ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Боуден Марк
"Чёрный ястреб" сбит

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 7.04*197  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ещё одна версия перевода "Чёрного Ястреба". Главы 1-12.
    Переводчик: Виталий Давыдов. (vidavydov@hotmail.com)

Боуден Марк. "Черный ястреб" сбит

 
  • Боуден Марк. "Черный ястреб" сбит
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12



  •       © Copyright Марк Боуден "Black Hawk down"
          © Copyright перевод: Давыдов Виталий (vidavydov(a)hotmail.com)


    Глава 1



          Для стафф сержанта Мэта Эверсмена этот спуск вниз был слишком длинным. Его сухое тело болталось на веревке на высоте 70ти футов от земли. Под ним были улицы Могадишу. Его защитные очки разбились, глаза были забиты пылью поднятой лопастями вертолета. Это был на столько долгий спуск что нейлоновая веревка прожгла толстые кожаные перчатки. Основная часть его группы уже спустилась ранее. Спускаясь на асфальт улицы Эверсмен увидел сквозь пыль тело одного из его солдат, лежащее на спине рядом с концом веревки. Он почувствовал укол отчаяния. Кого-то уже подстрелили! Он зажал веревку сильнее что бы не свалиться на этого парня. Это был рядовой Тод Блэкбурн, 18ти летний рэйнджер из его отделения, совсем мальчик, только несколько месяцев тому назад выпускник школы. Он был без сознания, кровь текла из его носа и ушей.
          Операция только началась и уже первая жертва. Это была первая неудача из серии неудач которые поставят под угрозу всю операцию. Для Эверсмена, ветерана с 5ти летним стажем, родом из штата Вирджиния, это было только начало самого длинного дня в его жизни.
          Всего 13 минут назад, в 3х милях от сюда, на базе рэйнджеров, на берегу пляжа города Могадишу, Эверсмен помолился Деве Марии во время взлета. Он был зажат на сиденье между двумя членами экипажа, колени его длинных ног почти доставали его плечи. Перед ним, на обоих сторонах вертолета UH-60 "черный ястреб", сидело его отделение, 12 человек в защитном пустынном камуфляже. Он был обеспокоен этой ответственностью, 12 человек. Он также молился про себя во время церковной службы этим утром. Теперь он помолился опять.
          ... Молись за нас грешников, теперь, и в час нашей смерти.
          ... Аминь.
          Это была, середина дня, 3го Октября, 1993го года. Группа Эверсмена, номер 4, была частью большей группы рэйнджеров ассистирующей спецназу Дельта который должен был высадиться с целью захвата лидеров клана Хабр Гибр в самом центре Могадишу, столицы Сомалии. Этот клан, предводительствуемый полевым командиром Мохамедом Фарра Аидидом, бросил вызов Соединенным Штатам Америки.
          Сегодняшними целями захвата были два лейтенанта Аидида. Дельта, элитный спецназ, должен был штурмовать помещение где они находились и захватить их. Затем 4 вертолета с рэйнджерами, включая отделение Эверсмена, должны были десантироваться по веревкам на четыре угла района захвата и сформировать охранный периметр. Чтобы никто не мог войти или выйти.
          Ожидая условного кода который сегодня был "Айрин", они являли собой грозную силу. Атакующуе силы на вертолетах включали в себя около 75ти рэйнджеров и 40ка спецназовцев Дельта размещенных на 17ти вертолетах. Также в аэропорту ожидала колонна из 12ти машин с солдатами задача которых была проехать 3 мили до здания захвата, и доставить пленников и группу захвата на базу.
          Сила вращающихся пропеллеров сотрясала землю. Рэйнджеры были в нетерпении ожидая начала боя. Увешанные гранатами и аммуницией, сжимая хорошо смазанную сталь оружия, они чувствовали как их сердца бились учащенно под бронежилетами. Они проверяли и перепроверяли свое оружие, говорили молитвы, снова а снова репетировали в уме движения в бою. Они оставили на базе сухпайки, штыки к винтовкам, приборы ночного видения, все то что являлось лишним весом для этого короткого как предполагалось дневного рейда.
          В 15.32, первый пилот, Майкл Дурант объявил что поступил приказ на взлет.
          Рой черных вертушек поднялся в голубое марево над Индийским океаном. Они пронеслись над замусоренной полосой белого песка и полетели на низкой высоте над прибоем. Могадишу распростерся под ними в руинах. Пять лет гражданской войны разрушили этот в прошлом цветущий Африканский портовый город до апокалиптического кошмара. Те немногие улицы с твердым покрытием были разбиты и покрыты горами мусора. Уцелевшие стены домов имели следы пуль и снарядов.
          Это был уже шестой по счету рейд после их приезда в Могадишу в конце Августа. Теперь генерал майор Вильям Гаррисон, их командующий брал на себя расчитанный риск посылая их днем в район Бакарского базара в самое осиное гнездо сторонников Аидида.
          Спецназовцы Дельта летели в МН-6 "маленькие птицы", вертушках достаточного малого размера чтобы садиться на узких улицах и крышах зданий. В больших по размеру "черных ястребах" рэйнджеры сидели свесив ноги в открытые двери. Другие примостились на патронных цинках или на бронежилетах расстеленных на полу. Они все были одеты в бронежилеты и каски и имели около 25ти килограммов аммуниции и снаряжения.
          Без аммуниции и бронежилетов, рэйнджеры выглядели как подростки (их средний возраст был 19) Они прошли тщательный отбор и обучение. Они были хорошо подготовлены физически. Они выделялись выбритыми затылками и громогласным приветстием. Рэйнджеры были элитой армии.
          Внутри борта Супер 67 Эверсмен чувствовал себя не совсем уверенно в новой роли. Он был назначен командиром отделения после того как предыдущий командир был отправлен домой в связи с болезнью члена семьи. По мере приближения к цели он начинал чувствовать себя более уверенно. Подобные вылеты они делали уже около 12ти раз.
          В то время когда "черные ястребы" еще летели над городом, "маленькие птицы" были уже у цели. Операция могла быть еще отменена. Единственным знаком опасности который они отметили на подлете были горящие покрышки на ближней улице. Сомалийцы часто делали это тем самым подавая знак тревоги. В этот раз тревоги не наблюдалось. "Две минуты", долетел до Эверсмена голос пилота по внутренней связи. Две лидирующие вертушки вооруженные НУРСАМИ сделали пробный пролет над целью. Время было 15.43.
          Камеры самолетов шпионов и барражирующих над городом вертолетов транслировали оперативную обстановку в реальном времени на Объединенный Командный центр находящийся на базе. Они показывали оживленные улицы города. Отличительным знаком этого района являлся Олимпийский отель. Это было большое, белое, 5ти этажное здание, одно из не многих уцелевших в городе. В трех кварталах от него находился Бакарский базар. Сам отель был расположен на улице Халвадиг. Эта улица имела твердое покрытие, и проходила с севера на юг. Ее пересекали узкие с грунтовым покрытием улочки. На перекрестках лежал наметенный ветром с пустыни песок ржаво-оранжевого цвета.
          Дом предполагаемого штурма находился в одном квартале от отеля. Это был дом с плоской крышей, 2мя этажами с фасада и 3мя этажами с зади. Он имел L образную форму, и маленький дворик за высокой каменной стеной. Перед домом ехали машины, шли люди, ослы тянули тележки.
          Привыкшие к шуму вертолетов за месяцы регулярных полетов, люди не обратили внимание на 2 "маленькие птицы" делающие пробный облет. Не обнаружив опасности, 4 вертушки со спецназом Дельта приземлились на улице Халвадиг, исчезнув в клубах пыли поднятой лопастями. Спецназ быстро покинул вертолеты и начал штурм здания. Почти в это же время прибыли "черные ястребы" с рэйнджерами на борту.
          Вертолет Эверсмена завис чуть выше пылевого облака, ожидая остальные 3 борта. Это ожидание для сержанта казалось бесконечно долгим. Зависший вертолет был хорошей мишенью. Сквозь шум мотора была слышна перестрелка. Толстые нейлоновые веревки лежали свернутыми в кольца перед дверьми. Когда их вытолкнули наружу, конец одной упал на машину внизу. Это задержало десантирование. Пилот вынужден был переместить вертолет не много вперед и в сторону. Веревка освободилась.
          "Мы не много в стороне от планируемого места высадки", пилот оповестил Эверсмена. Они были в одном квартале в стороне. Но это не было слишком существенно, сержант подумал что на земле будет намного безопасней. "Нет проблем", он ответил.
          Настало время десантирования. Он должен был выходить последним. Когда наступила его очередь прыгать, ремень крепления на его очках лопнул. В сердцах, он выкинул их и метнулся за веревкой забыв снять наушники внутренней связи. Он прыгнул обрывая шнур от потолка кабины.
          Казалось время замедлилось. Его движения были размеренными. Он и не осознавал на сколько высоко они были. Этот спуск по веревке был намного длиннее предыдущих. Во время спуска он заметил внизу Тодда Блэкбурна, распластанного на земле в самом конце веревки. Эверсмен опустился чуть в стороне он лежащего рэйнджера. С вертолета сбросили веревку и он начал уходить в верх и в сторону. Пыль и шум наконец улеглись. Резкая вонь города стала ощутима теперь. Рядовой 2го класса, Марк Гуд, медик их отделения уже начал оказывать первую помощь Блэкбурну.
          Он выглядел очень плохо. Один глаз заплыл. Кровь лилась из его рта. Медик просунул трубку в его горло чтобы он мог дышать. Сержант 1го класса Барт Буллок, медик из Дельты поставил ему капельницу. Блэкбурн не был подстрелен, он упал с большой высоты. Каким то образом во время десантирования он промахнулся мимо веревки и рухнул вниз. Он был еще жив но без сознания.
