ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Чернышёв Юрий Иванович
Ближневосточный Ремейк

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]

  БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ РЕМЕЙК
   Трудно сегодня понять все хитросплетения военных и политических событий на Ближнем Востоке. История, как известно, имеет неизменные во все времена традиции: раскрывать свои тайны спустя десятилетия и даже столетия, когда истекают все сроки давности для секретов великих держав. И потому куда больше смысла не гадать "на кофейной гуще" по поводу сегодняшних или завтрашних событий, а попытаться отыскать аналогии в войнах и конфликтах на территории Османской империи в XVIII - XIX cт.ст.
   Уже вскоре после окончания эпохи Наполеоновских войн многие народы на подвластных турецкому султану землях развернули борьбу за свою независимость. Неким символом этого можно считать битву при Наварине в октябре 1827 г., когда российская эскадра, при поддержке англичан и французов, разгромила турецко-египетский объединенный флот, открыв для Греции путь к освобождению. А на политической "доске" Европы это сражение привело к смене расстановки главных "шахматных фигур".
   Прежде всего, значительно выросло влияние на Балканах русского царя Николая I, одержавшего весомую победу в войне против Турции. Заключенный в сентябре 1829 г. Адрианопольский мирный договор закрепил за Россией устье Дуная с островами, Черноморское побережье Кавказа - от устья Кубани до пристани св. Николая (между Поти и Батуми) и Ахалцихский пашалык с его минеральными источниками Боржоми. Турция признавала присоединение к России территорий Грузии, Имеретии, Гурии и Мингрелии, ханств Эриванского и Нахичеванского, отошедших от Персии, а также - автономию Молдавии, Валахии, Сербии и Греции. Султан должен был также выплатить значительную контрибуцию России и предоставить её торговым судам свободный проход через проливы Босфор и Дарданеллы.
   Однако европейские державы со страхом восприняли такое "русское засилье" на юге континента и стали искать пути к союзу с султаном. Но российский император и здесь опередил своих западных партнеров, сумев быстро превратиться из врага в опекуна властителя "блистательной Порты". А тот в этом очень нуждался, поскольку в его азиатских и африканских владениях к 1833 г. также возникли освободительные движения. В Египте, Сирии и Палестине вспыхнули очаги войны, и на подмогу турецким янычарам именно русский царь направил тогда свои войска.
   Египет в период правления Мохаммеда Али (1805-49 г.г.) фактически был уже независимым от Османской империи, а успехи Сирии в развитии материального производства и торговли привлекли внимание египетского правителя. В период освободительной войны Греции он был союзником султана и за это попросил отдать ему Сирию и Палестину, а получив отказ, решил взять ее сам. В Сирии установилось к тому времени централизованное управление, в стране активно развивалось аграрное производство, которое уже не контролировалось местной знатью. Ширилась торговля со странами Европы - прежде всего через порт Бейрута, где ведущие позиции в экспорте занимали шёлк, хлопок и оливковое масло, а в импорте - дешевые английские ткани.
   Сын египетского правителя Ибрагим-паша во главе многотысячного войска вторгся с моря в 1831 году на желанные земли и захватил Газу, Яффу, Хайфу, осадил Аккру. Разбил он и подошедшее на помощь туркам войско Осман-паши, правителя Алеппо. В следующем году он овладел Дамаском и разгромил турок в сражениях при Хомсе и Бейлане. Вся Сирия, включавшая и Палестину, была завоевана египтянами. Но Ибрагим-паша на этом не успокоился и, получив подкрепление из Египта, наголову разбил в сражении у Коньи вдвое превосходившее его по численности войско сераскира (главнокомандующего турецкой армии) Решид-паши, завершив тем самым окончательное покорение Малой Азии. Его армия стояла всего в шести переходах от Стамбула и, если бы не приказ отца остановиться, столица империи скорее всего пала бы.
   Возникшая таким образом пауза позволила Николаю I послать на помощь туркам армейский корпус и военные корабли. К апрелю 1833 г. русские войска создали севернее Стамбула свой плацдарм, тем самым прекратив войну на Ближнем Востоке. 4 мая в Кютахье был подписан мирный договор, по которому Мохаммед Али стал наместником Сирии и Аданы. А два месяца спустя Российская и Османская империи заключили Договор о взаимной помощи в случае войны.
