ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Баджер Ник
Ввс Северной Кореи на начальном этапе войны в воздухе

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 8.16*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Редактура и работа с Советскими источниками: Игорь Сейдов
    Перевод: Никита
    Боевые "Индюшки" Ким Ир Сена, пролог воздушной войны в Корее. Июнь-октябрь 1950г.

   ВВС Северной Кореи на начальном этапе войны в воздухе
  
  
  
  
   Ник Баджер Редактура и работа с Советскими источниками Игорь Сейдов
  
  
   Боевые "Индюшки" Ким Ир Сена, пролог воздушной войны в Корее
   июнь-октябрь 1950г.
  
  
  
  
   В военное время, правда, столь драгоценна,
   что ее должны охранять караулы лжи.
   Уинстон Черчилль
  
  
  
  
   ВВЕДЕНИЕ
   25 июня 1950 года началось вооруженное столкновение между войсками Северной и Южной Кореи. Эта война, в конце концов, привела к тому, о чем бредил в мае 1945г. "Берлинский Мечтатель" Адольф Гитлер -- к прямым боевым столкновениям между советскими и американскими частями.
   С первых же дней войны обе стороны активно задействовали авиацию. На начальном этапе в воздушном противостоянии сошлись в основном поршневые самолеты из состава ВВС Северной Кореи и авиационной группировки войск ООН, которые в подавляющих случаях были представлены самолетами американских ВВС, ВМФ и морской пехоты.
   Воздушная война приобрела новый характер и масштабы в конце 1950г., когда в боевые действия включились советские истребительные части на самолетах Миг-15 (8 ноября), и американские на F-86 "Сэйбр" (в середине декабря).
   Общепринятым, удобным и для советских, и для западных историков, до недавнего времени был постулат о том, что северокорейские ВВС оказались не в состоянии дать достойный отпор превосходящей их и в числе, и в качестве авиации ООН и бесславно погибли под градом бомб на своих аэродромах, а американские пилоты легко сбивали тех немногих, кому удавалось взлететь. Мировая пресса пренебрежительно называла боевые столкновения западных летчиков с северокорейскими пилотами -- "охотой на индюшек".
   Однако, так ли однозначно все в начальном (до реактивном) период войны в воздухе? Известно ли где, когда и как "погибали" ВВС КНДР? А какую цену все же пришлось за это заплатить ООН-овской авиации? О воздушных боях до ноября 1950г. сегодня известно очень мало, если не сказать "совсем ничего". В то время, как появляющаяся сейчас возможность сравнить данные обеих сторон, свидетельствует о том, что в небе кипели нешуточные сражения, и их ход характеризуется ни чуть не меньшим накалом страстей и трагизмом.
   Современный исторический анализ событий более чем пятидесяти летней давности настойчиво предлагает уйти от политически ангажированной системы "двойных стандартов", и применить для оценки действий, как одной, так и другой стороны единые подходы, основанные на единых принципах.
   Существует немало версий о начале войны в Корее. Пхеньян и Сеул всю ответственность за развязывание конфликта, неизменно возлагают друг на друга. Каждая из сторон объявляла себя единственно законной, представляющей весь корейский народ, а другую, считала незаконной, марионеточной и т.д. На самом деле в гражданской войне нет ни правых, ни виноватых, случилось то, что случилось. Многочисленные предшествовавшие войне вооруженные столкновения и провокации, имевшие место с обеих сторон, а также концентрация войск Севера и Юга на границе, убедительно свидетельствуют о том, что к войне готовились обе стороны. Немалую роль в подготовке и развязывании войны сыграли и две державы "победительницы" - США и СССР, использовавшие Корею, как полигон для опробования политической и военной "мускулатуры".
   К 1950 году в Южной Корее была создана оснащенная современным по тому времени оружием армия, подготовленная для наступательных военных действий. Она насчитывала: 8 пехотных дивизий, 1 отдельный полк, 12 отдельных батальонов, 161 тысяч человек личного состава при 700 орудиях и минометах. Танков и САУ было немного, чуть больше 30.
   ВВС Южной Кореи (ROKAF) находились в стадии становления. В их составе было по разным данным от 20 до 40 самолетов, причем все либо связные, либо тренировочные. Имелось также несколько десятков японских самолетов, оставшихся от Квантунской армии. Роберт Футрелл (Robert Futrell) в своей работе "The United States Air Force in Korea" пишет, что "...На аэродромах Кимпхо и Сеул располагалось 16 самолетов ROKAF (8 "Piper L-4", 5 "Piper L-5", и три учебно-тренировочных "T-6 Texan"), кроме того, по одному отряду располагалось на Сувоне, Тэгу, Кванджу, Кунсан и Чхеджу-до...".
  
   Стояла перед южанами и кадровая проблема. Летное училище было организовано только в январе 1949-го и подготовить достаточное количество авиаспециалистов не успели. Авиабаза Кимпхо была практически единственной. Из пяти лихорадочно строившихся аэродромов ни один к началу войны не успел войти в строй.
   Всего в южнокорейских ВВС на 02.06.1950 г. числилось 1 899 солдат и офицеров, в том числе от 60 до 100 летчиков разной степени подготовленности. На следующий день после начала войны 10 наиболее подготовленных южнокорейских пилотов (часть из них служила в японских ВВС) отправились в Японию (авиабаза Итацуке) где приступили к освоению "Мустангов" (Проект "BOUT ONE"). На десяти взятых из 8-ой FBG USAF буксировщиках мишеней F-51D "Mustang" 26-го июня поспешно установили снятое вооружение и нарисовали (от руки) южнокорейские эмблемы. Кроме корейцев ядро 1-ой истребительной эскадрильи ROKAF образовали 12 американских летчиков-инструкторов. Другого выхода у американцев просто не было, поскольку нужного количества южнокорейских летчиков не имелось. Под командованием майора Дэна Хесса (Major Dean Hess) эскадрилья была включена в состав 18-ой FBG, обслуживали самолеты американские техники. С первых чисел июля 1950 года эти "Мустанги" активно участвовали в боевых действиях (уже с 30-го июня базируются на Тэгу).
   Слабость южнокорейской авиации во многом обуславливалась именно тем, что с началом боевых действий "Мустанги" понадобились самим американцам. Программу передачи самолетов Южной Корее пришлось притормозить на несколько месяцев. Американское командование спешно перебрасывало в Японию авиационные части с Окинавы, Филиппинских, Каролинских, Гавайских и Марианских островов. Большое количество техники изымалось из авиации национальной гвардии. Кроме стратегических и тактических бомбардировщиков в Японии формировалась группировка истребителей и истребителей бомбардировщиков в задачу которых входила, в том числе, борьба с авиацией северян.
   Количественный состав наземной истребительной авиации ООН трудно поддается оценке. Тактика применения американцами истребительно-бомбардировочных и истребительных групп, постоянная смена взаимоподчинения и вооружения, привели к тому, что они стали практически неотличимы друг от друга. В начале войны четыре из пяти групп были вооружены F-80С "Шутингстар" (9 из 12 эскадрилий) и лишь одна -- F-51D "Мустанг" (3 эскадрильи). В августе-сентябре 1950г., когда союзники, наконец, нашли наиболее эффективное соотношение между реактивными истребителями и поршневыми штурмовиками, две группы (5 эскадрилий) были вооружены F-80 и 3 группы (6 эскадрилий) - F-51D, плюс австралийские и южнокорейские "Мустанги". Однако и после этого в отдельных эскадрильях одновременно эксплуатировались и "Мустанги" и "Шутинг стары", поэтому точно определить количественный состав одних и других достаточно сложно. Всего на начало войны в распоряжении союзников было: 36 американских "Твинмустангов" F-82G; 159 американских "Шутингстаров" F-80С; 121 американский "Мустанг" F-51D; 25 австралийских "Мустангов" F-51D и 10 южнокорейских "Мустангов" F-51D. Всего 366 наземных истребителей.
   Кроме сухопутной авиации ООН против северян в начале войны активно действовали палубные истребители ВМФ США и Великобритании. В начале у берегов Кореи (до середины сентября) находился британский легкий авианосец "Трайэмф" (21 палубный истребитель "Сифайр" Mk.47. и 12 стареньких "Файрфлайев" Mk.1.), которого в октябре сменил авианосец того же класса "Тезей" (21 "Си Фьюри" FВ.11. и 12 "Файрфлайев" FR.5.). Американская авианосная группировка была представлена с начала июля 5-ой авиагруппой авианосца "Вэлли Фордж" (30 Grumman F9F-2 Panther, 28 F4U-4B Corsair и 28 AD-4 Skyraiders). В начале августа к нему присоединился еще один авианосец класса Essex "Филипин Си" с 11-ой авианосной группой на борту (32 Grumman F9F-2 Panther, 34 F4U-4B Corsair и 28 AD-4 Skyraiders), а в конце августа сам "Эссекс" с 5-ой СAG на борту (19 F9F-2 Panther, 19 F2H-2 Banshee, 19 F4U и 18 AD-4). Еще 70 "Корсаров" с 5-го августа выставила авиация Морской пехоты. В сентябре и октябре на театр военных действий прибыли соответственно авианосца "Боксер" и "Лейте". На первом размещалась 2-я СAG (70 F4U и 22 AD-4), на втором 3-я СAG (15 F9F-2 Panther, 60 F4U и 20 AD-4).
   В свою очередь, по оценкам американцев на вооружении КНДР имелась достаточно мощная по тем временам группировка из 132 боевых самолетов, том числе 70 истребителей Як-3, Як-7Б, Як-9 и Ла-7, а также 62 штурмовика Ил-10. Разведданные подтверждали и американские пилоты, сообщая о встречах в небе Кореи с северокорейскими и китайскими Ла-7, Пе-2, Як-7, Ил-2, и "Аэрокобрами". Были и совсем "экзотические" доклады о трофейных "Сэйбрах"! Кроме того, в донесениях первых недель войны есть упоминания о встречах в воздухе с северокорейскими реактивными истребителями "реданной" схемы (Як-17, Як-23 или даже Як-15). Информации о поставках этих самолетов в Китай и КНДР в советских источниках нет, хотя известно, что китайцы в это время (т.е. при обучении на МиГ-15, а МиГ-15УТИ тогда еще не было) тренировались на Як-17УТИ. Эти самолеты имелись, в частности, в Мукдене, Аньшане и Ляояне.
   Военно-воздушными силами КНДР командовал генерал Ван Лен и его советник полковник Петрачев. Официально под их управлением находилась к середине 1950 г. одна смешанная авиадивизия, по численности значительно превосходившая советскую. В состав 55-ой САД ВВС КНДР входил один штурмовой полк (57-й ШАП) - 93 Ил-10, один истребительный (56-й ИАП) - 79 Як-9, один учебный (58-й УчАП) - 67 учебных самолетов и самолетов связи, два авиатехнических батальона. Численность личного состава ВВС КНДР достигала 2 829 человек. Самолеты базировались на аэродромах, расположенных вокруг Пхеньяна. В каждом полку было по три, четыре эскадрильи, в учебном была эскадрилья двухместных Як-11. 56-м ИАП командовал известный северокорейский летчик Ли Дон Гю, ставший во время войны асом. Транспортная авиация, скорее всего, состояла из одной эскадрильи Ли-2 и С-47.
   То, что северокорейские ВВС подошли к началу войны подготовленными и хорошо вооруженными, конечно, исключительная заслуга СССР. До 1948 года в Северной Корее базировались силы ВВС ТОФ. Полный список частей привести затруднительно, однако некоторые номера все же известны. Так, в Пхеньяне базировался 582-й ИАП (истребители Ла-7, командир подполковник М.М.Крюков) из состава 249-й ИАД (командир генерал-майор Михайлов). В 1948 году этот полк убыл в Союз. В Кесоне был размещен 917-й ИАП (командир майор В.И.Платов) из состава 250-й ИАД (командир генерал-майор Немцевич), а на аэродроме "Канко" стояла бомбардировочная дивизия на Ил-4. Там же базировался 14-й ИАП ТОФ на Як-9. Упоминается еще о нескольких частях, например, о 305-м ИАП ТОФ, но где они размещались доподлинно неизвестно. Возможно, что часть самолетов Як-9, По-2 и Ли-2 северокорейцы получили именно из этих частей.
   До недавнего времени общепринятым являлось мнение, причем опять же и у советских и у западных историографов, о том, что уровень подготовки корейских летчиков был весьма невысоким. Зачастую не считалось зазорным говорить о них в пренебрежительной форме, мол, были слабо подготовлены, безынициативны, недостаточно смелы и агрессивны, и т.д. и т.п. Только в последние годы ряд вновь открывшихся фактов позволил усомниться в незыблемости этих постулатов времен "холодной войны" и, как минимум, согласиться с тем, что не все так просто и однозначно в этом вопросе.
   Общеизвестно, что костяк авиационного подразделения составляет достаточно небольшая группа летчиков. В советской эскадрилье времен II-ой мировой из 12 человек, как правило, "погоду делали" (систематически сбивали врага) 3-4 летчика. Примерно это же можно сказать и о летчиках других стран. Следовательно, численный состав истребительного "костяка" ВВС КНДР составлял порядка 20-25 человек. На роль лидеров вполне подходили корейские пилоты, воевавшие в составе авиационных частей Императорской Японии (Японцы считали Корею "младшим братом", поэтому корейцам разрешалось вступать в японские вооруженные силы и даже получать офицерские звания), и летчики корейской национальности из советских ВВС, и летно-технический персонал, прошедший в 1946-50 гг. обучение в СССР, Китае и непосредственно на территории КНДР. Все больше фактов говорит в пользу того, что в составе северокорейских полков на поршневых самолетах на начальном этапе войны воевали и советские пилоты "некорейской национальности". Так что, трудно предположить, что советские и северокорейские руководители не смогли общими усилиями отобрать два-три десятка опытных летчика на командные должности 4-5 истребительных эскадрилий.
   В сентябре 1950 года в ответ на прибытие в Южную Корею регулярных американских авиаподразделений правительство КНДР обратилось к СССР с просьбой об отправке на защиту своей страны советских авиационных подразделений. Сталин согласился предоставить запрашиваемые силы. Соответствующая команда была спущена военным. 21 сентября 1950 года маршал А.М. Василевский докладывал в Кремль:
   "...считаю наиболее целесообразным использовать 34-й ИАП 147-й ИАД на 40 металлических Як-9 (скорее всего Як-9У, - прим. редактора), дислоцирующихся в Приморье в районе Ворошилова (ныне Уссурийск, - прим. редактора)... считал бы необходимым направить с полком хотя бы несколько постов с радиолокаторами обнаружения самолетов противника, команду связистов для организации связи между постами и аэродромом. В противном случае наши самолеты на аэродроме будут подвержены внезапным ударам авиации противника."
   В этот же период приказом от 23 сентября 1950 года из Приморья (точнее - из Спасска) для отправки в Корею был подготовлен 304-й ИАП 32-й ИАД в составе 40 самолетов Ла-9. Готовность второго полка определялась к 3 октября. Тогда же в октябре готовилась команда технического обслуживания, команда радиотехников с четырьмя радиолокаторами, один зенитно-артиллерийский дивизион трех батарейного состава (16 орудий), 15 заправок горючего и 15 комплектов боеприпасов.
   Конкретные данные о переброске советских полков на поршневых машинах под Пхеньян отсутствуют и врядли они были туда переброшены, как единое воинское соединение, тем более в сложных условиях осени 1950г, после высадки американцев в Инчхоне и захвата Пхеньяна.
   Однако, включение отдельных опытных летчиков в национальные подразделения было вполне в духе и "интернациональной" политики Советского Союза того времени (как видно из выше сказанного не чурались этого и американцы). Представляется вполне реальным, что северокорейские истребительные эскадрильи были "подкреплены" советскими "добровольцами". Далее по отработанной в годы войны схеме, в рамках таких эскадрилий создаются ударные группы (скорее всего на Ла-9), базирующиеся на засадных аэродромах "подскока". Такие "засадные" группы могли в сентябре-октябре 1950г. действовать против мелких групп американских поршневых самолетов. Именно об этих Ла-9, скорее всего, и докладывали американские летчики.
   Такие группы действовали, по видимому, до января 1951г. (позднее сообщений о встречах с Ла-7 и Ла-9 не поступало), а затем их убрали с фронта -- советские лётчики вернулись на Родину, а самолёты передали северокорейцам. О потерях пилотов информации нет, возможно 1-2 самолёта было потеряно, но лётчики уцелели. В пользу этого свидетельствует и отсутствие побед у американцев в воздушных боях в сентябре-октябре 1950г.
   Вообще, устных и письменных подтверждений того, что летом-осенью 1950 года в небе Кореи на поршневых самолетах воевали советские летчики, достаточно.
   Во-первых, это утверждают американцы, которые уже летом 1950 года слышали в радиоперехватах воздушные переговоры на русском языке.
   Во-вторых, наши летчики из 151-й ГИАД, прибывшие в Китай в июле 1950 года, также слышали в воздухе русскую речь и неоднократно видели на китайских аэродромах, пограничных с КНДР, поршневые Як-9 и Ла-9 с опознавательными знаками корейских ВВС. Мало того - некоторые из них утверждают, что видели в кабинах этих машин летчиков с явно не корейской внешностью.
   Таким образом, в летнее - осенней компании 1950г. северокорейские ВВС являлись компактным и боеготовым соединением, способным, в рамках имеющихся сил, оказать сопротивление налетам поршневой авиации союзников, и нанести им чувствительные потери. Северокорейские (и не только) летчики были морально мотивированы, костяк летного персонала имел боевой опыт, был хорошо обучен и подготовлен. Поэтому истребительные эскадрильи северян должны были оказать, и оказали достойное сопротивление авиации ООН. Конечно, на то чтобы предотвратить установление американского господства в воздухе сил не хватило, но нанести противнику ряд существенных ударов они смогли. Не говоря уже о том, что южнокорейская авиация однозначно не была для северян "крепким орешком".
   Другое дело, что северокорейские архивы до сих пор закрыты для изучения, а американцы ни за что не признаются, что понесли чувствительные потери от летчиков, которых кормить то досыта начали незадолго до начала войны... Конечно, американцы знали, кто и как их сбивал летом и осенью 1950г., но предпочитают об этом в открытой печати не сообщать. Не прибавляет престижа американским летчикам и авиации в целом то, что за 5 месяцев было потеряно несколько десятков боевых самолётов, в том числе и несколько реактивных F-80, в боях с горсткой поршневых истребителей Северной Кореи. Конечно, командование американскими силами в Корее вынуждено было "спрятать" эти потери в графах: "потерян от огня с земли", "вынужденная посадка по техническим причинам", "авария в результате летного происшествия" и т.д. В общем, была бы проставлена задача (а она однозначно была поставлена), а найти благовидные причины потерь можно, любые сгодятся, только не в воздушном боюПусть хоть камнем сбивают корейцы самолёты, только не в бою с воздушным противником!
   При подсчете потерь авиации ООН за основу были взяты данные открыто опубликованного списка потерь (www.dtic.mil.html), хотя и здесь, по мнению специалистов, отсутствует от 5 до 10% потерянных самолетов. Так, например, не указаны в списке 28 "Сифайров" Mk.47 из 800 эскадрильи FAA (Fleet Air Arm) ВМФ Великобритании, которые по признанию самих англичан, были потеряны и списаны во время участия авианосца "Трайэмф" (HMS "Triumph" (R16)) в боевых действиях в Корее (с 3 июля по 20 сентября 1950 г.). Как нет там упоминаний и о RB-29 из 31-разведочной эскадрильи (TRS), сбитом 20 сентября 1950г. над Китаем.
   Предметному анализу были подвергнуты официальные причины потерь самолетов. По американским данным в разные месяцы лета-осени 1950г. от 20% до 40% потерь авиации ООН обуславливалось огнем с земли (зенитная артиллерия, пулеметы и личное оружие); от 20% до 30% были потеряны в результате небоевых аварийных ситуаций на своей территории (в катастрофах при взлете, рулежке, и перегоне над "дружественной" территорией); однако самое большое количество самолетов от 37% до 46% было потеряно по неизвестным причинам (сюда вошли аварии при посадке, и в результате технических неполадок после "посещения" "недружественной" территории).
   По официальному признанию американской стороны потери авиации ООН от действий самолетов ВВС КНДР не превышают 5% от общего числа потерь. Поэтому любая попытка оценить реальный уровень потерь авиации ООН от действий северокорейской ПВО, непременно приводит к предположению, что часть таких потерь отнесена на другие их статьи, преимущественно - от "неизвестных причин".
  
