ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Аноним
Аргентинское вторжение на территорию Южной Георгии

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 5.52*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевела Нина Меньших (nina-menshikh@rambler.ru ).Оригинал

  
  
  Аргентинское вторжение на территорию Южной Георгии.
  
  
   В конце 1979 года Константино Давидофф, аргентинский торговец металлом, приобрел права на три заброшенных китобойных фермы в Лейте (городок на маленьком южноатлантическом острове Южная Георгия). Островок был необитаем, за исключением нескольких обосновавшихся в Грютвикене (20 миль от Лейта) ученых Британского Антарктического Института. Остров находился в подчинении губернатору Фолкленд, находящихся в 800 милях к югу. Научно-исследовательской базой руководил Стив Мартин.
   19 марта 1982г., после получения соответствующего разрешения британского посольства, на борту аргентинского корабля (капитан - Бриаторе) в Лейт прибыли нанятые Константино работники-аргентинцы (41 человек). Среди них находилась группа боевых пловцов под командованием лейтенанта Альфреда Астиса, разыскиваемого несколькими европейскими странами из-за исчезновений европейцев в Аргентине, произошедших несколькими годами ранее.
   Посольство Британии выдвинуло перед ними следующее условие: капитан Бриаторе должен был доложить о своем прибытии ученым-британцам. Условие выполнено не было. Неизвестно, был ли это спланированный заранее акт или не более чем стечение обстоятельств, однако следующий шаг аргентинцев не мог не привлечь к себе внимания английского правительства: построив своих переодетых в военную форму людей, Астис поднял аргентинский флаг и дал залп из ружья. Так, намерения аргентинцев перестали быть тайной для находившихся на острове британских исследователей. На следующее утро (20-го марта 1982г.) Трэвор Эдвардс, возглавлявший команду ученых, встретился с Бриаторе и передал ему послание из Лондона: "Вы прибыли в Лейт без должного разрешения. Вам и вашим людям придется немедленно вернуться обратно и следовать инструкциям руководителя базы. Вы должны убрать аргентинский флаг и не вмешиваться в дела британской научно-исследовательской базы Лейта. Вы не имеете права также вмешиваться или искажать события, происходящие в Лейте. Присутствие военных лиц, равно как и провоз оружия на остров запрещены."
   Аргентинцы были вынуждены убрать флаг, однако они не предприняли никаких попыток связаться с руководителем базы. Одновременно в 800 милях к югу губернатор Фолькленд начал проявлять беспокойство складывавшимися обстоятельствами. Он отправил запрос о возвращении "Индьюренс"* [гидрографическое судно] в Южную Георгию с подразделением британских моряков (22 человека) на борту, для того, чтобы наблюдать за действиями аргентинцев в Лейте. Корабль вышел из Порт Стэнли 20-го марта, из Грютвикена - 23-го. Моряков возглавлял лейтенант Кейт Пол Милз, приобретший позднее немалую известность в военных кругах благодаря участию в последовавших чуть позже событиях.
   "Индьюренс" (позывной "Красная Слива") в течение последних 15 лет каждое лето бороздил воды Южной Атлантики, увозя результаты научных трудов и поддерживая работу британской исследовательской базы. На этот раз на его борту находились два военных вертолета, а также 20 мм зенитные установки. Начиная с 1980 года, капитаном 'Индьюренс' был Ник Баркер. Этот путь корабль должен был проделать в последний раз, т.к. по его возвращении в Британию его должны были сдать на металлолом.
   Такой поворот событий не стал для Баркера неожиданностью: в течение двух последних лет ему приходилось бывать в портах Аргентины и Чили, где, вращаясь в соответствующих кругах, он завязал немало знакомств с высшими военными офицерами. В январе 1982 года, находясь в Пуэрто Бельграно (Аргентина), Баркер узнал от одного офицера-аргентинца о том, что из-за Мальвин вскоре начнется война. Донесения Баркера в Лондон о данном конкретном и прочих подобных ему случаях были проигнорированы.
