ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Кэмьюнс Пат
Провинция Тайнинь

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод с английского Андрея Казаринова (kazarinoff@rambler.ru) Оригинал - http://www.war-stories.com/tay-ninh-camunes-my-enemy-1967.htm

  Прошу извинить меня за мою дерзость, но я хочу не согласиться с Н.Меньших и О.Ксензюк по поводу их переводов рассказа "Провинция Тай Нинь", которые были опубликованы на Вашем сайте. В этих переводах повествование ведётся от имени женщины, хотя рассказ написан мужчиной, Патриком Камьюнсом ("поэтом Вьетнамской войны" (Vietnam War poet, Patrick Camunes), как его называют на сайте War Stories.com) от своего лица, и который в конце рассказа приводит датировки своего срока службы в подразделениях Вьетконга. И даже если предположить, что речь в рассказе ведётся от имени женщины, я не думаю, что на Востоке Азии, где совершенно другой менталитет в отличие от нас, какой-то пятнадцатилетней девчушке доверили бы командование целым отрядом(!). Получается эдакая Василиса Кожина (командир партизанского отряда времён Отечественной Войны 1812 года) вьетнамского "розлива". Нигде в специальной литературе по войнам в Азии и Индокитае я не встречал подобных примеров (может, слишком мало её прочёл?) Я не еврей и не сионист, но мне доподлинно известно, что даже в милитаризованном Израиле, где женщины проходят военную службу в "ЦАХАЛ-ЗВА-ХА-ХАГАНА ЛЕ-ИЗРАЭЛЬ" (Силы обороны Израиля), за период с 1947 года по 1973 год, когда Иудейское государство участвовало в пяти кровопролитных войнах, представительниц слабого пола никогда не учили убивать, и не разу не посылали в бой как мужчин. Их место было в тылу, во вспомогательных частях. И мне кажется, что женщина, которая с гордостью говорит о содеянных убийствах, это уже не женщина, а монстр.
   Вернёмся к теме. В данном рассказе прямо не упоминается, что герой повествования женщина или мужчина, и переводчики на основании фразы "I had been forced into womanhood at the age of 13", очевидно, переведённой ими как "в 13 лет я превратилась из девушки в женщину", решили, что П. Камьюнс описывает похождения некой особы.
  Переводчики видимо упустили из виду, что глагол force into - втискивать (force - заставлять, принуждать) здесь можно перевести, как заставить переодеться. А поэтому фразу "I had been forced into womanhood" (Past Perfect Passive Voice) следует (и даже нужно) переводить, как заставляли переодеваться в женскую одежду" (естественно для ведения разведки, а не для сексуальных утех), но не как не "Я достигла женской половой зрелости". Хотя может быть это какая-нибудь американо-вьетнамская идиома? Я, например, о такой не слыхал. Или же герою рассказа в 13 лет сделали операцию по перемене пола, что тоже вполне маловероятно. Хочу заметить, что мне довелось встречать участника Великой Отечественной Войны, который рассказывал, что его, в 10-летнем возрасте, в период оккупации, переодевали в девичью одежду, после чего он успешно проводил разведку, на территории населённых пунктов занятых немецко-фашистскими войсками.
  А вообще, Пат Камьюнс может действительно оказаться женщиной, взявшей себе это имя в качестве псевдонима, ведь известны случаи в литературе, как, например, у Бернарда Шоу, где имя Патрик Кэмпбелл носит именно женщина. В таком случае я беру все свои слова обратно, и признаю, что матриархат, имевший место в воинских подразделениях Вьет Конга, сыграл огромную роль в победе вьетнамцев над американскими войсками.
  
  На основании вышеизложенного я хочу предложить свою версию перевода и с нетерпением жду Ваши критические замечания.
  
  P.S. Прошу ещё раз извинить меня за мою грубость и нетактичность, проявленные в своих высказываниях по отношению к слабому полу.
  
  P.P.S. На наших географических картах город и провинция Тайнинь, лежащие к северо-востоку от города Хошимин (Ho Chi Minh), ранее называвшегося Сайгоном, имеют написание, как Тэйнинь. Прошу Вас исправьте за меня это название в тексте рассказа и в его заглавии, если сочтёте нужным.
  
  26.11.2005 г.
  
  Андрей "PounDer"
  ________________________________
  
  
  Пат Кэмьюнс
  
  
  Провинция Тайнинь
  
  
  Тем, кто погиб в засаде, которую устроили для нас
  солдаты 196 легкой пехотной бригады армии
  США в южновьетнамской провинции Тайнинь, посвящается.
  
