ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Дьяков Виктор Елисеевич
"Тихая" дачная жизнь

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.62*9  Ваша оценка:

   Дьяков Виктор Елисеевич
  
  
  
   ТИХАЯ СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ
  
   повесть
  
   Кто из нормальных людей не мечтает о семейном счастье? Конечно, каждый вкладывает в это понятие своё, личное, но есть что-то и общее, обязательное. Прежде всего, это любящие друг-друга супруги, дети, родители обожают детей, те - родителей. Но частенько бывает и так: всё в наличии и взаимная любовь, и дети, а счастья, того самого семейного, тихого, обыкновенного, нет как нет. То денег постоянно недостаёт, то ещё чего. Много, ох как много составляющих имеет это самое понятие, семейное счастье, и если отсутствует та, или иная...
   У майора Алексея Сурина, казалось, с девяносто шестого года в его семейной жизни, наконец, всё окончательно наладилось. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Этим несчастьем явились хасавьюртовские соглашения. Тогда генерал Лебедь с гордым видом подписал, так называемый, мир с чеченцами, а президент Ельцин чуть позже так же гордо "поцеловал в зад" Масхадова, выполнив его настоятельную просьбу, прилюдно заявив, что закончилась четырёхсотлетняя война Чечни с Россией. Президент то ли не знал, то ли не хотел знать, что по этому "миру" чеченцам отдаются на поругание и левый берег Терека с казачьими станицами, и сотни тысяч русских в Грозном... мужчин для беспрепятственного перерезания горла, женщин для индивидуальных и групповых изнасилований. Ничего это не хотел знать президент, он думал, что если "поцеловал" кавказский зад, то те это оценят, возрадуются, угомонятся... Большое это несчастье для России, президент умудрившийся, прожив больше шестидесяти лет, не иметь понятия о кавказской ментальности, равнодушный ко всему, кроме власти и горячо любимой семьи. Впрочем, однажды в русской истории уже был такой правитель, монарх равнодушный к народу и нежно любящий семью. Тогда это кончилось катастрофой... и для народа, и для семьи.
   Майор Сурин, командир батальона армейского спецназа, в отличие от Ельцина кавказскую ментальность знал отлично, хоть было ему в девяносто шестом всего тридцать пять. Всё это: Хасавьюрт, заявление президента... глаза русских девочек в левобережных станицах, он спокойно перенести не мог. Ему стало стыдно служить под началом такого верховного главнокомандующего. Он написал рапорт... написал, даже не дождавшись отправления его уже почти готового представления на подполковника. Слава Богу, благодаря службе на Севере, двадцать лет общей выслуги у него уже было. Друзья помогли, устроили ему увольнение по сокращению. Так Сурин, отбухав восемнадцать лет "календаря" в погонах, вновь оказался гражданским человеком.
   Лена, жена, конечно, с радостью встретила изменения своего статуса "офицерши". Ведь теперь муж уже не будет мотаться по этим смертельно опасным командировкам в "горячие точки". Дети, девятилетний Антон, как и положено мальчишке не очень обрадовался, что отец уже не "батяня-комбат", дочь Иринка... ну той вообще было семь лет, только в школу пошла. Но тут началось... Квартиру в военном городке пришлось сдать и ехать жить теперь предстояло к месту, откуда Сурин был призван, то есть на родину. А родина у Сурина была такая неперспективная, нечернозёмная тьму-таракань, что ехать туда не было никакого смысла, ибо поселиться пришлось бы в маленьком домике, где доживали свой нищий век родители, да ещё младшая сестра со своей семьёй. А так как в том городишке и в советские времена почти никакого строительства ни велось, то в постсоветские и подавно военному пенсионеру получить свою квартиру не было никакой возможности. Куда податься, что делать? Оставалось ехать к матери жены, в довольно большой город, областной центр. Но это означало, что жить Сурину предстояло с тёщей, и жить долго, так как там такие как он получали квартиры не ранее чем через десять лет после постановки на очередь. Тем не менее, Лена уговорила его поехать к её маме... Она-то к маме, а он?...
   Наверное, семейная жизнь Сурина дала бы трещину, если бы он смирился с судьбой, остался в тесной тёщиной квартирёшке и устроился работать куда-нибудь на две-три тысячи в месяц - более высокооплачиваемой работы в этом, ставшем в постсоветское время очень бедном городе практически не было. Но Сурин не смирился. Оставив семью у тёщи, он ринулся в Москву, понимая, что с учётом его жизненного опыта только там можно было найти достаточно высокооплачиваемую работу. Нельзя сказать, что он ехал на угад. В Москве в охранных структурах уже работали его бывшие сослуживцы, с которыми его связывала старая дружба. С их помощью он тоже устроился, но рядовым охранником проработал сравнительно недолго. Случилось то, на что он втихаря надеялся, случилось чудо - ему неожиданно крупно повезло. Однажды в офис, где на вахте дежурил Сурин, прикатила группа бизнесменов для подписания какого-то договора.
   Лёшка... Сурок?!- один из бизнесменов, лощёный, в клубном костюме, раскинув руки шёл к нему.
   Это был однокашник Сурина по военному училищу, москвич, уже давно уволившийся из армии. Юношеско-казарменная дружба она обычно бывает бескорыстной, крепкой. Старый товарищ замолвил слово перед руководством своей фирмы, где был не последним человеком, отрекомендовал как боевого офицера, прошедшего Чечню... Так Сурин стал сначала заместителем начальника охраны довольно крупной, преуспевающей фирмы, а потом и начальником с окладом двадцать тысяч рублей, со служебной квартирой, которую можно было выкупить в собственность в рассрочку.
   Так нежданно-негаданно Сурины стали москвичами, причём москвичами не последними. Переехав в столицу, Лена где-то с полгода не могла прийти в себя от вдруг свалившегося счастья, даже обычное занятие всякой жены "попилить" мужа почти забыла. Но потом обжилась, привыкла, посмотрела, как люди живут... и стала "доставать" супруга. Дескать, Москва это хорошо, но ведь летом надо как "все люди" куда-то выезжать. За границу, по этим дешёвым Антальям и Хургадам, да ещё с детьми Лена была ездить не охотница - за время службы мужа в Средней Азии и так на всех этих "чурок" насмотрелась. По тем же причинам опасалась и черноморского побережья Кавказа. Дорогие западные курорты были им пока не по карману. Другое дело дача, или загородный дом. А тут ещё получилась так, что у Лены появилась возможность не работать, целиком сосредоточится на доме и детях. Тот самый друг и, главное, генеральный директор фирмы довольные рвением своего нового начальника охраны... в общем, они позволили Сурину устроить жену в фирму в качестве "мёртвой души". Это была привилегия для особо приближённых. Такими "душами" в штате фирмы числились собственная жена генерального, дочь главбуха, тёща первого зама... То есть, все эти бабы на работу не ходили, но получали символическую зарплату. Хоть то были и мизерные деньги, но данный фортель позволял на всякий случай набирать им рабочий стаж, не отходя от домашней плиты. Так же набирала его теперь и Лена, дипломированный формацевт. Ох как Сурин был благодарен и другу и генеральному, и готов был за это... Впрочем, от него ничего сверхъестественного не требовали - в общем, живи да радуйся.
   Потому, когда в девяносто девятом вновь разгорелся пожар в Чечне, у него даже не возникло желания... Впрочем, нечто вроде угрызения совести он испытал, когда сидя в удобном кресле смотрел по широкоэкранному "Филипсу" репортажи с хорошо ему знакомых мест боёв:
   - Эх, ребят на бойню погнали, а потом вновь какой-нибудь Хасавьюрт...
   - А ты туда случайно не замыслил податься?- с тревогой и угрозой в голосе спросила Лена, расположившаяся рядом. За два года в Москве она раздобрела, округлилась. От хорошей жизни бабы обычно, как бы размягчаются. Лена размякла телом, но не характером и очень боялась потерять невесть как свалившиеся на них достаток и спокойствие - слишком уж дёрганной, тревожной и непредсказуемой были все предыдущие годы семейной жизни.
   - Да ну что ты, мы ж ещё за эту квартиру не расплатились. Не, я к фирме сейчас как цепями привязан. А туда, нет хватит, навоевался,- со вздохом ответил Сурин и тут же улыбнувшись, пропел,- Для своей для милушки, чуток оставлю силушки,- он привлёк к себе облачённую в один халат Лену и стал её щекотать в известном ему "слабом" месте под мышкой.
   Лена отбила атаку, кивнув на дверь в комнату сына, где тот долбил уроки:
   - Ну, ты что... Антошка услышит...
  
  Загородный домик они купили довольно далеко от Москвы, в посёлке сельского типа, заплатив сто тысяч рублей. Сурин не ожидал, что в ближнем Подмосковье цены просто ломовые, а здесь в ста километрах от кольцевой они сторговали относительно крепкий дом, к нему же ещё один маленький летний гостевой, и довольно просторную баню с раздельными моечным отделением и парной. Далековато конечно, на машине не наездишься, зато железная дорога, станция рядом. Минус, конечно, что в электричке долго париться. Но разве это в тягость людям не избалованным хорошей жизнью? Таким образом, теперь летом Лена и дети два месяца почти безвылазно сидели там, вкушали экологически чистые продукты, дышали воздухом, а Сурин, если не удавалось уйти в отпуск, приезжал к ним на выходные...
  
   2
  
  В эти выходные, с субботы на воскресенье Сурин был вынужден подменить заболевшего штатного начальника караула. Потому он договорился с руководством и взял выходной заранее, в пятницу. Звонить жене за город на её сотовый он не стал, желая приехать неожиданно, сделать сюрприз и таким образом немного "подсластить пилюлю" - его отсутствие в выходные.
  С утра пятницы Сурин заскочил на работу, отдал кое-какие распоряжения и поехал на вокзал. Когда выходил из офиса, шёл к метро... Ему показалось, что какой-то человек с внешностью кавказца упорно идёт за ним следом. Он резко обернулся... но показавшийся ему подозрительным человек сел в другой вагон метро. Больше он его не видел ни на вокзале, ни в электричке и подумал, что просто показалось. А потом этот мимолётный эпизод совсем забылся, ибо случилось нечто, что перебило все остальные мысли.
  Выйдя на своей станции Сурин прошёл метров двести по посёлку, не доходя до своего дома увидел возле качелей стайку девчонок среднего школьного возраста. От неё сразу отделилась и побежала к нему его дочка, двенадцатилетняя Иринка, румяная, круглощёкая, в топике и короткой юбочке.
  - Папка... папка!! Ты что, приехал? А мы тебя только назавтра ждали!- дочь легко подпрыгнула и повисла у Сурина на шее, задрыгав загорелыми ногами.
  В семьях с разнополыми детьми обычно имеет место негласное разделение симпатий: дочь - любимица отца, сын - матери. У Суриных может быть не очень явно, но тоже прослеживалась эта тенденция. Если между отцом и сыном имели место довольно сдержанные, без лишней эмоциональности отношения, то дочь Сурин явно баловал, даже вступался, когда, по его мнению, мать чрезмерно притесняла "ребёнка". Напротив, ему казалось, что отношения матери и сына иногда приобретали чересчур панибратский, игривый характер.
  - А я вот сегодня... сюрприз вам сделать решил, - Сурин ласково похлопал по попке висящую на нём дочь.- Ну, хвати, хватит... ты ж не пушинка,- он осторожно опустил явно потяжелевшую здесь от свежих молока, сметаны и клубники "вволю" девочку на землю.
  Подружки, местные и такие же дачницы, с затаённой завистью наблюдали эту сцену. Далеко не каждая из них могла похвастаться таким отцом, молодцеватым, крепким, к тому же, что было известно из подслушанных разговоров старших, зарабатывающего хорошие деньги. О достатке новых дачников говорило то, что они купили по местным меркам довольно дорогой дом и иномарка главы семейства, на которой он изредка, в основном осенью приезжал, чтобы вывезти картошку и прочие плоды, выращенные на участке при том доме. Девчонки не мальчишки, насколько раньше они созревают, настолько же раньше начинают интересоваться материальными нюансами жизни.
  - Мама дома?- спросил дочь Сурин.
  - Дома,- светя улыбающейся мордашкой, ответила та.
  - А Антон гуляет?
  - Не... тоже дома. Мама его не пустила, за то, что вчера пришёл поздно. Она его жуков заставила с картошки собирать... Ну, я пошла, пап?
  - Беги,- вновь легонько наподдал счастливо взвизгнувшую дочь Сурин.
  Он прошёл в переулок, мимо огороженного старым штакетником своего участка, чтобы выйти к дому. Пригляделся к забору, остановился - сразу три штакетина рядом истлели от старости и провалились во внутрь
  - Эээх, забор пора менять. Чёрт, совсем нет времени,- Сурин стал пытаться вновь приладить выпавшие штакетины.
  Пришлось их оторвать совсем, залезть через образовавшийся проём на участок, и уже оттуда нарвав травы привязать к продольным жердям. Прибивать эти гнилушки не было смысла, всё равно, что пришивать гнилую материю. К дому Сурин пошёл уже с тыла, со стороны участка. Участок был в восемнадцать соток, и весь обработать, пока никак не получалось. За кратковременные наезды в посевную, в апреле-мае они успевали вскопать не более половины. А эта, задняя часть, куда он только что залез... здесь почти в человеческий рост вымахала трава. Сурин через эти заросли пошёл к дому, к срубу бани, и будке с крашеной чёрной бочкой на крыше - летнему душу. Оттуда слышались неразборчивые, но весьма звучные, возбуждённые голоса жены и сына - они ругались, вернее Лена ругала сына. Сурин подошёл поближе, но не вышел из травяного укрытия, даже пригнулся, чтобы его совсем не было видно - он хотел вот так, из-под тишка подглядеть, что за конфликт разгорелся у него в семье.
  Они стояли друг против друга, четырнадцатилетний подросток уже вытянувшийся на метр семьдесят пять, худой, но не дохлый, мосластый, в отца, на нём были широкие трусы-бермуды и майка, на голове бейсболка... Опустив голову, он выслушивал материнские нотации, изредка огрызаясь и смеряя её взглядом с ног до головы... Лена стояла спиной к корыту, в котором угадывалось бельё и мыльная вода. Она, видимо, стирала и чем-то возмутивший сын сейчас от этого занятия её оторвал. В жаркие дни Лена обычно ходила по дому и огороду в сплошном купальнике... У неё было два купальника, один раздельный, второй "рабочий", вот этот. Оба куплены были уже довольно давно. Когда в первый их "дачный" год Сурин увидел на жене эти купальники, он выразил недовольство:
  - Я что мало зарабатываю? Купи себе новый, современный, тем более эти тебе уже малы.
  - А ты видел эти современные? Видел, какие там трусы... вся задница наружу. Во мода, раньше бабы грудь, плечи оголяли, а теперь задницы.
  Лена выражала вполне понятное возмущение, ведь у неё были именно красивые плечи и грудь. Впрочем, Сурин считал, что и со всем, что ниже у жены всё в порядке, но Лена думала, что в заду она чрезмерно тяжела, а раз так...
  - Ну, как я тут в таком выйду, тут же соседи всё больше старики и старухи, что скажут. Нет уж лучше я в старом, чем с голой задницей...
  Сейчас Лена была как раз в своем "рабочем" голубом с тёмными крапинками купальнике и за что-то ругала сына, а тот... Сурин видел из своего укрытия то, что похоже не замечала Лена. Сын, когда поднимал глаза, задерживал взгляд на пышных бёдрах матери, на её груди, которая чуть не вываливалась из выреза купальника, на животе, который явственно проступал пупком через тонкую материю...
  - Никуда не пойдёшь, я тебе что говорила... пока всех колорадцев не соберёшь, из дома ни шагу!- Лена поправила белую шелковую косынку.
  Антон вновь посмотрел теперь уже на поднятые к голове покрасневшие от загара полные руки матери, особенно визуално-нежные от локтей до плеч.
  - Ну, мам... Я после обеда доделаю, я ребятам обещал, у нас игра,- канючил сын, явно имея цель отпроситься на волейбольную площадку. В волейболе он был мастак, ибо уже второй год занимался в секции и обладал очень сильной подачей. Он был от природы резкий, взрывной.
  - После обеда тут уже вся ботва будет сожрана. Не понимаешь что ли? Вон их сколько и новые кладки делают. Если их сейчас не передавить, без картошки останемся...
  Конечно, семья Суриных и без этой картошки с голоду не померла бы, но уж больно было жалко трудов по вспашке делянки, посадке и окучиванию, да к тому же Лена, по всему, за что-то сильно разозлилась на любимого сына, и вот таким образом решила его наказать, не пустить гулять. Сурин, не выходя из своего укрытия, смотрел, чем же кончится эта перебранка, сумеет Лена настоять на своём, или нет. Он уже не раз выговаривал жене за то, что много позволяет сыну, а тот этим пользуется, начинает относиться к ней не как к матери, а как к подружке. Но помощи Лена у него ещё ни разу не попросила, напротив, утверждала, что с собственным сыном всегда сумеет справиться, если потребуется, то и налупит... Видимо именно это сейчас и собиралась сделать Лена. Она схватила сына за руку и попыталась потащить к делянке. Но Антон упёрся ногами и не сдвинулся с места. Отчаявшись Лена несколько раз ударила его по спине, но, похоже, ей стало больнее чем ему, во всяком случае, она сморщилась, и потрясла ладонью, которой била.
  - Если сейчас же не пойдёшь работать, я возьму отцовский ремень и напорю тебе задницу!
  - Ну, мам... ну мне обязательно надо, я же обещал...
  - Лена, красная лицом от гнева, и прочими обнажёнными частями своего тела от загара, сотрясая оными, поспешила в дом... оттуда уже появилась с широким армейским ремнём от портупеи Сурина.
  "Хоть бы платье одела, или брюки какие",- недовольно подумал Сурин, следя за развитием событий. Но Лена не обращала внимания на свой явно не "бойцовский" наряд, собираясь лупить сына, будто он совсем маленький шкода, а не парень хоть и значительно легче её, но в то же время выше ростом и шире в плечах.
  Антон не стал ждать, когда его начнут бить. Едва мать замахнулась, он отскочил в сторону, она за ним, он опять отскочил и, наконец, побежал... побежал весело смеясь. Что-то в подсмотренной сцене Сурина насторожило. Создавалось впечатление, что сын играет с матерью в какую-то игру, и, что самое удивительное, та эту игру приняла. Побегав вокруг гостевого дома и, так и не догнав сына, она уже и злилась как-то через смех:
  - Стой паршивец...! Я тебе что сказала...!? Стой... поймаю хуже будет!
  Потом Антон явно поддался, дал себя догнать, но мать только раз успела ожечь его ремнём по руке. В следующее мгновение он уже поймал конец ремня, и началось "перетягивание каната", причём шестидесятикилограмовый сын явно перетягивал восьмидесятикилограмовую мать.
  - Пусти... отдай... я тебе что сказала!?- изо всех сил, двумя руками пыталась вырвать ремень Лена, который сын удерживал одной.
  Но когда Антон выпустил ремень, Лена едва не упала... На этот раз она разозлилась по настоящему, и сын, наконец, тоже по настоящему испугался и хотел спрятаться в будку летнего душа, закрыв за собой дверь, но не закрыл... Мать успела поставить на порог свою ногу, и Антон не решился её прищемить... Беглецу некуда было деться...
  Что происходило там, Сурин уже не видел, так как находился от будки сзади и сбоку. Но то, что места для двоих там было мало, осознавал. Сначала слышались шлепки - Лена лупила сына, потом... Потом послышалась какая-то возня, от которой сотрясались дощатые стенки будки, потом как будто всё стихло... Сурин ничего не понимал... Наконец, послышался голос Лены:
  - Пусти... пусти сейчас же... мне же больно!
  Потом опять шлепки, но уже не ремнём, а как будто рукой... и из кабинки вылетел красный как рак Антон с ремнём в руке. Он добежал до бани и бросил ремень за поленницу дров и тут же побежал к картофельной делянке и начал энергично обирать с ботвы жуков. Лена вышла из будки где-то полминуты спустя, поправляя сбившуюся косынку и купальник, на щеках пылал яркий румянец. Она подошла к смиренно работавшему сыну и с минуту, что-то строго ему выговаривала. Антон разогнулся и с виноватым видом пошёл к поленнице, достал ремень и принёс, подал матери. Та неловко, по-бабьи замахнулась... но не ударила, а погрозила, и снова что-то стала говорить... Антон опять приступил к работе, а Лена продолжала стоять рядом и читать нотации. Убедившись в уже полной покорности сына, она вернулась к своему корыту...
  