          Эверсмен отошел в сторону и осмотрелся. Его группа рассредоточилась вдоль каменных стен по обеим сторонам дороги. Он же, раненый, и два медика находились на самой середине дороги. Было жарко, песок набился ему в глаза, нос и уши. По ним велась стрельба, пока не точная. В начале он даже не обратил на это внимание потому что был слишком озабочен другим. Теперь он осознал что они представляли собой хорошую мишень, нужно было срочно в укрытие. Он и два медика подхватили раненного под руки и поддерживая шею потащили его на обочину.
          Они присели за двумя запаркованными машинами. Гуд посмотрел на Эверсмена, "Его надо срочно эвакуировать или он умрет". Эверсмен окрикнул связиста группы, рядового Джейсона Мура и приказал ему вызывать капитана Майка Стила. Капитан, командир рэйнджеров, десантировался с двумя лейтенантами с другой группой на противоположном углу квартала. Минуты проходили, связи не было. "Почему нет связи, радист", заорал Эверсмен. Они не заметили что пуля повредила антенну на рации. Эверсмен попробовал связаться по своей уоки-токи. Стил не отвечал. После нескольких попыток, один из лейтенантов, Ларри Перино, вышел на связь. Сержант попытался как можно спокойней объяснить ситуацию с раненым и что ему нужна эвакуация. Перино ответил чтобы он успокоился, что сильно задело сержанта.
          Обстрел усиливался. Офицеры на командном центре видели на экранах что как будто кто то разворошил осиное гнездо. Они наблюдали как Сомалийцы начали возводить баррикады и зажигать покрышки созывая помощь. Множество людей выплеснулось на улицы, многие с оружием. Они прибывали со всех сторон к тому месту над которым кружили вертолеты.
          Отделение Эверсмена рассредоточилось и открыло стрельбу. Толпы Сомалийцев приближались по улице Халвадиг. Другие вели беспокоящий огонь с перекрестных улиц. Рэйнджерам был отдан строгий приказ стрелять только в того кто целится в тебя. Это сразу же стало невосможно потому что боевики были перемешаны с женщинами и детьми. Вообще это была особенность Сомалийцев, если случалась какая то заварушка, все включая женщин, детей, стариков и больных устремлялись к тому месту, смотреть.
          Все шло не по плану. Отделение Эверсмена все еще не было в нужном месте. Ранение Блэкбурна и неожиданный обстрел мешали им занять ранее намеченную позицию.
          Со временем творилось что то непонятное. Казалось события развивались дважды быстрее обычного. Трудно было поверить что все так быстро могло повернуться в худшую сторону.
          Эверсмен не оставлял надежду что колонна скоро подойдет. И правда вскоре он заметил первую машину "хамви" завернувшую за угол всего в 3х кварталах от них. Он почувствовал большое облегчение. "Может спецназ уже сделал свою работу и мы сможем отсюда свалить", он подумал.
          Он снова связался по радио с лейтенантом. "Слушай, нам нужно срочно эвакуировать раненного или он умрет". "Ты можешь направить к нам одну из машин?" Ответ был отрицательный. Медик заорал, "Слушай сержант, его надо эвакуировать". Эверсмен подозвал двух сержантов его группы, Кейси Джойса и Джефа МакЛафлина. Он приказал им нести раненного к машинам. Они разложили компактные носилки, уложили на них Блэкбурна и в четвером, сержанты впереди, два медика позади понесли наненного. Они бежали пригнувшись, Буллок держал капельницу. МакЛафлин не был уверен что раненный выживет. Они кричали ему, "Держись, держись!" Они делали несколько шагов, опускали носилки, стреляли, поднимали носилки, снова несколько шагов и все повторялось.
          "Нужно чтобы машина подошла к нам", сказал медик Гуд. "Мы его поднимаем и опускаем, таким образом мы его убьем". Джойс вызвался сбегать за машиной.
          Во то время как вертушки пролетели над пляжем, стафф сержант Джеф Струкер ожидал выезда в составе колонны. Его "хамви" была в голове колонны из 12ти машин. Их задачей было проехать к Олимпийскому отелю и забрать спецназ Дельты после того как они закончат работу. Ехать туда от базы было всего 5 минут.
          Струкер был родом из штата Айова. Могадишу он знал лучше других водителей. Его взвод часто выезжал в город то за водой то по другим надобностям. Вонь в городе стояла ужасная. Мусор валялся повсюду. Жители жгли мусор и покрышки на улицах. Они также жгли навоз вместо дров.
          В этом Африканском городе жители проводили дни бездельничая снаружи их ветких хижин и лачуг сделаных из жести. Среди них были женщины с золотыми зубами в цветастых платьях. Пожилые мужчины носили просторные рубахи и потертые пластиковые сандалии. Они жевали "кхат", жевачку с наркотическим эффектом. От этого их зубы были покрыты пятнами черного и оранжевого цвета. В некоторых частях города проезжающим рэйнджерам грозили кулаками. Было трудно вообразить, какие интересы Соединенные Штаты Америки, имели в таком месте.
          Сегодня задачей Струкера было пройти в колонне до дороги Холвадиг, забрать пленных Сомалийцев, спецназ Дельты, рэйнжеров и вернуться благополучно на базу. В его машине было трое, специалисты Дерек Веласко и Тим Мойнихен. Третим был любимец взвода, сержант Доминик Пилла. Пилла был здоровенным парнем родом из штата Нью Джерси. Он сильно жестикулировал когда говорил. Он также был прирожденный хохмач. Он засовывал в сигареты крохотные кусочки пороха, и они взрывались во время курения раздражая одних и смеша до слез других.
          Время выезда колонны было расчитано так чтобы не прибыть на место раньше штурма. Почти сразу после выезда, они заблудились. Струкер повернул не на ту улицу и с тревогой наблюдал как колонна уходила в другом направлении. Он смог догнать колонну только в самом конце когда грузили пленных.
          На одной из машин конвоя находилась группа спецназовцев Дельта и несколько из морского спецназа "Силс". Они неслись впереди основной колонны спеша соединиться с штурмовой группой. В тот момент когда они подъезжали к дому, один из Силов, Джон Гэй услышал выстрел и после почувствовал удар в правое бедро. Он вскричал от боли. Мастер сержант Тим Мартин из Дельты разорвал его штанину и осмотрел бедро. Гэю повезло. Пуля попала в лезвие висящего на бедре ножа, расколола лезвие, но нож отклонил пулю. Мартин вытащил несколько мелких осколков лезвия из бедра и наложил перевязку. Гэй хромая побежал в укрытие и открыл огонь.
          Перестрелка нарастала, и они поразились увидев бежащего под огнем к ним рэйнджера. Это был Кейси Джойс. Он быстро объяснил ситуацию с раненым и указал где их ждали. Запрыгнув в машину они понеслись к тому месту где были носилки с раненым. Прибыв туда они быстро погрузили раненного на "хамви" и получив добро на возвращение, сорвались по направлении на базу.
          Струкер и еще один заблудившийся "хамви" были приданы в сопровождение. На машине Струкера был установлен пулемет 50го калибра. Вторая машина сопровождения имела автоматический гранатомет, Марк 19. Колонна из 3х машин мчалась по улицам через перестрелку и взрывы. Б этот раз Струкер знал дорогу точно. В нескольких кварталах он них было пересечение с главной дорогой ведущей на базу. Но ситуация обострилась. Им попадалось все больше и больше боевиков и завалов на дорогах. Некоторые завалы они объезжали а некоторые таранили. Один из медиков держал в одной руке капельницу а другой стрелял.
          Их начали обстреливать сильнее. В них стреляли на перекрестках, с крыш и окон домов. Стрельба велась отовсюду. Один из рэйнджеров в их машине успел срезать очередью 2х боевиков выскочивших из проулка. Струкер приказал пулеметчику Дому Пилла концентрировать огонь в правом секторе. Слева должен был прикрывать 50ый калибр. Они опасались ехать слишком быстро что бы не растрясти на ухабах раненного.
          Пилла развернул свой пулемет М-60 вправо в направлении Сомалийца стоящего всего в нескольких метрах от них. Они выстрелили одновременно и оба упали. Пуля вошла через лоб Пиллы и вышла через затылок забрызгав все кровью и мозгом. Тело Пиллы рухнуло на колени сидящего внизу Тима Мойнихана. Тим заорал в ужасе, "Пилла убит!" В этот самый момент их по рации вызвал сержант 1го класса Боб Галлахер, командир их взвода.
          "Как у вас дела?" Струкер проигнорировав вопрос рыкнул на Мойнихана, "Спокойно, что с ним?" Сидящий впереди Струкер не мог видеть что случилось сзади. "Он убит!" "Откуда ты знаешь что он умер, ты что медик?" Струкер быстро глянул через плечо, и увидел что в машине все было забрызгано кровью. "Ему прострелили голову, он убит!", продолжал орать в истерике Мойнихан. "Успокойся, сейчас ничего не можем сделать!" Струкер приказал водителю ехать быстрее.
          Они приближались к тому перекрестку где им нужно было повернуть на дорогу ведущую на базу. Струкер видел как выпущенные с гранатометов гранаты летели через улицу. Казалось весь город стрелял в них. Они продолжали нестись как одержимые, стреляя во все стороны. Их снова вызывали по связи. "Что у вас происходит?" "Не хочу говорить об этом." "У вас есть потери?" "Да, один." Струкер не хотел распростроняться об этом в эфире. Он был опытный солдат, прошел Панаму и Персидский Залив. Он знал как такие вести действуют на мораль. И еще он боялся паники. "Кто это и какое его состояние?", продолжали спрашивать. "Это Пилла." "Состояние?" "Убит..." При этом известии все переговоры в эфире прекратились, наступила полная тишина.