   Аргентинская хунта приняла решение "обратить особое внимание" на Южную Георгию: в ночь на 24 марта корабль "Баия Параисо" капитана Тромбетты кинул якорь в Стромнес Бэй к югу от Лейта; с корабля десантировались 12 моряков. На борту "Баия Параисо" находились вертолеты "Пума" и "Алуэтт". В то же время, на Джейсон Пик, открывавшем обзор на Стромнес Бэй, находились двое британских моряков - наблюдателей Милза, сообщивших на следующее утро о прибытии чужаков. Милз счел, что для принятия решения нужна дополнительная информация и, сопровождаемый сержантом Питером Личем, ветераном многих "малых британских войн", прибыл в долину Ольсен, совершил подъем на Харбор Пойнт (600 метров над Лейт), откуда увидел высадившихся на берег аргентинцев.
   Баркер предпочел также не оставаться в стороне от происходивших событий и отправился в Тонсберг Пойнт на борту одного из вертолетов 'Уосп', пилотируемом капитаном Эллербеком и лейтенантом Уэльсом. Они не остались незамеченными: аргентинский вертолет, пилотируемый лейтенантом Буссоном и самим Тромбеттой, не замедлил подняться в воздух. Заметив, что за ними следует аргентинский "Жаворонок", британцы приняли решение возвращаться. "Алуэтт" пролетел мимо Баркера, затем, развернувшись, завис в воздухе. Британцы отчетливо видели старый как мир жест, адресованный им Тромбеттой, который затем развернулся и улетел. Обсудив события, британцы пришли к выводу, что отныне бесполезно пытаться вести наблюдение с такого близкого расстояния, и решили разместить наблюдательный пункт на полуострове Бьюзен.
   29 марта Тромбетта снялся с якоря и исчез в водах Южной Атлантики. Баркер получил приказ найти его: через три дня "Баия Параисо" объявилась в 15 милях от залива Камберлэнд. Четыре дня подряд корабли играли в прятки среди айсбергов, пока Баркер не получил директиву вернуться в Грютвикен и высадить Милза с его командой. После этого он должен был вернуться на Фолкленды для оказания любой помощи в случае вторжения аргентинцев. Милз же получил уведомление Лондона о том, что в случае оккупации Грютвикена, он должен придерживаться "Yellow card rules" - правил, принятых в Северной Ирландии и малоэффективных в случае вооруженного столкновения. Обитатели научно-исследовательской базы были не в восторге от такого поворота событий: до момента появления вооруженных аргентинцев на их территории весь груз ответственности продолжал лежать на плечах Мартина. В случае нападения аргентинцев он должен был объявить находившихся в своем подчинении ученых гражданскими лицами. Учитывая складывающиеся обстоятельства, Мартин отправил троих участников своей команды на мыс Св. Андрея.
   2 апреля лейтенант Астис, старший аргентинский офицер в Лейте, собрал своих солдат и сообщил им, что Мальвины отныне вновь принадлежат Аргентине, так, по его словам, с этого самого дня Южная Георгия - часть их родины, называющаяся теперь "Остров Св. Педро". Был сыгран аргентинский гимн и поднят соответствующий флаг. До Милза, находившегося в Грютвикене, дошли вести о захвате аргентинцами Стэнли. Понимая, что Грютвикен - следующий пункт аргентинской "реконкисты", он отправил своих людей на Джейсон Пик, где был срочно разработан план обороны Грютвикена.
   В качестве главного рубежа обороны Милз выбрал 35-тифутовое плато позади здания Шеклтон. Учитывая большое количество зелени, плато представляло собой отличное место для нескольких небольших окопов, откуда моряки могли прикрывать подходы к Грютвикену и Кинг Эдвард Пойнт. Перед Шеклтоном располагалась позиция капрала Томсена, рассчитанная на пятерых человек, вооруженных ручными пулеметами. Моряки Дэниэльс, Портер и Черч установили мины на берегу перед зданием местной таможни, а также заминировали еще несколько зданий, используя самодельные взрывные устройства. На пристани они установили емкость, представлявшую собой цилиндр объемом в 45 галлонов, заполненным в высшей степени опасной смесью бензина, краски и прочих веществ.
   В планы Милза входило продержаться до наступления ночи, продолжая наблюдать за противником, а затем отправиться в сторону Майвикена (севернее), и начать ведение партизанских действий оттуда.
   В течение 2 апреля - дня, в течение которого британцы занимались подготовкой своих позиций, корабль Тромбетты прибыл в Грютвикен, откуда Тромбетта связался с Мартином и сообщил, что у него есть важная информация. Одновременно Милз связался с Баркером, который, получив очередной приказ, возвращался к Южной Георгии. Баркер передал ему, что Лондон приказал "не предпринимать никаких действий, которые могут повлечь потери в живой силе". Оба британских офицера были введены в замешательство: как можно противостоять вторжению, если открыть огонь на поражение невозможно?
