ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
P.S.S.
Война в Корее: 25 июня 1950 март 1953гг.

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 3.89*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод статьи из журнала Pacific Stars and Stripes оригинал: http://www.koreanwar-educator.org/topics/brief/brief_history_pacific_stars_stripes.htm

   Война в Корее: 25 июня 1950 - март 1953гг.
  
   Начало войне в Корее, собравшей под американским знаменем войска более двадцати стран, было положено 25 июня 1950 года, когда крошечная Корейская республика была внезапно атакована своим северным коммунистическим соседом. Североамериканские войска сражались со своим противником на территории корейского полуострова более двух с половиной лет: бои шли в воздухе, на море и на земле.
   Первые американские силы (24-ая Пехотная Дивизия (ПД) вторглись в зону военных действий в начале июля 1950 года с территории Японии. 'Оперативная группа Смита' (под командованием генерала-полковника Чарльза Б. Смита) достигла Пусана 2 июля 1950г. и продолжила свой путь по направлению к корейским коммунистическим войскам, стремительно продвигавшимся с севера. В состав 'Группы' входили части рот В и С, 21-й Пехотный Полк, батарея, имевшая на вооружении 105мм гаубицы (52-ой Полевой Артиллерийский Батальон), пушки, а также 2,36-дюймовые базуки и безоткатные орудия. Северокорейские солдаты, превосходившие американцев количеством, прекрасно обученные и вооруженные (в т.ч. и танками Т-34), нанесли по американским силам удар (5 июля), заставивший их отступить. В то же самое время оставшиеся части 24-ой ПД достигли Кореи и присоединились к 'Группе': в их задачу входило остановить продвижение войск противника, в распоряжении которого к тому моменту находилось большое количество танков и артиллерии, прекрасно обученная, выносливая и агрессивная пехота, а также - грамотно спланированная и скоординированная тактика.
   Перед лицом численно превосходящей и продолжавшей наступление корейской армии войска США оборонялись, храбро сражаясь и отступая лишь в случае опасности окружения, заставляя противника платить за каждый дюйм уступаемой территории.
   Тактика выжидания предоставила американцам достаточное количество времени для прибытия прочих боевых подразделений США в Корею - это заставило не остановленного пока что противника выйти из своего 'графика' боевых действий, предусматривавшего захват полуострова в течение нескольких недель с момента первого пересечения 38-ой параллели.
   7 июля 1950 года в Тэджон прибыл командующий Восьмой армией генерал-лейтенант Уолтон Уокер. Несколькими днями спустя (12 июля) по приказу генерала Армии Дугласа МакАртура он принял на себя командование наземными войсками в Корее - так, на следующий день (13 июля) была окончательно сформирована Восьмая Армия США в Корее (EUSAK). До того момента Вооруженные силы США в Корее (USAFIK) находились под командованием командующего 24-ой Дивизией генерал-майора Уильяма Ф. Дина. 24 июля 1950года генералом МакАртуром было образовано Командование силами США со штаб-квартирой в Токио, в соответствии с полномочиями, возложенными на него президентом Трумэном и в ответ на резолюцию Консульства Безопасности США.
   Тем временем в Корею отправлялись прочие американские дивизии. К 15 июля все военные подразделения 25-й Дивизии уже прибыли на место назначения либо находились на пути к нему. 18 июля на восточном побережье Кореи (Пхохан-донг) с целью вступить в сражение высадилась 1-ая бронетанковая дивизия (БД).
   Несмотря на все попытки американцев пресечь продвижение северокорейских войск, противник пересек реку Кам и захватил ключевой пункт Тэджон (20 июля).
  
   Во время обороны Тэджона был ранен и захвачен в плен генерал Дин, позднее удостоившийся Медали почета за участие в этом сражении. Наличие новых, 3,5дюймовых базук (и, следовательно, возможности противостояния фронтальным атакам) у американских и южнокорейских солдат не помогло им в их борьбе с блестяще продуманной противником тактике охватывания и 'просачивания сквозь боевые порядки'. Так, за оборонявшимися силами США оставалось все меньше и меньше территории.