  
   Часть 1. Боевые действия июнь-июль 1950г.
   Воздушные бои в небе Кореи начались 25 июня. В 15 часов по среднекорейскому времени пара истребителей Як-9П с опознавательными знаками северокорейских ВВС появилась над аэродромом Кимпхо вблизи Сеула. "Яки" обстреляли вышку КДП, уничтожили топливную цистерну, а затем повредили стоявший на земле военно-транспортный самолет С-54. Одновременно звено "Яков" повредили 7 самолетов ВВС Южной Кореи в аэропорту Сеула. В 19:00 "Яки" вновь штурмовали Кимпхо и добили С-54. Американцы потерю не признали, что может указывать на то, что самолет либо был не военный (американские "Северо-западные" авиалинии выполняли рейсы Корея-Япония), либо принадлежал другой стороне (например Южной Корее). Уничтожение "Яками" в первый день войны транспортного самолета ВВС США на Кимпхо подтверждают современные американские историки.
   В работе Роберта Джэксона (Robert Jackson) "Воздушная война над Кореей" говориться, что "...два Як-9 появились над Кимпхо и Сеулом и беспечно кружились над ними в течение нескольких минут, прежде чем удалиться на север. У южан не было ничего, что могло бы пригодиться для их перехвата...".
   Кроме того, Ил-10 из 57-го ШАП нанесли ряд ударов по опорным пунктам южан и по выдвигающимся к границе войскам. Это позволило северокорейским 3-ей и 4-ой пехотным дивизиям при поддержке более 100 танков 105-ой танковой бригады успешно взломать южнокорейскую оборону по 38-ой параллели и начать наступление на Сеул. Некоторые источники утверждают, что самолеты северян обстреливали жителей Сеула на улицах, однако северокорейские власти это отрицают. Очевидцы событий рассказывают, что 26 и 27 июня авиация северян сбрасывала на город листовки, призывая население оставаться на месте и не опасаться "народной" власти. Скорее напротив, авиация КНА максимально аккуратно обращалась с гражданским населением, объектами и инфраструктурой, планируя их скорый захват.
   Имея в своем распоряжении около двух десятков связных и тренировочных самолетов (в основном Т-6 "Тексан" канадского производства), ROKAF с первых дней войны пытались нанести хоть какие-то удары по наступающим танковым колоннам северян, сбрасывая на них буквально "с коленок" самодельные бомбы и ручные гранаты.
   В день вторжения на территорию Южной Кореи посол США в Сеуле Джон Маккио (D. Muccio) сообщил по телефону в Вашингтон, что столичной аэропорт Кимпхо штурмует четверка северокорейских истребителей Як-9. Посол просил президента США о "быстрой и позитивной" реакции.
    []
   Президент Гарри Трумэн сначала санкционировало использование авиации только для: 1) прикрытия зоны Кимпхо-Сеул, в которой осуществлялась разгрузка, прибывающего из Японии снаряжения, материалов и вооружения; 2) прикрытия транспортов с эвакуируемыми с полуострова гражданами США. Летчикам было разрешено "демонстрировать силу", но огня не открывать, даже в ответ на враждебные действия. Вступать в бой, было разрешено, только при наличии непосредственной угрозы эвакуируемым гражданам. Единственным самолетом в 5 ВА США, способным выполнить поставленную задачу, в то время был F-82 "Твин Мустанг", имевший достаточный радиус действия.
  
    []
   "Твин Мустанг" из 68-й эскадрильи всепогодных истребителей перехватчиков, на котором лейтенант Уильям "Скитир" Хадсон 27.06.1950г. сбил северокорейский самолет
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Однако первый боевой вылет союзной авиации в этой войне совершили не "Твинмустанги", а связные L-5. Около 9 утра 25 июня, спустя 5 часов после начала боевых действий в штаб американских советников при южнокорейской армии пришел радиозапрос от группы американских военных, находящихся в 17-ом полку армии ROK. В радиограмме сообщалось, что полк разбит и окружен и, что требуется срочная воздушная эвакуация. Два американских "добровольца", майор Ллойд Свинк (Maj. Lloyd Swink) и лейтенант Франк Браун (Lt. Frank Brown), вылетев из Сеула на двух L-5, спасли 5 человек.
   26 июня четверка Як-9 (по другим данным пара Ил-10 под прикрытием пары Як-9) под командованием Ким Гин Ока атаковали военные эшелоны на ж.д. станции Сеула. Видимо это были составы с боеприпасами и мобилизуемыми воинскими частями, потому что северокорейские летчики сообщили о мощном взрыве и больших потерях противника в живой силе.
   Согласно указанию Трумэна 26 июня на патрулирование воздушного пространства в районе Сеул-Инчхон с аэродрома Итацуке вылетели истребители F-82 "Твин Мустанг". Уже в одном из первых вылетов "Твин Мустанги" 68-й эскадрильи всепогодных истребителей перехватчиков (Fighter All Weather Squadron (FAWS)) перехватили (по их донесениям) истребители Ла-7 (скорее всего Як-11). Командир звена лейтенант Уильям "Скитир" Хадсон (Lt. William G. Hudson) приказал ведомым сбросить подвесные топливные баки и американцы провели демонстративную атаку (некоторые источники говорят об заградительном огне). Корейские пилоты ответили открытием огня с чрезмерно большой дистанции, и скрылись в облаках. Первый боевое столкновение американцев и северокорейцев закончилось бескровно. Однако, Поль Джэффри (Paul Jeffreys), служивший в то время механиком в 68-ой эскадрильи, вспоминает, что из первого вылета 26 июня лейтенант Хадсон вернулся с пулевыми отверстиями в горизонтальном оперении.
   Согласно американскому историку Уильяму УайБлуду (William T. Y'Blood) "26 июня в районе Сеула пара Ла-7 попыталась зайти в хвост паре F-82. Когда "Твинмустанги" развернулись им навстречу, противник ретировался. В связи с тем, что непосредственной угрозы эвакуируемым гражданам не было, огонь не открывался". "Твины" 68-й эскадрильи до конца дня продолжали посменное эскортирование норвежского сухогруза "Рэйнхольт" (Reinholte), имевшего на борту 682 гражданина США из Сеула. Всего за этот день ВВС ДВЗ выполнили 27 самолетовылетов на прикрытие путей эвакуации и снабжения.
   27 июня Трумэн сообщил, что он дал команду американским летчикам сбивать любые и все "аппараты" с красными звездами, находящиеся в воздухе между линией фронта и 38-ой параллелью. Западные журналисты использовали в этот день заголовки типа -- "Сезон охоты на индюшек открыт!".
   По сообщению Командования Корейской Народной Армии, ВВС КНДР 27-го июня совершили более 10 налётов южнее Сеула. Поддерживая наступающие войска, авиация подвергла бомбардировке железнодорожный мост, воинский эшелон, станцию Анняни, воинские склады и другие вражеские объекты на дороге между Сеулом и Сувоном. Удары наносились и по аэродрому передового базирования авиации ООН -- Кимпхо.
   В этот день произошел первый результативный воздушный бой.
   Вот как описывает этот бой Уильям УайБлуд (William T. Y'Blood) в своей книге "Аллея Мигов, Битва за воздушное господство".
   "...27 июня F-82-ые из 68, 339 и 4 эскадрилий и F-80-е из 8 FBW прикрывали эвакуацию из порта Инчхона и с аэродрома Кимпхо. Четыре "Твинмустанга" из 68 эскадрильи патрулировали между Кимпхо и Сувоном на высоте 1 300 м, в то время, как трио из 339 FAWS находились над ними на 2 600 м, а еще четыре "Твина" из 4 FAWS расположились за тонким слоем облаков на высоте 4 000 м. После трех часов безрезультатного "нарезания кругов" в условиях сгущающейся облачности один из американских самолетов был внезапно атакован. Получив повреждения, лейтенант Чарлз Моран (1st Lt. Charles B. Moran) из 68-й FAWS сообщил товарищам -- "По мне стреляют!". Лейтенант Уильям "Скитир" Хадсон (Lt. William G. Hudson) и оператор радара лейтенант Карл Фрэйзер (Lieutenant Carl Fraser)) из 68-ой эскадрильи, на "Твин Мустанге" с надписью "BUCKET O'BOLTS" на фюзеляже заметили противника в разрыве облаков и плотно сели ему на хвост (вражеский истребитель был идентифицирован, как двухместный Як-7У). У северокорейского летчика не было достаточной скорости, чтобы оторваться от тяжелого "Твинмустанга". Первая очередь пришлась по хвостовой части фюзеляжа Яка, от нее полетели куски. Летчик пытался выйти из-под обстрела крутым правым виражом, вторая очередь прошила правую плоскость крыла истребителя противника. В результате загорелся топливный бак и отлетел элерон. Через стекло фонаря было видно, как летчик в кабине Яка обернулся и что-то сказал своему наблюдателю, видимо приказал прыгать. Наблюдатель был или убит, или испуган, парашютом он не воспользовался. Летчик выпрыгнул за мгновенье до того, как самолет перешел в беспорядочное падение и врезался в землю".
    []
   Кадр фотопулемета F-82 Уильяма Хадсона, позволяет уверенно идентифицировать его противника, как Як-11.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Однако, полной ясности с тем, кто открыл счет сбитых в этой войне самолетов, нет. По официальным американским данным командир 339-й FAWS Майор Джеймс "Поук" Литтл (Major James W. Little), сделал первый прицельный выстрел в этой войне. Он также претендует на первый сбитый самолет.
   Майор "Поук" Литтл уже имел титул аса, который завоевал в воздушных боях второй мировой войны над Бирмой, Китаем и Индией. В годы войны Литтл служил в 75-й истребительной эскадрилье 23-й истребительной авиагруппы - в знаменитых "Летающих Тиграх". На боевом счету пилота значилось шесть сбитых им японских истребителей "Зеро" и один бомбардировщик не установленного типа.
   По другим данным первую воздушную победу в этой войне все же одержали лейтенант Уильям "Скитир" Хадсон.
   Однако имеется и еще один претендент на первый, сбитый в Корейской войне, самолет - пилот поврежденного в начале боя "Твин Мустанга" лейтенант Чарлз Моран с оператором Фредом Ларкинсом (Fred Larkins). Оператор вспоминает -- "Бой проходил на высоте менее 1000 футов. Моран и Ларкинс с трудом оторвались от преследовавшего их истребителя, они даже свалились в штопор. Когда Чарли вывел "Твин Мустанг" из опасного положения, он с удивлением увидел перед собой хвост Яка и сбил его".
    []
   Майор Литтл наблюдал воздушный бой ниже себя и слышал призывы Морана по рации снять с его хвоста "бандита". Литтл во главе пары "Твин Мустангов" устремился на помощь.
  