   Утром 3-го числа с Джейсон Пик поступило сообщение о том, что на корабле Тромбетты появились приготовившиеся к боевым действиям бойцы, а само судно пополняло топливные запасы еще одного военного корабля - фрегата "Геррико" типа А69 французской постройки, на вооружении которого были две противокорабельные ракеты "Экзосет", 100 мм полуавтоматическая и 40 мм автоматическая пушки. Силы, полностью готовые к нападению, находились под командованием лейтенанта Луны. Доложив об обстановке, матросы вернулись в Грютвикен.
   Около 9:30 утра военный вертолет "Алуэтт", на борту которого находился лейтенант Буссон, взмыл в воздух и лег на курс к Грютвикену. В задачу лейтенанта входило выяснить, если ли в городе следы военного присутствия британцев. За 10 минут бесполезного кружения над городом Буссон не заметил надежно спрятанных бойцов Милза - о чем и рапортовал, вернувшись обратно. В 10:00 часов Тромбетта отплыл по направлению к заливу Ист Камберланд и оставил Мартину следующее сообщение: "Наши успехи на Мальвинах вынудили бывшего губернатора Фолкленд сдаться и передать нам острова и относящиеся к ним зависимые территории. Мы рассчитываем на отсутствие бессмысленного сопротивления с вашей стороны во избежание лишних жертв. Вы должны подчиниться приказу не открывать огонь."
   Это сообщение содержало в себе много дезинформации. Во-первых, губернатор уступал лишь Фолкленды, но никак не зависимые от них территории. Во-вторых, приказа не открывать огонь не было. Мартин заставил Тромбетту повторить сообщение еще раз и попросил некоторое время на раздумье, пытаясь выиграть время и дождаться возвращения 'Индьюренс'. Отвечая Тромбетте, он притворился, что установка VNF вышла из строя, и использовал вместо нее NF, зная, что так сообщение аргентинцев дойдет и до 'Индьюренс'. Приняв адресованное Мартину послание, Баркер немедленно попытался связаться с Милзом, чтобы отменить действовавшую директиву "не открывать огонь" и позволить "сражаться в случае вражеской провокации". Сообщение было отправлено, однако из-за плохой погоды ответа не последовало; слова Баркера разнеслись почти по всем радиостанциям, включая аргентинскую, однако так и не дошли до Милза.
   В то время возвратившийся в Грютвикен Тромбетта передал Мартину, что на берег уже десантируются аргентинские солдаты и приказал ему собрать всех своих людей (13 человек) на берегу. В ответ Мартин сообщил, что факт присутствия аргентинских сил в Грютвикене является противозаконным и что этому будут противостоять британские военные силы, дислоцированные на острове. Тромбетта, зная доклад Буссона, был уверен в том, что британец блефует, т.к. воздушная разведка не показала наличия британских сил на острове. Тем временем Милз принял на себя обязанности Мартина, т.к. факт агрессии аргентинцев был налицо.
   В 12:00 с корабля Тромбетты, находившегося уже в заливе Ист Камберланд, в небо взмыл вертолет, на борту которого находились семь аргентинских моряков. Был взят курс на Грютвикен. В то же время в залив вошел фрегат "Геррико" и направил свои орудия в сторону Шеклтона. В это время Милз с одним из своих людей спускался к молу, полагая, что аргентинцы должны высадиться на лодке, однако, вопреки их ожиданиям показался вертолет, приземлившийся в конце Кинг Эдвард Пойнт. Началась высадка бойцов Буссона: пятый из них заметил британцев, бросившихся по направлению к своим позициям на плато. Высадив людей, вертолет взлетел. За все это время не было сделано ни единого выстрела, однако обстоятельства могли измениться в худшую сторону в любой момент.
   В тот момент, когда Милз, наконец, достиг укрытия, военный вертолет "Пума", пилотируемый лейтенантом Вильягрой, поднимался в воздух с 15-ю моряками - пополнением к ранее высаженным у Шеклтона бойцам. Он подлетел слишком близко к Маунт Ходж и Милз отдал приказ открыть огонь. Двое аргентинцев моментально погибли и несколько получили ранения, однако оба пилота остались невредимыми и сумели пересечь залив. Упав на берег, вертолет перевернулся, в результате чего ранения получили еще несколько человек. Семеро уже находившихся на берегу моряков начали наступление на Шеклтон. Капрал Томсен дождался, пока они подойдут на расстояние 100 ярдов и приказал открыть огонь из пулеметов. Аргентинцы рассыпались в поисках укрытия... Так началась борьба за Грютвикен.