   3
  
  Исмаил окончательно разочаровался в лидерах чеченского освободительного движения когда началась вторая война с русскими. После Хасавьюрта, когда федералы с позором ушли из Чечни и, казалось, свершились чаяния многих поколений чеченцев... Исмаил тоже пребывал в эйфории. У него даже не возникало естественной для чеченца мысли о мести за семью, хоть он и знал фамилию и звание командира солдат, которые "зачищали" его село в девяносто шестом. Гостивший тогда в их доме младший брат жены Султан зачем-то стал стрелять по солдатам с чердака. Братья жены вообще были крайне несдержанны, в общем, настоящие чеченцы. Солдаты, конечно, ответили на огонь "всеми имеющимися средствами" и из-за этого сумасшедшего мальчишки погибли все, жена, отец и мать Исмаила. Спасибо Аллаху, что у них с женой ещё не было детей.
  В момент той трагедии Исмаил с полной боевой выкладкой совершал марш с гор на равнину, где накапливались отряды боевиков, чтобы штурмовать Грозный. Кто виноват в случившимся? Как человек разумный, инженер, выпускник нефтяного института, Исмаил понимал, прежде всего спровоцировавший солдат Султан, как чеченец он должен был обвинять русских собак. Узнать имена конкретных убийц было невозможно, но их командира... Его имя узнали родственники жены. Они тоже хотели его выследить и отомстить ещё в ходе войны. Тогда это было возможно - нищие русские офицеры и прапорщики не только продавали оружие своим врагам, были и такие кто продавали и своих подчинённых... командиров, товарищей. Нищета очень часто бывает движущей силой подлости. Но тут случился Хасавьюрт и война кончилась. Искать того майора, ехать в Россию? Исмаил не поехал, и не потому что простил, просто он посчитал, что инженер-нефтяник куда нужнее в новой, независимой Ичкерии. Ведь столько работы, надо восстанавливать промыслы, нефтеперегонные заводы, нужно добывать нефть, получать из неё бензин, керосин, мазут... продавать всё это, чтобы иметь средства для восстановления разрушенной родины, чтобы превратить Чечню во второй Кувейт, Эмираты...
  Увы, его ожидания не оправдались. Все три года независимости никто ничего не строил, не восстанавливал, кроме частных особняков вновьобразовавшейся чеченской знати. А нефть добывалась и перегонялась на кустарных заводах не ради общенационального благоденствия, а той же вновьнародившейся знатью, полевыми командирами и доходы шли им в карман. По всей Чечне ездили на джипах и грузовиках вооружённые банды, издевались над не успевшими убежать русскими, не щадили и "худородных" чеченцев, иногда сталкивались в кровавых схватках между собой. Но работать... работать мало кто работал.
  Одним из таких немногих был Исмаил. Он поработал у одного, второго "атамана"... конструировал и собирал миниперегонные нефтезаводики. Но он происходил из малочисленного, бедного, "худородного" тейпа, потому к нему и относились почти как к рабу, платили гроши. Когда Басаев затеял свой рейд в Дагестан, Исмаил окончательно осознал то, о чём подозревал уже давно. Что во главе святого дела стоят в лучшем случае авантюристы, а в худшем обыкновенные бандиты. Он сразу понял, что будет новая война. Эти безответственные уроды, оказавшись на вершине власти совершенно не дорожили миром, столь необходимым Чечне, нужным чтобы встать на ноги, укрепиться, заявить о себе в мировом сообществе, заявить не зверствами и отрезанными головами. Исмаил считал себя цивилизованным человеком и потому был готов отказаться от мщения за семью. Ведь жизнь его близких, как и десятков тысяч других погибших чеченцев, это плата, жертва Аллаху за независимость. Но почему... неужто этих жертв мало? О Аллах, почему ты, даровав чеченцам победу, не даровал ни одного достойного, мудрого правителя? Разве такие лидеры нужны народу, который два века борется за независимость?
  Не захотел Исмаил вновь идти под командование этих, или недалёких, или звероподобных людей, так бездарно растранжиривших плоды великой победы девяносто шестого года, тот великий шанс, растоптавших великую мечту, за которую отдали жизни столько чеченцев и в этом и в прошлом веке.. а теперь ещё отдадут и в веке грядущем. Он успел выехать до вступления федералов, сначала в Кабарду, где сел на поезд Нальчик-Москва...
  В Москве ему не к кому было обратиться кроме Вахи, второго брата погибшей жены. Он не хотел с ним связываться, но иного выхода не было. Ваха тоже был в Москве не "тузом", а шестёркой, работал у богатых московских чеченцев, занимавшихся перегоном и торговлей иномарками. Туда же устроился и Исмаил рядовым шофёром, перегонять машины из Германии в салон-магазин, который держали те самые чеченцы. Именно во время одного из этих перегонов Исмаилу удалось отличиться. И в школе, и в институте он хорошо успевал по немецкому языку. Среди же родственников хозяина фирмы, составлявших руководство, преобладали либо люди без образования, либо с "купленными" дипломами. Это обстоятельство и способствовало тому, что Исмаил в конце концов был переведён из рядовых шоферов в менеджеры. У него появилась возможность снять квартиру, нормально одеться... Во сне он иногда видел родителей... Но со временем их лица отдалились, изгладились. А вот жену он помнил до ярчайших подробностей. Почему жену? Наверное всё-таки он был не такой чеченец как большинство... Впрочем, ему об этом постоянно напоминали с самого детства... Не джигит... тебе бы женщиной родиться. Зато умный,- обычно отвечал отец, когда его чрезмерно доставали за слишком уж тихого сына, за то что не любит играть в дикие игры с ребятами, за то что любит читать книжки, сидеть за уроками...
  Ваха, старший брат жены, напротив, был стопроцентный "джигит". В узком кругу он любил хвастать, как славно повоевал в первую войну, сколько русских отправил к их Богу. Почему не пошёл воевать в девяносто девятом? От таких вопросов он под различными предлогами уходил. Впрочем, догадаться было нетрудно, хоть и злобен был Ваха, но не дурак и перегонять машины ему нравилось куда больше, чем рисковать жизнью в горах. Может потому он и проявил такую энергию в поисках виновного в смерти сестры и брата, чтобы иметь веское оправдание пребыванию в Москве. В Москве Ваха попутно скорешился с чеченскими уголовниками, стерегущими бизнес своих земляков и заодно стригущими дань с ряда московских фирм и банков. Ваха тоже участвовал в их "акциях". Одновременно с помощью московских чеченцев он продолжал поиски, и вот...
  Ваха заглянул в офис к Исмаилу и с важным видом предупредил, что вечером зайдёт к нему на квартиру... Вечером Исмаил встретил родственника внешне приветливо, они сели за стол, выпили, и тут Ваха заговорил резко, вызывающе:
  - Ты собираешься за семью мстить, или нет!?
  - Как мстить... откуда мне знать, где тот майор? Он сейчас поди воюет... Может и в живых нет его!? - растерянно отвечал Исмаил, предчувствуя, что Ваха не просто так зашёл к нему.
  - А ты и рад... надеешься, что другие убьют!? Ты хоть пробовал его искать? Какой ты чеченец, если зло оставляешь безнаказанным,- уже слегка захмелевший Ваха с ненавистью сверлил взглядом Исмаила.- А я вот не успокоюсь пока ему глотку не перережу... Ты зря надеешься, что он подох... Жив он... здесь в Москве. Я ж не ты... Но и ты не отвертишься, вместе мстить будем.
  - Как в Москве... где?- услышав новость Исмаил сразу как будто съёжился.
  - Мы выяснили где он работает, где живёт... по выходным он из Москвы уезжает за город, там фазенда у него... Сука, разбогател тут. Мстить будем как положено, во имя Аллаха и лучше не в Москве. Твоя задача проследить за ним, когда он на эту свою дачу поедет, выяснить где она у него, сколько человек в семье... Понял?
  
  Исмаилу показали бывшего майора Сурина - он на своей "Тайоте" возвращался с работы. Исмаил должен был выждать момент, когда тот отправится на дачу. Хозяин, с пониманием отнёсся к просьбе своего менеджера об отпуске - он был настоящий чеченец и тоже считал кровную месть высшим из всех человеческих законов. Зная, когда по утрам Сурин выходит из своего подъезда, Исмаил следил за ним из одолженных для такого дела неприметных "Жигулей". Первый раз он проморгал его отъезд за город, так как не сомневался, что тот поедет на машине, и он "сядет" ему на хвост. Но Сурин поехал сначала на работу, а оттуда, почему-то оставив машину, пошёл прямо в метро, и пока Исмаил выскакивал из-за руля и бежал следом, "объекта наблюдения" на перроне уже не было... По тому, что Сурин отсутствовал два дня, причем выходных, Исмаил осознал свою промашку и в следующий раз преследовал его уже пешком, правда, это случилось почему-то в пятницу...
  Исмаил очень опасался, что майор заметит слежку, и был крайне осторожен, не садился с ним в один вагон ни в метро, ни в электричке. К счастью майор был явно чем-то озабочен и не особенно часто оглядывался. Привычка выслеживать дичь в горах помогла - Исмаил остался незамеченным. Когда приехали в посёлок, опасность, что на него станут обращать внимание, как на "лицо кавказской национальности", резко возросла. Выяснить в какой дом пойдёт Сурин тоже оказалось сложно, ибо тот сначала минут пять таскал повисшую на его шее девчёнку, видимо свою дочку, потом чинил забор и пошёл к дому с тыла. Как только Исмаил убедился, какой именно его дом, он развернулся и поспешил на станцию, чтобы вернуться в Москву - в электричке он чувствовал себя спокойнее, ибо там постоянно ездили кавказцы-торговцы
  
   4
  
  Сурин в состоянии "смятения мыслей" просидел в своём травяном укрытии ещё некоторое время и только тогда, будто только пришёл, предстал перед женой и сыном. Радость Лены, вызванная его нежданным появлением, тут же сменилась разочарованием, когда она узнала, что он уже завтра должен уехать для заступления на дежурство с субботы на воскресенье. В то же время жена вела себя так, будто ничего особенного за десять минут до того не произошло, впрочем так же как и сын, который лишь поздоровался продолжая работать на "плантации". На вопрос: как дела, что нового? Лена лишь отмахнулась:
  - Да что тут может быть нового... ничего, мы вот работаем, а Ирка гуляет. Небось видел её?
  Так и эдак Сурин пытался "подвигнуть" жену к объяснению, но та, похоже, была совершенно искренна, вела себя как ни в чём не бывало. Она сначала накормила мужа с дороги, потом пошла заканчивать стирку. Спросить в лоб: что за странные игры затеяла она с сыном, и что там было... в душевой? На это он почему-то так и не решился, хотя только об этом и думал.
  Поев, Сурин пошёл пилить и колоть дрова, ибо получалось так, что еженедельный субботне-банный день переносился на сегодня, пятницу. Сын терпеливо и безропотно собирал жуков, а Лена постирав, вывесила бельё. Ближе к обеду Сурин всё же задал "наводящий" вопрос:
  - А Антошка, что сегодня смирный такой, пашет спины не разгибая, даже не возмущается?
  - Возмущался, ещё как, с ребятами в волейбол, видите ли он договорился. Моду взял каждый день там пропадает. Ремнём по заднице получил и перестал возмущаться,- совершенно спокойно ответила Лена.
  "Ничего себе, это называется получил, только не понятно кто кого там... по заднице",- размышлял про себя Сурин, не в состоянии понять почему жена скрывает от него случившееся и ещё больше удивляясь её непоказному спокойствию. "Может она боится признаться, что уже не справляется с сыном? Но нет, непохоже. Неужто считает, что он ничего не должен знать? Странно..."
  На обед вся семья собралась в саду за столом, установленном под раскидистой старой яблоней. Дети старались как можно скорей проглотить пищу: Иринка спешила к подружкам, с которыми они договорились идти купаться на пруд, а Антон надеялся, что его, наконец, отпустят на волейбольную площадку. Лене эта спешка не нравилась. Она уже облачённая в халат и фартук недовольно выговаривала дочери:
  - Какое купание... не видишь, дождь собирается.
  - Какой дождь, с самого утра такая погода,- плаксиво возражала Иринка, давясь салатом из редиски и лука.
  - Знаю я эти ваши купания. Перед мальчишками будете выделываться. Рано ещё в купальниках дефилировать.
  - Ты что, мам, мы ж просто... жарко ведь,- густо покраснела дочь.
  - А ты, что колорадцев уже всех собрал?- мать перекинулась на сына.
  - Нее... не успел... Их же там на каждом кусту, и чуть не под каждым листом кладки. Вон у меня все руки от них жёлтые, не отмыть,- виновато запричитал Антон.
  - А кто заканчивать будет... Пушкин, что ли?!
  - Да ладно Лен. Я баню затоплю, и пока топится по рядам пройдусь. Там же немного осталось?- пришёл на помощь сыну Сурин.
  - Да пап... немного, четыре ряда всего. Я покажу где закончил,- затараторил Антон благодарно заглядывая отцу в глаза.
  После обеда дети как можно быстрее покинули дом, опасаясь ухудшения настроения матери. Они не были лентяями, они были детьми, а почти все дети до поры не любят домашней работы, даже те, из которых потом вырастают настоящие "пахари". Сурин надеялся, что жена станет откровеннее, когда детей дома не будет. Но Лена как будто напрочь забыла о произошедшем утром. Она по прежнему вела себя естественно, помыла посуду, промела дом, и вновь в купальнике вышла к мужу на картофельную делянку.
  Сурин собирал колорадцев в банку, чтобы затем сжечь их на железном поддоне. Лена стояла рядом и попеременно поворачиваясь к солнцу то одним, то другим боком, рассказывала о скандале, который случился позавчера вечером у соседей напротив:
  - Представляешь, уже часов десять вечера, мы все у телевизора, окно открыто... Тут вдруг кто-то соседке по окну как загрохочет. Сильно так, как стекло не разбил, удивляюсь. Я к окну, гляжу мужик. Ну, я тебе, помнишь, рассказывала бывший муж этой Фаины. В окно ей стучит и орёт, материт её, что, говорит, сука, с черножёпым связалась, сейчас я всех вас тут подпалю... Ну ты что не помнишь, я же рассказывала, что у неё сейчас азербайджанец в примаках живёт. Ну он орал, орал, а к нему так никто и не вышел, только окно открыли, он и угомонился. Думаю, ему этот "чёрный" на выпивку отстегнул...
  "Добив" жуков, Сурин натаскал воды и затопил баню. Лена то уходила в дом, то подходила к нему. Но он так и не дождался объяснений, а сам спросить так и не отважился. Около семи часов пришла с пруда Иринка. Мать сразу погнала её в душ ополаскиваться:
  - Давай, давай, в этом пруду кто только не купается, и собаки и всякая пьянь, бомжи. Сейчас же всё с себя смой, в баню я тебя такую не пущу...
  Дочь с недовольной миной поплелась в душ, но там проплескалась под струями нагревшейся за день воды до тех пор, пока мать не выгнала её и оттуда. Запыхавшийся и довольный Антон прибежал, когда баня была уже готова. Первыми по ещё не большому жару мыться пошли мать и дочь. Иринку заставить париться можно было только втащив в парную за волосы. Потому Лена, намылив и окатив водой только начинавшее круглиться и бугриться на груди, бёдрах и животе тело дочери, отправила её закутав в махровый халат в дом.
  - Всё, иди. Скажи отцу, чтобы шёл,- напутствовала её Лена, и уловив лукавый взгляд дочери на себя раздетую, тут же взорвалась,- Я тебе сейчас зенками постреляю, я тебе приколюсь, сопля зелёная, а ну марш отсюда, то же мне, нимфетка с мыльной фабрики!
  - Ну ты чё ма... я ж ничего,- сразу стушевалась дочь, красным круглым лицом в капюшоне халата похожая на матрёшку, и уворачиваясь от пухлой руки матери, вознамерившейся отвесить ей оплеуху, скрылась за дверью предбанника.
  Тем не менее дома Иринка с той же двусмысленной улыбочкой сообщила уже отцу:
  - Пап, тебя мама в баню зовёт.
  Отец в отличие от матери не разозлился.
  - Да дочь... сейчас иду,- с этими словами он взял заранее приготовленный свежий берёзовый веник, ибо любил попариться.
  Баня, уже не новый, но ещё крепкий бревенчатый сруб, состояла из трёх небольших отделений: предбанника-раздевалки, моечного отделения и парной. Пока мылись мать и дочь парная была не задействована. Когда же пришёл Сурин... Он сразу подбрасывал дров и забирался в парную на полок, под самый потолок, "отмокать". Лена на полок не лазила, она оставалась внизу. Когда же Сурин "отмокнув" плескал холодную воду на каменку, поддавал пару... Лена с визгом садилась на корточки, а если и там, в самом низу для неё было не в терпёж, пулей выскакивала из парной. Сурин с удовольствием наблюдал эти "сцены". Вот и сейчас он набрал ковш воды. Предупредил:
  - Лен, поддаю!
  - Подожди... сейчас...- жена поддерживая грудь, словно опасаясь что она чрезмерно болтается, хотя с той же целью можно было придерживать и множество прочих выпуклостей её добротного тела, молочно-белого, там где прилегал купальник, и различных оттенков тёмно-розового, в прочих местах... Она соскочила с лавки на которой сидела и поджав колени с некоторым подобием испуга, зажмурившись ждала упругой волны жара. Сурин плеснул и тут же крякнул. Пар, сопровождаемый шипением каменки, заполнял небольшое пространство парной.
  - Ииии!- визжит Лена и опускается прямо на свои круглые колени, и наклоняет голову с распущенными волосами к полу
  - Ну, ты прямо как поклоны бить собралась,- смеялся сверху Сурин начиная хлестать себя веником, в то время как жена прямо на глазах покрывалась каплями пота.
  - Молодец, сегодня выдержала, лезь сюда, попарю.
  - Нее... я и здесь чуть жива,- едва не из последних сил отвечала Лена.
  Сурин весь красный, в тугих жгутах длинных "легкоатлетических" мышц сошёл по ступенькам с полка и окунув веник в таз с холодной водой стал легонько охаживать жену по относительно узкой спине в мягких складках, по широкому заду... Лена повизгивала снизу и просила почаще макать веник в воду. Наконец, её терпению наступил предел, она чуть приподнялась и не рискуя распрямиться полностью, задев мужа мягкими ягодицами протиснулась мимо него, выскользнула в моечное отделение... У Сурина было достаточно времени, чтобы не привлекая внимания жены осмотреть её тело. Но ни каких следов "утреннего инцидента", никаких даже подобий синяков на ней не просматривалось, кроме одного на правом бедре. Но его "поставил" он лично, во время прошлой бани, когда она вот так же убегала из парной, а он глубоко ухватив её, удержал и продолжал парить, пока она со смехом не выскользнула...
  Настоящая парилка началась уже после того как Лена обмотав голову полотенцем и облачившись в банный халат уходила и приходил Антон. Здесь отец сразу загонял сына на самый верх поддавал пару и хлестал безо всякой пощады. Спросить у Антона, что там у них с матерью была за "борьба в душе", Сурин тоже не решился.
  
