ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Одом Д.Г.
Высокая оценка

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 3.41*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод Сергея Петракова (gloomysky@mail.ru)

   Организация ветеранов войны в Ираке
  
  
  
   Высокая цена
   Капрал Джесси Г. Одом
  
  
  Дома мои друзья зовут меня Джесси, но среди морпехов, я- капрал Одом. За последние два года трагедия 11-го сентября 2001 года прямо или косвенно затронула почти всех американцев. Меня она тоже не обошла стороной. 20 марта 2003 года я понял, что начало войны в Ираке было прямым следствием террористической атаки 11 сентября. Подобно жертвам тех сентябрьских событий, еще многие американцы заплатили и еще будут платить высокую цену за то, чтобы жить в свободной стране.
  
  Я до сих пор помню все в мельчайших подробностях; до сих пор ощущаю запах горящей нефти и белого фосфора в воздухе, слышу оглушительные разрывы артиллерийских снарядов и стук своего сердца, готового выпрыгнуть из груди. Я помню страх перед неизвестностью и густым ночным туманом.
  
  Подразделение морской пехоты "Альфа" было направлено в Ирак с целью найти оружие массового поражения. Мы были первым подразделением коалиционных войск вошедшим на территорию Ирака и столкнувшимся с серьезным сопротивлением со стороны противника. Первым делом мы угничтожили всё их тяжелое вооружение и продолжили движение к нашей первой цели - нефтеперегонному заводу. Продвигаясь через территорию нефтянных месторождений я впервые увидел мертвого иракца. Мурашки пробежали по моей спине когда я заглянул в глаза изуродованного трупа. С восходом солнца 21 марта мы достигли нефтеперегонного завода. После того, как авиация отбомбилась по территории вокруг основного комплекса сооружений завода, мы предприняли попытку приблизиться к ограждению, окружавшему завод по периметру. Поиск противника не дал никаких результатов - мы обнаружили лишь брошенное снаряжение и полностью готовое к бою оружие всех калибров.
  
  Иракцы не рисковали атаковать нас в лоб. Все мы знали об этом и это затуманило наши головы. Мы были уже не так насторожены, как некоторое время назад; а кое-кто из нас был уж слишком самоуверен. Всего несколько секунд спустя один из наших наступил на мину, а нашего командира взвода свалило выстрелом всего в нескольких футах от меня. ...Их было семеро, если я не ошибаюсь. Да, семеро иракских солдат сидели в кузове пикапа и поливали нас огнем из автоматов. Они неслись прямо на нас со скоростью не менее семидесяти миль в час. За нами конечно же не заржавело и мы открыли по ним шквальный огонь из всего, что у нас было. Но грузовик продолжал двигаться- его водитель каким-то чудом был все еще жив. Он согнулся на своем месте в три погибели и еще как-то умудрялся удерживать машину на дороге. Я нырнул за какую-то стену, слыша как пули звонко ударяются и рикошетят от металлических конструкций и нашей машины, и дал несколько очередей по этому гребанному пикапу когда тот пронесся мимо меня. Проехав еще около сотни метров он встал. Наши морпехи все еще остервенело поливали огнем остановившийся грузовик, но я уже думал о другом. Подбежав к нашему взводному я прокричал: "Санитара сюда! Взводного подстрелили! Лейтенант Чилдерс ранен!". Я упал на колени и стал стаскивать с него костюм противохимической защиты и расгрузочный жилет. Тем временем командир перестал дышать. Я откинул его голову и начал делать ему искусственное дыхание. С первой же попытки мне удалось добиться восстановки дыхания. "С Вами все будет в порядке, сэр", говорил я ему. Тут мне на помощь подоспел наш санитар. Взводный был тяжело ранен в живот, поэтому я попытался зажать руками рану из которой хлестала кровь, в то время как санитар готовил перевязочный материал. "Как же это больно...", произнес свои последние в жизни слова наш командир. Эти слова будут неотступно преследовать меня всю мою жизнь. Неожиданно я услышал выстрел. Затем еще один. А дальше разразилась такая оглушительная пулеметная стрельба - с того же направления, что и в первый раз к нам приближалась еще одна машина противника. Если бы мы остались на месте, то нас непременно бы подстрелили или этот грузовик сбил бы нас. Поэтому я взял Чилдерса за плечи, вскинул его тело себе на спину и побежал в укрытие.
  
  Теперь огонь из грузовика не мог нас достать. Я посмотрел на Чилдерса и понял, что он сейчас умрет. Его глаза остекленели и лишь одно слезинка скатилась по щеке. Он умер очень мучительной смертью. И мне было больно не только от того, что передо мной умирал человек, годившийся мне в отцы, а еще и от того, что я видел как он плакал и обмочил свои штаны. Лейтенант Чилдерс был первым американцем, погибшим на этой войне. По мере того, как мы приближались к Багдаду, я все время думал - кого ранят или убьют следующим. Я знал, что никто не застрахован от смерти. В любой момент любого из нас могли убить. Все мы жили в тревожном ожидании. Прошло еще две недели, когда напряжение по-немногу спало.
  
