ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Аноним
Отчёт о командировке в Ирак

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 3.89*60  Ваша оценка:

  Отчёт о командировке в Ирак
  
  Мы покинули авиабазу "Муди"(1) в ночь на 22-е после повторной задержки. Уже вторую неделю шла война и всем не терпелось вступить в свалку. Мы летели на С-5 в Довер, штат Делавэр. С-5-е известны склонностью к серьёзным поломкам, и это было именно то, что случилось с нами. Мы провели в Делавэре трое суток, всё это время шагая до терминала и обратно в надежде улететь. В конце концов мы установили наш "перелётный" набор (лаптоп, крипто, ISDN-модем, мини-антенна спутниковой связи) в одной из комнат казармы, так что мы могли просматривать информацию обо всём происходящем. После примерно четырёх попыток загрузиться в самолёт мы наконец-то вылетели в Испанию. Шёл дождь, но было тепло и всё выглядело очень похоже на Калифорнию с долинами и горами по обе стороны. Мы поели в армейской столовой, там работали испанцы. Я попытался найти банкомат и мой ограниченный испанский не позволил мне этого сделать. После еды мы прождали всю ночь в терминале, смотрели старые фильмы и мылись последний раз в душевой. Никто не спал.
  
  Утром мы вылетели в Международный аэропорт Кувейта. Он стал гигантской авиабазой, и сотни наших грузовых самолётов скопились на его стоянках. Не успели мы сойти по трапу как нам сказали, что 2 СКАДа(2) упали прошлой ночью неподалёку от базы и личный состав одел было костюмы химзащиты, потом сняли. Нас разместили во временной палатке и дали новые упаковочные ведомости для нашего снаряжения. Наконец-то была чётко поставлена задача - провести конвой от границы до аэродрома, который зачищала армия и создать там зачатки авиабазы.
  
  Весь день ушёл на погрузку "траков"(3), чередуясь отдыхом в местной столовой. Столовая была большой и кувейтцы кормили там неплохой едой. Повсюду висели фото Мэрилин Монро, что я нашёл странным. Где-то в районе 9 по местному времени мы тронулись к границе. Сидеть в кузове большого грузовика было очень холодно и все прижались к друг другу чтоб согреться. В моей машине было 12 человек в кузове, 9 мужчин и три женщины. Через пару часов мы добрались до границы, где встретились с толпой армейских(4) и британских солдат. К этому моменту все боролись с желанием сходить в сортир. Как только мы остановились, все выскочили и разбежались кто куда мог по "делам".
  
  Мы провели всю ночь сидя в кузове грузовика и замерзая. Мне никогда не было так холодно на протяжение такого длинного отрезка времени, и все молились о том, чтобы поскорее взошло солнце. В конце концов солнце взошло и мы закончили последние приготовления к пересечению границы. В конвое было более 400 единиц техники и мы были четвёртыми с головы. Первой была машина-"разведчик", которая по замыслу должна была ехать в нескольких милях от нас и наблюдать за обстановкой. Потом два Хамви(5) с .249 пулемётами и мы с М4 (уменьшенный вариант М16). Сразу через границу был иракский город который мы, должно быть, разбомбили ко всем чертям. Дети выбегали из разбитых домов и махали нам вслед. Нам было известно, что они могут выхватить пистолеты, так что мы не спускали с них глаз всё это время. К сожалению, одна из машин конвоя сразу за нами задавила одного из них насмерть. Большинство взрослых наблюдало издалека. Я полагаю они уже привыкли к тому, что мы наставляем на них винтовки. Остаток пути был по голой пустыне. Вдалеке дымили нефтяные факелы, изредка попадалась попавшая в засаду и сожжёная американская техника.
  
  Мёртвые иракцы в машинах по обочинам. Очень нервировали иракцы, обгонявшие конвой. Хотя большинство ехало по другой полосе шоссе с белыми флагами, торчащими из окна. Позднее нам рассказали, что на самом деле это солдаты, которые искали лёгкой добычи для их засад. Несколько развязок с мостами, под которыми нам пришлось проехать и с бункерами для стрельбы. Я беспокоился - вдруг кто-нибудь выскочит из такого и откроет по нам огонь.
  