   5
  
  Исмаил вернулся в Москву уже под вечер. То, что ему удалось выследить майора, узнать где находится его семья, не принесло ему ни радости, ни удовлетворения. Месть виновнику гибели его семьи, это он ещё мог оправдать, но то что при этом может пострадать его семья, та девочка, что радостно кинулась отцу на шею... Хотя для большинства чеченцев, воспитанных в духе обязательной кровной мести, это дело само-собой разумеющееся. Если погибла вся твоя семья весь род кровника должен быть истреблён, тем более иноверца. Приехав домой Исмаил долго не звонил Вахе... пока тот не позвонил сам.
  - Ну, что ты выследил его?
  - Да,- иначе ответить Исмаил не мог, он устал от постоянных попрёков брата жены, называвшим его позором рода и всего вайнахского народа.
  Ваха сначала искренне обрадовался, когда Исмаил поведал ему что узнал. Потом по привычке вновь принялся упрекать:
  - Почему ты сразу уехал? Растяпа, козёл. Надо было выяснить всё, сколько у него детей, кто соседи, прикинуть как их лучше взять, как устроить засаду...
  - Не мог я задерживаться, там же небольшой посёлок, незнакомые люди сразу в глаза бросаются. Потом, мне кажется ничего у нас там не выйдет. Во первых соседи, во вторых станция недалеко, а там милиция,- попробовал отговорить родственника Исмаил.
  - Я так и думал что ты обсерешься, лишь бы не мстить. Что ты за человек, откуда такой среди нас... Ведь всё тебе сделали, на убийцу, твоего кровника вывели... Ладно баран, я не ты, я смерть сестры и брата не прощу. Давай обьясняй, как до его дачи доехать. Но не думай, что увильнёшь... помогать будешь. А пока я сам туда съезжу, доделаю то что ты не сделал...
  Исмаил молчал, не пытаясь оправдываться... Но одно он осознал, требовать от него убийства вряд ли будут, раз Ваха фактически берёт это на себя... Исмаилу стало чуть легче дышать.
  
  Двухнедельный отпуск Исмаила кончился. Но на работе буквально всё валилось у него из рук. Он не мог работать с документами, невнимательно составил письмо-заявку деловому партнёру, чем навлёк нешуточный гнев хозяина. Такого с Исмаилом с того времени, когда он от баранки перебрался в офис ещё не было. Он униженно вымаливал прощение, говорил, что ему нездоровится. Хвала Аллаху, что хозяин, покричав, поверил в его болезнь и отпустил домой. Но и там Исмаил не долго наслаждался относительным покоем, ибо вечером заявился Ваха. По его нагло-довольному лицу было видно, что он съездил в посёлок, и съездил не зря.
  - Что, сидишь... учись пока я жив. Я всё разузнал и устроил. Там напротив его дома азер поселился. Он к местной русской прошмандовке приклеился, живёт с ней... Ты и сам бы мог это узнать, а то сразу убежал, как трусливый баран, теперь понятно почему ты в Чечне не остался, а сюда прибежал.
  Исмаил, конечно, должен был поставить его на место, напомнить что родственник тоже почему-то не отстаивает с автоматом в руках независимость Ичкерии, предпочитая сидеть здесь, в Москве, чем сражаться с вооружённой "градами", танками и самолётами русской армией. Но он как всегда молча выслушивал оскорбления.
  - В общем так... я с тем азером побазарил. Он сначала в отказ, ничего для вас делать не буду. Но я его за химо взял и напомнил, что чеченцы сейчас за всю кавказскую нацию кровь проливают, пока они тут на базарах деньги делают, да русских поблядушек дерут. Гляжу замандражил, ну а я ему ещё пистоль свой показал... Совсем зассал азер, согласился на чердак нас пустить и еду приносить, а бабе своей скажет, что мы его земляки.
  - Чердак... Зачем нам чердак?!- не понял Исмаил.
  - Зачем ты так долго учился, если простых вещей понять не можешь? С чердака мы с тобой поочереди будем следить за домом этого майора, чтобы поймать момент и разом быстро, без шума покончить с ним и всем его выводком. Может просто всех на месте перережем, как баранов, а может и на Кавказ вывезем, а там уже не спеша с удовольствием утолим жажду мести. Сначала бабу и девчонку, на его глазах во все дырки... его убивать будем медленно, а бабу и детей потом в горы, в аул куда-нибудь продадим, ещё и деньги получим. Вот так. Мстить надо уметь.
  - Но я не знаю... как мы с хозяином, он и так уже сколько нас отпускал. Он сегодня кричал на меня, там работы накопилось,- слабо пытался воспротивиться этому плану Исмаил.
  - Отпустит. Я ему объясню что к чему. И денег даст. Он мне должен...
  
  Отдежурив, Сурин позвонил Лене на мобильник. Та сообщила, что у них всё в порядке, напомнила не забывать поливать цветы в квартире, продиктовала, что ему купить и привезти в следующие выходные... В общем, переговорили как обычно, но Сурин в скорострельном щебетании жены пытался уловить хоть какой-нибудь подтекст, хоть какое-то подобие ответа: что же всё-таки происходит в отношениях между женой и взрослеющим сыном?
  В понедельник, в конце рабочего дня Сурин зашёл в кабинет к Фирсову, юрисконсульту фирмы, по совместительству выполнявшего и обязанности психолога. Фирсов, бывший армейский юрист, после выхода в отставку окончил какие-то соответствующие курсы и имел диплом психолога-консультанта. При приёме на работу сотрудников он обязательно с ними беседовал. Также и с людьми Сурина, когда тот обновлял кадровый состав охраны, привлекая туда своих бывших сослуживцев, ребят-спецназовцев.
  Сурин вошёл, и оглянувшись на дверь, поставил на стол бутылку коньяка.
  - Александрыч, разговор есть.
  - Судя по прелюдии, нешуточный,- улыбнулся Фирсов, кивая на бутылку, и полез в сейф за стаканами.
  После вступительных фраз Сурин несколько смутившись "взял быка за рога".
  - Слушай Александрыч, ты учение Фрейда знаешь?
  - Чтооо...Фрейда? Да как тебе сказать, читал. Он ведь много чего понаписал. А тебя что конкретно интересует?- Фирсов немало удивился вопросу, но когда выпили по второй удивление как-то улетучилось, беседа потекла легко, непринуждённо.
  - Я слышал, что у него есть что-то вроде исследований о том, как мальчишки-подростки испытывают влечение к своим матерям?- спросил Сурин.
  - Юрист-психолог не сразу уразумел, что от него хочет начальник охраны. Он с минуту безмолвно смотрел на бутылку, соображая, шаря по дальним углам своей памяти.
  - Фрейд сформулировал психологическую концепцию, согласно которой психика человека состоит из трёх концептов: "оно", "я", "сверх я". "Оно" - это бессознательная часть психики, инстинктивное влечение, в том числе и сексуальное. "Я" - это сознание находящееся в постоянном конфликте с "оно", подавляющее сексуальное влечение...
  - Александрыч, подожди. Ты мне всё эту теорию не излагай, ты мне конкретно про подростковую психику, - нетерпеливо перебил Сурин.
  - Я тебе это объясняю, чтобы тебе потом понятнее было. Давай ещё по рюмашке... Становление психики у ребёнка происходит через преодоление эдипова комплекса. В греческом мифе о царе Эдипе, убившим своего отца и женившегося на матери, объясняется тяготеющий над каждым мужчиной сексуальный комплекс. Мальчик испытывает влечение к матери, воспринимая отца как соперника.
  - Погоди. Чушь ты несёшь. Какое влечение? Я, например, никогда не испытывал никакого влечения к своей матери,- вновь перебил психолога Сурин.- Это же отклонение, патология.
  - Это не я несу чушь, это Фрейд, его утверждение. Понимаешь Лёша? А в нашей стране, ввиду специфических социальных и климатических условий, это действительно часто не проходит. А у детей всегда есть влечение к родителям, особенно противоположного пола, отсюда эти народные прозвища папина дочка, маменькин сынок.
  - Ну а причём здесь сексуальное влечение.
  - Тут надо ставить вопрос так. Почему именно у нас это случается реже, чем в странах с тёплым климатом, или с более высоким уровнем жизни? Объясняется всё просто Вот ты говоришь у тебя к матери влечения не было. Ты помнишь её в том возрасте, когда тебе было тринадцать-пятнадцать лет? Как она выглядела, красивая была?
  - Ну не знаю, по молодости может и была, а так на моей памяти, она уже в возрасте была, я поздний ребёнок.
  - Сколько ей лет было в твои пятнадцать?
  - Так сейчас... да, сорок шесть, она меня в тридцать один родила.
  - Понятно. А где она работала?
  - Ткачихой, на фабрике.
  - Вот и прикинь, могла ли твоя мать в сорок шесть, работая на нелёгкой работе, выглядеть так, чтобы вызвать сексуальное влечение у мальчишки? И у многих из нашего поколения такая ситуация. Я могу сказать то же, что и ты. Понял?- психолог разлил коньяк и отправил свой в рот.- Это до революции у господ такое вполне могло быть, влечение мальчишек к взрослым бабам, потому что те выглядели соответствующе. Я у кого-то из классиков читал, не помню уж у кого, молодой парень в собственную тётку, на двадцать лет себя старше, втрескался и пока с ней не переспал не успокоился. Но та тётка, конечно, не ткачихой работала и не коров доила, она барыней была, на всём готовом жила, да прислугу гоняла...
  Сурин глубоко задумался.
  - Погоди... Лёша... А чего это ты вдруг всем этим заинтересовался? У тебя случайно в семье ничего такого?- Фирсов смотрел с подозрением.
  - Не знаю пока... Может мне просто кажется?- коньяк подвиг Сурина на откровенность.
  - Ну что ж, Лена твоя... Сколько ей лет?
  - Тридцать три.
  - Ого, так она много моложе тебя?
  - Да, на восемь лет. Я ведь за ней когда она ещё в десятый класс ходила ухаживать стал. Наша часть шефствовала над их школой. Меня, тогда ещё старлея, откомандировали к ним выступить перед выпускными классами, а они к нам потом приехали с концертом. Она выступала с номером по аэробике. В общем, познакомились.
  - Понятно. А сыну твоему сколько?
  - Четырнадцать.
  - Сам прикинь, и мать ещё молодая, здоровая, и сын почти созрел. Возможно, что его тянет к ней, подсознательно. А ты что-то конкретно заметил?- вновь попытался вызвать Сурина на откровенность психолог.
  - Да нет, вроде ничего особенного... Ну ладно, вот ты говоришь его тянет. Он пацан зелёный, не соображает, но она-то пресекать должна.
  - Да брось ты Лёшь... Помнишь, когда вы все кинулись жён своих устраивать на фиктивные должности, чтобы стаж им шёл, а они дома сидели. Помнишь, что я тогда говорил? Что баба без дела сидеть не должна. А раз ей делать нечего... Вон у Федотова, полгода так посидела и любовника от безделья завела. Как Анна Каренина, та ведь тоже просто с жиру бесилась, делать ей было нечего, а если бы пахала где-нибудь на фабрике, не до Вронского было бы. Баба ведь прежде всего инстинкту подчиняется, а не разуму... Но если у тебя что-то серьёзно, говори начистоту, посоветую как быть...
  - Да нет... вроде ничего особенного. Просто Лена моя стала сына часто лупить, не всерьёз, а как бы в шутку. А тот на это реагирует как-то с шуточками, улыбками и сам, то за руку её схватит, то за шею обнимет. А он-то лось, выше её вымахал. Вижу ей больно, но она не жалуется, будто так и надо, и мне ничего не говорит,- чуть приоткрыл действительную картину Сурин, допивая коньяк.
  
   6
  
  Всю дорогу до посёлка в электричке Исмаил и Ваха просидели молча. Во первых, оба не хотели привлекать к себе внимание, во-вторых... Во-вторых им не о чем было говорить друг с другом. Ваха уже столько раз упрекал Исмаила, за "не чеченскую" мягкость характера, скромность, что и сам устал это говорить. День выдался пасмурный, моросил мелкий дождь, на улице почти не было народу и это позволило родственникам без помех добраться до дома, где жил азербайджанец, о котором говорил Ваха. Им открыла женщина средних лет с лицом алкоголички.
  - Ой! Вам кого...? Тофик это к тебе... земляки твои,- видимо азербайджанец успел предупредить свою "подругу".
  Тофик, потасканный, небритый, лет тридцати пяти, был явно не в восторге, что вчерашний чеченец вновь пожаловал так скоро, да ещё с собой одного привёз. В его глазах читался страх, сродни страху собаки чуявшей волков. Радушие он изобразил через силу:
  - А это вы... проходите. Эй, Фая, у нас там покушать что-нибудь осталось?
  Однако еды в доме оказалось немного, отварная картошка, да плохо заваренный чай... Потом Тофик повёл их на чердак. Старая лестница, ходила ходуном...
  - Ты что ишак, хочешь чтобы мы тут себе ноги переломали!?- негромко но зло высказал своё недовольство Ваха.
  - Где я вам другую лестницу найду? Здесь же всё гнилое, а мне оно зачем, я же на чердак не лазаю.
  Исмаил молча оглядывал чердак, заваленный всяким хламом, где воздух, казалось, состоял на девяносто процентов из пыли. Его неприятно удивило, что этот азербайджанец не только не кстати подвернулся Вахе, но и "зацепил" себе бабу не в отдельном доме, а в, так называемом, совместном, на две семьи. Половина дома принадлежала "подруге" Тофика, а во второй жили уже другие люди. Это "открытие", на что вчера и внимания не обратил, не понравилось и Вахе:
  - А что разве у тебя тут соседи есть?
  - Да, там алкашь, инвалид хромой с женой и двумя мальчишками живёт, пренебрежительно махнул рукой Тофик.
  - А он как, любопытный?- продолжал допытываться Ваха.
  - Откуда я знаю. Я сам тут только с прошлой осени, когда наши на местном рынке места застолбили. Помнишь, я же тебе говорил вчера, я тут за сторожа. Если товар остаётся, чтобы назад в Москву не везти, вот тут в сарае у неё прячем, а зимой в доме. А так бы я никогда в такую дыру не заехал,- с явным сожалением отвечал Тофик и на его щетинистом лице застыло горестное выражение, в котором отобразилось недовольство... и тем, что земляки не держат его за равного, и тем, что приходится довольствоваться брошенной мужем испитой бабой... и что вот теперь ему в дополнение ко всем несчастьям на голову свалились эти страшные чеченцы.- Ей я сказал, чтобы не болтала. Ну а вы, я думаю, на улице светится не будете, а то если узнают, что вы тут живёте, шум может поднятся. Вы ребята лучше здесь тихо сидите. Раз вам надо живите, еду я вам приносить буду, только по улицам не ходите... пожалуйста.
  - Ладно... Всё, иди, нам тут осмотреться надо... Подожди, ещё насчёт соседей. Про тех что рядом ты сказал, а напротив кто?- вроде бы так, между прочим, спросил Ваха.
  - Ааа... Там москвичи живут. Богатые, "Тойота" у мужика. Они здесь только летом живут, семья его. Баба во,- Тофик восхищённо обрисовал объём грудей и бёдер соседки,- Я б ради такой здоровья своего не пожалел...
  - А сам он, что не живёт здесь,- перебил Ваха.
  - Приезжает по выходным.
  - Ладно всё... свободен...
  Исмаила Ваха инструктировал долго:
  - Твоя задача - следить за домом, вызнать всё что можно. Когда приезжает, когда уезжает, чем его баба и щенки занимаются, когда спать ложатся...
  - Как же я это сделаю, если с этого чердака сходить нельзя... и потом, как отсюда в сортир ходить?
  - Ты никуда и не выходи... Сортир это сложнее, что-то вроде параши придумать надо. Знаешь как в тюряге? А наблюдать через дырку в крыше будешь. Я тут за тебя грамотея уже подумал. Дырку продолбишь в шифере и вот, на,- Ваха протягивал маленький театральный бинокль.- Тут рядом, ты сверху всё хорошо разглядишь. А я пока в Москву смотаюсь, там всё подготовлю. Скоро ребята с гор должны подъехать, банкиров тут некоторых пугнуть. Я их знаю, договорюсь, заодно и нам помогут.
  - Так ты, где это сделать хочешь... здесь, или в Москве?- с тревогой спросил Исмаил.
  - Если бы в Москве, я бы тебя здесь не оставлял. Здесь конечно, я ж говорил тебе, сразу со всем выводком. Ты все их повадки должен узнать и как тут ночью, тихо, много ли народу по улицам шляется...
  