   Однако итогами турецко-египетской войны остались недовольны обе стороны - и султан Махмуд II и правитель Египта Мохаммед Али, который по-прежнему обязан был платить в имперскую казну, да и владеть Сирией оказалось весьма накладно. В итоге уже вскоре вспыхнула Вторая турецко-египетская война. В мае 1838 г. Мохаммед Али потребовал от Стамбула полной независимости и получил отказ, а год спустя огромная османская армия двинулась на Египет. В июне 1839 г. непобедимый Ибрагим-паша выиграл в Анатолии решающую битву при Назибе.
   И тут пришла весть о кончине Махмуда II, а новым султаном стал его сын Абдул-Меджид I. Воспользовавшись моментом, капудан-паша (командующий флотом Турции) перешел на сторону Мохаммеда Али и увел весь имперский флот в Александрию. Великие державы, преодолев в сложившейся ситуации свои разногласия, выступили единым фронтом на стороне Стамбула, предупредив великого визиря, чтобы он не спешил заключать договор с египетским губернатором. А султан предоставил им полномочия вести переговоры по урегулированию кризиса.
   Но летом 1840 г. морской блокадой Бейрута началась австрийско-английская интервенция в Сирии, а турецкий корпус возглавил германский генерал. В то же время в Горном Ливане британские и османские агенты подтолкнули друзов к антиегипетскому восстанию, которое перекинулось затем во внутренние районы Сирии и Палестины. Войска Мохаммеда Али потерпели ряд поражений и в декабре правитель Египта капитулировал. А в мае следующего года было подписано соглашение, по которому он лишался всех захваченных им территорий. Однако губернаторский пост в Египте не только оставался за ним, но и становился наследственным. Сирия и Палестина возвращались под прямое управление Стамбула, причем Палестина выделялась в особый Иерусалимский сандакан, а ливанский эмират ликвидировался вообще.
  На возвращенные территории распространялось кабальное англо-турецкое торговое соглашение 1838 года, открывшее вновь рынок для европейских товаров. Их приток разрушил основные отрасли кустарного производства и подтолкнул местную знать и городских торговцев к активной скупке сельскохозяйственных угодий. Восстановление султанской власти очень скоро вызвало новый подъем освободительной борьбы арабов против турецкого засилья. Она развертывалась в условиях все большего проникновения английского и французского капитала, активного вмешательства колонизаторов во внутренние дела арабских стран и разжигания религиозной розни. При этом Англия стремилась использовать в своих интересах друзов (прим.авт. друзы - этнорелигиозная группа арабов, в древности отколовшаяся от исмаилитов), а Франция поддерживала маронитских феодалов (прим.авт. - марониты - группы арабов, исповедующих христианство).
   В последующем эти феодалы были изгнаны в результате крестьянского восстания в Керуане в 1859 г., а Стамбул вынужден был признать администрацию повстанцев во главе с кузнецом Шахином. Революционизирующее воздействие этого восстания на крестьян других территорий вызвало серьезное беспокойство как местных феодалов, так и западных колонизаторов. В следующем году вспыхнули вооруженные столкновения в Бейруте между маронитами и друзами, а в Дамаске фанатичные мусульмане учинили погром христиан, что дало повод для вмешательства Наполеону III.
   Известие о предстоящей высадке французских войск вызвало обоснованные опасения других европейских держав, и по их требованию в сентябре была созвана Международная конференция, в которой приняли участие Англия, Россия, Франция, Австрия, Пруссия и Турция. Она ввела ограничения для французов - корпус численностью не более 12 тысяч и срок его пребывания в Сирии и Ливане 6 месяцев. Наполеон III попытался нарушить установленный срок, но под давлением других участников Конференции его войска все же покинули мятежные территории летом 1861 г., усмирив повстанцев-маронитов.