   Тромбетта, наконец, осознал масштабы британского присутствия на острове и приказал капитану "Геррико" приблизиться к берегу и открыть огонь по Кинг Эдвардс Пойнт. Отныне для аргентинцев не было секретом местонахождение позиций Милза, которые были обстреляны из 100 мм полуавтоматического орудия. Однако снаряды, не долетев до цели, попадали в гравий, которым было щедро усыпано плато. "Геррико" подошел еще ближе и Милз, дождавшись приближения судна на 550 метров к занимаемой позиции, приказал открыть огонь из всех видов имевшегося оружия. По своим размерам фрегат представлял собой идеальную цель - так, имя одного из британских моряков (Дэвид Комбс), принимавших участие в этом действе, отныне навсегда заняло свое место в учебниках по военной морской истории: выпущенный им снаряд из 84 мм противотанкового гранатомета (Carl Gustav) прошел над поверхностью воды и попал в корпус "Геррико" чуть выше ватерлинии, подняв огромный столб воды. Послышался глухой удар; морякам пришлось откачивать воду, попадавшую внутрь судна через пробоину.
   В результате взрыва погиб один и получили ранения еще несколько матросов. Из строя вышло большое количество электрических кабелей, в т.ч. питавшие механизм вращения 100 мм орудия, что сделало его дальнейшее использование невозможным. В рабочем состоянии осталась 40 мм зенитная пушка, находившаяся на корме, однако, и она не могла быть использована после расстрела британцами ее расчета. Капитан пытался маневрировать, понимая, что необходимо как можно быстрее покинуть бухту, однако это было непросто, учитывая внушительные размеры фрегата. Когда судно, наконец, поменяло курс, сержант Лич начал вести огонь из своей снайперской винтовки: пятнадцати выстрелов оказалось достаточно, чтобы посеять панику среди находившихся на "Геррико" матросов. Развернув корабль, капитан начал выходить из бухты, но для того, чтобы покинуть ее окончательно, нужно было пройти через полосу огня еще раз. Один из британских 84 мм снарядов пробил корпус ниже ракет "Экзосет" и, по меньшей мере, еще дважды корабль получил попадание 66 мм снарядами. В результате стрельбы, открытой находившимися на берегу аргентинцами, один из британцев (капрал Питерс) получил тяжелое ранение руки.
   Наконец фрегат покинул пределы досягаемости: позднее в его корпусе было насчитано свыше 1000 попаданий. Победа осталась за британцами, но в процессе сражения с аргентинского вертолета на остров высадилось подкрепление, вскоре соединившееся с уже находившимися там бойцами. Вышедший за пределы досягаемости "Геррико" дал артиллерийский залп по позициям Милза, восстановив, таким образом, status quo. Милзу не оставалось ничего иного, кроме как уведомить своих бойцов о том, что он намерен капитулировать - с этим решением Лич был категорически не согласен, однако разница в званиях вынудила его подчиниться.
   Милз оставил свою позицию и, держа в руках белый китель, отправился по направлению к позициям противника. Один из аргентинских моряков оставил убежище и пошел навстречу: британец сказал, что во избежание дальнейшего кровопролития им было принято решение о капитуляции и ему необходимо переговорить с их командиром. Его слова были переданы Астису, немедленно прибывшему на берег. Когда британские моряки покинули свои позиции и стали сдаваться в плен, аргентинцы были шокированы: повреждения такого судна, как фрегат, и практически расстроенные планы захвата острова, оказывается, были делом рук всего 22 человек - этот факт не мог не внушать уважения. Милз уведомил Астиса о том, что пристань была плотно заминирована; со стороны последнего последовала просьба о разминировании заранее заготовленных британцами "сюрпризов". Ставивший "ловушки" матрос был вынужден подчиниться, несмотря на то, что это противоречило Женевской конвенции. На борт аргентинского корабля для оказания помощи был доставлен единственный раненый британец - капрал Петерс.
