинчика действительно соответствовало его названию. Все полки стенных шкафов и стеклянные прилавки были заполнены бесчисленным количеством галантерейного ширпотреба и другой хозяйственной мелочёвкой. Толик сразу уткнулся в дешёвую стеклянную бижутерию, а меня больше заинтересовали набор мелких гвоздей в небольших аккуратных ящичках. Потом я переключился на разнообразие перочинных ножичков, а глянув под стекло прилавка внезапно уткнулся в маленький, но симпатичный, наполненный цветной жидкостью, флакончик. И ценник под ним гласил - марка двадцать пять.
   - Оп-па-на..., Толик, смотри тут какая то хрень и именно на марку двадцать пять, - я подозвал продавщицу, с интересом наблюдающую за нами и попросил показать этот флакончик.
   - Тааак..., тут написано Wasser..., wasser, чёрт дальше перевести не могу, - открутил миниатюрную пластмассовую пробочку и нюхнул, - оооо..., гляди-ка и приятно пахнет.
   Я сунул пузырёк под нос Толику, тот осторожно нюхнув, взял флакончик в руки, покрутил его и спросил: - А что такое Wasser?
   - Ну, Толя, ты и даёшь... надо хоть простые слова знать. Вода - это значит. Ну что понравился тебе запах? Наверно, духи это? Правда цена смущает..., маловато для духов чего то...
   - Нормально пахнет. Давай, Боря, возьмём - как раз уложимся.
   - Берём,- принял я решение и обратился к немке по-немецки, протягивая маленькую, стеклянную посудину: - Фрёйлин, дайте мне пожалуйста тридцать один флакончик, вот этой воды.
   Немка подняла в удивлении высоко тонкие, выщипанные брови, взяла в руки флакончик, повертела задумавшись несколько секунд его в руках, а потом ткнув мизинчиком в надпись, что то быстро и неразборчиво затараторила.
   Толик, восхищённо выслушав как я бойко протараторил заказ, теперь лупал глазами, слушая эту тарабарщину, а когда немка перестала говорить и уставилась на нас, затеребил меня за рукав шинели.
   - Боря, что она там наговорила?
   - Да я сам толком не понял. Тарахтит, как сенокосилка... Понял, что это какая то особенная туалетная вода. Примерно так, что то там ещё про воду кудахтала... Всё равно берём.
   - Фрёйлин, всё нормально. Всё поняли, но мне нужно тридцать один флакончик. Я покупаю, - снова заверил я продавщицу и Толик суетливо достал деньги из кармана.
   Немка было снова принялась мне объяснять, но потом махнула рукой и повернувшись к внутренним помещениям, закричала: - Marta..., Marta, komm zu mir.
   - Зовёт кого то, - перевёл я Толику.
   - Да я сам понял.
   Из подсобки выплыла высокая, с мощной грудью, крашеная блондинкой немка, за ней показались ещё две. Молодая немка опять затараторила, показывая флакончик и тыкая пальцем на нас. Старшая, надев маску удивления на лицо, кивнула продавщице и степенно подплыла к нам и также степенно начала по новой что то нам терпеливо объяснять, плавными движениями показывая на флакончик. Я же внутренне затосковал, ничего не понимая и лишь в конце понял её вопрос.
   Всё это я выслушал с умным и терпеливым выражением лица, отмахнувшись от Толика, который тоже хотел участвовать в этой дискуссии. Выслушал и с тем же выражением на лице начал говорить, тщательно проговаривая немецкие слова: - Да, фрёйлин, всё понятно. Да, конечно, понимаю и нам для этого нужно именно тридцать один флакончик. Да, да, для всех женщин. Именно..., у нас тридцать одна русская женщина... И это для них...
   Все немки разом заговорили, когда я начал говорить, но к концу моего объяснения уже молчали, лишь изумлённо тараща на нас глаза.
   Старшая немка кинулась было опять объяснять, но дверь открылась и в проёме показалась голова сержанта Григорьева: - Товарищ прапорщик, трамвай там вдалеке показался.... Поедемте, чтоб вовремя на обед успеть...
   Я вежливо прервал немку и твёрдым голосом попросил быстренько продать и завернуть тридцать один флакончик. В полнейшей тишине молодая немка, под сочувственными взглядами товарок, быстро обслужила нас и мы вовремя выскочили к подъехавшему трамваю. Оперативно загрузились в последний вагон и трамвай, тренькнув звонком, тронулся. Мы загрузились на заднюю площадку, мелькнуло и скрылось за поворотом улицы высокое крыльцо магазинчика "Тысяча мелочей", куда вышел весь женский персонал магазина, который проводил нас долгими взглядами, бурно обсуждая нашу покупку. У меня в душе шевельнулось некое непонятно чувство подозрения, что мы сделали что то не так. Шевельнулось и погасло, глядя на довольное лицо Толика Мунтяну, выполнившего приказ командира батальона и на удовлетворённые лица своих подчинённых, довольные насыщенной поездкой. Бойцы брали с собой фотоаппарат и пока мы спорили и решали - Что купить - они фотографировались.
   На КПП, отпустив солдат, быстро сформировали подарки и пошли поздравлять. Встречали нас везде по-русски, хлебосольно. Толик говорил цветистые спичи и поздравления, но не пил. Он был приверженец национального вина, а я лихо выпивал поднесённую рюмку водки. Поэтому концовку поздравлений помнил уже с трудом.
  