   Подписанная затем великими державами и Турцией Конвенция объявила Горный Ливан автономной областью, управляемой губернатором-христианином, подчиненным непосредственно Стамбулу. Хотя планы Парижа и были существенно нарушены, все же Сирия и Ливан превратились в сферу влияния французского капитала. Что в дальнейшем, однако, не помешало все более активно вмешиваться в дела стран Аравийского полуострова англичанам, прежде всего - Ост-Индской компании.
   В последней четверти столетия французские компании получили, в обмен на предоставление займов Стамбулу, многочисленные концессии в Сирии. Французы активно вкладывали средства в строительство там портов, автомобильных и железных дорог. Но усиление вмешательства европейцев в политическую жизнь Сирии вызвало рост не только антихристианских и антиевропейских настроений, но и недовольство местной элиты продолжавшимся османским правлением. В 90-е годы в Халебе, Дамаске, Бейруте возникли общества, провозгласившие своей целью создание независимого сирийского государства. Число их постоянно росло, особенно - с приходом к власти так называемых младотурок вследствие июльской буржуазной революции 1908 г. в Турции...
  ***
   И вот что мы видим сегодня, в двадцать первом веке. В наши дни Англия давно уже не является доминантой в мировой политике, зато тогдашний ее заокеанский противник - Североамериканские Соединенные Штаты - стал мировым лидером, прочно обосновавшись на всех континентах Земли. Сумев разрушить четверть века назад Советский Союз - единственный тогда достойный конкурент - США с каждым годом все шире раздвигали свои "щупальца" - сухопутные, морские и воздушные силы, не нуждающиеся в чьем-либо одобрении или ограничении. Добив в Европе последний оплот коммунизма - Югославию, американцы перенесли свои усилия на азиатский континент.
  В данном случае нас интересует Малая Азия, и потому бестолковую войну США в Афганистане оставим "за кадром", заглянув сразу в Багдад. Использовав события 11 сентября как отмашку для всех своих вассалов и союзников, Соединенные Штаты бросили клич: "Кто не с нами - тот против нас". А работающие теперь у них "на подпевке" англичане услужливо предложили casus belli (повод к войне) - якобы достоверные данные о наличии в Ираке химического оружия. Ну и что? - У Великобритании, Франции, в самих США тоже есть разнообразное оружие массового поражения, но никто же их за это не бомбит! Но, как утверждали римские цезари, ЧТО ПОЛОЖЕНО ЮПИТЕРУ, ТО НЕ ДОЗВОЛЕНО БЫКУ. И не стало Ирака! Вот уже второе десятилетие на руинах некогда сильного, независимого государства продолжаются тщетные попытки воссоздать хотя бы какое-то подобие страны.
  Председательствующий на 70-й сессии Генассамблеи ООН датский политик М.Люккетофт заявил: "Мы не можем отрицать то, что вторжение в Ирак в 2003 году по многим причинам - и президент Обама сам сказал об этом - было неправильным решением. Но еще опаснее оказалось то, что принявшие это решение совершенно не имели четкого представления, с чем они имеют дело, не понимали, как избежать последствий (вторжения) - усиления разногласий в обществе, что создало благодатную почву для возникновения ИГ". По его мнению, в Ираке было необходимо добиваться более демократического, инклюзивного общества, а также заключения договора, который бы защищал интересы меньшинств.
  Председатель Генассамблеи подчеркнул, что неудачный иракский опыт необходимо учитывать в ходе урегулирования конфликта в Сирии. В соответствии с утвержденным Советом Безопасности ООН планом, в январе Дамаск и оппозиция сядут за стол переговоров, за которыми последует формирование переходного правительства, конституционная реформа и выборы. "Предстоят выборы, но перед их проведением должны быть созданы конституционные рамки, которые будут учитывать интересы меньшинств - христиан, алавитов, друзов и курдов, позволят им чувствовать себя защищенными, - сказал Люккетофт. - Это не было учтено должным образом в Ираке и сыграло роль в росте числа конфликтов". Он выразил уверенность, что ключевые международные игроки лучше осознают необходимость прекращения конфликта в Сирии, продолжающегося с 2011 года и унесшего жизни по меньшей мере 250 тыс. человек. "Я искренне надеюсь, что после принятия 18 декабря резолюции Совета Безопасности последуют реальные шаги, которые положат конец войне и начнут политический процесс, а внешнее вмешательство будет сосредоточено на сдерживании и уничтожении ИГ, восстановлении территориальной целостности Сирии и Ирака", - заявил председатель Генеральной Ассамблеи.