   К тому времени корабль Баркера уже достиг своей цели: максимально скрыв 'Индьюренс', он отправил вертолет 'Уосп' в Грютвикен для рекогносцировки. Экипаж вертолета приземлился незамеченным в горах над городом, двое высадившихся офицеров прошли вперед и, вглядевшись вдаль, заметили описанное выше сражение. Вернувшись к вертолету, они немедленно связались с Баркером, запрашивая разрешения поддержать британских моряков. Баркер, связанный приказом из Лондона, был вынужден отказать. Тогда очевидцы баталии быстро вернулись на 'Индьюренс' с подробным докладом об увиденном.
   Баркер, выслушав свидетельства, выступил со следующим сообщением: "На данный момент мы находимся вне зоны действия противника, однако, на самом деле, мы приблизились намного ближе, чем позволяют все имеющиеся у меня директивы. Де-юро мы находимся в 150 милях от Южной Георгии, в то время как де-факто, как вы видите сами, мы - почти на самом острове. (Расстояние между судном и береговой линией было всего около 1 мили). К сожалению, я не имею права войти в Грютвикен и вступить в бой с "Геррико", который мы могли бы хорошенько потрепать еще этим утром, когда он только бросил якорь. Но в любом случае мы не имеем права открывать огонь до того момента, пока противник нас к этому не вынудит: если у нас выйдет заставить его поступить именно так - что ж, в этом случае мы славно его отделаем." Таково было выдержанное в духе Нельсона обращение Баркера к своему экипажу. На вооружении 'Индьюренс' находилось две 20 мм зенитных пушки 'Эрликон' и два вертолета 'Уосп'. Сильно расстроенный, Баркер все же вывел свой корабль за пределы Георгии, чтобы ожидать прибытия британской оперативной группы.
   Защитники Шеклтона - все, за исключением Милза, были разоружены и обысканы, прежде чем их доставили на "Баия Параисо". Попав на борт, они были помещены под стражу в находившиеся под взлетной палубой помещения. Пребывавшие на берегу аргентинцы окружили исследовательскую базу с находившимися на ее территории людьми, в т.ч. и полуодетого Стива Мартина, укрывшегося от сражения в холодном и сыром водостоке. С восходом солнца Милз и исследователи были также переправлены на тот же самый аргентинский корабль, доставивший их непосредственно на материк. На следующий день ""Баия Параисо"" вошла в доки Рио Гранде, "выгрузив" на берег погибшего моряка и раненых (в т.ч. и британца Питерса).
   Затем остальные британцы были переправлены на морскую базу "Баия Бланка". 15-го числа Милз и Мартин согласились ответить на вопросы аргентинского военного трибунала, касавшиеся поведения аргентинских бойцов во время их вторжения. Однако Милз отказал аргентинцам в их просьбе опросить также и его подчиненных.
   Опрошен был и сержант Лич, однако аргентинцев не удовлетворили ни его звание, ни ответы. 16-го числа вся группа британцев (в т.ч. представители Морской бригады ? 8901, отделение Йорка) была доставлена на территорию ближайшего аэродрома и отправлена в Уругвай, где они были переданы представителям британского посольства. 19-го апреля британцы прибыли в Бриз Нортон на борту королевского авиалайнера VC-10. За время полета они были допрошены следователями и представителями секретных служб. Как бы то ни было, Милз и его бойцы были встречены на родине как герои. Милз удостоился Креста за выдающиеся заслуги, Лич - аналогичной медали, а Баркер стал Почетным командиром Британской империи. Заслуга Комбса, практически потопившего вражеский корабль, также не осталась незамеченной. После короткой "передышки", Милз со своими людьми вновь вернулись на 'Индьюренс' (25 мая). Они проделали обратный путь к Южной Георгии, где уже им пришлось охранять Астиса и его подчиненных, капитулировавших 27 апреля.
  
   ***
  
   Об острове Южная Георгия (комментарии от Петра Зарьяна) (См. фотографии к статье. "Фотографии представлены с разрешения Петра Зарьяна"):
  
   Южная Георгия - своеобразный оазис в антарктическом регионе, где холодные воды Антарктического океана смешиваются с теплыми течениями Тихого и Атлантического океанов, что порождает постоянные циклоны и штормы. Подойти к берегам Антарктиды, не попав при этом в приличный шторм, удается редко, поэтому суда полярных экспедиций довольно часто заходят на этот остров передохнуть и проверить свое состояние.
  
   Фауна острова довольно типична для всей субантарктики - пингвины, морские слоны, морские котики, тюлени и птицы, которые, в свою очередь, делятся на разные типы и подвиды.
  

Оценка: 5.52*21  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017