ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Аноним
Фолькленды. Война на море

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 4.67*26  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевела Нина Меньших. Оригинал: 1 2 3

  Краткий обзор конфликта.
  
  Вторжение Аргентины на территорию Фолклендских островов 2-го апреля 1982 года потребовало осуществления Британией первой крупной морской операции со времен Суэцкого конфликта. В ней было задействовано свыше сотни кораблей, из которых лишь 44 относились к категории военных, из остальных 25 принадлежали Королевскому флоту вспомогательных судов (RAF) и 45 - торговому флоту.
  Повторный захват островов сопровождался одной из самых долгих бомбовых миссий RAF"а (операция Black Buck) и высадкой десанта с наскоро собранных и переоборудованных торговых судов, а также штурмом c кораблей береговой обороны (это было юридически одобрено Правительством).
  Военно-морские операции на Фольклендах принесли бесценный опыт ведения акваториальных боевых действий в эпоху "ракетной" войны. Численное превосходство аргентинских войск над британцами потребовало, помимо поддержки с моря, и использования авиации({Харриеров и боевых вертолетов), например, широкомасштабная бомбовая миссия самолетов Вулкан в Порт Стэнли. Это лишний раз подчеркнуло важность линейных кораблей и заставило правительственные круги пожалеть о недавно проданных авианосцах.
  Итак, 13го июня 1982 года (день капитуляции аргентинских войск) Фолькленды вновь перешли к британцам, в победу которых огромный вклад внесло авиакрыло Харриеров, облегчивших Оперативной группе выполнение поставленных перед ней задач и уменьшивших потенциальные потери от применения противником противокорабельной крылатой ракеты "Экзосет".
  
  Морская война.
  
  Непосредственным военным действиям предшествовал конфликт на море; так, перед вторжением британское Министерство Обороны отправило в соответствующую акваторию две подлодки и - два дня спустя - третью (H.M.S. Conqueror). Несмотря на то, что их движение к югу проходило на повышенной скорости, они достигли Порт Стэнли лишь к 12му апреля. К 29му апреля состоялось прибытие корабля Fort Austin, обеспечивавшего поддержку Корабельному Патрулированию Острова. На собрании Главного оперативного штаба (Британия), состоявшемся перед вторжением, говорилось о неприемлимости осуществления контратаки морской оперативной группой до того момента, пока не прибудут необходимые вспомогательные ресурсы, в т.ч. авианосцы, подводные лодки и средства для штурмового десанта. Если бы конфликт состоялся несколькими годами позже, Британии было бы крайне затруднительно достойно участвовать в нем, т.к. к тому моменту она успела бы распродать авианосцы (из-за сокращения расходов на оборону), исключив, таким образом, участие штурмовых десантных групп в этом военно-морском действе. В реальности же британцы быстро создали Первую флотилию, действовавшую в среднеатлантических водах.
  Первые боевые оперативные подразделения (под командованием адмирала Д.Ф. Вудворда) покинули Британию 5го и 6го апреля; на их пути к югу к ним присоединилась группа фрегатов и эсминцев, покинувших Гибралтар 28го марта после весенних маневров. Тремя днями спустя 3-я диверсионная бригада десанта отбыла из Саутхэмптона на борту корабля "Канберра". Так началось непосредственное участие британских кораблей в Фольклендской кампании.
  ПВО флота возлагалась, преимущественно, на "Харриеры" и действовавшие тогда средства обнаружения противника (типа "Морской Волк") фрегатов 22 типа. Системы раннего обнаружения воздушной опасности, будучи на тот момент раритетом, отсутствовали, однако предполагалось, что в первую очередь британцы столкнутся с агрессией на воде и лишь затем в воздухе. Как только оперативные подразделения достигли нейтральных вод, они предприняли неудачную попытку сбить аргентинский самолет-разведчик.