  Ваха уехал, а Исмаил остался на чердаке и, скорее против воли, стал делать то, что приказал шурин. Проделать дыру в шифере оказалось непросто. Провозившись часа два, Исмаил просто отодвинул часть шиферного листа и в вечерней хмари увидел дом того, кого согласно закону кровной мести обязан был убить. Дом был небольшой, окружённый частично глухим забором. частично штакетником. Глядя в бинокль, Исмаил понял, что там где забор был сплошным он выполнял задачу скрыть от посторонних глаз внутренний двор, куда выходила задняя дверь дома. Во внутреннем дворе сразу за домом располагалась ещё одна бревенчатая постройка неизвестного предназначения и довольно большая баня. Исмаил мысленно похвалил своего врага за именно такой забор. Он не мог понять почему другие русские в сельской местности ставят заборы из штакетника. Зачем нужен забор сквозь который всё видно? Как можно жить на глазах всех кто идёт мимо? То ли дело на Кавказе. Там заборы сплошные, высокие, ворота из железа. С высоты крыши да ещё в бинокль ему было видно абсолютно всё. Уже в сумерках по скрипучей лестнице поднялся Тофик со старым ведром в руках.
  - Во, друг твой сказал принести... сюда ходи, а выноси ночью, когда никто не увидит, вон там сортир, туда выливай...
  В первый вечер Исмаил увидел в бинокль немного. Когда тучи наконец разошлись, дождь кончился, во двор вышла женщина лет тридцати с небольшим, в туго обтянувшем её халате, и вообще, вся тугая, круглая... очень привлекательная. Потом с улицы пришёл худой, но плечистый мальчишка. Женщина, видимо, за что-то его ругала. Потом из дома выбежала девочка, лицом похожая на мать, но относительно худенька, голенастая. Потом солнце вновь скрылось за наплывавшими с Запада на горизонт новыми тучами... С утра следующего дня Исмаил пребывал в плохом настроении, ибо был голоден. На завтрак он поел то, что принесла ему эта неприятная баба - опять картошка и банка дешёвой рыбной консервы. Он хоть и сам никогда не был богатым, но, тем не менее, не мог понять, как эти нищие русские могут обходиться без мяса. Ему картошка опротивела уже на второй день. Неприятные ощущения сгладились после того, как он принялся наблюдать за домом напротив. Это оказалось очень увлекательным делом, из-под тишка подглядывать за чужой жизнью. Здесь всё было не так как в чеченских семьях, удивительно и... интересно.
  Прежде всего Исмаил тоже понял, что семья действительно довольно состоятельная, видимо, майор после ухода из армии зарабатывать стал очень прилично. Это было видно прежде всего по самому дому - он смотрелся куда солиднее и наряднее всех близлежащих, хоть там в основном жили постоянно, а эти москвичи свой купили фактически под дачу. О том же говорили и прочие постройки на участке. Сам участок был обихожен не весь, а, видимо, только та часть, которую можно было возделать без особого напряжения сил. Исмаил ещё и потому с интересом рассматривал этот дом и участок, что сам, в теперь разорённом доме своих родителей любил поковыряться в земле, выращивать всевозможные овощи, ухаживать за плодовыми деревьями, виноградом.
  Из состояния этого мирного созерцания, попыток уяснить, что посажено и растёт на грядках, его вывел запах... Это был запах жареного мяса и шёл он именно со стороны противоположного дома. Дверь во внутренний, за глухим забором, двор была распахнута и скорее всего оттуда распространялся этот аппетитный запах. Вскоре на пороге появилась хозяйка с ложкой в руке и полотенцем на плече. Она что-то пробовала с ложки, и тут Исмаил скорее угадал чем различил в бинокль кусок мяса. Мясо, видимо, было горячим, потому что женщина осторожно откусывала его и жевала...
  У чеченцев, как впрочем и почти у всех мусульман за исключением, может быть, изрядно европеизированных татар, не принято чтобы женщины даже дома ходили с голыми руками, ногами, даже частично обнажённой грудью. На хозяйке противоположного дома был всего лишь купальник, хоть и сплошной, но фактически ничего не скрывавший, потому что облегал её настолько ... Исмаил всё очень хорошо различал в свой бинокль, всё... каждую складку, каждую выпуклость, особенно в движении... Внешность добротных русских женщин всегда притягивала горцев, ведь они, как правило, обладали тем, что напрочь отсутствовало у горянок - нега, грация в сочетании с объёмными формами. Такое сочетание, наблюдалось конечно далеко не у всех русских женщин, ведь многие из них при всех властях тяжело работали и плохо, или однообразно питались. Но та, что видел в бинокль Исмаил, видимо счастливо избежала и первого, и второго, и третьего...
  Во двор, осторожно обходя, занявшую почти весь дверной проём, мать, протиснулся тот самый высокий худощавый подросток-сын и прямо с верхней ступеньки крыльца спрыгнул на землю, но при этом угодил на какую-то маленькую ёмкость с дождевой водой, потому что снизу что-то брызнуло и попало на голые ноги женщины. В бинокль было отчётливо видно как она сначала отпрянула во внутрь, потом появилась вновь с возмущённым лицом крича на сына, а тот, видимо, ударившись одной ногой, запрыгал на другой, потеряв тапочек, одновременно оправдываясь. Потом мальчишка побежал в туалет, расположенный в глубине двора, а мать что-то продолжала выговаривать ему в след. Неспешно сойдя с крыльца, она продолжила воспитательную беседу, когда сын вернулся из туалета и хотел, было, проскочить в дом. Мать не пустила, а погнала его мыть руки к висящему тут же во дворе умывальнику.
  И это было необычно для Исмаила, то что мать командует почти взрослым сыном, и то что не стесняется ходить при нём в таком виде, и то что этот хоть и худой, но, по всему, весьма сильный парень, слушается и побаивается. Впрочем, тут же выяснилось, что сын не так уж и покорен. Вымыв руки, он вытер их о висящее рядом с умывальником полотенце и тут же стал демонстративно-шаловливо вертеть ладонями перед лицом матери. Та попыталась ударить его полотенцем, но мальчишка увернулся, она вновь, и опять мимо. Началась игра, от созерцания которой Исмаил вдруг получил неведомое ему ранее удовольствие. Впрочем, как и участники той игры. Исмаил это видел по весёлым лицам и матери, и сына. Ей удалось загнать сына в угол между баней и забором. Ударив несколько раз полотенцем по рукам, она схватила его за шею с явным намерением наклонить и отшлёпать как маленького. Но мальчик был уже не маленький и наклонить его никак не удавалось. Поупиравшись, он вдруг поддался, нырнул вперёд и змеёй проскользнув у матери буквально под мышкой, оказался у неё за спиной... Пока та сообразила, что произошло, сын уже сам сзади обнял мать за полные плечи и скорее обозначил, чем сделал попытку наклонить уже её... Игру прервала девочка, появившаяся на крыльце, со сна зевавшая и трущая глаза...
  
   7
  
  После трёх пасмурных сырых дней, наконец, установилась ясная солнечная погода. Обрадованная данным обстоятельством, Лена с утра облачилась в купальник. Она решила за лето во что бы то ни стало загореть. Их с мужем иногда удостаивали приглашениями на некое подобие светских раутов устраивавшихся руководством фирмы. Конечно Сурин не был бог весть какой шишкой, что такое начальник охраны... но его училищный друг являлся одним из заместителей генерального директора. Вот на тех раутах Лена и увидела, как выглядят жёны боссов мужа... Нет, внешне, без всех их дорогущих платьев, причёсок, макияжа... бриллиантов, она этих баб легко бы затмила, но... Она завидовала, хоть и понимала - у них с Алексеем не те финансовые возможности. Но вот загар, загар дорогих курортов, как от этого выигрывает даже самая заурядная бабёнка. И она решила, чтобы впредь на подобных "мероприятиях" не выглядеть "белой вороной", хоть как-то, но загореть, на все сто процентов использовать возможности подмосковного лета. А в общем, завидовала она совсем чуть-чуть. И в самом деле, грех было жаловаться, ведь у них наконец появилась именно та относительно обеспеченная, спокойная семейная жизнь, о которой мечтает всякая домовитая женщина, появилась возможность не беспокоиться за кусок хлеба и предаться внутрисемейным радостям.
  Веранда, куда на лето выносилась газовая плита, и таким образом превращённая в летнюю кухню... Веранда уже была разогрета солнцем и газом, на котором готовился завтрак, оставшееся со вчера жареное мясо. Лена пошла в гостиную, растолкала Антона. Иринка, когда отца не было ночевала с ней в спальне. Сына пришлось будить ещё раз, только после этого он встал и побежал в туалет... и конечно забыл потом помыть руки. Пришлось напомнить. В ответ он начал дерзить и она хотела его налупить, благо полотенце под рукой...
  "Совсем обнаглел",- с улыбкой на лице думала про себя Лена, накладывая куски мяса в тарелки сына, в свою очередь прячущего озорную усмешку, и печальной, явно ещё до конца не проснувшейся дочери. "Щенок, как он посмел?",- вроде бы возмущалась, но в то же временем не без подспудного удовольствия вспоминала Лена, как она десять минут назад пыталась налупить Антона. "Надо же, неужто так растолстела, что уже не успеваю за паршивцем?"- память воспроизвела как она шутя, не больно бьёт сына полотенцем возле бани, а этот нахал... Лена вновь не могла сдержать улыбки, вспомнив как сказала сыну:"Сейчас я тебе всю задницу испорю",- а он, выскользнул обнял и сзади, так тихонечко на ухо:" А если я?"
  Лена с любовью смотрела на мужавшего сына, вспоминала ощущения от прикосновений к его твёрдому как сталь телу, от борьбы... Сколько сил в, казалось бы, тонких руках этого мальчишки, произведённом ею на свет. Она в последнее время уже не раз имела возможность в этом убедиться.
  - Значит так, Антон, колорадцев вроде пока победили, но ты на всякий случай ещё по картошке пробежись, может недобитки вылезли. Соберёшь и свободен,- давала указания Лена.
  - Всё усёк, товарищ командующий. Прямо сейчас иду на "колорадский фронт",- ерничал сын, явно обрадованный, что мать совсем не обиделась на "наглость" там у бани и не собирается его "припахать". Он вскочил из-за стола и уже на ходу допивая чай шагнул к выходу.
  - Да поешь ты спокойно,- со смехом вдогон хлестанула его полотенцем Лена.
  Дочь с плаксивой физиономией никак не могла осилить своё мясо. Обычно она не жаловалась на аппетит, а если такое изредка и случалось её подкалывал отец:
  - Ирка, будешь плохо есть, останешься худой и тебя никто не возьмёт замуж...
  Далее следовало объяснение, что парни в девушках ценят вовсе не загадочный взгляд, ключицы-металлоконструкции, впалые щёки и ноги-палки...
  - А что-что?- со смехом спрашивала пока ещё худенькая дочь.
  Лена пыталась вмешиваться, чтобы отец чего-нибудь не брякнул "казарменное":
  - Ну всё хватит, и так всё ясно, говорить не обязательно.
  - Скажи-скажи!- чуть не визжала Иринка.
  Отец разводил руками, дескать, не могу, не велят, но тут же наставительно изрекал, красноречиво окидывая жену с ног до головы:
  - Как раз то, что у нашей мамы имеется.
  - Эт верно,- нагло поддерживал отца Антон и тоже смотрел на мать не совсем сыновьим взглядом.
  - А ты помолчи, твоего мнения никто не спрашивал,- строго осаживала сына Лена, и он смущённо краснея опускал глаза.
  - А что-что у неё имеется?- начинала наглеть "по кругу" уже дочь, и тут Лена обычно резко прекращала дебаты, разгоняя семью по разным углам, и делала соответсвующие внушения мужу...
  Но сейчас отца не было, к тому же стимулировать аппетит дочери Лена не собиралась, напротив она ещё больше испортила её неважное с утра настроение:
  - А ты, красавица, сначала стиркой займись, а гулять потом.
  - Нуу... мам!- загундела дочь резко опуская на стол вилку.
  - Я тебе брошу... ишь, моду взяла. Раз в месяц, свои сранки постираешь, не растаешь!
  - Ты что... какие...!?- на глаза дочери навернулись слёзы. Был бы отец, он бы заступился... а вот мать могла иногда вот так обидеть, до слёз.- Если надо, я не только своё... дай я и папино что-нибудь постираю.
  - Я те постираю,- тут же вновь окрысилась мать, на этот раз ревниво.- Себя сначала научись обслуживать, а других потом будешь, когда свою семью заведёшь.
  Иринка совсем нахохлилась и кое-как, давясь, доела завтрак. Мать видя её состояние всё же смягчилась и подойдя прижала её голову к своему мягкому животу:
  - Ну ладно, не дуйся. Там не много, трусы, сарафан, да две майки. Ты их за полчаса простирнёшь.
  Дочь, одев свой цветастый раздельный купальник стирала бельё, сын заканчивал "пробегать" кортофельную делянку. Лена же раздумывала чем заняться, и ни на чём конкретно не могла остановиться. Дел было предостаточно, но почему-то ни одно не хотелось начинать. Она повязала белую косынку повернулась к солнцу, раскинула руки и стала стоя загорать. От этого занятия её отвлёк сын:
  - Мам, я всё... закончил.
  - Так быстро... всё сделал? И листья поднимал, кладки смотрел?- продолжала стоять в позе "приветствую тебя солнце" с полузакрытыми глазами Лена.
  - Да, всё, вот смотри,- заверил Антон, показывая для наглядности свои ладони, перепачканные жёлтой "кровью" полосатых поглотителей картофельной ботвы.
  Лена открыла глаза, упёрла руки в бёдра, смотрела строго. Сын в своих "бермудах", голый по пояс, в незашнурованных кроссовках, уже потемневший от загара, принял смиренную позу. "Прав Лёша, действительно вырос... и ухватки не мальчиковые, мужицкие уже, и силы сколько, вроде худой совсем, а не справишься",- подумала и опять против воли улыбнулась Лена.
  - Ладно, иди... шнурки завяжи, а то зацепишься, упадёшь. И про время не забывай. Если к обеду опоздаешь, и я опять за тебя беспокоится буду... в следующий раз не пущу.
  Как и предсказывала Лена, дочь справилась со стиркой довольно быстро. Мать ещё чувствовала вину за то что грубо с ней разговаривала и без лишних нравоучений отпустила её к подружкам, также напомнив об обеде. Лена походила по внутреннему двору, небольшому пятачку с трёх сторон огороженному глухим забором, домом, баней, с тыла огородом с его естественным "зелёным забором". Из-за этих укрытий она выходить не решалась. И так тут все на неё косятся: москвичка, богатая, толстая. А если ещё и в купальнике увидят. Впрочем, женщины, как местные, так и приезжие-дачницы иногда выходили в жаркие дни, на "всеобщее обозрение" в весьма "смелых" одеяниях. Но то были как правило худощавые, так называемые "стройные". Лена и про себя и вслух часто возмущалась: какая несправедливость, почему эти малорельефные "швабры" не боятся показывать свои кости везде, на улице, по телевизору, на обложках журналов... а обладательницы настоящих женских фигур... почему-то стесняются? Ну кто установил такие правила? Муж на эти стенания отвечал опять же в своём "казарменном" стиле:
  - Если в кино, на подиумах и в рекламе такие как ты красоваться будут, зрители не на фильм и не на рекламируемый товар смотреть будут, а на ваши прелести...
  Постепенно у Лены совсем пропало желание что-то делать, и она легла загорать на раскладушку, специально для этого установленную у южной стены дома, на самом солнцепёке. Сначала она засекла время и по истечения срока переворачивалась с боку на бок, со спины на живот... но оказавшись в очередной раз на спине и прикрыв глаза рукой она задремала... чему очень способствовала приятная тяжесть в желудке после плотного завтрака, располагавшая к неге, сну...
  Лену разбудили негромкие но назойливые голоса доносившиеся откуда-то совсем рядом, с улицы, из-за забора. Говорившие о чём-то спорили, щедро сдабривая реплики матерными словами. Ей не хотелось подниматься, мало ли кто идёт мимо их забора, тем более что здесь едва ли не все мужики и парни двух слов не могли связать без мата. Но голоса не стихали и не удалялись. Похоже спорщики стояли возле забора и не собирались уходить. Лена проснулась окончательно, прислушалась. Это были не взрослые - то разговаривали и матерились мальчишки. Нет, этого она терпеть не могла, пусть идут к своим домам и там ублажают матом своих родителей. Лена встала, но идти в одном платке и купальнике не решилась, зашла в дом, одела халат и не успев застёгнуть его выглянула в окно, посмотреть на тех, кто так бесцеремонно нарушил её загорание, совмещённое с дрёмой.
  Действительно, то были мальчишки, три человека. Двоих Лена узнала, это были сыновья соседа напротив, хромого пьяницы, ставшего инвалидом в результате управления мотоциклом в нетрезвом состоянии. Они были дети из неблагополучной семьи и Лена радовалась, что у Антона с братьями не сложились отношения, хотя старший был ему ровесник, а второй на три года моложе. Третьего Лена не знала, но по возрасту он тоже был где-то ровесник Антону. Они сидели возле их забора, матерились и играли в карты...
  Дело в том, что возле забора купленного Суриными дома, ещё во времена прежних владельцев, скинули с кузова грузовика несколько железобетонных "пасынок", для замены старых на линии электропередач. Сбросили, да так и забыли, ибо линию так и не начали "обновлять". Невероятно, но эти пасынки так никто и не "приватизировал". Именно на них, нагретых солнцем, сидели сейчас мальчишки и резались в "буру".
  Возмущённая столь беспардонным, по её мнению, поведением, Лена так и не застегнув халат вылетела к калитке:
  - Вот что мальчики, мне надоело ваши маты слушать. Играйте где хотите, только не возле моего дома!
  - Мы больше не будем громко... мы тихонечко, ничуть не смутившись, спокойно ответил старший сын хромого, вынув из угла рта сигарету и окинув взглядом женщину в расстёгнутом халате.
  - Нет, ищите себе другое место! Возле своего дома играйте... и курите!
  - Возле нашего дома таких пасынок нет, там неудобно,- продолжал лениво отвечать старший, не отводя глаз от выпиравшего из халата пышного "фасада" женщины.
  - Это не моя проблема, но здесь вы играть не будете,- Лена перехватила взгляд мальчишки, покраснела и торопливо запахнула халат...
  