    Глава 2



          Наконец их маленькая колонна сумела прорваться и свернула на дорогу ведущую к базе. На какое то мгновение стрельба утихла. Но когда они уже подъезжали к морю то увидели что дорога запружена толпой Сомалийцев. Сидящий в передней машине Струкер, почувствовал как сердце упало в пятки. Как им прорваться через толпу. Водитель затормозил и нажал на сигнал. Ни какой реакции. Струкер приказал ему ехать медленно а сам бросил в толпу звуко-световые гранаты. Он также приказал пулемечику дать очередь над головами. Толпа рассеялась и они понеслись дальше давя кого то но Струкер не оборачивался.
          А в это время, в 3х милях к северу, около Олимпийского отеля, спецназ Дельта надев наручники на пленных, приготовился к погрузке в автомашины. Среди захваченных были двое главарей клана.
          Машина Струкера догнала медленно движущийся грузовик с людьми сидящими в кузове. Грузовик не уступал дорогу. Тогда Струкер приказал таранить его. После удара один из мужчин сидящих в кузове вскрикнул и схватился за ногу, грузовик вильнул на обочину.
          Наконец колонна Струкера въехала на территорию базы. Они все почувствовали большое облегчение и усталость. Ошеломленные, заляпанные кровью, они вывалились из машин. Струкер ожидал увидеть спокойствие на базе но вместо этого царила суматоха. Он услышал голос одного из командиров, "Внимание! Слушайте мои приказы!" Чувствовалась паника. Что то случилось. Медики подбежали к средней машине чтобы оказать помощь Блэкбурну. Они не знали что Пилла был убит. Струкер поймал одного пробегающего мимо, "Слушай, в моей машине есть убитый, нужно его убрать."
          В это время, в городе, ситуация продолжала осложняться для отделения стафф сержанта Эверсмена. Они так и не смогли переместиться на запланированную позицию. Двое из его отделения, сержанты Скот Галентайн и Джим Тэлшер присели за запаркованной машиной на другой стороне улицы. Интенсивная перестрелка не испугала Галентайна, напротив ему стало весело. Он шутил и строил рожи Тэлшеру. Пули взбивали пыль между их ногами, разбивали стекла, и пробивали покрышки машины.
          Тэлшера нужно бы видеть. Кровь была размазана по его лицу. Он нечаянно заехал себе прикладом винтовки во время десантирования. Галентайну было 21, родом из штата Охайо. Ему надоело работа на резиновой фабрике. Теперь он целился в людей на улице и стрелял в самую гущу толпы из своей М-16. Люди падали как мишени на стрельбище.
          Когда по ним начали стрелять с другой стороны, они забежали в переулок. Там Галентайн столкнулся лицом к лицу с Сомалийской женщиной. Она смотрела на него пытаясь открыть дверь. Его первая мысль была стрелять. Глаза женщины были полны ужаса. Его поразило в этот момент то что это была не игра, он почти убил эту женщину. Она открыла дверь и зашла в дом. Галентайн укрылся за другой машиной, упер приклад в плечо и начал выискивать цели из сотен Сомалийцев наступающих на них.
          После выстрела он почувствовал болезненный удар в кисть его левой руки. Оружие выбило из рук и оно пролетело вокруг него. Первой его мыслью было поднять винтовку, но затем он обратил внимание что большой палец его левой руки лежит на предплечье соединенный только полоской кожи. Он взял палец и попытался приставить его на место. Тэлшер позвал его, "Ты в порядке, Скотти? Ты в порядке?"
          Сержант Эверсмен видел все это... М-16 крутящаяся в воздухе, брызги розового возле левой руки Галентайна. Он видел как Галентайн схватил палец и посмотрел на него. "Не переходи!", Эверсмен крикнул тому. Огонь на улице был плотный. "Не переходи!" Галентайн услышал, но все же побежал. Он бежал как во сне, медленно, и казалось не двигался. На последние метрах он просто нырнул.
          Эверсмена все больше беспокоила толпа. Боевики выскакивали на улицу, стреляли из автоматов и прятались. Затем Эверсмен увидел вспышку и выхлоп дыма от выстрела из гранатомета. Гранаты прилетели и взорвались окатив их грохотом и гарью. В этом момент волна огня Сомалийцев пронеслась по улице. Эверсмен мог видеть эту волну явно как она продвигалась. Они ожидали какое то сопротивление в этом рейде но не настолько.
          Когда один из "Черных Ястребов" пролетал над ними, Эверсмен встал и указал рукой в сторону Сомалийцев ведущих огонь. Потом он увидел как пулемет с вертолета поливает струями огня позиции Сомалийцев на улице. На несколько минут огонь оттуда прекратился.
          Слева от Эверсмена рядовой Антон Берендсен лежа на земле стрелял из подствольника. Секунды после того как Галентайн занырнул, Берендсен повернулся и схватил сержанта за плечо. "Меня ранило!" Затем он передвинулся к стене рядом с Галентайном. Эверсмен присел рядом с ними, повернувшись сначала к Берендсену. "Куда тебя ранило?" "Я думаю в руку." Целой рукой Берендсен пытался зарядить подствольник. "Я вижу одного вон там.", он сказал. Во время когда Эверсмен пытался осмотреть его рану, Берендсен выстрелил. Граната пролетела к жестяной лачуге и взорвалась поглотив лачугу в пламени и грохоте взрыва.
          Рана Берендсена не выглядела слишком серьезной. Эверсмен повернулся к Галентайну, который почти проваливался в шок. Его оторваный палец свисал с руки. Эверсмен взял палец и положил его в руку Галентайну. "Держи это... Зажми его и держи." Сержант 1го класса, Глен Харрис подбежал чтобы помочь с перевязкой. Он остолбенел при виде пальца и выронил перевязку на землю. Галентайн вытянул чистый пакет и протянул его Харрису. "Не беспокойся Галентайн, все будет хорошо." , сказал Берендсен.
          После ранения Берендсена, только один остался прикрывать переулок с восточной стороны. Это был специалист пулеметчик Дэйв Даймер. Ему было 22, родом из штата Нью Йорк. Дэйв был чемпионом их отделения по борьбе. Рядом с ним открыл стрельбу с колена Эверсмен. Он только сейчас осознал что это были его первые выстрелы.
          Стекло машины за которой они с Даймером укрывались, разлетелось в дребезги и осыпало их градом осколков. Сомалиец выбежал на середину дороги в нескольких метрах он них и открыл огонь из автомата. Даймер успел пригнуться за заднее колесо и свалил боевика короткой очередью.
          Эверсмен связался с командиром их взвода, первым лейтенантом Ларри Перино и сообщил о двух раненых. В это время с другой стороны улицы сержант Тэлшер крикнул, "Снодграсс ранен!" Снодграсс был пулеметчик. Пуля срикошетила в него. Эверсмен видел что Тэлшер начал перевязывать Снодграсса. "Сардж!", Эверсмен повернулся к Даймеру. "Вертолет сбили!"



    Глава 3



          Абдиазиз Али Аден услышал шум вертолетов летящих низко, так низко что большое дерево во дворе его дома повалилось. Адену было 18, но он выглядел на 5 лет моложе. Он выбежал на улицу когда вертолеты пролетали над их домом. В западной части города, в стороне Олимпийского отеля была слышна перестрелка. Аден побежал в ту сторону, небо было черным от дыма.
          По мере приближения к тому месту, треск стрельбы нарастал. Были видны вертолеты, ведущие обстрел сверху. Аден пробежал еще два квартала пока он не увидел несколько больших Американских грузовиков и "хамви" с установленными на них крупнокалиберными пулеметами.
          Рэйнджеры были одеты в кевларовые бронежилеты и шлемы с очками. Для Адена они выглядели не как люди но как какие то мифические существа. Люди бежали от них в ужасе, прятались. Он увидел как грузили в машины пленных в наручниках. На улице лежали трупы людей и труп осла возле своей тележки.
          Эта сцена ужаснула Адена и он побежал обратно домой. Один из вертолетов пролетел над ним почти касаясь крыш домов. Сила его пропеллеров подняла пыль в переулке. Через пыль Аден увидел как один из боевиков несущий гранатомет опустился на одно колено. Боевик подождал пока вертолет проплывет над ним, затем направил гранатомет вверх и выстрелил.
          Аден увидел яркую вспышку в задней части вертолета, граната разорвалась повредив хвост. Вертолет начал вращаться вокруг своей оси. Аден мог видеть пилота в кабине пытающегося остановить вращение но он не смог справиться. Вертолет начал переворачиваться. Затем он ударился в крышу одного из домов и с сильным треском и шумом грохнулся в переулок подняв клубы пыли.
          Падающая машина разрушила часть дома Адена. Он поспешил к месту крушения в страхе за свою семью. Его родители и 8 братьев и сестер оказались живы но погребены под огромным листом жестяной крыши. Во время крушения они находились вне дома возле стены. Обрушившаяся крыша накрыла их. К счастью никто серьезно не пострадал. Аден пробрался мимо вертолета лежащего на боку в переулке. Он помог своей семье освободиться из под обрушившийся крыши. Опасаясь что сбитый вертолет мог загореться или взорваться они перебежали дорогу и укрылись в доме у друзей.
          Не было ни огня ни взрыва. Аден снова решил пробраться к своему дому потому что в Могадишу, дом оставленный без присмотра быстро становился добычей воров. Пробравшись домой Аден заметил что падающий вертолет также разрушил одну из стен его дома.
          Затем он увидел как раненный Американский солдат вылез из покареженной машины. Затем другой с М-16. Аден повернулся и побежал ища где спрятаться. Он укрылся позади старого белого Вольсквагена стоящего на улице. Он залез под машину стараясь быть более незаметным.
          Когда Американец с оружием повернул за угол он сразу увидел Адена прятавшегося под машиной. Видя что у того нет оружия он пошел дальше. Но перед этим он остановился возле машины. Аден мог протянув руку дотронуться до его ботинок.
          Американец увидел Сомалийца с М-16 через дорогу. Они одновременно выстрелили. Никто не упал. Они продолжали стрелять но автомат Сомалийца заклинивало. Американец подбежал ближе и выстрелил. Пуля попала в лоб Сомалийцу и он свалился на землю. Американец выстрелил еще три раза в лежащего.
          Затем Сомалийская женщина выбежала из переулка перед солдатом. Тот выстрелил в нее. Она рухнула как куль, лицом вперед. Множество Сомалийцев выскочили из переулка и открыли огонь по Американцу. Тот встал на одно колено и перестрелял многих из них но и пули Сомалийцев поразили его.
          Затем другой вертолет приземлился на улицу перед домом Адена. Казалось не возможным как такая махина могла уместиться на такой узкой улице. Это был "Маленькая Птица", очень быстрый и маневренный вертолет. Его лопасти вращались всего в нескольких сантиметрах от стен домов. Шум лопастей оглушал, поднятая пыль была на столько плотной, Аден не мог дышать.
          Один из пилотов высунувшись из кабины держал под прицелом улицу. Другой пробежал к месту крушения. Стрельба усилилась. Пули ударялись и раскачивали машину под которой прятался Аден.
          В Объединенном Командном Центре, камеры с вертолетов слежения показывали сцену крушения борта Супер 61 в реальном времени. Командующий, генерал Вильям Гаррисон и его офицеры могли видеть черный вертолет пилота Клиффа Уолкота летящий медленно на малой высоте. Затем облачко дыма рядом с хвостовым ротором. Затем неуклюжее вращение вертолета вокруг своей оси. Два оборота по часовой стрелке, нос задрался вверх, брюхо ударилось о край здания, нос резко ушел вниз, лопасти разлетелись на куски, фюзеляж рухнул в узкий переулок на бок в облаке дыма, пыли и обломков.
          Все понимали что последствия этого крушения были тяжелыми. Десятая Американская миссия в Сомали, переданная одним президентом другому, символ обязательств страны Новому Порядку только что потерпела крах. Честолюбивые надежды бюрократов Объединенных Наций были погребены под дымящейся горой покареженного металла, пластика и человеческой плоти в пыльном переулке в северной части Могадишу.