  Вопреки пожеланиям военных, политики сочли необходимым захват Южной Георгии, находящейся почти в 800 милях от Фолькленд. Для этих целей был отозван горный отряд эскадрона D - так называемое подразделение SAS, которое было разбросано по всему острову для ведения разведки за позициями аргентинцев. Появившиеся подозрения о наличии в регионе аргентинской подлодки привели к рассеиванию сил и вертолетной высадке на берег подразделений SAS и SBS. Затем британцы вычислили координаты подводной лодки "Санта Фэ" (класс Гуппи) и атаковали ее при помощи глубинных снарядов и торпед. С вертолета HMS Plymouth"s Wasp была выпущена ракета AS12, повредившая боевую рубку лодки. Это заставило "Санта Фэ" сесть на мель и эвакуировать свой экипаж на берег. Далее на берег десантировались все возможные силы британцев (морская пехота, SBS, SAS); после бомбардировки аргентинских береговых позиций с моря высадились еще 75 британских солдат, окруживших аргентинские силы без особого с их стороны сопротивления.
  24го апреля эскадрон вновь присоединился к главному оперативному подразделению. Три дня спустя оперативное подразделение вошло в боевое расположение и направилось к Фольклендам, где сбросило первые бомбы на Порт Стэнли (1ое мая). Одновременно начались ответные воздушные атаки аргентинцев, предупреждавшие бомбардировки берега в дневное время - дальнейшие бомбовые удары британцы были вынуждены наносить лишь под покровом ночи.
  Тем временем за пределами нейтральной зоны продолжался поиск аргентинских кораблей подводными лодками британцев; днем 1го мая в "поле зрения" атомной подлодки HMS Conqueror попал крейсер "Генерал Бельграно" с эскортом, состоявшим из двух экипированных противокорабельными ракетами Экзосет истребителей, представлявших огромную опасность для британской ОГ. 2го мая британский военный кабинет поставил перед Conqueror задачу устранения крейсера с театра боевых действий. После серии торпедных ударов с расстояния в 2000 ярдов "Бельграно" - гордость Аргентинского флота - получил двойное повреждение и быстро затонул. Возможно, именно этот случай вынудил аргентинцев отозвать обратно в порт свои силы, в т.ч. и авиацию.
  2го мая аргентинская сторона, используя противокорабельные ракеты Экзосет, нанесла удар по эсминцу Шеффилд, электронные системы которого были не в состоянии выследить и нанести ответный удар, т.к. цель находилась слишком низко. Помимо этого существовала возможность нахождения в непосредственной близости британской подводной лодки, что исключало реванш полностью. Британцы ограничились залпом из противолодочных минометов Yarmouth"а. Экипаж Шеффилда, потерявший убитыми 21 человека, был эвакуирован на судно Arrow. Это была первая крупная потеря в живой силе с британской стороны. Накренившийся и полузатопленный корабль дрейфовал в течение трех дней, прежде чем был взят на буксир.
  12го мая H.M.S. Вrilliant (атомная подлодка, тип 22), экипированная мощной противоракетной системой "Морской Волк", уничтожила два аргентинских "Скайхока" и сбила третий. Последовавший сбой в этой системе, причиной которому послужила морская волна, привел к ошибочному удару по "Глазго", однако взрыва достигшей цели бомбы не последовало. В результате экипаж "Глазго", отстранившись от выполнения боевых задач, проводил ремонтные работы; возвращение последовало лишь спустя три недели. Осуществив третью атаку, "Харриеры" вернулись обратно. В течение всего этого времени происходило ежедневное пополнение топливных запасов судов с кораблей поддержки, находившихся вне зоны досягаемости вражеской авиации к востоку от Фолькленд.
  В середине мая "Харриеры" нанесли удар по двум аргентинским кораблям поддержки. В то же время ОГ получила подкрепление в виде самолетов "Харриер", транспортировавших на борту десантную группу. Каждый британский корабль, перевозивший войска, был оснащен противовоздушным оружием, и был готов к его использованию в любой момент (Blowpipe SAMS, Bofors..) Их прибытие состоялось в период с 15 по 18 мая, а с 19го числа все большее количество Харриеров прибывало с запасами топлива.