   Отчаянное положение североамериканской и южнокорейской армий было отмечено множественными примерами личного героизма и самопожертвования в течение этого периода! Время превосходства северных корейцев истекало: с каждым днем борьбы возможность вытеснения американцев к морю уменьшалась, так как в Восьмую Армию устремились силы подкрепления и пополнение оружием. 25 июля с Окинавы в Корею прибыли и были брошены на линию огня два батальона 29-го Пехотного Полка. Шесть дней спустя с Гавай прибыла 5-ая Полковая Бригада. Одновременно на передовую направлялась полноценная, готовая к бою 2-ая ПД и 1-ая Снабженческая Морская Бригада. Для усиления оборонительных позиций в ночь на 31 июля Восьмая армия прекратила контакт с противником и отступила на позиции естественной линии обороны (река Нактонг). Отступление было полностью завершено к 4 августа. Позиции на левом южном фланге линии (Масанская территория) были заняты 25-ой Дивизией; от соединений на реке Нактонг-Нам до севера растянулась 24-ая Дивизия, правее которой с правым флангом западнее Тэгу находилась 1-ая БД. Отсюда линия фронта загибалась на север и затем на восток, упираясь в Йондокское побережье. Северный сектор удерживали южнокорейские 1-ая, 6-ая, 8-ая , 3-я дивизии, а также дивизия Capitol. Именно на этой линии - известной как Пусанский плацдарм - генерал Уолкер произнес свой известный ультиматум "Выстоять или погибнуть". Шесть недель, проведенных Восьмой Армией на Пусанском плацдарме, были периодом ожесточенных столкновений с превосходящим по численности противником. Силы под командованием генерала Уолкера были слишком малы для эффективной защиты оборонительных рубежей. Для корректировки ситуации и распределения огневой мощи по линии плацдарма была необходима высокая мобильность войск, которую - при помощи сети дорог, как железных, так и обычных, и обеспечили техвойска США. На протяжении оси Тэджон-Тэгу была осуществлена главная попытка наступления противника на Пусанском плацдарме. Перед Чинджу - для того, чтобы уменьшить давление на Тэгу - была осуществлена диверсионная атака и 7 августа 'Оперативная группа Кина' (под командованием генерал-майора Уильяма Кина, состояла из частей 25-ой Дивизии, 5-ого Полка и вновь прибывшей 1-ой Снабженческой Морской Бригады) предприняла первое наступление. Несмотря на проникновение противника в тыл, к 11 августа американцам удалось вытеснить северокорейцев обратно к Чинджу. С разгромом 6-ой северокорейской дивизии была ликвидирована серьезная угроза войскам ООН. На протяжении всего того времени, когда Восьмая армия отчаянно пыталась удержаться на последней контролируемой ей точке корейского полуострова, продолжались фанатичные атаки северокорейцев, на руку противнику играл и местный климат. Далее противник форсировал пересечение Нактонга на территории 24-ой Дивизии, однако был оттеснен обратно (17 августа) ее силами, а также силами 9-го Полка (2-ая Дивизия) и 1-ой Снабженческой Морской Бригады. На северном фланге разразилось жестокое сражение - в течение этого времени дивизии республиканской армии Кореи потеряли, затем захватили вновь Пхохан-донг. В середине августа Тэгу находился под угрозой, т.к. узнавшие кратчайший маршрут от Вэгвана до Тэгу северокорейцы пытались штурмовать коридор "Bowling Alley", однако 1-ая БД при поддержке 27-го Пехотного Полка и 25-ой Дивизии отбила яростные атаки противника и отвела угрозу захвата Тэгу к 23 августа. 29 августа в Пусан из Гонг-Конга прибыла британская 23-я бригада, вскоре появившаяся на линии фронта левее дислокации 1-ой БД. Позднее данная бригада, 1-ая БД, 24-ая Дивизия и 1-ая южнокорейская дивизия были реорганизованы в I Корпус США. В ночь на 31 августа с целью вытеснения врага к морю была предпринята самая интенсивная из всех северокорейских атак - она продолжалась в течение последующей сентябрьской недели. Эта отчаянная попытка подразделяема на две фазы - битва на крайнем левом (31 августа) и крайнем правом (ночь на 3 сентября) флангах Восьмой армии. Северокорейцы использовали всю имевшуюся у них мощь, однако благодаря мастерскому использованию бывших в наличие резервов, отваге и решительности войска США выдержали наступательную агрессию. Так, в середине сентября время быстрой победы для северокорейских коммунистов истекло.
  
   Объединенная Армия перехватывает инициативу.