   Как уже говорилось, Моран сумел уйти из-под удара и сбил случайно подвернувшийся под стволы его пулеметов северокорейский истребитель. Майор Литтл по возвращению доложил, что примерно в это же время он также сбил Як-7.
   Таким образом, три экипажа "Твин Мустангов" из двух эскадрилий заявили о трех победах, но ни одну из них поначалу не сочли достоверной, так как кроме самих экипажей, "авторов" побед, других свидетельств не нашлось. Разница между сбитыми самолетами составляла всего несколько секунд, поэтому любая из этих "вероятных" побед претендует на право считаться первой в Корейской войне.
   Американские пилоты уверенно идентифицировали корейские самолеты, как двухместные истребители, назвав их Як-7У. Однако, двухместных Як-7У в северокорейских ВВС точно не было. В июне 1950г., как раз накануне войны, лётчики 913-го ИАП и других полков 32-й ИАД ВВС СССР, базировавшейся в Приморье, перегнали в г. Канко (КНДР) 12 самолётов Як-11. Видимо эти Як-11 и применяли северокорейцы, как бомбардировщики 26 и 27 июня, и именно их американцы приняли за Як-7У.
   Скорее всего, в описанном бою принимали участие и другие северокорейские самолеты, потому что к концу дня официальный Пхеньян заявил о двух сбитых в воздушном бою "Твинмустангах". Видимо летчик, стрелявший по самолету лейтенанта Морана уцелел и доложил о "достигнутых результатах".
   В тот же день первый воздушный бой провели реактивные "Шутинг Стары". Они так же, как и "Твин Мустанги", привлекались к сопровождению транспортных самолетов, спешно эвакуировавших граждан США из Сеула и его окрестностей. Второй бой происходил примерно час спустя после боя "Твинов" и "Яков". "Шутинг Стары" прикрывали С-54 и С-47 "опосредованно", патрулируя на большой высоте. Истребители действовали с японских аэродромов, из-за чего время патрулирования сокращалось до минимума. Не смотря на короткое время пребывания в зоне патрулирования звено (4 самолета) "Шутинг Старов" из 35-й истребительно-бомбардировочной эскадрильи (Fighter Bomber Squadrons (FBS)) 8-го истребительно-бомбардировочного крыла (Fighter Bomber Wing (FBW)) перехватило над столичным аэродромом Кимпхо группу северокорейских штурмовиков Ил-10 (предположительно 8 самолетов). Американцы атаковали северян, когда те уже штурмовали летное поле. По одной победе записали на свой счет капитан Раймонд Счиллирифф (Capt. Raymond E. Schillereff) и лейтенант Роберт Дьювальд (lLt. Robert H. "Slick" Dewald), лейтенант Роберт Уэйн (lLt. Robert E. Wayne) сбил два Ил-10.
   Об этом первом бое реактивных истребителей на страницах британского журнала "Уингз оф Фэйм" рассказал участник исторической схватки лейтенант Роберт Уэйн:
   "Перед нашей группой стояла задача прикрыть транспортные С-54, которые эвакуировали американский персонал с аэродрома Кимпхо. Наше звено (звено "С") уже выполнило утром один такой вылет. Командовал звеном капитан Счиллириф, его ведомым был лейтенант Роберт "Слик" Дьювальд, моим ведомым - Ральф "Смайли" Хэлл. Второй раз за день мы ушли в небо ближе к вечеру. Район патрулирования располагался между 38-й параллелью на севере и Сувоном на юге, пересекать параллель категорически запрещалось. Видимость была превосходной, мы уже достаточно долго крутились на предписанной "орбите", когда "Смайли" Хэлл заметил самолеты противника. Я насчитал семь поршневых самолетов. Атаковать или нет? На предполетном инструктаже нас информировали о наличии вблизи берегов Кореи британского авианосца, на котором базировались "Файрфлайи". Один винт, двухместная кабина, может англичане? Мы решили подойти ближе, у меня все больше росла уверенность - точно "Файрфлайи". "Смайли" рвался в атаку, но я приказал ему не спешить давить гашетку. Трасса воздушного стрелка "британского самолета" развеяла все сомнения - перед нами враг. Я отдал приказ "Смайли" открыть огонь. Поздно! Его "Шутинг Стар" уже слишком близко подошел к самолету противника. Я же пристроился в хвост головной машине. От выпущенной мной очереди самолет взорвался в воздухе. Заложив левый вираж, мы вышли в повторную атаку. Теперь моей жертвой стал ведомый лидера. Еще очередь - еще один сбитый. Я атаковал в третий раз, но противник скрылся в облаках. Я не верил, что так просто можно сбить два самолета! Все мои товарищи также сбили по одному самолету коммунистов".
   Для другой пары "Илы" вовсе не показались уж очень простой добычей.
   Вспоминает лейтенант Р. Дьювальд:
   "Мы только что прошли Кимпхо и держали курс строго на север. Я заметил прямо по курсу темно-зеленые поршневые самолеты, летевшие вдоль русла реки Нактонг. Босс (капитан Счиллириф) противника (если это был противник) не видел. Мы проскочили над подозрительными самолетами выше, развернулись и легли на обратный курс.
   Я быстро загнал один самолет в сетку прицела - в том, что это северокореец, у меня сомнений уже не оставалось. Я идентифицировал самолеты как одно местные истребители. Вдруг от кабины "одноместного истребителя" к моей машине потянулись трассы - там есть воздушный стрелок, и он по мне стреляет! Я выпустил длинную очередь из всех шести пулеметов по кабине самолета противника. Судя по всему, летчик не пострадал, так как самолет уверенно продолжал полет. Правда, противник не предпринимал попыток уйти маневром из-под удара. Я атаковал во второй раз, теперь уже огонек на кабине вражеской машины уже не пульсировал. Видимо, очередью я вывел из строя стрелка. Мне никто не мешал, благодаря чему я всадил длинную очередь в район расположения двигателя. Я попал, но противник, как ни в чем не бывало, продолжал полет: ни дыма, ни беспорядочного падения самолета не наблюдалось. Он дразнил меня. В третьем заходе я подошел на предельную дистанцию и вел огонь, пока это было возможным. Я опять не видел никаких повреждений. В это время мой истребитель вдруг ни с того ни с сего стал задирать нос, а лобовое стекло залили потоки масла, масло показалась и на предкрылках. Беда! Настроение подняла брошенная по радио фраза командира: "Ты сбил!" Я все-таки смог дотянуть до Итацуки за счет запаса высоты и попутного ветра. Проявленная пленка фотокинопулемета показала, что я сбил штурмовик Ил-10. Босс также записал на свой счет один штурмовик. Мне эта победа досталась исключительно тяжело".
   Официальная американская статистика свидетельствует, что 27-го июня шестью американскими пилотами в районе аэродрома Кимпхо всего было сбито 7 Северо-Корейских поршневых самолетов, самое большое достижение Американских ВВС за один день в 1950г. Всего в этот день "Твинмустанги" и "Шутингстары" выполнили 163 самолетовылета.
   Однако, прежде чем пилоты "Шутинг Старов" смогли перехватить "Илы", штурмовики успели поджечь на летном поле аэродрома Кимпхо семь южнокорейских самолетов Т-6 "Тексан". Упоминание об этих потерях отсутствуют в сводной таблице потерь авиации ООН, как впрочем, и обо всех остальных южнокорейских самолетах, потерянных в первую неделю войны.
   На этот день относиться и первая, официально признанная американцами потеря летательного аппарата в этой войне. Транспортный С-54D был обстрелян истребителями над Кореей и совершил вынужденную посадку в Японии (Фукуока), самолет списан, люди не пострадали.
   На следующий день, утром 28 июня войска Северной Кореи заняли Сеул, вынудив правительство Южной Кореи перебраться в Тэджон (Taejon). 3-я и 4-я северокорейские дивизии, а также 105 танковая бригада, получили почетное наименование "Сеульских".
   В этот день свой первый вылет совершили и стратегические бомбардировщики В-29. Вылетев с авиабазы Кадена (Kadena) на Окинаве, 4 В-29 из 19-ой бомбардировочной группы (Bombardment Group (BG)), атаковали железнодорожные мосты и отдельные группы наземных войск вдоль направлений ударов Северокорейских войск. Следуя парами вдоль ж.д. линий на север от Сеула самолеты, как штурмовики сбрасывали бомбы на все, что им подворачивалось под руку. Несмотря на плохую погоду над Японией 18 истребителей обеспечивали прикрытие бомбардировщиков.
   Более 30 F-80 с авиабазы Итацуке (Itazuke) опять эскортировали C-54-ые и B-26-ые, осуществлявшие переброску живой силы и гражданских лиц между Японией и Сувоном.
   Действуя в июне с авиабаз в Японии, американцы испытывали серьезные трудности с обеспечением, как воздушного прикрытия своих войск, так и оказания адекватного давления на наступающие части северян. Основные задачи по противодействию авиации Северной Корее легли на три эскадрильи всепогодных "Твинмустангов", которые ежедневно могли выставлять в общей сложности едва ли 18-20 боеготовых самолетов. Реактивные "Шутингстары" из-за малого радиуса действия могли находиться над полем боя не более 15-20 минут. Попытки увеличить радиус действия за счет крыльевых баков приводили к авариям и сокращению боевой загрузки. Технические условия на тот период времени практически исключали возможность подвески на них бомб. Типичным боевым заданием "Шутингстаров" являлось боевое патрулирование на высоте 3 тыс. м в районе реки Ханган только с пулеметным вооружением. Кроме того, имелись трудности с экипировкой летчиков реактивных машин (кислородная гарнитура), возникали проблемы с ориентированием пилотов на местности на больших скоростях и при ограниченном времени. Некоторые части (35-я FIW) даже вынуждены были временно прекратить полеты "Шутингстаров". В этой ситуации ВВС ДВЗ США приняли решение вернуть в строй истребительных и истребительно-бомбардировочных эскадрилий поршневые "Мустанги", отправленные прошлой зимой на площадки отстоя при перевооружении на "Шутингстары". Всего по приказу командующего 5 ВА генерала Дж. Стрейтмейера со складов было возвращено около 50 "Мустангов", дожидавшихся отправки в металлолом. В боевых эскадрильях и группах срочно были вооружены и разоруженные "Мустанги" буксировщики мишеней.
  
   Получив разрешение атаковать наступающие колонны северокорейских войск, американские подразделения 8-ой FBW на "реанимированных" "Мустангах" с 28 июня приступили к нанесению ударов по противнику к северу от реки Ханган (с авиабаз в Японии). И первыми попавшими "под раздачу" оказались колонны 1-ой Дивизии южнокорейской армии. Дивизия понесла значительные потери от "дружественного" ракетного и пулеметного огня. Как только самолеты улетели, командир дивизии полковник Пак Сун Юп (Col. Paik Sun Yup) собрал своих офицеров и произнес перед ними воодушевляющую речь, смысл которой сводился к следующему -- "Вот видите! А вы не верили, что американцы будут нам помогать".
   Отсутствие четкой системы наведения и целеуказания для воздушных сил привело к тому, что ошибочные удары американских самолетов по южнокорейским войскам, было обычным делом в конце июня -- начале июля 1950г.
   28 июня был потерян первый F-82G (бортовой номер 46-358) из 339 всепогодной эскадрильи (AWFS). Осуществляя прикрытие норвежского сухогруза "Рэйнхолт" с беженцами, он разбился в условиях нулевой видимости у Ивакуни (Iwakuni). Первым потерянным в этой войне американским экипажем оказались лейтенанты Вернон Линдвиг (Vernon A.LINDVIG) и Деррелл Сэйра (Derrell B. SAYRE).
   В этот же день произошло еще одно событие, поименованное "первым" - первый в истории ВВС США боевой разведывательный вылет на реактивном самолете. Утром, невзирая на висевшую над аэродромом Итацуки низкую облачность, в небо ушел на своем RF-80A лейтенант Брюс Пои (1 Lt. Bryce Poe II). Над Кореей небо оказалось ясным, благодаря чему лейтенант успешно произвел аэрофотосъемку колонн северо-корейских войск, вписав свое имя в историю ВВС США.
   Более 20 (по другим данным 12) B-26 из 3-его бомбардировочного крыла (Bombardment Wing (BW)) атаковали депо в районе Мунсан (Munsan) возле 38-й параллели и поезда между Сеулом и границей с Китаем. Результаты опять же первого налета тактических бомбардировщиков на Северную Корею получились достаточно обескураживающими для Американцев. По их отчетам один бомбардировщик (бортовой номер 44-34478) из 13 BS, получивший тяжелые повреждения от огня зенитной артиллерии, упал в море, возвращаясь на авиабазу (АБ) Ашия (Ashiya), экипаж в составе лейтенанта Ремера Хардинга (1lt. Remer L. HARDING) и штаб-сержанта Уильяма Гудвина (SSGT. GOODWIN, William J.) погиб. Второй - (бортовой номер 44-34238) из 8 BS, получив повреждения над целью упал в Желтое море возле острова Чин-до. Удалось спасти только тяжело раненного штурмана -- лейтенанта Гарри Листера (1LT Harry M. LISTER), а пилот -- капитан Рэймонд Циборски (CAPT. Raymond J.CYBORSKI) и стрелок - штаб-сержант Джоз Кампос (SSGT Jose C. CAMPOS, JR.) погибли. Третий бомбардировщик (бортовой номер 44-34379) из 13 BS "по неизвестной причине" совершил вынужденную посадку на Сувоне, и в дальнейшем, чтобы предотвратить захват самолета противником, экипажу пришлось его сжечь.
   Командование северокорейских ВВС 28 июня сообщило о крупном воздушном бое своих истребителей с бомбардировщиками противника, в ходе которого было сбито два бомбардировщика (про третий, сожженный на Сувоне, северяне не знали). Видимо для поднятия духа своих граждан было объявлено, что бомбардировщики были четырехмоторные. Создается впечатление, что группа "Инвейдеров" была рассеяна "Яками". Так, самолет капитана Циборски уходил с места боя в сторону Желтого моря, т.е. в противоположную от своей базы в Японии.
   Противоречат окончательной официальной американской версией об огне с земли и о технических неполадках более ранние информационные коммюнике штаба генерала Макартура, предоставлявшиеся журналистам в начале войны "по горячим следам" (кстати, эта "порочная" практика довольно быстро была прекращена).
   Как передал 28.06.50г. корреспондент агентства "Асошейтед Пресс", штаб Макартура объявил, что самолёты северокорейской авиации уничтожили в Южной Корее 2 американских самолёта. Ещё три американских самолёта совершили вынужденную посадку на Сувоне. Один американский истребитель вернулся в Японию, с повреждениями.
   Так что с американской стороны картина воздушного боя выглядела еще более впечатляющей, кроме трех уничтоженных самолетов, еще два бомбардировщика и один истребитель получили повреждения.
  
  
  
  
    []
   В-26 #44-34287 "Old Able" из 13 BG, участвовавший в первом налете 28.06.1950г.
   Снимок 15.10.1951г. самолет был поврежден в ночном вылете.
  
   По видимому те же истребители северян, которые атаковали группу "Инвейдеров", совершили налет и на Сувон. Сводка боевых действий за этот день Командования Корейской Народной Армии была опубликована в "Правде" 30.06.50г. -- "28-го июня звено самолётов КНА в районах Кынчен и Кеден, вступили в бой с 4-мя бомбардировщиками противника, которые направлялись бомбить Пхеньян. В результате воздушного боя 1 бомбардировщик был сбит, остальные ушли обратно. Это же звено совершило налёт на аэродром Сувон, и уничтожило два четырёхмоторных самолёта противника и 3 других самолётов противника. Второе звено самолётов КНА, участвовавшее в этом налёте, сбило четырёхмоторный бомбардировщик противника, пытавшийся подняться с этого аэродрома. Кроме того, на аэродроме в Сувоне было уничтожено ещё два четырёхмоторных самолёта противника и 3 лёгких бомбардировщика противника".
   Официально потерю самолетов на земле американцы в этот день не подтверждают, возможно, это были связные L-4, L-5 и "Тэксаны" южнокорейских ВВС. Однако, из описанного выше, вполне допустимо, что "Инвейдер", севший на вынужденную в Сувоне, был сожжен вовсе не экипажем. О потере двух американских самолетов на земле во время штурмовки Сувона северокорейской авиацией 28 июня пишет в своей книге "Юг к Нагтонгу север к Ялу" Рой Апплеман, собравший большое количество воспоминаний очевидцев и участников событий. С 28 июня американцы осуществляли интенсивную доставку грузов (в основном боеприпасы) по воздуху из Японии именно на Сувон, используя транспортные С-54 и С-47.
   Кроме того, по воспоминаниям одного из ветеранов 13-ой бомбардировочной эскадрильи их часть в этот день потеряла не 2, а три бомбардировщика. "Один из вернувшихся в Японию самолетов был настолько сильно поврежден, что его пришлось списать в утиль". Так что штаб Макартура был прав!
   Всего за 28 число наземная авиация 5 ВА совершила 172 боевых самолетовылета.
  
   С 29 июня командование ВВС США Дальневосточной зоны (ДВЗ ВВС), получило разрешение генерала Макартура атаковать территорию Северной Кореи. В перечень главных целей были включены аэродромы базирования ВВС КНДР. Это прямо указывает на то, что в первые дни войны авиация ООН понесла существенные потери от действий северокорейских истребителей, и командование ДВЗ ВВС неоднократно обращалось в выше стоящие инстанции с просьбой разрешить удары по местам их базирования.
   Вылетев рано утром из Кадены, восемь B-29 19-й BG разделились и 4 самолета атаковали захваченный противником аэродром Кимпхо, а вторая четверка - железнодорожную станцию Сеула. По отчетам летчиков в Сеуле противник понес значительные потери в живой силе. При возвращении "Суперфортрессов" в Кадену они подверглись атаке истребителей, в результате стрелки бомбардировщиков заявили о двух первых победах в этой войне.
   В 16:15 по среднекорейскому времени 18 самолетов В-26 из 3-ей BG поднялись в воздух. Собравшись над морем, они взяли курс на цель - аэродром северокорейских истребителей Хэджу (Haeju, К-19) южнее Пхеньяна. Огонь зенитных батарей северян не отличился высокой точностью. "Инвейдеры" обрушили на стоянки самолетов Як-9 и аэродромные строения груз осколочно-фугасных бомб. Несколько истребителей попытались взлететь для отражения атаки. Один из них сразу попал под пулеметный огонь пикирующего В-26 и рухнул на землю. Второй, видя гибель товарища, скрылся в облаках. После бомбардировки воздушная разведка установила, что на земле уничтожено 25 самолетов, взорваны склад горючего и аэродромные строения. Однако северяне сообщили, что пострадали лишь гражданские самолеты, а военные, рассредоточенные и замаскированные, потерь не понесли.
   В-26 так же атаковали мост и переправляющиеся войска северян у реки Хан. Был потерян один В-26 (бортовой номер 44-34339) из 8-ой бомбардировочной эскадрильи (BS) 3-его BW. По докладам товарищей он был поврежден взрывами боезапаса в атакованных вагонах, при снижении зацепился за ЛЭП и разбился в 10 милях северо-западнее Сеула. Экипаж в составе: лейтенанта Чарьлза Аварэлло (Charles AVARELLO) и штаб-сержанта Мауриса Ольсона (Maurice A. OLSON) до сих пор числится пропавшим без вести.
   Реальный ущерб от налетов "Инвейдеров" на аэродром Хэджу оказался не столь существенным, т.к. особого снижения активности авиации северян не произошло.
   Утром северокорейская авиация вновь бомбила и штурмовала аэродром Сувон и подожгли С-54 ВВС США, находившийся на взлетной полосе (официально американцами не подтверждено). К концу налета появились истребители боевого воздушного патруля. "Шутингстары" из 35-й и 80-й FBS 8-го FBW, доложили о 5-ти сбитых северокорейских самолетах, участвовавших в налете. Лейтенанты Уильям Норрис (1Lt William T. Norris) и Рой Марш (1Lt Roy W. Marsh) претендуют на сбитые в воздушном бою Ла-7 (вероятно ошибочная идентификация Як-11) и Ил-10 соответственно. По другим источникам Норрис относился к 9-ой FBS (49 FBW), временно приписанной к 8-ой FBW.
   Потерю С-54 косвенно признал сам генерал Макартур. Утром он со своей свитой на личном С-54 "Батаан" вылетел из Японии с АБ Ханеда в Корею на АБ Сувон. Прикрывали прибытие генерала перебрасываемые в Корею в рамках программы "Bout One" 10 "Мустангов". Самолеты пилотировали американские летчики, будущие инструкторы отряда. При подлете к Сувону генералу доложили, что после утреннего налета в конце ВПП все еще находятся остатки сгоревшего С-54. Обломки создавали 7-ми метровое препятствие на, и без того короткой, полосе. Однако, личный пилот генерала - подполковник Энтони Стори (Lt. Col. Anthony F. Story) подтвердил свой класс, успешно посадив тяжелую машину.
   Вряд-ли генерал Макартур остался доволен таким положением дел на единственном в прифронтовой полосе аэродроме. В тот же день сюда был переброшен отряд "Х" (4 зенитных пулемета М55 и 33 человека) из 507-го зенитного дивизиона (507th Antiaircraft Artillery (Automatic Weapons) Battalion). Вечером в 16:15, отражая налет 4 северокорейских самолетов, отряд доложил об одном сбитом и 3 поврежденных. Еще три самолета были обстреляны в 20:05.
   В ходе второго за день налета на Сувон, 4 Як-9 северян в течении 15 минут беспрепятственно "утюжили" авиабазу. В результате был сожжен F-82G (бортовой номер 46-364) и только, что прилетевший С-47. Американцы потерю "Дакоты" не признают, однако, о сгоревшем на Сувоне 29-го июня во время второго налета "Яков" С-47 говорит в своих воспоминаниях личный пилот генерала Макартура - подполковник Э. Стори. Сильные повреждения получило также здание аэропорта.
  