   8
  
  Исмаил не мог оторвать глаз. Подглядывать за чужой жизнью оказалось так увлекательно и... приятно. У многих мусульман обычно имело место однобоко-негативное мнение: русская семья, если её глава не большой начальник, это обязательно пьющий, ленивый муж, надрывающаяся по дому, расхристанная жена, безнадзорные дети. То была, как правило, штрихами нарисованная картина, без деталей - так видели, или хотели видеть русских едва ли не все бывшие советские нацмены. Здесь же Исмаил видел, что дети ухожены, а женщина, холёная, чистая, заставив их с утра немного потрудиться, оставшись одна... она откровенно "сачкует", бездельничает, валяется полуголая на раскладушке. Нет такого не могло быть в чеченской семье. Самая нерадивая чеченка всегда чем-то была занята. Правда он понимал, что это не всегда от избытка трудолюбия, а скорее от природного, на генном уровне страха, забитости. То, что наблюдаемая им женщина вот этого самого страха совсем лишена, это Исмаилу нравилось. Она чем-то была ему симпатична, даже этой своей ленивой позой, раскинувшись на раскладушке.
  Мальчишек-картёжников он тоже заметил, когда они уселись на пасынках, но не обращал на них особого внимания, так как был поглощён куда более приятной картиной... Он не понял отчего женщина вдруг поднялась, но в бинокль отчётливо видел её крайне недовольное лицо. Не понял и зачем заскочив домой вышла оттуда уже в накинутом на плечи халате, но в таком виде она была не менее соблазнительна, чем в одном купальнике. Она решительно вышла к картёжником и с тем же недовольным лицом стала им что-то выговаривать... Препирательства продолжались минут десять. Потом мальчишки встали и нехотя покинули импровизированное "казино". И вновь Исмаил наглядно увидел разницу в менталитете - никогда ни одна горянка, сколько бы ей не было лет, не посмела бы вот так прогонять мужчин, даже мальчишек. Не говоря уж о том, что бы выходить на улицу с голыми по пах ногами.
  Мальчишки ушли недалеко. Они сели в тень одного из больших деревьев, росших вдоль дороги-грунтовки, пролегавшей как раз между рядами домов. Там они продолжили свою игру. Впрочем, Исмаил на них больше не смотрел. Прогнав картёжников, женщина уже больше не "сачковала". Она, опять оставшись в купальнике, загорала совмещая приятное с полезным, пропалывала одну из грядок. Теперь Исмаил наблюдал её в наклонённом состоянии, " к верху задом", широким, мощным, чрезвычайно притягательным...
  От этого занятия его оторвали резкие мальчишеские голоса, скорее даже крики из-под дерева, куда юные картёжники перебрались. Исмаил быстро перенацелил бинокль. Там уже не играли. Трое картёжников с воинственными намерениями полуокружили, видимо возвращавшегося домой, сына женщины из дома напротив. Что они ему говорили различить было трудно, но эмоции буквально переполняли "игроков". Особенно усердствовал по виду старший из них, чуть ниже ростом чем сын прогнавшей их женщины, но казавшийся плотнее. Однако сверху Исмаил опытным глазом видел, что эта плотность лишь видимость, а в плечах он значительно уступал своему оппоненту. Накал обмена "любезностями" всё возрастал, "игроки", наступая на "сына" энергично жестикулировали, всем своим видом показывая, что вот-вот начнут его бить... Но случилось совсем неожиданное, бить первым начал "сын". Исмаил отчётливо увидел, как вдруг изменилось его, до того довольно растерянное лицо, оно побагровело, исказилось злобной гримасой и тут же резкий, молниеносный удар в челюсть свалил с ног "плотного". Остальные двое от неожиданности явно растерялись, чем вновь воспользовался "сын". Он таким же резким, коротким тычком в живот заставил согнуться пополам самого маленького из "игроков". Третий правда уже не стал дожидаться когда и его "отоварят", он кинулся к "сыну" и вцепившись ему в руки не дал себя ударить. "Плотный" тем временем поднялся и тоже кинулся на обидчика. Возникла куча-мала в которой уже нельзя было различить кому больше попало...
  - Прекратите сейчас же... Антон быстро домой!!- женщина кричала так громко, что Исмаил всё расслышал и моментально перевёл бинокль от поля сражения.
  Она стояла в своей калитке с испуганным лицом, на этот раз даже не накинув халата. Видимо, услышав "звуки сражения" и поняв, что там её сын, она кинулась как была. Дерущиеся сразу разошлись, хоть, по всему, продолжали "поливать" друг-дружку угрозами. У "плотного" из носа текла кровь, маленький продолжал держаться за живот. "Сыну" тоже досталось, он утирал кровоточащие губы...
  
  Ваха появился только через два дня.
  - Ну как ты тут... этот майор не появлялся?- родственник был как всегда тороплив и энергичен.
  - Не было его, он же по выходным приезжает,- отвечал Исмаил красноречиво поглаживая отросшую щетину и косясь на прикрытую куском фанеры "парашу" в углу чердака, дескать лучше бы спросил, как я тут в таких скотских условиях выдерживаю.- Жрать охота. Этот азер со своей бабой одну картошку едят... Не могу я больше здесь,- уже конкретно пояснил Исмаил.
  - Терпи... у них другой жратвы нет. Ты ещё должен радоваться, что рядом с твоим кровником этот азер поселился. Он нас не продаст... Так ты что, так ничего и не высмотрел за эти дни?
  - Да, говорю тебе, ничего. Пустое это дело, бросать надо, сгорим зазря.
  - Этого я и боялся, что ты здесь без толку просидишь. А знаешь сколько я уже успел сделать...? С ребятами связался, обещали помочь. По спутниковому телефону с ними разговаривал. Для них ведь это как отпуск с фронта, по Москве тут погулять... Оттянутся и нам заодно помогут святую месть сделать. А ты тут... Ладно, дай я послежу из твоего гнезда, у меня время зря не пропадёт. Учись... через час план будет готов, как и что,- Ваха выхватил из рук Исмаила бинокль и стал пристраиваться у отверстия в крыше...
  Похоже, то что он увидел увлекло и его. Во всяком случае, он молча не отрываясь смотрел на внутренний двор дома напротив минут тридцать. Когда же отполз от пролома, его глаза сверкали жадным, похотливым блеском.
  - Что там?- с нотками ревности спросил Исмаил, ибо почему-то не хотел чтобы Ваха наблюдал то же, что и он.
  - Обедают... прямо во дворе... Баба его... жирная сука, так вся и лоснится. Мясо жрёт, брюхо набивает и щенков своих кормит. В Чечне мы их всех до отвала накормили, кровью своей захлебнулись, там ни одной жирной русской бабы не осталось, мы их всех на хлеб и воду... а здесь ещё водятся... Ну ничего и до этих доберёмся... Значит, план такой. Брать будем всех сразу, ночью, прямо с постели, голыми. В какие-нибудь тряпки завернём, в машину и на Кавказ.
  - Какой Кавказ, ты что, нас же до Чечни сто раз остановят! - попытался возразить Исмаил.
  - Дурак... я не сказал, что в Чечню, Кавказ большой. В Кабарду, Карачай, да хоть в Адыгею, кто там нас искать будет, кто помешает месть сделать... спокойно, неспеша, с наслаждением. Сначала утолить жажду мести унижением врага и его семьи, а потом спокойно лечь спать - высшее наслаждение. Только эту суку надо будет кормить по дороге, чтобы не отощала пока довезём, чтобы у неё всё так же как здесь было и жопа, и ляжки, и сиськи. Я их ей там на его глазах узлом завяжу, уж я оторвусь, я её по кусочкам отрезать и есть буду... ха-ха, такую надолго хватит...
  Исмаил с ужасом смотрел на Ваху, который в мечтательном экстазе закрыл глаза и, видимо, представлял себе осуществление своих диких фантазий.
  - Представляешь, какое наслаждение испытал Газимагомед, сын иммама Шамиля, когда захватил семью князя Чавчавадзе, его жену, дочерей, невестку... А в прошлую войну, когда эту журналистку в пещерах...- сладострастное выражение Вахи постепенно сменилось презрительной улыбкой.- Но что такое грузинки, даже княжеского рода, такие же сухорёбрые, как и все кавказские женщины, или эта журналистка, кто там она, еврейка, тоже второсортное мясо. У этого майора баба высший сорт, царица, нежная, одна мякоть...
  - Подожди Ваха... Что у тебя с мозгами?- перебил это умопомрачение Исмаил.- Давай спокойно обсудим.- Ты, что собираешься украсть целую русскую семью и везти её через всю Россию, от самой Москвы? Они же... майор этот в большой фирме работает, его же искать будут. Зачем так рисковать? Мы же всех здесь подведём. Мы же нашего хозяина можем подставить, весь его бизнес, все связи. Сам знаешь сколько он народу и здесь и в Чечне кормит, сколько денег на джихад даёт,- пытался взывать к разуму Вахи Исмаил.
  - Да муть всё это. Все эти чеченцы, которые здесь, в Москве устроились... они не столько пользы, сколько вреда...- Ваха словно очнулся от "сладостных" грёз и заговорил зло.- Фирмы, деньги... ерунда всё это. Разве так надо. Джихад он должен быть всеобщим, а не как у нас. Сидят тут в квартирах, в особняках, в безопасности, жрут, пьют... а таким как мы с тобой куски бросают, всякую чёрную работу делать заставляют, а потом ещё смотрят, как на нахлебников. Деньги, говоришь, дают? Да знаю я эти деньги... родичам только помогают. Сам знаешь, как там в Чечне живут... гибнут, мрут как мухи от голода, болезней. А эти больше болтают о помощи, а сами трясутся, как бы их с Москвы не турнули, прописки не лишили... всем начальникам здесь жопы готовы вылизать. Уж я то здесь не первый год, про всех всё знаю. Плевать им на джихад. Да и там в горах не так воевать надо. Я потому и не пошёл сейчас в горы... Нет, я не боюсь русских, я их ненавижу и готов у каждого сердце вырвать... Но так воевать нельзя..
  - А ты, что знаешь как надо воевать? - уже с усмешкой спросил Исмаил, усаживаясь на дырявый бельевой бак, исполнявший роль стула.
  - Конечно, умные люди говорят, да только их слушать никто не хочет... Среди чеченцев столько демократов оказывается... их первых бы всех надо к стенке... Знаешь, как алжирцы сумели французов победить, когда за свою независимость боролись?- Лицо Вахи вдруг стало каким-то одухотворённым, не иначе он сам себя видел в образе некого верховного вождя, иммама... Они стали поголовно вырезать всех гражданских французов, что жили в Алжире... Ночью, тихо окружали целые города, перерезали связь и всю ночь... всем мужикам глотки, а бабам животы вспарывали, сначала драли, потом вспарывали, всем подряд и беременным... всем поголовно,- глаза Вахи сияли нечеловеческим светом.
  - А что потом...? Потом ведь французы так же мстили всем под ряд.
  - Вот именно. В этом всё дело... Зато примирения уже быть не могло, и уже весь народ на джихад встал и Алжир победил, французы ушли. А теперь они уже в Париже, саму Францию заселяют. Вот это я понимаю джихад. А у нас... мягкими мы чересчур стали, забыли какими были наши предки, они жалости не знали...
  Через два часа Ваха вновь уехал, наказав Исмаилу продолжать наблюдение и пообещав в следующий раз привезти механическую бритву. Исмаил догадался, что в Москве ему необходимо "скорректировать" свой план в соответствии с вновь возникшими у него вожделенными желаниями. К тому же для исполнения теперь требовался джип, или микроавтобус, так как целую семью из четырёх человек на "Жигулях" не увезёшь.
  Исмаил смотрел в бинокль на чужую семейную идиллию. Хотя там не была такая уж тишь да гладь... Сын иногда огрызался, но в конце-концов делал то, что от него требовала мать, а дочка бегала по грядкам рвала лук, укроп, редиску, несла всё это матери, а та, облачившись в фартук всё это резала, готовясь к ужину. В кухне что-то готовилось, но Исмаила эти запахи уже не раздражали, напротив от них он как бы меньше ощущал собственный голод. По прежнему он смотрел в основном на женщину, сейчас он видел её хоть и в фартуке, но опять же с голой спиной и ногами. Он понимал, что Ваха когда смотрел в бинокль также "пожирал" её глазами... Вот только унижать её, овладеть силой, вспороть её пышный, нежный живот... таких желаний у Исмаила не возникало. Озвученный Вахой план оглушил его, поверг в ужас, смятение... Нет, он в этом участвовать не будет... Нет, он должен этому помешать... Это не должно случиться, нет...
  
   9
  
  Сурин приехал как обычно утром в субботу. Подошёл когда вся семья завтракала. Поев, дети убежали гулять, а супруги уединились в спальне... вознаградили себя за недельную разлуку...
  - А у тебя загар уже хорошо заметен, прямо по контуру купальника. Пора уже и без него загорать. Хочешь я тебе для этого закуток со всех сторон огорожу?
  В это время Сурин делал естественные движения, а жена расслабившаяся от истомы, лишь негромко постанывала. Но услышав, что говорит муж, она через силу возмущённо зашептала:
  - Замолчи... не смей болтать... я не могу сейчас ни о чём думать... оох...
  - Чего ты там шепчешь? Говори громче,- улыбаясь "издевался" сверху Сурин, одновременно воздействуя на эрогенные зоны...
  Потом Лена накинув халат на голое тело бежала в летний душ, потом возвращалась и без сил минут пятнадцать лежала, время от времени начиная притворно хныкать:
  - Садист, разве можно в это время о чём-то болтать,- при этом улыбалась и нежно ластилась к мужу.
  Но тот был уже в стадии "полного насыщения" и почти не "отзывался". Лена отреагировала моментально:
  - Всё, отпал, бабы больше не нужно,- она говорила вроде бы с укором, но в то же время и с удовлетворением, от внутреннего бабьего осознания, что мужу её вполне хватает, что она ему по прежнему желанна...
  Сурин оделся, собираясь как всегда заняться чем-нибудь по хозяйству, но тут Лена сыто потянувшись, вдруг как буд-то что-то вспомнила неприятное. На её безмятежное до того лицо сразу легла печать озабоченности, тревоги.
  - Лёш... тут пока тебя не было... Нам надо с тобой срочно поговорить... господи, прямо из головы вон.
  - О чём... что случилось?- Сурин сразу заметил тревогу на лице жены.
  - О твоём сыне,- в голосе Лены слышались нотки лёгкого раздражения. Она подсела к туалетному столику и стала приводить в порядок растрёпанные волосы.
  - Об Антоне... что там случилось?- Сурин спросил не сомневаясь, что жена, наконец, поведает о том, что так его беспокоило, что Антон в его отсутствие ведёт себя с ней не как сын...
  - Представляешь, два дня назад он подрался с местными мальчишками.
  - Подрался... где... с какими мальчишками!?- не мог сразу осознать услышанное Сурин, ибо был настроен совсем на иную "частоту".
  - Прямо перед домам вон там... Знаешь, как я перепугалась? Кричала так, наверное на другом конце посёлка было слышно.
  - Да с кем дрался-то, ты хоть узнала?- наконец "включился" Сурин.
  - Чего там узнавать? Двое нашего соседа, того хромого сыновья и с ними ещё один друг их был.
  - Он, что сразу с тремя дрался?- теперь уже Сурин был не только удивлён, но и озабочен.
  - Ну да... Представляешь?
  - Надо ж... и из за чего это... Но по нему не видно, ни синяков ни шишек. Неужто ему совсем не досталось?
  - Наверное не успели... у него только губы немножко разбиты были. Я же сразу выскочила. Я чего боюсь-то. Они ж местные, соберут тут шпану и отлупят парня, не дай Бог искалечат,- Лена говорила с отчаянием, мгновенно превратившись из только что блаженствующей, утолившей "голод" женщины в сильно переживающую за ребёнка мать.
  - Ну а он-то что... из-за чего, собственно, эта драка случилась?
  - То-то и оно, что он мне ничего не говорит. Я уж и так и эдак и добром, и криком. А он насупится как сыч и молчит,- бессильно всплеснула руками Лена.
  - Как это молчит? Кто хоть начал-то... из-за чего? Он ведь никак не мог первым на троих напасть. Наверное, они начали,- недоумевал Сурин.
  - Я тоже так думала. Спрашиваю, они на тебя напали, нет говорит. Ты на них - молчит. Второй день его пытаю, ничего не добилась. Ты поговори с ним, а то я уж не знаю, что думать.
  - Да, конечно, как придёт обязательно. Это так оставлять нельзя. Он, что совсем с ума сошёл, с местными связываться. Я с ним обязательно...
  