  
   15 сентября 1950 года после интенсивной бомбардировки в Ничхоне высадились американские моряки из 1-ой Морской Дивизии (МД). Это была одна из самых успешных и удачно выбранных по времени морских операций. Инчхонский порт пал за считанные часы, т.к. оборонительные силы 'красных' качественно уступали противостоящим им морским, воздушным и наземным силам. 1-ая МД была полностью на берегу уже к 17 сентября, в это же самое время проходила высадка 7-ой ПД. Наземные силы (именованные 10-ым Корпусом) под командованием генерал-майора Эдварда М. Элмонда в кратчайшие сроки закрепились на всей территории. Утром 24 сентября полки 1-ой Морской и 7-ой Дивизий форсировали реку Хан и, несмотря на упорное сопротивление противника, прошли по улицам Сеула. Битва за Сеул продолжалась до 26 сентября - дня, когда генерал МакАртур провозгласил падение города, формально восстановив его подчиненность Южной Корее (29 сентября). Во время скоординированного вне Пусанского плацдарма наземного продвижения Восьмой армии в плен были захвачены тысячи вражеских солдат. Дальнейшему захвату подлежала обширная территория; основное сопротивление северокорейцев было подавлено к 22 сентября и оставшиеся войска были быстро рассеяны. Одновременно был приведен в боеготовность 9-й Корпус, соединивший в себе 2-ую и 25-ую американские Дивизии. Вечером 26 сентября немного южнее Сувона вступили в контакт с частями 7-ой Дивизии (10-й Корпус) основные силы 1-ой БД, продвигавшиеся на север по контролируемой противником территории. Соединение сил определило дальнейшее оттеснение северокорейских войск на юг и завершилось разгромом организованного сопротивления противника к югу от Сеула. К концу сентября противник потерял контроль практически над всей территорией южнее 38 параллели. Отступление северокорейской армии было разгромным; к концу месяца войска ООН контролировали территорию в четыре раза больше, чем на момент высадки в Инчхоне. В самом конце месяца Восьмая армия была доукомплектована батальонами австралийских и филиппинских войск, и в начале октября под Дальневосточное командование прибыла 3-я американская ПД. В начале октября войска ООН совместно с 3-ей южнокорейской дивизией продвигались на север. Они перешли на восточное побережье 1 октября; а 9 октября 1-ая БД проникла на северокорейскую территорию выше Кэсона. Запланированное десантное окружение началось в начале октября на территории Вонсана и закончилось прекращением участия 10-го Корпуса в активных наземных действиях благодаря постепенному захвату полуострова силами Восьмой армии. 'Октябрьское' продвижение вперед проходило настолько быстро, что Пхеньян - столица Северной Кореи - пал уже 19 октября. На следующий день войска ООН осуществили первую в этой войне десантную операцию - высадку 187-го десантного полка в Сукчоне и Сумчоне (25 миль севернее Пхеньяна). Южнокорейские силы достигли феноменальных успехов во время своего продвижения по восточному побережью: захват порта Вонсан (10 октября) и взятие Камхына и Хыннама (18 октября). Эти победы изменили ранее запланированное десантирование в Вонсане на формальное не боевое - так, 26 октября американские моряки высадились в Вонсане, не встретив сопротивления. Три дня спустя при аналогичных условиях 7-ая Дивизия США продвинулась к Йонвону. Все части двигались вглубь или на север страны: моряки - по направлению к Чхошинскому резервуару, 7-ая Дивизия - на северо-запад, в то время как дивизия Capitol и 3-я южнокорейская дивизия шли по направлению Манчжурской границы. К утру 21 ноября небольшое подразделение 17-го Пехотного Полка 7-ой Дивизии дошло до реки Ялу в Хесане. Тремя неделями ранее, 7-ой Полк 6-ой южнокорейской Дивизии достиг Ялу в Чосоне. К середине ноября части Восьмой армии продвинулись на север через западную часть Кореи, форсируя удаленные от Ялу территории. Одновременно шли приготовления к атаке, запланированной на 24 ноября. На гористых и неровных восточных прибрежных территориях части 10-го Корпуса, 1-ой МД США, 7-ой и вновь прибывшей 3-ей Дивизий, а также южнокорейские силы сокращали дистанцию, приближаясь к северным границам Кореи.
  
   Китайское наступление.