    []
   Транспортный С-47, сожженный "Яками" на Сувоне 29.06.1950г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Находившийся на аэродроме генерал Макартур имел удовольствие наблюдать, как подоспевшие к "шапочному" разбору "Мустанги" из 8-ой FBW атаковали противника. Лейтенант Оррин Фокс (Lieutenant Orrin R. Fox) из 80-й эскадрильи сбил два Яка (по другим сведениям два Ил-10), по одной победе над Як-9 заявили лейтенанты Гарри Сэндлин (Lieutenant Harry T. Sandlin) из 80-й эскадрильи и Ричард Бёрнс (Lieutenant Richard J. Burns) из 35-ой.
   Еще один пилот Р-51D "Мустанг": лейтенант Ричард Варне заявил о сбитом Ил-10.
   Таким образом, из 4 Як-9 "пять, сбито истребителями, один зенитчиками, три оставшихся повреждены зенитчиками".
   Всего за 29-е июня американские пилоты сообщили о 12 сбитых поршневых самолетах северян в воздушных боях (официально зачтено 6) и о 25-ти уничтоженных на земле.
   В свою очередь северокорейские пилоты одного Ил-10 и одного Як-9 сообщили, что каждый из них сбил по одному "Мустангу".
   В эти первые военные дни ударная авиация северян, как никогда позже, активно действовала по аэродромам противника, отступающим колоннам войск, узлам сопротивления и портам. После массированного удара по порту Инчхон северокорейские летчики доложили о потоплении 11 малотоннажных кораблей южан.
   Пилоты F-82-ых из 68-й FAWS, впервые в этой войне применили напалм. В условиях недостаточного насыщения обороны южан противотанковыми средствами и явной нехватки современных танков, применение напалма в скором времени стало основным средством борьбы с северокорейскими танками.
   В этот день 68-я эскадрилья истребителей перехватчиков из временного крыла всепогодных истребителей 6160 ABW кроме сгоревшего на Сувоне "Твинмустанга" потеряла еще один, который по неизвестной причине упал в море возле Фукуоко, летчик спасся на парашюте. Возможно, он и был той жертвой, о которой заявляли пилоты Ила и Яка?
   8-я эскадрилья тактической разведки (Tactical Reconnaissance Squadron (TRS)) начала фоторазведку Северокорейских аэродромов. Используя, разведчики RB-29 31-я эскадрилья стратегической разведки (Strategic Reconnaissance Squadron (Фоторазведка)), также приступила к действиям в Корее с базы Ёкотоа (Yokota) в Японии.
   За 4 дня эвакуации с 26 по 29 июня из Кореи по воздуху было вывезено около 1 000 человек. Генерал Макартур, лично проинспектировав южнокорейскую оборону по реке Хан, доложил в Вашингтон, что удержать ситуацию под контролем без участия американских наземных войск не удастся. Утром 29 июня передовые части 3-й и 4-ой северокорейских пехотных дивизий переправились через реку Хан непосредственно напротив авиабазы Кимпхо и заняли ее.
  
   В том, что северокорейские ВВС все еще полны сил и не понесли существенного ущерба, американцы убедились 30 июня. В этот день авиация КНА нанесла очередной бомбовой удар по аэродрому Сувон. По докладам северокорейских летчиков на земле было уничтожено два четырёхмоторных самолёта ВВС США (указаны как В-29) и 7 истребителей. Конечно, 4 пулемета не смогли обеспечить достойного зенитного прикрытия авиабазы.
   На самом деле "Суперфортрессы" никогда не базировались в Корее, и оказаться 30 июня в Сувоне никак не могли. В связи с наступлением северокорейских войск, началась эвакуация АБ Сувон и переброска авиации на аэродром Чинхэ (Chinhae, К-10), расположенный в 11 милях восточнее Пусана. Поэтому в это время на Сувоне находилось несколько транспортных самолетов. Один из взлетающих C-54D (бортовой номер 42-72648) из 22-ой транспортно-грузовой эскадрильи (TCS) 374-го транспортно-грузового крыла (TCW) попал под удар, упал, и сгорел прямо на аэродроме, унеся жизни сразу 23-х американских военнослужащих из числа членов экипажа и пассажиров. Другой C-54D из той же части, также видимо, поврежденный штурмовавшими аэродром истребителями, разбился на подлете к Пусану.
   В роли "семи истребителей" выступили, скорее всего, остатки легкомоторной авиации Южной Кореи.
   Опять появившиеся лишь к концу налета "Шутингстары" бросились в атаку. Завязался очередной воздушный бой. Пара "Яков", уверено взяв инициативу в свои руки, атаковала два F-80 из 36-ой FBS 8-ой FBW, которые пилотировали лейтенанты Джон Томас (1Lt John B. Thomas) и Чарльз Вурстер (1LT. USAF Charles A. WURSTER). Вурстер, используя преимущество "джета", в скорости вышел из-под удара и занял выгодное положение для атаки. Лейтенанту не составило особого труда сбить Як-9. Летчик поршневого истребителя выпрыгнул из кабины, но его парашют не раскрылся. В свою очередь лейтенант Томас заметил противника только после того, как ведущий пары проорал ему по рации: "Бандит на шести часах". Томас оторвался от противника и стал пытаться зайти Яку в хвост. К удивлению американцев, северокорейский пилот вовсе не спешил уносить ноги, а стал навязывать тактику маневренного боя на виражах. Тем не менее, Томас все-таки смог достать своего противника. В небе Сувона раскрылся купол парашюта - летчику второго "Яка" повезло больше. Как дополнительное подтверждение победы Томас сделал несколько проходов мимо парящего корейца и отснял его фотопулеметом. В своих рапортах о проведенном бое оба американца отметили агрессивность и летное мастерство летчиков "Яков". Общественное мнение эскадрильи решило, что были сбиты два ветерана Второй мировой войны, сражавшиеся в составе ВВС императорской Японии. Это действительно могли быть пилоты, пересевшие с "Зеро" на "Яки", однако с таким же успехом и "советские" корейцы.
   Благостную картину официальных отчетов американских летчиков о полном доминировании нарушает заявление северокорейцев о двух, сбитых в этом бою F-80C.
   Вот как об этом бое рассказывают добровольные историки 8-го крыла, ветераны Корейской войны, капитан Скотт Миллер (Capt Scott Miller) и сержант Джон Салливан (John Sullivan).
   "30-го июня наши самолеты атаковали сортировочную станцию возле Сувона. Два летчика едва избежали смерти. "Шутингстар" лейтенанта Джон Томаса был поврежден зенитным огнем, а Эдвина Джонсона натянутым тросом. На самолете Джонсона оба крыльевых бака и законцовки крыльев были оторваны. В каждом крыле зияло по три четыре рваных сквозных пробоины. Козырек и фонарь были снесены. Верхняя часть руля направления и вертикальный стабилизатор срезаны, так же как и половина левого руля высоты и горизонтального стабилизатора. На высоте 13 000 футов (4,2 км.) у самолета отвалился хвост, и Джонсон был вынужден прыгать. Покидая самолет, он ударился о правый стабилизатор, который так же отвалился. Приземлившись вблизи Сувона, летчик был подобран и переправлен на Итацуке, отделавшись ужасной головной болью".
   Вот так, ни упоминаний про бой с истребителями противника, ни "бандита" на шести часах у Томаса (которого он даже не заметил), Джонсон задевает у самой земли за трос и получает множественные повреждения самолета (оба крыла, хвост, верхняя часть фюзеляжа), поднимается на разваливающемся самолете на 4 тысячи и выпрыгивает... Описанные повреждения мало соответствуют повреждениям от проводов (сквозные дыры в крыльях?), и напротив, очень похожи на повреждения, полученные в результате расстрела с близкой дистанции зазевавшегося новичка. И какую такую сортировочную станцию возле Сувона американцы атаковали, если северокорейские войска в этот день только переправлялись через реку Хан?
   Американское командование признает потерю одного истребителя, открывшего длинный список потерь самолетов этого типа в Корее. Правда, по американской версии F-80C (бортовой номер 49-603) из 36-ой FBS 8-ой истребительно-бомбардировочной группы (FBG), пилотируемый лейтенантом Эдвином Джонсоном (1LT Edwin T JOHNSON), был сбит зенитной артиллерией в двух милях северо-восточнее Сувона (упоминаний о проводах уже нет).
   По горячим следам штаб Макартура признал потерю и второго F-80. 1 июля в Нью-Йорке Представитель Министерства Обороны США, заявил, что за последние 24 часа во время воздушных операций в Корее ВВС США потеряли 2 реактивных истребителя F-80 и 1 бомбардировщик B-26. Однако в окончательный список потерь второй "Шутингстар" не вошел. Поврежденный огнем с земли B-26 (хвостовой номер 44-34277) в последствии был отремонтирован.
   Принимая во внимание то, что в это время "Шутингстарам" хватало забот с активно действовавшей авиацией северян, и они работали, как чистые истребители, а не штурмовики, а также неукротимое стремление американского командования списывать большинство своих потерь на безличный "огонь с земли", корейская версия о победе над ними в воздушном бою, не выглядит такой уж невозможной. Летчики 36-ой эскадрильи вели бой с "Яками" над Сувоном, наземных войск северян здесь еще не было, да и трудно представить себе зенитную артиллерию, ведущую огонь по самолетам, сцепившимся в "собачьей свалке". Косвенно это подтверждает и признание американскими пилотами мастерства противника. Американское командование можно понять, признать потерю современных реактивных самолетов в бою с устаревшими поршневыми... это скандал.
   Северокорейская сторона, также утверждает, что 30 июня ее истребители кроме боя с "Шутингстарами" вылетали и для противодействия группе "Инвейдеров". В бою с ними участвовал корейский ас Ли Дон Гю, который по возвращению на базу заявил о двух сбитых бомбардировщиках. Так что версия о повреждении B-26 No 44-34277 огнем с земли опровергается северянами.
   На 30 июня ВВС ДВЗ запланировали бомбовый удар по аэродрому Вонсан. Такое решение было связано с попыткой ослабить давление ВВС КНА на отступающие войска ROC. Однако, утром пришло сообщение о начале форсирования реки Ханган северокорейскими войсками. Всего на авиабазе Кадена находилось 18 В-29 и 15 "стратегов", не меняя бомбовой нагрузки, вылетели для атаки переправ.
   Всю неделю июньских боев на корейский полуостров не было переброшено ни одной авиационной части ООН. "Шутингстары", вылетая с баз в Японии, могли находиться в районе патрулирования весьма ограниченное время. Количество "Твинмустангов" было недостаточно для прикрытия всех объектов. Авианосцы, также только подтягивались к берегам Корейского полуострова. Поэтому северянам в эти дни удавалось наносить по войскам южан достаточно чувствительные бомбоштурмовые удары. Истребители ПВО постоянно опаздывали с перехватом групп ударной авиации КНА и в лучшем случае успевали "отработать" по уходящему противнику. В результате северянам удалось практически полностью уничтожить легкомоторный парк ROKAF, нанести существенные потери авиации USAF, и в значительной степени нарушить режим эксплуатации передовых аэродромов.
   Всего за 6 дней воздушных боев в июне 1950г. американцы подтверждают потерю по разным причинам 12 самолетов, в том числе: 3 транспортника, 5 "Инвейдеров", 3 "Твинмустанга" и 1 "Шутинг Стар". В том числе от действий северокорейской авиации американцы признали потерю одного С-54 в воздухе, еще одного на земле и "Твинмустанга" на земле.
   Приведенный выше анализ боев, позволяет уверенно утверждать, что реально за это время было потеряно минимум 17 самолетов. Причем "Соколы" Ким Ир Сена сбили в июньских воздушных боях не менее 8 самолетов ВВС США (4 В-26, 2 С-54, 1 F82 и 1 F-80), и еще 5 самолетов были уничтожены ими на земле (3 С-54, 1 F-82G и 1 С-47). Так же на земле было уничтожено порядка 30 самолетов Южнокорейских ВВС. Еще один "Шутингстар" и В-26 были сильно повреждены в боевых вылетах 30 июня, и, скорее всего, также в воздушных боях. Два самолета (F-82G и В-26) погибли по иным причинам.
   Насколько известно, в ВВС КНДР не существовало самого понятия "ас", учет сбитых самолетов в индивидуальном порядке не велся, приоритет же отдавался не воздушным боям, а штурмовым и бомбовым ударам. Наиболее известными летчиками истребителями в северокорейских ВВС в начале войны были Ким Гин Ок, Ли Мун Сун, Ли Дон Гю (командир истребительного полка), и Со Чу На.
   Северяне по отчетам американских пилотов потеряли 21 самолет в воздушных боях и 25 на земле. Проверить эти данные по северокорейским источникам пока не представляется возможным, но можно с уверенностью сказать, что цифры будут значительно меньше.
   К концу месяца за неделю боев южнокорейская армия безвозвратно (убитыми, пленными, пропавшими без вести) потеряла до 50% личного состава. Из 54 тысяч человек отступивших к югу за реку Ханган только 30% сохранили личное оружие. Из-за поспешного взрыва мостов, все тяжелое вооружение было брошено в Сеуле. Вся авиация была либо уничтожена, либо захвачена. Большая часть летного и технического персонала сгинула в водовороте беспорядочного отступления. Таким образом, следует признать, что, то для чего авиация КНА была предназначена она выполнила на все 100%. Далее от нее потребовалось "чуть-чуть больше". Полномасштабное вступление в воздушные бои "тяжеловесной" группировки авиации союзников, не оставляла ни каких шансов северокорейской авиации, находившейся в "весе пера", однако и чести "тяжеловесу" такая победа врядли прибавляла.
  
   Июль 1950г.
   Понимая, что базируясь в Японии авиация союзников не сможет эффективно прикрыть от ударов северян свои аэродромы, транспортные коммуникации и войска, в июле командование ВВС США начали переброску истребительных частей непосредственно на Корейский полуостров. Для усиления ударов по территории Северной Кореи на театр боевых действий были перебазированы еще две стратегические бомбардировочные группы В-29.
   Первой настоящей истребительной частью, появившейся в Корее, стал смешанный американо-корейский отряд "BOUT ONE" майора Д. Хесса (10 "Мустангов"), перелетевший на Тэгу 30 июня.
    []
   Известный мустанг No18 из 1 эскад-рильи ROKAF, на котором летал майор Д. Хесс. Бывший номер USAF 44-74692, переданный корейцам по проекту "Bout One" 8 октября 1950г. До этого самолет эксплуатировался в 182 FIS авиации национальной гвардии Техаса.
   На правом борту под кабиной надпись -- "Last Chance"- последний шанс.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Для противодействия поршневым северокорейским самолетам американцы подтянули с Филиппин в Японию, а позже и в Корею две истребительные группы на "Мустангах". 35-ю группу истребителей перехватчиков (Fighter Interceptor Group (FIG)) в начале месяца и 18-ю FBG в конце июля.
   Под базирование истребителей были отведены наиболее подготовленные аэродромы Тэгу (Taegu, K-2) и Ёнил (Yonil) южнее Пхохана (Pohang, K-3). Транспортные С-47 использовали аэродром Пусана (Pusan-West, К-1), а четвертый аэродром -- Сунчхон (Sachon, К-4) использовался для аварийных посадок.
  
   1 июля не встречая противодействия южан, авиация КНА продолжала наносить бомбоштурмовые удары по отступающим войскам союзников. 1 июля в Сводке боевых действий Командования Корейской Народной Армии, опубликованной ТАСС сообщалось -- "Пхеньян 1-го июля. Несмотря на неблагоприятную погоду, авиация КНА вступила в воздушный бой с противником и прикрывала продвижение войск КНА".
   По воспоминаниям командира передового отряда 24-ой дивизии подполковника Чарльза Смита (Lt. Col. Charles B. Smith) в начале июля северокорейские самолеты безраздельно хозяйничали в небе над Сувоном.
   В этот день "Суперфортрессы" 19 BG вновь атаковали мосты через Ханган.
   2 июля при налете на район Сеула ООН-овской авиацией потерян один В-26 (бортовой номер 44-34368) из 8-ой BS 3-го BW. По официальным данным "из-за нехватки топлива" самолет при возвращении на АБ Ашия упал в воду возле Фукае-Шима (Fukae-shima). Пилота - лейтенанта Джэка Эно (1LT Jack B. ENO) спасли связисты, с расположенной рядом радиолокационной станции, а штаб-сержант Роберт Флюк (SSGT Robert W. FLUKE) погиб.
   Понятно, что потеря топлива, как правило, связана с боевыми повреждениями. Отсутствие ссылок на огонь с земли, скорее всего, указывает на действия истребителей противника.
   В-29 19 BG наконец совершили налет, направленный на подавление активности авиации КНА. Атаке подверглось летное поле аэродрома Янпо в районе порта Хыннам (восточное побережье).
   Утром 3 июля командир передового отряда 24-ой дивизии США подполковник Ч. Смит получил "наглядное подтверждение" разрушительной мощи союзнических ВВС. Группа из 4 австралийских "Мустангов" яростно атаковала ж.д. станцию Пхентхек (занятую южнокорейскими войсками). "Мустанги" выполнили 6 заходов, расстреливая вагоны и разбегающихся южнокорейских солдат ракетами и пулеметным огнем. В результате взрыва 9 вагонов с боеприпасами станция и прилегающая часть города были почти полностью разрушены. Боеприпасы рвались всю ночь, препятствуя тушению пожара.
   Во второй половине дня "Мустанги" вновь появились над Сувоном, и вновь атаковали взлетную полосу аэродрома и автоколонну ROK на окраине города. Потеряв всякое терпение, наземные войска открыли огонь по самолетам и один повредили. Летчик, севший на Сувон, был "захвачен" американскими советниками и южнокорейскими офицерами. Удивлению и разочарованию пилота не было предела, когда ему сообщили о том, что он и его товарищи целый день штурмуют собственные войска. Один из офицеров штаба южнокорейской армии рассказывал в последствии, что в течение 3 июля он пять раз (!) попадал под обстрел американских самолетов.
   Ближе к вечеру свою лепту в создание атмосферы полного хаоса внесли, и летчики 8-ого крыла. По сообщениям наземных войск четыре "Шутингстра" атаковали летное поле аэродрома Сувон, ж.д. станцию и автоколонну на трассе Сувон -- Осан. Были подожжены бензохранилище, и до 30 грузовиков, погибло более 200 южнокорейских солдат. Южнокорейское командование потребовало от ВВС ДВЗ впредь больше внимания уделять мостам через р. Хан, по которым переправляются северокорейские войска.
   3 июля ТАСС публиковал сводку командования КНА -- "Пхеньян 3-го июля. Авиация КНА продолжает наносить удары по вражеским войскам между Сеулом и Сувоном, и совершает налёты на аэродром Сувон. В воздушном бою сбит 1 самолёт противника".
   3 июля возле Пангё-ри (Pangyo-ri) сбит и погиб на F-80 (бортовой номер 49-711) командир 80-ой истребительно-бомбардировочной эскадрильи из 8-ой FBW майор Амос Сладер (MAJ. Amos L. SLUDER). По американским данным он был сбит очень "экзотическим" способом -- танковым огнем.... Вновь принимая во внимание "истребительный" статус "Шутингстаров" на этот момент, претензии северян на победу в воздушном бою выглядят достаточно обоснованными. Майор Сладер оказался первым высокопоставленным командиром американской авиачасти (по советской системе его ранг соответствовал командиру полка), сбитым в Корее.
   Британский авианосец "Трайэмф" в первых числах июля прибыл к западному побережью Корейского полуострова, присоединившись к американскому авианосцу "Вэлли Фордж" (USS Valley Forge (CV-45)) и образовал со своим сопровождением оперативную группу TG 775 (в рамках американской TF77).
  