  А еще между событиями в Ираке и Сирии были Тунис, Ливия, Египет - там теперь тоже сплошной бедлам! И во всех случаях отчетливо виден американский след, всё тот же вашингтонский "почерк" - разрушить всё, а после пусть мучаются те, кто уцелеет... Не доведя до конца свое грязное дело в Египте, Вашингтон принялся за Сирию, объявив преступником очередного президента страны. Всячески поддерживая пламя разгоревшейся там гражданской войны, американские ястребы не усмотрели, однако, что между двумя пожарами - в Ираке и Сирии - полыхнул третий, куда более опасный. На неконтролируемых территориях этих полуразрушенных стран, плюс расколовшаяся Ливия, возникло и с каждым годом укреплялось новое террористическое образование, так называемое ИГИЛ.
  Когда в процветающей африканской стране, руководимой Муамаром Каддафи, проявились глобалистские тенденции, распространяемые Западом, гражданская война очень скоро охватила все ее регионы. События в Египте и Тунисе простимулировали оппозиционные силы, традиционно существовавшие на востоке Ливии, на это наложились и племенные отличия. Но весь этот пожар не случился бы так скоро и так масштабно, если бы не американское вторжение в Триполитанию - главный оплот полковника Каддафи. И лишь после жестокого убийства в октябре 2012 года посла США в Триполи К.Стивенса стало понятно, что там "пошло что-то не так", и в американском обществе начали всерьез критиковать Хиллари Клинтон за вторжение в Ливию.
  Известные политики и журналисты неоднократно заявляли, что Стивенс и американское посольство в целом были причастны к поставкам оружия ливийским повстанцам. О самом же Стивенсе приводилось немало интересных фактов: он выступал за активизацию действий его страны с воздуха и на земле с помощью отправки в Ливию спецподразделений, лоббировал ее раздел и создание конфедерации. Но истинные причины участия США в ливийской войне все же не во внутренних проблемах этой страны, а в ее богатстве.
  Да, американский посол и десятки тысяч ливийцев погибли вовсе не во имя свободы или борьбы с тиранией, а ради 143 тонн золота из сокровищниц режима Каддафи. Ну и плюс нефть и прочие богатства Ливии, которые после свержения полковника, конечно же, не достались "освобожденному" народу. А страна Ливия, как и хотел Кристофер Стивенс, ныне разорвана на куски и "мудрый" Запад не знает, что бы еще придумать для легитимации ее теперешнего бессильного правительства.
  ***
  Пять лет назад "пришел черед" Сирии. Антиправительственные выступления, начавшись на волне арабской весны, в этой наиболее развитой в экономическом, социальном и культурном отношении стране региона, в марте 2011 года привели к массовым беспорядкам в различных городах, а к лету они переросли уже в полномасштабный военный конфликт. Основными требованиями оппозиции были: отставка президента Башара Асада, отмена режима чрезвычайного положения, введенного еще в 1962 году, и проведение в стране демократических преобразований. Первоначально боевые действия велись между правительственной армией и формированиями ССА (Свободной сирийской армии). Руководил оппозиционерами СНС (Сирийский национальный совет), в который тогда входили все антиправительственные фракции, однако вскоре произошел раскол. Первыми из его состава вышли курдские организации, сформировавшие собственное правительство - Высший курдский совет, а в 2013 году наиболее радикальные исламистские группировки образовали Исламский фронт.
  Вследствие раскола существенно ослабли позиции ССА, и т.н. светская оппозиция отошла на второй план, ведущую же роль в борьбе с правительством Асада стали играть исламисты, среди которых наиболее боеспособными являются террористические организации "Джабхат ан-Нусра" (сирийский филиал Аль-Каиды) и ДАИШ (по-русски ИГИЛ - "Исламское государство Ирака и Леванта"). Стремительное наступление ИГИЛ и захват значительных территорий Ирака и Сирии летом 2014 года стали поводом для начала военной интервенции США и их союзников, которые без согласия сирийского руководства стали бомбить ее территории. С 30 сентября 2015 года воздушную операцию - по просьбе президента Асада - начали ВКС России, координируя свои действия как с правительственной армией, так и с ССА.