  В пятницу, 21го мая, в водах Сан Карлоса произошла высадка наземных сил; с момента пересечения ими территории Фолькленд аргентинцы начали продолжительные воздушные атаки, в результате которых в тот же день затонуло судно Ardent, за ним последовали корабли Antelope (24ое мая) и Coventry (25ое мая). Во время последующей высадки на берег Блаф Коув (4-8 июня) аргентинская авиация уничтожила патрульные корабли Sir Galahad и Sir Tristram.
  С падением Порт Стэнли аргентинское вторжение подошло к концу; британский флот дорого заплатил за свою победу: были потоплены 5 военных и 1 гражданский корабль, 11 военных кораблей получили повреждения различной степени тяжести. За всю кампанию Британия потеряла 255 человек убитыми и 777 ранеными.
  
  Морская группа 8901 и вторжение аргентинцев.
  
  В среду 31 марта 1982 года британская разведка получила сообщение о грядущем (в течение последующих 48 часов) перемещении аргентинского флота на удобные для вторжения позиции. Аргентинские силы находились под командованием вице-адмирала Хуана Ломбардо; большая часть кораблей отчалила из порта Пуэрто Бельграно уже в минувшую пятницу - 26го марта. О возможном нападении аргентинцев был извещен губернатор Фолькленд Рекс Хант, не замедливший вызвать в свою резиденцию двух старших королевских морских офицеров для обсуждения вопросов обороны острова.
  В то время ответственность за безопасность островов лежала на Морской бригаде (МБ) 8901, состоявшей из Королевского морского гарнизона, не уступавшего по своей мощности батарее. Обстоятельства сложились так, что действовавшая на тот момент МБ ожидала прибытия своей ежегодной смены (факт, который не был известен аргентинской разведке). Морскую бригаду под командованием майора Норманна должна была сменить аналогичная бригада под командованием майора Нутта; общее число моряков двух бригад, таким образом, составило 67 человек. Оборону острова возглавил Норманн, а Нутт занял должность военного советника губернатора. На тот момент 12 человек из бригады Нутта уже отбыли по направлению к Южной Георгии на АПЛ H.M.S.Endurance (командир - лейтенант Кейт Милз) для наблюдения за аргентинцами в Лейте.
  К обороне острова были привлечены 120 добровольцев из числа местных жителей, на долю которых к тому моменту выпадало лишь разовое участие в конфликте 1966 года, когда группа из 30 аргентинских националистов, угнав самолет, прибыла в Стэнли для освобождения островов из-под британского ига. Отсутствие отклика на их призыв было для них огромной неожиданностью; они были быстро окружены и отправлены обратно в Аргентину на одном из британских кораблей. В целом, перспективы обороны выглядели удручающе: многие участники оборонных войск находились вдали от Фолькленд и лишь 23м из них удалось добраться до острова и присоединиться к защитникам. В Стэнли также находились два офицера и девять солдат с АПЛ Endurance. В то время, когда Норманн критически оценивал положение своих ограниченных сил в морские казармы Моди Брук прибыл бывший королевский капрал Джим Эйрфилд и потребовал выдать ему оружие. "Бывших моряков не существует", - заявил он. Его требование удовлетворили и он пополнил собой ряды защитников. В аэропорт Стэнли был также направлен канадский воздушный диспетчер Билл Кертис с целью деактивации местного радиомаяка.
  В 11 часов утра 1го апреля Норман кратко изложил суть происходящего своим войскам, сообщив им, что "завтра начнется отработка получаемых вами денег". Моряки восприняли его слова как должное, однако, некоторые из них все же были ошарашены услышанным. Далее он развернул свои войска, чтобы исключить возможность посадки аргентинских самолетов в прибрежном аэропорте. После того как 5-ое отделение, находившееся под командованием Даффа, разместило на подступах к городу средства обороны, оно было передислоцировано к югу от аэропорта Стэнли, вооруженных GPMG, для прикрытия берега с этой стороны города. Для прикрытия Йорк Бэй (севернее аэропорта) на мотоциклах были отправлены два моряка с GPMG из этого же отделения. Непосредственно за ними, на взлетной полосе, были размещены два отделения: 1-ое (под командованием Армора) и 2-ое (под командованием Брауна). Западнее отделений находились восемь человек лейтенанта Б. Троллопа, который расположил своих людей, вооруженных 84мм. "Карлом Густавом" и 66мм ракетами, на самом краю полосы. Это было все имевшееся у них в наличие тяжелое оружие поддержки. Единственная боевая пушка была треснута по всей своей длине и абсолютно не пригодна к стрельбе. На расстоянии 1 км. к северу от указанных позиций было дислоцировано 3-е отделение.