  После обеда Иринка как всегда унеслась в район качелей, Лена оставалась дома и через застеклённую веранду наблюдала как в саду, за столом, где они обедали в погожие дни, между сыном и мужем происходит "мужской" разговор.
  - Что тут стряслось... ты что с местными ребятами подрался?- вопрошал Сурин строго глядя на опустившего голову сына. - Ты, что рехнулся с местными драться, да ещё с соседями.- Сын по прежнему молчал, но как-то без вины в позе, держался спокойно.- Ну, что ты молчишь, Антон? Объясни, из-за чего весь этот сыр-бор случился. Они что на тебя напали?
  - Нет.
  - Что, нет?
  - Не они... Это я первый начал, - по прежнему без тени вины на лице, ответил Антон.
  - Ты... ты первый... ты, что псих!?- Сурин удивлённо-раздражённо смотрел, в то время как сын оставил последние слова без комментариев.- Ну ладно, ты матери ничего не сказал... мне-то можешь... из-за чего? Не мог же ты без причины...?- Сурин выждал паузу, но сын по прежнему не отвечал.- Пойми, это ведь не шутки, дело может плохо кончится, мать вон боится, переживает. Нас тут и так не больно любят. Мы же не местные, и хоть сами в Москве всего пять лет живём, но им-то плевать на это, они нас москвичами считают, а москвичей везде не любят. К тому же здесь все бедные, а у нас есть кое что. Ты понимаешь, к чему я...? Тебя же могут здесь так отлупить, что мало не покажется, и эти твои волейбольные приятели за тебя не вступятся, с местными никто связываться не станет. Потом, нас тут ещё и грабануть могут, специально, когда уедем. Разве так можно... ты что же совсем дурачок!?
  К удивлению Сурина, сын с прежним угрюмым спокойствием выслушал все его рассуждения. Похоже, он совсем не боялся мести местных пацанов. Да и сам Сурин, удивлялся, что те не сделали этого до сих пор, не собрали кодлу, не подстерегли... На все эти загадки ответ дать мог только Антон и Сурин начал "давить" сильнее:
  - Вот что, кончай из себя партизана изображать. Давай говори, что у вас там произошло, не выводи меня из терпения, ну...! Конкретно, что заставило тебя на них кинуться, ну...?
  Антон сообразил, что с отцом, как с матерью отмолчаться не получиться. Он зашевелил губами, словно хотел что-то сказать... и не мог. Понимая, что отец не отступит, он, наконец, собрался с духом, и тихо произнёс:
  - Они... они про маму сказали...
  - Что... про какую маму...- не понял Сурин.
  - Какую-какую... нашу... мою!- на последнем слове сын резко повысил голос.
  - Не понял... Что сказали?- уже тише, оглядываясь на веранду, спросил Сурин.
  - Я не могу это сказать,- ещё тише сказал Антон и покраснел.
  - Таак...- протянул Сурин, начиная кое что осознавать в загадочном молчании сына.
  - А чего это... почему они сказали-то?- он "зашёл с другого бока".
  - Да они тут рядом с нашим забором... ну на пасынках этих, что там валяются, в карты резались. Ну а мама их прогнала. Они разозлились, а тут я как раз с волейбола на обед шёл. Они меня остановили, ругаться стали, на меня, на маму... ну и сказали... А я им... в общем подрался,- тихо закончил Антон.
  - Так, понятно. Ты потому и матери ничего не сказал?
  - Разве я мог ей такое сказать?
  - Ну ей ладно. А мне... мне ты должен сказать. Я должен знать, понимаешь?
  Антон ещё ниже, чуть не на стол опустил голову, и, словно проходя сквозь какую-то труднопреодолимую преграду, совсем тихо заговорил:
  - Они... они сказали, чтобы я ей передал... ну чтобы она тут не кричала... ещё там что-то, и что мы тут не хозяева улицы и пасынки эти не наши. Ну и это... это уж Володька, старший сын Хромого сказал, чтобы она тут не трясла...- Антон замолчал.
  - Не трясла... что не трясла?
  - Ни что, а чем... Ну пап, сам что ли не знаешь, как матом ругаются?
  - Задом, что ли,- высказал догадку Сурин.
  - Про это тоже говорил... но не только. Он ещё хуже сказал.
  - Хуже, что хуже... жиром, что ли, животом?
  - Да нет,- с досадой, от того, что отец столь недогадлив отреагировал сын.- Тем что ниже.
  - Ниже... чего ниже?
  - Ну ниже живота... под ним,- через силу пояснял Антон.
  Наконец Сурин понял, что сын просто не может произнести в подобном виде слово, обозначающее ту часть тела матери, из которой он появился на свет.
  - Ты им хорошо дал?- теперь уже у Сурина глаза недобро сверкнули.
  - Ну... Володьке этому и глаз подбил, и кровь с носу пустил. До сих пор с бланшем ходит. Брату его под дых двинул, и кореша ихнего тоже достал...- уловив перемену в настроении отца, Антон уже чуть не с радостью докладывал о своих достижениях в той драке.
  - Ладно... Правильно, что ты матери про это ничего... молодец,- похвалил сына Сурин.- А сегодня пойдём к Хромому. Это дело так оставлять нельзя... поговорим.
  Услышанное от сына, сначала очень разозлило Сурина... но постепенно он остыл. Он понимал, что в этом посёлке, так же как и в большинстве подобных населённых пунктах России, заочное словесное оскорбление женщин - дело обычное. Отцы в присутствии детей подобным образом обзывали их матерей. Дети к этому привыкали, для них это было обычное часто употребляемое словосочетание, как бы и не считающееся оскорблением. И в той возбуждённой перепалке они в потоке слов так же привычно упомянули интимное место соседки-москвички, о которой наверняка нелестным образом отзывались и их родители, то есть трясущую различными частями своего слишком кормленного тела, в том числе и той, что располагалась "ниже живота"...
  К соседям пошли уже ближе к вечеру из-за чего отложили начало помывки в бане. Обычно сосед днём пропадая где-то с собутыльниками к вечеру был изрядно под "газом". Но сейчас он смотрелся трезвым. Дом в котором жила семья Хромого, был на две семьи с входами с торцов...
  - Можно войти!?- отец и топтавшийся за ним сын оказались в узкой, заставленной какими-то бадьями и бидонами, прихожей.
  Сурин успел уже отвыкнуть от нищеты, что была спутником его жизни в детстве. Барачная грязь, вонь, пьяные мужики, уработанные неопрятные бабы, дёшево одетые, хулиганистые дети... и у всех в глазах голод. Но ему хорошо был знаком такой быт, а вот Антону в подобных жилищах ещё бывать не приходилось. Нет, с детства он тоже не больно "жировал". Пока отец служил да ездил по "горячим точкам", они жили на его ставшую в постсоветское время небольшую офицерскую зарплату и на то немногое, что зарабатывала мать в своей аптеке, ну ещё посылки бабушек.. Тем не менее по материальным меркам русской жизни то было сносное среднее существование в квартире с удобствами. Но то что он увидел в этой двухкомнатной квартире с печкой... Нет, ему ещё так жить не приходилось. Даже их купленный под дачу дом смотрелся и внешне и изнутри куда лучше. И родители... Антон всегда считал, что у него родители, что надо, и отец, и мать. А эти... Нет таких позорных родителей дети должны стесняться: отец мало что хромой, так ещё алкаш с трясущимся подбородком. Его отец рядом с таким - добрый молодец, хоть и воевал и ранен был. Ну а матерей вообще рядом нельзя ставить - никакого сравнения. Эта измождённая старуха с тусклым печальным взглядом... Нет мама даже тогда, когда сильно похудела, переживая за уехавшего в Чечню отца, когда ей кусок в горло не лез, смотрелась красавицей, а уж теперь тем более, когда она не переживает и "кусков" много, и поглощаются они в охотку. Антон не мог уразуметь почему эти люди живут так плохо...
  - Добрый вечер... извините за беспокойство... у нас к вам есть разговор, - сразу без прелюдии обратился Сурин к главе семейства.
  При этом обитатели убогого жилища вопросительно и напряжённо уставились на неожиданных гостей. Сцену затянувшегося, не совсем дружелюбного разглядывания разрядила хозяйка:
  - Ой, да что же вы стоите в дверях? Проходите. Хорошо, что вы к нам вот так... А то уж который год соседствуем и не зашли ни разу...
  Неприглядная, но по всему, доброжелательная хозяйка стала уговаривать немного подождать и поужинать с ними. Но Сурин, с трудом сдерживая гримасы от нездорового духа, исходящего из недр этого жилища, вежливо отказался:
  - Спасибо, но мы... вы извините, но нам хотелось бы поговорить, как бы это... с вашим мужем и сыновьями.
  Хозяйка испуганно-непонимающе взглянула на хмурого, явно испытывающего какую-то внутреннюю боль мужа, на виновато прячущих глаза детей...
  - Ладно... ступай на кухню, вишь людям нам что-то сказать надо,- довольно бесцеремонно "осадил" жену хромой, и та, прижав ладонь ко рту, и с выражением обычно предваряющим рыдания, попятилась из комнаты.
  - Вот что Коль,- Сурин хоть и не был до сих пор тесно знаком с соседом, но его имя знал и потому заговорил без промежуточных церемоний,- ты в курсе, тут третьего дня наши пацаны подрались?
  - Что..?- Хромой перевёл сумрачный взгляд с Сурина на сыновей, и те, стоя рядом, словно под тяжестью его взгляда стали ёжится и как будто уменьшаться, вростать в пол... особенно старший, у него явно подгибались колени.
  Антон был изумлён, он не ожидал, что эти пацаны-оторвы так боятся своего отца-инвалида. Сурин, напротив, остался доволен этим обстоятельством, ибо ожидал обратного, что в этой семье царит анархия и мальчишки не в грош не ставят родителей. Нет, в этой семье был настоящий глава, хоть и не очень положительный, но, похоже, имевший непререкаемый авторитет.
  - Ты Коль так на своих ребят не смотри. Они тут... в общем вина тут поровну и синяки тоже. Я не разбираться пришёл, а мирить наших парней. Зачем нам эти разборки, тем более рядом живём. С этими словами Сурин извлёк из глубокого кармана бутылку "Гжелки", которая до сих пор хранилась у них на "всякий случай".- Я думаю нам с тобой надо выпить за знакомство, правда с опозданием, ну и за то, чтобы наши пацаны друг-дружку больше не лупили. Пусть руки пожмут и на этом инцидент исчерпан. Как думаешь?
  Напряжение буквально пронизавшее всю бедную квартиру сразу спало. Старший сын хромого Володька, сообразив, что отец Антона или не знает, или не хочет говорить его отцу то из-за чего конкретно возникла драка... Он с готовностью сделал шаг к Антону и протянул руку. Ну а Хромой чуть не сиял от восторга:
  - Ну что ж... это конечно... это можно... это правильно. Как там тебя... Алексей... это ты верно рассудил. Чего там... мало ли что... ну подрались... Эй Вер... мать, неси закусь нам... А вы ребята, давай на воздух, там крепче помиритесь... а мы тут...
  
   10
  
  Ваха умчался в Москву, там ему надо было срочно раздобыть деньги, потому что "профессионалы", которые должны были прибыть с чеченских гор, хоть и не очень дорого брали за помощь в таких делах, как осуществление кровной мести чеченцами русским, но совсем задаром помогать не станут. Таким образом несколько тысяч баксов Вахе предстояло достать. Вообще-то "профессионалы" ехали в Москву с другими целями, на них возлагалась задача "выбить" долг из одного коммерческого банка, который до девяносто девятого года пребывал под чеченской "крышей". После начала боевых действий, когда "крыша" убыла воевать с русской армией, банк воспользовался этим и перестал платить "дань". Московские чеченцы несколько раз напоминали им, вежливо, потом подбросили руководителям банка в почтовые ящики фотографии их детей, причём у мальчиков были перечёркнуты красным фломастером шеи, а у девочек... места ниже животов. Но банкиры, обнаглев от побед русских солдат в Чечне, вместо того чтобы раскошелиться отнесли эти фото в милицию... Идиоты, как будто по этим фоткам можно кого-то привлечь. Да и кто искать будет...? Эти нищие мусора и следователи прокуратуры только порадуются, если зарежут или изнасилуют "жирных" детей "жирных" банкиров.
  Как и ожидалось, отправителей "красноречивых" фото не нашли. Но собственными силами "наезжать" на банк было рискованно. Решено было поступить, как обычно в период "боевых действий", не подставляя "москвичей" поручить всё "выездной бригаде". На "командировочных" возлагали и ещё задачу помимо "устрашения" банка, пугнуть заодно азеров, хозяев тех рынков, кто забывает вносить "пожертвования" в дело святой борьбы чеченского народа с Россией во благо всей кавказской нации. В общем, в такой ситуации Вахе было непросто уговорить "командировочных" ещё и прихватить с собой в обратный путь целую русскую семью. Тут даже деньги могли не помочь. Но Ваха, увидев с чердака полуобнажённую жену своего кровника, уже не мог мыслить благоразумно, всё было вытеснено диким необузданным желанием. Он "горел" этим желанием, все его мысли "заполнило её тело". Европейцу обычно чуждо такое "затмение разума", для многих кавказцев умопомрачительная тяга к "белой женщине" - дело обычное.
  
  Исмаил, оставшись один, продолжал наблюдать. Он увидел как в субботу под вечер майор вместе с сыном пошёл к Хромому, что жил в противоположном крыле дома. Через некоторое время оттуда вышли мальчишки, которые несколько дней назад дрались. Сейчас они беседовали вполне мирно. Их отцы оставались дома и оттуда через открытые окна вскоре послышались звуки обычно сопровождающие русское застолье с водкой. Женщина из дома напротив послала дочь и та что-то передала брату. Брат пошёл, видимо, это же передать отцу, а его сестра, в свою очередь, разговорилась с сыновьями Хромого. Вскоре снизу из-под дома послышался уже её смех... потом мать недовольным голосом позвала её домой...
  Всё это время его мысль как бы параллельно работала сама по себе - он искал способ спрыгнуть с этого "адского поезда", которым рулил спятивший Ваха. Исмаилу тоже было приятна наблюдаемая в бинокль женщина... Она так отличалась от его погибшей жены, от всех кавказских женщин... Он любовался её грудью, бёдрами, ногами... но у него не ехала от этого "крыша". Он не мог себе признаться, но это жило в нём уже само, независимо от его воли - ему непостижимым образом нравилась не только женщина, но и весь их семейный уклад, вся их семейная жизнь, со всеми их маленькими радостями и волнениями. Он не хотел всё это разрушать, уничтожать уютное гнездо своего кровника... Хоть Исмаил далеко не всё принимал. Он не мог смириться со столь большим значением женщины в жизни семьи, особенно в воспитании сына. Разве можно вырастить настоящего мужчину, если им с детства командует женщина, даже если это родная мать? Дома мать, в школе учительница. В результате парень вырастает морально слабым, привыкает держаться за бабью юбку. За время службы в армии, учёбы в институте Исмаил видел очень много морально слабых русских. То ли дело чеченцы, да и другие кавказцы. В чём, в чём, а в моральной слабости их нельзя было упрекнуть, они с детства воспитывались как будущие мужчины... Правда, почему-то среди молодых чеченцев так распространена крайняя жестокость, часто переходящая просто в зверство. Исмаил инстинктивно чувствовал, что и в их воспитательной системе не всё в порядке...
  Что его роднило с теми, кого он видел в свой бинокль? Может быть опять же нетипичность? Как он был нетипичный чеченец, так и хозяева дома напротив были не совсем типичные русские. Ведь при внешнем матриархате, хозяйка дома не подавляла ни мужа, ни сына. Мальчишка явно не был слабым маменькиным сынком, один на троих полез - знать бы по какому поводу... Впрочем на "лирические отступления" у Исмаила было не так уж много времени. Он уже не столько следил за противоположным домом, сколько размышлял, как спастись самому... и спасти этих людей из дома напротив ... На помощь пришёл случай... а может и сам Аллах.
  В среду следующей недели, как раз в тот момент, когда Исмаил давясь поглощал обед состоявший из горохового супа и опротивевшей ему отварной картошки... В этот момент он услышал, что рядом на соседском чердаке, за дощатой перегородкой кто-то есть. Этот кто-то с шумом что-то там делал. Исмаил подкрался и меж рассохшихся досок узрел старшего сына Хромого. Тот с грохотом тащил к лестнице лист оцинкованного железа, который, видимо, хранился у них на чердаке. План действий возник моментально - ведь сыновья Хромого и майора, по всему, помирились, а раз так...
  - Эй ты... парень?- негромко но отчётливо позвал Исмаил.
  - Что... кто здесь?- мальчишка испуганно оглядывался, не понимая, кто его здесь на чердаке может окликать незнакомым голосом, да ещё с кавказским акцентом.
  - Иди сюда... ближе подойди...
  Парень отпустил железо и стал с опаской приближаться к перегородке.
  - Это ты Тофик?,- он подумал, что на смежном чердаке азербайджанский хахаль соседки.
  - Слушай меня внимательно... слушай и не перебивай. Семье твоего друга... ну того что напротив вас живут... им большая опасность грозит... Ты понял?
  - Нет... Кому, какая опасность,- не мог оправиться от оцепенения сын Хромого...- москвичам, что ли?
  - Да, им... Ты вот что, ты не бойся, я здесь никому не сделаю зла. Слушай меня, сюда послезавтра приедет человек, он очень опасный, он вооружён... Он тут будет вместо меня, на этом чердаке. Он хочет убить ваших соседей... всех понимаешь... и вас тоже, как свидетелей,- решил немного пугнуть Исмаил, чтобы Хромой, узнав об опасности соседям, вместо того чтобы предупредить, не занял позицию стороннего наблюдателя - кто его знает, что он за человек. - Я не вру, это всё правда. Только ты своему отцу скажи, чтобы он в милицию не бежал, и сам не лез. Он у тебя инвалид, он с ним не справится, да и не всякий милиционер, тут крови будет много, посторонние могут пострадать, твоя семья, понимаешь. Ты другу своему скажи, чтобы он отца предупредил. Отец его настоящий, опытный воин, он знает как опасны такие люди, и как их обезвредить. Ты понял?
  - Нееа,- чувствовалось, что мальчишка совсем растерялся от странной беседы с невидимым из-за перегородки человеком.
  - Пойми, он очень опасен, он в розыске. Его надо взять тут, пока он один. Если упустите, он будет продолжать их выслеживать, он кровник отца твоего друга. Милиция может его упустить, они ведь не знают с кем дело имеют. А отец твоего друга он сразу поймёт в чём дело, он не упустит. Потому вы пока никуда не ходите, дождитесь когда ваш сосед приедет, чтобы он этим делом занялся, понял? Вы без него с ним не справитесь, или уйдёт, или много людей положит. Послезавтра, в пятницу, я уеду... я не хочу в этом участвовать. А того кто вместо меня... его вы должны взять, и в милицию передать... а там статью ему найдут, за ним много грехов. Ты должен всё сделать как я сказал, и тогда спасёшь семью своего друга, и свою тоже...
  Исмаил долго, больше получаса втолковывал сыну Хромого, что от него требовалось. Он очень боялся, что тот вообще не станет ничего делать, или наоборот поспешит, наломает дров... но другого выхода, увы, не было... Исмаил не знал, что сын Хромого тоже симпатизирует одному существу из дома напротив. Услышав, что опасность угрожает той семье, всей... не только Антону, его отцу, матери, такой высокомерной и противной, но и ей... Сын Хромого слушал очень внимательно, несколько раз переспросил и в конце уже не сомневался, что его невидимый собеседник говорить правду.
  