  Мы ехали примерно 5 часов до своротка на базу. Перед главными воротами на обочине красовалась бомба, впоследствие взорванная нашими сапёрами(6).
  
  На воротах, конечно же, висел большой портрет Саддама. Несколько зданий были подписаны из баллончика-спрэя "820-я", чтоб никто другой не занимал. Это были старые иракские казармы и столовая. Наши центры управления, включая мою мастерскую были на кухне. Примерно в сотне ярдов на восток от нас сотни иракских военнопленных были огорожены земляным валом, так чтоб они не могли видеть, чем мы занимаемся. В 50-ти ярдах на юг через дорогу британцы разворачивали свою мастерскую. Мы четверо (связисты) установили передатчики и "перелётный" набор. Я развернул ЗАС(7) в сеть, которая подключалась к авиабазе "Муди" через наши портативные спутниковые тарелки. Мне сказали, что это единственная такая установка в Ираке. В то же время мы разворачивали наши антенны для спутниковой телефонии и оставшиеся антенны радиосвязи. Все оборудование было для 822-й эскадрильи безопасности(8) ВВС США. Примерно через день мы развернули примерно такое же оборудование на другом конце базы для командного пункт (КП) ВВС. В это время персонал ВВС всё ещё не прибыл. Я спал на полу возле своей мастерской в здании "822". Пока не подмели, оно было покрыто мелкой пылью в дюйм толщиной.
  
  Из-за этого нам приказали принимать таблетки от малярии. Сортиров, конечно же, не существовало на тот момент и участок подальше от бараков была отведена под отправление нужд. В первую неделю нередко приходилось "заседать" бок о бок с женщинами. Спасибо Господу за детские салфетки. Мы поглощали наши упакованные рационы как только выпадал случай и пили воду сколько получалось. Нам давали две, ДВЕ литровых бутыли воды в день для питья и бритья. Этого даже близко не хватало и народ тырил бутылки по любому случаю.
  
  Где-то на пятый день нашего пребывания здесь мы поняли что-то важное должно произойти, потому что база засуетилась. Оказалось, что задача на спасение американского военнопленного в Назарие поставлена нашей базе. Всё наше связное оборудование заглохло примерно на час и у меня было ощущение, что это направленный передатчик (самолёта-глушителя, на таком я работал в Тусоне, Аризона) глушит все передачи в нашем районе. На следующий день нам сказали, что так оно и было.
  
  Со временем построили деревянные сортиры и положили трубы в землю, чтобы ссать. Как-то ночью я шёл к ним и увидел вспышку за вспышкой к северу от базы. Я уверен это была Армия, потому что до туда было примерно полмили от меня. Помнится, я подумал про себя - "вау, там кто-то или что-то, что они действительно хотят увидеть". Я не обратил большого внимания и пошёл спать. Через полчаса пришёл мой босс и разбудил меня, сказав, что нас атакуют. Я знал, что это всего лишь перестрелка из лёгкого оружия, так что я не стал ничего делать.
  
  Не помню точно на какой день, но я был снаружи, работая над генератором для нашего RFIC (reduced footprint initial communications, более совершенная модель спутниковой тарелка, чем та, которую я установил вначале), когда случился взрыв прямо через дорогу, где размещались британцы. Примерно в 50-ти ярдах от меня. Оказалось, что трактор, которым они равняли землю, напоролся на мину. Никто не пострадал, но трактор был сильно поврежден. Это было хорошим напоминанием о том, где мы и зачем.
  
  Целых два дня ушло на установку новой тарелки. В конце концов мы поставили тарелку на крыше ЗАС, до того перепробовав несколько других мест. Много времени я провёл карабкаясь по лестнице на крышу и спрыгивая обратно вниз. Я сражался с каждым модулем комплекта в процессе установки. Казалось, что ни один модуль не желает работать. Мне пришлось менять конфигурацию оборудования и добавить пару вещей, чтобы интернет заработал. Другие коммуникационные сети встали почти без проблем. Телефонные линии работали отлично, пока в один прекрасный день одна из четырех линий не решила, что пора отдохнуть. У меня не была запасного комплекта печатных плат, так что я не смог починить эту линию. Все нас зауважали после того, как мы развернулись и обеспечили коммуникации в различных комнатах центра управления. Мы были первыми, кто обеспечил коммуникацию на базе и люди из различных частей приходили к нам пользоваться ими .
  