  6-ое отделение (под командованием Йорка) было развернуто у порта Стэнли. Его цель заключалась в противостоянии любым попыткам входа в порт противника, будь это прибрежные судна или авианосцы. Они укрыли штурмовую лодку Джемини в недоступной взорам бухте и отправили одного из своих бойцов на вершину Сэппер Хилл, откуда он смог бы докладывать по радио Норману о появлении аргентинцев. Также в Порт Уильям находился оснащенный радаром прибрежный катер Форрест, управляемый Джеком Соллисом. Наблюдение велось также и с маяка, расположенного на мысе Пемброк. В это же время под особое внимание местной полиции попали все граждане Аргентины, находившиеся на тот момент в Порт Стэнли; около тридцати человек из них были сотрудниками Аргентинской государственной нефтяной компании. После подготовки к вторжению все защитники острова стали ждать начала агрессии, в то время как простым жителям было совсем невдомек о происходивших вокруг них событиях, тем более о таких, как ожидаемое вторжение аргентинцев.
  В 9 вечера 1го апреля аргентинцы приступили к выполнению операции "Освобождение Мальвин" (под кодовым названием "Росарио"). Некогда принадлежавший британцам эсминец Santisima Trinidad, остановившись в 500 м. от Маллет Крик (южнее Порт Стэнли), спустил на воду 21 штурмовую лодку Джемини с 92 диверсантами (Аргентинская десантно-диверсионная группа) под командованием лейтенанта Сабаротса. Сперва на берег высадилось маленькое штурмовое отделение лейтенанта Швейцера, которое должно было "зачистить" береговой плацдарм Маллет Крик, а затем ожидать прибытия основной группы. Высадившись с Santisima Trinidad, бойцы столкнулись с непредвиденными осложнениями: изменившееся направление течения стало отталкивать их лодки к северу - на участок, густо заросший черными водорослями, выбраться из которого им удалось лишь к 11 часам вечера; примерно в это же время, наконец, состоялось запланированное соединение с группой Швейцера. Звуки лодочных моторов донеслись до слуха одного из матросов на Сэппер Хилл, о чем было немедленно сообщено Норману. Однако последний счел, что речь шла о шуме двигателей британских вертолетов, но никак не о высадке аргентинского десанта.
  В 1:30 ночи аргентинцы, разбившись на две группы, двинулись к намеченным целям. Группа Сабаротса продвигалась по направлению к казармам британских моряков, а группа Джиачино - добровольца-участника "Росарио" из аргентинской морской пехоты - к резиденции губернатора, с целью захватить последнего в плен. К концу того дня имя Педро Джиачино приобрело в Аргентине повсеместную известность.
  В 11 часов вечера на поверхность воды всплыла аргентинская подлодка "Санта Фэ"; ее присутствие было сразу же обнаружено радарами "Форрест" и сообщение об этом событии моментально достигло резиденции губернатора. Десять ныряльщиков-диверсантов, покинув лодку, добрались до берега (восточнее Йорк Пойнт - кодовое название "Красный Пляж"), где они установили навигационные огни.