    Глава 4



          После десантирования по веревкам, рэйнджеры 1ой группы рассредоточились и заняли позиции вокруг юго-восточного угла, того дома где происходил штурм. Для них пока все складывалось нормально, на их углу было пока тихо. Но перестрелка усиливалась и в течении ближайших минут "Черный Ястреб" Клиффа Уолкота будет сбит в 5ти кварталах от них.
          Пули взбили грязь вокруг сержантов Майка Гудэйла и Арона Уилъямсона. Они укрывались за ржавыми останками сгоревшей машины. Сомалиец с АК-47 выглянул из за угла дома и выпустил по ним очередь. Гудэйл вскочил что бы поменять позицию. Но вокруг не было подходящего места. Тогда он занырнул за отрезок трубы торчащей из земли. Она была слишком узкой чтобы надежно укрыть его. Когда стрельба прекратилась на мгновение, он перебежал обратно к Уилъямсону.
          В этот момент Сомалиец снова открыл по ним огонь. Гудэйл видел как очередь прошла по машине, опустилась вниз и отхватила фалангу пальца Уилъямсону. Кровь брызнула тому в лицо. Уилъямсон начал орать и материться. "Если он еще раз высунет голову, ему крышка." С изуродованным пальцем, Уилъямсон спокойно поднял М-16 и прицелился выжидая. Когда боевик снова высунулся, раздался выстрел, брызнула кровь и он свалился замертво. Гудэйл и Уилъямсон обменяли "хай файв".
          Моментом позже, другой Сомалиец побежал от них. Под его рубахой был виден АК-47, они завалили и этого. Гудэйл спросил лежащего рядом медика чтоб мол пойти проверить, может ранен. Медик отрицательно помотал головой, "Нет убит."
          Гудэйла поразило что он только что убил человека. Еще два года тому назад, он пьянствовал с друзьями студентами в университете. Когда его отчислили он подписал контракт в армию. Служба в армии доставляла ему удовольствие. Ему нравилось быть солдатом. Но на этот раз он был растерян. Тот мужчина в него не стрелял. Сделал ли он правильно. Он снова посмотрел на убитого лежащего в пыли.
          На другой стороне переулка, командир группы, первый лейтенант Лэрри Перино, коренастый выпускник военной академии Вест Поинт наблюдал как группа детей приближалась к их позиции указывая на них вооруженным людям. В ответ рэйнджеры бросили звуко-световые гранаты которые моментально рассеяли детей. Перино еще добавил очередью перед их ногами, это рассеяло их окончательно.
          Затем он обратил внимание на ползущую к ним женщину. "Сэр, я вижу боевика с оружием прячущегося за женщиной", крикнул стафф сержант Чак Элиот. Перино приказал открыть огонь. Пулемет дал по ним очередь. Женщина и боевик уткнулись в землю мертвыми.
          Группа 2 находилась на северо-восточном углу квартала. Специалист Шон Нелсон установил свой М-60, пулемет называемый "пиг" за свой хрюкающий звук во время стрельбы. Нелсону было 23, он был старше многих в отделении. Он попал в армию после того как программа подготовки на специальность где он учился закрылась. Он чувствовал отвественность за жизни его друзей. Не только потому что он был пулеметчик но и потому что это была его первая настоящая семья.
          Он заметил Сомалийцев с оружием на юго-западной стороне квартала. Там где была Группа 3. Он дал по ним очередь. Все разбежались кроме одного пожилого Сомалийца. "Вали его, вали", закричал второй номер. "Нет подожди, он сам подойдет к нам." В действительности, Сомалиец начал приближаться к ним идя в полный рост. В десятках метров от них он зашел за дерево и вставил новый магазин в автомат.
          Нелсон не стал больше ждать и открыл огонь. Он всадил в африканца 12 пуль. Пули прошили того и выбили пыль в стене за его спиной. Но боевик начал стрелять снова. Нелсон был в шоке. Он дал еще одну длинную очередь. Пули сбивали кору с дерева. На этот раз боевик свалился на бок, его тело подергалось немного и он затих. Нелсон не мог поверить как трудно убить человека.
          Другой боевик которого заметил Нелсон, прятался за двумя женщинами сидящими на земле. На нем сидели четверо детей. Он был полностью прикрыт мирными. "Взглянь туда", Нелсон указал на эту группу специалисту Джону Уадделу. "Что ты будешь делать?" Нелсон бросил свето-звуковую гранату. Группа рассеялась так быстро что забыли автомат.
          Внимание стафф сержанта Эдда Юрека привлекла находящаяся рядом лачуга из жести. "Там люди", крикнул медик. Юрек проскочил через улицу, вместе с медиком и вломился в лачугу чуть не наступив на перепуганную массу детей. С ними была женщина, по всей видимости учительница. "Всем вниз!", заорал он направив на них оружие. Дети завопили, и Юрек осознал что ему надо поменять тактику.
          "Успокойтесь, успокойтесь", но вопли продолжались. Тогда Юрек медленно наклонился и положил оружие на пол. Затем он жестом подозвал к себе учительницу. Она выглядела как подросток. "Ложитесь на пол!", произнес он медленно выговаривая слова. "Ложитесь", он показал руками. Учительница легла нерешительно. Юрек показал детям сделать то же. Они легли. Юрек поднял оружие и обратился к учительнице. Он старательно выговаривал слова, безуспешно пытаясь преодолеть языковый барьер. "Оставайтесь здесь, не выходите, оставайтесь здесь!"
          Она потрясла головой, Юрек надеялся что она поняла. Когда они уходили, Юрек сказал медику охранять дверь. Он опасался что кто нибудь вломится и начнет стрелять.
          Нелсон увидел как в переулок въехал вооруженный человек сидя на корове. С ним были еще человек восемь, некоторые с оружием. Нелсон не знал то ли стрелять то ли смеяться. Немедленно он и другие рэйнджеры открыли огонь. Человек свалился с коровы и остался лежать, остальные разбежались. Корова осталась стоять в недоумении.
          В это время проплывающий сверху "Черный Ястреб" открыл огонь из скорострельной пушки. Корова буквально развалилась на части. Большие куски мяса полетели в стороны. Кровь брызнула фонтаном. Когда вертолет пролетел дальше, все что осталось от коровы, была груда парящих кусков.
          Такая демонстрация огневой мощи сверху придавала уверенность людям внизу. На улицах вражеского города, где пули свистели вокруг, где запахи крови смешались со смрадом мусора и навоза, огневая мощь вертолетов поддержки напомнила им что они не оставлены.
          После того как вертолет улетел, большая толпа Сомалийцев начала собираться на улице. Нелсон пытался стрелять только в людей с оружием, но они были перемешаны с мирными. Он колебался несколько мгновений а потом открыл огонь. Толпа моментально рассеялась оставив трупы в переулке. Другая группа людей приближалась к ним и была всего в нескольких десятков метров от них. Оттуда тоже стреляли.
          Нелсон больше не рассуждал. Он начал поливать свинцом из своего М-60, выкашивая людей. "Маленькая Птица", пролетела и тоже обрушила стену свинца. Те кто не упали, разбежались. В один момент от толпы остались кровоточащие кучи мертвых и раненных. Второй номер выругался пораженный.




    Глава 5



          После того как он покосил толпу своим М-60, Нелсон услышал приближение "Черного Ястреба". Это был борт Супер 61, Клиффа Уолкота.
          Уолкот был веселым парнем. В их эскадрилье многие знали его как Элвис но не как Клифф Уолкот. Потому что он подражал прической, походкой и разговором своему кумиру. О нем ходили легенды. Он летал на выполнение секретных задач в глубоком тылу противника во время войны в Персидском Заливе. Они делали дозаправку в воздухе охотясь за Скадами Саддама Хусейна.
          Сегодня Супер 61 высадил отделение рэйнджеров и теперь осуществлял их поддержку с воздуха. На борту два оператора скорострельных пушек и два снайпера со спецназа Дельта вели огонь по целям внизу. Каждый раз когда обтекаемый черный вертолет проплывал вверху, это придавало людям внизу чувство уверенности которое Дельтовцы называли "теплым и пушистым".
          Когда "Черный Ястреб" в очередной раз пролетал над ними, Нелсон уловил вспышку и выхлоп дыма от выстрела из гранатомета. Затем кумулятивная граната полетела вверх. Взрыв. Хвост вертолета дает трещину. Ротор перестал крутиться. Весь вертолет задрожал и начал вращаться вокруг своей оси. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее.
          "Смотрите, смотрите!", Нелсон закричал указывая в ту сторону. Вертолет двигался над ними, вращаясь все быстрее. У рядового Джона Уаддела захватило дух. Он чуть не встал в полный рост чтобы стоя смотреть как падает вертолет. Он заставил себя отвернуться чтобы наблюдать за своим сектором.
          Нелсон не мог оторвать взгляда. Вертолет наклонился после удара о край здания. Затем повернулся падая в переулок на бок. Нелсон и другие с ним все еще не могли поверить что вертолет сбит, упал на землю. "Что случилось?", крикнул подбегая командир 2го отделения, 1ый лейтенант Том ДиТомаско.
          "Вертолет сбили", ответил Нелсон. "Нам нужно идти туда немедленно". Он знал что шесть человек в сбитом вертолете нуждались в немедленной помощи. Нужно было опередить Сомалийцев.
          Новость быстро распространилась в эфире. Вместо предписанного монотонного спокойствия, голоса в эфире были наполнены тревогой. "Черный Ястреб сбит в городе! 61ый сбит!"
          Это было не просто крушение вертолета. Это был удар по их неуязвимости. "Черные Ястребы" и "Маленькие Птицы" были их козырными картами. Они позволяли держать боевиков на расстоянии.
          Нелсон видел как дым и пыль поднимаются он места падения. Толпы Сомалийцев бежали в том направлении. Он увидел двух пацанов бегущих к нему. У одного было что то в руке. Нелсон быстро присел на одно колено и свалил обоих очередью из своего М-60. Один из пацанов держал в руке палку. Другой вскочил и захромал в укрытие.
          Товарищ Нелсона, Уаддел также порывался бежать на помощь к месту крушения. Когда две недели назад один из "Черных Ястребов" потерпел крушение, тела пилотов были расчленены толпой. После этого рэйнджеры решили что такое больше не повторится ни с кем из них.
          Они связались со своим командиром, капитаном Майком Стилом, чтобы получить добро. Стил понимал их стремление помочь. Но если Группа 2 оставит свои позиции, периметр охраны вокруг здания распадется. Стил пробовал выйти на связь с командованием но его не слышали из за высокой активности в эфире.
          "Нам нужно идти немедленно!", Нелсон снова крикнул ДиТомаско. Тогда ДиТомаско приказал половине отделения оставаться на месте а половине следовать за ним к месту крушения.
          Для пилота Кифа Джонсона пилотирующего "Маленькую Птицу" взяло всего несколько минут на поиск места крушения. Пилот Борта 62, Майк Гоффина, помог ему в этом. "Две сотни метров. Одна сотня. Ты пролетаешь прямо над ним." Джонс резко отвернул влево и влетел в переулок. Посадка на перекрестке была бы легче, но он не хотел подставляться под огонь со всех направлений. Поэтому он посадил машину в переулке между двух домов.
          Джонс видел черный дым выходящий из нутри сбитой машины. Было видно что 2ой пилот Донован Брайли повидимому мертв.
          Сомалийцы приближались. Джонс и 2ой пилот Карл Майер, открыли огонь из личного оружия. Затем сержант Джим Смит, снайпер Дельтовец выбравшийся из под обломков вертолета появился возле окна их кабины. Через шум вертолета донеслись его слова, "Помогите мне!" Он был ранен, в левое плечо. Смит смог вытащить своего тяжело раненного товарища Даниэла Буча из под обломков. Он усадил его возле стены дома. Там Буч был ранен снова.
          Джонс выскочил из машины и последовал за Смитом оставив Майера прикрывать переулок. Через несколько секунд, лейтенант ДиТомаско появился из за угла и подбежал к вертолету. Майер чуть не выстрелил в него. Лейтенант постучал по его шлему. Это означало, "Какое количество потерь?" Майер не знал.
          Нелсон и подбежавшие рэйнджеры пошли за Джонсом и Смитом. Они нашли Буча, у которого было тяжелое ранение живота. Буч, крутой спец которого все звали "Рэмбуч", сидел, автомат на коленях. Пистолет 45го колибра возле ног. Глубоко верующий в бога, Буч перед отъездом в Сомали, сказал своей матери, "Хорошему солдату христианину нужен всего один "щелчок" чтобы попасть в небо".
          Нелсон нашел 3х Сомалийцев лежащих рядом с Бучем. Одна женщина и двое мужчин. Двое были мертвы. Один еще дышал и пытался двигаться. Нелсон добил его двумя выстрелами. Затем он укрылся за телами прикрывая Джонса и Смита тащивших Буча к вертолету. Нелсон поднял пистолет Буча и сунул себе в карман. Остальные рэйнджеры заняли позиции по периметру.
          Возле вертолета Джонс наклонился и обхватив Буча двумя руками, приподнял и затащил его в заднюю дверь. Затем он помог Смиту забраться внутрь. Джонс осмотрел рану Буча. Он был ранен в живот там где кончался бронежилет. Его глаза закатились и были серого цвета. Буч был еще жив но ему нужна была немедленная медицинская помощь. Джонс залез в свое кресло. Он услышал по связи команду с вертолета слежения, "41ый взлетай, взлетай быстрей!"
          Перестрелка усиливалась и была реальная опасность что и его машина будет подбита. Джонс взялся за штурвал и передал по рации, "41ый взлетаем".