  
  Я был и остаюсь продолжателем дела своих отцов и дедов. Я до сих пор восхищаюсь их мужеством и верностью долгу, которые они проявили при защите нашей Родины от иноземных захватчиков. Именно благодаря их подвигу и самоотверженности, китайцы, японцы и французы, напавшие на нашу страну в прошлом, было разбиты и с позором изгнаны с её территории. И когда настал мой черёд ступить на путь своих предков и продолжить их дело, то я сделал это без всякого принуждения, с огромным желанием, чтобы как и они, когда-то, сражаться с завоевателями, пытающимися поработить Вьетнам. И как истинный патриот я дал клятву отстаивать свободу и независимость нашего государства не щадя своей жизни, до последней капли крови. И если бы я попытался нарушить её, то меня постигла бы суровая кара, и моё имя навеки было бы покрыто несмываемым позором.
   Свой боевой путь я начал в раннем возрасте. Когда мне было тринадцать лет, меня часто переодевали девочкой, чтобы я без подозрений мог добывать сведения о противнике. Когда я немного повзрослел, то прошёл курс обучения военному делу в тренировочном лагере, где нас обучали мастера своего дела - высшие военные умы Вьетнама, а также военные советники из Китая и Советского Союза. Когда мне исполнилось пятнадцать, я без колебаний принял командование над небольшим отрядом Вьет Конга(1*). Нам пришлось действовать на Юге Вьетнама, непосредственно обороняя, большую по площади, территорию, которую американцы называли "Железный треугольник". Мой отряд неоднократно удостаивался похвалы за свои действия, благодаря которым, множество американцев лишилось своих жизней. Мы обрели статус героев, заслужив его многочисленными благодарностями и наградами. Мы были беззаветно верны своей стране, и с глубокой преданностью служили ей.
   Огромную роль в нашем становлении, как воинов, сыграла боевая учёба, во время которой, всё было направлено на то, чтобы научить нас убивать. По окончании курса обучения, мы с успехом применяли полученные знания на практике. Но самое главное, - нас научили, как правильно проводить скрытое наблюдение за врагом. Мы должны были посвящать этому большую часть времени, чтобы затем, выявив слабые стороны противника, нападать на него под покровом ночи. Ведь мы не могли противостоять американским войскам днём в открытом бою, так как они превосходили нас по вооружению и огневой мощи.
   Когда я находился в разведке, и незаметно укрывшись от посторонних глаз, наблюдал за американскими солдатами, идущими по джунглям или отдыхающими на привале, я видел, что в такие моменты они ведут себя самым, что ни на есть естественным образом, совершенно не подозревая о моём присутствии. И при этом я замечал, что наши враги проявляют свои эмоции по поводу радости или глубокой печали совсем не так как бойцы из моего отряда. В связи с этим у меня возникало одно странное ощущение по отношению к этим американцам - я мог сопереживать их чувству одиночества, которое они испытывали, будучи оторванными, от родного дома и своих семей. И в то же самое время, мне было, их, немного жаль, ведь они страдали куда больше нашего, и вдобавок ко всему они не могли знать, откуда мы нанесём по ним свой следующий удар.
  Но больше всего меня поразило то, как проявляют свои чувства чернокожие американцы. Мне показалось, что они вовсе не способны совершить, то, о чём нам говорили во время боевых занятий, а именно - что они не люди, и, что они будут насиловать наших женщин и убивать наших детей. Лично понаблюдав за ними и изучив их манеры поведения, у меня возникло сомнение относительно этих слов, но это никак не повлияло на неукоснительность при выполнении поставленных передо мною боевых задач.
  Однажды мы со своим отрядом добровольно вызвались произвести рекогносцировку(2*) одного местного опорного пункта американских войск, на котором, как я полагал, проходила беспечная служба, и к которому, как я думал, можно будет незаметно подобраться. Ожидалось, что предстоящая ночь будет безлунной, и это полностью гарантировало нам скрытность при передвижении - в кромешной тьме вражеские наблюдатели не смогут обнаружить нас ни с земли, ни с воздуха.
  Мы были полностью уверены в успехе этой вылазки, и не знали, что многих из нас ждёт страшная гибель. Разве могли мы тогда представить себе, что придём прямо в лапы американцев и попадём в засаду, устроенную нам хитрым врагом, по типу и принципу похожую на те, которые мы когда-то устраивали сами.
  Чего только не почувствуешь и не передумаешь в те минуты, когда вокруг начинает бушевать море огня, и страх внутри тебя целиком овладевает тобой. В такие моменты забываешь всё - и то, чему тебя учили и то, как правильно действовать в подобной ситуации. Ты уже не чувствуешь ненависти к врагу и не жаждешь ему отомстить. В тебе подавляются все чувства и желания, и в твоём мозгу остаётся одна-единственная, лихорадочная мысль - только бы выжить.
   В наступивших сумерках наш отряд двигался через самую обычную рисовую плантацию, избегая берм(3*), которые как мы знали, были напичканы минами-ловушками, установленные врагом для создания прикрытия на дальних подступах к основной позиции. Из-за ложного чувства собственной безопасности, мы пренебрегли соблюдением элементарных правил при совершении передвижения ночью, и шли, не соблюдая никаких интервалов между собой. И, когда наш головной дозор ничего не заметил и прошёл мимо засады, то мы, идущие сзади и сбившиеся в одну кучу, представляли собой лёгкую добычу для врага.
   Первая мина направленного действия "Клеймор"(4*) взорвалась прямо перед бойцами моего отряда, шедшими в авангарде. При вспышке взрыва было видно, как разлетаются по залитым мутной водой рисовым чекам грязь, комья земли и куски человеческих тел. Мы все были полностью ошеломлены происходящим - когда в одночасье вокруг нас всё взорвалось, и этот адский грохот не предвещал нам ничего, кроме нашей скорой погибели. Положение казалось совершенно безнадёжным. Внезапно я ощутил тугой удар взрывной волны рядом разорвавшейся мины, какой-то толчок и жгучую боль в теле. Я понял, что был ранен, и у меня возникло двойственное чувство: досады и восхищения от той чёткости, с которой была спланирована эта смертельная засада. А тем временем взрывающиеся "Клейморы", методично продолжали посылать в нашу сторону тысячи смертоносных шариков, которые тут же впивались в беззащитные тела бойцов моего отряда. В какой-то момент всё вокруг озарилось от вспыхнувших на небе осветительных ракет, повисших в воздухе на парашютах. Их яркое свечение сопровождалось грохочущей стрельбой из автоматического оружия, в которой мой болезненный слух распознавал предательский звук американских автоматических винтовок М-16 калибра 5.56 миллиметров.
   Смерть...
  ...это то, чего я всегда боялся, а теперь мог без боязни смотреть ей в лицо.
   И не так уже плохо...
   ...Если бы смерть облегчила боль в моём теле. И в тот момент, когда во мне медленно угасала жизнь, я с трудом разглядел, что ко мне с опаской подходит американский солдат, и к моему удивлению, даже в мерцающем свете осветительных ракет, вместо ожидаемого взгляда полного ненависти и презрения, я увидел, что его глаза наполнены грустью. Я увидел бы то же самое, если бы я смог заглянуть в свои собственные глаза в тот момент, когда стою над трупом убитого мною врага, в душе сожалея, что отнял чью-то жизнь. Как странно... что в ту же самую минуту он мог чувствовать... тоже, что и я...
   И тогда, полным усталости и отчаяния взглядом, я ещё раз посмотрел на него ...
   ...И сейчас, когда я вспоминаю об этом, то в моих мыслях возникает отчётливый образ того американского солдата. И никогда в жизни я не смогу позабыть тот взгляд, которым смотрел на меня тогда...
   ... мой враг.
  