  Володя, сын Хромого, в тот же день всё передал отцу, да и мать рядом случилась. С Хромого сразу улетучился весь хмель, когда он услышал, что у соседки на чердаке парячется "чёрный", а потом приедет другой, находящийся в розыске.
  - Ну Фаинка, сука, так я и думал что-то случится. Теперь как на сковородке горячей жить будем... Ну убить-то вряд ли, наверное этих москвичей просто грабануть хотят. У них есть что взять, вот "чёрные" и нацелились.
  Хромой не поверил в возможность убийства, но ему не пришла в голову мысль, что пришла его жене, стоявшей рядом и в волнении перебиравшей концы своего тёмного платка.
  - Не только ограбить... они ссильничать хотят. Они же на красивых русских баб всегда западают... прямо дурными становятся. А она вон какая... и дочка у них пригожая, чистенькая. При таком мужике можно красивой быть, он вон сколь зарабатывает, кажный день мясо готовят... - начала сворачивать на "наезженную колею" семейных скандалов жена.
  - Замолч... дура!- рявкнул Хромой.- Тут дело керосином пахнет... и нам под горячую руку перепасть может!... Вот что, Володьк... этот "чёрный", он всё ещё на чердаке?... Пожалуй и я слажу, переговорю с ним, а то тут с бухты барахты...
  Хромой слез с Чердака, где-то через часа полтора, чернее тучи. А Володе всё это время виделась соседская девочка, как тогда, когда она подошла к ним звать брата и осталась... В коротком платье, с длинными загорелыми ногами... от неё так приятно пахло. Недаром мать сказала про неё, пригожая, чистенькая... Хромой явно колебался, не зная как поступить. Наконец, он неуверенно изрёк:
  - Может пока слиняем все на время... недельку у брательника перекантуемся?...
  - Да ты что... как же так можно!?- Володя пылающим взглядом буквально прожигал отца.
  - Не знаю...- растерянно переводила глаза с мужа на сына жена.
  - Что... о чём вы?- никак не мог с ходу врубиться младший брат, только что пришедший с улицы.
  - Нет... верно, со своего дому бегать не гоже, это уж совсем западло,- качнув седеющей головой, Хромой тяжело поднялся со стула.- Да, не гоже. И мужик этот Лёшка нормальный, пришёл без скандала, по человечески, бутылку принёс, уважил... Правда баба у него вредная, ходит, нос воротит... Хорошо ещё, что "чёрный" такой попался. Он сказал, что тот, который вместо него приедет, этому Лёшке кровник, а у них с этим строго. Наверное, и в самделе надо сделать, как этот с чердака велел. Как только Лёшка приедет сразу к нему пойдём и с ним всё решим, он должен знать, как тут быть, он в этом деле... как никак офицер бывший и сейчас в охране работает. А менту нашему, Пашке, пока не надо. Пусть этот уйдёт, я ему верю, видать и у них не все звери. А вы все молчок, никому ни полслова,- Хромой грозно глянул на своё семейство.
  
   11
  
  Исмаил сначала испугался, когда Хромой залез на чердак и стал его звать... но затем и сам понял, что мальчишка многое мог не понять из его рассказа, и всё равно без отца вряд ли бы он сможет сделать всё как надо. Вообще-то его подмывало всё бросить и убежать на станцию на электричку и будь как будет - он боялся, что за ним самим вот-вот придёт милиция... После визита Хромого он успокоился, осознав, что ему пока опасность не грозит. Но в дальнейшем... Исмаил не переставал думать, как поступить дальше самому. Просто сбежать куда-нибудь в Сибирь, устроиться на нефтепромыслы. Это было заманчиво, но таило массу проблем. Он ведь знал как боятся руководители предприятий брать на работу чеченцев. Устроиться куда-нибудь к своим - он уже сам боялся, ибо тогда не избежать полулегальной-полукриминальной жизни, которой живут подавляющее большинство членов чеченских диаспор в русских городах, а если к тому же узнают, что он сбежал не совершив кровной мести... Можно сменить документы, выдать себя например за ингуша. Но тогда придётся спрятать диплом с его настоящей фамилией, а ему так хотелось поработать по специальности. Он любил свою профессию, и потом, именно на нефтепромыслах можно заработать достаточно денег... попробовать начать новую жизнь. Но в чём он не сомневался, что необходимо бежать из Москвы, подальше от тех кто его знает... среди которых он никогда не чувствовал себя своим...
  Ваха, как и обещал, приехал в пятницу и был явно не в духе. На вопрос, как дела, он с неохотой поведал, что "операция" откладывается, ибо "профессионалы" пока не могли приехать. Ста
  рый проверенный "канал", по которому они уже столько раз беспрепятственно ходили с чеченских гор в Карачаево-Черкесию, оттуда уже поездом, или самолётом в Москву... а в обратном направлении везли "наваренные", или "выбитые" в Москве деньги. Этот канал по каким-то причинам временно не функционировал. Исмаил понял, что момент более чем благоприятный и начал срочно "плакать":
   - Слушай... я больше не могу здесь, грязный весь, пылью дышу, желудок болит... картошку эту больше жрать не могу... тут сдохнуть можно
   - Ты что же... за смерть жены и родителей отомстить не хочешь!?- погнал было ответную "пургу" Ваха... но как-то без обычной злобы, устало.
   - Да нет... Слушай, ты же говорил, что мы тут будем по очереди. А я тут уже две недели. Давай теперь ты покарауль, а я в Москву съезжу, поем по человечески, вымоюсь... а то мне баранина каждый день снится, чешусь весь, боюсь вши заведутся.
   Услышав о вшах, Ваха брезгливо отодвинулся... и задумался. Исмаил даже испугался, а не примет ли Ваха решение вообще на время снять этот "пост", ведь получалось, что находиться здесь пока не приедут "профессионалы" нет никакого смысла, и тогда вся спланированная уже им самим "операция" провалится... Он не знал, как сильно жаждал Ваха увидеть в бинокль ту, которую животно хотел... Он приехал с целью переночевать здесь самому, всласть насмотреться, правда отпускать Имаила он не думал... но вши... вши решили дело.
   - Ладно, поезжай, но чтобы послезавтра утром был здесь... Бинокль давай, полюбуюсь на это мясо,- он цокнул языком,- которое я на шашлык... будет хороший шашлык, жирный,- Ваха вожделенно улыбаясь устраивался возле пролома.
  
   В субботу после обеда, когда приехавший как обычно с утра Сурин уже затопил баню... К ним в гости вдруг пожаловали Хромой со старшим сыном... Это было неожиданно. Лена срочно скрылась в доме, чего-нибудь одеть поверх купальника, Иринка, которой пока ещё было особенно нечего прятать перед посторонними... Она не побежала вслед за матерью, а осталась на грядке, где поливала помидоры, в короткой маечке и трусиках. Она поздоровалась и не без кокетства взглянула на Володю. Тот тоже поздоровался и не без труда отвёл от неё глаза, отвечая на рукопожатие Антона.
   - Вы, я гляжу, с ответным визитом... что ж сейчас сообразим. Лена!?- засуетился Сурин.
   - Не Лёш... в другой раз,- как-то неуверенно отреагировал Хромой. Он и выпить был бы непрочь... потом его основательно смутил "вид сзади" скрывшейся в доме хозяйки, мощное колыхание её ягодиц.- У нас, видишь ли, разговор до тебя, очень даже серьёзный, наконец окончательно переборол "жажду" и "видения" Хромой.
   - Ну что ж, прошу в сад, там у нас и стол и табуретки есть,- по лицу соседа Сурин видел, что тот действительно зашёл не ради выпивки.
   - И это... давай так, чтобы ни хозяйка твоя, ни дочка пока ничего не знали... Сам поймёшь почему,- уже совсем тихо говорил Хромой, усаживаясь за стол.
   Из дома вышла уже в халате Лена и, изображая радушие, поздоровалась... Но Сурин тут же отвёл её в сторону и попросил оставить их вдвоём с соседом, не мешать разговору... Лена удивилась, но ушла в дом, поглядывая с веранды на разговаривающих мужа с соседом, и Антона с сыном соседа. От неё не укрылось, что соседский мальчишка время от времени украдкой бросает взгляды на Иринку. По лицу мужа она поняла, что сосед сообщал ему что-то важное.
   - ... Я думаю Лёш это не шутка, это серьёзно. У тебя что, среди "чёрных" враги есть?
   - Не знаю, может и есть. Я же там воевал, может кому и остался должен,- вздохнул Сурин.
   - Но ведь Тофик этот, хахаль Фаинкин, он не чеченец, он азер. А если на чердаке его земляки... я ведь не догадался спросить у этого что за перегородкой... может и он азер.
   - Не азеры там... Если они за моим домом следят, это могут быть только нохчи, чеченцы. Азеры их сами боятся. На Кавказе все чеченцев боятся. Когда в Абхазии война была, батальон чеченцев грузинские полки в паническое бегство обращал. Он не мог их на чердак не пустить.
   - Так может нам через него, Тофика действовать, может поможет, наверное освободится от таких гостей хочет?
   - Нет Коль, нельзя, у них страх первый господин, кто кого боится, тот тому и служит. Я вообще удивляюсь, что этот чеченец своего одноплеменника заложил. Это среди них такая редкость.
   - Так ты тоже думаешь, что это серьёзно?
   - Более чем... может быть даже сейчас он за нами наблюдает... Так что ты изображай... нарисуй улыбку на лице.
   - Семью увозить будешь?- Хромой не смог улыбнутся и спрашивал с прежним каменным выражением.
   - Нет, нельзя. Спугнём. Если этого гада здесь не накрыть, он меня и в Москве выследит. Хорошо если он и в самом деле один.
   - А тебе, что многих там приходилось...?- Хромой недоговорил, но смысл был ясен.
   - Что... убивать? Конечно, как же без этого. Там ведь не учения, настоящая война... Ладно, времени в обрез. Я сейчас вызову своих ребят. Ты нам поможешь?
   - Конечно Лёшь, о чём разговор... А что, прямо сейчас...- Хромой явно не ожидал, что сосед начнёт действовать так быстро.
   - А ты как думал? Я не могу этот домоклов меч над своей семьёй терпеть. Брать его прямо этой ночью будем.
   - Понятно... Только Лёш... вояка я... сам видишь, не важный,- Хромой виновато кивнул на свою ногу.
   - Да от тебя ничего особенного и не потребуется... Ты меня на чердак свой проводишь, да ещё с местным участковым сведёшь.
   - Это можно... только насчёт мента... Вряд ли от него много толку. Я ж его знаю как облупленного, родич мой дальний.
   - Всё равно, когда мы его, или их накрывать пойдём, рядом с нами должно быть официальное лицо. У этого волчары оружие, ему можно уже за незаконное хранение срок припаять. Нам обязательно надо уговорить этого мента хотя бы постоять рядом.
   - Трусоват он, но я его уломаю. Начальство его не жалует, думаю захочет отличиться. Только это Лёш... пацанов не надо в это дело втравливать.
   - Конечно, я своему дома быть накажу и ты своим... чтобы не высовывались... а бабам вообще лучше ничего не говорить...
  
   К удивлению Лены гости ушли так же внезапно, как и пришли. Она не знала, что и думать. Тем временем Сурин подозвал Антона и спросил:
   - Володя тебе рассказал ?- и после того как сын утвердительно кивнул, продолжил.- Матери и Иринке, ни слова, говори, что приходили в гости приглашать на следующей неделе...
   Встревоженная Лена попыталась выяснить причину этого необычного визита у мужа, но Сурин сказал, что сосед уговаривал его пойти "раздавить" бутылку, а он де отговорился тем, что уже баня топится и отойти нельзя. Лена не поверила... но так ничего и не выяснив, пошла пытать сына... Тут поспела баня. Но перед тем Сурин, улучив момент, незаметно взял лежавший дома мобильник и спрятавшись в туалете оттуда позвонил в Москву. Он срочно вызвал двух своих свободных ребят из охраны фирмы, обязанных ему устройством на эту работу. Они должны были сесть на одну из последних электричек, чтобы приехать уже после полуночи.
   Лена дулась на мужа, понимая что он что-то скрывает от неё. Но долго дуться не получилось, ибо пришлось идти в баню, где Сурин энергично преодолел её "нарочитую холодность" столь же нарочито-откровенными "приставаниями", если такое выражение вообще употребимо в отношениях между давно живущими друг с другом супругами. На этот раз он затащил-таки её на полок парилки и там от души отпарил... Из парилки Лена выходила на подгибающихся ногах. Сурин подхватил жену и почти на руках вынес в моечное отделение, положил на лавку и начал мыть... После бани Лена уже не думала о своих подозрениях и беспокойстве, она с нетерпением ждала ночи... А Сурин, когда после жены в баню, как обычно, пришёл сын не столько его парил сколько инструктировал:
   - Твоя задача на эту ночь сидеть дома, не спать и караулить мать с сестрой.
   - Ну как же пап...Володька-то наверное там с вами будет, а я тут...?- недовольно подавал голос из-под веника сын.
   - Это не игрушки, такого матёрого волчару брать, навык иметь надо, а вы только под ногами путаться будете, мешать. Понял?
   - А что Володькин отец такой уж спец, он же инвалид и алкаш, от него толку...
   Сурин поддал пару и Антон задохнувшись прижал голову к доскам полка.
   - Всё, дебаты закончили. Я там не один буду, мои ребята подъедут,- чуть приоткрыл "завесу" Сурин.- А ты, повторяю, в тылу должен спокойствие и порядок обеспечить. Ни мать ни Иринка ни о чём не должны знать, пусть спят спокойно. А если, не дай Бог, у нас какой шум произойдёт и мать проснётся, ты должен её успокоить, ничего ей не сообщая. Если она кинется, побежит туда... что хочешь делай, но не пускай, чтобы не случилось, даже если стрельба начнётся.
   - Как это не пускать... кого... маму!? Как же я её... смогу?
   - Сможешь,- в тусклой полутьме парилки Сурин саркастически улыбнулся, вспоминая эпизод подсмотренный им из травяных зарослей...
  