    Глава 6



          Сквозь шум пропеллеров и шум в эфире пилот Майк Дурант уловил голос друга Клиффа "Элвиса" Уолкота. "61ый... падаем..." Голос Элвиса был спокойным и безэмоцианальным. Как будто 61ый не падал а спокойно заходил на посадку. Эфир наполнился голосами в которых звучал ужас.
          Дурант и его 2ой пилот Рэй Фрэнк совершали облет по кругу над северной частью Могадишу. Номер их борта был 64. На борту были также два оператора скорострельных пушек, Билл Кливленд и Томми Филд. Много лет их готовили к этому моменту и вот теперь они вместо того чтобы быть там где шел бой, вынуждены были наматывать круги над пустыней. Пустыня с колючим кустарником, козлами и верблюдами начиналась сразу за городом.
          Дурант был уверен что к Уолкоту помощь подоспеет быстро. В том районе было около 100 Американских солдат, колонна бронированных машин и рой вертолетов поддержки. Когда Дурант развернул машину обратно к городу, он увидел как "Маленькая Птица" Кифа Джонсона приземляется на месте крушения. Другой "Черный Ястреб" с 15ю спасателями завис для десантирования.
          Затем Дурант услышал как его вызывали по связи. Он получил приказ занять позицию сбитого борта над кварталом где происходил захват. Проносясь на малой высоте над городом Дурант мог видеть через стекло кабины что периметр обозначенный рэйнджерами в начале операции уже не существует. Группы рэйнджеров перемещались в переулках ведя перестрелку с боевиками бегущими по паралельным улицам.
          Дурант щелкнул тумблером, включив две 6ти ствольные автоматические пушки способные производить 6000 выстрелов в минуту. Он предупредил операторов не открывать огонь пока не убедятся где свои. Вертолет Дуранта занял место Уолкота пытаясь синкронизировать свой полет с другим "Черным Ястребом" пилотируюмым Майком Гоффина.
          Их задачей было летать по кругу на малой высоте и оказывать поддержку тем кто был внизу. По связи сообщили что вертолет с поисково-спасательной группой получил повреждения но смог высадить группу и продолжал находиться в воздухе.
          Кресло Дуранта было с правой стороны кабины, они летели по кругу против часовой стрелки, вертолет был наклонен влево, поэтому он видел только небо что сильно его беспокоило. Когда же машина выравнялась они летели быстро и так низко что картина внизу выглядела как через бинокль. Под его ногами мелькали ржавые жестяные крыши, деревья, горящие машины и колеса. На 4ом или 5ом круге он почувствовал как вертолет что то ударило и ударило сильно.
          Когда Юсуф Дахир Моалим услышал шум летящих низко вертолетов он схватил свою М-16 и быстро собрал свой отряд из 26ти бойцов. Они имели две базуки, два гранатомета и более современное русское противотанковое оружие. Они побежали кто босиком а кто в сандалиях разбившись на группы по 7 - 8 человек, направляясь к тому месту где вертолеты опускались и была слышна сильная перестрелка.
          Небо было заполнено вертолетами. Боевики Моалима пытались держаться вместе в толпах людей движущихся к месту битвы. Они знали что Американцы менее вероятно будут стрелять в боевиков окруженных мирным населением. Боевики набросили простыни и полотенца на плечи чтобы скрыть оружие. Они также прижимали автоматы к бокам чтобы их не заметили с воздуха. Но их заметили. В ефире звучало...
          "Вижу около 7-8 человек бегущих с оружием..."
          "Среди них есть женщины и дети..."
          "Группа людей пересекает улицу..."
          "Они прячут оружие под одеждой..."
          Моалим и его люди были ветеранами, наемниками. Хотя в Могадишу все сейчас воевали с Американцами бесплатно. После того как США атаковали лидеров клана Хабр Гидр этим летом, противостоящие партии перестали воевать друг с другом и вместе обратились на общего врага. Некоторые из них стали называть себя "мстителями" от игры слов "рэйнджер - ревенджер".
          Моалим, молодой парень, худой, с запавшими щеками и жидкой бородкой сколотил небольшой отряд наемников из мужчин его деревни. Которая представляла собой лабиринт грязных улочек между хижинами и лачугами с жестяными крышами расположенных к югу от Бакарского базара.
          Таких людей как Моалим и его отряд называли "муурйян" или бандиты. Они жевали "кхат", горькое, зеленого цвета растение со стимулирующим эффектом.
          Лопасти вертолета взбивали воздух над отрядом Моалима когда они натолкнулись на машину рэйнджеров. Они расползлись и открыли огонь. Вылетевший из за крыш вертолет обрушил огонь на них. Был убит самый старший в отряде, 40ка летний боевик по кличке "алкоголь". Моалим оттащил тело "алкоголя" на обочину дороги и его отряд перегруппировался в другом квартале, южнее.
          Услышав шум приближающегося вертолета один из боевиков опустился на одно колено и направил гранатомет вверх. Нацелив его в заднюю часть вертолета который летел на уровне крыш. "Если промажешь у меня есть еще один заряд", крикнул Моалим. Гранатометчик выстрелил, граната попала в задний ротор. Куски ротора разлетелись от взрыва. Затем в течении нескольких секунд ничего не произошло.



    Глава 7



          Майк Гоффина был сзади машины Дуранта когда граната взорвалась. Два борта должны были находиться напротив друг друга барражируя над условным районом. Они пытались синкронизировать их полет. Дурант занял позицию сбитого борта 61.
          Гоффина летящий сзади увидел попадание гранаты в хвостовой ротор. Из поврежденного ротора вытекло масло. Но вертолет продолжал лететь нормально. "64ый, у тебя все хорошо?" он вышел на связь с Дурантом. "Черный Ястреб" большая машина, весом около 8ми тонн с экипажем и снаряжением. Поэтому во время связи Дурант еще не осознал что произошло. Гоффина объяснил что было попадание в хвостовую часть. "Понял...", ответил Дурант.
          Первое время с машиной в действительности ничего не происходило. Дурант быстро осмотрел индикаторную панель. Все показатели были в норме. Его экипаж, стафф сержант Билл Кливлэнд и сержант Томми Филд находящиеся в заднем отсеке, не пострадали. Дурант вроде начал успокаиваться. Гоффина сообщил что вытекло масло из ротора. Но вертолет был построен с расчетом что бы летать какое то время без масла.
          Дурант был уверен в машине, но все же она получила повреждение и он получил приказ возвращаться на базу. Он развернул вертолет в сторону базы находящейся всего в 4х минутах полета отсюда и которая была видна вдали. Он также отметил большое открытое пространство на случай экстренной посадки. Но вертолет летел прекрасно.
          Дурант был настоящим профессианалом своего дела. Он служил в особом 160м полку "Ночные Охотники" специализирующемся по секретным операциям. Он учавствовал в боевых вылетах во время войны в Персидском Заливе и Панаме. В том районе где он жил даже соседи не знали о его профессии. Даже его семья не знала где он сейчас находиться. Ему дали только два часа на сборы в Сомали. Он успел заскочить домой чтобы попрощаться с женой и детьми и извиниться за пропущенный день рождения сына.
          Иногда ему казалось что вся его жизнь состоит из треннировочных полетов и боевых вылетов. "Ночные Охотники", совершали большое число треннировочных полетов. Они отрабатывали до автоматизма всевозможные ситуации. Даже крушения.
          Когда Дурант развернулся в сторону базы, Гоффина принял решение сопровождать его хотя бы какое то время. Он следовал за Дурантом около мили удостоверившись что у того все нормально. В тот момент когда он был почти готов возвращаться, хвостовой ротор Дуранта рассыпался у него на глазах.
          Дурант и 2ой пилот Рэй Фрэнк почувствовали как вертолет начал вибрировать. Они услышали последние завывания сухого ротора и громкий удар когда отвалилась большая часть хвостового оперения. Нос летящей машины внезапно провалился вниз. В это же время вертолет начал вращаться вокруг своей оси.
          Дурант среагировал мгновенно. Он до пола надавил левую педаль, но вращение продолжало нарастать потому что хвостовой ротор был полностью разрушен. Вращение стало на столько быстрым что земля и небо слились в одну линию. Падая с высоты 75ти футов вертолет успел повернуться 10-15 раз перед ударом о землю.
          Наблюдавший все это Гоффина видел как Дурант и Рэй Фрэнк пытались сделать что то. На симуляторах, пилотов учат выключать двигатели что бы остановить вращение. Тумблеры выключения находились на потолке кабины. Фрэнк преодолев силу вращения смог дотянуться и выключить один двигатель полностью и второй на половину.
          Дурант закричал в эфир, "Тяжелое падение... Падаем..." и затем "Рээээй..."
          Гоффина наблюдал в изумлении как вращение падающего вертолета внезапно замедлилось. И перед самым ударом о землю нос вертолета задрался. По причине аэродинамики или потому что пилоты успели сделать что то падающая машина выравнялась. Это было очень важно. Это давало четырем мужчинам на борту шанс остаться живыми.