  Группе Сабаротса понадобилось пять часов для того, чтобы покрыть шесть миль, отделявших их от казарм. В течение марш-броска один из членов группы - лейтенант Барди - сломал лодыжку и, соответственно, был доставлен обратно. Так, лишь к 5:45 утра аргентинские "коммандос" достигли казарм и начали атаку, поливая здания плотным автоматным огнем и фосфорными гранатами - жестокая тактика, в особенности, учитывая последовавшее впоследствии заявление нападавших об использовании ими исключительно холостого боекомплекта. Выяснив, что, в действительности, штурмуемые ими казармы пусты (за день до описываемых событий Норман, сочтя бессмысленным возможную их защиту, передислоцировал своих бойцов на территорию губернаторской резиденции), и немало этим воодушевившись, аргентинцы двинулись по направлению к группе Джиачино.
  Шум от атаки, устроенной Сабаротсом, свидетельствовал о высадке аргентинских сил и Норман, находившийся в то время в районе резиденции, отозвал все свои силы по направлению к ней. Поняв, что противник наступает с разных направлений, Норман принял решение о концентрации обороны вокруг Дома Правительства.
  В то время группа Джиачино, используя приборы ночного видения, наблюдала за приготовлениями своего противника к атаке. В их планы входило ворваться в Дом с тыла и "любезно предложить губернатору сдаться". За некоторое время до конфликта Хант необдуманно предоставил план своей резиденции одному выдававшему себя за архитектора аргентинцу, однако, судя по всему, Джиачино не знал об этом, т.к. проник в здание через пристройку для персонала, а не через черный ход. Так, в 6:15 утра он с четырьмя своими бойцами, вышибив дверь, ворвалися в помещение, где и были расстреляны тремя британскими моряками. Битва за Стэнли началась.
  Джиачино был тяжело ранен в тот момент, когда пытался бросить гранату; его напарник также получил ранение в ногу - остальным удалось укрыться в комнатах пристройки. Во время перестрелки Хант и главный секретарь Баркер укрылись под губернаторским столом. Тем временем ситуация приобретала патовый характер - в то время, когда аргентинский медик пытался прийти на помощь своему командиру, получив при этом ранение, британцы безуспешно убеждали Джиачино бросить все еще сжимаемую им в руке гранату. Языковой барьер помешал оказать помощь трем раненым бойцам, так и продолжавшим лежать на "поле боя". Лишь позже - после падения обороны Дома - аргентинские врачи сделали все возможное для спасения жизни Джиачино, однако, безрезультатно - тот скончался от потери крови. В этом конфликте на его долю выпало быть первым погибшим с аргентинской стороны.
  В то время как лейтенант Джиачино терял остатки своей крови, Cоллис и смотритель маяка Бигс докладывали о появлении бывшего американского танкодесантного корабля "Мыс Сан Антонио" примерно в миле на северо-восток от Йорк Бэй. Его сопровождали эсминец Hercules и сторожевой корабль Drummond. В 6:20 первая группа (группа Е 2-го морского пехотного батальона под командованием лейтенанта Сантильянса) на плавающем БТР LVTP высадилась на воду и в свете недавно установленных диверсантами навигационных огней устремилась к Йорк Бич. В 6:30 онив полном составе уже были на берегу. После доклада Сантильянса об отсутствии противника в зоне берегового плацдарма к ним присоединились 14 оставшихся бойцов группы Е также на LVTP, в т.ч. командующий 2-ым морским пехотным батальоном Альфредо Вейнстабл и контр-адмирал Карлос Буссер. В задачу второй группы, находившйся под командованием лейтенанта Рейе, входил захват маяка на мысе Пемброк. Группа D высадилась на берег чуть позже и, присоединившись к Сантильянсу, начала продвижение к Стэнли.
  Миновав взлетное поле, колонна с LVTP попала в сектор лейтенанта Троллопа, сразу же приказавшего открыть огонь. Каждый из бойцов, находившихся в LVTP, был вооружен 12,7мм автоматом - так, в целом, вся группа представляла собой немалую угрозу для горстки британских моряков. Первый выстрел британцев из 66мм противотанкового гранатомета был неудачным, в отличие от следующего, остановившего ведущую LVTP навсегда. Экипаж, не получивший ни одного ранения, быстро покинул ставшую бесполезной машину. Одновременно оставшиеся LVTP развернулись и направили свои 12мм орудия на позиции британцев, получивших от своего командира приказ отступать к правительственному дому.