  
   Сведения о добровольческих китайских войсках, действовавших на территории Кореи, поступали в течение второй половины октября и весь ноябрь. Было известно, что их количество возрастало, однако считалось, что это всего лишь "показательные" силы и что интервенция действовавших в Манчжурии китайских коммунистов не достигнет большого масштаба. 24 ноября произошло столкновение между войсками ООН и китайской стороной, нанесшей мощный удар по Восьмой армии и 10-му Корпусу. К 28 ноября проамериканские войска были атакованы тридцатью китайскими дивизиями по всему фронту, причем их численное превосходство было настолько велико (сотни и тысячи прекрасно экипированных и полных сил войск), что войска ООН во избежание полного окружения и уничтожения были вынуждены отступить. На восточном побережье 10-й Корпус подвергся мощной атаке двенадцати китайских дивизий, заставивших его вывести все свои части на территорию вокруг Камхына и Хыннама. Правый фланг Восьмой Армии был незащищен и оказался перед лицом огромной опасности быть отрезанным от отступления на юг китайскими войсками. Началась новая война. При таком развитии событий Восьмая армия быстро отступила, дабы не вступать в контакт со вновь появившимся противником. 5 декабря в 06.30 39-ая бригада Королевского Ружейного Батальона (последняя дружественная часть, подлежащая эвакуации из Пхеньяна) пересекла реку Тэдонг в обратном направлении, прошла через город и продолжила оборонительные действия в тылу. Ее действия были направлены на уничтожение запасов и обмундирования, которое отступающие войска не могли захватить с собой. В процессе отступления Восьмой армии, 10-ый Корпус осуществлял приготовления к эвакуации по воде с ненадежных позиций вокруг Камхына. 1-ая МД США, попавшая в окружение численно превосходящих китайских войск, вступила с ними в отчаянную схватку при неблагоприятных - раннедекабрьских - температурных условиях. К ним присоединились отдельные части 7-ой Дивизии США, также пытавшиеся выйти из окружения. Совместными усилиями ими была проложена дорога на юг к Камхыну. Это был один из самых драматических моментов войны, вызвавший ныне известный комментарий командующего морскими силами генерала-майора Оливера П. Смита: "Отступление - черта с два! Мы просто атакуем в ином направлении!". К 24 декабря 10-му Корпусу удалось завершить эвакуацию 105 тыс. военных лиц, 91 тыс. гражданских беженцев, 17,5 тыс. единиц техники и 350 тыс. т. снаряжения - это произошло благодаря 3-ей Дивизии США, удерживавшей периметр, и огневой поддержке. На время своей дебаркации в Южной Корее 10-й Корпус был взят под контроль Восьмой армии. Остатки Корпуса прибыли в Южную Корею на следующий - Рождественский - день. 23 декабря в автокатастрофе погиб командующий Восьмой армии генерал Уолкер. Его сменил генерал-лейтенант Мэтью Б. Риджуэй, прибывший в Корею 26 декабря 1950г. для принятия соответствующих полномочий (командование Восьмой Армией). Хотя Восьмой Армии удалось избежать угрозы окружения за счет 150мильного отступления и занять позиции к югу от 38 параллели, ситуация все еще оставалась опасной. Войск для охвата полуострова не хватало, и противник намеревался разгромить Восьмую армию в кратчайшие сроки. Ближе к новому году началось генеральное наступление противника к югу от Йончона (серия атак против 6-ой южнокорейской дивизии). Противник выбрал момент и отбросил Восьмую Армию назад на всем протяжении фронта. Сеул перешел к китайцам 4 января. Всю оставшуюся часть месяца город "переходил из рук в руки", однако бойцы ООН не отступали и первые недели нового (1951) года ознаменовались отчаянной борьбой за ключевые коммуникационные центры - такие как Вонджу. Восьмой Армии удалось удержать свои позиции и цели, поставленные противником, достигнуты не были. Многочисленные изменения в тактике, произошедшие с момента вступления в войну сил Китая, не сломили боевой дух союзных войск, а каждый уступленный фут лишь укреплял и увеличивал его. К середине января 1951г. солдаты и офицеры Восьмой армии набрались беспрецедентной решимости наступать и войти в боевой контакт с противником. Силы ООН постоянно атаковали китайские снабженческие части с воздуха. Их время - как и северокорейских сил полугодом ранее -истекало. Генерал Риджвэй (командующий Восьмой Армии) установил сроки военных действий войскам, находящимся под его командованием. Разрабатывая первое скоординированное наступление, он произнес: "Нас не волнует проблема обогащения. Нам интересно одно: причинение максимально возможного количества бед противнику с минимальным количеством оных для нас. Для выполнения данной задачи мы должны вести маневренную войну - резко ударять по отступающему врагу и отражать все его атаки." Восьмая армия исполнила приказ с большим успехом. За 18 дней наступления до возвращения к линии реки Хан (12 февраля, 1951) количество "бед, причиненных противнику" составило около 70 тысяч. Однако противник все еще представлял собой внушительный борющийся "механизм". 