    Глава 8



          Барражируя над местом крушения, Майк Гоффина заметил что Дуранту повезло. Его вертолет рухнул не на каменное здание а в гущу хлипких жестяных лачуг что смягчило удар. Вертолет не перевернулся. "Черный Ястреб" имеет амортизаторы способные выдержать очень сильный удар. Главное чтобы во время удара машина была в вертикальном положении. Вертолет Дуранта был в вертикальном положении.
          С другой стороны экипажу потерпевшего крушение вертолета не очень повезло. Место крушения находилось примерно в полтора километрах от района где действовали Дельтовцы и рэйнджеры. Единственная поисково-спасательная группа уже десантировалась на помощь Уолкоту. Отсутствие 2ой поисково-спасательной группы было одной из роковых ошибок этой операции. Никто серьезно не мог предположить что два вертолета могут быть сбиты.
          Гоффина наблюдал сверху как Сомалийцы стекались по переулкам к месту крушения. Он пролетел ниже и смог мельком поймать взгляд Дуранта в кабине. Тот пытался сбросить с ног кусок жести. Гоффина также уловил растеряный взгляд 2го пилота, Рэя Фрэнка. Рэй уже успел побывать в подобном крушении во время треннировочного полета несколько лет тому назад. Тогда он поломал ноги и повредил спину. Он все еще пытался отсудить компенсацию за то. Его взгляд говорил, "Не могу поверить что это случилось опять..."
          Гоффина также заметил движение в задней части вертолета. Кто то еще был жив. У себя на борту Гоффина имел трех снайперов из спецназа Дельта. Рэнди Шугарт, Гери Гордон и Брэд Халлинс. Гоффина знал что Дуранту и его экипажу нужна помощь. Сомалийцы приближались и они не могли продержаться долго.
          Операторы пушек и снайперы на его борту поливали свинцом Сомалийцев внизу. Гоффина снижался и пролетал на низкой высоте над толпой разгоняя ее. Снайперы в это время поражали гранатометчиков.
          Но с каждым разом огонь по его машине усиливался. Он слышал как пули стучали по обшивке, высекали искры попадая в лопасти. Машина Гоффины и другие вертолеты поддержки пока сдерживали толпы. В эфире повторялись требования о помощи. Их неоднократно заверяли что скоро подойдет колонна.
          Командование разрешило Гоффине высадить двух снайперов из Дельта. Их задача была помочь Дуранту продержаться до прибытия основной помощи. Расчет был на то что спецназовцы смогут сдержать толпы Сомалийцев до прихода колонны. Дельтовцы были настоящими профессионалами. Экспертами в вопросах убийства и выживания. Гордон был в армии с 17ти лет, имел жену и детей. Шугарт обожал свой Додж вседорожник и охотничьи ружья.
          Гордон довольно усмехнулся и поднял большой палец вверх при известии что они идут на помощь. Гоффина выбрал место для высадки и завис в пяти футах от земли. Дельтовцы выпрыгнули. При этом Шугарт запутался в страховочной веревке и вынужден был обрезать ее. Потом он стоя показывал руками недоумение. Они не знали в каком направлении идти. Гоффина высунувшись из кабины показал им. Также один из членов экипажа выстрелил в ту сторону дымовой ракетой. Шугарт и Гордон побежали в том напралении.
          Майк Дурант очнулся и почувстовал что его правая нога была не в порядке. Он был без сознания несколько минут. Он сидел в своем кресле слегка наклонившись вправо. Лобовое стекло кабины было разбито. Большой кусок жести накрывал его ноги. Вертолет сильно не пострадал. Лопасти не согнулись. Кресло Дуранта имело амортизаторы. От удара и рывка вращения они лопнули и кресло рухнуло на пол. От этой комбинации рывка и удара сломалась большая кость правого бедра Дуранта, как раз на краю сиденья.
          "Черный Ястреб" упав расплющил одну из лачуг. В ней ни кого не было. Но в соседней лачуге двух летняя девочка, Хова Хассан лежала без сознания. Кровь текла из глубокого пореза на ее лбу оставленного летящим куском металла. Ее мать получила сильные ожоги на лице и на ногах от разлившегося раскаленного масла.
          Ошеломленные пилоты осматривали друг друга. У Рэя Фрэнка была сломана левая голень. Дурант машинально снял шлем и перчатки. Затем он снял часы. Он всегда перед полетом снимал обручальное кольцо чтобы оно не цеплялось за тумблеры и одевал его на ремешок часов. Он положил часы на приборную панель.
          Дурант достал свое личное оружие. Германский автомат МР-5К. Фрэнк пытался объяснить что произошло во время крушения. "Я не смог выключить их полностью..." объяснял он свою попытку выключить двигатели. У них обоих болели спины. Повидимому поврежденные во время крушения.
          Дурант ни как не мог выбраться из под обломков. Он оттолкнул накрывавший его кусок жести и решил защищаться через лобовое окно. Фрэнк смог вылезти и исчез в проеме двери. Это был последний раз Дурант видел его. В это время появились двое Дельтовцев посланных им на выручку. Это было для него неожиданностью и ему стало легче.
          Шугарт и Гордон действовали спокойно. Они вдвоем осторожно вытащили Дуранта из вертолета и посадили его возле дерева. Дурант не чувстовал сильной боли. С его позиции он мог прикрывать правую сторону машины своим автоматом. Сзади его прикрывала жестяная стена лачуги. Он заметил что больше всего досталось тем кто находился в заднем отсеке. Там не было амортизаторов. Дельтовцы вытащили Билла Кливленда, он был весь в крови и пытался говорить.
          Затем Дельтовцы перешли на левую сторону сбитого вертолета чтобы помочь Томми Филду, другому члену экипажа. Дурант их не мог видеть и только предполагал что они оказывают помощь. Сомалийцы начали показываться из за угла. Дурант стрельнул и они попрятались. Его автомат заклинивал. Ему приходилось выбрасывать патрон чтобы продолжать стрелять.
          В это время началась стрельба с другой стороны машины. Дурант еще не знал что Дурант и Гордон были едиственными посланными им на помощь. Что колонна только еще формировалась на базе. Он также не знал что всего в 110ти ярдах от них приземлилась и ожидала их машина Кифа Джонса и Карла Майера.
          Джонс и Майер держали под прицелом переулок ожидая толпу Сомалийцев которая могла появиться с минуты на минуту. Они надеялись что Шугарт и Гордон смогут привести экипаж Дуранта и они эвакуируют всех. Гоффина наблюдавший сверху видел как Шугарт и Гордон вытащили Дуранта, Кливленда и Филда. Он знал что они вдвоем не смогут дотащить раненных до ожидающего их борта. Он объяснил это Джонсу и Майеру. Затем они после 5ти минутного ожидания запросили разрешения на взлет и дозаправку. Получив разрешение они взлетели.
          Машина Дуранта потерпела крушение в районе Вадигли. Недалеко от того места где жил Моалим. В тот момент когда вертолет рухнул люди вокруг Моалима развернулись и побежали к месту падения. Ему пришлось бежать с ними. Он кричал предостерегая, "Стойте... Назад... Там могут стрелять..." Кто то послушал его, остальные продолжали бежать.
          Али Хусейн, владелец аптеки рядом с местом крушения видел как многие соседи схватив оружие устремились к месту падения. Он схватил за локоть пробегавшего мимо друга Кавале, владельца ресторанчика. Кавале был с оружием. "Не ходи туда... это опасно..." Но Ковале вырвавшись побежал дальше. Несколько минут спустя его нашли люди Моалима лежащего в пыли убитым. Пространство вокруг вертолета было усеяно трупами Сомалийцев. Как и предполагал Моалим, Американцы были все еще способны дать отпор.
          Моалим пытался сдержать толпу но люди были разъярены. Он высматривал подходящую позицию для своих людей, решив дождаться остальных чтобы скоординировать атаку.
          Дурант все еще был уверен в благополучном развитии ситуации. Его сломанная нога не болела. Он сидел прислонившись к дереву сдерживая Сомалийцев пытавшихся высунуться из за угла стены. Он слышал перестрелку с другой стороны вертолета. Он знал что Рэй Фрэнк был жив. И где то находились двое Дельтовцев и Томми Филд. Он не знал о состоянии Томми но был уверен что в течении нескольких минут к ним подойдет помощь.
          Затем он услышал как один из Дельтовцев, Гэри Гордон крикнул что он ранен. Рэнди Шугарт появился и спросил если на борту было еще оружие. Дурант объяснил ему где лежали М-16ые. Шугарт залез в вертолет и вылез с двумя винтовками. Он дал Дуранту заряженный автомат САР-15 и ничего не сказал о Гордоне. Затем он спросил как выйти на связь по аварийной рации. Тогда до Дуранта начало доходить что они увязли серьезно. Если Шугарт спрашивает как выйти на аварийную связь значит они двое были едиственными посланными на помощь.
          Дурант объяснил как выйти на связь по каналу "Браво". Шугарт затребовал немедленную помощь. Его заверили что колонна уже вышла. Затем Шугарт забрал оружие и ушел на другую сторону вертолета.
          Дуранта охватила паника. Ему нужно было сдерживать Сомалийцев. Он слышал их голоса за стеной. Потом голоса замолкли и двое попытались перелезть через стену. Дурант стрельнул и они спрыгнули назад. Он не успел заметить задел ли кого нибудь. Снова мужчина попытался перелезть стену. Дурант застрелил его. Другой вылез из за угла с оружием. Дурант убил и его. Внезапно на другой стороне машины вспыхнула бешенная перестрелка. Он услышал крик агонии Шугарта и все утихло.
          Вертолеты слежения передавали. "Место крушения захвачено местными... Вы уверены...? Подтверждаю..." Эфир затих.
          Ужас охватил Дуранта. Он слышал приближение разъяренной толпы. Сомалийцы пробирались через кучи обломков. Никто больше не стрелял. Все наверное погибли. Дурант помнил что случилось с теми кто попал в руки Сомалийцев. Ходил слух что они играли в футбол головой пилота с борта потерпевшего крушение этим летом. Теперь его очередь. Патроны у него кончились. Был еще пистолет в кобуре, но он забыл про него. Это был конец.
          Сомалиец вышел из за носа вертолета. Он с изумлением смотрел на Дуранта. Он закричал подзывая остальных и больше Сомалийцев подбежали. Это было время смерти. Дурант положил пустой автомат себе на грудь и на нем сложил руки подняв глаза к небу.