  Параллельно с описанными событиями защитники губернаторской резиденции все еще продолжали перестрелку с несколькими окружившими здание аргентинцами, а командир 6-го отделения Йорк, в задачу которого входило прикрытие порта, докладывал Норману о трех появившихся в поле его зрения целях и о приоритетности их поражения. На вопрос майора о том, что это за цели, Йорк успел ответить, что первая - "это авианосец, вторая - крейсер..." - на этом радиосвязь прекратилась.
  После прекращения связи Йорк решился, наконец, отходить. Безуспешно попытавшись еще раз связаться с Норманом, он с группой своих людей, используя лишь весла, смогли преодолеть опасный участок водоросли, за пределами которого они завели мотор. Существовала возможность, что звук от работы двигателя выдаст их лодку, поэтому ее скрыли в тени польского рыболовецкого судна, выбрались на берег и стали медленно продвигаться на северо-запад, зная, что остатки МБ 8901 к тому моменту уже были захвачены противником. Продвижение группы Йорка прошло не замеченным для боевых аргентинских вертолетов. 4го апреля группа набрела на маленький домик, принадлежавший пастуху, где и остановилась на привал. Озабоченный безопасностью гостеприимного хозяина (в случае возможной перестрелки с противником), лишенный связи и самых необходимых запасов, Йорк принял нелегкое решение сдаться. Воспользовавшись радио, он сообщил аргентинцам свои координаты, а затем приказал своим бойцам разоружиться. За ними был выслан вертолет, на борту которого находились люди из 181-го полицейского отряда, сопровождавшие майора Доулинга - человека ирландских кровей, по определению ненавидевшего все имевшее какое-либо отношение к Британии. Сдавшиеся британцы были связаны проволокой, помещены на борт и доставлены в Стэнли, где подверглись продолжительному заключению в камерах местного полицейского участка - вплоть до момента их репатриации. После ряда иных случаев превышения Доулингом своих полномочий, он был отправлен в Аргентину.
  Буссер, в немалой степени обеспокоенный сопротивлением британцев и не состоявшимся соединением с высадившейся на берег подмогой, вызвал подкрепление в виде 1-ого морского батальона, вооруженного 105мм гранатометами, который должен был прибыть на вертолетах с Almirante Ilizar. Аргентинские вертолеты, направлявшиеся к Стэнли, сразу были замечены с Сэппер Хилл британцами. В то время трое так и не обнаруженных бойцов из группы Джиачино, продолжавших скрываться внутри здания, приняли решения прорваться к своим, однако, в процессе подготовки к побегу они были услышаны одним из британцев. В этом конфликте им выпала участь первых пленных аргентинцев.
  В 8:30 утра, столкнувшись с фактом очевидного превосходства аргентинских сил над оборонявшими дом британцами и разрастанием масштабов конфликта, губернатор Хант вместе с Норманом стали отчаянно искать выход из сложившейся ситуации. Один из обдумываемых ими вариантов дальнейшей борьбы заключалось в том, чтобы моряки "рассыпались" по острову и начали партизанскую войну, однако, после недолгих раздумий эта идея была отвергнута, т.к. без поддержки извне никто из возможных партизан бы не выжил. Тогда, учитывая нараставшую интенсивность действий, во избежание возможных жертв со стороны простых граждан - губернатор принимает решение сложить оружие.
  Сделав выбор, Хант послал за бывшим аргентинским военным, работавшим на компанию LADE (Аргентинские государственные воздушные линии), однако выяснилось, что за день до описываемых событий он бесследно исчез. Его исчезновение породило слухи о его возможной причастности к аргентинской разведке и передаче последней необходимой для вторжения информации, в т.ч. и о МБ 8901.Однако исчезнувший вскоре нашелся и был отправлен к противнику с предложением губернатора о прекращении огня в обмен на его капитуляцию. Сообщение Ханта поступило генералу Гарсиа - главнокомандующему на "Мальвинском театре военных действий".