  Этот трагический случай произошёл в далёком 1967 году, и мне удалось выжить в той засаде. И теперь спустя 32 года я по-прежнему молюсь о том, чтобы мои враги смогли простить меня, так как я простил их. Сможем ли мы воевавшие по обе стороны, вообще, когда-нибудь простить друг друга, для того чтобы Бог простил нас, и мы, когда придёт время, смогли упокоиться с миром.
  
  Пат (Бини) Камьюнс,
  
  3-я рота, 4 батальон, 31 легкой пехотной бригады Вьет Конга
  принимал участие в боевых действиях:
  
  Провинция Тайнинь с декабря 1966 г. по апрель 1967 г.
  Провинция Тамки с апреля 1967 г. по декабрь 1967 г.
  _________
  (1*) Вьет Конг (Viet Cong) - партизанские формирования южновьетнамских коммунистов.
  (2*) Вьетнамцы совершали нападения на опорные пункты американцев только после того, как их командир лично, проведя рекогносцировку, убеждался в успешном исходе предстоящего боя. Очень большое внимание отводилось именно подготовке удара: велась тщательная визуальная и агентурная разведка, при необходимости строился натурный макет опорного пункта, который бойцы многократно штурмовали. ("Техника и Вооружение" ? 2 - 1997 г.)
  (3*) Берма - не покрытый водой земляной валик, служащий для огораживания идущих уступами рисовых полей. (Прим. переводчика). (4*) "Клеймор" М18А1 - противопехотная осколочная мина направленного действия. Имеет выгнутый вперёд призматический корпус из пластмассы, снизу которого расположены две пары установочных ножек. В корпус заключены: пластмассовая матрица с 760 стальными шариками, служащими осколочными элементами и заряд пластичного взрывчатого вещества. (Прим. переводчика).

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2009-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2008