    Глава 9



          Улицы были забиты озлобленными людьми стекавшимися к сбитой машине. Они хотели убить этих Американцев которые спустились с неба и открыли огонь по их друзьям и соседям. Несмотря на яростный огонь от солдат на месте крушения, толпа продолжала напирать.
          В течении прошедших месяцев, рэйнджеры совершали налеты на город в любое время дня и ночи. Вертолеты зависали низко, сила их лопастей срывала жестяные крыши лачуг. Рэйнджеры десантировались по веревкам чтобы уничтожать и арестовывать лидеров клана Хабр Гидр. Это было оскорблением для Сомалии. В этот день вся накопленная ненависть вскипела и многие были уже мертвы.
          На месте аварии, Дельта сержант 1го класса Рэнди Шугарт и мастер сержант Гэри Гордон сдерживали толпу, ожидая обещанной помощи. Юсуф Дахир Моалим, местный полевой командир тоже пытался сдерживать толпу. Но теперь это не было так тяжело. Трупами Сомалийцев было усеяно все вокруг. Виной этому был убийственно точный огонь Американцев.
          Моалим оставался сзади. Время еще было. Американцы были окружены. Он подождал пока около двенадцати человек из его отряда соединятся с ним. Затем они рассредоточились выискивая удобные позиции для координированной атаки.
          Возле сбитого вертолета он видел двоих солдат и летчика. Они вели огонь. Другой Американец лежал без движения по видимому тяжело раненный или убитый. По сигналу Моалима его люди открыли одновременный огонь по Американцам. После яростной перестрелки которая длилась около двух минут, Американцы прекратили стрелять. Толпа последовала за Моалимом и его людьми к сбитой машине.
          Люди набросились на Американцев. Только один был еще жив. Он кричал и размахивал руками когда толпа схватила и потащила его разрывая одежду. Люди кромсали ножами мертвые тела Американцев. Другие отрывали конечности. Вскоре все бегали, крича и неивствовая, демонстрируя друг другу оторванные части тел.
          Когда Моалим обежал вокруг хвоста сбитой машины он изумился найдя еще двух Американцев. Один повидимому тяжело раненный или убитый растянулся на земле. Другой, пилот был еще жив. Он не стрелял, положив оружие себе на грудь и сложив руки поверх него.
          Толпа протекла мимо Моалима и набросилась на этих двоих. Люди начали бить и пинать пилота. Но полевой командир внезапно захотел защитить его. Он схватил пилота за руки и выстрелил в воздух закричав чтобы люди отступили назад.
          Один из его людей сильно ударил пилота прикладом в лицо. Моалим оттолкнул его. До Моалима дошло что Американец был более ценным живым чем мертвым. Рэйнджеры потратили месяцы захватывая Сомалийцев в плен. Теперь они могли обменять пленников на пилота.
          Моалим и некоторые из его людей сформировали кольцо вокруг пилота защищая его от толпы. Несколько боевиков Моалима разорвали одежду Дуранта. У пилота был пистолет и нож. Сомалийцы боялись что он спрятал еще оружие. Они знали также что пилоты носили радио маяки в одежде чтобы их могли легче найти. Поэтому они содрали с него одежду.
          Дурант продолжал смотреть на небо. Сомалийцы кричали ему что то но он не понимал. Его нос был сломан. Кости лица разбиты от удара.
          Когда они начали сдирать с него одежду и не могли расстегнуть застежки, Дурант дотянулся и расстегнул их сам. Затем они содрали с него ботинки, спас жилет и рубашку. Один начал расстегивать его штаны но увидев что под ними не было ничего (для комфорта в экваториальной жаре) застегнул их обратно. Они также оставили на нем коричневую майку. Все это время его били и пинали.
          Один молодой парень дотянулся и схватил его зеленую айдентификационную карточку висящую на шее. Он сунул это в лицо Дуранту и закричал на английском, "Рэйнджер, рэйнджер ты умрешь в Сомали..."
          Затем кто то бросил землею ему в лицо. Земля забила ему рот. Они завязали ему глаза какой то тряпкой. Толпа приподняла его полунеся полуволоча. Он почувствовал как обломок кости бедра проткнул кожу сзади правой ноги.
          Его толкали со всех сторон, пинали, били руками и прикладами. Он не видел куда его волокут. Он был погружен в море ярости и ненависти. Кто то, он подумал женщина, схватил его за пенис и мошонку и дернул.
          В этой агонии ужаса Дурант внезапно покинул свое тело. Он не был больше в центре толпы. Он обозревал толпу атакующую его со стороны, как то. Он не чувствовал боли. Страх ушел вместе с сознанием.


    Глава 10



          Для рейнджеров оставшихся на базе, битва происходящая в городе казалась и далекой и в тоже время очень близкой. Они не могли подобно командованию в Объединенном Командном Центре наблюдать сражение на экранах телевизоров. Но они слышали что происходило в эфире и этого было достаточно.
          Можно было точно определить что операция провалилась в ад. Операция по захвату переросла в настоящую битву. Они слышали голоса дрожащие от страха и эмоций. Их лучшие друзья и братья были в западне и погибали.
          Они слышали по радио описание падения вертолета Клиффа Уолкота и затем Майка Дуранта. Полнота происходящего ощутилась особенно резко когда искореженное и расстрелянное "хамви" сержанта Доминика Пиллы вкатилось в ворота базы. Сам Пилла был убит выстрелом в голову. Его машина была частью колонны машин вывозящих Тодда Блэкбурна выпавшего с вертолета в самом начале операции. Блэкбурн выглядел ужасно. Он лежал без движения, глаза были закрыты, рот был в крови.
          Ни кто так не рвался в бой как специалист Дэйл Сайзмор. Слово рэйнджер были дважды выколото у него на плече. Сайзмор чувствовал себя паршиво когда его друзья собирались в рейд. Гипс на руке не позволял ему идти с ними. Он повредил локоть несколько дней тому назад во время борьбы с полковником из Дельты. Тот поймал его на прием и бросил на землю.
          Весть разнеслась что остатки колонны Пиллы после пополнения свежими силами дожны были прорываться на помощь Дуранту. Не все были настроены по боевому как Сайзмор. Специалист Стив Андерсон слыша перестрелку в дали и радио обмен чувствовал страх. Андерсон и Сайзмор были оба с Иллинойса. Они были друзьями. Хотя их характеры были разными. Андерсон был более спокойным и тихим. У него была сильная астма. Во время недавнего ночного рейда он был легко ранен. Осколки застряли в ноге. Это подорвало его боевой дух.
          Андерсон были сильно сконфужен путаницей криков и стрельбы. Ему казалось что все используют радио по меньшей мере в два раза больше чем нужно. Как будто переговоры были сетью не дающей им упасть. На сколько Сайзмор рвался в бой, на столько Андерсон не хотел туда идти. Пытаясь скрыть свои переживания, он весь покрылся холодным потом, "Нужно ли мне идти туда?"
          Видение мертвого Пиллы и изувеченного Блэкбурна только усугубило его страх, "Что мы здесь делаем...?" Андерсон посмотрел на специалиста Брэда Томаса. Пилла лежал мертвый у него на коленях. Всю дорогу Томас ехал залитый кровью своего друга.
          Глаза Томаса вылезшего из "хамви" были красными. Он взглянул на Андерсона и выдавил, "Пилла умер..." Томас заплакал. Андерсон почувствовал что он тоже сейчас заплачет. "Я не хочу туда идти...", он продолжал говорить себе хотя ему было стыдно.
          Затем он взглянул на спецназовцев из Дельта и "Сиил". Они действовали как машины. Пополнив аммуницию были готовы к рывку обратно. В них не было видно колебания и тени сомнения. Рэйнджеры же все были потрясены основательно.
          Томас закричал в истерике, "Я не могу туда возвращаться... Я не могу... Они стреляют отовсюду..."
          Даже те рэйнджеры кто соблюдали видимое спокойствие, внутри чувствовали то же самое. "Как они могут вернуться в этот ад? Они чудом спаслись, избежали смерти... Целый город пытался убить их..."
          Командир колонны стафф сержант Джеф Струкер был потрясен не меньше. Один из Дельтовцев отвел его в сторону. "Слушай сержант, надо отмыть машину...", сказал он указывая на забрызганное кровью "хамви".
          Струкер подошел к своим рэйнджерам. "Слушайте... Если не хотите этого делать я сделаю сам, но нам нужно отмыть машину перед выездом... Остальным, получить боеприпасы." Струкер обратился к пулеметчику его машины, "Ты поможешь мне...? Но ты не обязан..." Тот кивнул хмуро. Вместе они пошли принести воды в ведрах.
          Сайзмор видя все это разозлился еще больше. "Я еду с вами..." "Тебе нельзя, ты ранен", ответил командир его отделения, сержант Рэйли Кэш.
          Сайзмор не стал спорить. Он был одет в шорты и майку. Его снаряжение было упаковано для отправки самолетом домой. Он побежал в ангар, оделся и стал собирать лежащее вокруг снаряжение. Он нашел чей то бронежилет который был в три раза больше по размеру и каску. Затем он схватил свой ручной пулемет, насовал патронов в карманы и подсумки и помчался обратно к колонне в незавязанных ботинках.
          "Я еду с вами", упрямо повторил он Кэшу. "Тебе нельзя с гипсом...", возразил тот. "Тогда я сниму его..." Сайзмор побежал обратно в ангар, нашел ножницы и разрезав внутренний шов сорвал гипс с руки. Затем он прибежав обратно залез в "хамви". Кэш посмотрел на него покачав головой и сказал, "Окей..."
          Андерсон видя это восхитился и почувствовал стыд. Он надел свой жилет и каску и сел на заднее сиденье машины. Он решил ехать со всеми и рисковать жизнью. Но делал это он потому что не посмел отказаться.
          Перед посадкой Томас оттянул Струкера в сторону. "Сержант, я не могу ехать с вами..." Подчиненные Струкера ожидали что он взорвется. Он был примером для подражания. Идеальный рэйнджер. Сильный, жесткий, строгий. Не у кого не было сомнения в его надежности. Он был также любимцем офицеров.
          Вместо этого Струкер тихо ответил Томасу как мужчина мужчине. Он попробовал успокоить Томаса. Но Томас был спокоен. Он все рассчитал точно. Он поженился всего несколько месяцев тому назад. И он не собирался поехать обратно и умереть.
          Томас повторил настойчиво, "Я не могу этого сделать..." Ему было все равно какую цену ему придется заплатить за такой отказ. Он принял решение.
          "Слушай", сказал Струкер. "Я понимаю твои чувства. Я тоже женат. Не думай о себе что ты трус. Я знаю что ты боишься. Я тоже боюсь. Я никогда не был в подобной ситуации. Но нам нужно туда идти. Это наша работа. Разница между трусом и мужчиной не в том что один боится а другой нет, а в том как ты поступаешь когда боишься."
          Томасу не понравился такой ответ. Он отошел в сторону. Но в момент когда они собрались выезжать Струкер заметил к своему облегчению как Томас забрался в одну из машин.