  
  
   .... Прошло две недели. В ожидании утреннего развода офицеры и прапорщики батальона собрались в курилке, коротая время за разговорами. Но это спокойствие было нарушено, лихо ворвавшимся в курилку старшим техником седьмой роты. Улыбаясь во всё лицо, закурив сигарету и весело пыхнув сизым облаком в мою сторону, Сергей Мошкин загадочно спросил.
   - Парни, а помните Толик Мунтяну и Боря, подарки нашим женщинам дарили на 8ое Марта?
   - Ну..., а что такое? Помним, конечно..., - послышались голоса офицеров и прапорщиков, заинтригованные непонятным весельем Мошкина.
   А Мошкин смеялся: - А помните, там такой флакончик с духами был?
   - Ну..., помним... А чего ты ржёшь?
   А Серёга продолжал веселиться: - А скажите, как ваши бабы этими духами пользовались?
   - Как..., как? Моя, как в город идти - так обязательно подушиться...
   - А моя подмышками брызгается....
   - А моя в сапоги пшикает, чтобы потом не пахло...
   - А моя....
   Серёга аж загибался от смеха, выслушивая варианты ответов, а когда все, в том числе и я, навалились на него, требуя объяснения, он взмолился: - Парни, всё..., хорош. А теперь рассказываю и сейчас вы все разом и уссытесь от смеха...
   - Моя жена, как вы знаете, на 8ое Марта отсутствовал. Была в Союзе у родителей. Поэтому подарок для неё я у Толика с Борей принял. А вчера она приехала и вечером от нашего коллектива ей вручил. Ну, она достаёт этот флакончик, прочитала надпись на нём и как засмеётся. И говорит - Что, всем женщинам вот эти духи подарили? И как опять засмеётся... Я, говорю - Да..., пахнут хорошо. А в чём делом? А она мне тычет в надпись, она ж у меня институт иностранных языков закончила и немецкий знает в совершенстве, и читает - Жидкость для вспрыскивания покойников... Чтоб они не пахли.... Вот что это за Духиии...
   Громовой хохот потряс всю курилку, а когда все кончили смеяться, заржали по новой и с ещё большей силой, выслушав мои пояснения.
   - Аааа, теперь то я понимаю, чего они мне объясняли. Говорили, что это жидкость для покойников. А я им в ответ, да ещё с умным и серьёзным лицом - Да..., я понимаю. Да мне нужно тридцать один флакончик и у нас тридцать один женский труп и всё русские женщины... Во, долбоёб то....
  
  
  Екатеринбург
  9 марта 2012 года.
  
  

Оценка: 9.22*12  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017