  На другой стороне базы, начальник КП ВВС оценил нас за то, что мы развернули сети самыми первыми. Он мог читать е-мэйл и просматривать сеть. Радиосвязь работало отлично и наша охрана контролировала базу. Я помог одному капитану установить защищённый спутниковый телефон, который он привёз с собой. Подобное происходило практически ежедневно.
  На базе нас доставали бродячие собаки. Их начали отстреливать через пару недель после нашего прибытия. Как-то ночью я ехал в прицепе нашего вездехода (типичное времяпрепровождение) и собака подбежала с лаем, видимо собираясь подпрыгнуть и цапнуть меня за ногу. К счастью, водитель газанул, а то я уже приготовился стрелять. Я не хотел стрелять в собак.
  
  Замечательным местом на базе была диспетчерская башня. Это было четырёхэтажное здание старой иракской постройки, которое использовалось для управления самолётами. Боевые диспетчеры развернулись на четвёртом этаже, а мы поставили наши репитеры на третьем. К северу была маленькое пирамидообразное здание, был слух, что там был рождён ветхозаветный Авраам. Его было хорошо видно и я сделал несколько снимков. Пока я был наверху, привели ещё военнопленных, и я наблюдал как они молятся в бинокль. У одного было четыре огнестрельных ранения спины и он вёл себя так, как будто ничего не случилось(9).
  
  Примерно через неделю после прибытия на базу мы обустроили душевые. Это были мешки, куда наливали воду и душевой смеситель. Мы использовали старые иракские душевые кабинки и ту воду, которая осталась от них. Наши доктора проверили воду и сказали, что она пригодна для мытья, но непригодна для питья. Ешё через неделю инженеры построили временный палаточный душ, который качал воду в четыре смесителя. Конечно же, 4 душевых для двухсот человек было маловато.
  
  За всё время нам пришлось два раз одевать противогазы. Первую неделю пришлось постоянно ходить в костюмах химзащиты (аналог ОЗК). Всё снаряжение должно быть при нас как только мы покидали наше рабочее место. Противогаз, перчатки, комбинезон и два сапога химзащиты, плюс винтовка, 175 патронов, две фляжки, компас, нож, аптечка, каска и бронежилет.
  
  Каждый день сапёры взрывали боеприпасы, найденные возле базы. Сильные взрывы сотрясали наше здание, вышибали окна. Забавно, что к подобным вещам можно привыкнуть.
  
  В последние дни я обычно просыпался около 9. И сразу к сортирам, поскольку пока пройдёшь четверть мили, уже действительно туда надо. Я принимал душ и брился через день. Потом возвращался в свою палатку и, собрав своё снаряжение, двигался в мастерскую. Там я проверял состояние оборудования и если всё работало, то завтракал и посылал е-мэйл. Потом работал над проблемами, которые не решил за вчера и если надо было что-то поставить, ставил. Как минимум через день я ходил на другой конец базы, на КП, поддержать работоспособность тамошнего оборудования. Отбой случался примерно в полночь-час ночи.
  
  В день отъезда я был на КП, чинил наш "перелётный" набор. Птицы загадили весь комплект до такой степени, что сигнал упал ниже допустимого уровня. И ещё раз, спасибо тебе, Господи, за детские салфетки. Наш начальник знал про то, что мне надо домой и он работал над этим с людьми из авиабазы "Муди" по е-мэйлу. Я вернулся на свою сторону базы, когда меня вызвали по рации и сказали паковать вещички. Парень из наземной обслуги помог мне закинуть сумки в его прицеп и я сумел попрощаться с несколькими знакомыми прям там. Это было так странно - мы прошли через столько всего за эти два года, вместе с ними и виделись, скорее всего, в последний раз. Большинство не знало, что и сказать. Мы подъехали к временному терминалу и я едва успел на вылетавший С-17. Парень из обслуги подписал мне письмо с разрешением убыть (что у командира занимало два дня и у нас не было столько времени). Мы взлетели без огней, с резкими маневрами, чтоб уйти от радаров и т.п. Это было следущая по испугу вещь после конвоя.
  