   3 же июля состоялся первый совместный боевой вылет британской и американской палубной авиации. Примечательно, что в качестве первоочередной цели для авианосцев были выбраны именно аэродромы базирования истребителей северян. В свою очередь, стратегические бомбардировщики были освобождены от задач по нанесению ударов по северокорейским аэродромам и пренацелены на поддержку южнокорейских и американских войск в районе буквально разваливающегося фронта по реке Ханган.
   3 июля 16 "Корсаров" F4U, 12 "Скайрейдеров" AD-4, под прикрытием 8 "Пантер" F9F-2 с "Вэлли Форджа" атаковали Пхеньянский аэроузел северян, повредив взлетное поле и разрушив ангары и бензохранилища. Американцы сообщили об уничтожении на земле от 15 до 20 самолетов и 2 в воздухе. В этом вылете пилоты "Пантер" энсин Элдон Браун (Eldon W. Brown) и лейтенант Леонард Плог (Leonard H. Plog) из эскадрильи VF-51 заявили о двух сбитых в воздушном бою Як-9, третий Як был поврежден; еще два летчика из той же эскадрильи уничтожили пару Яков на земле. Авиаразведка подтвердила уничтожение ангаров, бензосклада и ВПП. При взлете с палубы авианосца "Вэлли Фордж" рухнул в воду "Корсар" F4U-4B (хвостовой номер 96809) эскадрильи VF-53. "Отделавшийся легким испугом" летчик Уильям Браун (William E. BROWN) был поднят на палубу и продолжал летать еще 3 месяца, до тех пор пока не погиб в бою 25.09.50.
   12 "Сифайров" и 9 "Файрфлаев" с "Трайэмфа" атаковали северокорейский аэродром Хэджу (Haeju, К-19). Зенитное противодействие было незначительным, и все же несколько британских самолетов получили повреждения.
   В конце этого дня северокорейские танки вошли в порт Инчхон.
   Однако, уже 4 июля палубная авиация ВМФ США в полной мере испытала на себе эффективность северокорейской ПВО, когда она действует в полную силу. Группа пикировщиков "Скайрэйдер" с авианосца "Вэлли Фордж" потеряла сразу три самолета (бортовые номера 122909, 123804 и 123814) и один спасательный вертолет (бортовой номер 122725). Два самолета были из эскадрильи VA-55 и один из VC-11. Все экипажи, кроме одного, выбыли по рению. Летчик ВМФ Дон Стэфенс (Don R. STEPHENS) после того, как его AD-4 в этот день был сбит зенитным огнем, продолжил выполнение боевых вылетов, однако, через пару недель он вновь был сбит и погиб (22.07.1950г.). Еще один британский и два американских самолета были повреждены огнем с земли. Выполнив еще несколько вылетов на пресечение железнодорожных перевозок северян 5 июля, 6 июля "Трайэмф" и "Вэлли Фордж" вышли из зоны боевых действий для профилактических работ и техобслуживания своих самолетов.
   В этот день потребность южнокорейских войск в авиационной поддержке была высока как никогда. Северокорейские танки приближались к Сувону. Макартур приказал удерживать Сувонский аэродром любой ценой, так как на него планировалось перебросить американские части для поддержки южнокорейских войск. Командованием 5 ВА вновь были срочно организованы несколько вылетов для ударов по наступающим механизированным колоннам северян. В вылетах были задействованы "Мустанги" 77 австралийской эскадрильи и 51 временной эскадрильи. Однако слабая ориентировка летчиков на местности и отсутствие должного целеуказания привели к тому, группы "Мустангов" раз за разом вместо северокорейских танков, атаковали южнокорейские части, продвигавшиеся на север для укрепления обороны Сувона, вновь, как и 3 числа сея панику и беспорядок.
   4 июля группа "Мустангов" южно-корейского истребительного отряда "Bout One" также попыталась атаковать северокорейские танки. Однако, сама попала под удар "Яков", прикрывавших атакующие порядки своих войск. В результате был сбит и погиб один из южнокорейских асов, командир корейской части отряда подполковник Гуэн-сеок Лии (LTCOL Geun-seok LEE).
   С 30 июня по 10 июля 1950г. отряд ROKAF майора Д. Хесса оставался единственным авиационным подразделением, способным в течение считанных минут после поступившей заявки появиться практически над любой частью фронта и оставаться там в течение 2-3 часов. До 15 июля он выполнял в основном задачи по перехвату ударных самолетов северокорейских ВВС. Попытки использовать отряд для штурмовых ударов натыкались на непреодолимый языковой барьер между летчиками и службой наземного наведения. Удары по своим войскам стали обыденным делом. Испытывая значительные трудности со слабой тактической и летной подготовкой корейских пилотов, а также недостаточно развитой системой контроля воздушной обстановки, и наведения на цели, эскадрилья несла тяжелые потери от северокорейских истребителей. К концу июля отряд потерял половину самолетов и несколько летчиков. В последующем американцы нашли решение проблемы, корейские летчики стали летать только ведомыми, а бомбометание и стрельбу выполнять "по ведущему", без индивидуального прицеливания.
   Таким образом, именно в результате успешных действий северокорейских ВВС и "неуспешных" ВВС ООН дождливым утром 5 июля Сувон был занят передовыми частями 4-ой дивизии КНА. Американский персонал (передовая группа связи ADCOM и упомянутый 507-ой зенитный батальон) покинул Сувон еще 30 июня. Причиной "поспешного" отступления стали слухи о прорвавшихся северокорейских танках. Отступая, американцы уничтожили все вооружение и снаряжение 507-го зенитного батальона, а также передовой пункт связи, оставив без оной своего командира генерала Черча. В этот же день на центральном участке фронта пал Вонжу.
   Случаи "ошибочных" атак авиацией собственных войск в ходе сражения за Сувон заслуживают особого анализа. По данным американских источников они были очень многочисленными. То, что ошибки случались с этим спорить не приходится. Однако, в то, что авиация союзников день за днем атаковала исключительно собственные войска, поверить трудно! Легче допустить, что описываемые ситуации связаны с ошибочной идентификацией самолетов... Если предположить, что за американские самолеты принимались северокорейские (определить цвет звезд с земли, да еще находясь под обстрелом, действительно сложно!), тогда все становится на свои места! Вторая мировая война знает несчетное количество примеров, когда действия противника, вырвавшегося на оперативный простор, в тылах воспринимают, как ошибочные действия собственных войск.
   Пожалуй, именно в начале июля 1950-го года командование авиации войск ООН начало отдавать себе отчет, что воздушная война в Корее не получается легкой "охотой на индюшек". За два дня 3-4 июля было потеряно 6 самолетов и 1 вертолет. При этом погибли не "зеленые" необстрелянные бойцы, а два командира соединений, закаленные ассы, прошедшие горнило второй мировой войны.
   Для укрепления разваливающегося фронта на театр военных действий из Японии по воздуху 30 июня была начата переброска частей 24-й пехотной дивизии США. 5 июля передовые отряды 24 пехотной дивизии (группа подполковника Ч. Смита), в составе батальона, усиленного артиллерией и минометами были атакованы танками 105-й северокорейской танковой дивизии (переформирована из бригады) в районе Осана (Osan) в нескольких милях к югу от Сувона. Танки прошли сквозь американские позиции, как "нож сквозь масло". Ни 105 мм гаубицы, ни базуки, ни безоткатные орудия не смогли их остановить. Во избежание окружения американцам пришлось отступить, бросив все тяжелое вооружение, тела убитых и до 30 тяжелораненых. На "милость победителя" пришлось оставить даже легкораненых, неспособных передвигаться с "достаточной скоростью". По американским данным безвозвратные потери группы составили 30%. Более 70 солдат и офицеров попало в плен.
   Участь группы подполковника Ч. Смита оказала разлагающее действие на другие передовые американские войска. Утром 6 июля 34-й пехотный полк 24-ой дивизии оставил стратегически важные позиции у Пхентхэка и беспорядочно отступил, бросая вооружение, на юг к Чхонану.
    []
   Пулеметный расчет 34-го пехотного на позиции у Пхентхэка.
  
  
  
  
  
  
   Американские пулеметчики в начале войны жаловались на свой дымный порох и малую поражающую дистанцию пехотных пулеметов. Они говорили, что открытие огня было равносильно громогласному объявлению "Вот где мы!".
   Напротив, корейские (советские) "Максимы", кроме того, что имели бронещиток, устанавливались за пределами слышимости, и дыма никакого не давали. Зачастую, американцы узнавали о том, что "у них проблемы", только когда вокруг начинали падать их товарищи.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   6 июля В-29 выполнили первый стратегический налет на нефтеперерабатывающий завод "Восходящего Солнца" возле Вонсана и химический завод возле Хунгнам (Hungnam).
   В этот же день, по-видимому, именно "Яками" сбит "Твин Мустанг" F-82G (бортовой номер 46-402) из 68-ой эскадрильи истребителей перехватчиков (51-я FIG). По крайней мере, причины его "крушения" официально неизвестны. Погибли капитан Эрнэст Фибелкорн (CAPT. Ernest C. FIEBELKORN) и лейтенант Джон Хиггинс (1LT John J. HIGGINS).
   С довольно мощным противодействием столкнулись в этот день "Инвейдеры". При налете В-26 3-ей BG на Северную Корею потеряны два бомбардировщика. Один В-26 из 8-ой эскадрильи (бортовой номер 44-43240) вместе с экипажем в составе лейтенанта Дэвида Мура (1LT David A. MOORE) и рядового Эдуарда Чумака (Edward CHUMAK) погиб в 10 милях к северо-западу от Осана. По официальной версии "от взрыва собственных бомб". Второй самолет из 13-ой эскадрильи (бортовой номер 44-34375) сбит "огнем с земли", экипаж спасся на парашютах. Не смотря на интенсивные поиски, пилот пропал без вести, два других члена экипажа спасены.
   Корейская сторона утверждает, что оба самолета были сбиты в воздушном бою с ее истребителями. В сообщении ТАСС от 8-го июля сообщалось - "Пхеньян 8-е июля. 6-го июля авиация КНА в воздушных боях с американской авиацией сбила 2 Б-29". Сообщалось так же, что бомбардировщики были сбиты в воздушном бою четырех Як-9 с семью самолетами противника в районе Осана. Превращение любых американских бомбардировщиков в "Суперфортресс" характерно для всех уровней северокорейского командования. В авиационных полках это происходило из-за слабого знания противника и в "запале боя", а верховные штабы, готовя информацию для журналистов, делали это преднамеренно для "поднятия боевого духа" населения.
   7 июля ВВС ООН в Корее понесли весьма чувствительные потери -- сразу три "Шутинг Стара" и два "Мустанга". Потери тем более неприятные, так как часть из них относилась к одному соединению. 35-я FBS 8-го FBW потеряла один F-80C и один F-51D (бортовой номер 44-94919). Еще по одному "Шутинг Стару" потеряла 36-я FBS 8-го FBW и 8-я FBS 49-го FBW (бортовой номер 49-535).
   Первую потерю понесла и 77-я эскадрилья Королевских ВВС Австралии, причем достоверно установлено, что F-51D (бортовой номер A68-757) командира эскадрильи Грэхэма Страута (SQLDR Graham STROUT) был сбит в воздушном бою с "Яками" над ж.д. станцией Пукпьенг (Pukpyong), летчик погиб.
   Только по двум американским самолетам имеются типичные комментарии "повреждены огнем с земли", причины "возгорания" и "крушения" еще двух неизвестны. Однако, принимая во внимание тот факт, что австралийцы в это время были приписаны к 8-ой FBG, можно предположить, что, как минимум часть потерянных самолетов были сбиты в результате воздушного боя "Яков" с ударной группой "Мустангов", прикрытых "Шутинг Старами".
   Пилоты всех трех сбитых в этот день F-80 пополнили список "невосполнимых потерь": лейтенант Дональд Шварц (2LT. Donald A. SCHWARTZ) пропал без вести; капитан Дональд Ширман (CAPT. Donald S. SIRMAN) попал в плен; лейтенант Евгений Хансен (1LT Eugene R. HANSEN) погиб.
   Северокорейская сторона сообщала в этот день об успешном воздушном бое с самолетами противника, сбито не менее 5 самолетов, в том числе 3 реактивных. Подтверждалась потеря двух своих истребителей Як-9. Один из них пилотировал северокорейский ас Ли Дон Гю, который пытался атаковать В-29, бомбившие Пхеньян. Летчик успешно выпрыгнул на парашюте.
   Таким образом, действия истребительной авиации КНА в течение первой недели июля продолжали буквально терроризировать авиацию ООН. В боевых вылетах погибли командиры трех основных истребительных частей, действовавших в небе Кореи (отряда "Bout One", австралийской эскадрильи и 80-й истребительно-бомбардировочной эскадрильи), что отнюдь не добавляло оптимизма летному составу. Практически в каждом вылете союзники теряла самолеты и экипажи.
   Быстро ухудшающаяся обстановка на Восточном побережье, где фронт 3-ей дивизии ROK практически развалился под ударами 5-ой дивизии КНА, вынудил американцев 8 июля 1950г. перевести штаб тактической группы 35-го крыла истребителей перехватчиков (Fighter Interceptor Group (FIG)) с 40-й FIS в Южную Корею на АБ Йонил (Yonil) в районе Пхохана (Pohang, К-3). Вторая эскадрилья крыла (39-я FIS) оставалась в Японии на АБ (Ashiya) вплоть до 10 августа 1950г. 40-я эскадрилья была спешно перевооружена на потрепанные "Мустанги" с площадок отстоя в Японии, превратившись из перехватчиков в штурмовиков.
   В наземных сражениях 7-8 июля за город Чхонан части 34-го и 21-го пехотных полков 24-ой дивизии армии США были разгромлены. Командир 34-го полка полковник Мартин погиб в уличном сражении, в плен попала часть штаба полка. Выбираясь из окружения под огнем противника, "первые американцы в Корее" узнали, как и тысячи других американцев в последующем, что быстрое передвижение по скользким и узким дамбам между рисовыми чеками, сродни искусству канатоходца. Те из них, которые по колено проваливались в жидкую грязь, приобретал "пожизненное отвращение к рису".
   9 июля начались бои за Чочхивон. Впервые за последнею неделю авиация ООН попыталась организованно противодействовать продвижению механизированных колонн КНА. Лейтенанты Джэймс Брайант (Lt James A. Bryant) и Франк Митчелл (Frank G. Mitchell), позаимствовав в 24-ой дивизии два связных L-17, выполнили первые в истории Корейской войны вылеты "Москито". Летчики осуществили наведение 10 "Шутингстаров". Северокорейская авиация прикрывала свои наступающие части. В частности "Яки" атаковали и повредили L-17 Брайанта. В боевых вылетах был потерян F-80. Лейтенант Леон Поллард (1LT Leon W. POLLARD, JR) из 35-ой эскадрильи 8-ой FBG пропал без вести вместе с самолетом в 60 милях к северо-западу от Итацуке.
   10 июля стал поворотным пунктом в системе организации воздушной поддержки наземных войск союзников авиацией ООН. Во второй половине дня авиаразведка "Москито" обнаружила большую механизированную колонну КНА, вставшую у разрушенного моста южнее Сувона. Командование 5 ВА перенацелило на нее все имеющиеся самолеты F-51, В-26, F-82, F-80. По докладам летчиков было уничтожено 38 танков, 7 тягачей, 117 грузовиков и большое количество живой силы. Не смотря на то, что воздушная разведка подтвердила значительно меньшее количество уничтоженной техники, удары, по северокорейским войскам авиации ООН 9 и 10 июля, без всякого сомнения, нанесли им наиболее чувствительные потери с начала войны.
   11 июля по докладам летчиков "Шутингстары" под руководством первых "Москитов" Брайанта и Митчелла уничтожили в районе Чхонуи 17 танков КНА.
   Попытки использовать стратегические В-29 для ударов во фронтовой полосе, в общем, потерпели неудачу. Так 10 июля 10 В-29 так же пытались нанести удар по механизированной колонне северян, но безуспешно.
   После уроков, полученных в боях с 7 по 11 июля северокорейские части уже никогда более не передвигались крупными колоннами, по главным дорогам, в дневное время.
   Северокорейские истребители интенсивно противодействовали ударной авиации союзников. 10 июля еще один F-80 (бортовой номер 49-537) из 49-го FBW вынужден был сесть на брюхо. Официальная причина такой "неестественной" посадки опять неизвестна.
   Неопределенные формулировки американской стороны о причинах потери самолетов 9 и 10 июля позволяют предположить, что северокорейские сообщения о гибели этих самолетов в воздушных боях имеют под собой почву. Приведенная ниже фотография F-80 номер 537 уверенно свидетельствует, что самолет был сбит в результате атаки "сзади -- сверху -- слева", края дыры в левом борту над крылом загнуты внутрь, крыло цело, следовательно, это не был обстрел снизу.
  
    []
   F-80 бортовой номер 49-537 после вынужденной посадки 10.07.1950г. В левом борту над крылом хорошо видна рваная дыра с загнутыми внутрь краями.
  