  Никогда в своей жизни я не забуду того дня, когда моя гибель, казалось, была неизбежна. Да и никто из морпехов роты "Альфа" никогда не забудет этот день - 10-е апреля 2003 года. В результате того девятичасового боя несколько наших были убиты и 92 морпеха получили ранения - кто от пуль, кто от осколков. Я знаю, что нельзя было доводить до того, чтобы нам пришлось убивать их и я проклинаю Саддама за то, что он поставил нас в такое положение. Должен ли я чувствовать себя виновным? Я защищал свою жизнь, так ведь? Неужели мне придется расплачиваться за свой безжалостный поступок всю свою жизнь? Я знаю, что я всегда буду чувствовать свою вину, но я просто не мог поступить по-другому, иначе я был бы жертвой. Продвигаясь по улицам мы подавляли огнем любое сопротивление, и тут я попал в ситуацию, когда "либо ты, либо тебя"... Он выскочил из-за угла так неожиданно, что я не успел сделать ни единого выстрела, тогда как он выпустил в мою сторону целую очередь. Если бы я тогда промахнулся, то он убил бы меня. Я ясно помню выражение отчаяния на его лице. Я замер на долю секунды, мое сердце бешенно колотилось когда я просто нажал спусковой крючек и он рухнул на землю. Я испугался, что сейчас он встанет и снова попытается убить меня, и выстрелил в его тело еще несколько раз. Когда он перестал двигаться, я попытался немного прийти в себя.
  
  Пули и гранаты летели со всех сторон. Трупы лежали прямо на улицах. Везде была кровь. Один из моих близких друзей был ранен, а другой, которого я считал лучшим из нас, был убит прямо у меня на глазах. Эта картина никогда не сотрется из моей памяти. Я думал про себя: "Когда же это кончиться? Увижу ли я снова свою невесту?"
  
  Я даже не заметил, что время нашего пребывания там подошло к концу и мы завершили свое участие в операции. Теперь нам не приходиться каждый день бояться смерти или ранения. Теперь мы по полной можем наслаждаться горячим душем и разговором по телефону со своими близкими. Мы дома. Нам повезло, что в Ираке мы пробыли всего четыре месяца, а так же еще один в Кувейте. А кто-то еще там и так же чувствует страх и безнадежность. Я могу лишь надеяться, что моим сослуживцам там повезет. Мы все пожертвовали там чем-то большим, чем можно представить. Мы пожертвовали своей, когда-то чистой совестью. Многие сейчас задают нам противоречивые вопросы - Какую цену мы еще должны заплатить? Сколько еще американцев должно погибнуть, чтобы достичь наших целей там? Что ж, вот мой ответ - спросили б вы нас, военных, хотим ли мы умирать за свою страну? Большинство ответило бы "да". А вот вопрос, который мы должны задать самим себе - гибель в Ираке и есть смерть за свою страну? Кто-то скажет "да", кто-то "нет"...
  
  Неужели война в Ираке или любой другой стране сможет предотвратить другое 11-е сентября? Я бы сказал, что- вот она цена, которую мы должны заплатить. Адам Мэйблум, написавший "Цена, которую мы платим", лучше всех ответил на этот вопрос, сказав: "Если ты хочешь, чтобы мы стали сильнее, напади на нас и мы сомкнем ряды. Это последний вызов терроризма Соединенным Штатам, и это окончательная цена, которую нам необходимо заплатить, чтобы стать свободными". Война в Ираке является подтверждением этих слов. Мы стали сильнее, мы объединились и готовы заплатить цену за свою свободу. Мэйблум пишет: "...Демократия одержала победу...". Да, это действительно так, но помните и тех, кто заплатил за это высокую цену.
  
  В настояшем, война в Ираке для меня закончена, но внутри меня она не кончиться никогда. Мысленно я всегда буду возвращаться на поле боя лишь услышав знакомый запах или увидев знакомую картину. Услышанное знакомое слово вновь вернет меня к разговору с Чилдерсом. Хоть мне и не за что огорчаться - я чувствую горечь за себя. Мои друзья сейчас в лучшем из миров и я знаю, что они попали туда именно так, как они того хотели. Сейчас я до сих пор уверен в том, что события 11-го сентября косвенно повлияли на судьбы многих людей, погибших в Ираке. Я проклинаю террористов за ту ненависть, страх и горечь, что появились в людях после 11-го сентября. Но надо двигаться вперед, надо жить дальше. Я хочу закончить колледж, чтобы стать офицером. Таким, каким был Чилдерс.
  
   27 августа 2003 г.

Оценка: 3.41*19  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015