    Глава 11



          Рядовой Клэй Отик застрелил курицу. Как только колонна из 9ти машин повернула за угол перед Олимпийским отелем, Отик увидел мужчин с АК-47 бешенно стреляющих и куриц летающих. Он открыл огонь из крупнокалиберного пулемета установленного на крыше "хамви". Одна из пуль превратила курицу в пучек перьев.
          В этой битве уничтожалось все, кирпичные стены, дома, машины, коровы, мужчины, женщины и дети. Все казалось возможным. Отик только что буквально разрезал напополам мужчину очередью из своего пулемета. Потом он выкосил толпу мужчин и женщин откуда велся огонь по колонне.
          Машина Отика была замыкающей в колонне. В огне и хаосе царящем вокруг рэйнжерам было трудно понять что происходит. Но они все начинали осознавать что планирующаяся быстрая операция по захвату превратилась в настоящую битву за их жизни.
          В оригинальном варианте планировалось что колонна загрузит 24 Сомалийсих пленных захваченных в рейде и доставит их на базу вместе со спецназом Дельта и рэйнджерами обеспечивающими прикрытие. План полностью поменялся после крушения вертолета Клиффа Уолкота.
          Им был отдан новый приказ. Гэри Харрел, полковник из Дельты в командном вертолете инструктировал колонну загрузить пленных как и планировалось. Но вместо возвращения на базу они должны были прорываться на помощь Уолкоту. Все это время находясь под интенсивным обстрелом.
          Когда они начали плутать по улицам Могадишу, их пытались направлять полковник Харрел в командном вертолете на высоте 3000 футов и пилоты с самолета слежения Орион.
          До того как они смогли выполнить новый приказ, вертолет Майка Дуранта был сбит. Приказ изменился опять. Теперь после того как они заберут людей Уолкота им нужно было прорываться к Дуранту.
          Но им самим нужна была помощь. Командование не осознавало это наблюдая за происходящим с экранов мониторов. Отик был ранен одним из первых. Это случилось после выстрела из гранатомета из толпы Сомалийцев. Он видел как граната попала в 5ти тонный грузовик повредив его. Также взрывом гранаты покалечило ноги стафф сержанта Дэйва Уилсона.
          Отик только что перенес огонь на толпу и почувствовал как будто его ударили бейсбольной битой по правой руке. Пуля раздробила локоть. На мгновение ослепнув от боли он продолжал поливать свинцом улицу до тех пор пока сержант Лоренцо Руиз не перехватил у него пулемет.
          По мимо Отика, был ранен в руку сержант первого класса Боб Галлахер. Сержант Билл Пауэлл был ранен в бедро.
          В оставшихся машинах колонны не хватало места для всех рэйнджеров и Дельтовцев. Некоторым приходилось бежать рядом с машинами.
          Грузовики имели на крышах большие панели оранжевого цвета которые облегчали слежение сверху вертолетам поддержки. Вертушки были их "глазами". Они направляли их через путанницу улиц. В случае успеха, в месте падения вертолета Уолкота должно было собраться около 120ти человек. Которым нужно было спасти два сбитых экипажа и вырваться из этого осиного гнезда.
          Отик лежал на животе в предпоследней машине, задний люк "хамви" был открыт чтобы можно было вести огонь. Его правая рука была перевязана и он стрелял из М-16ой левой рукой. Он с детских лет знал что такое охота и как стрелять из ружья. Ему дали кличку "Маленький Охотник", потому что он был самым низко рослым в отделении.
          Над Отиком сержант Руиз стоя работал на крупнокалиберном пулемете. Его мощная отдача сотрясала машину и действовала успокаивающе.

          Колонна продолжала плутать. Сначала они следовали за пешими солдатами. Затем вертолеты направили их в другую сторону. В результате после нескольких поворотов они очутились в том же самом месте откуда начали.
          Потом они натолкнулись на группу сержанта Эверсмена. В которой из двенадцати человек, только 4 или 5 оставались боеспособными. Соединение с основными силами принесло большое облегчение для Эверсмена. Он развеселился заметив своего друга сержанта Майка Прингла. Тот был низеньким и смешно выглядывал из под пулемета установленного на крыше "хамви".
          Эверсмен погрузил раненных на машины. Затем постояв пересчитывая своих людей он заскочил в отходящую машину. В машине приземлившись на кого то и лежа на спине он осознал какой прекрасной мишенью являлся. Даже не способным возвратить огонь в случае чего. Одно успокаивало что он был вместе со всеми.
          В голове колонны, во второй машине, специалист Эрик Спалдинг вел огонь из своей М-16ой. Он поражался свирепости Сомалийских атак. Люди с оружием были повсюду. В переулках, в окнах и на крышах домов. Когда магазин пустел, Спалдинг стрелял из 9мм пистолета Беретта, заменяя пустой магазин свободной рукой.
          На одном из перекрестков, женщина в развевающемся розовом платье пробежала мимо грузовика с водительской стороны. Водитель держал пистолет на готове и стрелял во все движущееся. "Не стреляй!", заорал Спалдинг. "Она с ребенком..." В этот момент, женщина повернулась. Держа ребенка в одной руке она подняла пистолет в другой. Спалдинг выстрелил в нее. Он выстрелил еще 4 раза пока она не упала. Он надеялся что не задел ребенка. Он недоумевал как могла мать сделать подобное с ребенком в руках. О чем она думала.


    Глава 12



          Находясь всего в нескольких кварталах от места kрушения Уолкота, колонна продолжала плутать. Обилие информации поступающей в реальном времени командованию больше вредило чем помогало. Сверху, командованию было видно как Сомалийцы сооружают баррикады на путях следования колонны. Группа из 15ти боевиков вела обстрел колонны перебегая параллельно ее движению.
          Командование пыталось направлять колонну через самолет слежения Орион. Проблема была в том что пилоты Ориона не имели прямой связи с колонной. В результате когда они командовали повернуть на лево, команда шла сначала на базу и от туда ретранслировалась колонне. В результате этой задержки, колонна проезжала нужный поворот и поворачивала не в том месте.
          Другая проблема была в том что наблюдающее за происходящим с экранов мониторов, командование не имело полного представления о ситуации. Они не могли слышать свиста пуль и разрывов гранат. Со стороны, ситуация не выглядела слишком плохо.
          Лежа беспомощно на спине, стафф сержант Эверсмен чувствовал как машина повернула на лево хотя он знал что место крушения было справа. Затем был другой поворот и еще один. На улицах Могадишу было очень легко заблудиться.
          Настроение Джона Гэя, спецназовца ВМФ "Сиил", едущего в хвосте колонны, было отвратительным. Его правое бедро еще ныло от попадания пули в лезвие ножа. В его машине было около семи раненных рэйнджеров. В большинстве своем способных стрелять. Но почти никто не стрелял. Они убедили себя что операция закончилась с захватом пленных. Для Гэя же было ясно что это было не просто возвращение на базу но сражение за их жизни.
          Сержант 1го класса Мэтт Риэрсон, командир группы спецназа Дельта осуществившей захват пленных, не понимал куда движется колонна. По инструкции, каждый водитель должен был знать куда ехать. Тогда в случае если одна машина была подбита колонна могла продолжать движение.
          Но командир колонны, лейтенант полковник Дэнни Макнайт привыкший командовать батальоном, а не колонной автомашин, не довел эту информацию до водителей. Он сидел в головной машине с рацией возле уха и выполнял команды с воздуха. Неопытные водители рэйнджеры останавливались на каждом перекрестке подставляя себя под перекрестный огонь.
          Колонна продолжала плутать ни сколько не приблизившись к месту крушения Уолкота. Во время остановок, рэйнджерам приходилось выпрыгивать из машин для обеспечения прикрытия. В результате раненных становилось больше.
          Это был какой то кошмар. Солнце садилось и ослепляло водителей когда колонна поворачивала на запад. На одном из участков им пришлось прорываться через ураганный огонь. Затем осознав что едут не в правильном направлении они развернулись и проехали через тот же ураганный огонь.
          Каждый раз когда громоздкие пяти тонные грузовики разворачивались на узких улицах им приходилось делать это в три приема. Сдавать назад, потом выворачивать вперед. Все это отнималo время. Опытные ветераны, Гэй и Риэрсон поражались всей этой неразберихе.
          Водитель машины Гэя, Ховард Уасдин, раненный в левую ногу, теперь был ранен и в правую. Рука Клэя Отика еще болела но кровотечение остановилось. Отик продолжал стрелять здоровой рукой. Он расстреливал второй магазин, когда пулеметчик Лоренцо Руиз рухнул вниз.
          "Его подстрелили... Его подстрелили...", заорал водитель. Машина неслась по улице, пулемет свободно вертелся на крыше. "Замените его на пулемете!", заорал сержант Боб Галлахер. "Быстрее, замените его на верху..." Тело Руиза мешало сидящим внизу подняться на верх. Специалисту Дэйву Ричи пришлось забираться на крышу с наружи. Он залез в люк, развернул пулемет и открыл огонь.
          С Руиза сняли бронежилет. Пуля пробила грудь с правой стороны и вышла из спины. Он был в шоке и истекал кровью. Также как и многие другие Руиз вынул пластины из бронежилета чтоб было легче носить на Африканской жаре. Во время следующей остановки рэйнджеры выскочили наружу обеспечивать прикрытие.
          На противоположных сторонах переулка находились специалист Аарон Хэнд и сержант Кейси Джойс. Который до этого пробежал под огнем на помощь упавшему с большой высоты Тодду Блэкбурну. Казалось это случилось много часов назад. Джойс и Хэнд вели интенсивный огонь. Специалист Эрик Спалдинг выпрыгнул из грузовика для обеспечения прикрытия. Он заметил как пули били в стену над головой Хэнда. Тому надо было срочно менять позицию.
          "Мы уезжаем!", Спалдинг крикнул Хэнду. Но Хэнд не слышал его. Спалдингу казалось что Хэнда сейчас подстрелят. Тот делал все неправильно. Не укрывался. Менял магазин с открытой спиной. Спалдинг понимал что он должен помочь другу. Но это означало что ему нужно было пересечь переулок под огнем. Пока Спалдинг раздумывал, спецназовец Гэй бросился на помощь. Он выпустил очередь вдоль переулка и вместе с Хэндом перебежал обратно к машине.
          Оставшийся на другой стороне переулка Джойс делал все как учили. Опустившись на одно колено он расчетливо стрелял из укрытия. В этот момент из окна над ним высунулся ствол автомата и выпустил короткую очередь. Все случилось на столько внезапно что видевший это Спалдинг не успел предупредить. После очереди Джойс упал лицом в пыль.
          В тот же момент крупнокалиберный станковый пулемет с одного из "хамви" дал очередь по окну. Пули пробивали стену насквозь. Сержант Джим Телшер перебежал под огнем к Джойсу и вытащил его к машинам. Лицо Джойса побелело. Глаза были открыты но пусты. Он выглядел мертвым. Пуля пробила бронежилет в верхней части спины где не было пластин, вышла через живот и застряла в передней части бронежилета. Джойса погрузили в машину с остальными раненными.

    Оценка: 7.04*197  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.
    По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
    (с) ArtOfWar, 1998-2018