11 февраля при минусовой погоде, китайцы вели отчаянную борьбу на центральном секторе у Вонджу, удерживаемом 187-мым полком (в состав которого входили 17-ый Пехотный Батальон, 7-ая Дивизия; 18-ый Полк и 3-я южнокорейская Дивизия), пытаясь захватить этот пункт и раздробить союзные войска. Китайские силы также сражались западнее - в Чипонгни - изолированном очаге действий, укомплектованном 2-ой Дивизией, 23-им Полком и Французским батальоном. Атаки на эти территории были храбро отбиты данными частями. Помощь Воздушных сил наземным формированиям была неоценима: круглосуточная тактическая поддержка и бомбежки. Ключевая территория была удержана, китайские части были уничтожены. Пользуясь ослаблением боевого состояния противника (после его бесплодной попытки штурма) генерал Риджвэй двинул свои войска вперед на протяжении всей линии фронта ("Operation Killer"). Цель операции заключалась в том, чтобы выдворить китайские и северокорейские силы назад, заставив их заплатить своими жизнями и снаряжением. К концу февраля Восьмая армия вернулась на свои позиции, держа под контролем линию реки Хан и готовясь к дальнейшим выступлениям. В течение марта, по мере беспорядочного отступления противника, силы ООН продолжали методично отыгрывать территории. Противник пытался закрепиться, но всякий раз нес тяжелые потери в живой силе и запасах. 15 марта 15-ый Полк 1-ой южнокорейской Дивизии выслал патруль в Сеул и поднял над столицей флаг Республики Корея. 22 марта в Чунчон ворвались 8-ой Бронетанковый Полк, 1-ая БД, и на следующий день на Мунсанскую территорию вошли силы 187-ого Полка с целью отрезать вражеские войска, все еще находившиеся на юге от реки. Противника, в спешке отступавшего на север, все сложнее было обнаружить и, к концу марта, некоторые части ООН вновь пересекли 38 параллель. Отсутствие боевого контакта с противником было воспринято как время его передышки, по истечении которой при первой возможности последует контрнаступление. Данная перспектива заставила сильно укрепить линию, на протяжении которой враг мог осуществлять "карательные" вылазки. Тем не менее, генерал Риджвэй приказал войскам продвигаться к линии, пролегавшей вдоль контролируемой местности к северу от 38 параллели. Эта линия длиной приблизительно в 115 миль, включала в себя 14 миль, подверженных воздействию приливов на ее левом фланге, и 12мильное протяжение на Кванчхонский резервуар в центре. На правом фланге она представляла собой местность крайне неровную, практически напрочь лишенную дорог и, соответственно, проблемную для каких-либо передвижений, что сократило длину линии и расширило возможности союзных войск в отношении наступательных и оборонительных операций. После серии постоянных небольших успехов, сопряженных с нанесением большого урона "красным", операция была развита до наступления Восьмой армии на запад. Это было рассчитано на нейтрализацию пресловутого "Железного Треугольника" - вражеского поддерживающего и коммуникационного центра, расположенного на территории, очертаниями напоминавшей треугольник и сформированный тремя городами: Чхорвон - Пхеньян- Кванхон. Битва Восьмой армии у Чхорвона носила рукопашный характер. Борьба с силами противника и наступление на территорию "Железного треугольника" поддерживалась поступлениями гранат и снарядов. По центру линии войска ООН сражались за Кванчхон, захваченный ими впоследствии. Перед своим отступлением китайские части открыли плотину, безуспешно пытаясь переполнить реку Пухан и таким образом образовать водную преграду на западно-центральном секторе. К 20 апреля силы ООН почти достигли обозначенного участка линии на юге треугольника, и войска Восьмой Армии в центре и на восточном побережье начали подтягиваться к линии фронта. Снабжение врага внутри "треугольника" было нейтрализовано и уничтожено. 11 апреля генералу Риджвэю было присвоено звание Главнокомандующего силами ООН, по аналогии с генералом МакАртуром; командование Восьмой Армии "унаследовал" генерал- лейтенант Джеймс Ван Флит. Продолжение конфликта в Корее требовало корректировки тактического подхода, используемого в течение зимы, но союзные силы продолжали свое медленное, но неуклонное продвижение вперед, нанося тяжелые потери врагу. Однако до окончательной победы над "красными" пока было весьма далеко. 