  Поступившая Гарсиа информация была передана Буссеру, находившемуся на тот момент в Стэнли. Он принял предложение и сообщил британцам место их непосредственного разоружения - неподалеку от церкви Св. Марии. В качестве белого капитуляционного флага использовались белые пластиковые упаковки из-под бинтов. Буссера и его помощников проводили в Дом, где они встретились с губернатором и майорами Нуттом и Норманом. Губернатор отказался пожимать протянутую Буссером ладонь, заявив: "Это собственность Великобритании, где вы - нежеланные гости".
  Поступок Ханта очевидно расстроил Буссера, однако, тон последующих переговоров был очень любезным и вежливым, несмотря на антибританские высказывания Доулинга. Затем губернатор, еще раз посоветовавшись со своими майорами, принимает окончательное решение о капитуляции. В 9:30 утра Фольклендские острова вновь перешли к Аргентине после продолжительного 149летнего владычества Британии. Над резиденцией губернатора вновь был поднят аргентинский флаг, самому же губернатору было разрешено официально передать свои права, после чего он был доставлен на своей служебной машине в аэропорт, далее - на аргентинском С130 Hercules - отправлен в Монтевидео, откуда и вернулся в Лондон.
  С участниками МБ 8901 обошлись без подобных церемоний: их полностью разоружили и заставили лечь лицом вниз напротив недавно защищаемого ими здания. Они не подвергались издевательствам, однако испытываемое ими унижение было колоссальным. Аргентинские СМИ сделали огромное количество снимков, иллюстрировавших описанные последствия капитуляции, не отдавая себе отчета в том, что эти кадры лишь подольют сердца в огонь, начинавший разгораться на территории Великобритании. С публикацией фотографий в британских СМИ по стране прокатилась волна протеста, требовавшая возврата островов Короне.
  Британские моряки также были доставлены на борт С130 Hercules, направлявшегося в Монтевидео. Заходя в самолет, один из них развернулся и произнес ставшие пророческими слова: "Ребята, не расслабляйтесь: мы еще вернемся." 76 дней после возвращения на родину и предоставления ценной информации своим командирам Нортон и его подчиненные возвращаются в казармы Моди Брука, на этот раз - в составе нового подразделения.
  Йорк и его бойцы, помня о спрятанной на противоположной стороне мыса лодке, решили, что наступило время совершить "тактическое отступлении". Добравшись до лодки и загрузив в нее все имевшееся у них в наличие беглецы, лишь орудуя веслами, отплыли от берега. Внезапно перед ними возник шедший на полном ходу аргентинский эсминец, моментально заметивший их. Как позднее вспоминал один из британских участников описываемых событий по фамилии Юранд: "Я был уверен, что мы гребли со скоростью не меньше 100 миль в час..". Пришлось прибегнуть к помощи видавшего виды лодочного мотора Джонсон, затем, оторвавшись от аргентинцев, вновь укрыться за польским рыболовецким кораблем. После этого британцы, наконец, выбрались на берег, где жили в пещерах в течение трех дней до того, как сдаться снова и, на этот раз, окончательно. Будучи захваченными вторично, Юранд в немалой степени смутил аргентинских солдат своим прозвищем "Генерал" и, т.к. он действительно был старше всех, аргентинцы представили его своему адмиралу как настоящего британского генерала. Матрос Юранд и его боевые товарищи были доставлены в Аргентину, где содержались поодиночке и подвергались суровым интенсивным допросам, без использования, однако, какого-либо физического насилия. Перед отправкой на родину их выбрили наголо и поместили каждого в одиночную камеру. На пути к самолету британцы услышали ставший незабываемым голос одного из допрашивавших их аргентинцев, который инструктировал группу зеленых новобранцев. Юранд неторопливо приблизился к нему и, остановившись сзади, дотронулся до его плеча: "Дорогой! Пожелай нам встретиться вновь!" Военный офицер побледнел, отшатнулся и моментально исчез, смешавшись с толпой военнопленных.

Оценка: 4.67*26  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018