   12
  
   Сурин не очень надеялся, что всё получится как он задумал, но, как ни странно, сначала всё пошло строго по "графику". Во-первых, сразу после ужина и недолгого просмотра телепередач Лена погнала всю семью спать. Она была так "заряжена" в бане, что в постели повела себя соответственно... Сурин старался, устал сам, но жену довёл до полного изнеможения. После этого, она обычно засыпала как убитая, уснула и на этот раз...
   Сурин осторожно вылез из постели. Шёл первый час ночи. Лена с разметавшимися по подушке волосами, едва прикрытая простынёй до пояса, слабо освещённая бледным льющимся из-за занавесок светом, спала крепким, безмятежным сном. Сурин также осторожно натянул простынь ей на грудь, потом быстро и бесшумно оделся, взял мобильник и выйдя из спальни, не до конца, чтобы не стукнуть, прикрыл за собой дверь. Иринка спала в маленькой комнате. Сурин убедившись, что дочь мирно посапывает, пошёл к выходу. Антон должен был спать в гостевом домике, но он стоял возле крыльца, кутаясь в куртку-ветровку.
   - Ты чего здесь?- подозрительно спросил Сурин и покосился на приоткрытое окно их спальни - сын наверняка слышал сладострастные стоны матери, доносившиеся из этого окна, если так же вот стоял...
   Не очень ясно различимое в свете месяца лицо Антона, приняло явно смущённое выражение, что подтвердило догадку. Но он тут же нашёлся:
   - Как чего? Тебя жду... Ты же мне сказал, чтобы я тут на стрёме... караулил.
   - Ладно...
   Сурин отошёл, достал мобильник и стал набирать номер сотового одного из своих бойцов, едущих сейчас в электричке. Номер ответил... они, как и планировалось, были уже на подъёзде, электричка шла строго по расписанию, хотя Сурин опасался обратного.
   - Всё, я пошёл... а ты из дома ни на шаг, понял. За мать и сестру отвечаешь... И ещё, если стрельбу услышишь, все на пол и голов не поднимайте. Сам уложишь, если понадобится, и чтобы у окон не торчали... Надеюсь до этого не дойдёт... так на всякий случай. Ты тут за мужика остаёшься... Понял?
   - Понял пап...- тихо, едва подавляя всё сильнее охватывающую его дрожь, ответил Антон.
  
   Сурин встречал своих ребят на платформе вместе с Хромым и заметно волнующимся милиционером.
   - Привет командир, докладываю о прибытии. Какая вводная?- произнёс один из прибывших, коренастый, коротко стриженый с толстой шеей, в приталенной куртке. Он приложил два пальца к виску, уважительно смотря на Сурина, и тут же нарочито пренебрежительно глянул на явно "мохающего" мента и сильно припадающего на ногу типа с испитым лицом.
   - Тихо... здесь вам не Москва,- оглядываясь по сторонам, предостерёг Сурин.- Пошли. вводную по дороге дам.
   - Вы это... может всё-таки поставить в известность наш райотдел, - пытался возражать заметно колеблющийся милиционер.
   - Пока ты дозвонишься, да пока они приедут... тут же больше тридцати километров... И шум какой поднимут, баб, детей перепугают... И, потом, старлей, все "кресты" на грудь они же, райотдельщики твои и огребут, а ты грамоту в лучшем случае получишь, почётную,- решил сыграть на тщеславии участкового Сурин.- Ты не боись, мы всё тихо сделаем, а тебе только дырки в кителе вертеть останется...
   - А у вас... это... право на ношение оружия есть?- не переставал сомневаться милиционер. Ему было и страшновато, и в то же время очень хотелось "влезть на липку..." ничего не ободрав. К тому же этот азербайджанец, сожитель Фаины, давно уже сидел у него костью в горле... ну а главное он просто не мог проигнорировать просьбу Хромого, приходящегося ему родственником.
   - Есть, всё у нас есть и права, и лицензия,- весело ввязался в диалог второй прибывший, выше и уже своего напарника, но без куртки и оттого ежащийся от ночной прохлады.
   - Значит так, уточняю план действий,- привычно закомандовал Сурин, когда впереди тенью обозначился дом с двумя торцевыми входами.- Первым делом, ты старлей стучишь в дверь и осторожно выманиваешь азера. Это надо для того, чтобы сначала его допросить и выяснить сколько сейчас у него там наверху гостей. Потом ты Коль проводишь меня на свой чердак, и я там у перегородки залягу. Саша, Федя вы атакуете в лоб, по лестнице, как обычно, один прикрывает другого. Сигнал к атаке, грохот с чердака, это я начну ломать перегородку, он на меня отвлечётся, а вы по лестнице. Огонь открывать только в крайнем случае... тут внизу дети.
   - Как, а я что буду делать? - обиженно прошептал Хромой.
   - Как чего? Ты как меня проводишь на чердак, вниз спускаешься и ребятам передашь, что я на изготовке. Кстати, там у тебя перегородка крепкая?
   - Да нет, доски еле держаться, пнёшь они и отвалятся... Подожди Лёш... я чего хочу сказать. Если он пойдёт вызывать этого Тофика из дома,- Хромой кивнул на милиционера,- тот может переполошиться и тем на чердаке знак подать, или они сами участкового в форме увидят, может они и не спят. Давай я... я ему тихонько в окно стукну... я ему часто так стучу, когда выпить невтерпёж, у него всегда самопал есть.
   - Что и среди ночи стучишь?- недоверчиво спросил Сурин.
   - А что... иной раз так припрёт. Он же ночью с наценкой гад продаёт, но куда деваться. Я его выманю, на улицу, а уж тут вы его арестуете без шума и допрос сымете, и баба его ничего не заподозрит. А то ведь она дура заполошная, разорётся.
   Сурин немного подумал.
   - Пожалуй тут ты прав. Как думаешь старлей?
   Милиционер лишь промычал в ответ что-то невразумительное. Он по-прежнему пребывал в раздвоенном состоянии, не мог до конца уразуметь, законно, или не очень то, что сейчас произойдёт.
   Выманить Тофика оказалось непросто. Он подал "самопальную" бутылку в окно, но выйти и распить её с соседом никак не соглашался. И если бы сожителя соседки не припёрло по малой нужде... Возле сортира его и "взяли". Увидев участкового, Тофик сильно струхнул, и тут же рассказал всё, что знал о людях прячущихся на чердаке, и то что сейчас там один, приехавший позавчера, а тот что сидел до того уехал... Он как мог вспоминал и при свете фонарика чертил план чердака, указывал где лежит матрац, на котором спит его незваный гость... Но что это за человек, вооружён или нет, и с какой целью он там...- этого Тофик, похоже, действительно не знал.
  "Брали" чердак согласно заранее утверждённому плану: Сурин, не поднимаясь в рост, проломил перегородку на чердаке, а его ребята "штурмовали" в лоб, по лестнице. Участковый караулил Тофика и наблюдал за всем со стороны - Сурин без труда убедил его, что у него с ребятами это получиться лучше. Всё сделали "как учили", и всё прошло гладко... за исключением того, что чердачный сиделец успел выхватить из-под подушки пистолет и выстрелит аж два раза... Сбитый с толку шумом ломаемой перегородки с одной стороны и топотом по лестнице с противоположной... Он выстрелил наугад, в темноту. Но Сурин не встал в полный рост, он передвигался почти стелясь и пуля прошла выше. А второй выстрел прозвучал, когда майор уже снизу вверх ударила его по кисти и пуля пробив шифер ушла в сторону звёзд... В следующий момент на "постояльца" уже навалились, вывернули руку, ударили ногой в пах, кулаком в подбородок, удушающе перехватили шею, оглушили...
   Очнулся Ваха уже внизу, ему было тяжело дышать, болело запястье правой руки, во рту солоноватый привкус крови. Рядом стоял мент с наручниками, но их из его дрожащих рук взял его кровник, и спокойно защёлкнул на запястьях... Ваха вскрикнул, теперь саднящее запястье вообще было словно в огне...
   - Вот, "Стечкин", на нём должны быть его отпечатки,- коренастый, короткошеей боец двумя пальцами передал пистолет участковому.
   - Потом ваши пусть этого типа по своей картотеке проверят, в ФСБ запрос сделают, наверняка он где-нибудь засветился. Так что, прими поздравления старлей. Когда награду или следующую звезду обмывать будешь, позови,- подмигнул участковому Сурин.
   С возвращением сознания Ваха хоть и не сразу, но понял всё, что случилось. От этого он даже перестал ощущать боль в запястье. До того пребывающий в шоке, он вдруг рванулся, но наручники лишь сильнее затянулись и боль вновь напомнила о себе. Однако злоба превозмогла боль:
   - Убью... суки... всех убьём, всем кишки на кинжал намотаю... бабу твою... я с неё всё сало вытоплю... я её в рот...!
   Страшный удар сразу лишил Ваху не менее чем пары зубов, заставил захлебнуться собственным криком вместе с кровью.
   - Ладно, всё... и так шума много, весь посёлок разбудим... ведите его... Ребята помогите, покараульте, и пока машина за этим фруктом из райотдела не придёт не отходите. Ты старлей не обижайся, так надёжнее... А потом ребята, как сдадите его, ко мне... Вон дом, напротив того где работали, соснёте до утра и позавтракаете....
  
   Лену разбудили хлопки-выстрелы. В комнату из приоткрытого окна тянуло свежестью. Она привычно вытянула руку... рядом никого не было. Хлопки слышались с улицы, недалеко. Лена знала, как звучат пистолетные выстрелы. Вместе с другими жёнами офицеров она иногда ходила на стрельбище и несколько раз стреляла сама... Правда вся её стрельба ограничивалась нажиманием курка заранее заряженного и взведённого мужем пистолета. Выстрел она производила с визгом и отворачиванием в сторону головы, и, конечно, ни о каком попадании в мишень не могло быть и речи... Но те характерные хлопки она ни с чем никогда бы не спутала. Услышав их, и обнаружив, что рядом нет мужа... Смутная тревога, та от которой она уже успела отвыкнуть... она буквально подбросила Лену с постели. Подбежав к окну, не чувствуя холодящей заоконный поток воздуха, она стала всматриваться в подсвеченную лунным светом и редкими фонарями темень.
   Антон, дремавший на ступенях крыльца, тоже услышал и выстрелы, и шум в спальне родителей. Он тут же вскочил и кинулся в дом. Дверь в спальню была приоткрыта. Антон уже давно сидел в темноте, его глаза хорошо к ней адаптировались. Мать стояла у окна и немного наклонившись смотрела на улицу. На ней абсолютно ничего не было. Антон не мог сделать и шага, ни вперёд, ни назад, оторвать глаз. Он довольно часто видел её в купальнике, но без... впервые. Мать отвернулась от окна и заметалась по комнате, ибо не могла сразу найти свой халат... и сын увидел её уже всю, со всех сторон...
   Однажды, в последнюю зиму, вся семья сидя у телевизора смотрела фильм из серии "Тайны дворцовых переворотов". Запомнился эпизод, где светлейший князь Меньшиков в исполнении Александра Шакурова развлекается в бане с обнажёнными девками. В фильме пытались выдержать историческую правду и сняли в той сцене таких женщин, которые в ту, петровскую эпоху считались эталоном красоты - сочных, грудастых, бедрастых. Мать тогда высказала недовольство:
   - Господи, ну до чего Шакуров докатился, в таком виде снимается, немолодой уже, а туда же, и актрисы... Где они таких толстозадых нашли?
  При этом она критически покосилась на детей, во все глаза внимавших происходящему на экране. Их она усадила смотреть этот фильм специально, дескать, для знания истории полезно и, конечно, такой откровенной "банной" сцены никак не ожидала. Тогда отец с улыбкой заметил, что найти желающих сняться в такой сцене не так уж сложно, что на Руси всегда было много полных женщин, что она сама бы вполне могла там сняться... Мать тогда сильно обиделась, она считала себя не такой толстой...
   С затаённым дыханием, наблюдая сейчас мать "во всей красе", Антом автоматом вспомнил ту ярко запечатлевшуюся в его юношеском сознании сцену. Она действительно "не дотягивала" до самой дородной из тех трёх "паривших" Шакурова актрис, но двум другим чуть менее полным, вполне соответствовала...
  
  Лена в волнении не сразу нашла халат, потому что снимала его не сама, а активно ей помогавший муж. Он же и закинул его куда-то. Побегав по комнате, Лена, наконец, обнаружила его, оделась и кинулась к двери, где столкнулась с сыном..
  - Это ты Антон... где отец!?
  - Не знаю мам... он... он сказал, чтобы ты никуда не ходила из дома.
  - Кому сказал...? А ну-ка отойди!- она попыталась отстранить сына, но тот, хоть и смущаясь, но не пускал...- Ты что с ума сошёл!? Прочь паршивец!
  - Папа не велел,- чуть не со слезами отвечал сын.
  - А ну...- Лена напёрла на сына и будучи значительно более тяжёлой заставила его попятиться.
  Антон не знал что делать, толкнуть мать он не смел, а просто сдерживать её у него не хватало веса. Чтобы выполнить приказ отца надо было применять силу, но как это сделать, не причинив матери боли... Он скорее инстинктивно, чем осознанно присел, обхватил её за талию и, собрав все силы, оторвал от пола... Он не ожидал, что это окажется не так уж и тяжело.
  - Ты что...!? Пусти сейчас же... я тебя испорю!- вполголоса, явно опасаясь разбудить Иринку, возмущалась потерявшая опору Лену. Тем временем Антон уже занёс её на руках назад в спальню и опустил. Лена с размаха залепила сыну звонкую пощёчину.- Совсем обнаглел щенок... ну ты у меня получишь!...
  - Ну, мам... прости... папа не велел... я не мог!- с отчаянием в голосе оправдывался сын.
  В дверь заглянула Иринка, разбуженная-таки вознёй и перебранкой
  - Что это вы тут посереди ночи ругаетесь... а папка где?- зевая, спросила она.
  - Ничего... заходи,- Антон схватил сестру за руку и рывком затащил в комнату.- Папа сказал, чтобы все дома сидели, свет не включали, и если стрелять начнут... чтобы на пол ложились,- виновато говорил он в то время, как его щека после материнской пощёчины начинала "гореть".
  До Лены, наконец, дошла вся серьёзность ситуации. Она опять кинулась к окну и пристально всматривалась в контуры противоположного дома. Оттуда глухо доносились голоса и светились светлячками карманные фонарики.
  - Ты можешь мне объяснить, в чём дело... отец там!?- голос Лены слегка дрожал.
  - Да,- сын опустил голову.
  - Господи, надо же как-то узнать... там же стреляли, - на лице Лены обозначилось растерянность и отчаяние.
  - Я схожу мам... я сбегаю, узнаю. Только вы никуда не выходите.
  Антон повернулся к двери, но мать с неожиданным проворством подскочила и уже сама вцепилась в него:
  - Стой... нет... никуда не ходи.
  У матери были слабые руки. Нежные, пухлые... объёмные в предплечьях и локтях, такие же мягкие, но небольшие ладони. Антон не раз в шутливой борьбе сжимал эти ладони, и мать не выдерживала, вскрикивала... Но сейчас эти руки вдруг обрели несвойственную им силу, она так крепко держала, что Антон не мог вырваться...
  Минут через пятнадцать с улицы кто-то негромко присвистнул и позвал Антона. Это был голос Володи, сына Хромого.
  - Я выйду,- Антон просительно взглянул на нервно теребящую носовой платок мать, который она то и дело подносила к глазам.
  - Иди. Только больше никуда. Узнай, что там и сразу назад,- даже в тусклом лунном свете было видно, что лицо матери бледно как простынь.
  
  - Володь ты... что там?- тревожно и нетерпеливо спросил Антон, едва закрыл за собой калитку.
  - Взяли... скрутили,- возбуждённо поведал гонец.
  - Кого?
  - "Чёрного"... Твой отец сказал, что чеченец. Пистолет у него был. Тофик гад... его тоже взяли. А этот, который на чердаке сидел, стрелял, но не попал ни в кого. Когда его с чердака сняли, твой отец ему как звезданул, с него аж сопли с кровью полетели.
  - А папа... где он сейчас?
  - У нас сидит... выпивают. Того "чёрного" и Тофика на станцию в ментовский опорный пункт повели, участковый, дядя Паша и те двое, что с Москвы приехали. Здоровые мужики. Они что с отцом твоим работают вместе...? Фаинка проблядь опять без хахаля осталась... Так её и надо, не будет с "чёрными" ...
  
   13
  
   Тофика вскоре выпустили, ибо ничего, что бы тянуло на срок за ним не обнаружили. А может и земляки с рынка "подмазали" следователей. Но к Фаине он уже не вернулся, ибо в посёлке после того случая поставили вопрос ребром: если опять будешь приваживать "чёрных" - съезжай с посёлка. Съезжать ей было некуда. Чеченец, что взяли на чердаке, оказывается успел "отметиться" и в первую войну, и потом уже в Москве. В общем, срок ему светил уже не только за незаконное хранение оружия. Участковый кроме благодарности получил командирские часы и, наконец, очень долго ему задерживаемого "капитана". Тот другой чеченец, с которым говорили через перегородку Хромой и его сын... О нём больше никто нигде не слышал, он как в воду канул.
  Володя лазил через пролом на соседский чердак ещё до милицейского шмона. Он обнаружил валяющийся в пыли маленький бинокль и взял его себе. Потом, когда всё успокоилось, он уже на своём чердаке сделал маленький, незаметный с улице пролом в крыше и наблюдал за соседским домом. Он мог часами неотрывно подсматривать за чужой жизнью, такой не похожей на жизнь его семьи... Конечно, его прежде всего интересовала младшая сестра Антона. Он мечтал о том, что и у него, когда вырастет, будет такая же семья... и жизнь.
  После всех перипетий Сурин всё же набрался храбрости и задал жене мучавший его вопрос. Что же произошло тогда... там в тесной будке летнего душа?
  - Да ничего... Антон просто схватил меня за руки, чтобы я не могла его ремнём лупить.
  - Но ты же кричала: пусти меня
  - Ну, а что было делать, у него же руки как клещи, он мне так ладони сдавил, что я чуть не села и ремень выронила. Он его схватил и убежал. Вот и всё... А ты что подумал?
  Лена долго смеялась, представив как муж из зарослей подсматривает и мучается в догадках. Но о том, что в ту тревожную ночь сын буквально внес её из коридора в комнату и не выпустил из дома... Это она решила мужу не говорить. Мало ли чего ему ещё в голову взбредёт, какие фантазии. Благоразумно умалчивал о том и Антон. Они не сговаривались. Просто они оба дорожили своим внутрисемейным миром, и не хотели подвергать его даже небольшой опасности из-за каких-то пустяков...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.62*9  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018