22 апреля 1951г. генерал Ван Флит провел свою первую пресс-конференцию. Обсуждая возможности противника, он отметил: "Противник близок и его количество больше, чем когда бы то ни было. Мы ожидаем атаки в любой момент". В ту самую ночь коммунистические силы нанесли свой удар. Изначальная мощь атаки была так велика, что на ее ранних стадиях противнику удалось глубоко вклиниться в линии войск ООН в западно-центральном секторе и заставить Восьмую Армию отступить на 40 миль для сохранения максимальной безопасности собственных войск. Однако противник не умел закреплять и развивать собственные успехи, сошедшие на нет при столкновении с хладнокровно продуманной тактикой Восьмой Армии. 29 апреля после неудачной атаки врага силы ООН сформировали арку к северу от Сеула, "вытянувшись" на 20 миль восточнее, а затем - северо-восточнее к побережью рядом с Янгянг. Это наступление - которому противник присвоил громкое название Пятой наступательной фазы - потерпело фиаско, однако мощь "красных" все еще была значительной. В атаке принимало участие около четверти миллиона солдат противника, однако благодаря комбинированной поддержке с воздуха, танковому и артиллерийскому огню, а также упорным действиям пехоты - 20 тысяч солдат противника было выведено из строя, а целостность обороняемой линии прервана не была. На следующей неделе постоянно патрулировались от 10 до 12 миль территории в районе линии войск ООН, предпринимались попытки вхождения в боевой контакт с врагом, однако результаты были незначительными. К началу мая наступательная инициатива вновь принадлежала Восьмой армии, методично продолжавшей свое наступление на войска противника, фанатично сражавшегося сегодня и бесследно исчезающего завтра. Отсутствие решающего контакта с противником и суть сообщений, поставляемых разведкой, указывали на то, что с очередной "волной" Пятой Фазы враг все еще планирует вытеснение проамериканских сил из Кореи. 16 мая произошло последнее "выступление" китайцев. Пять армий объединенных кадетских отрядов (Combined Cadet Force) сражались на территории, граничащей с 10-ым Корпусом и 3-им южнокорейским корпусом. Удар противника вбил клин между частями этих войск и создал опасную ситуацию. Проникновение врага на территории, граничившие с Корпусами, заставило 2-ую Дивизию США атаковать с двух сторон, разъединенных основным маршрутом поставок. Противнику же удалось установить контроль над территориями между 23-им и 38-ым Полками. Для уменьшения контроля врага 9-ый Полк 2-ой Дивизии решительно двинулся в северном направлении, в то время как два дочерних полка с поддерживающими их французским и голландским батальонами сражались южнее по линии упомянутого маршрута. В результате ловушка была "сломана", и организована защитная линия к югу от Hangye, прорвать которую противник был не в силах. На прочих участках фронта происходили атаки меньшего масштаба: противник непрестанно был вынужден отступать. Следовавшая за этим немедленная контратака Восьмой армии, обращавшаяся в преследование, дезорганизовывала войска противника, несшего огромные потери в личном составе. Расхваливаемая противником 'Пятая Фаза' завершилась оглушительным разгромом коммунистических сил и уничтожила любую возможность их наступательной инициативы на долгое время. К 27 мая Индже и Кванчхон вновь перешли в руки войск ООН; был определен и основной маршрут отступления войск противника с юга Кванчхонского резервуара. Однако смесь дождя и грязи помешали перекрыть прочие пути отступления и, таким образом, помогли избежать полного уничтожения или захвата вражеских баз снабжения. Как бы то ни было, инициатива отныне перешла к Восьмой армии и пребывала у нее всю оставшуюся часть 1951 года. К концу мая были возвращены ранее потерянные в боях с противником территории - что говорило о невозможности уничтожения Восьмой Армии коммунистами. Однако противник оказывал упорное сопротивление в любом случае, даже если под угрозой оказывались снабженческие поставки или контролируемые им маршруты. Восьмая Армия продолжала свое продвижение вперед со сравнительной легкостью, во всяком случае, на тех территориях, где отступление стоило неприятелю потерь исключительно имущественного характера. 13 июня два танково-пехотных экспедиционных корпуса (один из 3-ей Дивизии США, второй - из 25-ой) выдвинулись из Чхорвона и Кванхона соответственно, и соединились в тот же день в Пхенгане. За исключением нескольких артиллерийских очередей на маршруте Кванхон- Пхенган, активности противника не наблюдалось. Было очевидно, что он эвакуировал припасы и снаряжение и, действуя в соответствии со своей тактической доктриной, уступил территорию Восьмой Армии.