  Примерно через час сели в Кувейте, где встретил пару знакомых, которых мы оставили для закупок и отправки нам грузов. Мы немного посидели, поели в армейской столовой. Там были репортёры, возвращавшиеся из Ирака и они все фотографировали друг друга.Я про себя подумал, насколько вероятно среди них были те, кто как-то подъехали к воротам и пытались проникнуть на нашу базу. Нам пришлось обойтись с ними как с подрывниками-самоубийцами, потому что некоторые из таковых писали ТВ на боках своих фургончиков и подъезжали к базе, надеясь нас взорвать. Я договорился о перелёте в Германию и дальше на авиабазу "Чарльстон", Юж. Каролина. К моему счастью и изумлению, я летел на одном и том же самолёте все три раза. Пытался поспать столько, сколько получалось, поскольку сидения в С-17 не совсем соответствуют стандартам авиалайнеров. По крайней мере, у меня был спальный мешок разложенный на полу. В Германии подсели две семьи до штатов. Их дети носились везде, что казалось мне очень странным. Пилоты расспрашивали меня обо всём, как только узнали, что я из Ирака.
  
  Единственная проблема на моём пути домой возникла в Чарльстоне. Я не смог никого найти в том тур. агентстве, которое могло авторизовать мне аренду машины до дома. В конце концов я дозвонился до своего офиса на базе "Муди", где мне сказали, чтоб я арендовал машину, где смогу, а они потом разберутся. Мне пришлось ехать на двух разных такси в гражданский аэропорт, к агентствам по аренде машин. По прибытии я обнаружил, что казённая кредитка "Виза" не при мне, а агентства не берут дебит-карты. Только подумал, как мне не везёт, как пожилая леди подошла ко мне и спросила, не пытаюсь ли я добраться домой (я всё ещё был в форме). Я ответил утвердительно, и она отвела меня к своей подруге в агентстве по аренде машин "Эвис". Те сказали, что при всём их желании помочь, у них просто нет машин на данный момент. Тут же подошёл мужик с ключами. Леди сказала - ну вот, у нас есть машина, но у нас нет никого кто бы пригнал её обратно из Флориды. Тут мужик и говорит, что машина-то из Флориды! Так вот всё и получилось. Думаю, леди за стойкой была настолько изумлена, что позволила мне позвонить жене во Флориду, чтоб та продиктовала номер кредитки, так что я смог взять машину без проблем с оплатой. Пожилая леди спросила меня, хватит ли мне денег на еду и прочее, я сказал, что "да, хватит". В тот момент я чувствовал, что кто-то в самом деле за мной присматривает (с небес). Я не мог поверить, как всё складно получилось. Доехал до Саванны и снял номер в гостинице, чтоб закончить поездку наутро.
  
  Примечания переводчика.
  
  (1) В оригинале Moody AFB
  (2) SCUD - одно из названий оперативно-тактической ракеты SS-1 (Р-11) советского производства состоявшей на вооружении Ирака
  (3) Trucks - общепринятое в штатах название магистральных грузовиков
  (4) Автор - служащий 822-й эскадрильи безопасности ВВС США
  (5) У автора - HUMVEE, на самом деле точное название HMMWV (High-Mobility Multipurpose Wheeled Vehicle)
  (6) EOD - Explosive Ordnance Disposal
  (7) SCIF - Sensitive Compartmented Information Facility, Закрытая Аппаратура Свзяи в советской военной терминологии
  (8) в тексте - 822 Security Forces Squadron. Такая часть действительно приписана к авиабазе "Муди" (9) Из оригинала непонятно, случились ли эти ранения во время наблюдения автора за пленными или его так и доставили раненным

Оценка: 3.89*60  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018