  
   10 и 11 июля в "Правде" были опубликованы Сводки боевых действий Командования КНА за 7 и 10 июля "Пхеньян 11-е июля. Части КНА освободили г. Чхонан. В боях за Чхонан было сбито 4 американских самолёта. 10-го июля было сбито 2 американских истребителя".
   10 июля на АБ Тэгу прибыл передовой отряд "добровольческой" эскадрильи "Даллас". Завершив перебазирование к 12 июля, эскадрилья в составе 10 "Мустангов", вместе с корейским отрядом майора Д. Хесса образовала временную 51-ю истребительную эскадрилью ROKAF. С этого момента на территории Южной Кореи базировались две эскадрильи "Мустангов" (51-я временная и 40-я из 35-го FIW).
   Летчики 51-й эскадрильи, наконец, переключились на штурмовку вражеских войск. Причем 40-я эскадрилья, действовала с Пхохана в основном против северокорейских войск, продвигавшихся на юг вдоль восточного побережья к Йондоку, а 51-я работала на центральном и западном секторе обороны. Встречи летчиков ROKAF с северокорейскими "Яками" по прежнему заканчивались для них, как правило, плачевно. Так 12 июля был потерян F-51D (бортовой номер 44-64134) из 51-ой истребительной эскадрильи. Американцы списывают его на "вражеские действия", что, с большой степенью вероятности означает "сбит в воздушном бою".
   Сообщение ТАСС, опубликованное в "Правде" за 12.07.50г. "Лондон 11-го июля. Агентство "Рейтер" передаёт, что ВВС США на Дальнем Востоке с 25-го июня потеряли 20 самолётов. Сюда не входят 5 самолётов С-54 и один австралийский "Мустанг", которые, как сообщается, пропали без вести".
   Приведенное выше сообщение штаба Макартура ясно иллюстрирует процесс принятия решения по выдаче информации журналистам. Командир австралийской эскадрильи был сбит в воздушном бою с "Яками", но на определенный период эта потеря была отнесена в раздел "пропавшие без вести". Информационная война начинала набирать обороты, и в последствии привела к тому, что какие бы то ни было, упоминания об успешных действиях северокорейской авиации исчезли из "официальной" историографии.
   Однако, косвенное подтверждение наличия "неназываемых" проблем все же можно найти. Например, в срочном запросе генерала Макартура Объединённому комитету начальников штабов от 10 июля 1950г.: "Остро необходимо в доп[олнение] к уже запрошенному (четыре пехотные дивизии. прим. редактора) срочно отправить в Корею: 4 батальона тяжелых танков, 11 дивизионов полевой артиллерии (105 мм гаубицы) и 4 дивизиона автоматической зенитной артиллерии". Вот так, никаких проблем с авиацией противника нет, но зенитная артиллерия необходима "срочно", "остро" и в больших количествах...
   12 июля наземные войска КНА, разгромив в боях за Чочхивон и Чхонджу части 21-го и 35-го полков 24-ой дивизии, а также 1-го корпуса ROK вышли к реке Кымган. Южнокорейские войска, и три потрепанных полка 24 пехотной дивизии США, отступили за реку, последнюю естественную преграду на пути к Тэджону, временной столице Южной Кореи, и закрепились на ее южном берегу.
   В этот день в небе Кореи кипели жаркие воздушные бои. На этот день относится первая, официально признанная американцами, потеря В-29 в Корее. В-29 19-ой и 92-ой BG атаковали транспортную инфраструктуру в районе Сеула. Символично, что "Суперкрепость" была уничтожена именно северокорейскими истребителями. Три Як-9 атаковали строй бомбардировщиков и сбили В-29А (бортовой номер 44-69866) из 28-ой эскадрильи 92-ой BG. Группа совершала первый боевой вылет на Сеул с базы Ёкотоа (Yokota) в Японии. Командир сбитого "Суперфортресса", лейтенант Роберт Лэйтон (Robert H. LAYTON) и стрелок Пауль Миллер (Paul L. MILLER) были взяты в плен, остальные члены экипажа эвакуированы спасательными подразделениями американцев.
   Северокорейские источники сообщают, что В-29 сбил все тот же Ли Дон Гю, получивший после 7-го июля новый Як. Вместе с ним в этом вылете были Ким Гин Ок (в последующем ас No 1 КНДР) и Ли Мун Чен. Последний погиб вместе со своим Як-9П (по некоторым данным таранив противника).
  
  
    [] []
  
  
   Ли Дон Гю. На момент начала войны он командовал 56 ИАП ВВС КНДР. До своей гибели осенью 1950г. успел сбить 5 самолетов союзников. Звание Героя присвоено посмертно.
  
   Ким Гин Ок. На момент начала войны он командовал эскадрильей в 56 ИАП ВВС КНДР. Всего за войну сбил 11 самолетов союзников, в т.ч. 3 В-29 в 1950г. С 1952г. летал на Миг-15. Закончил войну в звании комдива.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Бомбардировщики В-26 3-ей BG подверглись атаке двух Як-9. Один из "Инвейдеров" (бортовой номер 44-34263) 13-ой эскадрильи получил серьезные повреждения и совершил вынужденную посадку на аэродроме Тэджон. Чтобы предотвратить захват самолета противником экипажу пришлось его сжечь 14 июля.
   "Красная звезда" от 14.07.1950г. сообщает "12.07.1950г. авиация КНА вела воздушные бои с 20 самолётами США над г. Чочхивон (Циоциин) и сбила 2 бомбардировщика Б-29 и 1 истребитель противника (видимо "Мустанг" из 51-й FS. Прим. редактора). А в районе Инчхона был сбит один Б-26"... "По заявлению агентства "Юнайтед Пресс" 12-го июля два истребителя ВВС КНДР атаковали группу Ф-80 в районе г. Чочхивона".
  
   Эти публикации указывают на то, что информационные коммюнике штаба КНА достаточно близко соответствовали истинному положению дел, на этот раз факт воздушных побед признают обе стороны.
  
  
  
  
    []
   Обломки уничтоженного "Яками" В-26 на поле аэродрома Сувон.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   13 июля 49 B-29 из 22-й BG и 92-й BG атаковали доки и нефтеперерабатывающий завод в Вонсане. Отражая налет, вновь отличились северокорейские истребители. Поврежденный ими В-29А (бортовой номер 44-61923) из 325-ой эскадрильи 92-ой BG, разбился вблизи японского острова Дого. Семь членов экипажа погибли, пятеро, в том числе и командир капитан Томас Хокси (Thomas HOXIE), спаслись на парашютах. Официальная версия гибели самолета - взрыв на борту "зависшей" бомбы. Самолет имел собственное имя "Трюк Хокси" ("HOXIE'S HOAX"), и он капитану удался.
   Анализ американских потерь в первой половине июля 1950г. убедительно свидетельствует, что официальные американские сводки о потерях северокорейской авиации были слишком оптимистичны. Истребительная авиация Северной Кореи продолжала существовать.
   Так попытки американцев организовать артиллерийское и воздушное противодействие подготовке северокорейских войск к форсированию р. Кымган, раз за разом натыкались на противодействие истребителей КНА. 13 июля "Яки" сбили над рекой два американских корректировщика. AT-6 "Тексан" (хвостовой номер 080) из 6147-ой эскадрильи оперативного контроля "Москито" по американской версии упал в районе линии фронта у Тэджона "из-за недостатка топлива". Члены экипажа были успешно эвакуированы. "Недостаток топлива" один из широко использовавшихся в официальной американской отчетностью эвфемизмов. Понятно, что система топливоподачи при этом должна быть повреждена, какими-то "внешними факторами". В этот же день "Яки" сбили еще и корректировщик L-5, принадлежавший артиллерийским подразделениям 24-ой дивизии.
   Следует отметить, что вроде бы безобидные связные "Тексаны" считались у корейских летчиков вполне достойной целью, часто для противодействия им специально вызывалось истребительное прикрытие. Дело в том, что эти легкие самолеты выполняли примерно ту же роль, что и немецкие FW-189 (недоброй памяти "Рама") - управление и координация действий воздушных и наземных сил. Часто в экипаже самолета находился армейский представитель. Созданное в начале войны, как 6147-я эскадрилья тактического контроля (TCS) "Москиты", подразделение включало всего несколько пилотов и самолетов, в основном L-17, взятых у связистов 24-ой пехотной дивизии США. Вскоре к ним добавились несколько Т-6. Деятельность эскадрильи по наведению воздушных ударных групп, и корректированию огня наземной артиллерии очень быстро продемонстрировала свою высокую эффективность, став незаменимым элементом воздушной войны.
   14 июля в "Правде" была опубликована очередная Сводка боевых действий Командования КНА за 13 июля. "Пхеньян 13-е июля. В районе освобождённого г. Пхенгтхэка два самолёта КНА вступили в бой с 18-ю американскими бомбардировщиками, и сбили 3 из них. Два истребителя КНА атаковали группу Ф-80 в районе Чочхиуона".
   Таким образом, американская версия о зависшей на борту "HOXIE'S HOAX" бомбе опровергается северокорейской. Кроме того, на лицо снова путаница в типах самолетов. Скорее всего "Яки" атаковали не "Шутингстары", а осуществлявший их наведение "Тексан".
  
   Общее ухудшение обстановки вынудило генерала Макартура запросит генерала Стрэйтмейера перенацелить максимальное количество В-26 и В-29 на нанесение ударов по северокорейским дивизиям, наступающим на юг.
   14 июля Северокорейская сторона сообщает об интенсивных воздушных боях в районе Тэджона. К этому времени войска северян начали действия по захвату временной столицы Южан, и такие события не могли пройти без внимания авиации обеих сторон. Очередная попытка артиллеристов из 11-го дивизиона полевой артиллерии (155-мм гаубицы) организовать обстрел переправляющихся возле Конджу северокорейских войск, натолкнулась на противодействие авиации КНА. "Яки" хозяйничали над рекой, и самолету корректировщику пришлось ретироваться.
   Это, незначительное на первый взгляд, событие привело к катастрофическим для американцев последствиям. Переправившиеся утром через реку, без каких бы то ни было помех со стороны противника, передовые части 4-ой северокорейской дивизии рассеяли американскую пехоту 34-го полка на западном фланге Тэджонской обороны, и быстро продвинувшись на несколько километров, захватили врасплох батареи 105 мм гаубиц 63-го дивизиона полевой артиллерии. В качестве трофеев северяне получили 10 орудий со всем снаряжением и около сотни автомобилей. К вечеру Конджу -- ключевой узел левого фланга американской обороны, был захвачен.
   Информационные сводки северокорейского командования, подтверждают, что приказ Макартура о перенацеливании бомбардировочной авиации на район Тэджона, скорее всего, был выполнен.
   Так "Правда" от 17.07.1950г. и "Красная Звезда" за 19.071950г. сообщают "14.07.50г. в 17 часов дня самолёты КНА вступили в воздушный бой над г. Тэчжон (Тайден) с 6-ю бомбардировщиками ВВС США (утверждается, что это были Б-29) и двух из них сбили". Еще три В-29 атаковали аэродром Кимпхо.
   Однако заявленные авиацией КНДР победы не находят официального подтверждения союзников.
   В действительности американская сторона признает в этот день потерю одного F-51D (бортовой номер 44-73805) из 51-ой временной истребительной эскадрильи. Американцы списывают его потерю на "вражеские действия", что, вполне вероятно, означает "сбит в воздушном бою".
   На следующий день еще один F-51D (бортовой номер 44-74281) врезался в землю в 14 милях к северо-востоку от Тэджона. Официальная версия - "возможно от огня с земли". Такая неопределенная формулировка, скорее всего, опять же, указывает на действия северокорейских истребителей. Пилот -- лейтенант Генри Баас (2LT. Henry R. BAAS) из 40-ой эскадрильи 35-ой FIG, погиб.
   15.07.50г. штаб Макартура подтвердил, что 15-го июля в районе Чхунчжу разбился подбитый самолёт ВВС США типа F-51.
   Пилот "Шутингстара" лейтенант Роберт А. Коффин (Robert A. Coffin) из 39-ой FIS доложил об одном сбитом в воздушном бою Як-9 (по другим источникам Ил-10).
   События 14 и 15 июля имели критическое значение для не только для 24-ой американской дивизии, но и для всего западного фланга обороны союзников. Авиация ООН пыталась в эти дни атаковать войска 4-ой дивизии КНА, переправляющиеся через реку Кымган в районе Конджу, однако надежное прикрытие переправ привело к тому, что ей удалось потопить всего несколько лодок.
   16 июля войска 3-ей дивизии КНА совместным фронтальным ударом через реку и с тыла окружили 19-й полк 24-й дивизии. Полк еще не участвовал в боях, был полностью укомплектован, поддерживался тремя дивизионами полевой артиллерии и танками. Получив приказ к отступлению, полковая колонна натолкнулась в своем тылу на северокорейские войска, перехватившие единственное шоссе, пригодное для продвижения транспорта и тяжелого вооружения. По воспоминаниям очевидцев, несмотря на неоднократные заверения полк так и не получил воздушной поддержки, в которой остро нуждался. Напротив, американские историки сообщают, что войска, попытавшиеся прорваться через блокирующие позиции северян, были "ошибочно" атакованы четырьмя "Мустангами", понесли потери и отошли. Вновь возникает вопрос -- "Мустанги" ли это были? Вместе с полком в окружении погиб и 52-ой дивизион полевой артиллерии (105 мм гаубицы).
   Информационные сводки северокорейского командования сообщают, что северокорейские ВВС в дни Тэджонской операции работали в напряженном режиме. Ежедневно штурмовики Ил-10 57-го ШАП под прикрытием Як-9П 56-го ИАП совершали по 8-10 налетов на позиции 24 американской дивизии и на пути ее снабжения.
   В свою очередь американская штурмовая авиация, представленная на этом направлении временной 51-ой смешанной американо-корейской истребительной эскадрильей, все свое внимание сосредоточила на противодействие механизированным клиньям КНА, неудержимо охватывающим американские войска с севера и юго-запада. Ежедневно эскадрилья могла выставить 10-12 боеготовых F-51D. По воспоминаниям ветерана эскадрильи Дуэйна "Бада" Битмана (Duane E. 'Bud' Biteman) из-за ограниченного количества самолетов, по вызову пехоты обычно вылетала пара, послать четверку возможности не было. Определенную поддержку 24-ой дивизии оказывали австралийские "Мустанги". Летчики 77 эскадрильи RAAF выполняли свои вылеты из Японии, разделяя внимание между восточным и западным побережьями Кореи. Часть своих вылетов могли выполнять в поддержку западного крыла фронта и "Мустанги" 40 FIS с Пхохана. Следует отметить, что авиация с восточного побережья привлекалась для поддержки войск на западе, только в критических ситуациях. 5-я дивизия КНА, наступающая на Йондок вдоль восточного побережья, и 12-я дивизия КНА, атакующая Андон на центральном участке фронта, оставляли немного "свободного" времени 40-ой эскадрилье. "Шутингстары" 8-й и 49-й FBG, по-прежнему, могли разово обеспечить лишь кратковременное присутствие 4-7 машин в указанном радионаведением районе. Помощь от палубной авиации, так же была ограничена, так как во второй половине июля авианосцы "Триумф" и "Вэлли Фордж" осуществляли прикрытие высадки 1-ой кавалерийской дивизии США в Пхохане.
   Для сравнения следует сказать, что на выполнение двух боевых вылетов с аэродрома Тэгу, летчику "Мустанга" требовался один час. Для таких же двух вылетов из Японии требовалось потратить пять с половиной часов...
   В результате истребительная авиация союзников в этот день оказала достаточно пассивное сопротивление в воздухе ударной авиации северян. Воздушные бои были отмечены лишь над Сеулом.
   Так "Правда" и "Красная Звезда" за 18 и 19 июля 1950г. публикуя Сводку боевых действий Командования КНА за 16.07.50г. сообщают "Авиация США совершила несколько налётов на Сеул. Самолёты ВВС КНДР в этих воздушных боях сбила 2 самолёта США".
   По американским данным в этот день "Суперфортрессы" наносили удары в основном по транспортным узлам и мостам непосредственно в близи линии фронта.
   16 июля агентство "Асошейтед Пресс" передаёт относительно действий американской авиации, что один подбитый американский истребитель F-51 разбился близ Чхунчжу. (видимо F-51D из 40 FIS, потерянный 15.07. Прим. редактора).
   Официальный перечень потерь союзной авиации указывает, что 16 июля был потерян лишь один самолет -- палубная "Пантера" с авианосца "Вэлли Фордж". Самолет упал в воду в результате неисправности катапульты, пилот спасен.
   После крушения американской обороны на реке Кымган, противники взяли оперативную паузу. 17-18 июля остатки 24-ой дивизии отходили к Тэджону. Северокорейские дивизии перегруппировывались. Командование КНА сообщало о продолжающихся воздушных боях над Тэджоном и Сеулом, в ходе которых "истребители ВВС КНДР сбили 2 самолёта ВВС США ("Красная Звезда" - 20.07.50г.)".
   Американцы утверждают, что 17 июля был потерян опять лишь один самолет, и вновь это палубная "Пантера" с авианосца "Вэлли Фордж", далее все в точности, как 16 июля -- неисправная катапульта, спасенный пилот...
   Наконец после нескольких неудачных попыток 17 июля пилотам "Шутинг Старов" удалось перехватить группу северокорейских самолетов. Американцы сообщили о двух сбитых Як-9. Снова отличился лейтенант Роберт Коффин (официально ему победу не засчитали), и капитан Фрэнсис Кларк (Capt Francis B. Clark) из 35-й (по другим данным 36-й) истребительно-бомбардировочной эскадрильи.
   На восточном побережье дезорганизованные части 3-ей южнокорейской дивизии под напором 5-ой дивизии КНА оставили стратегически важный транспортный узел Йондок. Не помогли ни флотская артиллерия, ни "Мустанги" 40-ой FIS, ни даже американские советники, угрожавшие оружием и стрелявшие в воздух в попытке остановить бегущие войска.
   18 июля "Правда" сообщает, что 17-го июля в Северной Корее состоялось награждение первых 12 человек, которым было присвоено звание "Героя КНДР". В их числе были лётчики КНА Ким Ги Ок и Ли Мун Сунн, которые вступили в бой с 10-ю американскими самолётами и сбили 4 из них.
   18 июля по сообщениям северокорейской стороны авиация КНА продолжает успешные действия в районе Тэджона.
   В опубликованном в "Правде" 20.07.1950г. сообщении ТАСС говорится -- "18-го июля самолёты КНА в воздушных боях сбили 2 американских самолёта. В тот же день, авиация КНА обнаружила колонну автомашин (100 шт.), двигавшихся в направлении Тэгу, подвергла их бомбардировке и уничтожила около 60 машин. 18-го июля зенитная батарея КНА сбила один из американских самолётов, пытавшихся совершить налёт на район Хыннам. Самолёт упал близ порта Хыннам".
   Американцы в этот день подтвердили потерю лишь одного "Мустанга", видимо из 51-й временной эскадрильи.
   Отчеты северокорейской стороны о воздушных боях и победах можно было бы принять за "коммунистическую" пропаганду, если бы не одно "но", 24 дивизия действительно была окружена, расчленена и большей частью взята в плен. Сделать это без поддержки авиации было бы невозможно. Причем для такой операции нужна была не просто поддержка, а господство в воздухе, пусть даже и на отдельном участке фронта.
   Авианосцы "Триумф" и "Вэлли Фордж" участие в боях под Тэджоном не принимали. Они в этот момент осуществляли прикрытие высадки 1-ой кавалерийской дивизии в Пхохане. В отсутствии противодействия северян 18-го июля 21 самолет с "Вэлли Фордж" бомбили и сильно повредили нефтеперерабатывающий завод в Чосине (Chosin).
   Бои за Тэджон возобновились 19 июля. Утром в 7:20 6 "Яков" беспрепятственно атаковали транспортные коммуникации южнее Тэджона. Бомбами был поврежден ж.д. мост в районе Окчхон. Другая группа "Яков", демонстрируя полную осведомленность, атаковала командный пункт 21-го полка и сбросила листовки с обращением офицеров 24-ой дивизии, попавших в плен двумя неделями раньше. Еще 4 самолета атаковали взлетную полосу аэродрома Тэджон. В течение дня авианалетам подвергались и другие части дивизии. Так батарея "А" 26-го зенитного дивизиона, прикрывавшая подразделения 34-го полка, заявила о 3-х сбитых "Яках" (официально ей засчитали 2).
   На этот день относится и еще один нечастый успешный перехват "Шутингстарами" ударной группы северян. На четверку "Яков", штурмовавших аэродром Тэджон, по радио навели патруль из четырех F-80 36-й эскадрильи. Пара "Шутинг Старов" устремилась в атаку, в то время как два других истребителя страховали сзади сверху от возможного удара неприятеля. Летчики "Яков" заметили нападавших. Одна пара ушла влево вниз, вторая - вправо вверх. Теперь и "страхующие" американцы перешли в атаку на устремившиеся на малую высоту "Яки". Все четыре самолета были сбиты (по другим данным 3). По одной победе заявили лейтенанты Роберт Макки (1Lt. Robert D. McKee), Чарльз Вустер (1Lt Charles W. Wurster) и лейтенант Элвуд Киис (2Lt Elwood A. Kees). О двух победах заявил лейтенант Ральф Эллис (официально не зачтены). У Вурстера это была вторая победа. В рапортах все принимавшие участие в бою отметили неопытность летчиков "Яков" - они даже не пытались атаковать, а только простейшим маневрированием стремились уйти от удара. Это был самый высокий уровень заявленных за один день побед американских летчиков в июле.
   Однако за победы 19-го июля американцам пришлось заплатить немалую цену. Причем большая часть ущерба опять была нанесена истребителями северокорейских ВВС. Этот день остался в истории начального периода войны, как день наиболее ожесточенных воздушных боев.
   Первые две потери понесли бомбардировщики 19-го бомбардировочного крыла. "Яки" атаковали их строй и повредили В-29А (бортовой номер 44-61638) "BUGS' BALL BUSTER" ("Крупнокалиберный шар Братца Кролика"). Командир - капитан Джон Эденбоу (CAPT John W. EDENBO) выбыл по ранению. Еще один поврежденный "Яками" В-29А разбился при посадке в Кадене. В соответствии с северокорейскими источниками действиями истребителей руководил Герой КНДР летчик ас Ким Гин Ок.
  