  
   Переговоры.
  
   Благодаря фортуне, напрочь отвернувшейся от коммунистов на полях боя в Корее, стало ясно, что "красная" сторона готовится к решению проблемы объединения страны через переговоры, а не путем продолжения военных действий. 14 июня в своем выступлении по радио посол СССР в ООН (Яков Малик) намекнул, что Советский Союз одобряет решение корейской проблемы через арбитраж. Так как США аналогично предпочитали совещательное решение проблемы (если это вообще было выполнимым) дальнейшему обоюдному уничтожению и верили в наличие искренности с коммунистической стороны - были осуществлены все необходимые приготовления для встречи представителей обеих сторон с целью улаживания конфликта, впоследствии так ни к чему и не приведшей. 10 июля 1951г. в Кэсоне состоялось первое пленарное заседание делегатов от ООН, возглавляемое адмиралом Тернером Джоем (командующий морскими силами на Дальнем Востоке) и представителями китайской и северокорейской сторон, возглавляемых северокорейским генералом Намом Илом. Начиная с того дня, все попытки и уступки со стороны ООН сталкивались с затягиванием и замедлением противной стороной переговорного процесса, что делало возможное перемирие нереальным. Используя массу хитроумных выдумок и уловок, коммунистические посредники искажали реальность, всячески изворачивались, вели откровенную пропаганду, строили гримасы и угрожали. Ни разу из более чем сотни заседаний в Кэсоне и позднее - в Панмунйоме они не продемострировали наличие доброй воли своего участия в переговорах или реального желания положить конец конфликту на собственных условиях. Поверхностные соглашения были достигнуты лишь путем уступок (концессии) ООН. Когда стала очевидной невозможность дальнейшего игнорирования "красными" общественного мирового мнения - они "спрятались" за громогласным отказом от гуманитарного надзора ООН и требованиями репатриации военнопленных. Прикрываясь громкими словами о благе упомянутых, "красные" до марта 1953г. настаивали на их выдаче, не взирая на пожелания последних - что было абсолютно неприемлимым для ООН. Чаша терпения переполнялась - и 8 октября 1952г. союзнические представители, возглавляемые генералом-лейтенантом Уильямом К. Харрисоном, уведомили противную сторону о бесполезности продолжения переговоров до того момента, пока ею не будет одобрен этот или принят какой-либо новый приемлимый план касаемо доброй воли потенциальных репатриантов. Во время тупиковой ситуации западным миром был поднят вопрос о проблемах и защите прав человека - так, 13 декабря 1952г. Красный Крест (Женева) побудил конфликтующие стороны к обмену тяжело больными и ранеными военнопленными - жест широко обсуждаемый делегатами ООН. Генерал Марк Кларк последовал примеру Красного Креста, написав северокорейским лидерам (22/02/1953), что ООН готовится к осуществлению предложенного обмена. Однако прежде чем ему успели ответить, произошло широко обсуждаемое в мире событие - смерть Сталина с последующими изменениями в иерархии СССР. Так, ответ последовал 28 марта 1953г. от премьера Ким Ир Сен (Kim Il Sung Сев. Корея) и генерала Пхенг Тчхая (Peng Tch-huai) (Китай), в своей характерной манере соглашавшихся обменять больных и раненых пленников. В ответе был также намек на то, что обмен может стать шагом в сторону "мягкого" урегулирования вопроса о военнопленных в целом. Министр иностранных дел Китая Чу Ен-лай, недавно вернувшийся с похорон Сталина, выражал также надежду на то, что Китай, возможно, пойдет на компромисс по вопросу о насильственной репатриации. Он также настаивал на том, что не желающие возврата на родину пленные могут быть переданы "нейтральной" стране. Надежды на скорое принятие решения переросли в возобновление военно-патрульной деятельности (на фоне недавно прошедшего столкновения за мысы Old Baldy и Vegas Hills). За время проведения мирных переговоров (июль 1951-апрель 1953) наземных наступательных операций большего масштаба не осуществлялось. Как бы то ни было, обе стороны провоцировали "ограниченные" наступления за ключевые территории, выливавшиеся в жесточайшие сражения современной истории - Ridge, T-Bone, Vegas, Old Baldy, Kelly Hills и дюжины иных локальных военных операций (с июля 1951). Воспользовавшись передышкой, предоставленной переговорами, коммунисты пополнили наземные войска, укрепили оборону и каналы снабжения, а также сделали огромный шаг в наращивании артиллерийского и воздушного потенциала. Необходимо отметить красноречивый факт превращения южнокорейской армии из небоеспособных формирований в 1950г. в замечательный военный механизм впоследствии. В декабре 1951г. в Корею прибыли две новых дивизии США (40-ая, заменившая 24-ую Дивизию к 3 февраля 1952г., и 45-ая, полностью заменившая 1-ую БД к 29 декабря 1951г.), а также части Национальной гвардии, проходившие подготовку в Японии. Новые части были размещены на линии в качестве пополнения. Обе - 1-ая БД и 24-ая Дивизия вернулись на территорию Японии. 11 февраля 1953 года генерал Ван Флит оставил командование Армией, которое перешло к его боевому коллеге генералу-лейтенанту Максвеллу Д. Тейлору.