  Естественно, что стороны конфликта получают военную помощь из-за рубежа: Иран и Россия поддерживают законное правительство Сирии, оппозиция получает помощь от стран Запада и монархий Персидского залива, а также - ряда турецких организаций. На стороне правительства выступают шиитские вооруженные отряды, в частности - ливанская "Хезболла", а также паравоенные формирования "Национальные силы самообороны". На стороне оппозиции воюют суннитские исламистские группировки - "Ансар аль-Ислам" и другие. Местный конфликт, таким образом, уже перерос в масштабную региональную войну, в которую втянут и ряд государств других континентов.
  Основными причинами возникшего противостояния считаются две - религиозная и социально-экономическая, наиболее сложной из которых является, вне сомнений, первая. Это - конфликт между алавитами и суннитами, если шире - между шиитами и суннитами, а если еще шире - между христианами и мусульманами. Немаловажное значение имел и низкий уровень жизни народа и общей экономической ситуации в Сирии. Однако суть конфронтации заложена все же на ином уровне: еще со времен французского влияния и последующего социалистического возрождения страны значительная часть населения отошла от ислама и лишь формально сохраняла религиозные традиции.
  К ней относятся представители власти, интеллигенция, средний класс - люди, получившие европейское образование. К ним примыкают религиозные меньшинства - христиане, друзы, а также алавиты, среди которых религия не играет слишком большой роли. Вся эта совокупность может по-разному относиться к политике правящей Партии арабского социалистического возрождения (БААС), но она едина в том, что светский характер сирийского государства ни в коем случае не должен быть изменен. И потому даже та часть либералов, которая первоначально была настроена оппозиционно, теперь, под влиянием событий в Египте, Тунисе и Ливии, стала поддерживать правительство Асада. А наскоро созданный СНС, состоящий преимущественно из эмигрантов и политбеженцев, на события внутри страны практически не влияет, как и на руководство ССА.
  Что касается интересов внешнего мира в сирийском конфликте, то здесь бытует ряд точек зрения, порой противоречащих друг другу. Либерально-демократическая имеет откровенно прозападную ориентацию и сводится к необходимости "свалить" тоталитарный режим Башара Асада и предполагает осуждение любых его действий, даже направленных на стабилизацию обстановки в стране, а подавление вооруженных бандитских формирований объявляется "борьбой с собственным народом". Но эта позиция имеет ряд существенных изъянов, поскольку "Восток - дело тонкое", законы шариата зачастую не согласуются с западной идеологией.
  Противоположная - антизападная - точка зрения сводится нередко к теории заговора, по которой США стремятся установить контроль над еще одной страной, при этом лишить единственного союзника Иран - своего главного противника в регионе. Далеко не последнее значение придавалось вытеснению с Ближнего Востока и России. Но для США Сирия никогда не представляла большого интереса, что подтвердила "странная война" созданной Вашингтоном коалиции из 60 (!) государств, когда за два года ее "самая современная" авиация нанесла всего несколько десятков ударов, да и то преимущественно не по военным объектам ИГ.
  Но все поменялось 30 сентября 2015 г., когда о начале войны с ИГИЛ и другими противниками Сирии объявила Российская Федерация. Уже за первые 100 дней ракетно-бомбовыми ударами самолетов ВКС и кораблей Каспийской флотилии было уничтожено свыше 1100 объектов исламских террористов - командные и опорные пункты, полевые лагеря боевиков, склады боеприпасов и арсеналы, заводы и оружейные мастерские. За тот же период при поддержке авиации РФ правительственной армии Сирии удалось отбить у ИГИЛ почти 30% ранее захваченных территорий.