  
  
  
  
  
    [] []
   Самолет капитана Джона Эденбоу, поврежденный "Яками" 19.07.1950г.
  
  
  
  
   По достоинству, оценив роль, которую сыграла авиация КНА в разгроме американских наземных частей в боях между Сувоном и Тэджоном, командование союзников разработало план по окончательной нейтрализации воздушной угрозы.
   19-го июня на уничтожение аэродрома назойливых "Яков" были выделены достаточно большие силы. Во второй половине дня семь "Шутингстаров" из 8-й FBG под командованием подполковника Уильяма Т. Сэмвэйса (Lt. Col. William T. Samways) вылетели из Японии для нанесения штурмового удара по Пхеньянскому аэроузлу. На западной окраине Пхеньянского аэродрома американцы обнаружили 25 самолетов, замаскированных срезанными ветками. Выполнив несколько заходов, летчики по их докладам сожгли на земле 14 одномоторных самолетов и один двухмоторный. Еще семь самолетов были повреждены. Командир группы лично уничтожил 4 самолета.
   Однако "Яки" дали американцам настоящий бой, развернулось полномасштабное воздушное сражение. Не оказалась "легкой охотой" схватка с Як-9 для капитана Ховарда Оделла (CAPT. Howard E. ODELL). Несмотря на то, что его F-80C (бортовой номер 49-698) из 36-ой эскадрильи 8-ой группы истребителей бомбардировщиков, сбитый вздумавшими сопротивляться "Индейками", упал всего в одной миле к западу от аэродрома Тэджон, летчика не нашли, и он до сих пор числится пропавшим без вести. Еще один F-80 (бортовой номер 49-658) из того же подразделения так изворачивался, пытаясь уйти из под атаки Як-9, что в результате недопустимых перегрузок, получил фатальные повреждения. Капитан Оделл, оказался единственным пилотом реактивного самолета ВВС США потеря которого была официально признана, как результат боя с поршневым истребителем. Северокорейские источники утверждают, что победа над реактивным истребителем на счету аса Ли Дон Гю.
   Кроме того, в тот же день был потерян и F-4U-4B "Корсар" (бортовой номер 62936) из авиагруппы авианосца "Эссекс". Самолет "по неизвестной причине" сел на вынужденную на побережье возле Вонсана. Летчика эвакуировали.
   Относительно успешные перехваты северокорейской авиации истребителями союзников 17, 19 и 20 июля во многом были обусловлены постепенно налаживающейся работой службы радионаведения. 3 июля в Корею были переброшены две тактические группы воздушного контроля (TACP). Начав действовать с 5 июля, они постепенно наладили взаимодействие наземных и воздушных сил. Служба контроля воздушного пространства выводила патрули "Шутингстаров" прямо на группы самолетов противника. Как правило, запас времени и боекомплекта позволял американским летчикам выполнить лишь одну атаку. Прекратились и ошибочные удары авиации по своим войскам.
   События 19 июля не остались не замеченными ни западной, ни советской прессой. Так "Правда" и "Красная Звезда" 22.07.50г. опубликовали следующее сообщение ТАСС -- "19-го июля мужественные корейские лётчики во главе с первым "Героем КНДР" - Ким Ги Оком вели активные воздушные бои с авиацией США и сбили 5 самолётов ВВС США, в том числе и Б-29. Кроме того, авиация КНА бомбила части противника".
   Информационное агентство "Юнайтэд Пресс" сообщило, что 19-го июля американские ВВС потеряли один самолёт Ф-80, очевидно от огня зенитной артиллерии.
   24.07.1950г. "Правда" опубликовала сообщение ТАСС -- "18-го и 19-го июля в районах городов Вонсан и Хыннам зенитной артиллерией КНА сбито 8 американских самолёта".
   Небольшая огневая мощь F-80, вылетевших из Японии, не позволила полностью разгромить аэродром северокорейских истребителей, и 20 июля налет повторили "Инвейдеры". Взлетная полоса и более десятка истребителей северян оказались уничтоженными.
   Удар, нанесенный ВВС КНА 19-20-го июля был тяжелым, но не смертельным. Даже в тот же день "Илы" и "Яки" продолжали выполнять боевые вылеты, усугубляя и без того тяжелое положение американских войск. Служба воздушного управления была вынуждена реагировать на такие налеты. Так, пилотам "Шутинг Старов" лейтенанту Дэвиду Гудноу (2Lt. David H. Goodnought) и капитану Роберту Ли (Capt Robert L. Lee) (35-я эскадрилья 8-го FBW) удалось перехватить небольшую группу северокорейских самолетов. По возвращению на базу они доложили о двух сбитых Як-9. Это были последние победы американских пилотов в воздухе вплоть до ноября 1950г. Следующие победы были одержаны ими лишь через 103 дня, когда после высадки десанта в Инчхоне силы ООН развернули контрнаступление на север.
   Сообщается, что утром 20 июля авиация 5 ВА штурмовала колонну из 15 северокорейских танков, входящую в Тэджон с севера. По докладам летчиков, пять танков было уничтожено.
    []
   Северокорейские Т-34, уничтоженные американской авиацией под Тэджоном.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Но спасти западное крыло фронта от провала это уже не могло. Утром 20-го июля северокорейские войска захватили аэродром Тэджон (К-5). Потеряв в уличных боях до 10 танков, к вечеру того же дня северяне заняли город.
   Остатки 24-ой дивизии попытались отойти на юг. Доминирование северокорейской авиации над полем боя привело к тому, что американским наземным войскам приходилось действовать без воздушной поддержки и, что еще более важно, без воздушной разведки. В результате основная дивизионная конвойная колонна в составе более 200 транспортов на шоссе Тэджон-Йондон попала в засаду северокорейских войск, еще с ночи плотно перехвативших дорогу (без танков и артиллерии!). Второстепенные колонны на дороге Тэджон-Кунсан постигла та же участь. В расположение 1-ой кавалерийской дивизии США удалось выйти только отдельным разрозненным группам, мало, кто из которых сохранил даже стрелковое оружие. После окончания боев все дороги к югу от Тэджона были буквально забиты брошенным дивизионным транспортом и вооружением, а также машинами и орудиями 13-го и 11-го дивизионов полевой артиллерии (105 и 155 мм гаубицы) и 26-го зенитного дивизиона. Чтобы хоть как-то сократить объем трофеев, доставшихся северянам, авиация союзников утром 21-го числа выполнила налет на ж.д. станцию Тэджона, чтобы уничтожить оставшиеся там вагоны с амуницией и боеприпасами.
   Бывший военный советник в КНА А. Обухов так вспоминает в своих мемуарах: "Мы с Рассадиным ... определили, какой группировке подойти ночью к р. Кымган, форсировать ее сходу... наконец, направление ударов 4-й, 3-й пехотных дивизий и танков по окружению и уничтожению 24-й американской пехотной дивизии. Все это было расписано по-детально. А для этого просил усилить армию тремя пехотными дивизиями, противотанковой бригадой, гаубичными и пушечными полками. В итоге дивизия противника была окружена, расчленена на две части, командир генерал-майор У. Дин взят в плен. Всего союзники потеряли 32 тысячи солдат и офицеров, более 220 орудий и минометов, 20 танков, 540 пулеметов, 1300 автомашин и др.".
   Оценивая операцию, американский журналист Джон Дилли в книге "Суррогат победы" писал: "Американские генералы были уверены, что корейцы разбегутся при одном виде американских солдат. Однако противник (КНА) оказался таким искусным и опытным, какого не встречали американцы".
   Сам генерал У. Дин (WILLIAM F. DEAN) так отзывался о причинах поражения американских частей на начальном этапе войны: "Я убежден, что северокорейская армия и северокорейский солдат, уровень его подготовки и качество вооружения были критически недооценены". Это в полной мере относилось и авиации КНА. Генерал У. Дин на момент пленения успел побывать не просто командиром дивизии, но и командующим всеми сухопутными войсками США в Корее, а в конце сороковых был военным губернатором Южной Кореи.
   За бои в районе Сеула и Тэджона некоторые части Корейской народной армии получили гвардейские звания. В числе прочих звания "Гвардейский Тэджонский" удостоился и 56-ой истребительный полк ВВС КНДР. По сей день, эта часть является единственной гвардейской среди северокорейских ВВС.
   Северокорейская сторона также утверждала о том, что 20 июля сбивала самолеты союзников. В опубликованной Сводке боевых действий Командования КНА на 20.07.50г. говорилось "Авиация КНА южнее г. Тэчжон (Тайден) сбила 2 бомбардировщика ВВС США". ("Красная звезда" -- 25.07.50г.).
   Возможно, имелись в виду те самые "Инвейдеры", которые атаковали в этот день авиабазы северян? В любом случае официальных данных о потерях авиации ООН за 20 июня нет.
   Вполне возможно, что данные о таких потерях были "потеряны" в процессе реорганизации 3 BG, так как именно в тот день группа была выведена из состава 3-го крыла. Какое-то время 5-я воздушная армия выполняла прямое управление группой, переподчинив её затем временному 6133-му бомбардировочному крылу тактической поддержки (6133rd Bomb (позже, Tactical Support) Wing), которое специально для этого было создано 12 августа на АБ Ивакуни. Собственно 3-е бомбардировочное крыло в это время было приписано к АБ Якота с сохранением за ним вспомогательных функций.
   Северокорейские истребители, также извлекли определенные выводы из результатов боев 19-20 июля. Самолеты были рассредоточены мелкими группами по 2-4 самолета на многочисленные (часто необорудованные) взлетные площадки, с которых до конца июля продолжали оказывать противодействие авиации ООН. Они все еще представляли собой определенную силу.
   По советским данным на 20 июля 1950 г. в составе авиации КНА числилось 92 самолета -- 57 штурмовиков, 35 истребителей и 25 подготовленных летчиков.
   Однако крупных воздушных сражений больше не было. Американцы де-факто завоевали полное превосходство в воздухе. В августе остатки северокорейских ВВС перелетели на китайскую территорию.
  
  
    []
   Изрешеченный Як-9 (в американском первоисточнике ошибочно указан Як-3), брошенный северокорейцами на одном из аэродромов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Правда, легче союзникам от этого не стало, замещая выбитые американцами истребители, северяне, постоянно усиливали мощность зенитной ПВО поля боя, на долю которой постепенно приходилось все большее число сбитых самолетов ВВС ООН. До всех командиров (включая ротных) был доведен приказ о создании в каждом подразделении специально обученных групп по борьбе с низколетящими самолетами. Группы вооружались ручными и зенитными крупнокалиберными пулеметами.
   Пожалуй, первой северокорейской частью, в полной мере испытавшей силу комбинированных артиллерийско-авиационных ударов союзников, оказалась 5-я дивизия КНА. Начавшийся 21 июля штурм южнокорейскими войсками Йондока сопровождался интенсивными обстрелами с моря и авиационными ударами. К концу июля (Йондок пал 2 августа) 5-я дивизия по информации, полученной от пленных, потеряла до 40% численного состава. Однако, следует признать, что относительный успех воздушных ударов обуславливался, в основном, отсутствием пространства для маневра на узкой береговой полосе.
   Судьба 24-ой дивизии оказала самое негативное воздействие на моральный и боевой дух других американских частей. Так 24-й полк 25-ой дивизии в последней декаде июля в боях по обороне г. Санджу, прикрывавшего вход в долину р. Нангтонган, проявил крайне низкую устойчивость. При малейшем намеке на охват или окружение солдаты в беспорядке покидали позиции. Только 3-й батальон в одном из отступлений бросил на позициях 15 пулеметов, 11 минометов, 4 базуки и 102 винтовки. В ответ на требование командира полка полковника Хортона Уайта (Col. Horton V. White) вернуться назад, лейтенант Л. Гилберт ответил, что он не пойдет, потому что боится...
   21 июля авиация союзников потеряла три самолета, причем обстоятельства, при которых это произошло, официально не прояснены.
   F-80C 36-ой эскадрильи 8-ой FBG разбился по неизвестной причине. Летчик - капитан Ральф Эллис (CAPT. Ralph A. ELLIS, JR.), погиб.
   "Мустанг" (бортовой номер 44-73816) из 51-ой FS был потерян в результате "вражеских действий", что как отмечалось ранее, обычно означает - "в воздушном бою". По воспоминаниям ветерана эскадрильи Дуэйна "Бада" Битмана (Duane E. 'Bud' Biteman), возможно это был самолет Гарри Мореланда (Harry Moreland), разбившего свой поврежденный огнем с земли "Мустанг" при аварийной посадке. Однако летчик с таким именем в списке официальных потерь не упоминается.
   "Мустанг" из 12-ой FBS (18-ой FBG) бортовой номер ROK-2 разбился "из-за потери масла" во время разведывательного полета в районе Мунгёнг (Mungyong). Летчик -- лейтенант Георг Хэйнс (1LT George E. HAINES) погиб. Номер машины, указывает на то, что это был один из первых самолетов, переданных в ROKAF в рамках проекта "BOUT ONE".
    []
   Первая партия, передаваемых ROKAF "Мустангов". Самолет, потерянный 21.07.1950г. второй слева.
  