  
   Сражавшиеся части ООН.
  
   Помимо США в кампании также принимали участие подразделения стран-участниц ООН. 27-ая Бригада Британского Содружества была первой не принадлежавшей США и Южнокорейской Республике частью, прибывшей в Корею. Ее высадка произошла 29 августа 1950г., место дислокации - линия реки Нактонг к западу от Тэгу. 3-ий Батальон Австралийского Королевского Полка прибыл в Корею 28 сентября 1950г. и был присоединен к 27-ой Бригаде. 29-ая Бригада Объединенного Королевства, прибывшая в ноябре 1950г, в январе 1951г. прикрывала "сеульскую" эвакуацию и яростно контратаковала прежде чем быть отозванной назад за реку Хан. 2-ой Канадский Легкопехотный Батальон Принцессы Патрисии высадился 19 декабря 1950г., присоединившись к 27-ой Бригаде в феврале на западном центральном фронте. В мае 1951 года из Канады прибыли дополнительные части и 25-ая Канадская Бригадная Группа Пехоты вступила в бой в Корее. В войска Британского Содружества также входил Новозеландский Артиллерийский Батальон, прибывший 31 декабря 1950г. 28-ая Пехотная Бригада заменила 27-ую Бригаду в апреле 1951г. В конце июля 1951 все части "Содружества" были объединены и сформировали 1-ую Дивизию. Филиппинский Экспедиционный Корпус - батальонная боевая бригада - прибыл в Корею 19 сентября 1950г. и до самого конца войны был прикреплен к 45-ой Дивизии США. Турецкая Бригада дислоцировалась на востоке от Куну-ри во время китайской атаки в конце ноября. Тайландский Батальон высадился 7 ноября 1950г. и 24 ноября переместился на территорию Пхенгана, где был присоединен к 187-му полку и, позднее, к 1-ой БД и 2-ой Дивизии США. Голландский Батальон прибыл 23 ноября 1950г., приняв боевое крещение в начале января в Вонджу с 38-ым Полком США. Французский Батальон прибыл 29 ноября и вместе с 23-им Полком США храбро сражался вместе с 1-ой БД на западном фронте в течение первой февральской недели 1951г. Бельгийско-люксембургский Батальон прибыл 31 января 1950г., был присоединен к Великобританской 29-ой Бригаде и сражался с 3-ей Дивизией США. Батальон из Эфиопии прибыл 6 мая 1951г., последовал месяц спустя за Колумбийским Батальоном, высадившимся на корейский берег 14 июня 1951г. - оба впоследствии были присоединены к 7-ой Дивизии.
   Резюмируя состав многонациональных войск ООН (за исключением США и Южной Кореи), сражавшихся на стороне США, отмечаем:
   Наземные силы:
   -Австралия; -Бельгия; -Канада; -Колумбия; -Греция; -Люксембург; -Франция; -Нидерланды; -Новая Зеландия; -Филиппины; -Эфиопия; -Объединенное Королевство (Великобритания); -Турция; -Тайланд
   Воздушные силы:
   -Австралия; -Греция; -Тайланд; -Южная Африка (Union of South Africa)
   Морские силы:
   -Австралия; -Канада; -Колумбия; -Франция; -Нидерланды; -Новая Зеландия; -Тайланд
   Медицинские части:
   -Дания; -Индия; -Италия (не являвшаяся членом ООН); -Норвегия; -Швеция

Оценка: 3.89*20  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015