  Нынешняя Сирия, как и большая часть арабских государств, - это искусственное образование, созданное Западом после гибели Османской империи. Когда-то Дамаск был столицей настоящего исламского халифата, являлся одним из главных центров арабского мира, но в нынешних границах Сирия существует недавно. Ее военная элита, как и во многих арабских странах, десятилетиями выстраивала собственную государственность. Сирия - многонациональное и многоконфессиональное государство, и его укрепление далось военным непросто, существовать оно могло только при сильной власти.
  Тот факт, что Башар Асад относится к одному из религиозных меньшинств - алавитам, тогда как большая часть населения страны - сунниты, не является чем-то уникальным для арабского мира. Точно такая же ситуация была и в Ираке, только зеркально - у власти были сунниты, численно уступавшие шиитам. Развал Ирака вследствие американской агрессии, выбившей сильную власть из этого сложного государства, автоматически ударил и по Сирии, которая в полной мере загорелась после начала "арабской весны" . Но, в отличие от Триполи, Каира и Туниса, власть в Дамаске устояла.
  Запад и большинство арабских стран объявили Асада виновником войны и последующего образования "халифата", но странным образом не хотели замечать, что процессы в Ираке и Сирии синхронизированы, потому что проживающее по обе стороны границы суннитское арабское (да и курдское) население считает их условными. Полураспад Ирака сам по себе стал сильнейшим катализатором процесса переформатирования всего Ближнего Востока, а распад Сирии, ключевой страны региона, сделает уничтожение нынешних границ во всем регионе просто неминуемым. И вот в этих условиях свои преференции получило Исламское государство (ИГИЛ).
  Действующая преимущественно на территории Сирии и Ирака фактически с 2013 г., как непризнанное квазигосударство с шариатской формой правления, эта террористическая организация, со штаб-квартирой (фактически - столицей) в сирийском городе Эр-Ракка, к осени 2014 г. контролировала территорию почти в 90 тыс.кв.км, с 8 млн. преимущественно суннитского населения. Помимо Ирака и Сирии, ИГИЛ и подконтрольные ему группировки участвуют в боевых действиях в Афганистане, Алжире, Египте, Йемене, Ливане, Ливии, Пакистане, проводят террористические акты в ряде других стран. Возникла она в 2003 г. в Ираке как террористическая группировка "Аль-Каида в Ираке" - под руководством иорданца Ахмеда Фадыль Халейла, известного как Абу Мусаб аз-Заркави. После слияния в октябре 2006 г. с двумя радикальными исламистскими группировками она была провозглашена как "Исламское государство Ирак". После тяжелых боев весной 2015 г. ИГ потерял в Ираке до 30 % ранее захваченных территорий в Ираке. Но в Сирии их захваты стремительно расширялись и к моменту начала воздушной операции ВКС РФ исламисты занимали до 70% территории страны.
  Вопрос, на который сейчас никто не может дать обоснованный ответ: КОМУ нужна долгая и масштабная война на Ближнем Востоке - война, которая может перерасти не только в ядерную, но и мировую? Глобальным игрокам - США и России, стремящимся сейчас найти общий язык, и не только в этой войне? Скорее всего - НЕТ! Даже если верить в теорию управляемого хаоса, которая имеет немало приверженцев в США. Америкосы явно теряют свои позиции в этом регионе и для них сейчас важнее всего выйти оттуда, "не потеряв лица". Для России важнее всего сохранить своего союзника - Сирию, и потому она участвовать в войне будет недолго - лишь на первом, самом важном этапе, с целью помочь сирийской армии освободить ключевые районы страны. Что же касается соседей Сирии - Турции и Саудовской Аравии - то для них самих эта война является угрозой, поскольку на их территориях проживают люди той же веры или национальной принадлежности...
  Но если пожар это никому не выгоден, то почему же он продолжает полыхать, угрожая спалить весь регион? Да потому, что ни у кого нет ни воли, ни сил прекратить войну - сам Дамаск просто не в силах уже это сделать, а США со своими союзниками слишком долго настаивали лишь на одном - смещении Асада. И вот тогда в конфликт решила вмешаться Россия... А дальше - смотрим опять в начало, т.е. в середину XIX века! Разница лишь в том, что у царя Николая не было ракет и самолетов, и он послал пехотный корпус. Очевидно, не забыта история нынешними политиками, и они уже согласны на ремейк...


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015