  
   Согласно Сводке боевых действий Командования КНА - 21 июля зенитная артиллерия КНА сбила 3 американских бомбардировщика. ("Правда" - 22.07.50г.).
   22 июля авианосец "Боксер" наконец доставил в Корею 145 F-51D. Началось спешное перевооружение истребительных эскадрилий с "Шутингстаров" на "Мустанги".
   На Тэгу начинают базироваться вертолеты Н-5 из состава 3-ей эскадрильи воздушного спасения (ARS).
   В полном соответствии с военной наукой (в сражениях на окружение, атакующий (окружающий) несет значительно меньшие потери, чем обороняющийся) потери северокорейских дивизий в Тэджонском сражении были относительно не велики. Использовав однодневную паузу для перегруппировки, части 3-ей дивизии КНА уже 23 июля вошли в соприкосновение с частями 1-ой кавалерийской дивизии США, оборонявшей Йондон.
   В сообщении ТАСС, опубликованном в "Правде" 25.07.50г. сообщалось -- "23-го июля зенитная артиллерия КНА сбила в районе Хэнчжу (Кайсю) один Б-29 и 24-го июля ещё один Б-29 из налетевших на район Пхеньяна".
   Интенсивные боевые действия в это время идут на центральном участке фронта. Достаточно сильное давление авиации союзников в 20-х числах июля испытывала 12-я дивизия КНА, наступавшая на Андон.
   Палубная авиация наносила интенсивные удары, в основном по северокорейским танкам. 22 и 25 июля авиагруппа авианосца "Вэлли Фордж" от огня зенитной артиллерии потеряла 2 "Скайрейдера" (бортовые номера 123844 и 123815) и два "Корсара". Оба пилота штурмовиков из эскадрильи VA-55 энсины Дон Стэфенс (ENS Don R. STEPHENS) и Дэвид Балок (David A. BLALOCK) погибли. Пилот "Корсара" (бортовой номер 97103) из эскадрильи VF-53 энсин Кэйс Томсон (Keith E. THOMSON) попал в плен. При попытке спасти Томсона погиб вертолет Н-5Н (бортовой номер 49-2006) из 3-ей ARS. Экипаж вертолета был с боем эвакуирован 29 числа. Летчик второго "Корсара" спасен.
   24 июля во время боевого вылета так же в район Андона из-за "недостатка топлива" потерян "Тексан" (бортовой номер 942) из эскадрильи "Москито". Экипаж эвакуирован.
   Несмотря на все усилия союзников Андон был взят северянами 1 августа. При этом было потеряно 11 из 30 приданных 12-ой дивизии танков. Оборонявшие город 8-я и "Столичная" дивизии ROK понесли очень тяжелые потери убитыми и пленными, до 50% личного состава. Также была потерянна вся артиллерия.
  
  
  
  
    []
   Северокорейские Т-34, уничтоженные американской авиацией под Андоном.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   24 июля на Тэгу перебазировался штаб 5-й ВА.
   Командование КНА сообщает, что 24.07.50г. в районе Пхеньяна зенитной артиллерией КНА сбит один Б-29.
   На западном крыле фронта северокорейские войска практически без оперативной паузы (что указывает на отсутствие каких бы то ни было существенных проблем) в боях 24-25 июля разгромили 8-ой полк 1-ой кавдивизии США, и захватили Йондон. Действия командования КНА происходили по уже отработанному сценарию, мощные фронтальные атаки с одновременным глубоким охватом флангов, и перехватом основных путей отступления. Вновь, отступающим, пришлось бросить все тяжелое вооружение и большое количество транспорта.
   На следующий день 26 июля северокорейское командование силами 2-ой дивизии нанесло фланговый удар по позициям 27-го полка 25-ой дивизии США, прикрывавшего 1-ю кавдивизию с севера. Понеся потери, полк в беспорядке отступил на юг прямо через позиции "кавалеристов". В свою очередь необстрелянные части 1-ой кавалерийской дивизии (7-ой кавалерийский полк), поддавшись паническим настроениям, бежали со своих позиций, прикрывавших с запада основное шоссе на Кимчхон (полпути между Тэджоном и Тэгу). На позициях была оставлена все оборудование связи, более 20 пулеметов, 6 минометов и 150 винтовок.
   В попытках остановить 2-ю дивизию КНА, смявшую 27-ой и 7-ой полки США, союзники бросили на штурмовку ее частей всю имеющуюся свободную авиацию. В налетах участвовали "Мустанги" 51-ой временной эскадрильи, свободные машины 40-ой эскадрильи 35-го крыла (с территории Кореи), "Инвейдеры" 3-ей группы и "Шутингстары" с японских баз. Произошел очередной воздушный бой, в ходе которого американцы понесли чувствительные потери.
   Всего за день погибло 4 "Мустанга" и один В-26. Причем обстоятельства гибели "Мустангов" совершенно неясные. Так, машина, принадлежавшая 35-му FIW (бортовой номер 44-72620), внезапно спикировала с высоты 700 м и врезалась в землю, летчик видимо погиб. Летчики "Мустангов", ветераны Корейской войны рассказывают, что иногда в неуправляемое пике самолет вводило самопроизвольное срабатывание баллончика со сжатым газом для накачивания спасательного плотика. Плотик располагался под сиденьем летчика и надуваясь, начинал давить на ручку управления, вводя самолет в пикирование. Если пилот вовремя не успевал пронзить "резинового монстра" чем-то острым, это могло привести к самым печальным последствиям.
   Другой "Мустанг" 51-ой FIS (бортовой номер 44-73879) был потерян в этот день в результате "вражеских действий". Третий "Мустанг" 12-ой FBS (18-я FBG) был списан, как "боевая потеря", пилот -- лейтенант Билли Крэйбтрии (2LT Billie R. CRABTREE) погиб, когда его самолет врезался в горный хребет в юго-западной Корее. О принадлежности и причине потери четвертого "Мустанга" данных нет, известно лишь, что пилот выпрыгнул с парашютом (скорее всего, машина также принадлежала 51-ой FIS).
   В-26 (бортовой номер 44-34234) 13-ой эскадрильи 3-ей BG, поврежденный зенитным огнем, разбился в гористой местности Чонг Джу (Chong Ju). Командир экипажа - капитан Земира Сайземоре (CAPT. Zemria V. SIZEMORE), а также лейтенант Уильям О’Коннелл (1LT William T. O'CONNELL, JR.) и штаб-сержант Лэвис Макнэйлл (SSGT Lewis O. MCNEILL) погибли.
   Согласно Сводке боевых действий Командования КНА -- 26-го июля зенитная артиллерия КНА сбила 3 американских самолёта.
   Вполне можно предположить, что один-два из пяти потерянных за день самолетов могли быть сбиты истребителями северян, действовавших с аэродромов "подскока".
   27-го июля при посадке на авиабазу Ханэда (Япония) разбился В-29А (бортовой номер 44-62082) из 92-ой группы. Погиб один член экипажа. Причина аварии, очередная "зависшая" бомба.
   27-го июля Командование КНА сообщило, что американский самолет, подбитый в результате обстрела сухопутными частями КНА, приземлился на аэродром Тэджона. Лётчик и другие члены экипажа взяты в плен. (возможно, имелся в виду В-26, сбитый 26-го? Прим. редактора).
   Активные воздушные действия продолжались и 28-го июля. Еще один "Мустанг" (бортовой номер 44-73608) из 51-ой FS 8-ой истребительно-бомбардировочной группы по официальным данным был сбит зенитным огнем при штурмовке наземных войск и упал в 5 милях к югу от Кочанга (Kochang). Пилот лейтенант Ховард Смит (1LT. Howard E. SMITH) погиб.
   В этот же день в Цусимском проливе по причине "плохой погоды" утонул F-80 (бортовой номер 49-554) из 80-ой FBS. Летчик - лейтенант Джон Неттерблад (1LT. John M. NETTERBLAD), погиб. Скорее всего, самолет также был поврежден во время штурмовки.
   О том, что наступление северокорейских дивизий по прежнему поддерживалось авиацией, свидетельствует сообщение пилота "Шутингстара" Бартона Тэйера (Burton E. Thayer) из 80-ой эскадрильи 8-ой FBW о том, что он в этот день сбил Ил-10 (официально не засчитан).
   28 июля радиолокатор британского авианосца "Трайэмф" в Японском море обнаружил большую воздушную цель, направляющуюся в сторону эскадры. Звено патрульных "Сифайеров" послали на перехват. На поверку цель оказалась группой американских В-29, возвращавшихся с задания. Лейтенант Уайт (White) на своем "Сифайере" No 3 оказался слишком близко к американцу, был принят за северокорейский Як-9 и немедленно сбит. Машина загорелась, летчик чудом спасся на парашюте и был вскоре подобран американским эсминцем. Это инцидент остался единственным случаем, когда "Сифайр" Mk.47 был сбит в воздушном бою.
   С 29 по 31 июля подразделения 3-ей дивизии КНА осуществляли охватывающий маневр с юго-запада и юга оборонительных позиций 1-ой кавалерийской дивизии вокруг Кимчхона. За бои в районе Йондон -- Кимчхон дивизия в последствии получила звание "Гвардейской".
   30 июля 47 В-29 совершают налет на завод взрывчатых веществ в Хангнам (Hungnam).
   Экипаж еще одного "Тэксана" (бортовой номер 45-86933) группы оперативного управления покидает горящий самолет над линией фронта. Что послужило причиной "возгорания" не ясно.
   Таким образом, всего за июль 1950г. по различным причинам авиация ООН потеряла в Корее 55 летательных аппаратов, в том числе: 14 "Мустангов", 10 "Шутинг Старов", 5 "Инвейдеров", 5 палубных штурмовиков, 5 "Суперфортрессов", 4 "Корсара", 3 "Тексана" из группы оперативного управления "Москито", 2 армейских "Сентинела", 2 "Твинмустанга", 2 "Пантеры", один транспортный самолет, и два вертолета. Кроме того, Британская легкая авианосная бригада (авианосец "Трайэмф") потеряла за месяц 8 истребителей "Сифайер" Mk.47.
   Уже в июле начала вырисовываться структура потерь ВВС ООН. Большую их часть составили самолеты "поля боя", выполнявшие функции штурмовиков F-51D и прикрывавшие их F-80.
   Из 14 сбитых "Мустангов" 10 относятся ко временной 51-ой истребительной эскадрилье, которая на этом этапе была основным противником северокорейских истребителей. Эскадрилья потеряла более 50% боеготовых самолетов, в чистую проиграв воздушное противоборство северянам.
   Из 10 потерянных "Шутингстаров" только по трем причины потерь (иные, нежели в воздушном бою) не опровергаются боевой обстановкой и другими информационными источниками. Официальная причина потери одного -- воздушный бой, еще по шести самолетам либо нет четкого указания на причину потери, либо такие указания опровергаются боевой обстановкой и другими информационными источниками, что позволяет предположить возможную потерю в воздушном бою.
   Обращает на себя внимание потеря пяти "Суперфортрессов". По официальным данным: два сбиты "Яками", два погибли от "зависшей" бомбы, еще один разбился из-за "механических неполадок".
   Из пяти сбитых В-26, один официально в воздушном бою, два зенитной артиллерией и еще два с неопределенными формулировками ("собственные бомбы", "потеря топлива").
   Даже официальная американская статистика говорит о примерно равных уровнях потерь в воздушных боях в июле 1950г. Официально от действий северокорейских ВВС американцы признали потерю восьми самолетов. Американские асы в свою очередь, заявили в июле о 11-12 воздушных победах (официально засчитано 10) и о более 40 самолетах, уничтоженных на земле. Общий анализ потерь ВВС союзников в июле позволяет предположить, что на самом деле, в воздушных боях погибло от 23 до 25 самолетов союзников, т.е. более 40% от общего количества потерянных машин.
   Всего с начала военных действий и до 20 июля пилоты 5-ой ВА заявили о примерно 33-х воздушных победах (официально засчитано 20), летчики палубной авиации добавили в общую копилку еще два сбитых северокорейских самолета. Около 70 самолетов было уничтожено на земле.
   Развитие картины воздушных боев начального периода корейской войны во многом схожи с событиями на Восточном фронте в июне-июле 1941г. При безусловном доминировании американской авиации, северокорейские ВВС оказали достойный отпор. Более того, американцы в отличие от немцев с самого начала не уделили должного внимания аэродромам базирования северокорейских истребителей, за что и поплатились несколькими десятками своих машин. Практически проигранные союзническими ВВС воздушные сражения над западным участком фронта в июне-июле 1950г. имеют под собой две основные причины: а) расположение основных истребительных частей в Японии, что не оставляло им времени для эффективного поиска противника; б) слабая организация воздушного управления (целеуказание и координация действий с наземными войсками).
   Северяне извлекли из этих ошибок достаточно много. Вряд ли можно признать приемлемым размен устаревших Як-9 на новейшие реактивные машины, пусть даже в соотношении 1:4 или 1:6, не говоря уже о дорогостоящих В-29. Причем дорогих и в смысле денег и в смысле количества гибнущих членов экипажа, на что американцы всегда реагировали очень остро.
   В июньских и июльских боях, авиация ООН потеряла погибшими, пропавшими без вести, плененными и раненными - 55 человек из числа летного состава. В том числе 34 пилота (включая штурманов и вторых пилотов) и 21 члена экипажей (стрелков, бортрадистов, наблюдателей, бортинженеров). Из них 4 человека попали в плен, 6 человек выбыли по ранению, остальные погибли или пропали без вести. В общей сложности было потеряно порядка 30 экипажей.
   Косвенным подтверждением наличия возможности у северян сбить достаточно большое количество летательных аппаратов ООН-овской коалиции является высокая насыщенность неба Кореи американскими и союзническими самолетами. Иными словами большой выбор целей. История воздушных боев второй мировой свидетельствует, что этот фактор для опытного пилота истребителя имеет, пожалуй, решающее значение. Именно благодаря многочисленности Советских ВВС германские асы на восточном фронте имели возможность наращивать свои счета, даже в неблагоприятных условиях конца войны. И напротив, отсутствие в небе над Германией (в конце войны) достаточного количества целей обуславливает сравнительно невысокие показатели американских и английских летчиков. Ну а то, что в начале войны в северокорейских ВВС было ядро вполне боеспособных летчиков, прошедших "обкатку" в том числе и в боях в составе японских ВВС, признают и сами американцы.
   Однако, если северокорейские летчики вовсе не выглядели "мальчиками для битья", то их звено "командир полка" "командир дивизии" действовало не самым лучшим образом. И тактика применения и разведка и, что особенно важно, организация прикрытия собственных баз, были организованы из рук вон. Не нужно было быть "семи пядей", чтобы догадаться, что, неся потери в воздушных боях, американцы попытаются "окончательно решить вопрос северокорейских ВВС" ударами по базам истребителей.
   Выполняя эти самые удары, американские летчики отмечали полную беспечность противника, ни достаточного количества дежурных самолетов, ни достойного зенитного прикрытия. А ведь опыт второй мировой показывал, что при организации ПВО аэродрома слова "излишне" и "чересчур" не приемлемы. Абсолютное большинство пилотов второй мировой называли самыми трудными целями именно авиабазы. Советские летчики штурмовики характеризуя зенитный огонь, который встречал их над немецкими аэродромами, обычно используют эпитеты "метель", "пурга" и т.п.
   Стоит ли после этого удивляться, что американское командование в очередной раз подтвердило свою практичность, и, найдя самое слабое место в Северокорейской ПВО, уничтожило большую часть ее истребительной авиации на земле.
   Так по данным американской разведки из 150 имевшихся в ВВС КНА в начале войны боевых самолетов к августу 1950г. сохранилось лишь 18. Примечательно, что избиению подверглись именно истребительные части северян, штурмовая авиация воспринималась, как значительно меньшая угроза. По советским данным к 21 августа 1950 г. авиация КНА все еще имела в своем составе 21 боеготовый самолет, из которых 20 были штурмовики и 1 истребитель.
  
   Продолжение следует
  
   Использованная литература:
  
   1. Асы Корейской войны 1950-53;
   2. Баджер Н., Легкая авианосная бригада Британского Содружества Наций в воздушной войне в Корее;
   3. Баджер Н., Боевой состав сухопутной авиации США и их союзников в Корее, 1950-1953 г.г.;
   4. Жирохов М., История ВВС КНДР;
   5. Катков В., Боевое применение F7F Tigercat в Корее;
   6. Морозов В., Усков С., На страже мира и труда, Краткий обзор ВВС КНДР в 1948-1996г.г., Мир Авиации No 2 1997г.;
   7. Окороков А., Корейская война 1950 -- 1953 г.г.;
   8. Орлов А.С., Гаврилов В.А., Тайны Корейской войны. М., 2003.;
   9. Попов И.М., Лавренов С.Я., Богданов В.Н., Корея в огне войны. Москва-Жуковский, 2005.;
   10. Сейдов И., Жирохов М., Эскадрильи -- призраки, советские летчики в небе Кореи, 1950г.;
   11. Фирсов А., "Шутинг Стары" в Корее;
   12. Чечин А., Околелов Н., Боевое применение В-26 в Корее;
   13. Judy G. Endicott, The USAF in Korea, Campaigns, Units, and Stations, 1950-- 1953;
   14. Roy E. Appleman, "South to the Naktong, North to the Yalu". Center of military history United States Army Washington, D.C., 1992.;
   15. U.S. Air Force's First War: Korea 1950-1953 Significant Events;
   16. Сайт: http://www.airwar.ru/enc/fww2.html
   17. Сайт: http://www.britains-smallwars.com/carriers/intro.html
   18. Сайт: http://www.dtic.mil.html
   19. Сайт: http://www.au.af.mil.html
   20. Сайт: http://afhra.maxwell.af.mil
   21. Сайт: http://artofwar.ru
   22. Сайт: http://www.ascho.wpafb.af.mil/korea.htm
   23. Сайт: http://www.awm.gov.au/korea/ausinkorea.htm
   24. Сайт: http://www.globalsecurity.org/military/agency/usaf.htm
   25. Сайт: http://kalaniosullivan.com/KunsanAB/8thFW
   26. Сайт: http://www.korean-war.com/USAirForce/USAirForceunits.html
   27. Сайт: http://militera.lib.ru/h/korea_50_53/18.html
   28. Сайт: http://www.mil.za/SANDF/AirForce/History/history_of_the_saaf.htm
   29. Сайт: http://www.regiments.org/wars/20thcent/50korea.htm
   30. Сайт: http://mywebpages.comcast.net/b29sinthekoreanwar/b29koreanwar.htm
   31. Сайт: http://www.rb-29.net/HTML/29wfw.htm
   32. Сайт: http://www.kmike.com/oz/77/MustangsTH.htm
   33. Сайт: http://wp.scn.ru/ru/ww3/f/129/3/4
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.16*25  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015